ЛЕНИН И ЦИММЕРВАЛЬДСКАЯ ЛЕВАЯ

Актуальные публикации по вопросам истории России.

NEW ИСТОРИЯ РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЛЕНИН И ЦИММЕРВАЛЬДСКАЯ ЛЕВАЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

37 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Эпоха империализма - эпоха революционных боев за власть пролетариата - со всей остротой поставила в порядок дня задачу создания боевой, подлинно-революционной партии пролетариата. Решить эту задачу смог только Ленин, создавший большевистскую партию, которая является партией нового типа, принципиально отличной от партии II интернационала.

Уже с момента своего возникновения большевизм вел непримиримую борьбу как с российским, так и с международным оппортунизмом, ведя линию на раскол с ними.

Тактика большевизма "была единственно интернационалистской, ибо проводила максимум осуществимого в одной стране для развития, поддержки, пробуждения революции во всех странах"1 . Осуществив раскол в РСДРП, создав уже в 1903 г. партию нового типа, большевики заложили этим основы той международной коммунистической организации, за которую всю свою жизнь боролись Маркс и Энгельс.

Но показав, как нужно создавать подлинно революционную партию пролетариата, большевики не могли осуществить раскол с оппортунистами II интернационала без левых с. -д., помимо них, через их голову. Вот почему Ленин и большевики "всячески толкали левых социал-демократов на Западе, в частности левых в германской социал-демократии, на раскол со своими оппортунистами и центристами" (Сталин).

Еще задолго до войны Ленин пытается сплотить левых для борьбы с международным оппортунизмом. На конгрессах в Штутгарте и в Копенгагене Ленин созывает совещания левых, пытаясь создать фракцию, левых во II интернационале. Но большого успеха эти попытки не имели потому, что до войны "левые" с.-д. на Западе оказались не созревшими к тому, чтобы идти по стопам русских большевиков" (Сталин).

Создать об'единение левых, сплотить их в левую фракцию Ленину удалось только в годы империалистической войны, когда была создана Циммервальдская левая. Период империалистической войны был периодом величайших революционных сдвигов. Война наглядно вскрыла все гнилое, оппортунистическое и помогла очистить международное рабочее движение от оппортунистического навоза, накапливавшегося десятилетиями. Война отбросила в лагерь буржуазии вое негодное, укрепила левое крыло и в то же время помогла вскрыть всю несостоятельность полуменьшевистских взглядов Р. Люксембург. Значит ли это (как это пытается утверждать хотя бы т. Альпари), что конец мирной эпохи "автоматически" положил конец всем ошибкам левых и "сразу" сделал их большевиками? Понятно, нет. Такое утверждение было бы глубоко ошибочным.

История борьбы Ленина в годы мировой войны за создание Циммервальдской левой, за идейную базу III интернационала доказывает всю неверность подобных утверждений, показывая, как велики были трудности, которые пришлось преодолеть Ленину, прежде чем заложить краеугольный камень III интернационала.

1

Борьба за новый, III интернационал органически; сочеталась у Ленина с борьбой за превращение империалистической войны в гражданскую. Превратить империалистическую войну в гражданскую - это значило использовать величайшие потрясения капитализма для его свержения, для социалистической революции. Но пролетариат не сможет ускорить крах капитализма, если не создаст новых партий, по типу партии большевиков.

Одной из основных отличительных черт периода империалистической войны от современного этапа, когда мир вплотную подходит к новому туру революций и войн, является то, что в то время "кроме России нигде не было сложившихся большевистских партий" (Кнорин). В этом ключ к пониманию всего хода борьбы пролетариата и большевиков за III интернационал.

1 Ленин. Собр. соч. Т. XXIII, стр. 385.
стр. 34

Большевики были единственной партией, которая в годы мировой войны заняла последовательно революционную позицию и противопоставила обанкротившемуся II интернационалу свою линию. Как и до войны большевики отстаивали свою последовательную позицию не только в российском, но и в международном рабочем движении. "Весь гвоздь задачи в России теперь, - писал Ленин 27 октября 1914 г., - организовать идейный отпор оппортунистам Интернационала и Каутскому. Весь гвоздь в этом"1 . Дальше Ленин подчеркивает, что нужна борьба с оппортунизмом. "Это - международная задача. Лежит она на нас, больше некому. Отступать от нее нельзя"2 . Борьба с оппортунизмом и социал-шовинизмом на международной арене, борьба со II интернационалом предполагала работу над сплочением левых. Первым шагом в этом направлении были организация ознакомления иностранных социалистов с позицией большевиков по отношению к войне. Еще до выпуска манифеста ЦК, когда у большевиков были только написанные Лениным тезисы, легшие в основу манифеста, Ленин пытался ознакомить с этим документом итало-швейцарскую социалистическую конференцию, созванную в Лугано 27 сентября 1914 г. Вслед за этим в письмах к Шляпникову 27 и 31 октября Ленин до выхода в свет манифеста. ЦК просит наладить перевод и печатание большевистских документов в Швеции. Пусть Коллонтай, пишет он, "поможет "двинуть" этот манифест на других языках"3 .

Наряду с попытками ознакомления западноевропейских рабочих со своей позицией путем выступлений в печати и на различного рода совещаниях социалистов большевики ведут работу по сближению с левыми элементами. Так, Ленин 27 октября пишет Шляпникову: "Познакомьтесь с Hoglund'om (Хеглунд. - Д. Б.) - молодой шведский с. -д. вождь "оппозиции", прочтите ему наш манифест (сошлитесь на меня: мы познакомились в Копенгагене). Попробуйте, не будет ли тут идейной близости. Он только наивный, сентиментальный антимилитарист: вот этим людям и надо сказать - либо лозунг гражданской войны, либо оставайтесь с оппортунистами и шовивистами"4 .

