Ранняя история ордена Слона

Публикации на разные темы ("без рубрики").

NEW РАЗНОЕ


РАЗНОЕ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

РАЗНОЕ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Ранняя история ордена Слона. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-10-16
Источник: Вопросы истории, № 4, Апрель 2009, C. 120-130

Из ныне существующих государственных орденов одним из древнейших является орден Слона - высший наградной знак Датского королевства. Свой теперешний вид и правовой статус он обрел в конце XVII в., но к тому времени у него уже было "историческое прошлое", которое и по сей день остается до конца не выясненным. Вопросы вызывают духовно-общественные обстоятельства возникновения, первоначальное назначение и употребление этого ордена, а также его словесное обозначение и знаковое представление.

 

В истории западноевропейской придворно-рыцарской культуры XIV и XV столетия ознаменовались возникновением и распространением такого явления, как орденские братства, общества, или, как они со временем стали называться, ордена. Порожденные общим душевным настроением в среде знати эпохи позднего средневековья, схожие в главных положениях по своим уставам, духовно-общественному предназначению и аристократическому составу, они различались по именам святых - их небесных покровителей - или по названиям, которые обыкновенно происходили от знаков, служивших их отличительными эмблемами. Учредителями и главами этих орденских братств являлись знатные особы от императора до графа. Поскольку такого рода ордена возглавлялись светскими правителями и состояли преимущественно из мирян с рыцарским званием, то в исторической литературе они получили наименование рыцарских орденов, или светских рыцарских орденов 1.

 

Свое орденское братство, или орден, учредил король Дании, Швеции и Норвегии Эрик Померанский (1389 - 1439). Точное время основания этого первого скандинавского ордена неизвестно, но в 1413 г. он уже существовал. В тот год, направляясь в Пруссию, принадлежавшую Тевтонскому ордену, Данию посетил бургундский рыцарь Гильбер де Ланноа (1386 - 1462). Как говорится в его путевых записках, в городе Вордингборге, находящемся на датском острове Зеландия, этот знатный путешественник встретился с королем Дании. Праздновался день Святой Троицы, и король Эрик пригласил иноземного гостя к своему столу и затем, как пишет господин Гильбер, "по-

 

 

Антонов Владислав Алексеевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

 
стр. 120

 

жаловал мне свой орден" (me presenta son ordre). От такой чести, однако, шевалье де Ланноа вежливо отказался, поскольку держал свой путь к "государю Пруссии" (гроссмейстеру Тевтонского ордена), враждовавшему в то время с королем Эриком 2.

 

Сохранились документальные свидетельства о том, что на начало 1421 г. орден скандинавского государя имели дворяне из знатных родов Ливонии, и, что, когда король Эрик в 1425 г., совершая паломничество в Святую Землю, находился в Италии, он пожаловал двум итальянским дворянам свой орден 3. Но о названии и знаках этого ордена каких-либо известий в письменных и изобразительных источниках не обнаруживается.

 

Существует свидетельство, сохранившееся со времени царствования Эрика Померанского, на основании которого можно предположить, что орден этого короля был учрежден в честь Иисуса Христа или Страстей Господних. Имеется в виду иконография созданного в 1420-е годы в датском замке Кроген (ныне Кронборг) гербового фриза. На этом фризе центральное место по отношению к гербам короля Эрика, королевы Филиппы Английской и их придворных духовного и светского звания занимает так называемый "герб Христа", включающий в себя изображения предметов, причинявших страдания Спасителю во время принятия Им крестных мук. Смысл этой композиции, быть может, и заключался в том, чтобы указать на знак ордена, или, во всяком случае, на эмблему, которая могла содержать такой знак, и одновременно, через изображение рядом с "гербом Христа" гербов короля, королевы и их свитских, на главу орденского братства и его членов.

 

Новые известия о существовании в Дании придворного орденского братства восходят ко времени царствования Кристиана I Ольденбургского (1449- 1481), а именно к 1457 году. Из них следует, что в качестве знака принадлежности к братству (fraternitas) датского короля его члены носили "золотую цепь" (torquem auro) 4. Сохранилось свидетельство епископа Скальтхольтского (Исландия) Марцелла о том, каким образом происходила церемония награждения орденскими знаками короля Кристиана. Награждаемый становился на колени, давал клятву верности королю и его наследникам и обещал соблюдать статуты братства, после чего на его шею и плечи возлагалась орденская цепь 5. Такую "нашу цепь, которою мы обыкновенно окружаем нашу королевскую шею и плечи для славы нашего величества и украшаем рыцарей, а также благородных и родовитых в знак нашего величия", король Кристиан I в 1457 г. пожаловал "благородному рыцарю Геминиано Тревисано" 6.

