ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

6 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Педагогическая и психологическая науки на протяжении всей своей истории теснейшим образом связаны между собой. При наличии четких различий в предмете исследования, они взаимно используют накопленные знания. Педагогические исследования в русле любой из актуальных проблем - разработки теоретических основ дифференцированного обучения, проектирования педагогической деятельности, конструирования отношений учителя и ученика в процессе совместной деятельности - опираются на психологическое знание. В поисках решения центральной задачи антропоцентрической педагогики - развития внутреннего потенциала субъекта обучения и развивающего потенциала педагогического процесса [1, с. 84- 86] - исследователи опираются на представления о личности человека и закономерностях ее развития, разработанные психологией.

Современный период в развитии отечественной психологии может быть охарактеризован как переходный от единой моноструктурной формации к некоторой еще не сложившейся, но активно формирующейся полиструктурной системе. Общий методологический каркас, который выступал в советской психологии в качестве парадигмы [2], задавал направления развития, нормы и стратегию проведения исследований и обеспечивал интеграцию и систематизацию данных, полученных учеными, представляющими различные подходы и отрасли.

С конца 1980-х гг. отечественная психология вступила в период бурных перемен, которые в области теории и методологии исследований проявились прежде всего в отказе от ранее неизбежного единства и растущем разнообразии форм и подходов. Следствием стала дивергенция российского психологического сообщества, утрата единого методологического пространства.

В новых условиях самостоятельной проблемой для "потребителя" психологического знания становится ориентация в нем, обоснованный выбор концепции, которая станет опорной для постановки задач педагогического исследования. Так, Н. В. Бордовская отмечает многообразие представлений о личности, ее структуре и ценностных ориентациях в современной психологической науке, которое выдвигает в качестве отдельной проблемы обоснование выбора той или иной концепции в качестве исходной для постановки педагогических задач, и считает рациональным создание творческих коллективов, включающих в себя как педагогов, так и психологов [1].

Современный этап развития мировой психологической науки может быть в целом охарактеризован прежде всего как посткризисный, с выраженной тенденцией к интеграции различных школ, сложившихся и достаточно независимо развивавшихся в период так называемого кризиса психологии, когда на протяжении более ста лет психологическая наука существовала в состоянии "феодальной раздробленности".

стр. 12


--------------------------------------------------------------------------------

Важнейшими факторами, определяющими неизбежность процесса объединения, являются: во-первых, глобализация, ибо мир становится единым, усиливается профессиональное общение и возникает необходимость единых стандартов профессии; во-вторых, включение психологии в практику в самых различных сферах, в частности, такой важной, как педагогика. В области практических применений психологии уже установилась традиция эклектического использования элементов различных теорий, что порождает тенденцию к осмыслению их соотношения.

Особенно остро проблемы интеграции стоят перед отечественной школой, которая на протяжении многих десятилетий развивалась в относительной изоляции в силу взаимосвязанных причин: социально-политических и идеологических факторов, наличия "единственно правильной" советской науки и языкового барьера. Исторически сложилось, что многие отрасли и направления отечественной психологии оказались в определенной мере отрезанными от мировой науки, недостаточно известными мировому психологическому сообществу. Несмотря на то, что имена и концепции Л. С. Выготского и С. Л. Рубинштейна известны во всем научном мире и представлены в издающихся за рубежом справочниках и энциклопедиях, развитие теории в трудах их последователей остается недостаточно изученным. Так, в "Психологической энциклопедии" [3] развитие психологии личности в СССР после С. Л. Рубинштейна не только не освещается, но даже не упомянуто. Статья о психологии в СССР в другом энциклопедическом издании [4] также оставляет впечатление, что после названных авторов ничего существенного в данном направлении сделано не было. Отсутствует упоминание о работах отечественных ученых и в современных зарубежных учебниках. В то же время отечественной наукой накоплен потенциал, который может существенно обогатить мировую науку и повлиять на ее развитие при условии его полноценной интеграции в общий контекст.

