Дневник инженера И. А. Харкевича

Мемуары, воспоминания, истории жизни, биографии замечательных людей.

NEW МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ


МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Дневник инженера И. А. Харкевича. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2020-07-22
Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 2009, C. 61-75

6 ноября.

 

Ну, наконец, война и нас покрыла своим крылом. Пережили жуткие дни. Началось 4 ноября часа в 3 дня. Был очень облачный день, облака плыли низко. Была объявлена воздушная тревога и мы заняли свои места на крыше, стали наблюдать. Били зенитные орудия заградительным огнем и по всему городу. Вскоре над инструментальным поселком вывалился самолет Ю-88 (2-моторный) с крестами и свастикой на хвосте. Встреченный разрывами зениток, он быстро снова ушел в облака. Потом снова самолет появился над заводом, я ожидал что вот-вот бросит бомбы, было жутковато. Самолет еще один бросился в юго-западную сторону, очень низко летя над ["Гвоздилкой"].

 

Вслед за ним гнал наш "Ястребок". Уже за ["Гвоздилкой"] "Ястребок" вдруг резко пошел вниз, сбитый, очевидно, пушкой с самолета, а "немец" спокойно развернулся и пошел заходом на "Двигатель революции"1. Вскоре раздался грохот сброшенных бомб и поднялись столбы дыма и пламени.

 

Отбомбившись на станкозаводе2, "Двигателе революции" и на Автозаводе, шли очень быстро и низко, так что зенитки не могли доставать их за крышами домов, пятерка Юнкерсов-88. Они шли к Волжскому мосту, но там их встретили зенитки и пулеметы. По городу же и заводам пулеметы, видимо, отсутствовали, и это так: сегодня зенитчики у механика заказывали еще треноги для зенитных пулеметов. Немец вел себя хозяином и бомбил на выбор. Пострадали: "Двигатель революции", слегка Автозавод, завод [имени Ленина]3.

 

Там погибло почти все руководство: они по воздушной тревоге собрались на командном пункте, куда и ввалилась тонная бомба. В городе на улицах из пулеметов немцы обстреляли народ и несколько бомб сбросили без всякого результата около мостов. Уже жертв и разрушений много везде. Немец хозяйничал неспеша, летал низко и бил наверняка. Отбомбившись на Автозаводе, немец низко по крышам домов прогрохотал над американским поселком4, набросал бомб по восточному поселку5 и Карповке, разрушив ряд домиков. Когда стемнело, часов в восемь вечера снова началась зенитная стрельба. Погода разъяснилась, и стояла морозная лунная ночь. Стрельба затихла, я поехал домой. Не успел поесть по приезде, как была объявлена воздушная тревога и началась усиленная зенитная стрельба. Мы все пошли в

 

 

Окончание. Начало см. Вопросы истории, 2009, N 10.

 
стр. 61

 

щель. Бедные мои, дорогие мои, как болит душа за вас! Наташа перенесла довольно спокойно и мужественно. Леля также мужественно переносит опасность. Не успели еще разместиться в щели, как в южной части нашего поселка вспыхнул пожар и усиленно падали бомбы, грохоча разрывами. Всю ночь была бомбежка автозавода, 12 часов просидели в щели и вышли лишь под утро, когда объявили отбой. Возник ряд пожаров, бомбы попали в цеха автозавода, несколько попало в ТЭЦ, но не взорвались.

 

День 5-го пошел спокойно, ночь снова лунная, и снова объявлена воздушная тревога, снова забились в щель как тараканы, снова жуткая ночь, во время которой все новые и новые эшелоны самолетов сбрасывали бомбы над северной частью автозавода и Соцгородом6. Грохот от бомб, грохот от зениток. Душа болит за своих дорогих. Перебросил их с вещичками кое-какими в город к Павлу Петровичу. Что-то будет дальше? Москву немец захватывает в громадные "клещи", вокруг города Горького народ с заводов роет укрепления, Москву если возьмет, двинется на Горький. Укрепляют город как будто бы надежно, но что будет с жителями в этом городе7. Как ругаю себя, что не отправил своих в Сибирь к Галине. День прошел сегодня спокойно, что принесет с собой ночь.

 

8 ноября 1941.

 

Ночь с 6 на 7 и день 7-го прошли спокойно. Мои живут у Павла Петровича, но опять беда. У П. П. сын в последней стадии туберкулеза, Леля уже в панике, что заразим Наталку туберкулезом. Если все успокоится, нужно снова перебраться на Американский.

 

[После 15 ноября].

 

В день годовщины революции слушали речь Сталина. Речь бодрая, ни тени паники, и вливается надежда, что наши дела поправятся. И в ночь на 15-е был налет, били зенитки, прилетел самолет и сбросил бомбы у Сортировочной. Выступал по радио председатель горсовета и сообщил горьковчанам, что бомбы упали вовсе не на жителей и заводы, а на огороды. Лучше бы уж не выступал с брехней, если об этом говорить не следует.

 

А вообще жутко. Совинформбюро занято мелкими эпизодами, которые никто не слушает и не читает. О действительном положении молчит, и в этом жуть и ужас. Ползут слухи, из Москвы продолжают бежать, что-то ожидает нашу страну?! После речи Сталина вливается уверенность, что все "рассосется". Эх, если бы так!

 

Встречаем зиму. Нынче она будет ранняя и, нужно полагать, суровая. Ноябрь стоит весь морозный. Топливо есть, дома тепло. Кормят достаточно хорошо, на базаре продуктов много, и достаточно дешевы. Лишь бы немцев погнали назад.

 

7 декабря.

 

Получены радостные [вести] с фронтов, немцев поперли от Москвы, стало веселей на душе. Морозы стояли свирепейшие - это здорово помогает нашим, уже взяты крайние города, взятые немцами. Дело принимает уже радостный оборот, если так пойдет дальше. "Непобедимые" армады Гитлера получили, наконец, по зубам и начинают "смазывать пятки". Не пришлось Гитлеру принимать парад на Красной площади, не придется теперь совсем.

 

1 января 1942 г.

 

Немцев [беспрерывно] теснят назад, освобождены массы городов и сел. "Непобедимые" гитлеровцы бегут, бросая технику, которая к нашим морозам и снегам ["мало привышна"]. Москвы Гитлеру теперь не видать, настроение у народа идет на подъем. Веселей заниматься делом, появляется перспектива. В Горьком зимовать будем наверняка.

 
стр. 62

 

20 января.

