ЛАНДАУ: "Я НИЗВЕДЕН ДО УРОВНЯ "УЧЕНОГО РАБА"

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

NEW БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ


БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЛАНДАУ: "Я НИЗВЕДЕН ДО УРОВНЯ "УЧЕНОГО РАБА". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2013-12-31
Источник: http://library.by

Рассекреченные материалы бывших партийных архивов поведали о том, как КГБ опекал Льва Ландау...

ТРИДЦАТЬ лет назад, в апреле 1968 года, в Москве в возрасте 60 лет умер всемирно известный физик, академик Лев Давидович Ландау. Казалось бы, он был обласкан советской властью. Лауреат Ленинской, трех Сталинских премий, Герой Социалистического Труда, обладатель двух орденов Ленина и ряда других правительственных наград. Блестящий лауреат Нобелевской премии, член многих зарубежных академий и научных обществ. Его авторитет в мире в области теоретической физики был непререкаем. Газета "Правда" в некрологе писала:

"Умер человек, составляющий гордость нашей науки, один из крупнейших физиков современности.<...> - Диапазон научной деятельности Льва Давидовича необычайно широк и разнообразен - от специальных вопросов физики твердого тела до проблем квантовой теории поля. Особое место в научных достижениях Льва Давидовича занимает создание им новой области науки - теории квантовых жидкостей, роль которой для теоретической физики в целом с годами все возрастает. Но не менее важна роль, которую сыграл Лев Давидович в создании советской школы теоретической физики. Для каждого физика, нуждавшегося в его совете или критике, у Льва Давидовича находилось время. Этот тесный научный контакт имел большое значение в установлении особого стиля и высокого уровня теоретической физики в нашей стране. В научных дискуссиях Лев Давидович сочетал глубокую принципиальность и научную непримиримость с истинной доброжелательностью. Выдающийся ученый, он был также и отзывчивым человеком и горячим общественником.<...> Лев Давидович Ландау много сил отдавал решению практических задач, которые страна ставила перед физиками".

Эта последняя фраза недвусмысленно говорила о весомом вкладе Ландау в создание того, что принято было скромно именовать "оборонным потенциалом".

Некролог подписали все члены Политбюро ЦК КПСС во главе c Генсеком. Ах, как глубоко скорбели руководители партии и правительство по поводу утраты! Они ведь так уважали и любили дорогого Льва Давидовича... Им было больно с ним расставаться...

За шесть лет до этого, в воскресенье 7 января 1962 года, академик Ландау попал в автомобильную аварию. В многочисленных публикациях потом писали о гололедице, о том, что водитель "Волги" решил обогнать впереди идущий автобус, что, увидев самосвал, резко затормозил, машину занесло, развернуло... Травмы, полученные Ландау, были ужасающими, шансы спасти его жизнь - минимальными.

Вот первая запись в истории болезни:

"Множественные ушибы мозга, ушибленно-рваная рана в лобно-височной области, перелом свода и основания черепа. Сдавлена грудная клетка, повреждено легкое, сломано семь ребер, перелом таза. Шок".

На помощь медицине ринулись физики. Был создан знаменитый "физический штаб". В книге дежурств штаба - 87 фамилий! Сотрудники Института физпроблем, ученики знаменитой "школы Ландау", ученики его учеников в эти первые дни, недели и месяцы после катастрофы на Дмитровском шоссе готовы были выполнять любую работу, чтобы помочь спасти жизнь Ландау. Усилия врачей и друзей сотворили чудо. Через два месяца после катастрофы раненый произнес первое слово.

Именно в дни, когда к Ландау вернулось сознание, правительство СССР наградило его Ленинской премией за многотомную монографию "Теоретическая физика", изданную несколькими годами ранее. Сочли, что момент самый подходящий.

В ноябре того же 1962 года Академия наук Швеции удостоила его Нобелевской премии "за пионерские работы в области теории конденсированных сред, в особенности жидкого гелия". Впервые за всю историю Нобелевских премий диплом и медаль лауреата вручал в Стокгольме не шведский король, а шведский посол в московской больнице.

Но по выходу из больницы это был уже другой Ландау. Генератором идей и открытий он быть перестал. Его некогда могучее здоровье теперь периодически то улучшалось, то ухудшалось. Вновь приходилось прибегать к интенсивному лечению. Так продолжалось шесть лет. Но 1 апреля 1968 года жизнь его оборвалась...

