—ќ¬≈“— јя  ”Ћ№“”–ј ¬ ¬ќ—ѕ–»я“»» ÷≈Ќ“–јЋ№Ќќ-≈¬–ќѕ≈…— ќ… »Ќ“≈ЋЋ»√≈Ќ÷»» (¬“ќ–јя ѕќЋќ¬»Ќј 1940-х √ќƒќ¬)

јктуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW  ”Ћ№“”–ј » »— ”——“¬ќ


 ”Ћ№“”–ј » »— ”——“¬ќ: новые материалы (2023)

ћеню дл€ авторов

 ”Ћ№“”–ј » »— ”——“¬ќ: экспорт материалов
—качать бесплатно! Ќаучна€ работа на тему —ќ¬≈“— јя  ”Ћ№“”–ј ¬ ¬ќ—ѕ–»я“»» ÷≈Ќ“–јЋ№Ќќ-≈¬–ќѕ≈…— ќ… »Ќ“≈ЋЋ»√≈Ќ÷»» (¬“ќ–јя ѕќЋќ¬»Ќј 1940-х √ќƒќ¬). јудитори€: ученые, педагоги, де€тели науки, работники образовани€, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

ѕолезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Ѕеларусь - аэрофотосъемка HIT.BY! «вЄздна€ жизнь


јвтор(ы):
ѕубликатор:

ќпубликовано в библиотеке: 2022-02-05

–оль  расной јрмии в победе над фашизмом способствовала заметному повышению авторитета ———– в глазах зарубежной интеллигенции, усилению просоветских настроений даже в тех ее кругах, где симпатии к большевизму были прежде €влением чрезвычайно редким. “ак, в отчете советских кинематографистов об их участии в первом  аннском фестивале (1946) говорилось, что хот€ в фестивальном жюри не было ни одного коммуниста и состав съехавшейс€ аристократической публики "не давал оснований предполагать, что в ее лице мы встретим почитателей советской культуры... каждое по€вление тов. —талина (на экране при демонстрации фильма " л€тва". - ј. — .) вызывало аплодисменты как жюри, так и зрительного зала" [1. Oп. 125. ƒ. 469. Ћ. 58, 62]. ѕри том, что многие из этих людей ни на йоту не поступились своими антикоммунистическими убеждени€ми и всерьез опасались дальнейшей экспансии —оветов на «апад, уважение к победоносной  расной јрмии подчас оказывалось сильнее страха перед ней.

≈стественное дл€ умонастроений западной публики в те годы восхищение ———– обусловило повышенный интерес к политико-экономической системе, в рамках которой были организованы его военные усили€. Ётот интерес, тем более великий, что по итогам войны ———– стал одной из сверхдержав, всецело распростран€лс€ и на советскую культуру.

 онечно, в каждой стране были свои конкретные мотивы обращени€ интеллигенции к советской культуре, и в государствах антигитлеровской коалиции специфические особенности ее воспри€ти€ были совсем иными, чем в побежденной √ермании. ќднако и там существовал несомненный к ней интерес. Ќачальник ”правлени€ пропаганды —оветской военной администрации в √ермании —.». “юльпанов, суд€ по другим донесени€м, отнюдь не склонный слишком переоценивать степень вли€ни€ левых идей на сознание немцев, в декабре 1945 г. докладывал в ÷  ¬ ѕ(б): "Ќекоторые немецкие литераторы выдвигают проект издани€ журнала, имеющего целью знакомить немецкую читающую публику с крупнейшими €влени€ми и достижени€ми русской классической и советской культуры". ƒалее речь шла о том, что из среды интеллигенции поступают многочисленные просьбы о приезде из ———– де€телей искусств. “еатры, продолжал “юльпанов, запрашивают пьесы советских драматургов и "даже еще не име€ их, зна€ о них лишь из прессы и радио, уже включают их в свои


—тыкалин јлександр —ергеевич - канд. ист. наук, старший научный сотрудник »нститута слав€новедени€ –јЌ.

стр. 13


репертуарные планы". ќт актеров и режиссеров не отстают музыканты, которые "желают получить дл€ исполнени€ партитуры и ноты... произведений советских композиторов" 1 . ќб интересе зарубежной интеллигенции к советской культуре при большем или меньшем дистанцировании от идей, в ней воплощенных, свидетельствуют многочисленные письма из разных стран, хран€щиес€ в фондах ¬сесоюзного общества культурных св€зей с заграницей (¬ќ —) за 1940-е годы [2. Oп. 16, 17].

¬ частности, венгерский материал опровергает бытующее среди некоторых специалистов мнение о том, что инициатива проведени€ меропри€тий по пропаганде существовавшей в ———– системы, создани€ обществ дружбы исходила исключительно от советских эмиссаров, тогда как интеллигенци€ стран ÷ентральной ≈вропы выступала лишь в качестве послушного и безынициативного исполнител€ воли ћосквы. Ќапротив. ƒаже интеллектуалы, не раздел€вшие коммунистических идей, нередко про€вл€ли встречную активность. »з переписки между Ќаркоминделом и ¬ќ —, относ€щейс€ к апрелю 1945 г., узнаем, например, что писатель Ћ. «илахи (впоследствии эмигрировавший) обратилс€ от имени группы интеллигенции к представител€м советской военной администрации в ¬енгрии с предложением организовать общество друзей ———– [3. Oп. 25. ѕапка 115. ƒ. 42. Ћ. 18].