Для того, чтобы в ходе интеграции не были утрачены существенные достижения научных школ, необходимы специальные усилия профессионального сообщества, направленные на разработку общенаучного контекста, своего рода общей системы координат, в рамках которой могут быть соотнесены и сопоставлены различные направления и школы. С этим теснейшим образом связана и задача соотнесения понятийных систем. Ни для кого не секрет, что содержание понятий в контексте различных школ часто различается очень сильно, что затрудняет конструктивное предметное обсуждение.

Будущее отечественной школы в структуре единой мировой науки определяется во многом тем, в какой мере мы сможем предложить конструктивные варианты систем категорий для соотнесения психологических теорий и обеспечить понимание значений используемых в контексте различных теорий понятий. Особое место здесь принадлежит отечественной биосоциальной теории.

Каждый период в развитии науки имеет своего рода "визитную карточку" - основную проблему, вокруг которой концентрируются усилия ученых, в русле решения которой достигаются максимальные научные результаты. Представляется, что "нервом" психологических исследований и теорий XX - начала XXI вв. является проблема биосоциальная. Общая тенденция ускорения исторического процесса привела к тому, что смена биологических поколений уже не успевала за радикальными изменениями в культуре. Впервые в своей истории человек оказался перед необходимостью жить в ситуации, когда коренным образом меняются принятые в обществе понятия о добре и зле, о справедливости, о том, как следует поступать

стр. 13


--------------------------------------------------------------------------------

в той или иной ситуации и относиться к тем или иным явлениям. Впервые в истории науки возникло новое понимание отношений социального и психического.

Л. С. Выготский в качестве основного противоречия, вокруг которого шла борьба теорий во время открытого кризиса психологии, называет противоречие между психологией естественнонаучной, объяснительной, и спиритуалистической, понимающей, описательной. Из работ этого ученого, тем не менее, ясно, что он осознавал и другое противоречие, возможно, более глубокое и драматичное, чем противоречие между научным детерминистским способом мышления и телеологическим, более уместным в литературе и искусстве.

"...надо нацело расстаться с недоразумением, будто психология идет по пути, уже проделанному биологией, и в конце пути просто примкнет к ней как часть ее. Думать так - значит не видеть, что между биологией человека и животных вклинилась социология и разорвала психологию на две части... Нужно построить так теорию кризиса, чтобы дать ответ и на этот вопрос " [5, с. 377]. Из этой цитаты ясно, что Л. С. Выготский осознавал исключительно важное значение биосоциальной проблемы в современной ему науке и занимал по отношению к ней совершенно определенную позицию.

Проблема наследственного и приобретенного, изменяемости человеческой психики стала центральной в психологических исследованиях XX в. не только для практической психологии, но и для теоретических школ. Почти все важнейшие достижения последнего столетия могут быть соотнесены с постановкой и решением биосоциальной проблемы. Такова, например, модель З. Фрейда, где четкое разделение и противопоставление биологического и социального является центральным моментом и представляет собой источник и причину развития и функционирования человеческой психики. Из неприятия представлений З. Фрейда возник неофрейдизм во всех его вариантах и затем гуманистическая психология, в контексте которых были предложены неантагонистические модели взаимоотношений биологического и социального. Непосредственное и прямое отношение к проблеме биологического и социального в человеческой психике можно отметить практически во всех крупных разработках в области общей, возрастной, педагогической, дифференциальной, клинической психологии XX в.

Биосоциальная проблема обрела высокую идеологическую значимость в условиях бурных социальных конфликтов XX столетия. С ней теснейшим образом связаны три вопроса:

* о роли наследственности и среды в формировании личности,

* об отношениях индивидуума и общества,

* о свободе и необходимости в регуляции поведения человека.

Все они не могут быть рассмотрены в отрыве от политических и государственных принципов общества. Здесь как нигде сильно проявляется влияние так называемого социального заказа. Важнейшим фактором, который необходимо учитывать, выступает антагонизм в мировой политике двух социальных систем: капиталистической и социалистической. Соответственно двум ведущим вариантам социального заказа мы выделяем два основных подхода к биосоциальной проблеме.