 

Наш напор слабеет, сводки уже не включают в себя новых городов и сел, взятых Красной армией. Наши стоят под Ржевом, Вязьмой, близко от Смоленска и Орла. Тульская область, Калининская область почти очищены от немцев, трофеи, но самое главное наступил наш черед бить немцев и их "непобедимость". Для всего мира стало ясно, что есть сила, которая смогла противостоять непобедимой немецкой технике. Морозищи стоят небывалые, все время 35 - 40 ниже нуля.

 

6 февраля.

 

Немец нас не забывает: в ночь с 4 февраля на 5/II прилетел на большой высоте, с выключенными моторами вышел на цель, сбросил 3 бомбы на цех моторов и смотался, но попал довольно здорово: линия коленчатого вала выведена из строя. 5 февраля снова налет, снова на большой высоте, с выключенными моторами вышел на цель - Автозавод и сбросил 3 бомбы, попали на дорогу, одна кладовщица убита. Народу много погибло с 4-го на 5/II. Погибла жена Гисина, американка Ромона. Бедная женщина, не повезло ей. Мужа посадили ни за что ни про что, и теперь балка свалилась ей на грудь.

 

Морозище стоит свирепый 38 - 40° С. Вестей хороших с фронтов нет, но нет и плохих. Идут разные разговоры, что наши армии двигаются вперед и об этом только не сообщают, сообщат сразу ко дню Красной армии. Что-то плохо верится. Видно, наше наступление остановилось.

 

[28 февраля].

 

Снова воздушная тревога, но все как будто бы благополучно. Из-за мороза в щель уже не ходим, сидим дома в коридоре и ждем своей участи. Я к тому же болен гриппом, и осложнился [плеврит]. Кормят на заводе одной водянистой [лапшой], недостаток продуктов сильно сказывается. Хлеб только черный. С такого питания после болезни сил не наберешь. 23 февраля никаких, конечно, сногсшибательных сообщений не было. Взяты какие-то [3 незначительных] пункта. Наступление окончательно остановилось. На юге наш фронт идет через Лозовую, Ростов-Дон снова в наших руках. Ленинград продолжает оставаться в окружении.

 

15 апреля.

 

Сегодня день рождения моей дочки, ей исполняется 7 лет. Мать из кожи лезет, чтоб устроить праздник. Бедная мобилизует все средства, но получается вообще убого, а по нынешним временам [все-таки] роскошно: и белые булочки, и чай с сахаром. У Наталки предстоит целое собрание на 15 персон, оживлена ужасно и ждет с нетерпением вечера. Мамаша кряхтит, ее запасы, при всей скудности, пострадают.

 

Мне нужно сегодня прийти пораньше, чтоб наладить патефон со сломанной пружиной и помочь матери.

 

Подарил я Наталке дешевенькую брошку - синего жука - убогий подарок - иного ничего нет по магазинам, война все проглотила. Дочка же подарком была довольна, несмотря на его убогость, для меня это главное.

 

Празднование рождения дочки для меня сорвалось, приехал замнаркома Кучумов и назначено совещание на 8 часов вечера.

 

Не совещание, а баня для всех нас, в том числе и для директора. Программу завод выполняет похабно и плохо по боеприпасам. Трудности на каждом шагу, но хуже всего душит транспорт. Осталось 19 машин на весь завод, вместо пяти десятков. Нет тары. Топлива не стало для котельной, торф на болоте, цеха простаивают из-за нехватки пара по 2 - 3 дня в неделю. Ввели график, чтоб организовать простои, дабы меньше они влияли на невыполнение программы. Тяжело... но из этого положения нужно вылезать!

 
стр. 63

 

Кучумов хорошо и мобилизующее говорил о нашем долге в отношении фронта. Правильно заметил, что выполнение программы на 90% зависит от завода, но все же 10% внешних причин, в том числе нужно считать и топливо, тянут завод книзу, демобилизуют руководящий состав и, следовательно, весь коллектив.

 

[Слюнтяйничать] нельзя, пасовать перед трудностями также нельзя, необходимо, как говорят, ковать победу над немцами, но... трудностей все больше и больше.

 

С болью в сердце думается о будущей зиме. Топлива нужно 13 000 тонн, уголь нужно завезти по железной дороге, но поступлений никаких. Тяжелая [предстоит] жизнь летом, зимой жизнь будет сплошной каторгой. Лишь бы зима была не суровой! Приложим все силы, чтоб что зависит от нас - сделать!

 

Характерная особенность бросается в глаза на нашем совещании: за столом сидит замнаркома - тучный [обрюзгший], хотя и сравнительно молодой, с 2-мя орденами, рядом упитанный директор завода (Романов), главный инженер неплохой упитанности, секретарь парткома (Новиков), розовый как поросенок, и совсем упитанный секретарь обкома по промышленности ([Кочетков]), а напротив через стол - руководители цехов и отделов: бледные, с обтянутыми скулами и провалившимися глазами. Весь народ сильно сдал телом. Трудно и очень трудно, особенно для некоторых рабочих. Питание очень и очень слабоватое. Лапша "домашняя" с водой без признака жиров и овощей и хлеб. Но с тем, что творится в осажденном Ленинграде, находимся в лучших условиях. Конечно из тех же продуктов с добавлением только лука можно значительно улучшить питание, но общественное питание и не работало хорошо, отвратительно работало, и будет так же плохо работать и дальше. Все построено на отсутствии заботы, заинтересованности в том, чтоб улучшить, на самоснабжении воров и вопиющем нарыве на теле СССР - "блате". Слаба наша экономическая система была до войны, а к войне и вовсе не приспособлена. Старая [...] царская Россия четыре года воевала, а экономика в стране держалась сносно, в смысле обеспечения населения продовольствием, и условия тогда не идут ни в какое сравнение с тяжелыми теперешними, даже если для сравнения взять конец 16-го. В чем же дело? Где причины?

 

Кончилось совещание около часа ночи, домой добрался во втором. Наташа спит не раздеваясь, на автозаводе положение N 1 - ждут налета, но, нужно полагать, не будет. Ночь темная, никаких ориентиров не найдут. Было объявлено положение N 1 и днем - [...] где-то на подступах к Горькому кружились самолеты немцев. Погода была ясная. Становится тревожнее, чем [...] Зимой до 4 февраля совсем успокоилось и даже слишком. До боли сжимается сердце за мою дорогую Наталку и ее мамку. Хорошо, чтоб их не было в Горьком. Зимой эшелоном Стройгаза не отослал - боялся пропадут в мороз. Дорога дальняя. Нужно думать об отправке в Васильсурск8 на лето, может быть, пристроиться им через сестру Веры Ивановны.

 

1 июня 1942.