 

В 1459 г. король Кристиан I и его жена, королева Доротея Бранденбургская, приняли обет пристроить с южной стороны кафедрального собора в датском городе Роскилле капеллу во имя "Святой Троицы, Девы Марии, святой Анны и Святых Трех Королей" 7. Согласно другому свидетельству, содержащемуся в копийной книге римской курии (1462 г.), король Кристиан ранее повелел устроить в Роскиллеском соборе капеллу "в честь Святой Троицы, Страстей нашего Господа Иисуса Христа и Девы Марии" и при ней учредил "братство... под названием Святой Троицы, Страстей нашего Господа Иисуса Христа и блаженной Марии" 8. Но в королевской уставной грамоте, данной капелле в 1464 г., она предстает под именем "Святой Троицы, Девы Марии, Святой Анны, Святой Биргитты, Святых Трех Королей и всех Божьих Святых на Небесах". Капелла служила местом собраний членов братства, носивших знак под названием "общество" (Selskab), который продолжал иметь вид цепи. Этот знак давался только в личное пользование на время жизни братчика: "когда кто-либо, кто носит или носил наше общество, умрет, тогда вышеназванное общество должно отсылаться и приходить в вы-

 
стр. 121

 

шеназванную капеллу, и вместе с ним пять рейнских гульденов, которые каждый, кто носит общество, должен обязательно давать в своем завещании на Божественную службу и содержание капеллана" 9.

 

В смысле орденского знака слово "общество" предстает и в источниках, освещающих пребывание короля Кристиана в Италии в 1474 году. Так, он пожаловал Филиппу Ноулонию, державшему перед ним речь в Мантуе, "восхитительное общество из золота" (deilig Selskaff af Guld). Итальянцы именовали это "общество" датского короля по-другому. Галеаццо Мариа Сфорца, герцог Миланский (1466 - 1476), называл знак, которого он удостоился от короля Кристиана, "шейной цепью и орденом" (Collare et Ordine) 10. Из этого свидетельства можно заключить, что "общество" короля Кристиана состояло не только из цепи, но и привешенной к ней какой-то эмблемы.

 

Во время посещения Италии в Риме король Кристиан был принят папой Сикстом IV (1471 - 1484), который наградил датского государя Золотой розой - отличительным знаком римской курии. Кроме того, Сикст IV двумя буллами утвердил ранее учрежденное Кристианом в Роскиллеском соборе "братство под названием Святой Троицы в Церкви или Капелле под тем же названием". Папа установил, чтобы каждый из братчиков, коих число определялось в пятьдесят человек (quilibit quinqvaginta fratrum), должен "передавать по завещанию той же Церкви или Капелле для водружения" (eidem Ecclesiae erectae sive Capelle legare) "цепь" (torquem), дарованную ему королем "в знак братства" (in signum confraternitatis), с пятью рейнскими гульденами и "своим собственным гербом" (suis propriis armis sive insignibus), а также с "подписью собственного имени" (proprii nominis subscriptione). В другой булле "цепь", служившую "знаком братства", папа прямо именует "обществом" (Torquem sub vocabulo societatis) 11.

 

Членами орденского братства короля Дании, по свидетельству еще одной грамоты папы Сикста IV, изданной в 1474 г. 12, являлись исключительно особы знатного, благородного происхождения, как о том ранее сообщалось и в грамотах Кристиана I.

 

Сам факт, что орденская цепь упомянута вместе с гербом члена братства, может послужить основанием для предположения, что в Дании второй половины XV в. начинал утверждаться обычай связывать гербы с орденскими знаками. Зарождалось и представление о том, что орденские знаки могли употребляться в качестве дополнительных украшений или элементов герба.

 

Что касается изображений знаков ордена короля Кристиана I, то самое раннее из них, обнаруживаемое на портрете немецкого военачальника Флориана Винклера, датируется 1477 годом. Винклер предстает с шейной цепью, составленной из слонов, которые несут по одной башне; к нижним звеньям этой цепи прикреплены образ Богоматери и расположенный ниже медальон с тремя гвоздями Страстей Господних 13.

 

Почти с такими же знаками датского ордена предстает образ короля Ханса (1481 - 1513), сына Кристиана I, изображенный на его надгробии в соборе св. Кнута города Оденсе (1513 - 1520 гг.). Здесь со "слоновой" цепью соединены две цепочки, к которым прикреплены медальон с образом Богоматери, держащей на руках Младенца Христа, и медальон с трудно различимыми знаками, которыми, вероятно, являлись три гвоздя Страстей Господних.

 

Однако в гербовнике швейцарца Конрада Грюненберга (1483 г.) гербовый щит короля Дании окружен орденской цепью, составленной из слонов, к которой прикреплен только медальон с тремя гвоздями. На этом медальоне читается круговая надпись, передающая изречение из Евангелия от Матфея (27, 54) - "воистину Он был Сын Божий" (erat iste filius dei vere).