Одновременно, большевики начинают работу по сплочению левых элементов западных социалистических партий. В декабре 1914 г. Н. К. Крупская, Инесса Арманд и другие по поручению ЦК рассылают циркулярное письмо левым социалисткам в Германию, Австрию, Англию, Францию, Болгарию, Голландию, в скандинавские страны о созыве Международной социалистической женской конференции. В этом циркулярном письме, изложив основные положения манифеста ЦК, организационная комиссия призывает "социалисток левого крыла всех стран остаться верными социализму", вести борьбу по сплочению работниц для ведения войны против войны, для подготовки гражданской войны и социальной революции. Для международного об'единения левых предлагается "созвать неофициальную конференцию" только левых, помимо руководства социалистических партий и против него.

Такая конференция была бы шагом к созданию международной пролетарской партии. Обращение ЦК к женщинам-социалисткам с призывом собраться на неофициальное совещание левых свидетельствует о том, что уже в первые месяцы войны большевики делают попытку "основать настоящий

В. И. Ленин. 1914 г.

1 Лен. сб. II, стр. 202. Разрядка моя. - Д. Б.

2 Ленин. Собр. соч. Т. XVIII, стр. 55.

3 Лен. сб. II, стр. 202,

4 Там же.
стр. 35

III интернационал только из левых, только против каутскианцев" (Ленин). Эта попытка встретила противодействие со стороны германских левых, не порвавших еще со своими полуменьшевистскими взглядами на "единство" с оппортунистами.

Наряду с признанием того, что конференция радикальных социалисток будет очень полезна, представитель германских левых высказывал сомнение, можно ли отделить "левых" от "правых", и опасение, что без согласия своих партий женщины-социалистки не поедут, так как они материально зависят от партии и профсоюзов.

Все эти аргументы и отговорки показывают, как еще сильно было желание германских левых сохранить мир с оппортунистами, как велика была их боязнь раскола. Критикуя полуменьшевистские установки левых, большевики пытались создать основу для международного об'единения левых, но конференция, на которой было представлено 7 стран, не пошла по пути, намеченному большевиками. На ней взяли верх центристские элементы во главе с Балабановой, к которым склонилось большинство делегаток, высказавшихся против предложенной большевиками резолюции, так как она "излишне заостряет критику" официального руководства. Хотя официальное руководство и сошло с пути интернационализма, говорили на этой конференции, но "не настал час судить его, критика политики партий - дело не женщин-социалистов, а международных конгрессов", "нужна средняя линия, которая об'единила бы всех, а не только левых" и т. д. и т. п.

Резолюция большевиков была отвергнута. За резолюцию голосовали только делегация ЦК большевиков и представительница польской социал-демократической "оппозиции".

Такое же положение создалось и на международной юношеской конференции. Конференция приняла резолюцию центристов - Р. Гримма и А. Балабановой.

Обе конференции вынесли решения в духе каутскианского примиренчества к социал-шовинистам и каутскианской проповеди мира в духе мелкобуржуазного пацифизма.

Наряду с этим на Международной женской конференции раздавались голоса (главным образом из германской делегации) о необходимости революционных массовых действий и борьбы не только против правительства, но и против официального руководства социал-демократических партий.

На этом этапе борьбы за III интернационал часть левых начала об'единяться под лозунгом мира вопреки официальному руководству своих партий. Учитывая то, что лозунг мира в известной степени отражал настроение рабочих масс, уставших от войны и недовольных предавшими их вождями рабочего движения, Ленин летом 1915 г. писал: "Когда левые начинали об'единятъся под лозунгом мира, это можно (и должно) было поощрять, если в этом выражался первый шаг протеста против шовинистов, - как темный русский рабочий в гапонаде выражал робкий протест против царя. Но поскольку левые ограничиваются и теперь этим лозунгом (лозунг - дело сознательных политиков), постольку они сами плохенькие левые, постольку в их резолюциях нет ни грана именно "действительности", постольку они игрушка в руках Зюдекумов, Кварков, Самба, Гайндманов, Жоффра и Гинденбурга"1 .

Итак, Ленин считал, что поскольку левые ограничиваются лозунгом мира, постольку они являются игрушкой в руках тайной дипломатами и генеральных штабов. Но если они начинают с "наивного антимилитаризма" и готовы идти дальше, то они могут быть попутчиками революционных интернационалистов.

Задача заключалась в том, чтобы, умело проводя тактику единого фронта, не уступая в революционных принципах, собрать вокруг революционного знамени тех из антишовинистов, которые действительно готовы были бороться против войны. Эту тактику единого фронта Ленин классически провел в созданном в годы войны Циммервальдском об'единении.

2

Уже на предварительном совещании, И июля 1915 г. в Берне, где присутствовал и представитель партии большевиков, выяснилось, что будущие руководители Циммервальдского интернационала (Р. Гримм и др.) хотят сближения с группой Каутского. Большевики, заявив протест против этой политики Р. Гримма и других, приступили к переговорам с левыми группами. Из ряда писем Ленина к Радеку, написанных после Vorkonferenz, видно, как большевики добивались более активной и более решительной политики со стороны германских левых: "Либо немецкие левые сплотятся теперь (хотя бы для идейного выступления от име-

1 Ленин. Собр. соч. Т. XVIH, стр. 225.
стр. 36

ни анонимно и группы "Stern" или как хотите: рабочие потом будут примыкать к этой группе), либо надо плюнуть на них".

Критикуя половинчатость германских левых, их нерешительность в борьбе с оппортунистами, Ленин добивается выделения их пока хотя бы в особую группу, которая сможет развиться в партию нового типа. Эту же линию на сплочение левых Ленин неуклонно проводит и в связи с подготовкой к Циммервальдской конференции. В письме к К. Радеку, написанном в конце июня 1915 г., Ленин намечает программу действий, в которой особое место занимают два пункта: 1) необходимо сплотить заранее "левых" и 2) надо левых сплотить на определенной платформе, которую можно было бы противопоставить каутскианскому большинству конференции. "Преподнести, - пишет Ленин к Радеку, - каутскианским говнякам наш проект резолюции (голланды + мы + левые + немцы + 0, и то не беда, а будет потом не ноль, а все)"1 . Ленин подчеркивает важностъ сплочения ядра левых до международного совещания. Средством такого сплочения должен быть "сговор" на основе "своей" платформы, "своего" проекта резолюции.