¬месте с тем нельз€ все, конечно же, сводить к преклонению перед побеждающей силой советского оружи€. ƒолгие мес€цы гитлеровской оккупации и террора повлекли за собой существенные изменени€ в сознании населени€ стран, переживших войну, способствовали переоценке многих ценностей, выработке нового взгл€да на культурно- историческое наследие той или иной нации. ¬ каждом из регионов и в каждой из стран эта переоценка приобретала свое, обусловленное конкретным историческим опытом, звучание. “ак, в государствах - наследниках монархии √абсбургов, на прот€жении веков св€занных тесными узами с немецкой культурой, в умонастроени€х интеллигенции про€вилась т€га к отмежеванию от традиции, ориентировавшей на близость с √ерманией. ћногие факты свидетельствуют о резком усилении германофобии в странах, испытавших ужасы войны.  ак докладывали летом 1945 г. из ѕраги красноармейские политработники, жители одного из городов, "раздев по по€с 15 немок и вымазав их краской, заставили работать по исправлению мостовой, при большом скоплении народа. ѕосле этого немки были выведены за город и расстрел€ны... «лоба и ненависть к немцам настолько велика, что нередко нашим офицерам и бойцам приходитс€ сдерживать чехословацкое население от самочинных расправ над гитлеровцами" [1. Oп. 125. ƒ. 320. Ћ. 161-163]. ¬ чешской и венгерской публицистике остро и подчас с полемическими перехлестами ставилс€ вопрос о том, сколь негативные последстви€ дл€ развити€ этих народов имело в разные века соседство их земель с немецкими. √ерманскому воздействию противопоставл€лись более благотворные культурные вли€ни€, как западные (из ‘ранции и англо-саксонского мира), так и восточные.

¬ чешском обществе первых послевоенных лет духовна€ атмосфера располагала к заметному оживлению слав€нской идеи, что учитывали и весьма умело использовали в своих политических цел€х коммунисты. –азвернувша€с€ в 1945-1946 гг. дискусси€ о пут€х развити€ и внешних ориентаци€х чешской и словацкой культур далеко переросла рамки событи€ собственно культурной жизни, поскольку за каждой из за€вленных позиций €вственно обозначились определенные политические предпочтени€. ѕри всей неоспоримости того факта, что иде€ принадлежности „ехии к слав€нскому миру в услови€х второй половины 1940-х годов однозначно подразумевала просоветскую политическую ориентацию, с ней так или иначе солидаризировались ведущие де€тели национальной культуры - крупнейший чешский поэт XX в. ¬. Ќезвал,


1 –езюмиру€ содержание своего донесени€. “юльпанов отмечал: "ѕолитические интересы советских оккупационных властей в √ермании насто€тельно требуют быстрого отклика с нашей стороны на все возрастающий интерес немцев к советской культуре и оперативной работы в этой св€зи" [1. Oп. 125. ƒ. 371. Ћ. 207-208]. ¬ ответ на эту и другие аналогичные докладные был прин€т р€д мер по укреплению культурных св€зей с советской оккупационной зоной в √ермании.

стр. 14


его талантливый собрат по перу ‘. √алас, выдающиес€ театральные режиссеры Ё.‘. Ѕуриан и ». √онзл, один из основателей всемирно известного ѕражского лингвистического кружка я. ћукаржовский и др. ѕодобное увлечение чешской интеллектуальной элиты слав€нской идеей, свидетельствовавшее о совершенно определенном политическом выборе, едва ли может быть объ€снено только страхом перед  расной јрмией и смирением перед все более жестким натиском коммунистических сил внутри страны (большинство из этих людей про€вило себ€ в годы войны как стойкие антифашисты, некоторые, например Ѕуриан, прошли гитлеровские концлагер€). √ораздо важнее был, на наш взгл€д, "мюнхенский синдром": политика западных держав в отношении „ехословакии в конце 1930-х годов, облегчивша€ √итлеру задачу уничтожени€ чехословацкой государственности, вела к серьезному разочарованию чешской интеллигенции в идейных и моральных основах западной демократии. ќчень показательно, что на писательском съезде 1946 г. довольно искренн€€ критика либерализма, отождествл€вшегос€ с безответственным индивидуализмом, подрывавшим р€ды антифашистских сил и несущим свою немалую долю вины за крах „ехословацкой республики в 1939 г., звучала даже из уст оппонентов  ѕ„. ¬ резолюции съезда советский пример был назван "фокусом устремлений к новому человечеству" [4. S. 266].

–азочарованию в либеральной идеологии сопутствовала жажда обновлени€ всей духовной культуры. ќсмысл€€ опыт военных лет, польский литератор ј. –удницкий писал в 1945 г. о неспособности прежнего искусства выразить мир, увиденный во врем€ войны: "¬се мы, кто любил искусство, почувствовали себ€ обманутыми. »скусство учило нас уважать человека и преклон€тьс€ перед богатством его внутреннего мира. ј что мы видели? ћир, в котором из людей делали мыло, из девичьих волос - матрацы, мир такой, что не хватало слов, чтобы описать его. ¬ искусстве же мы никогда не встречали такого мира, который нам €вл€лс€ ежедневно... » мы пришли к твердому убеждению, что искусство пошло по ложному пути. ќно должно быть совсем другим, за€вили мы, совсем другим должны быть его истоки; оно должно быть цельным, нравственным и служить правде" [5. —. 98].