 
стр. 122

 

Характер этого изображения соответствует описанию знаков датского ордена, которое дал последний католический епископ Орхусский Ове Билле, бывший при короле Хансе канцлером Датского королевства. В его письме к Иохану Фриису, канцлеру Кристиана III (1534 - 1559), датируемом 1537- 1538 гг., сказано, что при короле Хансе члены "ордена" (Orden) должны были "носить общество" (Ьазге et Sselskab), которое "было сделано по подобию слона-животного" (var giordt udi Lignelse effter Elephantdiur) и "по подобию кровавого тернового венца и трех кровавых гвоздей" (uthi Lignelse med en blodig Torne-Krone og tre blothige Nagler) 14.

 

1620-ми годами датируются три других изображения знаков датского орденского братства, членами которого являлись лица, жившие в эпоху первых королей Дании из Ольденбургского дома. На портрете голландца Дирка ван Линдена, барона тот Геммен (ок. 1448 - 1500), опубликованном в 1626 г. в книге К. Буткенса о роде ван Линден, орденская цепь состоит из слонов и башен, при этом только один, большего размера слон, который прикреплен к цепи снизу, несет башню. В той же книге приведено изображение гербового щита рода ван Линден, который украшен знаками того же ордена. Однако в данном случае в число орденских знаков включен также переданный на фоне многочисленных лучей медальон с образом Богоматери, держащей Младенца Христа. Этот медальон расположен в нижней части цепи, и к нему прикреплен большой слон с башней. Точно такой же испускающий лучи медальон с образами Богоматери и Божественного Младенца представлен среди знаков датского ордена, украшающих герб Франсуа де Бордо, французского посланника при дворе Кристиана II (1513 - 1523) и члена орденского братства с 1518 г., на миниатюре из собрания Королевской библиотеки в Копенгагене (ок. 1630 г.). Но на этот раз медальон привешен к орденской цепи вместо отсутствующего большого слона, а сама цепь составлена из слонов, несущих по одной башне, и крестов 15.

 

Насколько эти изображения соответствовали тем подлинным знакам, которые получили Д. ван Линден и Ф. де Бордо, неизвестно. Нельзя исключать, что с течением времени, в продолжение царствования трех первых королей из Ольденбургского дома, с 1450-х по 1523 г., характер знаков их ордена претерпевал изменения. Такое предположение подтверждается тем, что описание орденских знаков, данное Ове Билле в конце 1530-х годов, разнится с тем их набором, который находим на груди образов Ф. Винклера (1477 г.) и короля Ханса (1513 - 1520 гг.).

 

Однако, какие бы изменения не претерпевало "общество" датских королей, одним из его знаков являлся образ слона. Но этот орденский знак в первой половине XVI в., даже в просторечии, не давал повода к наименованию самого "общества" орденом Слона.

 

Орденское братство первых королей из Ольденбургской династии было посвящено Страстям Господним и являлось преемником орденского братства короля Эрика Померанского, которое, вероятно, носило то же имя. Однако был ли "орден" короля Эрика предан забвению после его низложения с престола (1439 г.) при его преемнике короле Кристофере Баварском (1440 - 1448) или продолжал существовать, свидетельств не сохранилось. В любом случае братство Кристиана I в части посвящения Страстям Господним стало наследником братства Эрика Померанского. И произошло это, возможно, в силу устоявшейся к 1450-м годам традиции, даже если она на некоторое время прерывалась, считать братство во имя Страстей Господних орденским братством короля Дании. Своими же духовными корнями она могла уходить в гораздо более раннее время, нежели царствование Эрика Померанского.

 
стр. 123

 

На печати предшественника короля Эрика на датском престоле Олафа III (1376 - 1387) имеется речение "Господь повелевает" (dominus imperat); изображенная здесь же корона увенчана крестом - главным символом Страстей Господа, который представлен также в "гербе Христа", изображенном на фризе замка Кроген (Кронборг) при Эрике Померанском. Король Вальдемар IV (1340 - 1375) первым из датских королей употреблял печати со щитами, заключавшими крест 16, возможно, на том основании, что в 1346 г. во время паломничества в Святую Землю он был посвящен в рыцари у Гроба Господня 17. Именно при Вальдемаре IV этот главный символ Христа и Его Страстей стал личным знаком короля Дании, что обусловило использование всеми последующими датскими королями крестового красно-белого знамени как своего символа и, со времени Эрика Померанского, помещение белого креста в красном обрамлении как отдельной эмблемы в их составных гербах.

 

На эпоху Вальдемара IV и Олафа III приходится учреждение первых орденских братств западноевропейскими государями. Такого рода братство могло быть учреждено и королем Вальдемаром IV. И поскольку личным знаком короля являлся крест, последний мог служить также первым знаком всего братства, которое, в свою очередь, посвящалось Страстям Господним. Однако при последующих королях, во всяком случае, при первых Ольденбургах, произошли перемены в знаках орденского братства датских королей. Некоторые из этих новых знаков - три гвоздя - по-прежнему символизировали Страсти Господни и одновременно Святую Троицу, которым братство посвящалось. Другие же - слоны - также являлись христианскими символами, имевшими отношение к названию братства.