В письме к А. Коллонтай, посланном несколько позже (в доле 1915 г.), Ленин пишет: По-нашему, левые должны выступить с общей идейной декларацией (1) с обязательным осуждением социал-шовинистов и оппортунистов; (2) с программой революционных действий (сказать ли: гражданская война, или революционные массовые действия - не так уже важно), (3) против лозунга "защиты отечества" и т. д. Идейная декларация "левых" от имени нескольких стран имела бы гигантское значение2 . Критикуя половинчатую полуменьшевистскую позицию германских "левых" на Международной женской конференции, Ленин выдвигает три основных положения платформы левых, намеченные им в письме к Коллонтай, - это нечто вроде программы minimum, подводящий левых (при условии преодоления ими своих полуменьшевистских ошибок) к большевистским лозунгам в их развернутой постановке. Обязательное осуждение социал-шовинистов и оппортунистов ведет к расколу с ними и к созданию III интернационала. "Революционные массовые действия" ведут к превращению империалистической войны в гражданскую.

В этом же письме Ленин пишет: "...Возьмитесь снестись с Хеглундом, - согласны ли они на такой базе (из-за частностей, понятно, мы не разойдемся) готовить общую декларацию (или резолюцию)". Не уступая в принципах, Ленин не собирается пока "драться" из-за частностей во имя сплочения левых против каутскианцев.

Одновременно Ленин вырабатывает свой проект общей декларации левых и рассылает его вместе с отчетом ЦК о предварительном совещании. В своих письмах Ленин торопит Радека, Вайнкоопа и скандинавских левых, требуя от них поправки или контрпроект. Таким контрпроектом являются, повидимому, тезисы К. Радека "Мировая война и задачи революционной социал-демократии". В этих тезисах нет последовательно марксистской оценки империалистической эпохи, кризиса в международном рабочем движении, нет решительной критики оппортунизма II интернационала. Реформизм, например, характеризуется как воплощение иллюзий мирной эпохи и только! По поводу этого

Первая страница рукописи В. И. Ленина:

"Das revolutionare Proletariat und das Selbstbestim-mungsrecht der Nationen". 1915 г.

1 Лен. сб. XIV, стр. 159.

2 Лен. сб. II, стр. 232.
стр. 37

радековского проекта Ленин писал: "Ни слова о социал-шовинизме и оппортунизме и о борьбе с ними! Зачем такое прикрашивание зла и прикрытие от рабочих масс их главного врага в социал-демократических партиях?"

Проект декларации левых, написанный К. Радеком, носил отпечаток половинчатости, нерешительности, полуменьшевистских ошибок, свойственных люксембургианству.

Одновременно с организацией разработки общей декларации Ленин подготовляет возможно более полное представительство левых. Так, в письме к А. Коллонтай накануне созыва Циммервальдской конференции Ленин пишет: "Вы должны напрячь все усилия, чтобы постараться послать сюда Хеглунда или самого левого и самого прочного норвежца..."1

Одновременно он пишет неизвестному товарищу: "Почему бы Голэю и Нэну, представителям левого социализма во французской Швейцарии, не быть там (раз будет Гримм, гораздо более половинчатый, чем Нэн и Голэй)? Постарайтесь повидать, пожалуйста, поскорей обоих, покалякайте по душам и черкните мне пару слов в ответ, то возможности поскорей, на счет того, в каком настроении оба сии левые француза"2 . Хеглунд был действительно делегирован и вместе с представителем Норвегии Т. Нерманом подписал документы Циммервальдской левой. Голэй на конференции не был. Ш. Нэн на конференции участвовал, но занимал правую позицию.

Из писем Ленина к Радеку и Коллонтай видно, что большевики: подготовляли предварительное совещание левых за 2 - 3 дня до открытия конференции. Поэтому Ленин просит в письме к А. Коллонтай, чтобы скандинавские делегаты были не позже 3-го (конференция была назначена на 5-е). В письме к Радеку он пишет: "Я надеюсь приехать дня на два раньше (т. е. 2 - 3 сентября), если вы мне сообщите, что немцы приедут также (иначе приедет один Зиновьев)"3 .

Предварительное совещание левых состоялось накануне конференции. Немецкие делегаты на нем присутствовали, но они отнеслись к позиции ЦК большевиков и к выступлению Ленина на совещании критически. Основным докладчиком выступал К. Радек, который под влиянием критики Ленина предварительно переработал свои тезисы.

Эти тезисы были приняты за основу проекта резолюции.

Предварительное совещание служило делу привлечения новых левых элементов для об'единения на выработанной ранее платформе.

Левая группа в Циммервальде состояла почти исключительно из тех людей, с которыми Ленин списался еще до конференции. К ней примкнули, кроме большевиков, делегаты польской с. -д. (оппозиции), из Швейцарии (Платтен). После конференции; от имени Революционного социалистического союза Голландец к Циммервальдокой левой присоединилась Р. Гольст. Приехавшие из Германии представители союза "Спартак" не примкнули к Циммервальдской левой, так как "резолюция большевиков казалась им тактически ошибочной". Несмотря на это Циммервальдская левая располагала 8 голосами. На Циммервальдской конференции, открывшейся 5 сентября 1915 г.4 , от левых с декларацией выступил К. Радек. Возражавший ему Ледебур указал на то, что ленинский проект неприемлем, что нельзя трубить на весь мир о таких вещах, как агитация в траншеях, как демонстрация. Это делают, но об этом, не говорят. "Мы не "блещем" отвагой, как Радек, но мы тоже агитируем"5 . Ленин, записывавший речь Ледебура, в этом месте делает язвительную пометку: "демонстрация в Берлине: места наперед!!!"6 . Отвечая на эту речь, Ленин указывал, что Ледебур, следуя примеру Каутского, на словах признает прядущую революцию, на деле отказывается призывать массы к революционным действиям. В свое время и Энгельс (,в 1847 г. "из-за границы") и Плеханов (в 1901 г. в "Искре") накануне революции говорили о конкретных массовых революционных действиях (уличные демонстрации, борьба против войск и т. п.). Но если мы не уверены в том, что ситуация революционна, то тогда нечего попусту употреблять слова о войне с войной и надо прямо стать на точку зрения Зюдекума и Каутского.