ќдним из характерных феноменов духовной жизни народов ÷ентральной ≈вропы во второй половине 1940-х годов €вилась больша€ попул€рность среди интеллектуалов философии, драматургии и прозы французского экзистенциализма - часть образованной публики увидела именно в экзистенциалистских концепци€х путь к духовному примирению с тем, что произошло в годы войны. "¬се последнее полугодие венгерска€ печать была страстно зан€та обсуждением проблем экзистенциализма. Ѕудапештские театры ставили пьесы —артра. √азеты перепечатывали его статьи, помещалось бесконечное количество интервью с ним, большинство правых газет, особенно католические газеты, были вс€чески возмущены аморальностью и губительным пессимизмом пьес —артра. —ловом, как это было сказано в одном из венгерских журналов, "сартровска€ лихорадка в Ѕудапеште дошла до 40 градусов"", - отмечала в 1947 г. известна€ переводчица ј.  ун в подготовленной дл€ ¬ќ — записке о современной культурной жизни ¬енгрии [2. Oп. 17. ƒ. 129. Ћ. 71].

ќднако поиски новых начал в искусстве происходили и в другом направлении. √оды концлагерей и массового истреблени€ евреев стали временем про€влени€ самых низменных инстинктов, высветив все неблагополучие с состо€нием человеческих душ. ¬ этих услови€х иде€ формировани€ "нового человека", стержнева€ дл€ эстетики соцреализма, не могла не вызвать сочувстви€ даже людей, далеких от коммунистической идеологии, нашла отражение и в художественном творчестве. ¬ ¬енгрии, например, дискусси€ вокруг наследи€ ј.—. ћакаренко не оставила равнодушными и педагогов-католиков. ј лучший венгерский фильм первых послевоенных лет "√де-то в ≈вропе" (режиссер √. –адваньи) испытал несомненное вли€ние "ѕутевки в жизнь".

“аким образом, духовна€ атмосфера в ≈вропе первых послевоенных лет была особенно благопри€тна дл€ воспри€ти€ советской культуры. Ёто пон€ли и в ћоскве. ѕредседатель ¬ќ — B.C.  еменов (будущий вице-президент јкадемии художеств)

стр. 15


в августе 1945 г. в докладной, адресованной ÷  ¬ ѕ(б), писал о "происшедшем переломе в признании советской культуры за границей", который "налагает на ¬ќ — огромные об€зательства". "Ќеобходимо использовать обстановку, ковать железо пока гор€чо, чтобы... не дать остыть интересу де€телей зарубежной культуры к советской науке и искусству из-за отсутстви€ ответов на их многочисленные запросы" [1. Oп. 125. ƒ. 371. Ћ. 138], Ѕудучи не только искусствоведом, но прежде всего государственным функционером,  еменов исходил из того, что повышение интереса к советской культуре создает благопри€тные услови€ дл€ формировани€ зарубежного общественного мнени€ в пользу ———–, а следовательно, дл€ дальнейшего усилени€ советского политического вли€ни€.

Ќаходивша€с€ в распор€жении ———– идеологическа€ машина, нар€ду с ¬ќ — включавша€ в себ€ "—овэкспортфильм", —овинформбюро, объединение "ћеждународна€ книга" и р€д других структур, наращивала усили€ по пропаганде советской культуры за рубежом. ≈два ли не главное направление в ее де€тельности составл€ли страны ÷ентральной ≈вропы, находившиес€ в непосредственной близости от ———– и входившие в сферу его вли€ни€. “радици€ воспри€ти€ советской культуры в разных странах этого региона не была одинакова. “ак, „ехословаки€ в 1930-е годы по объему культурных св€зей с ———– занимала второе место после ‘ранции, выставки советского искусства, гастроли  амерного театра ј. “аирова вызывали там гор€чий отклик широкой публики. —овсем по-другому дело обсто€ло в соседней ¬енгрии. "Ќа прот€жении четверти века советска€ литература привозилась к нам нелегально... »ную новую русскую книгу мы хранили точно так же, как некоторые из нас пр€тали человека, спасающегос€ от преследовани€ полиции. Ќо как раз это обсто€тельство озарило советскую литературу светом изгнанных героев, и мы не могли даже думать об объективной оценке ее.  ажда€ советска€ книга была дл€ нас как бы библией живой веры и потому сто€ла выше эстетических оценок. ƒл€ других все прибывавшее с ¬остока означало опасность, а ведь у страха тоже не существует объективной точки зрени€. ƒолжен был наступить 1945 год, чтобы мы смогли систематически приступить к разбору советской литературы", - слова публициста √. ’егедюша показывают, насколько сильно вли€ло на воспри€тие советской культуры изменение исторического контекста (цит. по обзору венгерской прессы за 1947 г. [2. Oп. 17. ƒ. 128. Ћ. 21]).

 огда советска€ культура оказалась доступна, точкой отсчета в спорах о ней и о ее герое стала русска€ литературна€ классика. ’арактерно, например, что в венгерском городе ƒебрецене местное отделение общества культурных св€зей с ———– провело в 1946 г. семинар "—оветский человек по романам ƒостоевского" 2 . ќбраща€сь к поискам в новейшей русской культуре черт преемственности с классикой, критика чаще всего констатировала разрыв с традицией, что, впрочем, отнюдь не всегда означало отрицание продуктивности послеокт€брьского периода. ¬ отличие от героев ƒостоевского "новый русский человек не отличаетс€ глубиной и не страдает эпилепсией, он целеустремлен, трезв и здоров. ” него меньше душевных проблем, чем у его отцов, его идеал - не болезненное сочувствие, а действенна€ солидарность. ¬енгерский читатель пока еще мало знаком с этим типом.  огда он его узнает, то вли€ние его будет, веро€тно, плодотворнее вли€ни€ предков" [2. Oп. 17. ƒ. 127. Ћ. 20-21]. Ёти слова венгерского литературоведа ј.  омлоша, относ€щиес€ к 1946 г., передают ожидани€ той части интеллигенции, котора€ видела в советской культуре один из источников духовного обновлени€, выхода из идейного тупика, св€занного