 

Своим происхождением эта эмблема, вероятно, обязана библейскому тексту, где говорится, что боевые слоны сирийцев, с которыми сражались иудеи, были покрыты крепкими деревянными башнями (1 Мак. 6, 37). В той же ветхозаветной книге речь идет о том, что перед битвой слонам "показывали кровь винограда и тутовых ягод, чтобы возбудить их к битве" (1 Мак. 6, 34). Эту "кровь винограда" средневековые богословы истолковывали как прообраз крови Христовой, а самих слонов - как символ воинов за веру. В средние века, кроме того, был переосмыслен античный сюжет о смертельном единоборстве между слоном и драконом в том духе, что это единоборство стало символизировать борьбу между Спасителем и дьяволом, о чем свидетельствуют иллюстрации, обнаруживаемые в средневековых бестиариях. Известно также, что сообщение Плиния Старшего о стыдливости слонов, вследствие чего они для спаривания удалялись в укрытие, послужило основанием для распространения между христианами почитания слона в качестве символа чистоты, невинности, что послужило основанием для превращения слона в один из символов Богоматери - Пречистой Девы Марии 18. Именно Ее образ с Младенцем Христом предстает среди орденских знаков, причем в непосредственной связи со "слоновой" цепью, на портретных изображениях Ф. Винклера и короля Ханса, а также при гербе Ф. де Бордо.

 

В грамоте папы Сикста "братство" короля Кристиана I носит название "Святой Троицы, Страстей нашего Господа Иисуса Христа и Девы Марии". Это название отражено в знаках ордена, представленных на груди Винклера и короля Ханса. Среди этих знаков обнаруживаем слона с башней, несомненно, в качестве христианского символа - знака Христа и Богоматери, сам образ Пречистой Девы с Божественным Младенцем и медальон с тремя гвоздями - символом Страстей Господних; при этом число гвоздей символизировало Святую Троицу. Отсутствие же образа Богородицы в числе орденских знаков при гербе короля Дании, представленного в гербовнике К. Грюнен-

 
стр. 124

 

берга и на портрете Д. ван Линдена, по-видимому, следует объяснить либо неполной осведомленностью создателей этих изображений о составе знаков датского ордена, либо, что вероятнее, существованием обычая, который допускал при наличии образа слона как символа Девы Марии возможность отсутствия Ее иконографического образа. То, что Грюненберг мог не погрешить против истины, не изобразив образ Богоматери среди знаков ордена короля Дании, подтверждается свидетельством Ове Билле, который, говоря об этих знаках, не упоминает об образе Девы Марии. Но в любом случае слоны вошли в состав знаков орденского братства датских королей, вероятно, только тогда, когда это братство было посвящено и Богоматери, а именно, лишь при короле Кристиане I, около 1457 года.

 

Таким образом, проступает духовно-религиозный лик этого братства. Поэтому не следует относить его, как принято считать, к светским рыцарским орденам.

 

Ове Билле сообщает, что король Ханс носил "упомянутое общество всегда до дня своей смерти" и "держал то же общество в большой чести и достоинстве, как ныне многим известно". От него "общество" получили "старый король Англии Генрих" (Генрих VII), "король Шотландии" (Иаков IV), сын сестры Ханса, "послы многих государей и князей", которых король Дании "посвящал в рыцари", "многие члены Государственного совета Дании и дворяне", знатные женщины и "другие некоторые в государстве" 19.

 

При короле Кристиане II орден его отца и деда постепенно приходит в забвение 20. Причиной тому, по-видимому, явилось равнодушие к нему со стороны короля Кристиана, который предпочитал носить бургундский орден Золотого Руна, пожалованный ему в марте 1519 г. испанским королем Карлом Габсбургом, наследником герцогов Бургундии. Со знаками этого ордена, который Кристиан II получил из рук послов Карла во время своей коронации короной Швеции в Стокгольме 4 ноября 1520 г., датский король любил представать на своих портретах. Эти знаки украшают и герб короля Кристиана II в гербовой книге ордена Золотого Руна, подлинная рукопись которой, датируется временем не позднее октября 1520 года 21. Орденская цепь, к которой прикреплен знак Золотого Руна, здесь приведена в связь с гербовым щитом тем же способом, что и в гербовнике Грюненберга. Несколько позднее, около 1523 г., такая композиция из гербового щита Кристиана II и знаков ордена Золотого Руна была представлена в стенописи церкви датского селения Удбюнедер 22. Но изображения герба Кристиана II, равно как и гербов его отца и деда, которые были бы украшены знаками датского ордена, не обнаружены.