Ленину возражал Серрати, указывая, что тактика левых "является либо слишком поздно (ибо война уже начата), либо слишком рано (ибо война еще не породила условий революции)". На это во втором своем выступлении Ленин возражал, что нельзя сме-

1 Лен. сб. II, стр. 238.

2 Лен. сб. XIV, стр. 178.

3 Там же, стр. 177.

4 Всего на ней присутствовало 38 делегатов от 10 стран (Германии, Франции, России, Италии, Швейцарии, Швеции, Норвегии, Голландии, Польши, Балканской с.-д. федерации).

5 Лен. сб. XIV, стр. 179.

6 Там же.
стр. 38

Вид Циммервальда.

шивать начало революции с открытой и прямой проповедью ее, и приводил пример "Искры" накануне 1905 г. Когда революция уже началась, тогда ее "'Признают" и либералы... Революционеры, до наступления революции предвидя ее, сознают ее неизбежность, учат массы ее необходимости, раз'ясняют массам пути и способы ее"1 .

Для выработки манифеста была создана комиссия. Левые предложили сдать в комиссию проект их резолюции. Предложение было отклонено 19 голосами против 12.

Конференция приняла манифест, выработанный комиссией. Хотя манифест носил половинчатый характер, левые голосовали за него, внеся по поводу голосования особое заявление: хотя "манифест нас не вполне удовлетворяет", но "мы голосуем за манифест, так как смотрим на него как на призыв к борьбе, а в этой борьбе мы хотим идти рука об руку с остальными частями Интернационала"2 .

В посвященной итогам конференции статье Ленин писал: "Было бы сектантством... отказаться идти вместе с растущим международным движением протеста против социал-шовинизма из-за того, что это движение медленно, что оно делает "только" один шаг вперед, что оно готово и хочет завтра сделать шаг назад, пойти на мир со старым Международным социалистическим бюро"3 . Избранная на Циммервальдской конференции Интернациональная социалистическая комиссия действительно показала свою готовность пойти на соглашение с руководством II интернационала. Она заявила в своем бюллетене, что вновь созданный центр "будет немедленно распущен, как только последнее (Международное социалистическое бюро) будет в состоянии выполнить лежащие на нем обязанности". Но само создание Циммервальдского об'единения было об'явлением войны социал-шовинистам из II интернационала.

3

Созванное Интернациональной социалистической комиссией в Берне 5 - 8 февраля 1916 г. международное совещание циммервальдцев (расширенное заседание ИСК) сделало еще шаг вперед по направлению к позиции Циммервальдской левой. В своем обращении это совещание заявило, что "всякая попытка восстановления Интернационала путем взаимной амнистии скомпрометированных оппортунистических вождей есть заговор против социализма". Таким образом совещание уже подчеркнуло то положение, которое большевики развивали с самого начала войны и которое не было принято первыми международными совещаниями.

На этом совещании было вынесено решение о созыве II циммервальдской конференции. В извещении о созыве II международной социалистической конференции сообщался порядок дня из 9 пунктов, среди которых пункты 5-й и 6-й были посвящены борьбе за окончание войны и отношению пролетариата к вопросам мира и пункт 8-й - вопросу о созыве МСБ в Гааге. Вокруг этих двух вопросов, вопроса об отношении к социал-пацифизму и об отношении ко II интернационалу, должна была развернуться борьба. В ответ на приглашение ИСК обсудить эту повестку и вносить свои предло-

1 Ленин, Собр. соч. Т. XVIII, стр. 305.

2 "Социал-демократ" NN 45 - 46, 47.

3 Ленин. Собр. соч. Т. XVIII, стр. 300.
стр. 39

жения ЦК большевиков опубликовал написанные Лениным предложения по вопросам повестки дня о парламентских и внепарламентских выступлениях и о созыве МСБ.

В начале апреля проект этого документа был разослан для обсуждения заграничным секциям большевиков. В отличие от проекта Циммервальдской левой в нем все большевистские лозунги даны в "неурезанных" формулировках. Так в нем говорится о том, что долг социалиста выполняет только тот, кто "проповедует революцию, превращение империалистической войны в гражданскую за социализм", что "массовые революционные действия во время войны при условии их успешного развития могут привести лишь к превращению империалистической войны в гражданскую" и, наконец, что "революционные действия во время войны невозможны без угрозы поражением" своему правительству. Проект предложений говорит, что "вопрос о созыве МСБ сводится, к Основному принципиальному вопросу, возможно ли единство старых партий и II интернационала". Дальше дается критика половинчатой политики Бернской ИСК и рядом, фактов доказывается, что "полгода, протекшие после Циммервальда, доказали, что фактически работа в духе Циммервальда... во всем мире связана с углублением и расширением раскол а".

На Кинтальской конференции, происходившей с 24 по 30 апрели 1916 г., центристы показали, что они делают все возможное для того, чтобы задержать процесс раскола, который ко времени Кинтальской конференции стал фактом в ряде стран.

После Циммервальдской конференции произошло размежевание внутри социалистических партий Германии, Англии, Франции, Швеции и Америки. В этой связи особое значение приобрел вопрос об отношении к Международному социалистическому бюро II интернационала. После долгих дебатов Кинтальская конференция, хотя и не вынесла четкого решения о разрыве с Международным социалистическим бюро II интернационала, но высказалась за осуждение его как "неспособного защитить и; применить во время войны принципы Интернационала". Наряду с этим по поводу отношения пролетариата к вопросу о мире в принятой Кинтальской конференцией резолюции говорилось следующее: "Рабочий класс должен отклонить утопические требования буржуазного и социалистического пацифизма". Конференция в Кинтале явилась новым шагом вперед в деле борьбы с шовинизмом.

Циммервальдское об'единение сыграло на этом этапе положительную роль, оно группировало разнообразные элементы пролетариата, "которые готовы были протестовать в той или иной форме против империалистической бойни" (см. заявление участников Циммервальда на I конгрессе Коминтерна). Большевики входили в него для того, чтобы на основе тактики единого фронта вести борьбу за распространение своих революционных принципов, за массы, за III интернационал.