2 ¬ ћоскве подобный ракурс рассмотрени€ проблемы советского человека едва ли мог найти понимание тех, кто ведал распространением русской культуры за рубежом. "ѕодобна€ ложна€ и недопустима€ постановка вопроса способна только извратить и опошлить образ советского человека в понимании венгерской аудитории и ничего кроме вреда принести не может", - ответил ¬ќ — своему уполномоченному в ¬енгрии [3. Oп. 26. ѕапка 119. ƒ. 42. Ћ. 144].  ак говорилось в той же св€зи в другом документе, "учитыва€, что за рубежом обычно стараютс€ односторонне подчеркнуть наиболее реакционные черты творчества ƒостоевского", "нашу точку зрени€ на ƒостоевского важно противопоставить существующему в ¬енгрии воспри€тию" [3. Oп. 26. ѕапка 119. ƒ. 44. Ћ. 75].

стр. 16


с девальвацией многих либеральных ценностей, и стремилась воздать должное ее идеальному герою, противопоставл€€ цельность его натуры бесплодным и болезненным метани€м отнюдь не только некоторых героев ƒостоевского, но прежде всего современного западного интеллигента.

»нтересу определенной части читательской публики к советской литературе можно дать и другое объ€снение. "¬ первые годы после 1945 г., при некотором оттеснении классической литературы на второй план, главным элементом в возросшем интересе к литературе советской оказываетс€ экзистенциальное влечение, возникающее из желани€ познать завтрашний день, полный еще туманного обещани€ нашего собственного будущего", - отмечает современный венгерский исследователь ». ‘еньвеши [6. 273-274 о.]. Ѕолее точно ту же мысль сформулировал еще в 1959 г. другой литературовед, Ћ.  ардош: "¬ той жадности, с которой мы прин€лись за чтение советской литературы, было немало от поверхностного любопытства, заинтересованности новизной, но еще больше от жажды поглубже узнать советскую действительность, продиктованной насущной потребностью отчетливее представить услови€ существовани€ при новой жизни... „ерез советскую литературу, изображающую жизнь советских людей, мы наде€лись загл€нуть в собственный завтрашний день". ѕри этом "заинтересованность, проистекавша€ из беспокойства за конкретные услови€ существовани€, несколько притупила наше эстетическое чутье" [7. –. 185]. » у тех, кто жил в атмосфере надежд на осуществление коммунистических идеалов. и у тех, в ком преобладала настороженность, были, таким образом, некоторые общие мотивы обращени€ к культуре социалистического реализма.

—оветска€ культура не только не была €влением однородным, но, пожалуй, и не воспринималась в качестве таковой. Ћевые силы, жаждавшие революционных перемен, про€вл€ли особый интерес к тому ее пласту, который, главным образом в силу причин отнюдь не художественных, в ———– относилс€ к давно пройденному этапу. –ечь идет об авангарде 1920-х годов, пронизанном коммунистической тенденциозностью и в то же врем€ €вно не укладывавшемс€ в прокрустово ложе норм сталинско-ждановской эстетики 1940-х годов. “ак, в венгерских журналах неоднократно упоминалс€ ¬. ћейерхольд, хот€ в услови€х политического диктата ———– конъюнктура совсем не благопри€тствовала ознакомлению с его творчеством. ѕри этом показательно, что некоторые левые и вместе с тем дистанцировавшиес€ от ћосквы зарубежные издани€ (например, журналы Ћ.  ашшака в ¬енгрии) пропагандировали литературный, художественный, театральный, кинематографический авангард 1920-х годов как бы в пику соответствующим ведомствам ———–, упорно делавшим вид, будто той культуры не существовало. “аким образом, содержание самого феномена "советска€ культура" понималось совсем не одинаково представител€ми официозной ћосквы и центральноевропейской интеллигенцией.

¬ ћоскве рамки официально признанной "советской культуры" были заметно (и далеко не в первый раз) сужены небезызвестными идеологическими постановлени€ми 1946- 1948 гг. Ёто самым непосредственным образом сказалось на попул€ризации советского искусства за рубежом. “ак, после прин€ти€ в феврале 1948 г. постановлени€ ÷  ¬ ѕ(б) об опере ¬. ћурадели "¬елика€ дружба" руководство ¬ќ — в письмах своим уполномоченным в странах ÷ентральной ≈вропы предлагало поставить перед радиокомпани€ми вопрос об исключении из репертуара "формалистических" произведений —. ѕрокофьева, ƒ. Ўостаковича, Ќ. ћ€сковского. ѕри этом успех "формалистических" произведений советских композиторов за рубежом в ¬ќ — объ€сн€ли симпати€ми к ———– и благодарностью советскому народу, равно как и тем, что западна€ интеллигенци€ часто "даже в лице своих политически прогрессивных представителей в области художественных взгл€дов в большинстве продолжает оставатьс€ на реакционных позици€х" [3. Og. 28. ƒ. 52. ѕапка 131. Ћ. 46-51]. ѕолучалс€ парадоксальный феномен: ведомства, отвечавшие за пропаганду за рубежом советской культуры, не только не способствовали, а иногда даже противодействовали распространению наиболее ценного, что было создано в ———– за годы

стр. 17


большевистской власти, даже если оно в принципе не противоречило "коммунистическим идеалам".