 

В ночь на 30 мая был налет, появились несколько самолетов. Сбросили фугасные и зажигательные бомбы в районах Ратманихи9 и Костарихи10, а также в щитках11. Есть жертвы, [лето] для нас начинается плохо. На фронте удручающая неясность и, видимо, [наши] дела [неважны].

 

23 июня.

 

В ночь на 23 июня налет на завод N 21. Сбросил. 4 бомбы упали в картошку. Это дело для нас подходящее, пускай продолжает в том же духе. Советская картошка не так уже дорога, чтоб за ней лететь 800 км и израсходовать пару тонн бензина и тонну бомб.

 
стр. 64

 

25 июня.

 

Сегодня ночью в 1 час 50 мин. воздушная тревога - прошла спокойно. В 7 час. 50 мин. забухали зенитки и снова объявили воздушную тревогу. Видно, разведчики - можно бы было обойтись без такого "торжества", как объявление воздушной тревоги.

 

26 июня.

 

Сегодня в ночь 1 час 45 минут снова воздушная тревога. Прошла довольно спокойно: постреляли, а бомб не было. В 7 час. 20 мин. снова воздушная тревога, но без стрельбы. Небо ясное. Наши истребители бороздят высоту.

 

27 июня.

 

Снова воздушная тревога в 4 ч. 30 мин. Прошла спокойно, даже без стрельбы. С утра погода ясная, днем гроза с сильным дождем.

 

5 июля.

 

Еду в Москву на коллегию НКСМ с Черкасовым. Для хорошего не вызовут - будут мылить голову, очевидно, за мазут: и много расходуем и в стране мазуту нет. Немец вроде жмет.

 

7 июля.

 

Немцы перешли в наступление и крепко жмут наших. Сегодня проснулся в гостинице и услышал по радио. Наши войска оставили ряд городов, и в том числе ст. Оскол. Похоже, Барвенковское направление - направление Сталинградское, и немец попрет на Волгу. Черт его удержит по степным местам. Все условия для его танков и самолетов.

 

27 июля.

 

Дела наши на фронте плохи. Немец нас не забывает - сегодня днем воздушная тревога в 9 ч. [20] мин. началась и в 10.20 кончилась. Может быть, упражняется некстати наше МПВО, и так на душе плохо, а тут еще нервы рвут.

 

2 сентября.

 

Сегодня в ночь воздушная тревога в 3.40, оконч. 4.30; утром также 10 ч. 05 и 10 ч. 30 мин. конец. Все спокойно. Ночью не большой мороз, но ботва у картошки подмерзла.

 

3 сентября.

 

Ночью опять воздушная тревога в 1 ч. 40 мин. Окончилась в 2 ч. 30 мин. Прошло спокойно. На фронте так погано, что писать не хочется. Бедный Сталинград!

 

22 сентября.

 

15 месяцев войны, да какой войны: ужасной, кровопролитной. Днем короткая воздушная тревога. Сильная облачность. Стрельбы зениток не было, самолеты не появлялись!

 

12 октября.

 

Был в Москве. Сильно избили, что ничего не делается на заводе по мазуту - по переводу печей на дрова. Немец лезет на Кавказ, дела наши никудышны. Ко всему, сгорел [Волочильный] цех - дотла. Еще забота и еще беда.

 

30 октября.

 

Сегодня в ночь две воздушных тревоги, в 22.30 и оконч. 23 ч. 30 м., потом в 4 час. и конец в 5 час. Стрельба небольшая из зениток, но ночь бессонная. Слухи есть, что наши начинают жать немца.

 

6 ноября.

 

8 ночь была воздушная тревога. Ночь темная и звездная, нач. 2 ч. 15 мин., ок. 4 час. 15 мин. Прилетело несколько самолетов. Сбросили осветительные ракеты и бомбили Чкаловскую улицу в Канавине12, стекол набито по всей улице, но есть и жертвы. С праздником "поздравляет" и не забывает нас.

 
стр. 65

 

Декабрь 1942 г.

 

Слухи подтвердились. Оказывается, наши перешли в наступление еще 19 ноября и сильно дали по зубам немцам. Отлегло от души. Враг опрокинут. Газеты полны известиями о наших победах. С нетерпением ждем сообщений в "последний час". Наша армия второй раз доказывает немцу, что "непобедимость" его сомнительна.

 

В районе Владикавказа (г. Орджоникидзе) разгромили немца в первый раз. Разгромили лучшие немецкие войска: 13-я немецкая танковая дивизия, полк "Бранденбург" и др. Немцы оставили убитых солдат и офицеров свыше 5000 чел. Взяты большие трофеи.

 

1 января 1943 г.

 

Новый год - разгром немцев продолжается. Здорово им попало. Скромно встретили новый год. Лелюша кое-чего сделала. Пили кофе с сахаром и лепешками из ржаной муки. Есть какие-то надежды, что немца окончательно разобьют. Хорошо бы, чтоб новый год был последним годом этой проклятой войны. Милая моя Леля, как она похудела, жалко смотреть на нее. Стала ворчливой и сердитой. Все чаще ссоримся мы с ней, т.к. ее воркотня плохо мной переносится. Даю себе обещание не раздражаться, но [...] организм сдает. Чаще прихварываю, нервишки плохо терпят, грублю Леле и после раскаиваюсь, что не сдерживаюсь.

 

3 января.

 

Сообщили итоги первых 6 недель боев под Сталинградом. Разгром под Сталинградом причисляется к классическим. За 6 недель разгромлено 36 дивизий, из них 6 танковых. Немцы потеряли убитыми 175 тысяч солдат и офицеров, 137 650 взято в плен. Окружены 22 немецкие дивизии!

 

5 февраля.

 

Немцам, взятым в кольцо, предложили сдаться, но они отказались. Кр. армия 10 января перешла в наступление и начала генеральную атаку. 2 февраля закончилось одно из крупных сражений в истории войн. Германская армия разгромлена под Сталинградом окончательно во главе с фельдмаршалом Паулюсом, попавшим в плен. На снимках Паулюс сидит на допросе у Воронова13. Морда свирепая у этой сволочи. На его душе тысячи загубленных наших и немцев. Помимо Паулюса взято в плен 23 генерала, более 2500 офицеров, 91 000 солдат.

 

2 апреля.

 

31 марта завершена зимняя кампания против немцев. Германским полчищам нанесены тягчайшие поражения под Сталинградом, на Северном Кавказе, на Кубани, в районе среднего Дона и Воронежа, ликвидированы плацдармы для нападения на Москву на центральном фронте (Ржев, Гжатск-Вязьма, Демянская крепость и прорвана блокада Ленинграда).