Уже на конференции в Циммервальде всем делегатам была роздана ленинская брошюра "Социализм и война", специально переведенная на немецкий язык. После Циммервальдской конференции, по предложению Ленина, "Циммервальдская левая" выпускает листовки под заголовком "Internationale Flugblatter", N 1. По заданию Ленина, эти" листовки были переведены на норвежский, а затем и на английский язык (в Америке). Об этом листке Ленин в письме к А. Коллонтай пишет: "Это должно быть первое выступление ядра левых с. -д. всех стран, имеющих ясный, точный, полный ответ на вопрос, что делать и куда идти", В условиях нарастания смутного пока еще протеста против политики "верхов" в оппозиционных меньшинствах появление документов Циммервальдской левой должно было помочь "левым" ориентироваться на правильный путь, на путь создания III интернационала.

Примыкавшие к позиции большевистского ЦК левые помогали распространению и печатанию как документов Циммервальдской левой, так и большевистской брошюры "Социализм и война". Последнюю норвежские и шведские "молодые" печатали по частям в своих органах ("Klassenkampen", "Stormkloken"). Во Франции эта брошюра была напечатана силами парижской секции большевиков, причем в ее текст были внесены некоторые добавления, посвященные итогам Циммервальда.

Известную роль в деле пропаганды идей Циммервальдской левой имели и рефератные поездки, которые проводились большевиками и примыкавшими к ним интернационалистам. "Ленинские агенты" как и во времена старой "Искры" искровские агенты помогали победе ленинской линии не только в России, но и на международной арене. Большевики, разбросанные эмиграцией по разным странам Европы и Америки, вели упорную, кропотливую работу по собиранию революционно-пролетарских эле-
стр. 40

Резолюция, собственноручно написанная Владимиром Ильичем в Кинтале (на французском языке): "Со времени Циммервальдской конференции международное положение еще более ухудшилось. Число жертв в воюющих странах увеличивается с каждым днем при одновременном росте дороговизны и нищеты, которым благоприятствуют бесстыдная спекуляция и постоянно растущая коррупция, составляющие серьезную угрозу для народов".

ментов, способных стать кадрами растущей армии мировой революции.

Эти кадры Циммервальдской левой приходилось выковывать из среды таких "наивных антимилитаристов", как Хеглунд, либо из людей леворадикальной школы, как К. Радек, А. Паннекук и др. Все они не разделались с полуменьшевистскими ошибками люксембургианства. В силу этого все они не понимали значения партии с ее пролетарской организованностью и дисциплиной.

Подписание общего проекта резолюции не было еще достаточно прочным закреплением связи левых течений, участвовавших на выработке общей платформы с Циммервальдской левой. Это видно из переписки В. И. Ленина с А. Коллонтай. Спустя полгода после конференции, 19 марта 1916 г., Ленин писал А. Коллонтай: "Относительно Хеглунда и норвежцев я до сих пор не мог добиться толку... Присоединились ли к Циммервальдской левой официально (так, как "Rev. Soz. Verband" Роллавд-Гольст)? Пожалуйста, похлопочите, узнайте, добейтесь, обругайте, заставьте, присмотрите!"1 . "Добиться" официального присоединения левых шведов и норвежцев было нелегко. В ответном письме А. Коллонтай пишет: "Относительно присоединения к Циммервальду я уже говорила с Olaussen'ом, и он на днях должен обсудить этот вопрос на организации молодежи"2 (Олаусен - один из руководителей норвежских левых).

В письме от 9 апреля А. Коллонтай сообщает, что 3 апреля юношеская организация "постановила официально добиться присоединения к Циммервальдской комиссии. От шведов трудней добиться сейчас ответа"3 . Официальное присоединение шведских левых затянулось, несмотря на то, что за это время они провели большую политическую кампанию впротивовес оппортунистическому руководству партии. В ходе этой кампании был арестован Хеглунд. Уже после его ареста Ленин пишет: "Насчет левых шведов и норвежцев, надеюсь вы все сделаете, чтобы закрепить дело. Пока ничего еще не закреплено. Ничего! Все слова. Нет ни формального присоединения к левой, ни правильных сношений с нами, ни-че-го. И это после Хеглунда!! Что за люди?"4 .

Из переписки видно, что Ленин все время пишет о присоединении к Циммервальдской левой, тогда как в письмах Коллонтай идет речь о присоединении к циммервальдской комиссии (ИСК). Позже, в марте 1917 г., Коллонтай писала, что левые норвежцы и шведы присоединяясь к Циммервальду, "не имеют в виду иного Циммервальда, кроме левого"5 .

Создается впечатление, что она сама некоторое время недостаточно разграничивала "Циммервальд" и "Циммервальдскую левую". Например в Америке она добивалась присоединения не к "Циммервальдской левой", а к циммервальдскому манифесту. В

1 Лен. сб. II, стр. 261.

2 Архив Ин-та Маркса - Энгельса - Ленина. N 20628. Письмо А. Коллонтай В. И. Ленину.

3 Архив Ин-та Маркса - Энгельса - Ленина, Письмо А. Коллонтай В. И. Ленину от 9/IV 1916 г.

4 Лен. сб. II, стр. 272.

5 Архив Ин-та Маркса - Энгельса - Ленина. N 20 616. Письмо А. Коллонтай В. И. Ленину от 14/III 1917 г.
стр. 41

Н. К. Крупская, активная участница Международной конференции женщин-социалисток в Берне.

письме от 18 октября 1915 г. она пишет: " Немецкая группа устроила собрание, где Лоре пытался провести резолюцию о присоединении к Циммервальду. Но после жарких дискуссий Хилквит и Ромм провалили наше предложение. На словах и Хилквит и Ромм и все эти скрытые социал-патриоты согласны с позицией Цмммервальдской конференций, но когда доходит до дела, начинается разговор о том, что надо-де еще подождать"1 .