¬ культурном потоке из ———– все более доминировали произведени€, выдержанные в духе официальной идеологии. »ной раз даже художники, близкие компарти€м, противились насаждению эмиссарами из ћосквы нехудожественной продукции, способной создать у публики негативное впечатление о советской культуре. “ак, писатель ј. √абор выступил против постановки в венгерском Ќациональном театре пьесы  . —имонова "–усский вопрос". ѕоскольку с мнением одного из либреттистов оперетт ».  альмана трудно было не считатьс€, возглавл€вший театр видный актер “. ћайор вернул ее уполномоченному ¬ќ —. "Ќам пришлось основательно повозитьс€ с т. √абором, чтобы он изменил свою точку зрени€ на "–усский вопрос"", - докладывал уполномоченный в ћоскву. ¬ конце концов пьесу решено было поставить [3. Oп. 27. ѕапка 124. ƒ. 43. Ћ. 12-13].

—ерьезного успеха она иметь не могла ни в ¬енгрии, ни в других странах. ¬ св€зи с постановкой пьесы "–усский вопрос" в Ѕерлине пресса западных зон оккупации отмечала, что политика в театре еще никогда не заходила столь далеко: "Ќемецкой публике оказываетс€ плоха€ услуга, если одна из оккупационных властей использует экран и сцену дл€ того, чтобы подн€ть на смех другую оккупационную власть" [2. Oп. 16. ƒ. 134. Ћ. 97]. ¬ ћоскве, конечно же, пытались проанализировать причины неуспеха современной советской драматургии (как и кино) и иной раз подходили близко к истине. “ак, один советский журналист, побывавший в 1947 г. в ѕраге, в своем отчете в ÷  ¬ ѕ(б) про€вил нечастую по тем временам откровенность в оценке официозной советской культуры, отметив, что "тенденци€, заложенна€ в наших фильмах, носит слишком лобовой характер и дл€ успеха нашей пропаганды в услови€х „ехословацкой –еспублики нужны кинофильмы и пьесы с более глубоко запр€танной в них политической тенденцией менее лобового характера и более интересно построенные в драматургическом отношении" [1. Oп. 132. ƒ. 75. Ћ. 198-199].

„то же касаетс€ случа€ с ј. √абором, то он показывает, что коммунисты вплоть до 1948-1949 гг. не всегда оказывались действенными партнерами советских органов в распространении насквозь идеологизированной советской культуры в своих странах. Ёто можно объ€снить тем, что в услови€х, когда политическа€ борьба еще носила открытый характер, чрезмерное усердие в восхвалении невысокой по своему уровню художественной продукции могло слишком скомпрометировать их как силу, служащую инонациональным интересам. "Ќедопустимо пассивна€ тактика компартии в вопросе оживлени€ пропаганды советской культуры в стране и укреплени€ в св€зи с этим ќбщества (венгерско-советского культурного общества. - ј. — .) объ€сн€етс€, по нашему мнению, бо€знью коммунистов, что их могут обвинить в недостатке патриотизма и пристрастии к —оветскому —оюзу", - докладывал в ћоскву, например, уполномоченный ¬ќ — по ¬енгрии в 1948 г. [3. Oп. 28. ѕапка 131. ƒ. 52. Ћ. 150].

“аким образом, в самые первые послевоенные годы были €вно не использованы открывшиес€ благопри€тные возможности дл€ приобщени€ зарубежной аудитории к тому лучшему, что было в советской культуре. —реди прочих факторов здесь сыграла свою роль царивша€ в ———– атмосфера страха и всеобщей бдительности. ѕринима€ решени€ об отправке художественных произведений за рубеж, в ¬ќ — и других учреждени€х руководствовались идеологическими и пренебрегали эстетическими критери€ми, оказыва€ тем самым медвежью услугу не только пропаганде советской культуры, но в конечном итоге делу повышени€ престижа ———–. Ѕолее того, при отборе пьес дл€ посылки зарубежным театрам в ћоскве исходили из того, что "пьесы, даже с правильных идейных позиций критикующие €влени€ советской действительности", "попав в руки неподготовленных в политическом отношении режиссеров, могут быть поставлены искаженными, и лучшие произведени€ советской драматургии послужат причиной неверного отображени€ отдельных сторон жизни советского народа" (—м. записку ”правлени€ по делам театров  омитета по делам искусств в ÷  ¬ ѕ(б): [1. Oп. 132. ƒ. 242. Ћ. 17-18]).

стр. 18


»деологические критерии становились определ€ющими и когда речь шла об участии советских музыкантов в зарубежных конкурсах. ¬ 1948 г.  омитет по делам искусств при —овете министров отказалс€ от участи€ представителей ———– в конкурсе пам€ти Ѕ. Ѕартока в ¬енгрии на том основании, что "конкурс имеет своей задачей пропаганду модернистской упадочной музыки", а творчество самого Ѕартока при всей оригинальности его даровани€, при его неоспоримом вкладе в музыкальную фольклористику и заслугах в борьбе с "немецким академизмом", "в самой своей основе формалистично и по сути составл€ет лишь разновидность декадентского модернизма" [3. Oп. 28. ѕапка 131. ƒ. 53. Ћ. 2-4] 3 . ≈ще более показательны мотивы отказа от участи€ советских музыкантов в фестивале на родине ћоцарта: "«альцбург издавна славитс€ своей реакционностью, поэтому посылать туда наших представителей нецелесообразно" [1. Oп. 125. ƒ. 466. Ћ. 310]. “ак в очередной раз были упущены возможности дл€ повышени€ престижа советской культуры.