Вопрос о роли наследственности и среды в формировании личности непосредственно соотносится с принятыми в том или ином обществе принципами наследования богатства и статуса. Сторонники революционных переделов всегда "заказывают" теории, доказывающие доминирующую роль средовых воздействий. Сторонники стабилизации существующего положения продвигают теории противоположного толка. Социальный заказ капиталистического общества

стр. 14


--------------------------------------------------------------------------------

в XX в. сводился к оправданию сложившейся практики ничтожно малой социальной мобильности и по существу наследственной передачи права принадлежности к привилегированным социальным группам на фоне декларирования "общества равных возможностей". Идея наследуемости психологических качеств позволяла объяснить неравенство людей в капиталистическом обществе их природным неравенством.

От отечественной науки идеология требовала обоснования биологического равенства всех людей, а практика грандиозного социального эксперимента диктовала развитие исследований влияния социума на личность, изучение меры этого влияния и его механизмов.

Вопрос об отношениях индивидуума и общества прямо затрагивает принципы идеологии и культуры, ценностные ориентации общества на коллективизм или индивидуализм. За большинством теоретических представлений, разработанных западной психологией, стоит сверхзадача утверждения идеала независимого, свободного, самостоятельно принимающего решения и проводящего их в жизнь одиночки. Вся западная психология личности, в том числе гуманистическая, пронизана верой в то, что социальные факторы отрицательно, разрушительно влияют на личность, которая сама по себе обладает вечными общечеловеческими ценностями и способностями. Западная социальная психология закономерно в качестве своего основного предмета имеет малую группу, которой противостоит индивидуум. Эксперименты по исследованию конформности, практически все работы в области психологии малых групп демонстрируют снижение компетентности и эффективности личности во всех областях деятельности в результате ее пребывания в группе. Взаимоотношения противопоставленных друг другу индивидуума и общности - важнейшая предметная область западной психологии.

В основе марксистской философии, служившей теоретико-методологической базой советской психологии, лежит идеал коллективизма. Идеи общинности сильны и в традиционной российской культуре.

Вопрос о свободе и необходимости в регуляции поведения человека также напрямую связан с основами идеологии и культуры, ориентацией на духовность или прагматизм. Прагматизм и рационализм, пронизывающие западную культуру, служили фактором принятия модели "естественного" человека, дитяти природы, для которого свобода - лишь отсутствие внешнего принуждения. Проблема специфичности человеческой психики по сравнению с психикой животного снимается и замещается проблемой специфичности различных видов живых существ.

Эсхатологический характер российской культуры обострил внимание ученых к внутренней свободе человека, понимаемой прежде всего как свобода духа и сознания от страстей и низших потребностей, от принципа необходимости. Таким образом, в отечественной научной школе в качестве важнейшей проблемы разрабатывалась специфичность человеческой психики в контексте дихотомии "человек - животное".

Для соотнесения теорий, развиваемых различными школами, и общего продвижения в области исследования проблемы соотношения биологического и социального в психическом развитии человека оказывается необходимым уточнить содержание понятия "социальное" в современной науке. Для этого мы воспользовались методом "раздвоения единого" [6]. Можно утверждать, что искомое понятие определяется в различных психологических теориях либо как противоположность "индивидуальному", т.е. дихотомия "индивидуальное-общественное", либо как противоположность "животному", т.е. дихотомия "человек-животное".

стр. 15


--------------------------------------------------------------------------------

Существенное различие в содержании понятия "социальное" при его определении через ту или иную дихотомию ясно проявилось лишь на современном этапе развития психологической науки, в первую очередь благодаря достижениям биологических наук последних десятилетий XX в., и прежде всего генетики, которые перевели проблему отношения индивида и природного сообщества из области идеологизированных стереотипов и вероятностных рассуждений в область экспериментов и точных расчетов.

Важнейшее реформирующее значение для понимания биосоциальной природы личности человека имело открытие генетиками механизмов так называемого группового наследования во второй половине 70-х гг. XX в. Тот факт, что носителем целостного комплекса генов является не отдельный индивид, а группа, связанная родственными узами, позволил объяснить как биологически целесообразные те виды поведения, которые традиционно противопоставлялись биологически обусловленному индивидному эгоистическому поведению - различные проявления альтруизма и самопожертвования.