 

За 4 месяца и 20 дней труднейшего наступления Кр. армия продвинулась на Запад кое-где на 600 - 300 км, освобождены от немцев 480 000 кв. км. Противник потерял: самолетов 5090, танков 9190, орудий 20 360, плененными 343 525 чел., убитыми 850 000 солдат, офицеров. Немцы считают, что они отступают по плану и 22 дивизии попало в кольцо тоже по плану. Побольше бы таких планов! Ржев тоже оставили по плану. По этому поводу турецкий журналист ["Ени Сабах" Ял чин] отмечает: "Любое поражение можно, конечно, изображать как проведенное по собственному желанию сокращение фронта и, следовательно, как собственный успех. Но нужно, чтобы кто-нибудь этому поверил..."

 

15 апреля.

 

Дочке 8 лет. Очень скудно отметили это событие. Мамка на этот раз ничего не могла собрать и только дочке испекла маленькую белую булочку.

 
стр. 66

 

17 апреля.

 

В 4 часа объявлена воздушная тревога. Дежурил на заводе, начинается сезон. Зенитки били со стороны Балахны14, отбой в 5 час. 08 мин. В 5 час. 45 мин. снова забухали зенитки, но уже рядом с заводом, выскочил на вышку. Ясно был виден самолет, который летел с юго-востока в редких облаках. Вслед за ним в 6 час. появились наши истребители. На фронтах без перемен.

 

5 мая.

 

Наконец, треволнения земельные кончились, и за нами закрепили участки. Рою как крот. Нынешний год посадили с Лелей столько картошки, чтоб и зимой хватило и на семена. Еще отдает свой участок Ксения Александровна. Работы хватает.

 

10 мая.

 

Начали сажать картошку на участке Литейного. Сажали яровизированными семенами. Еще на "Кр. Этне" нужно засадить участок. Работы по горло, и еле разгибаюсь от копки. Участок Литейного вскопал, за ним 466-го завода, а дальше Кс. Ал-на. Когда-то попаду на "Кр. Этну" и [далеко и несподручно].

 

1 июня.

 

В 22 ч. 45 мин. стрельба зениток в направлении Балахны, не то по немецкому, не то по своему лупанули. Побухали минут 10 - 15.

 

2 июня.

 

В 6 час. редкая стрельба из зениток над Автозаводом. Разрывы высоко. Видимо прилетал немецкий разведчик. Черт бы подрал этих немцев, не дают покою. Поговаривают, что готовят немцы налет на Горький, на фронтах спокойно, ну они и пощупают тылы.

 

5 июня.

 

Теплая и тихая летняя ночь, ни облачка, все небо усыпано звездами, на западе еще не потухла вечерняя заря. В 0 час. по радио завыла сирена воздушной тревоги. Было тихо, зенитки огня не открывали, и город притаился во тьме. Я вышел из дома, побродил вокруг дома и думал, что так и пройдет. Прошло с полчаса и в отдалении забухали зенитки. Стрельба все приближалась к нашему району. Вдруг с неба яркие звездочки и через несколько минут штук по 20 осветительных ракет повисло в различных местах над Автозаводом. Наш поселочек был осветлен как днем. Красноватый свет заливал всю местность, при этом свете можно было разбирать мелкую печать. Зенитный огонь усилился, и вслед за этим послышался рев самолетов, выходящих из пике. Послышался нарастающий свист бомб и грохот разрывов. Первые бомбы упали в ТЭЦ, с тяжелым сердцем смотрел я на пламя, которое взвилось над котельной. Столбы пламени под грохот взрывов поднялись и в других частях Автозавода. Сразу целая огненная стена выросла над Автозаводом, таких налетов еще не было. Чувствовалось, что налет массовый, т.к. рев самолетов слышался один за другим, за ним свист бомб и грохот разрывов. Немцы неистово бомбили по образовавшимся огненным ориентирам, одновременно бомбя шоссейные дороги вокруг завода и поселков. Зрелище жуткое. Жители нашего поселка, в том числе и Леля с Наталкой, не успели уйти в щели и стояли в коридорах и лестничных клетках. Наши домики вздрагивали и тряслись при каждом взрыве близко упавших бомб. Чтоб не поранило стеклом от взрыва упавшей бомбы, мы с Лелей залезли в подполье. Боязно было, что дом загорится и мы попадемся в подполье, как мыши в мышеловке. Я все время стоял наготове, чтобы вытащить своих дорогих. В довершение всего сильно мигнул свет, напряжение упало до нуля, но потом восстановилось и снова упало до нуля, свет погас. Очевидно, повредило линию 115 кв.,

 
стр. 67

 

а может быть и самую ТЭЦ. Зенитки били, но не очень интенсивно. Чувствовалась слабая защита. От каждого близкого взрыва бомб сыпалась земля в подполье, и ныло сердце за моих дорогих Лелю и Наташу [...]

 

К двум часам ночи реже стали взрывы бомб, море огня полыхало над Автозаводом. Зенитки стали бить реже. Скоро все затихло, восток разгорался зарей. Тишина стояла непривычная, не слышно шума завода, доносились голоса людей, гудки автомашин. Дым стелился сплошным облаком, чуть гонимым предутренним ветерком.

 

Бедной Карповке сильно досталось. Вся она расположена вдоль шоссе, и немец, бомбя шоссе, разносил близстоящие домишки. Бросал бомбы 100 и 250 кг. Бомба 250 кг упала в центр шоссе против детского сада на расстоянии 20 метров от него, но все стекла по какой-то случайности остались целы. Отбой объявили в 2 часа, и он уцелевшим, измученным людям показался небесной музыкой. Мы уложили Наталку в постель, она довольно хорошо переносит бомбежку и проспала на этот раз на низенькой табуреточке и на маминых коленях. Бедная моя Леля измучилась за ночь, но внешне была спокойна.

 

Восток разгорался зарей, а с запада нашего поселка полыхало море огня, заливаемое едкими струями пожарных машин из пожарных водоемов. Воды не было, водозабор стоял, и замер весь громадный наш завод. Мы забылись тревожным и тяжелым сном...15

 

6 июня.

 

Аккуратно в 0 час. завыла сирена по радио, и была объявлена воздушная тревога. Немец принялся за нас всерьез. Есть слухи, что прошлую ночь Автозавод бомбило 50 - 60 самолетов. Жертв много, и разрушений столько, сколько не было ни в один из предыдущих налетов. Мы сегодня уже ушли в щель. Бомбежка была снова жестокой. У меня на коленях спала дочка, и я просидел почти все время в щели. Оборона была усилена танками, их автоматические пушки и пулеметы (американские танки) стучали [беспрерывно], и огонь переходил в сплошной рев, когда самолет пикировал поблизости. Перед рассветом стал затихать зенитный огонь и реже слышались взрывы бомб.