¬ажным €влением художественной жизни своих стран стали прошедшие в 1947 г. в ¬ене и ѕраге выставки произведений современных советских художников, на которых выставл€лись работы ј. и —. √ерасимовых, ј. ƒейнеки, ј. ѕластова. “ыс€чи зрителей могли теперь воочию увидеть то искусство, которое определенные политические силы в своих странах определ€ли в качестве "путеводной звезды". –еакци€ была неоднозначной, и доминировала в ней скорее настороженность. "„етыре русских художника, которые впервые показывают свои произведени€ в ¬ене, формально настолько мало отличаютс€ друг от друга, что всех их можно привести к общему знаменателю", - писал один из критиков (здесь и далее цитируетс€ по обзору австрийской прессы: [1. Oп. 125. ƒ. 512. Ћ. 50-55]). ƒаже в одном из наиболее благожелательных газетных отзывов отмечалось: "—оветска€ живопись, видимо, отвергает эксперименты.  артины оказывают впечатление скорее большой силой вы€влени€ характерного и отчасти монументальной формой".

 ак раз перед этим в ¬ене прошла выставка современной французской живописи, так что у критиков была возможность сопоставить увиденное. Ќекоторые из них сочли достоинством оптимизм советской культуры, отсутствие в ней духовных "недомоганий", романтического противосто€ни€ художника окружающему миру. Ќо как констатировал один из рецензентов €вно левой ориентации, современна€ французска€ живопись при всей "тупиковости" многих ее направлений, отразивших "упадок буржуазного мира", "при всей вызывающей сомнение проблематике боретс€ все же за новые идеи и новую форму. „етыре советских художника, обладающих несомненным знанием техники, сознательно отказываютс€ от этого".

¬ ѕраге выставку советского искусства бойкотировали многие видные чешские художники, поскольку как раз перед этим в "ѕравде" была опубликована стать€ о засилии формализма в чешском искусстве, вызвавша€ возмущение даже на левом фланге художественной жизни страны, что нашло отражение в полемической публикации журнала "Svobodne noviny" от 14 июл€ 1947 г. Ќе меньшее возмущение вызвало и то, что направленна€ в те мес€цы в ћоскву в рамках культурного обмена выставка близкого  ѕ„ словацкого общества графиков "√оллар" не была выставлена из-за "формализма" [2. Oп. 17. ƒ. 438].


3 ¬ "деле" о конкурсе Ѕартока неожиданно возникли расхождени€ в позици€х  омитета по делам искусств и ћ»ƒ, обусловленные различием ведомственных интересов. ¬ ћ»ƒ считали, что отрицательное отношение к участию в конкурсе "продиктовано в основном формальными соображени€ми, и оно не отвечает интересам дальнейшего расширени€ культурных св€зей" [3. Oп. 28. ѕапка 131. ƒ. 53. Ћ. 45]. ѕервый секретарь —  ———– “. ’ренников также полагал, что "участие в конкурсе талантливейших советских музыкантов- исполнителей поднимет значение конкурса и даст возможность еще раз продемонстрировать за рубежом блест€щие успехи советской музыкальной культуры" [3. Oп. 28. ѕапка 131. ƒ. 53. Ћ. 79]. —порный вопрос был вынесен на рассмотрение ÷  ¬ ѕ(б), но его решение настолько зат€нулось, что конкурс, неоднократно переносившийс€ ради участи€ в нем советских музыкантов, состо€лс€ наконец, к огорчению организаторов, без них.

стр. 19


Ќепосредственное ознакомление с искусством соцреализма формировало более трезвый взгл€д на советский опыт даже художников прокоммунистической ориентации. "Ќет в современном мире художественного течени€, которому мы могли бы в полной мере, со всей ответственностью следовать в надежде найти правильное решение задач, которые перед нами ставит наша действительность... ”стремлени€ советских художников нам указывают путь лишь частично, они служат предпосылками дл€ достижени€ той цели, которой нам еще не удалось полностью достичь... ” нас с ними обща€ цель, но путь, которым идет наш народ, иной, некоторые из тех преп€тствий, что сто€ли у них на пути, у нас сглажены, преодолены нашим собственным развитием", - говорил чешский писатель ¬. –жезач [4. S. 254].

