СЛОВАРЬ СРЕДНЕВЕКОВОЙ КУЛЬТУРЫ

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО


КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: новые материалы (2021)

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему СЛОВАРЬ СРЕДНЕВЕКОВОЙ КУЛЬТУРЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-03-12

Словарь средневековой культуры. М. "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН). 2003. 632 с.

В последние десятилетия повышенный интерес к средневековью стал феноменом не только гуманитарного знания, но и культурной жизни Европы и России. Средневековье (или то, что представлялось таковым), художественный язык, символика и даже образ мышления проникли в современную ментальность и приобрели в ней знаковый статус. Именно в сфере гуманитарных наук прежде всего сформировались новые исторические концепции, подходы и методы, позволившие поставить и глубоко раскрыть комплекс проблем, связанных с "человеком в истории", осуществить ее культурно-антропологическое видение.

Сложившаяся ситуация потребовала создания высокопрофессионального путеводителя по средневековью, дающего современные научные ориентиры в познании эпохи. Издание "Словаря средневековой культуры" в серии "Summa culturologiae", пользующейся высоким авторитетом у ученых и у образованной читательской аудитории - оперативный ответ на вызов времени, важное событие в духовной жизни российского общества. "Словарь средневековой культуры" посвящен исключительно западноевропейскому средневековью в его традиционных хронологических рамках - конец V-XV века.

стр. 154


Российский читатель получил уникальную возможность войти в заново переосмысленный мир западного средневековья, увидеть изнутри универсум средневековой культуры, понятой не только как совокупность духовных достижений, но как "культурная история социального", как целостность, определяющая "лицо эпохи", позволяющая с наибольшей полнотой выявить ее историческую "особость", не пренебрегая многообразием конкретных форм существования.

В "Словаре" сделана попытка взглянуть на средневековье глазами людей той эпохи, установить диалог между двумя ментальностями - средневековой и современной, сопоставив разновременные "картины мира". Поэтому читатель не найдет в "Словаре" привычного перечня имен и дат, но обнаружит оригинальные статьи, посвященные реалиям и понятиям, употреблявшимся в средние века. Поясняя свой замысел, ответственный редактор "Словаря средневековой культуры" А. Я. Гуревич подчеркнул: "Нам не хотелось идти проторенной дорогой составителей словарей и энциклопедий по истории, изобилующих большим количеством коротких статей, содержащих минимум информации. Мы предпочли дать ограниченное число словарных статей (чуть больше 100), но таких, которые посвящены детальному и углубленному рассмотрению предмета" (с. 18). Каждая статья сопровождена профессионально составленной и репрезентативной библиографией. Пожалуй, наиболее близким по замыслу "Словарю средневековой культуры" является разрабатывавшийся практически одновременно с ним "Dictionnaire raisonne de I'Occident medievale" (P. 1999) под редакцией видных французских историков Ж. Ле Гоффа и Ж. -К. Шмита.

В "Словаре" представлены итоги культурно-антропологических исследований, осуществленных медиевистами последних десятилетий, как отечественных, так и зарубежных. Среди авторов статей не только мэтры, но и молодые исследователи, представляющие в основном научную школу Гуревича.

Намерение создателей "Словаря" создать целостный образ культуры через ее универсалистско-понятийное описание органично вытекает не только из установок современной науки, но и из самого духа средневекового энциклопедизма. Вспомним, что система средневекового миросозерцания начинает складываться с "Этимологии, или Начал" Исидора Севильского, первого средневекового энциклопедиста, а затем энциклопедическая традиция в течение тысячелетия остается той основой, на которой "ткется" многоцветный ковер средневековой культуры.

"Словарь" открывается "Предисловием" Гуревича, в котором изложено его понимание средневековья, определившее облик и содержание данного издания. В нем в концентрированной форме получили отражение дискуссии относительно понятий "средневековья" и его хронологических рамок, "феодализма", "культуры", "ментальности" "народной религии", "культа святых" и др., охарактеризованы особенности средневековой культуры, отличавшейся одновременно и многообразием, и определенным единством, в основе которого лежит господство в Западной Европе латинской ветви христианства.

Для средневековья триада "Бог-мир-человек" являлась стержневой в универсальной картине мира. В "Словаре" нет статьи "Бог", которая неизбежно приняла бы теологический характер, но трансформация понимания и "переживания" Бога за тысячелетия средневековья отражены во множестве оттенков. Подчеркивается, что история Библии в средневековом мире это не только ее восприятие, ее чтение и ее читатели, даже не эволюция ее назначения и использования, но также последовательно прослеженные этапы и ступени проникновения ее духа и содержания в социальный мир. "Историк средневековых культур увидит здесь в первую очередь тайну символической власти тех, кто ею обладает" (с. 46). Библия рассматривается как "Книга", "памятник и ориентир", как объект и источник экзегетики, как "сумма божественного" и "всего человеческого". История католической церкви и "официального" христианства изложена в статье "Католицизм" (С. С. Аверинцев). К ней примыкают статьи, отражающие различные аспекты средневекового христианства и церковной практики, - "Миссия", "Паломничество" (С. И. Лучицкая), "Монашество", "Папство" (Н. Ф. Усков), "Месса" (Г. Лобришон), "Проповедь", "Приход церковный" (А. Я. Гуревич) и др.