 

Снова море огня над Автозаводом. Нет ни энергии, ни воды, и даже радио прекратило свое действие. Кое-как узнали об отбое в 2 часа. Дело принимает тяжелый оборот. Бедные мои Наташа и Леля, нужно их убрать из поселка. Под воскресенье немец тоже летает. Это было в первый раз. Ранее он нас никогда не тревожил в воскресные дни. Налет был снова массовым, бомбил снова Автозавод, Соцгород. Сжег часть Монастырки16, разрушил часть поликлиники. Много жертв и разрушений. Зенитки действовали слабовато.

 

7 июня.

 

Снова воздушная тревога. Аккуратно в 0 час. объявили ее. Налет был массовым, слухи есть, что было 100 - 150 самолетов. Меня как на грех еще хворь накрыла, геморрой, черт бы его побрал, давно не было ничего, а тут еще до бомбежки он меня начал [беспокоить]. Спасаемся все у П. П. Тихомирова, в Канавине, на ярмарке17, за толстыми стенами церковного дома. Видно было, как повесил снова ракет над Автозаводом, Соцгородом. Опять громадный пожар. В Канавине спокойнее. Дочь и Леля в нижнем этаже дома. Наталка спит. Снова значительные разрушения; видимо, наши не в состоянии задержать немца, защита города плоховата, и он хозяйничает, добивает завод. Снова основательно досталось Автозаводу (море огня), снова бомбил Соцгород, Монастырку, попало и американскому поселку. Около нашей картошки против дома упала бомба кг 100. У всего нашего дома [повынесло] рамы и стекла. Моя квартира не пострадала, ее прикрыл дровяной сарай.

 
стр. 68

 

8 июня.

 

Снова налет. Воздушную тревогу объявили в 0 час. 10 мин. Через 20 минут после объявления воздушной тревоги были сброшены осветительные ракеты, штук 20 - 25. Налет был, [по-видимому], небольшим, прорвалось немного самолетов, но вели они себя так, чтоб была видимость большого налета: зажгли несколько очагов пожара - в Соцгороде, на Щитках, в Горьком - в конце Краснофлотской, был сброшен ряд фугасных бомб. От Станкозавода до Ворошиловского поселка (в лесу у "Кр. Этны") немцы сбросили целую серию зажигалок, видимо мелких. Удачно упали на землю и несколько минут горели целой полосой. На земле остались после них только выжженные пятна травы. Была летняя теплая ночь с небольшой облачностью. Наши крупнокалиберные пулеметы ловко расстреливали осветительные ракеты. Кроме того, не то дымовая завеса, не то дым пожарищ тушил падающие осветительные ракеты. Когда они попадали в эту полосу дыма, то светили не сильнее [полярной звезды].

 

8 2 часа 20 мин. был объявлен желанный отбой. Сразу же пошли спать. Люди достаточно [поизмотались] и валятся с ног от усталости.

 

9 июня.

 

В ночь на 9 июня в 0 час. 10 мин. объявлена воздушная тревога. Летняя тихая ночь, город притаился во тьме. Тревога прошла тихо, без единого выстрела зениток. Видимо, на подступах завернули всех назад. Желанный отбой был объявлен в 0 час. 55 мин. Пошли с радостью и спокойствием спать, больше уже не прилетят. На рассвете не рискнет немец и побоится наших истребителей.

 

За Лелю и Наталку я спокоен, [все-таки] на ярмарке спокойнее, особенно за толстыми стенами старинного соборного дома18. Там стены толщиной два метра. Нахожусь на заводе на казарменном положении.

 

10 июня.

 

В 0 час. 55 мин. забухали зенитки и зашарили по небу прожекторы. Ждали все время с неба "гостинцев", но постреляли минут 5 и все успокоилось. Мы отправились спать, но в 1 час 45 мин. снова поднялась стрельба из зениток и поиски прожекторов. С треском били наши: южная и северная дальнобойные зенитные батареи. Через 5 минут стрельба прекратилась, и остаток ночи проспали спокойно. Начинаем приспосабливаться: высыпаемся до 24 часов, если разбудят ночью, как успокоится - засыпаем мгновенно. Времена [беспокойные], но народ в большинстве мужественно переносит невзгоды. Даже наша милая Настя связная, и то мало дрейфит.

 

11 июня.

 

Поспал до 24 часов, а в полночь просыпаюсь как по заказу. Воздушную тревогу объявили в 0 час. 20 мин. Только кончила выть сирена и перестали тревожные гудки, как с неба посыпались осветительные ракеты и сильно забухали со всех сторон зенитки. Мы все (Леля, Наташа и я) были на Американском, они сидели в щели, я вылезал время от времени и глядел на обстановку, боялся чтоб не загорелся наш дом. Кое-что смог бы предпринять для спасения барахла. Правда теплые вещи мы заложили в погреб, а не то останешься на зиму голым.

 

Много бомб было сброшено на самый завод (немец методически стремится его разрушить, несмотря на довольно усилившуюся защиту). Досталось и Соцгороду, северному поселку, но особенно немец навалился на гавань. Сильный заградительный огонь над заводом отжал самолеты к востоку - к реке. Фугасные и зажигательные бомбы, предназначавшиеся заводу, повалились на бараки и маленькие домики гаваньского поселка19. Море огня и дыма, с крыши нашего дома все хорошо видно. Непрерывно доносится звенящий свист бомб, грохот разрыва, и тут же встают к небу столбы дыма и пламени. Картина жуткая и потрясающая, особенно, когда вспомнишь о на-

 
стр. 69

 

ших женщинах и детях. Какое [бессмысленное] истребление и применение творений ума человеческого! Сплошное море огня по всему горизонту, начиная с северного поселка завода и кончая гаванью. Сплошная стена огня и дыма, стоящая в воздухе тихой летней ночи.

 

В 2 часа 45 мин. был объявлен отбой, под картавый звук пионерского горна. Но этот сигнал показался измученным женщинам и детишкам небесной музыкой, они гурьбой вылезают из щелей, волоча за собой узлы и мешки. Все рады одному - что уцелели.

 

Моя милая Наталка с улыбкой на заспанном личике - она преспокойно проспала всю тревогу, несмотря на грохот разрывов и рев зениток. Тоненькая шейка и улыбающееся личико, тронутое летним загаром, веселые глаза вызывают у меня в горле спазм, и слезы подступают к глазам. Что-то готовит нам судьба. Мамка измучена, но внешне спокойна и держится хорошо.