В результате этих открытий стало возможным и необходимым развести два вышеназванные значения понятия "социальное". До этого времени существовала сильная тенденция к отождествлению областей этих значений. Так, А. Н. Леонтьев в своей классической монографии "Проблемы развития психики" [7], говоря о различии между психикой животного и человека, доказывает, что первое всегда действует само по себе, в одиночку, воспринимая других как элементы окружающей среды, объекты. Феномен взаимодействия и взаимопонимания между членами сообщества в соответствии с его концепцией возникает лишь на уровне человеческой психики.

Сегодня благодаря успехам биологии мы можем с точностью указать наличие "социального" фактора в животных сообществах, что позволяет на новом уровне поставить проблему специфичности человеческой психики. Разведение как независимых дихотомий "животное - человек" и "индивид - сообщество" в контексте определения понятия "социальное" позволяет выделять следующие психические феномены:

животные, существующие на уровне индивида;

животные, существующие на уровне сообщества;

специфические человеческие, существующие на уровне индивида;

специфические человеческие, существующие на уровне сообщества.

Многие вопросы биосоциальной природы человека ставятся по-разному или вообще не могут быть поставлены в зависимости от того, в контексте которой из вышеназванных дихотомий понимает социальное автор теории. В русле биологизаторских направлений не могут быть предложены никакие варианты теорий свободы воли человека, так как в основе этих направлений - модель человека, лишенная соответствующих свойств и проявлений. Свобода здесь может быть понята лишь как свобода от постороннего принуждения. В качестве своеобразного защитного механизма научного самосознания возникает неоправданное отождествление дихотомий "свобода - необходимость" и "детерминизм - индетерминизм". Однако детерминистский подход не обязательно отрицает возможность свободы. Распространение подобного выхолащивания человеческой психики в естественнонаучном направлении психологической науки закономерно приводит к падению авторитета этого направления в психологии и деградации теорий1 .


--------------------------------------------------------------------------------

1 В отечественной психологии общеизвестен сейчас рост интереса к парапсихологии, эзотерическому знанию и другим течениям, традиционно считавшимся вненаучными или околонаучными. Одной из причин этого, возможно, является то, что отечественная естественнонаучная школа сейчас теряет ориентацию на традиционное для

стр. 16


--------------------------------------------------------------------------------

Итогом описанного влияния социального заказа на разработку биосоциальной проблемы стало смещение предметной области: для западной психологической науки - в сферу отношений индивида и общности, для отечественной - в сферу специфических особенностей психики человека, проблем сознания, воли и т.п., при том, что принятые школами за основу постулаты о человеческой природе оказываются альтернативными.

Наличие в основе классических зарубежных школ теоретической модели человека, построенной на системе постулатов, принципиально иной, чем та, которая заложена в основу отечественной теории биосоциального единства человека, позволяет объяснить отсутствие конструктивного диалога между направлениями и утверждать, что перспектива налаживания такого диалога исчезающе мала.

На протяжении периода идеологического противостояния ученые отечественной школы, часто в силу необходимости, выстраивали критику западных теорий, пытаясь, часто не вполне обоснованно, представить взгляды отечественной школы как альтернативные западным. Оспаривали суждения, игнорируя существеннейшие различия в содержании используемых понятий. После падения "железного занавеса" эта тенденция сменилась некритическим принятием западных теорий, жаждой слияния, декларированием, часто также необоснованным, сходства подходов. И теперь нередко подчеркивается сходство суждений на фоне игнорирования различий в содержании понятий. Проведенный нами анализ позволяет утверждать, что исследования в русле отечественной биосоциальной теории не повторяют выводы ведущих зарубежных школ и не противоречат им, но заполняют существенно иное предметное пространство.