Средневековое христианство показано как сложнейшее явление, порой выступавшее как причудливая смесь "учения Христа с языческими традициями и аграрными культами" (с. 10). На протяжении тысячелетия оно развивалось, что, в частности, можно показать на примере формирования учения о чистилище или трансформации рациональных и мистических течений в нем. Опыт познания Бога отражен в статьях "Видения" (Гуревич), "Мистика" (П. Динцельбахер), "Схоластика" (Аверинцев) и др.

Культ святых чрезвычайно важен для средневекового общества. Характер средневековой святости глубоко раскрыт в статьях "Агиография", "Святые", "Святые короли", "Мученики", "Реликвии" (М. Ю. Парамонова). Значительный интерес представляет освещение в большинстве статей народной религиозности.

В "Словаре" также содержится характеристика сакрального и профанного и отмечается, что

стр. 155


схема исторического развития, сводящая его к прогрессирующему "расколдовыванию" мира, "слишком упрощает дело". Автор статьи "Сакральное" Ж. -К. Шмитт задается вопросом: "Не следует ли на место линеарной концепции, утверждающей, что в истории идет непрерывный процесс "десакрализации" (вариант "дехристианизации") поставить идею сосуществования конкурирующих форм сакрального?" (с. 450). Кстати, данная постановка вопроса, плодотворна не только для понимания средневековья, но и для современности.

"Мир" в данном издании отражен в разных аспектах его существования. Средневековые представления о микрокосме и макрокосме изложены в статье с соответствующим названием (Гуревич). Мир земной и мир иной, потусторонний предстают не только в их противоположности, но во взаимосвязанности: "Двумирность средневекового сознания представляется относительной; с неменьшим основанием можно говорить о противоречивом единстве расчлененного средневекового мира" (с. 380).

В "Словаре" раскрыто своеобразие средневековых представлений о времени и пространстве. В статье "Картография" (А. Д. фон ден Бринкен) описаны космографические представления раннего и развитого средневековья, показана связь образа христианского мира и христианского символизма. В статье "Иные земли" (С. И. Лучицкая) отмечается, что "в целом в мифо-магической картине мира средневековья нехристианские земли рисовались как воплощение либо языческого рая или золотого века, либо присущих человеку иррациональных страхов перед неизвестным" (с. 199).

С наибольшей полнотой представлена проблематика, связанная с человеком и социумом. Ключевое место занимает интерпретация личности, индивидуальности. Состояние дискуссий о личности в средние века проанализировано в статье Гуревича "Личность". Приведены убедительные доводы, что история личности в средние века начинается не с нуля, а с психологически углубленной "Исповеди" Аврелия Августина. Оригинальным вкладом в изучение "средневековой личности" является открытие "архаического индивидуализма", сформировавшегося в германо-скандинавской культуре, и прорыва в понимании "persona", осуществленного в проповеди Бертольда Регенсбургского в XIII веке. В средние века процесс развития индивидуальности и становления личности носил очень сложный характер, поэтому "приходится говорить не о постепенном развитии личности или "открытии индивидуальности", но скорее о серии прорывов, сопровождавшихся "откатами", возвращениями к традиции. Понять историю человеческого индивида в эпоху средневековья можно, лишь преодолев эволюционистский подход" (с. 265). В связи с проблемой личности освещаются понятия "автобиография", "исповедь", "апология". Ю. П. Зарецкий рассматривает автобиографию не как особый, "канонический" - для XIX в. - жанр, но как гораздо более широкое историко-культурное явление, связанное с развитием личностного самосознания в эпоху победившего христианства (с. 19).

Большое внимание уделяется освещению места человека в сложном и многоликом социальном мире средневековья. Дается характеристика разных социально-человеческих типов: крестьянина, рыцаря, ремесленника, купца, ростовщика, святого, монаха и др., представлены "религиозно-этнические маргиналы" - иудеи, мусульмане, язычники. Для понимания места человека в мире важно, какими были его представления о свободе и несвободе и как эти представления соотносились с жизненными реалиями. Как отмечается в статье "Свобода и несвобода" (И. В. Дубровский), "содержание и актуальность понятия свободы варьируются от страны к стране и от века к веку в широком спектре значений, от социально-бытовых до морально-теологических..." (с. 451). Первоначально труд мыслился как состояние крайней несвободы, более того - как пытка (с. 535). Как отмечает автор статьи "Труд" Ле Гоф, знаменитая средневековая формула общества, состоявшего из молящихся, воюющих и трудящихся, утверждается лишь в XI в., однако и она не способствует укреплению уважения к труду, что представляется удивительным для аграрно-ремесленного мира средневековья. Лишь накануне Нового времени труд "приобретает некоторые общественные симпатии" (с. 537).