 

Невольно думается, что многие на гавани, на заводе и в поселках уже не увидят больше ласкового солнышка, их стащат украдкой в сараи и зароют где-нибудь в братской могиле наспех и украдкой, чтоб осталось неизвестным число жертв.

 

На гавани и на заводе, а также и на поселках тушат пожары, слышны крики, гудки машин, воды не хватает. Неприятное и жуткое молчание выведенного из строя завода. Гулко раздаются голоса людей на рассвете летнего пригожего дня. Небо заволокло дымом грандиозного пожарища. Завод молчит. Засыпаем каменным, но в то же время чутким сном.

 

13 июня.

 

12 и 13 июня ночи прошли спокойно, но не верится, что немец окончательно успокоился. Леля и Наташа ночуют на ярмарке, днем приезжают на поселок. Леля день возится с огородами, а на ночь все уходим: я на завод дежурить, а Леля с Наталкой - спасаться на ярмарку. Вереницы людей на трамваях, с котомками за плечами, с тележками идут по шоссе подальше от Автозаводского р-на - кто в Горький, кто в Канавино, Ленинский городок, на "Этну" и т.д. Многие совсем уезжают в деревню.

 

14 июня.

 

Снова была беспокойная ночь. В 0 час. 03 мин. объявили воздушную тревогу. Опять засияли над городом и Автозаводом осветительные немецкие ракеты, плавно и торжественно спускающиеся на парашютах. Вслед за ними повалились на здания и на людей фугасные и зажигательные бомбы, опять ряд громадных очагов пожара запылал над Горьким, над Станкозаводом, "Двигателем революции", Карповкой и Автозаводом. Немец долбит систематически и настойчиво Автозавод - видно, поставил себе задачу вывести его совсем из строя, а мы не можем ему создать основательных и надежных препятствий. Волна за волной подходят самолеты, вздрагивает земля от взрывов бомб, и взлетают к небу столбы пламени.

 

Сижу на заводской вышке, наблюдаю за ходом бомбежки и результаты наблюдений передаю по телефону директору завода. Зрелище жуткое - это страдает наша страна! При падении бомб взрывная волна довольно основательно долетает до нас. Когда бомбили за лесочком Ворошиловского поселка (там несколько воронок), взрывной волной захлопывало тяжелую дверь нашей блиндированной будки. Если бомба упадет поблизости - нас сдует сверху, как тараканов, вместе с нашей блиндированной будкой. От осколков своих зарядов она защищает надежно.

 

За моих дорогих я спокоен, т.к. в том районе, где они, все спокойно.

 

Зазвучал горн отбоя в 2 часа 30 мин.

 

Опасность воздушного нападения миновала - отбой! Засыпаем тяжелым мертвым сном. В очагах поражения люди продолжают бороться с пожа-

 
стр. 70

 

ром, извлекают из-под обломков раненых и убитых. Ох, много их за эти жуткие дни! Несмотря на измученность, мне не спится. Встаю и еду на Американский посмотреть, что с домом. Дом цел, но один дом против Речкиных сгорел - попала в него зажигательная тяжелая бомба. Речкины на улице; домишка их расшиблен - штукатурка обвалилась, почти нет ни единого стекла. Догорает пожар. Люди не пострадали - сидели в щелях. Иду досыпать домой остаток тревожной ночи.

 

Барометр резко упал, видно, будет гроза.

 

15 июня.

 

Хоть все предвещало грозу, лезли тяжелые тучи, барометр непрерывно падал, но мы все-таки потащились ночевать на ярмарку. Леля, как обычно, очень затянула с уходом, и мы вышли из дома в 11-м часу ночи, от туч было уже темновато. Пошли на трамвай, но он не ходил, видимо, где-то сошел с рельсов. Решили [идти] пешком на Этновский трамвай, чтоб на нем добраться до вокзала. Милая моя Наталка, она стойко переживает трудности, со мной шла скорым шагом, мамка бедная наша еле поспевает за нами. Грохотал гром, сверкали молнии, уже падали крупные капли дождя. Еле успели дойти до Володарского поселка (трамвая также не оказалось), как хлынул дождь. Мамка вдарилась в панику, куда-то стремительно бросилась бежать, ужасно ругала меня (так положено по штату, что я всегда во всем виноват). Мы нырнули с Наталкой в первое парадное, благо хозяйка не препятствовала, втащили туда ворчавшую мамку и там довольно хорошо переждали грянувший ливень. Хороший и теплый, обильный летний дождь. Густые облака низко плыли над землей, уже сегодня, конечно, немцы не прилетят - сидеть бы нам дома.

 

Прошел трамвай на Этну, и мы пошли на остановку. Воздух чудесный, напоен озоном и влагой, немного боялся за Наталку, как бы не простудилась по сырости. Сели в трамвай, и в первом часу скитальцы добрались до Тихомировых, крепко и спокойно уснули.

 

16 июня.

 

Смотрел сегодня свои посевы, картошка на всех наших участках взошла раньше и лучше всех соседних - это агрономические успехи моей Лелюши. Все посажено яровизированными семенами, результаты хорошие!

 

Один участок Ксении А. в средине и низине весь залит водой - целое озеро! Там посажена сахарная свекла, но, как видно, все пропало. В последнюю бомбежку разбило водопроводную магистраль, всю низину затопило.

 

Ночь на 16/VI лунная, 85% диска, но прошла спокойно.

 

17 июня.

 

Снова спокойная ночь. Небо затянуло облаками. Самое опасное время с 22 ч. и до 2 ч. лил дождь. Блаженствуем и ночуем дома. Сейчас такие ночи для нас лучше!

 

[После 17] июня.

 

Пока все ночи спокойные, луна. Тихо и небольшая облачность. Погода отличная, но ничто не радует, кругом ходит смерть и разрушение. Наталка весела и радостна. Бомбежка на нее не оказала действия. Ее курносый нос задорно поднят кверху. Мамка озабоченная, не забывает ругать меня. Воды на поселке нет - пьем из канавы, и на огород таскаю также из канавы. Свету нет.

 

21 июня.

 

Ночь лунная, отдельные легкие облачк[а]. В 0 час. 20 мин. объявили воздушную тревогу. Все прошло спокойно. Зенитки не стреляли, и самолеты не появлялись. В 1 час. 10 мин. отбой, и голос диктора спокойно пожелал идти по домам. Остатки ночи спали спокойно.

 
стр. 71

 

Днем прилетал разведчик, бухали зенитки, население, занятое своими делами, мало обращало на это внимания: в белый день и разведчик не бомбит, но предзнаменование это нехорошее. Как бы этот разведчик не прилетел на следующую ночь, чтоб сбросить осветительные ракеты над тем местом, где он побывал днем. Истребители кинулись за ним, но, видно, он ушел от них.