Каковы же были действительно взаимные симпатии и антипатии между академиком Ландау и "ленинским Центральным Комитетом", который, как мы видели, так горевал по поводу его кончины? Рассекреченные материалы бывших партийных архивов отвечают на этот вопрос.

В декабре 1957 года председатель КГБ генерал Иван Серов под грифом "Совершенно секретно" пишет в ЦК КПСС: "По Вашей просьбе направляется справка по материалам на академика ЛАНДАУ Л.Д.". В Центральном архиве современной документации в числе многочисленных рассекреченных документов ушедшей эпохи хранится эта "Справка" под шифром ЦХСД. Ф.89, пер.18. д.42. Экземпляр N2 адресован лично Кириллину В.А., бывшему в то время заведующим отделом науки ЦК КПСС. С экземпляром N1 знакомились, конечно же, сами члены Политбюро.

Чем была вызвана просьба представить такую справку? Ее содержание делает ответ достаточно очевидным.

ЛЕВ ЛАНДАУ - неординарная личность. В 14 лет он поступил в университет, в 19 уже окончил его в Ленинграде. В возрасте 21 года для продолжения образования он на полтора года командируется в лучшие университеты и физические лаборатории Европы. В середине 30-х годов он еще раз командируется в Европу на научные конференции. Ему нет еще и 30 лет, а он уже знаком с Эйнштейном, Бором, Паули, Дираком, Гайзенбергом, Резерфордом. Всю жизнь жалеет, что так и не успел познакомиться с Энрико Ферми.

В 28 лет Ландау - профессор и заведующий кафедрой физики в Харьковском политехе. С 1937 года - заведующий отделом теоретической физики Института физических проблем в Москве, руководимого академиком Петром Капицей. В 38 лет Ландау - академик.

Он оригинален и самостоятелен в своих взглядах и поведении. И не только в теоретической физике. Ландау никогда не отличался склонностью к конформизму и послушанию властям. И он не может забыть Лубянку, которая едва не сломала ему жизнь в 1938 году.

К декабрю 1957 года Ландау уже почти 50 лет. Он - всемирно известный физик и он недвусмысленно ищет возможность возобновить свои научные контакты с выдающимися учеными за рубежом. Тем более что на его имя приходят из-за границы многочисленные приглашения на конгрессы, семинары и конференции. Перед советской властью в лице ЦК КПСС проблема: пускать или не пускать? С одной стороны, Лев Ландау - "гордость нашей науки", как об этом позднее напишут в некрологе. А с другой...

Академик Ландау пользовался особым вниманием органов в силу ряда специфических обстоятельств, связанных с его происхождением, связями, характером "спецработ", к которым он был подключен. Фактически он жил "под колпаком". И отнюдь не у Мюллера. Из трудов стукачей и распечаток оперативной техники и скомпонована "Справка".

Вначале следует объективка. Год рождения - 1908-й, место рождения - г. Баку, национальность - еврей, беспартийный, занимаемая должность - заведующий теоретическим отделом Института физических проблем.

"ЛАНДАУ родился в семье инженера. Отец его в 1930 году арестовывался НКВД СССР за вредительство, о чем Ландау скрывает.

В 1939 году ЛАНДАУ Л.Д. арестовывался НКВД СССР за участие в антисоветской группе, но был освобожден как видный ученый в области теоретической физики".

Мягко выражаясь, тут неточности. Никаким вредителем отец академика Ландау не был. Сам Лев Давидович арестован был не в 1939-м, а в 1938 году. И освобожден отнюдь не по доброй воле и гуманности НКВД.

28 апреля 1938 года, в день ареста Ландау, бесстрашный Петр Леонидович Капица обратился с личным письмом к Сталину, защищая свободу и жизнь своего строптивого сотрудника. Годом раньше Капица уже спас другого физика-теоретика Владимира Александровича Фока. На этот раз Капица, в частности, писал:

"Несмотря на свои 29 лет, он (Ландау) вместе с Фоком - самые крупные физики-теоретики у нас в Союзе. <...> Только в прошлом году он опубликовал одну замечательную работу, где первый указал на новый источник энергии звездного лучеиспускания. <...> Большое будущее идей Ландау признают Бор и другие ведущие ученые.