Конкретнее место жизни средневекового человека - дом, с которым так или иначе связано вхождение человека в общество, обретение им полноты социальных прав и обязанностей. В статье "Дом" (И. В. Дубровский) рассматриваются различные аспекты этого понятия - дом-жилище, дом и экономика, дом и образ мира. С этим понятием связаны статьи "Гостеприимство" и "Дары, обмен дарами", хотя эта, последняя, гораздо шире по своему содержанию. В ней институт дара, утвердившийся в средневековой Европе в качестве неотъемлемой части культурной и социальной жизни, рассматривается в связи с общим отношением людей той эпохи к богатству, а также в его символических функциях.

Отношение средневекового человека к бедности рассмотрено в статье "Бедные" (Ю. Е. Арнаутова). В средние века люди были поставлены в жесткие условия выживания, их век был довольно коротким. Страх болезни и смерти

стр. 156


были присущи сознанию средневекового человека. В статье "Болезнь" отмечается, что христианское миропонимание наделяет болезнь статусом иного, противопоставляемого здоровью, "но вполне естественного и приемлемого, хотя в целом ущербного способа существования, являющего собой демонстрацию несовершенства и слабости человека, недолговечности всего земного" (с. 54). Средневековые способы лечения болезней отражены в статье "Медицина" того же автора. Смерть показана как очень важный аспект средневекового мировосприятия (статьи о смерти, "Пляска смерти" и "Погребение").

В "Словаре" описываются реалии повседневной жизни. Так, в статье "Еда" рассказывается, как формировалась система питания в различных регионах Европы, описываются состав питания и его социальные дифференциации, традиции потребления пищи и застольный ритуал, питания во время поста и пищевые запреты. Одной из наиболее важных форм социального общения был пир, способствовавший укреплению коллективных связей, поддержанию мира. Пир был универсальной формой общения, присущей не одним только высшим классам (с. 360).

В христианском мире самой высокой и безусловной была впасть Бога над миром и людьми. В статье "Власть правителя" (М. А. Бойцов) охарактеризованы историко-культурные традиции власти в средние века, терминология власти, раскрыты взгляды средневековых мыслителей, показаны механизмы и институты осуществления власти, массовые представления о ней, соотношение правовой "теории" и властных реалий. Сакральность власти была зафиксирована в особой знаковой системе, имевшей символическое значение (статья "Инсигнии" - Я. Бак), о магической и династической легитимации власти, о средневековых нормах правления говорится в статьях "Империя" и "Монархия" (М. А. Бойцов, С. Н. Пшизова) и "Коронация императоров и королей" (Р. А. Джексон).

Право - одна из универсалий средневекового сознания, в системе которого она выполняла роль всеобщего регулятивного принципа социальной жизни, - подчеркивает Гуревич (с. 381). В средние века господствовало представление о божественном происхождении права. В статье "Право" читатель найдет информацию о "добром старом праве", о праве как основе всеобщей связи людей, о многообразии и противоречивости средневекового права, его казуистичности, о праве и ритуале, обычае и законе, универсальности применения права и его отчуждении.

В "Словаре" имеются некоторые пробелы - это нашло отражение прежде всего в полном отсутствии статей по истории средневекового искусства, в котором, быть может с наибольшей яркостью и эмоциональностью отразились особенности средневекового мировосприятия, психология и чувства людей средневековья, наконец, средневековая картина мира. Издание украсило бы введение жизнеописаний выдающихся людей средневековья, что сделало бы "человеческое лицо" "Словаря" более определенным и запоминающимся.

Ответственный редактор "Словаря" в своем "Предисловии" отмечает: "что же касается пробелов, отсутствия статей, посвященных ряду существенных аспектов средневековой культуры, то мы не старались их скрыть, полагая, что они могут быть восприняты как своего рода сигналы и даже стимулы для продолжения исследовательской работы" (с. 18). Выход в свет "Словаря средневековой культуры" будет способствовать дальнейшему развитию отечественной медиевистики, культурологии и ряда других областей гуманитарного знания.


Новые статьи на library.by:
КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО:
Комментируем публикацию: СЛОВАРЬ СРЕДНЕВЕКОВОЙ КУЛЬТУРЫ

© В. И. УКОЛОВА ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.