 

22 июня 1943 г.

 

2 года тяжелой, кровопролитной и ужасной войны, развязанной и навязанной нам немцами. О сволочь Гитлер!

 

Ждем рокового часа. У всех предчувствие, что эта ночь не будет спокойной. Немец обязательно постарается напакостить в годовщину начала войны.

 

Воздушную тревогу объявили в 0 час. 10 мин., летают, сукины дети, пунктуально!

 

Мы заняли свои места, нас очень мало, наблюдателей: я и еще трое, ну да хватит. Посылаю для связи двоих на командный пункт и остаюсь еще с одним.

 

Осветительные ракеты посыпались близко от нашего завода и засияли, как паникадило. Завод стал виден как на ладони, все корпуса стояли в освещении [осветительных] ракет, медленно спускающихся на парашютах. Даже мелкую печать можно было разобрать при этой освещенности. Забухали со всех сторон зенитки, разрывая тишину летней ночи. По обеим сторонам нашего завода с треском, сотрясая здания, били зенитные батареи, ставя заградительный огонь. Мы сидели в своей будке, укрываясь от осколков зенитных снарядов, дождем сыпавшихся вокруг нас и стучавших по крыше котельной и будки. Некоторые долетали с визгом и свистом.

 

Первые бомбы загрохотали в Ленинском городке, вслед разрывам взлетали огромные столбы пламени, и ярко красный дым высоким столбом поднимался в летнее небо. Весь Ленинский городок был охвачен морем огня. Бомбы со свистом и грохотом валились на Автозавод, Соцгород, Карповку, Американский поселок, "Двигатель революции", Станкозавод и вокруг "Красной Этны". Целая стена огня, дыма встала по всему горизонту вдоль Оки. Горел уже Володарский поселок около "Этны", и полыхали ярким пламенем "Коморки" около Молитовской текстильной фабрики, громадный кирпичный 4-этажный дом, набитый 900 людьми. Много, как говорят, народу осталось в огне. В Ленинском городке спали спокойно, ведь прежние налеты доставались только Автозаводу, в Ленинский городок уходили спасаться с Автозавода.

 

Бомбежка была крайне жестокой. Тонные фугасные бомбы, предназначавшиеся, видимо, нашему заводу, попали на улицу возле бараков поселка "Металлист". Шлепнулись в болото у Дачного поселка. Видимо, огонь двух дальнобойных тяжелых батарей сильно отжимал к востоку самолеты и не давал им снижаться, поэтому бомбили с большой высоты и с малой точностью. Применялись зажигательные бомбы, которые от электрозапала рвались на высоте 300 - 400 метров, и горящая зажигательная жидкость бриллиантовым дождем лилась с неба. В небе плавали осветительные ракеты, их сшибали из крупнокалиберных пулеметов. Тысячи трассирующих пуль всевозможных цветов чертили воздух. Зенитки непрерывно грохотали, и непрерывно слышались свист и разрывы бомб, а вслед возникали новые и новые очаги пожара. Горизонт был весь в огне.

 

Около 3-х часов в воздухе зареяли красные ракеты (как оказалось после, немцы предупреждали своих о появлении в небе наших ночных истребителей). Реже стал огонь зениток - самолеты уходили, уже не слышно было разрыва бомб. В тишине летней ночи раздавались отдельные выстрелы зениток, да уже слышался встревоженный людской муравейник. Гудели автомашины. Начинался рассвет.

 
стр. 72

 

Распорядившись о пуске котельной, остановленной на время бомбежки, я поспешил, чтоб уехать с главным инженером и директором на Автозавод. Все мы спешим, чтоб узнать, что с нашими домами. За Лелю и Наталку я был спокоен, район ярмарки был вне бомбежки.

 

Поехали сначала в Ленинский городок, люди там уже тушили пожар, от большинства деревянных 2-этажных домов остались только печи да трубы. На месте одного дома стояла как-то боком железная кровать и на ней в позе спящего человека лежал обугленный труп не то женщины, не то мужчины. Когда мы подъезжали к дому, где жил наш начальник ОРСа20 разорвалась бомба замедленного действия. Чуть не вылетели стекла в нашей машине - дунуло солидно, хорошо что стекла были опущены. Опустошение немец произвел большое, и жители пережили тяжелую ночь. Всю войну Ленинский городок не бомбили, щели тут обсыпались, и спасаться в них было нельзя. Нач. ОРСа погорел - остался в одном пальто, но он все ценное повывез в деревню - мужик жох, не пропадет.

 

Поехали на Автозавод - горизонт застлан стеной дыма, слева от шоссе горела Молитовка и ярким столбом пылали "Коморки", горело на Станкозаводе, на "Двигателе", на Карповке, на Американском (не знал, цел ли наш домишка - все барахло погорит, останешься ни с чем). Ярко горел Автозавод, Соцгород, и горел Северный поселок21. Я выскочил из машины на повороте на Американский и побежал домой, не зная, цел ли дом. Нововосточный поселок был залит, как в половодье, видимо, разбило водопроводную магистраль, несчастные огороды были залиты сплошь, от дровяных сараюшек остался только ряд куч железа, склад был разворочен взрывной волной. Сразу и не признал этого места. Меня подсадил в машину Дамбург, тоже спешил узнать, что дома. Семья у него переживала страшную ночь на поселке, а сам он на Автозаводе. Доехал и пошел смотреть разрушения; наш дом цел и невредим. Прямым попаданием разбило бывший [Гжесинский] гараж, ныне коопремонт обуви. Догорал один из домов без отопления, много домишек пожег на Карповке. Пришел домой - окна везде выбиты, вокруг дома битое стекло кучами. Солнышко уже было высоко, лег и забылся на 2 часа каким-то тяжелым и тревожным сном, слыша как у гавани рвались бомбы замедленного действия. Прежде чем лечь, осмотрел вокруг дома - нет ли воронок и неразорвавшихся бомб. Их нигде вокруг дома и на огороде не было.

 

Встал, как обычно, в 7 часов, кое-как поел хлебушка с водой, что осталась в чайнике - готовить ничего нельзя: нет энергии. Голова тяжелая, состояние какое-то тоже тяжелое. На заводе многих недосчитались в живых после этой ночи.

 

1 июля.

 

Все спокойно, немец больше не летает.

 

11 июля.

 

Немец перешел в наступление на Курском направлении, видимо, и бомбил-то нас для морального эффекта - обработка тылов перед наступлением. Наши части слегка теснятся. Немец открывает летнее наступление, что то будет?