Нет сомнения, что утрата Ландау как ученого для нашего Института, как и для советской, так и для мировой науки не пройдет незаметно и будет сильно чувствоваться.

<...> Я очень прошу Вас, ввиду его исключительной талантливости, дать соответствующие указания, чтобы к его делу отнеслись очень внимательно".

Петр Леонидович в осторожной, но весьма недвусмысленной форме намекает в письме, что могло послужить реальной причиной доноса, по которому арестован его молодой сотрудник.

"Также, мне кажется, следует учесть характер Ландау, который, попросту говоря, скверный. Он задира и забияка, любит искать у других ошибки и, когда находит их, в особенности у важных старцев вроде наших академиков, то начинает непочтительно дразнить. Этим он нажил много врагов".

Однако одного этого письма для спасения Ландау оказалось недостаточно. Через четверть века сам Ландау вспоминал:

"Меня обвинили в том, что я немецкий шпион. Сейчас это иногда кажется мне даже забавным, но тогда, поверьте, было совсем не до смеха. Год я провел в тюрьме, и было ясно, что даже еще на полгода меня не хватит: я просто умирал. Капица поехал в Кремль и заявил, что он требует моего освобождения, а в противном случае будет вынужден оставить институт. Меня освободили. Вряд ли надо говорить, что для подобного поступка в те годы требовалось немалое мужество, большая человечность и кристальная честность".

В 1939 г. Ландау освободили. Но он навсегда попал "под колпак".

Авторы "Справки", однако, хотели бы претендовать на объективность.

"ЛАНДАУ является весьма крупным ученым в области теоретической физики с мировым именем, способным, по мнению многих специалистов, к новым открытиям в науке. Однако его научная и особенно практическая работа сводится главным образом к выполнению конкретных заданий, которые он выполняет добросовестно.

По своим политическим взглядам на протяжении многих лет он представляет из себя определенно антисоветски настроенного человека, враждебно относящегося ко всей советской действительности и пребывающего, по его заявлению, на положении "ученого раба".

В этом отношении Комитет госбезопасности располагает сообщениями многих агентов из его окружения и данными оперативной техники".

Далее на нескольких страницах машинописного текста следуют свидетельства, подтверждающие высказанный априори вывод:

"Так, положение советской науки ЛАНДАУ в 1947 году определил следующим образом: "У нас наука окончательно проституирована и в большей степени, чем за границей, там все-таки есть какая-то свобода у ученых". <...>

В другой беседе он говорил: "...Науку у нас не понимают и не любят, что, впрочем, и неудивительно, так как ею руководят слесари, плотники, столяры. Нет простора научной индивидуальности. Направления в работе диктуются сверху <...>".

В 1948 году один из агентов по поводу разговора с ЛАНДАУ сообщал следующее: "...Как-то он (Ландау) прочел в газетах, что какой-то американский ученый, по национальности, кажется, чех, высказал желание уехать в СССР: "Ну и дурак! - сказал ЛАНДАУ. - Как бы я хотел с ним поменяться".

Бросается в глаза, что информация получена от тех, кому Ландау доверял и о стукачестве которых явно не догадывался. Этот факт по ходу знакомства со "Справкой" будет встречаться еще неоднократно.

В стране в конце сороковых годов по команде Сталина разворачивается "борьба с космополитизмом". По существу, начата идеологическая обработка населения в порядке подготовки к новой войне за передел Европы и всего мира. Ведь Сталин неудовлетворен результатами предыдущей. Газеты, радио и кино с утра до вечера клеймят космополитов. Агентура докладывает взгляды Ландау на этот счет.

"Я интернационалист, но меня называют космополитом. Я не разделяю науку на советскую и зарубежную. Мне совершенно безразлично, кто сделал то или иное открытие. Поэтому я не могу принять участия в том утрированном подчеркивании авторитета советской и русской науки, которое сейчас проводится". Однако:

"ЛАНДАУ группирует вокруг себя ряд физиков-теоретиков из числа антисоветски националистически настроенных ученых еврейской национальности. К этой группе лиц относятся ученики так называемой "новой школы Ландау". <...> ЛАНДАУ организовал и возглавил семинар физиков-теоретиков при Институте физических проблем, который посещают главным образом лица еврейской национальности, тесно связанные с Ландау".