Ленин в ответном письме от 9 ноября пишет: "Сам Циммервальдский манифест недостаточен. Каутский и К-0 готовы примириться с ним на условии: "ни шагу дальше". Мы на это не идем, ибо это - сплошное лицемерие. Так что, если в Америке есть люди, боящиеся даже Циммервальдского манифеста, то Вы на них плюньте, а подбирайте только тех, кто левее Циммервальдского манифеста"2 .

И в следующем письме от 22 ноября он пишет, что необходимо связаться с Лигой социалистической пропаганды или с кем-либо из 18 ее членов: "...разузнать про них все как можно подробнее и постараться создать из них (или и из них, или: из кого-либо из них) один из опорных пунктов "Циммервальдской левой" в Америке". Итак, Ленин заботится не о расширении влияния Циммервальда "вообще", а о создании "опорных пунктов" Циммервальдской левой. Придавая значение каждой группке, которая может явиться таким "опорным пунктом", Ленин сам пишет большое письмо Лиге социалистической пропаганды в Америке: "Мы всецело сочувствуем, - пишет он в этом письме, - Вашему требованию массового "выступления" рабочих... Мы не проповедуем союза с современными (преобладающими во II интернационале) социалистическими партиями. Наоборот, мы настаиваем на разрыве с соглашателями". И дальше Ленин пишет: "Мы вполне согласны с Вашей критикой старого Интернационала. Мы участвовали в Циммервальдской конференции (Швейцария, 5 - 8/IX 1915 г.). Мы образовали там левое крыло и предложили нашу резолюцию и проект манифеста. Мы только что опубликовали эти документы в Германии, и я посылаю их Вам (с немецким переводом нашей брошюрки "Социализм и война"), надеясь, что в Вашей Лиге есть товарищи, знающие немецкий язык. Если бы Вы могли помочь нам издать эти вещи на английском языке (это возможно только в Америке и после того мы пошлем их в Англию), мы охотно приняли бы Вашу помощь"4 .

В заключение Ленин пишет: "Мы были бы очень рады... соединить нашу борьбу против соглашателей за истинный интернационализм". Несмотря на наличие некоторой идейной путаницы в духе анархосиндикализма, несмотря на сектантский характер Американской социалистической рабочей партии (SLP) Ленин считает возможным вовлечь ее в русло борьбы революционного интернационализма с социал-шовинизмом с тем, чтобы в ходе этой борьбы поднимать этих левых до уровня классовой сознательности пролетарского революционера. А. Коллонтай, немало усилий тратившая иногда на

1 Архив Ин-та Маркса - Энгельса - Ленина. N 20616. Письмо А. Коллонтай В. И. Ленину. 1915 г.

2 Лен. сб. II, стр. 254. Разрядка моя. - Д. Б.

3 Лен. сб. II, стр. 259.

4 Лен. сб. II, стр. 257 - 258.
стр. 42

привлечение полуцентристских элементов, сомневалась в возможности сотрудничества с интернационалистами из рядов революционного синдикализма. Так, в письме от 2 февраля 1917 г. она пишет: "Я считаю, что "если уже выступать "Левой Циммервальда" как самостоятельному центру, так надо быть гарантированным от смешения нас с путаниками из IWW. Но ни Павлов, ни Ник. Ив. Бухарин, ни Rutgers этой боязни не разделяют и намерены "захватить" SLP в свои руки"1 .

Мы знаем, что в первый период существования Коминтерна к нему примкнули некоторые анархо-синдикалистские элементы, из которых часть "переварилась" и органически вошла в ряды коммунистических партий, часть "отсеялась". Искать иных "гарантий", кроме испытания в огне борьбы за линию революционного интернационализма в период "становления" III интернационала, было бы доктринерством.

Ленин был далек от доктринерского отгораживания от тех революционных элементов, которые были в синдикалистском движении. Так, во Франции он считал необходимым вести работу не только среди социалистов, но и среди синдикалистов. По настоянию товарищей, работавших среди французов, Ленин 10 февраля 1916 г. написал обращение к французской оппозиции в виде открытого письма т. Сафарову, который в это время был выслан из Франции. В этом обращении Ленин пишет: "Я видел в Циммервальде Бурдерона и Мергейма. Оба они больше всего боятся раскола. Ни одного шага, ни одного слова, которые бы могли вести к расколу социалистической партии или рабочих синдикатов во Франции или к расколу II Интернационала, к созданию III Интернационала, - таков лозунг и Бурдерона и Мергейма"2 . И дальше Ленин показывает на фактах, что раскол назрел в ряде социалистических партий и что даже Бурдерон и Мергейм на деле идут к расколу партии и синдикатов. Он показывает, что Бурдерон и Мергейм "разделяют ошибку, слабость, робость большинства Циммервальдской конференции". Он предлагает французской оппозиции выступить с заявлением о том, что она солидарна "только с немецкой оппозицией, только с Рюле и его единомышленниками!!" В заключение он выражает надежду, что французский революционный пролетариат быстро научится нелегальной работе, которой требуют новые условия, и тем самым "подтолкнет и французскую оппозицию". Особо трудные условия для развертывания революционно-интернационалистского движения во Франции, которое Ленин отмечал еще на Циммервальдской конференции, помешали созданию во Франции сколько-нибудь значительных опорных пунктов Циммервальдской левой. Гораздо лучше обстояло дело в скандинавских странах (особенно в Швеции), где оппозиция (главным образом "молодые") решительнее чем в других странах выступала на борьбу против оппортунистического партийного руководства, не останавливаясь перед перспективой раскола.

Шведские левые показали себя революционными интернационалистами на деле. Несмотря на отклонение партией предложения оппозиции о созыве рабочего конгресса для выработки внепарламентских средств для

Инесса Арманд, активная участница Международной конференции женщин социалисток в Берне. 1915 г.

1 Архив Ин-та Маркса - Энгельса - Ленина. N 20630. Письмо А. Коллонтай В. И. Ленину от 2/II 1917 г.