 

Неизвестны изображения гербов, сопровождаемые орденскими знаками, и двух ближайших преемников Кристиана II на датском престоле - Фредерика I (1523 - 1533) и его сына Кристиана III (1534 - 1559). Речь идет не только о датском ордене, но и об иноземных орденах. Фредерик I и Кристиан III сами не носили орденские знаки, о чем свидетельствуют их портретные изображения, и не награждали ими других лиц. Поэтому следует согласиться с бытующим в исторической литературе мнением, согласно которому при этих королях Дании орден их предка короля Кристиана I был предан забвению 23. Причиной забвения, надо полагать, явились религиозные настроения, охватившие датское общество, в том числе и членов королевской семьи, во время начавшейся в Дании в 1520-е годы лютеранской Реформации. Эти настроения характеризовались открытой неприязнью к римско-католической церкви, ее реликвиям и святыням. В число этих реликвий, несомненно, входил и орден короля Кристиана I, ибо он был утвержден римским папой и одним из своих

 
стр. 125

 

знаков имел медальон с иконографическим изображением Богоматери с Младенцем Иисусом.

 

Впрочем, орден короля Кристиана I, или, по крайней мере, слон с башней в качестве орденского знака, не был совершенно забыт в Дании. Король Фредерик II (1559 - 1588), сын ревностного протестанта Кристиана III, после вступления на престол стал использовать эту эмблему в качестве личной эмблемы и одновременно ордена 24. Единственным знаком последнего стала прикрепленная к обыкновенной цепи одна из эмблем ордена его католических предков - слон с башней. Посредством этого знака, который воспринимался по-прежнему в значении христианского символа, король Фредерик, по-видимому, желал символически выразить свое упование на волю Божью. Такому душевному настроению короля соответствовали его девизы - "Мое упование только в Боге" (Mein HofThung zu Gott allein), "Бог - убежище и упование мое" (Devs refvgivm et fiducia mea), восходившие к псалмам Давида (Пс. 61, 46). На религиозное значение знака слона с башней в эпоху Фредерика II указывает изображение этого знака, исполненное датским гравером Мельхиором Лорком в 1580 году. На его гравюре слон предстает с охватывающими его шею лентами, на которых изображены инициалы "FS" (Fridericus Secundus - Фредерик Второй), и с накрывающим спину покрывалом, украшенным теми же инициалами и составным королевским гербом; поверх покрывала, на спине слона, изображена башня с портретом короля Фредерика, вокруг которого проставлены буквы "M H Z G A"; в них легко распознаются начальные буквы немецких слов вышеупомянутого девиза Фредерика - "Mein Hoffhung zu Gott allein" 25. Слон в сопровождении того же девиза представлен и на медалях Фредерика II, датируемых 1580 годом 26.

 

Впоследствии, при приемниках на престоле и прямых потомках Фредерика II орденский знак слона стал восприниматься в качестве символа датского королевского дома и Дании. Вместе с тем, постепенно стал забываться христианский смысл этого образа. Он стал истолковываться в первую очередь как знак этического понятия, а именно как символ нравственной чистоты.

 

Во второй половине XVI в. орден назывался в просторечии "Датским Орденом" (Ordo Danicus), а лица, удостаивавшиеся его, "Золотыми Рыцарями" (Eqvites Aurati) 27. Такое название возникло по той причине, что орденский знак - слон - тогда был золотым. Об этом свидетельствует его древнейший экземпляр, датируемый приблизительно 1580 г., который ныне хранится в королевской сокровищнице в замке Росенборг (Копенгаген). Во время царствования Фредерика III (1648 - 1670) датский орден был известен также под именем "Датского рыцарского ордена" 28. Под таким названием его представил читателям И. К. Баум в поэме на немецком языке "Аделинне", вышедшей в свет в Копенгагене в 1660 году. Впрочем, нельзя исключать, что в просторечии датский орден в первой половине XVII в. уже именовался "орденом слона". Во всяком случае, свою поэму на немецком языке, которая была издана в Копенгагене в 1651 г., Микаель Улих посвятил "Датскому рыцарскому ордену золотого слона" 29. Но официально свое нынешнее имя - "орден Слона" орден короля Дании получил лишь при Кристиане V (1670- 1699) в 1679 г., когда были составлены первые статуты этого ордена. В 1693 г. они вышли из печати на датском и латинском языках в новой редакции под названием соответственно "Статуты Рыцарского Ордена Слона" (Elefant-Ridder-Ordens Statuter) и "Статуты Ордена Слона" (Statuta Ordinis Elephantini)30.

 

Лица, получавшие орден, именовались "рыцарями", а сам он считался "рыцарским орденом". Слово "рыцарь" (ridder, eqves) прилагалось к членам или "товарищам" ("братьям") ордена (Ordinis Socii; Ordens-Brodre) и в орден-

 
стр. 126

 

ских статутах, изданных при Кристиане V, которые только закрепили укоренившееся представление о характере ордена как ордена светского и рыцарского, как мужского "общества", "товарищества" (Ordinis Societas). Этим орден Фредерика II отличался от ордена его католических предков, считавших датский орден исключительно религиозным братством, члены которого не назывались рыцарями и объединяли не только знатных мужчин, но (в начале XVI в.) и женщин из аристократических семей.