Составители "Справки" не замечают у себя противоречий, упрекая Ландау в национализме. Летом 1956 года на Ближнем Востоке вспыхивают военные действия. До этого момента Суэцкий канал был международным водным путем. Но теперь лидер Египта полковник Насер заявляет, что только он будет решать, кораблям каких стран будет разрешено пользоваться каналом. Англии, Франции и Израилю в этом отказано.

"Оценивая происходившие события, ЛАНДАУ резко осуждал англо-французскую агрессию в Египте и политику государства Израиль в этом вопросе. Он заявил:

"Насколько египтяне вызывают восхищение, настолько израильтяне являются гнусными, подлыми холуями. Все мое сочувствие на стороне египтян полностью...

Израильтяне меня возмущают. Я, как безродный космополит, питаю к ним полнейшее отвращение".

Профессору Мейману Н.С., по свидетельствам агентуры, Ландау заявлял следующее:

"Ты выступаешь в защиту империализма... Ты до такой степени ослеп от национализма, что не понимаешь таких вещей... Ты находишься в компании непорядочных людей, как тебя это не ужасает..."

"Оценки нашей внешней политике в этом вопросе он не давал".

В этом вопросе не давал... Но тремя годами раньше давал в других вопросах.

"В июле - сентябре 1953 года, по донесениям агентуры, ЛАНДАУ допускал клеветнические высказывания в адрес руководителей партии и правительства по поводу разоблачения вражеской деятельности БЕРИЯ. Впоследствии ЛАНДАУ в беседе с другим агентом сказал, что его мнение по этому вопросу было неправильным".

Наивно думать, что Ландау мог симпатизировать Берии. Скорее всего он высказывался в том смысле, что лица, организовавшие отстранение Берии и его уничтожение, сами не ангелы.

НО ВОТ УЖЕ осенью 1953-го становится очевидным, что новое послесталинское руководство страны, недавние "ближайшие ученики и соратники великого вождя и учителя", кажется, действительно стремятся к радикальным переменам. Начинается освобождение части заключенных из концлагерей, колхозникам обещаны наконец паспорта, Москва дала согласие на прекращение войны в Корее.

"С октября 1953 года агентурой отмечались положительные высказывания ЛАНДАУ о политике КПСС и Советского правительства внутри страны и за границей. Однако и в этих случаях он утверждает, что такую политику Советское правительство якобы было вынуждено проводить, иначе Запад не поверил бы нашим мирным намерениям".

В "Справке" ни слова о том, как Ландау отреагировал на знаменитый секретный доклад Хрущева на XX съезде о "культе личности". Объяснить это можно, видимо, только тем, что на какое-то время Ландау оказался вне сферы стукачей и оперативной техники. Зато "Справка" обильно фиксирует реакцию Ландау на события в Венгрии в октябре - ноябре 1956 года.

"Отождествляя мятежников с венгерским народом и рабочим классом, происходящие события в Венгрии он характеризовал как "венгерскую революцию", как "очень хорошее, отраднейшее событие", где "народ-богатырь" сражается за свободу.

"...Венгерская революция - это значит практически весь венгерский народ, восставший против своих поработителей, т. е. против небольшой венгерской клики, а в основном против нашей <...> Настоящие потомки великих революционеров всех времен <...> То, что они сейчас проявили, это заслуживает позаимствования. Вот перед Венгрией я готов встать на колени".

"...Героизм венгерский заслуживает преклонения".

Говоря о политике Советского правительства в этом вопросе, он заявляет: "Наши решили забрызгать себя кровью <...> У нас это преступники, управляющие страной <...> КАДАР некий соц-предатель. Он вообще как марионетка сейчас. Наши поручили, и он сидит".

"12 ноября 1956 года в разговоре у себя на квартире о наших действиях в Венгрии и на вопрос собеседника, что "если бы ЛЕНИН встал, у него бы волосы встали (дыбом)", ЛАНДАУ ответил:

"Но, с другой стороны, у ЛЕНИНА тоже было рыльце в пуху. Вспомните кронштадтское восстание. Грязная история. Тоже рабочий класс Петрограда и моряки Кронштадта восстали. У них были самые демократические требования, и они получили нули... фашистская система <...> Первое, что было сделано еще в октябре 1917 года, в течение нескольких месяцев произошла передача власти. Она была полностью передана в руки партийного аппарата. Была немедленно дана установка партии: грабь награбленное и бери себе. Ими все было сделано по науке <...> Это не ошибка, в этом была идея. На этом была сделана революция".