2 Ленин. Собр. соч. Т. XIX, стр. 21.
стр. 43

предотвращения подготовляемой шовинистами войны она такой конгресс созвала в Стокгольме 18 и 19 марта. На нем было представлено "свыше 40 тысяч организованных рабочих, т. е. более половины шведских рабочих вообще"1 . В принятой резолюции говорится, что конгресс высказывается за необходимость массового выступления для борьбы против всех военных планов. "Первым средством в этом направлении конгресс считает широкую всеобщую забастовку..." В день конгресса были арестованы Хедт, Ольелунд и Хеглунд, которых обвинили в государственной измене и приговорили к разным срокам каторжных работ. Оппортунисты из партийного руководства всячески травили "молодых" и, опубликовав секретный циркуляр о созыве конгресса, фактически совершили донос на оппозицию. Все это толкало левых на подготовку раскола, 28 мая 1916 г. А. Коллонтай пишет В. И. Ленину, что "один из лидеров оппозиции Стрем вышел из ЦК, и это означает начало раскола". "Работают шведы, - пишет она дальше, - хорошо для укрепления левой. Готовят умно составленный план сражения, который они собираются дать правым на предстоящем зимою партийном с'езде, в результате чего логически вытечет и формальное распадение партии. В их стремлении обособиться надо их поддержать"2 . Ленин, разумеется, принял живейшее участие в организации поддержки шведским "молодым". В письме, написанном в январе 1917 г., Коллантай пишет: "Нельзя ли сделать какие-нибудь шаги из Берна, чтобы поддержать молодых шведов? Надо придать им духу. Сейчас положение их очень трудное. Обдумайте это"3 .

В ответном письме Ленин намечает план организации помощи "молодым", в который входит организация группы большевиков для помощи им в деле выработки тезисов, писания статей и т. п. Ленин просит наладить сотрудничество его и других левых в газете шведских "молодых" и предлагает составить на основании изучения взглядов левых и правых в Швеции по основным вопросам "тезисы такого рода: теоретические (программные) и практические (тактические) разногласия: защита отечества; понятие империализма; характер войны; разоружения; социал-пацифизм; национальный вопрос; революция: "массовые действия" + диктатура пролетариата, гражданская война, отношение к профессиональным союзам, оппортунизм и борьба с ним и т. д."4 . Эти тезисы должны помочь шведским левым "выработать себе хорошую программу и тактику... новой партии". В том же письме он просит переслать ему выдержки из главнейших резолюций и статей, переведенных на русский, или немецкий, или французский языки. "В сущности, - замечает Ленин, - морально и политически мы все ответственны за шведских "молодых" и должны помочь им".

Эта помощь была тем более нужна, что, по выражению Ленина, "кажись, у молодых разброд и путаница дьявольские"5 .

С особенной наглядностью это сказалось в вопросе о расколе в Интернационале и в старых партиях. Линия большевиков на создание "партии нового типа", способной вести массы на борьбу за власть, была линией на раскол с оппортунистами. "Эта линия, - писал Ленин два года спустя после начала войны, в сентябре 1916 г., - замечательно подтверждена событиями, расколом в Англии и т. д."6 . Второй год войны принес ряд подтверждений правильности взятой большевиками линии на раскол.

Но у германских левых мы встречаем недооценку роли партии и меньшевистское преклонение перед "стихийностью", Непоследовательность, боязнь договаривать до конца революционные лозунги - вот что характеризует их. Декларируя крах II интернационала и борьбу за третий, т. е. декларируя раскол, они избегали прямой постановки вопроса о расколе своей партии, боясь обвинения их в раскольничестве делая ряд практических шагов в направлении подготовки раскола, они делали эти шаги нерешительно, вслепую, открещиваясь от "раскольнической" политики большевиков. Боязнь взять на себя ответственность за раскол, стремление передать инициативу в этом деле правым характерны для германских левых так же, как и для большинства левых западных социал-демократических партий.

Другой отличительной чертой германских левых является, как мы писали, неуменье "додумать до конца революционные лозунги".

1 "Интернационал молодежи", изд. "Молодая гвардия", 1916, N 4, 1/VI, 1916, стр. 7.

2 Архив Ин-та Маркса - Энгельса - Ленина. Письмо А. Коллонтай В. И. Ленину от 28/V 1916 г.

3 Архив Ин-та Маркса - Энгельса - Ленина. N 20626. Письмо А. Коллонтай В. И. Ленину

4 Лен. сб. II, стр. 287. 5 Лен. сб. II, стр. 283.

6 Лен. сб. II, стр. 276. Разрядка моя. - Д. Б.
стр. 44

Отель в Кинтале, в котором происходила конференция.

Это сказалось в листовке группы "Интернационал" по поводу исключения 18 делегатов из оппозиции правым руководством партии из состава с.-д. фракции рейхстага. В этой листовке она обвиняла сторонников Гааза - Ледебура в том, что они обрекли себя из страха перед демагогическими словечками "дисциплина" и "единство" на полное противоречие и двусмысленность существования каких-то теней, не смеющих "стать открытым знаменем борьбы против партийной диктатуры верхов". Критикуя центристов за их боязнь нарушить единство с оппортунистами, спартаковцы остановились на полпути в вопросе о расколе и закончили свою листовку призывом "отвоевать назад партию".

И здесь мы видим, как груз полуменьшевистских ошибок мешает германским левым дать до конца продуманную, последовательно марксистскую постановку вопроса о необходимости порвать со старой партией и создать новую партию.

Ошибки Р. Люксембург в брошюре, написанной ею в 1916 г. под псевдонимом "Юниус", Ленин связывал с отсутствием у германских левых нелегальной организации, с их слабостью с их неспособностью освободиться от влияния каутскианцев. "В брошюре Юниуса, - писал он, - чувствуется одиночка, у которого нет товарищей по нелегальной организации, привыкший додумывать до конца революционные лозунги и систематически воспитывать массу в их духе. Но такой недостаток было бы глубоко неправильно забывать, это не есть личный недостаток Юниуса, а результат слабости всех немецких левых, опутанных со всех сторон гнусной сетью каутскианского лицемерия, педантства "дружелюбия" к оппортунистам"1 .