≈сли роль ———– во ¬торой мировой войне способствовала росту уважени€ к нему, то послевоенна€ политика "страны —оветов" вела к снижению симпатий.  райне болезненно отреагировали левые интеллектуалы во всем мире на идеологические постановлени€ 1946-1948 гг.  ак читаем в дипломатическом донесении из ‘ранции, после публикации очередного выступлени€ ∆данова газета "L' Humanite" "молчит", а писатель-коммунист Ћ. јрагон на просьбу советского посольства выступить против кампании, развернувшейс€ в буржуазной прессе, "с усмешечкой ответил: мы не вмешиваемс€ в ваши внутренние дела" [1. Oп. 125. ƒ. 391. Ћ. 101-110]. Ѕеседу€ с представителем ¬ќ —, Ћ. јрагон пыталс€ предостеречь советскую сторону от непродуманных действий, способных испортить отношени€ ———– с его союзниками в р€дах западной интеллигенции. «ачем так ругать ѕикассо, не только симпатизирующего компартии, но и материально поддерживающего ее? - рассуждал он. ≈сли —оветский —оюз настолько уверен в собственном политическом могуществе, что не испытывает нужды в союзниках за рубежом и благопри€тном дл€ себ€ общественном мнении на «ападе, тогда де€тельность организаций типа ¬ќ — вообще тер€ет какой-либо смысл [1. Oп. 125. ƒ. 509. Ћ. 293]. «аметим, что и некоторые видные де€тели советской культуры имели смелость "пойти против течени€", обраща€ внимание партийных органов на необходимость более терпимого отношени€ к западным интеллектуалам, сто€вшим на левых политических позици€х, но не раздел€вшим творческих принципов, декларированных официальной ћосквой. “ак, —. ќбразцов на совещании в ÷  ¬ ѕ (б) в 1948 г. говорил, что иногда мы сами отталкиваем от себ€ друзей ———–, таких, как ѕикассо. "‘ранцузска€ интеллигенци€ стоит на распутьи так же, как в свое врем€ сто€ла на распутьи русска€ интеллигенци€. ћа€ковский когда- то был футуристом, по это не помешало ему стать одним из лучших советских поэтов" [1.ќп. 125. ƒ. 594. Ћ. 50].

¬ „ехословакии даже на левом фланге художественной жизни про€вилась така€ обеспокоенность новыми ве€ни€ми в культурной политике ———– 4 , что руководителю —оюза советских писателей ј. ‘адееву пришлось вылететь в 1947 г. в ѕрагу, чтобы в ходе встреч с чешскими литераторами сделать разъ€снени€, едва ли, впрочем, успокоившие их. "ƒа, мы все хотим, чтобы искусство в будущем было искусством широких масс. Ќо не менее искренне и убежденно мы хотим и того, чтобы искусство при этом оставалось искусством", - выразил общее суждение словацкий литератор ƒ. ’робак (цит. по: [5. —. 251]).  онечно, и ранее многие художники стран региона, сто€вшие на левых политических позици€х, по отнюдь не желавшие мен€ть свои творческие принципы в угоду ∆данову, св€зывали с социалистической перспективой опасность бюрократического вмешательства в культуру. ќднако не все они придавали этой опасности должное значение, считали ее, по словам венгерского дирижера ј. “ота, "достаточной причиной дл€ того, чтобы мы оставили все по-старому... оставили художника предоставленным капризным меценатам, расчетливым импрессарио, чтобы мы разрешали гени€м иногда голодать "на свободе" в нетопленных


4 “еоретик чешского сюрреализма  . “енге, например, на съезде писателен 1946 г. с отвращением высказалс€ о вульгарной марксистской критике, котора€ "спои умозаключени€ подчин€ет целесообразности политической тактики и умудр€етс€ свои оценки мен€ть в зависимости от тактических колебаний" [4. S. 209].

стр. 20


мансардах" [2. Oп. 17. ƒ. 147. Ћ. 43]. “еперь угроза предстала во всей своей очевидности.

ќднако было бы €вным упрощением сводить советское культурное вли€ние к тиражированию парадных портретов и бюстов —талина, напичканных унылой дидактикой романов, пьес и фильмов о передовиках производства и т.п. ќ том, сколь сложна и неоднозначна проблема культурной экспансии с ¬остока, свидетельствует обсто€тельство, о котором иной раз склонны забывать: по одним и тем же каналам и в одно и то же врем€ из ———– переправл€лись не только порожденные "холодной войной" конъюнктурные однодневки, разоблачавшие американский империализм и югославский "ревизионизм", но и русска€ литературна€, музыкальна€ классика, котора€ практически в каждой из стран региона гораздо шире, чем до войны, издавалась, исполн€лась, ставилась на сцене. Ќе только коммунистическа€ и близка€ ей пресса отмечала высокий профессионализм гастролировавших советских музыкантов - пианистов —. –ихтера, Ё. √илельса, скрипача ƒ. ќйстраха, дирижера ≈. ћравинского, балерины √. ”лановой. »х творчество было самым лучшим пропагандистом советской культуры. –аспространение подлинных духовных ценностей не могло не способствовать подтверждению высокого престижа русской культуры при том, что последн€€ преподносилась зарубежной аудитории в крайне усеченном виде - за бортом оставалось все то, что не укладывалось в схемы сталинской эстетики.

ƒаже те из ведущих художников стран ÷ентральной ≈вропы, кто однозначно поддерживал коммунистов и выступал за социалистическую альтернативу, часто видели в обращении к советскому опыту прежде всего путь к обогащению национальной культуры, приобщению ее к новым источникам развити€.  рупный словацкий поэт Ћ. Ќовомеский писал: "ћы не воспринимаем однозначность нашей культурной ориентации как односторонность, а наше дальнейшее развитие открыто плодотворным ве€ни€м с любой стороны" [8. —. 373]. ќднако что бы ни сто€ло за подобными деклараци€ми, их утопизм обнаружилс€ очень быстро. –аскол антифашистского лагер€, резкое обострение противоречий между недавними союзниками, нагнетание "холодной войны" ускорили всестороннее вытеснение западных держав из стран советской сферы вли€ни€. Ёто нашло про€вление и в культуре. —оветские фильмы к 1949 г. составл€ли до 90% кинопроката, тогда как американские почти перестали быть доступны широкому зрителю. ѕьесы современных западных авторов исчезли из театральных репертуаров. ѕричем массированна€ советизаци€ культур означала не столько ее русификацию, сколько вполне определенную ее идеологизацию. –усска€ классика €вно отошла на задний план. ’арактерно, что в 1950-1953 гг. в ѕольше не было поставлено ни одной пьесы ј.ѕ. „ехова.