На вопрос: "Значит, эта вся идея порочна?" ЛАНДАУ ответил: "Конечно".

ЛАНДАУ - физик, ученый огромного масштаба. И он помимо своей воли вовлечен в разработку страшного наступательного оружия. Пока шла война с фашизмом и существовала опасность, что атомное оружие может попасть в руки Гитлера, эта работа оправдана. Но наступают другие времена, и иллюзии относительно полезности такого оружия "для дела мира" исчезают довольно быстро. Позднее этот же путь проделает другой физик-теоретик - Андрей Сахаров. Однако демонстративно отказаться от поручаемой работы означало в лучшем случае голодную смерть.

Стукачи и "оперативная техника" фиксируют следующие высказывания Ландау:

"Разумный человек должен стараться держаться как можно дальше от практической деятельности такого рода. Надо употребить все силы, чтобы не войти в группу атомных дел. В то же время всякий отказ и самоотстранение от таких дел должно делаться очень осторожно.

...ЛАНДАУ считает, что целью умного человека, желающего, елико возможно, счастливо прожить свою жизнь, является максимальное отстранение от задач, которые ставит перед собой государство, тем более советское государство, которое построено на угнетении".

Подобного рода рассуждения неоднократно фиксировались несколькими агентами. Они имели место и в январе 1953 года, когда ЛАНДАУ одному из своих близких людей, ученому, сказал:

"Если бы не 5-й пункт (национальность), я не занимался бы спецработой, а только наукой, от которой я сейчас отстою. Спецработа, которую я сейчас веду, дает мне в руки какую-то силу...<...> Мне все равно, на каком месте стоит советская физика: на первом или десятом. Я низведен до уровня "ученого раба", и это все определяет". По этому вопросу один из агентов 9 апреля 1955 года сообщал:

"В конце марта ЛАНДАУ был вызван вместе с ГИНЗБУРГОМ (Виталий Лазаревич Гинзбург - впоследствии академик АН СССР. - М.М.) к ЗАВЕНЯГИНУ (министру среднего машиностроения. - М.М.) по поводу спецдеятельности <...>. ЛАНДАУ сказал источнику, что он ни за что не согласится опять заниматься спецделами и что ему неприятно вести разговор об этом. По дороге в министерство ЛАНДАУ предупредил ГИНЗБУРГА, чтобы он не вздумал заявлять о том, что ЛАНДАУ ему нужен для продолжения работы.

ЛАНДАУ рассказал источнику после, что министр принял его весьма вежливо и любезно и держался очень хорошо. ЛАНДАУ быстро убедил присутствующих в том, что ему не следует заниматься спецработой, но как он сам выразился, не мог отказаться от предложения изредка разговаривать по этим вопросам.

"На самом же деле, конечно, никаких разговоров и не будет", - сказал ЛАНДАУ".

Тут важно отметить, что Ландау рассказывает источнику о произошедшем позднее, и, следовательно, среди вызванных к министру источника не было.

Авторы "Справки" высказывают предположение, чем объясняется нежелание академика Ландау и далее заниматься "спецработой", которой, как отмечалось с самого начала, он занимался добросовестно.

"Намерение ЛАНДАУ отойти от участия в работах по спецтематике связано с его стремлением, особенно в последнее время, получить возможность выехать в командировку за границу. Так, в мае месяце с.г. (1957) на конференцию по физике частиц высоких энергий в гор. Москву приезжал американский физик ВАЙСКОПФ, который специально обсуждал с окружением ЛАНДАУ меры, которые следовало бы предпринять за границей, чтобы ЛАНДАУ мог выезжать в Америку. В одну из личных встреч с ВАЙСКОПФОМ ЛАНДАУ, не будучи никем на это уполномочен, передал ВАЙСКОПФУ список советских ученых, которых, по его мнению, следует пригласить в Америку <...>

При этом ЛАНДАУ, давая на них характеристики и рассказывая кто чем занимается, заявил ВАЙСКОПФУ, что ТАММ И.Е. (академик АН СССР, нобелевский лауреат. - М.М.) занимается расчетами по атомной и водородной бомбе, принимал участие в этих работах и он, но в меньшей степени.