 

От конца правления короля Фредерика II сохранилось изображение (представленное на карте Дании М. Йордана (1585 г.)) составного герба датского государя, сопровождаемое знаками его ордена. Эти знаки - цепь и слон - приведены в связь с гербовым щитом таким же способом, каким гербы королей Дании украшались орденскими знаками в конце XV - первой трети XVI столетия. Такое же положение знаки датского ордена занимают при гербе короля Дании, изображенном в поэтическом сборнике, посвященном деяниям Фредерика II, изданном И. Лаутербахом во Франкфурте в 1592 году 31. Год спустя там же вышла из печати другая книга, посвященная правлению Фредерика II, автором которой был Г. Энс. В начале книги помещено изображение составного герба короля Дании, украшенного также лентой со слоном 32. Однако все эти изображения были опубликованы за пределами Дании, причем два последних уже в царствование Кристиана IV. Поэтому нельзя утверждать, что при Фредерике II в Дании установился обычай употребления знаков датского ордена в качестве дополнительного элемента королевского герба.

 

Обычай сопровождать изображение королевского герба знаком датского ордена с цепью или лентой в Дании укоренился только при Кристиане IV и Фредерике III. Самое раннее из этих свидетельств, обнаруживаемое на крышке компаса, который принадлежал Кристиану IV, датируется 1595 годом 33. С конца XVII в., помимо королевского герба, знаками ордена Слона стали украшаться также гербы датских принцев, которые этот орден носили в силу своего общественного положения 34.

 

При Кристиане V такую же роль при гербе короля Дании стал играть и второй по рангу датский орден - Даннеброга (Dannebrogorden), учрежденный в 1671 году. В результате в 1670-е годы установился обычай, согласно которому гербовый щит короля Дании окружался знаками одновременно двух датских орденов. Этот обычай был закреплен в статутах обоих орденов. Что касается местоположения орденских знаков, то цепь ордена Даннеброга помещалась ближе к щиту, так что главный знак этого ордена (крест) оказывался над главным знаком ордена Слона (слоном).

 

Вслед за королевским гербом с конца XVII столетия знаками орденов Слона и Даннеброга стали украшаться дворянские гербы. На употребление этого дополнительного гербового элемента имели право только те лица, которые являлись орденскими рыцарями. Причем дворянские гербы сопровождались изображением лишь одного ордена 35, тогда как полный королевский герб с 1670-х гг. всегда предполагал присутствие обоих орденов, поскольку король по своему положению являлся "Господином" и ордена Слона, и ордена Даннеброга (Ordens-Herren; Ordinis Dominus). Согласно статутам 1693 г., орденские рыцари на время всей своей жизни должны были украшать свои гербы знаками того или другого ордена. В статутах ордена Слона на этот счет читаем следующее определение: "Орденские товарищи (братья), пока живут, под своими родовыми гербами должны носить знак ордена, а именно Слона, свисающего с цепи ордена на его синей ленте, дабы всем становилось ясно, что они являются товарищами (братьями) этого ордена" 36. При этом каждому рыцарю ордена Слона (или Даннеброга) следова-

 
стр. 127

 

ло передать орденскому секретарю (Ordens-Sekreter; Secretarius Ordinis) "свой родовой герб, изображенный его естественными цветами, равно и свой девиз". Этот герб с девизом затем должен был вывешиваться "в честь" рыцаря "на медном листе предписанного размера и сделанном в форме щита... в Орденской Церкви, которая находится во Фредериксборге" - в королевском замке, расположенном на острове Зеландия 37.

 

Одновременно вместе со знаком ордена родовой герб рыцаря (Insignia illius Gentilia; hans Vaaben) вместе с его девизом должен был изображаться в особой "рыцарской книге" (Ridder-Bog), которую поручалось вести орденскому секретарю 38.

 

Однако эти правила часто не соблюдались, в первую очередь по той причине, что иностранцы, получавшие датские ордена, далеко не всегда передавали орденским секретарям сведения о своих гербах и девизах.

 

Круг лиц, которые могли украшать свои гербы знаками ордена Слона, согласно орденским статутам был невелик. Его статуты определяли число "орденских товарищей" в тридцать человек, которые достигли тридцатилетнего возраста. За недостойное поведение орденский рыцарь мог быть исключен из "орденского товарищества" и соответственно лишен орденских знаков, а его герб убран из орденской капеллы и орденской книги 39. Как следствие, бывший рыцарь лишался и права на то, чтобы украшать свой герб этими знаками, так что, в отличие от королевского герба, в гербах рыцарей орденские знаки имели значение личного и временного элемента.