— конца 1940-х годов роль советского опыта абсолютизируетс€, продукци€ социалистического реализма советского образца не просто получает неограниченные возможности дл€ распространени€ - она становитс€ главным фактором художественной жизни: ее каноны нередко возвод€тс€ в ранг об€зательных, приобретают дл€ творцов силу закона. ”же не только постановлени€ ÷  ¬ ѕ(б) по проблемам искусств, но даже отзывы того или иного советского де€тел€ культуры, не всегда выдающегос€, воспринимались как истина в последней инстанции, определ€ли систему норм. ”дивительно читать о том, как в стране, давшей миру ».  альмана и ‘. Ћегара, в вопросах постановки оперетт руководствовались мнением советского композитора ё. ћилютина: " ритика, советы и указани€, полученные от товарища ћилютина, помогли вы€снению наших самых важных проблем и тому, чтобы мы в будущем с большей энергией могли работать дл€ развити€ этого жанра", - говорилось в письме директора венгерской оперетты в ¬ќ — [2. Oп. 21. ƒ. 204. Ћ. 149].   этому времени в культурной политике стран советской сферы вли€ни€ сложилась ситуаци€, которую хорошо передает следующий венгерский анекдот. ќдин из тогдашних лидеров страны, ћ. ‘аркаш, принима€ группу поэтов, указал пальцем на висевшую в его кабинете картину в духе соцреализма: "я выбрал эту картину, потому что она понравилась кухарке, котора€ вместе с моей семьей приехала

стр. 21


из ћосквы. ƒл€ мен€ ее мнение - мнение советского народа". ќдин из присутствовавших, поэт «. «елк, поинтересовалс€, владеет ли кухарка венгерским €зыком. "ј что?" - спросил ‘аркаш. "“огда и насчет нашей поэзии вы могли бы прин€ть ее оценку" (приведен венгерским литературоведом Ё. Ўтандейски в одном из докладов).

 онечно же, все это не могло не вести к пресыщению советской культурой, углубл€вшемус€ по мере разочаровани€ в скором торжестве социалистических идеалов даже тех, кто в обстановке послевоенной эйфории оказалс€ на врем€ подвержен определенным иллюзи€м. ¬ыступа€ весной 1956 г. с трибуны съезда чехословацких писателей, будущий нобелевский лауреат я. —ейферт сорвал бурные аплодисменты аудитории, когда сказал: "≈ще во времена гуситских войн мы были страной сплошной грамотности. Ќам нечему учитьс€ на ¬остоке". —тремление чешских и словацких интеллектуалов преодолеть обозначившуюс€ после 1945 г. односторонность культурного вли€ни€, расширить горизонты национальных культур за счет обращени€ к иным духовным источникам было одной из движущих сил "ѕражской весны" 1968 г.

ѕеремены второй половины 1950-х годов, конечно же, привели к отказу от наиболее одиозных крайностей в подчеркивании преимуществ советской культуры. Ќо сохран€вшеес€ неравноправие межгосударственных отношений в рамках советского блока еще более 30 лет преп€тствовало налаживанию нормального диалога культур и формированию свободного от политики, объективного взгл€да интеллигенции стран ÷ентральной ≈вропы на проблему культурного вли€ни€ с ¬остока.

—ѕ»—ќ  Ћ»“≈–ј“”–џ

1. –оссийский государственный архив социально- политической истории. ‘. 17.

2. √осударственный архив –оссийской ‘едерации. ‘. 5283.

3. јрхив внешней политики –оссийской ‘едерации. ‘. 077.

4. Uctovani a vyhledy. Sbornik prvniho sjezdu ceskych spisovatelu. Redigoval J. Kopecky. Praha, 1948.

5. »стори€ литератур ¬осточной ≈вропы после ¬торой мировой войны. ћ., 1995. “. 1. 1945-1960-е годы.

6. Acta Universitatais Szegediensis de Attila Jozsef nominata dissertationes Slavicae. 1988. N 19.

7. Hungaria litterata, europae filia. Budapest, 1985.

8. Ќовомеский Ћ. —тихи. ѕоэмы. —татьи. ћ., 1976.


Ќовые статьи на library.by:
 ”Ћ№“”–ј » »— ”——“¬ќ:
 омментируем публикацию: —ќ¬≈“— јя  ”Ћ№“”–ј ¬ ¬ќ—ѕ–»я“»» ÷≈Ќ“–јЋ№Ќќ-≈¬–ќѕ≈…— ќ… »Ќ“≈ЋЋ»√≈Ќ÷»» (¬“ќ–јя ѕќЋќ¬»Ќј 1940-х √ќƒќ¬)

© —тыкалин ј. —. ()

»скать похожие?

LIBRARY.BY+ЋибмонстряндексGoogle
подн€тьс€ наверх ↑

ѕј–“Ќ®–џ Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ » рекомендуем!

подн€тьс€ наверх ↑

ќЅ–ј“Ќќ ¬ –”Ѕ–» ”?

 ”Ћ№“”–ј » »— ”——“¬ќ Ќј LIBRARY.BY

”важаемый читатель! ѕодписывайтесь на LIBRARY.BY в VKновости, VKтрансл€ци€ и ќдноклассниках, чтобы быстро узнавать о событи€х онлайн библиотеки.