Такое поведение ЛАНДАУ дало возможность американцам пытаться навязать Академии наук свое мнение при подборе советских ученых для участия в международных конференциях. В настоящее время американские и различные научные учреждения других капиталистических стран присылают массу персональных приглашений ЛАНДАУ и другим лицам из числа главным образом его окружения.

Намерение ЛАНДАУ выехать за границу, по данным агентуры и оперативной техники, усиленно подогревается его окружением, в частности, профессором ЛИФШИЦЕМ Е.М.

Так, 30 сентября 1956 года между ЛАНДАУ и ЛИФШИЦЕМ состоялся разговор о поездке за границу (записан по техническим причинам неполностью), во время которого ЛИФШИЦ уговаривал ЛАНДАУ написать письмо т. Хрущеву <...> 7 октября 1956 года ЛИФШИЦ ЛАНДАУ заявил:

"...Вот не пускают тебя и меня, по-видимому, что боятся, что останутся <...>

"Один из наиболее близких лиц к ЛАНДАУ по вопросу его поездки за границу в 1957 году сообщил:

"...было бы неосторожным разрешить ЛАНДАУ выехать за границу, поскольку нельзя быть уверенным, что он вернется. Он безусловно не привязан к семье, а привязанность к сыну не производит впечатления глубокой привязанности отца. Он мало с ним общается и больше думает о своих любовницах, чем о сыне.

...Обстоятельства, в которых он жил последние двадцать лет, и окружение, которое он себе создал, укрепили и развили в нем характерные для него всегда черты индивидуализма и сознание своей непогрешимости. Поэтому в случае выезда за границу он будет вести себя и выступать только с точки зрения своих личных интересов, вкусов и ощущений".

А как же иначе должна поступать самодостаточная личность? Строго следовать инструкциям тех, кто непрошено присвоил себе право управлять чужими жизнями?

НЕВОЗМОЖНО вновь не обратить внимание в этом месте на слова "один из наиболее близких лиц к Ландау". Шпионами, стукачами, злыми вершителями судьбы соглашались становиться те, кому Ландау, судя по всему, всецело доверял, кого считал товарищами.

А между тем агенты и оперативная техника продолжают наращивать компромат.

"ЛАНДАУ подавляющее время находится дома, регулярно слушает передачи заграничного радио и, принимая у себя многочисленных посетителей, передает их антисоветское содержание. Основная масса его разговоров сводится к пересказам антисоветских передач и циничному обсуждению интимных отношений с различными женщинами.

"Через агентуру и технику установлено, что ЛАНДАУ считает себя "свободомыслящим" человеком, имеющим свои взгляды по вопросам внешней и внутренней политики нашего правительства <...>.

Давая антисоветскую оценку действиям Советского правительства, ЛАНДАУ выступает с резкой клеветой в адрес руководителей партии и правительства.

30 ноября 1956 года ЛАНДАУ, касаясь членов правительства, говорил: "Ну как можно верить этому? Кому, палачам, верить? Вообще это позорно... Палачи же, гнусные палачи".

В другом разговоре он сказал: "Наши в крови буквально по пояс. То, что сделали венгры, это считаю величайшим достижением. Они первые разбили, по-настоящему нанесли потрясающий удар по иезуитской идее в наше время. Потрясающий удар!"

Оперативная техника бесстрастно фиксирует то, что ни забыть, ни простить не могли академику Ландау те, кому "Справка" предназначалась для ознакомления.

"12 января с.г. в разговоре с членом-корреспондентом АН СССР ШАЛЬНИКОВЫМ ЛАНДАУ заявил:

"Я должен тебе сказать, что я считаю, что наша система, как я ее знаю с 1937 года, совершенно определенно есть фашистская система, и она такой осталась и измениться так просто не может. Поэтому вопрос стоит о двух вещах. Во-первых, о том, в какой мере внутри этой фашистской системы могут быть улучшения... Во-вторых, я считаю, что эта система будет все время расшатываться. Я считаю, что, пока эта система существует, питать надежды на то, что она приведет к чему-то приличному, никогда нельзя было, вообще это даже смешно. Я на это не рассчитываю".