 

В конце XVII в. на орден Слона стали смотреть как на учреждение весьма древнее. Если в первой половине того же столетия основателем ордена считался Кристиан I, то впоследствии, ссылаясь на предание, не подтверждаемое, однако, никакими историческими свидетельствами, его зарождение стали относить ко времени короля Кнута VI (1181 - 1202). Выбор, которым руководствовались создатели этой легенды при определении столь древнего учредителя ордена Слона, вероятно, явился следствием представления, что поскольку младший по рангу орден Даннеброга, как считалось, был учрежден в 1219 г., то главный орден Датского королевства - орден Слона - уже в силу этого своего статуса должен был быть основан еще раньше.

 

С прекращением в середине XIX в. выдачи грамот на дворянский титул Датского королевства не было отменено правило, предполагавшее, что рыцарями орденов Слона и Даннеброга могли быть только "персоны, которые имели право на щит и герб", то есть дворяне и приравненные к ним по правам при Кристиане V королевские служащие. Поэтому впоследствии те лица, которые по своему рождению не принадлежали к дворянским родам и не имели гербов, после возведения в достоинство рыцарей обоих орденов, должны были обзаводиться и гербами. Этот обычай соблюдался и в новейшее время.

 

Что касается характера знаков ордена Слона, которыми в правление Кристиана V стали украшаться в том числе и гербы, то, по сравнению с прежним временем, они претерпели изменения. Как и в католическую эпоху, цепь этого ордена стала состоять из золотых слонов, с той, однако, разницей, что последние теперь имели синее покрывало с золотой буквой "D" (Danmark) и не несли башен, которые, будучи тоже золотыми, отныне стали употребляться, чередуясь со слонами, в качестве звеньев орденской цепи. В то же время слон, прикреплявшийся к орденской цепи золотой цепочкой, стал белым. Он нес синее покрывало, украшенное золотым крестом с пятью черными бриллиантами, красную башню с двумя черно-золотыми ободками и черного человека - "эфиопа".

 
стр. 128

 

В таком виде знаки ордена Слона изображались в качестве элементов королевского герба в правление Кристиана V и при всех его преемниках. Кроме того, в королевских гербах цепь могла представать на орденской ленте синего цвета. Одновременно цепью и лентой, по цвету которой "товарищи" ордена Слона в просторечии назывались "синими рыцарями" (bla riddere), украшались гербы, выставлявшиеся в орденской капелле замка Фредериксборг. Однако в орденских гербовых книгах и на некоторых других памятниках конца XVII - XVIII в. гербы рыцарей обычно предстают только с лентами, которые, как и цепи, несут орденские знаки, прикрепленные к бантам, образованным лентами под гербовыми щитами.

 

Таким образом, на исходе XVII в. произошло окончательное оформление главного ордена Датского королевства, и со стороны его знаков, и в отношении основных положений его статутов.

 

Примечания

 

1. О рыцарских орденах XIV - XV вв. см.: ХЁЙЗИНГА Й. Осень Средневековья. Исследование форм жизненного уклада и форм мышления в XIV и XV веках во Франции и Нидерландах. М. 1988, с. 90 - 95; КИН М. Рыцарство. М. 2000, с. 321 - 355.

 

2. Gilbert de Lannoy i jego podróze. Poznan. 1844, s. 18, 20.

 

3. NEERBEK H. Erik af Pommerns danske ridderordenog dens forhold til Elefantordenen. - Heraldisk Tidsskrift. København. 1972, N 26, s. 264.

 

4. BIRCHERODIUS J. Breviarium eqvestre, seu De Illustrissimo et Inclytissimo Eqvestri Ordine Elephantino Ejusque Origine, progressu, ac splendore hodierno Tractatus. Havniae. 1704, Р. 48.

 

5. VERWOHLT E. Ordnar. 2. Verdslige Ordner. Kulturhistorisk leksikon for nordisk middelalder. Bd. XII. København. 1967, s. 667.

 

6. BIRCHERODIUS J. Op. cit., Р. 48.

 

7. Ibid., Р. 49 - 50.

 

8. Ibid., Р. 39; NEERBEK H. Op. cit, s. 265.

 

9. BIRCHERODIUS J. Op. cit, Р. 34 - 35.

 

10. HOUGAARD P. Den danske elefant: Dens baggrund, betydning og brug. - Heraldisk Tidsskrift. København. 1981, N 43, s. 153, 166.

 

11. BIRCHERODIUS J. Op. cit, Р. 42 - 44.

 

12. Ibid., Р. 40 - 41.

 

13. HOUGAARD P. Op. cit, s. 154.

 

14.  O. Auctarium rariorum, quae Museo regio per triennium Hauniae accesserunt, uberioribus illustrate commentariis. København. 1699, Р. 27; NEERBEK H. Op. cit, s. 267.