Эта характеристика германских левых, данная Лениным в конце 1916 г. в статье, посвященной критике программной брошюры группы "Интернационал", показывает всю лживость утверждений троцкистских контрабандистов о том, что немецкие левые были, в отличие от большевиков, последовательными марксистами и настоящими революционерами, что они "предвосхитили" тактику большевизма послевоенного периода, когда ему пришлось якобы "перевооружиться"2 .

1 Ленин. Собр. соч. Т. XIX, стр. 189 - 190.

2 По этой же линии идет и ряд ошибок, имеющихся в моих работах. - Д. Б.
стр. 45

"Долой войну!" Воззвание Интернациональной женской конференции (Берн, март 1915 г.).

"Интернационал молодежи" - орган Интернационального об'единения социалистической организации молодежи. N 1, сентябрь, 1915 г. Цюрих - Швейцария.

Вся линия германских левых по основным вопросам тактики периода империалистической войны и ленинская оценка этой линии показывают всю несостоятельность попыток троцкистских контрабандистов фальсифицировать историю большевизма и историю Коминтерна.

Левые циммервальдцы, стоявшие на люксембургианской точке зрения, не понимали значения закона неравномерности развития капитализма в эпоху империализма, что сближало их с позицией Троцкого, защищавшего уже тогда тезис о невозможности построения социализма в одной стране, тезис, ставший теперь духовным оружием контрреволюционной буржуазии. Таким образом разногласия шли по основным вопросам теории и тактики пролетарской революции.

Р. Люксембург, К. Радек, Пятаков, Бухарин и другие представляли себе пролетарскую революцию как "чистую" социальную революцию, где на одной стороне будут капиталисты, а на другой - пролетарии. Они забывали о мелкой буржуазии, о крестьянстве, об огромных массах полуколониальных, крестьянских в своем большинстве, наций. Спор Ленина с ними был спором о демократических резервах пролетарской революции. Это была непримиримая идейная борьба.

Ошибки Бухарина, который в это время плелся в хвосте люксембургианцев, писал в 1916 г. Ленин, могут погубить "правое дело".

Ленин боролся на два фронта: против Каутского и: против Бухарина и его друзей - люксембургианцев.

Взгляды Бухарина как и взгляды Радека были опасны именно тем, что они грозили повернуть нарождающийся новый интернационал на старый путь социал-демократизма. Вот почему Ленин, отстаивая свои взгляды в рядах Циммервальдской левой, не останавливался перед самой резкой критикой своих соратников.

Ленин вел непримиримую борьбу с этими неверными взглядами в рядах левых, и только благодаря этому размежеванию стало возможно об'единение левых элементов старых партий в классово монолитную международную ленинскую партию. Только на базе революционного марксизма, только на базе ленинизма мог быть создан III интернационал. Его зародыш - Циммервальдская левая - не была однородна. Наряду с последовательными марксистами и пролетарски-
стр. 46

ми революционерами в ее рядах были и элементы, колеблющиеся между революционным интернационализмом и социал-пацифизмом и "наивным антимилитаризмом", были элементы, колеблющиеся между большевизмом и меньшевизмом.

Борьба Ленина и большевиков против "колебания в основном", против полуменьшевистских установок левых, борьба Ленина "с шатаниями мысли" в рядах Циммервальдской левой была необходимым условием об'единения всех, кто мог быть в рядах подлинно левых, необходимым условием создания III интернационала. Левые западных социал-демократических партий лишь тогда вошли в ряды Коммунистического интернационала, когда большевизм "разбил их предрассудки, победил, разбил их неправильные установки" (Каганович). Борясь за партию нового типа, Ленин сплачивал вокруг большевиков все, что было среди левых действительно революционного. В борьбе с оппортунизмом проверялись левые группы и течения. Под огнем большевистской критики они освобождались от социал-демократических пережитков, от неправильных установок, от полу меньшевистских ошибок.

Этот путь был единственно правильным путем к созданию партий нового типа, коммунистических партий.

Сила коммунистических партий, сила Коммунистического интернационала заключается в том, что он опирается на исторический опыт революционного рабочего движения всех континентов и всех народов и в своей теоретической и практической работе целиком и безоговорочно стоит на точке зрения революционного марксизма-ленинизма1 .

Созданный в период штурма капитализма, Коммунистический интернационал отстоял вместе с российским пролетариатом одну шестую земного шара - СССР - и создал из нее под руководством вождя рабочих и трудящихся всего мира т. Сталина базу международной пролетарской революции.

Сейчас мы стоим на пороге нового тура революций и войн. События в Австрии и Франции показали, что ситуация в Европе настолько революционна, что массы, отбрасывая либеральную болтовню социал-демократии, начинают разговаривать с буржуазией языком большевизма.

Но массы, не имея руководящего боевого штаба, не могут добиться победы. "Победа революции, - говорит в своем докладе на XVII с'езде партии т. Сталин - не приходит сама. Ее надо подготовить и завоевать. А подготовить и завоевать ее может только сильная пролетарская партия".

Исторический опыт подготовления Коминтерна, упорная борьба Ленина в период войны по собиранию, об'единению и большевистскому воспитанию левых элементов показывают трудности, которые пришлось преодолеть при создании международной пролетарской партии - Коминтерна.

Но трудности никогда не останавливали подлинных интернационалистов, подлинных большевиков. В результате революционных боев 1917 - 1919 гг. был создан Лениным Коминтерн - "величайшее достижение рабочего класса всего мира, завоеванное на основе опыта всего предшествовавшего мирового рабочего движения"2 . Коммунистический интернационал, возглавляемый после смерти Ленина его лучшим соратником и достойным учеником т. Сталиным, создавший таких "бойцов, как Тельман, Димитров и др., является лучшей порукой тому, что Коминтерн, вооруженный самой передовой теорией, имеющий армию коммунистов, не считая ВКП(б), в миллион человек, несущих высоко знамя Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина, добьется победы революции во всем мире.

1 См. программу Коминтерна.

2 Из тезисов "Пятнадцать лет Коминтерна".

Опубликовано 01 июня 2014 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Д. БАЕВСКИЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Борьба классов, № 3, Март 1934, C. 34-47

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.