В разговоре на эту тему с профессором МЕЙМАНОМ ЛАНДАУ сказал: "То, что ЛЕНИН был первым фашистом, - это ясно".

Задолго до того как в стране родилось движение диссидентов, в годы, когда режим в Советском Союзе еще кажется бессмертным, несокрушимым, академик Ландау уже иначе смотрит на экономико-политическую ситуацию в стране. А ведь ему не суждено было дожить ни до 1985 года, ни тем более до 1991-го. Есть, оказывается, пророки в своем отечестве.

"26 января с.г. в разговоре с тем же агентом ЛАНДАУ заявил: "...Подумайте сами. Сейчас открылась возможность, которой я вообще не представлял себе, возможность революции в стране, как возможность. Еще год назад казалось, что подумать у нас о революции смехотворно, но это не смехотворно. Она произойдет, это не абсурд".

ЛАНДАУ считает, что в Советском Союзе "создавшееся положение" долго продолжаться не может, и в связи с этим высказывает несколько предположений о том, какими путями может пойти ликвидация советской системы (...) Это вполне реальное дело сейчас при такой малой популярности правительства и ненависти народа к правящему классу (...)".

"Тогда же он говорил: "Если наша система мирным способом не может рухнуть, то третья мировая война неизбежна со всеми ужасами, которые при этом предстоят. Так что вопрос о мирной ликвидации нашей системы есть вопрос судьбы человечества по существу.

Как зафиксировано оперативной техникой, в разговоре с учеными, которые его ежедневно посещают, ЛАНДАУ неоднократно высказывался в разных вариантах о своих домыслах относительно неизбежной ликвидации советской системы.

Так, 4 декабря 1956 года в беседе с членом-корреспондентом АН СССР ШАЛЬНИКОВЫМ Ландау говорил: "Я считаю так: если наша система ликвидируется без войны, - неважно, революцией или эволюцией,- это безразлично,- то войны вообще не будет. Без фашизма нет войны".

23 января с.г. в разговоре с одной из приближенных к нему женщин ЛАНДАУ заявил: "Наши есть фашисты с головы до ног. Они могут быть более либеральными, менее либеральными, но фашистские идеи у них. Но что я считаю чудесно, это что вот иезуитский миф гибнет".

По укоренившейся традиции блюстители нравственности из "Министерства Любви" не могли не коснуться вопроса личной жизни человека. Компромат - еще не компромат, если в нем нет аморалки.

И вот читаем:

"В личной жизни ЛАНДАУ нечистоплотен, проявляет себя как человек, чуждый советской морали и нормальным условиям жизни советской семьи. Имея семью, он сожительствует со многими женщинами, периодически меняя их. Одновременно он поощрительно относится к аналогичному поведению своей жены; читает ей письма от своих любовниц и обсуждает ее интимные связи, называет ей новых лиц, могущих быть ее любовниками".

* * *

Так для чего запрашивали "товарищи из ЦК" "Справку" в этом всевидящем и всезнающем ведомстве? Догадаться не трудно. Надо было что-то решать в плане возможных командировок академика Ландау за границу.

А между тем, уже после того как эта "Справка" была составлена и направлена в ЦК, Лев Ландау был избран членом Британского физического общества, членом Британского Королевского общества (Академии наук Великобритании), членом Национальной академии наук США, членом Американской академии наук и искусства, членом академий наук Дании и Нидерландов. Он был награжден медалью имени Макса Планка в ФРГ, а в Канаде ему присуждена премия Фрица Лондона... Но вплоть до своей явно безвременной смерти Ландау так и не получил загранпаспорта.

Дорожно-транспортное происшествие 7 января 1962 года на Дмитровском шоссе в Москве освободило соответствующие органы от необходимости объяснять академику Ландау, почему его не выпускают в поездку за рубеж. Теперь он уже чисто физически стал "невыездным".

(С) "НГ-Наука" (НГН), электронная версия приложения к "НГ" (ЭВНГН). Номер 005 (9) от 06 мая 1998 г., среда. Полоса 7.

Новые статьи на library.by:
БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ:
Комментируем публикацию: ЛАНДАУ: "Я НИЗВЕДЕН ДО УРОВНЯ "УЧЕНОГО РАБА"

() Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.