 

15. HOUGAARD P. Op. cit, s. 154 - 156.

 

16. PETERSEN H. Danske kongelige Sigiller samt sønderjudske Hertugers og andre til Danmark knyttede Fyrsters Sigiller 1085 - 1559. København. 1917, N 46.

 

17. "...rex Valdemarus terram sanctam...uisitauit et ante sepulcrum lesu Christi miles factus...". Chronica Sialandie. Danmarks middelalderlige annaler (DMA). København. 1980, Р. 125; "Rex Dacie Waldemarus quartus...iuit ad terram sanctam et factus est ibi miles in sepulchre Domini..." Annales Scanici. DMA, Р. 72.

 

18. В Дании еще до вступления на престол Кристиана Ольденбургского этот символ был представлен памятниками церковного искусства: в стенной росписи Беркерёдской церкви (середина XIV в.) и в резьбе на кресле каноника Роскиллеского кафедрального собора Богоматери (1420 г.), где была учреждена капелла, ставшая местом собраний членов орденского братства, имевшего одним из своих знаков слона с башней. HOUGAARD P. Op. cit, s. 157- 161.

 

19.  О. Op. cit, Р. 28.

 

20. Всего известны имена восемнадцати человек, которые при первых трех королях из Ольденбургского дома получили датский орден. VERWOHLT E. Op. cit, s. 668.

 

21. Известны и другие иноземные памятники XVI в., связанные с орденом Золотого Руна, которые представляют герб Кристиана II в сопровождении знаков упомянутого ордена. См.: BARTHOLDY N.G. Christian I's vabener og Den gyldne Vlies. - Heraldisk Tidsskrift. København. 1994, N 69, s. 397 - 411.

 

22. FRANCK B. Landets bedste stiftere: Udbyneder kirke 1520 - 23. Danske kalkmalerier: Sengotik, 1500 - 1536. København. 1992, s. 220.

 
стр. 129

 

23. VERWOHLT E. Op. cit, s. 670.

 

24. В конце правления Фредерика II и начале царствования его сына Кристиана IV этим орденом награждались датские вельможи во время коронационных торжеств 1559 года. BIRCHERODIUS J. Op. cit., Р. 22 - 23.

 

25. HOUGAARD P. Op. cit, s. 167 - 170.

 

26.  O. Museum Regium seu Catalogus Rerum tam naturalium, quam artificialium, quae in basicila bibliothecae augustissimi Daniae Norvegiaeqve monarchae Christiani Qvinti Hafniae asservantur. Hafniae. 1696, N 10 - 12.

 

27. BIRCHERODIUS J. Op. cit., Р. 22 - 23; HOUGAARD P. Op. cit, s. 171.

 

28. BAUM J. C. Adelinne, das ist: unsterbliches Helden-Lob dem... Danischen Ritter-Orden... København. 1660.

 

29. ULICH M. Des... Dennemärckschen Ritter Ordens des güldenen Elephantens denckwürdiger Ursprung aus beglaubten Grund und Nachricht auffgesetzet København. 1651.

 

30. Изданы в качестве приложения в кн.: GRANDJEAN H.F. De Kgl. Danske Ridderordener. København. 1903.

 

31. De rebus gestis serenissimi principis ac D. D. Friderici Secundi, regis Daniae, etc. Piae ac felicis memoriae, Epigrammata... A loanne Lavterbachio Poeta nobili et coronato. Francofurti. 1592, Р. 5.

 

32. Rerum Danicarvm Friderico II inclitae memoriae, rervm potiente, terra mariq; gestarum Historia. Studio et opera Gasparis Ens Lorchensis. Francofvrti. 1593. Dedicatoria.

 

33. SVANE E. Det danske Rigsveben og Kongevaben: Udvikling og anvendelse. Odense. 1994, s. 68.

 

34. BARTHOLDY N. G. Bla og hvide riddere: De danske ridderordeners statutter. Siden Saxo. - Magasin for dansk historie. København. 1990, N 4, s. 50.

 

35. Этот обычай явился следствием правила, по которому рыцарь ордена Даннеброга переставал быть таковым и, как следствие, более не имел права носить знаки этого ордена, если посвящался в более высокое достоинство рыцаря ордена Слона.

 

36. Statuta Ordinis Elephantini anno 1693, § VII; Elefant-Ridder-Ordens Statuter, § 7.

 

37. Elefant-Ridder-Ordenens Statuter, § 20.

 

38. Statuta Ordinis Elephantini, § XLII; Elefant-Rider-Ordens Statuter, § 42.

 

39. Ibid., § 36.

 

 


Новые статьи на library.by:
РАЗНОЕ:
Комментируем публикацию: Ранняя история ордена Слона

© В. А. Антонов () Источник: Вопросы истории, № 4, Апрель 2009, C. 120-130

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

РАЗНОЕ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.