 

На Орловско-Курском и Белгородском направлении начиная с 5/VII идут ожесточенные бои. Немец применяет какие-то технические новинки. Наши войска прочно удерживают свои позиции, уничтожая живую силу и технику врага.

 

22 июля.

 

Наши части к северу от Орла на 15 км, на восток 18 км. Пока дела у немцев далеко не наступательные.

 
стр. 73

 

26 июля.

 

Муссолини подал в отставку. Король Италии принял ее и поручил [Бадолио] формировать новый кабинет. Один зубр фашизма свалился, скорее бы очередь за другими, да и войне бы конец. Все настроены радостно, и появляется надежда на скорое окончание нашей горькой доли.

 

6 августа.

 

Сообщение о взятии Орла и Белгорода. Настроение у всех приподнятое. Летнее наступление немцам определенно не удается.

 

12 августа.

 

Взят Чугуев, наши идут на Запад.

 

10 сентября.

 

Взят Мариуполь. Немцу теперь не до Горького. Взяты станции Чаплино, Волноваха.

 

19 сентября.

 

Взяты Брянск и Бежица (сообщ. 18-го). Взяты Миргород, Пологи, Павлоград, наши части восточнее на 10 км Чернигова.

 

28 октября.

 

Мороз -6°C, близится 3-я военная зима. Какая то она будет...

 

Примечания

 

1. Завод "Двигатель революции" в годы войны выпускал полковые 120-мм и 160-мм минометы, а также реактивные снаряды для "катюш".

 

2. Станкозавод - Горьковский завод фрезерных станков, в годы войны специализировался на выпуске установок реактивной артиллерии, корпусов 50-мм мин, камер сгорания, автоматов ППШ.

 

3. Завод им. В. И. Ленина выпускал дивизионные, армейские и фронтовые радиостанции и являлся крупнейшим изготовителем переговорных устройств для самолетов, танков, бронепоездов.

 

4. Американский поселок - жилой массив, состоявший из коттеджей, домов-коммун. Был построен для иностранных специалистов и рабочих в начале 1930-х годов. После 1937- 1938 гг., когда оставшиеся на Автозаводе иностранные специалисты были репрессированы, поселок был заселен советскими ИТР.

 

5. Восточный поселок - барачный жилой массив в восточной части Автозаводского района, примыкал к Северному поселку.

 

6. Соцгород - жилые кварталы Автозавода. Название дали в 1930 г. строители завода, возводившие рабочий поселок. Название сохранилось до сих пор. Строился Соцгород вместе с заводом, в поселке имелись хлебозавод, баня, прачечная, фабрика-кухня.

 

7. В связи с наступлением немецких войск на Москву в Горьком 23 октября 1941 г. был создан Горьковский комитет обороны (председатель - М. И. Родионов). В октябре 1941 - январе 1942 г. на подступах к городу велось оборонительное строительство.

 

8. Васильсурск (до 1925 г. город, затем село) с 1927 г. - рабочий поселок при слиянии Волги и Суры - популярное курортное место Горьковской области.

 

9. Ратманиха - деревня в составе Канавина, у Московского шоссе, вдоль Проспекта героев.

 

10. Костариха - поселок и железнодорожная станция в Канавине, между Московским шоссе и поселком Березовским.

 

11. Вероятно, имеется в виду так называемый щитковый поселок Автозавода, располагавшийся за Соцгородом.

 

12. Канавино - район г. Горького, прилегающий к Стрелке на левом берегу Оки. В 1925 - 1929 гг. был самостоятельным городом Кунавино, затем вошел в состав Нижнего Новгорода.

 

13. Воронов Н. Н. (1899 - 1968) - главный маршал артиллерии (1944 г.), с июля 1941 г. начальник артиллерии Советской армии. Руководил операцией по ликвидации окруженной под Сталинградом немецкой группировки.

 

14. Балахна - город на Волге в 35 км к северо-западу от Нижнего Новгорода.

 

15. В ночь на 5 июня 1943 г. началась массированная бомбардировка Автозавода. Немецким летчикам была поставлена задача полностью уничтожить предприятие. По немецким агентурным данным, ГАЗ считался головным предприятием по выпуску танков Т-34 (ДЕГТЕВ Д. М. Удар германских ВВС по Горьковскому автозаводу в июне 1943 г. в свете

 
стр. 74

 

новых исторических документов. В кн.: IX сессия молодых ученых. Гуманитарные науки. Нижний Новгород. 2005, с. 18). В действительности Автозавод производил танки Т-70, бронемашины, грузовики, колеса для всех артиллерийских заводов страны, мины, реактивные снаряды, на предприятии производилась сборка автомобилей, поступавших по лендлизу. В результате семи июньских авианалетов (последний состоялся 22 июня 1943 г.) на предприятии были разрушены главный конвейер, кузница, цех шасси, колесный, ремонтно-механический, моторный цехи, уничтожено 50 зданий и сооружений, выведено из строя 5900 единиц технологического оборудования, 8 тыс. моторов, 14 тыс. комплектов электроаппаратуры и др. Большие повреждения получили жилые дома и различные объекты Соцгорода. В этом районе погибло 250 жителей и 28 бойцов противовоздушной обороны. 5 июня 1943 г. ГКО принял постановление "О создании комиссии по расследованию недостатков ПВО г. Горького" (председатель комиссии - Л. П. Берия). 8 июня 1943 г. по решению ГКО командующий Горьковским корпусным районом ПВО генерал-майор А. А. Осипов был снят с должности (ПЕРЧИКОВ Ю. А. Военно-организаторская деятельность местных советов в 1941 - 1945 гг. В кн.: Актуальные проблемы исторической науки и творческое наследие С. И. Архангельского. Нижний Новгород. 2003, с. 243). Директор Автозавода А. М. Лившиц за плохую организацию МПВО был отстранен, и на его место был поставлен И. К. Лоскутов.

 

16. Монастырка - деревня, в районе которой был построен Автозавод.

 

17. Ярмарка - Нижегородская ярмарка (действовала до 1930 г.), располагается на территории Канавина.

 

18. Соборный дом - вероятно, имеется в виду дом, прилегающий к Спасо-Преображенскому (Староярмарочному) собору.

 

19. Гавань - поселок, примыкавший к окскому порту, обслуживающему Автозавод.

 

20. ОРС - отдел рабочего снабжения.

 

21. Северный поселок - барачный жилой массив в северной части Автозавода.


Новые статьи на library.by:
МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ:
Комментируем публикацию: Дневник инженера И. А. Харкевича

() Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 2009, C. 61-75

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.