Это предметное пространство ранее на Западе практически не исследовалось, а сегодня является областью интенсивных разработок в силу их востребованности и актуальности. На рубеже XX-XXI вв. политика и идеология в мире изменились. Мир уже не строится на антагонизме двух систем. Это делает перспективным налаживание конструктивного диалога и формирования общего научного контекста для отечественной науки с новейшими направлениями, как теоретическими, так и конкретно-психологическими, возникшими на Западе в посткризисный период.

Это прежде всего такие теоретические направления, как эволюционная психология и социобиология, социальный конструктивизм, кросс-культурная психология2 и другие области конкретно-психологических исследований.

Хотя эти направления имеют в своей основе традиционную западную теоретическую модель человека, радикально отличную от лежащей в основе отечественной теории, общность предметного пространства и отсутствие идеологического пресса позволяют прогнозировать конструктивное сотрудничество.


--------------------------------------------------------------------------------

себя понимание социального как отличающего человека от животного, во многом в результате некритического принятия зарубежных психологических теорий. Соответственно, от актуальных сегодня вопросов меры свободы и ответственности человека естественнонаучная психология отворачивается, оставляя их другим направлениям.

2 В западной психологии культура сейчас все в большей степени трактуется как нечто принципиально противоположное природе, как совокупность особенностей психического склада и поведения, не наследуемых генетически. Интересно, что в отечественной школе существует сильная тенденция сопротивления такой трактовке. У нас кросс-культурная психология фактически сливается с этнической, и понятие культуры в своем содержании тяготеет к традиционному, сложившемуся в контексте этнографии, где биологическое и социальное не противопоставлены друг другу. Представляется, что этот факт можно объяснить содержанием понятия "социальное" в разных школах, которое для наших ученых воплощает противостояние природного и приобретаемого в процессе социализации. Ставшая актуальной предметная область для западных ученых потребовала определения воплощающего ее суть понятия.

стр. 17


--------------------------------------------------------------------------------

Проблема роли и значения биологических и социальных факторов в процессе формирования психики человека и его личности, которая была приоритетным направлением развития отечественной психологической науки в советский период, сегодня стала едва ли не самой актуальной для мировой психологической науки. На рубеже тысячелетий в зарубежной психологии обозначилась тенденция к поляризации естественнонаучного и гуманитарного подходов. Сложились новейшие теоретические направления, в контексте которых человек рассматривается подчеркнуто односторонне, его биологическая сущность либо игнорируется, либо исчерпывает человека в целом. Можно утверждать, что сфера биосоциальной проблемы продолжает оставаться полем максимального напряжения в современной психологической теории, областью появления наиболее ярких идей и концепций.

Важнейшим фактором, определившим развитие современной психологии, явились достижения естественных наук последних десятилетий XX в., в первую очередь генетики. Накануне XXVII Всемирного психологического конгресса журнал "European Psychologist" провел опрос среди 30 крупных психологов Европы [8]. Их, в частности, просили назвать те новые тенденции в развитии психологической науки, которые, по их мнению, будут определяющими в XXI в. Практически все в качестве важнейшей назвали влияние достижений генетики на развитие психологии.

В последней трети XX в. возникло новое направление науки - социобиология [9]. Социобиология претендует на объяснение биологической целесообразностью всех видов общественного поведения животных и определенного спектра социального поведения человека. В крайних вариантах под логику биологической сообразности в борьбе за существование вида подводится все социальное поведение людей. На сходных позициях основано и другое новейшее научное направление - эволюционная психология [10; 11], которую ряд авторов отождествляют с социобиологией [11; 12].

Наряду с экспансией биологии в область психологических проблем, в психологической науке сложились и укрепляют свое влияние подходы, в которых подчеркивается и абсолютизируется значение социальных факторов в формировании и функционировании личности.

В последние десятилетия XX в. за рубежом (в первую очередь в Англии, США и Канаде) возникло и стало популярным новое направление - социальный конструктивизм [13; 14]. Это направление рассматривает личность как порождение социальных контекстов и отрицает существование ее свойств, не социальных по своему происхождению [15]. Личность рассматривается как условный конструкт, порождаемый ситуацией. Создание альтернативных языковых описаний людей и событий рассматривается как способ изменения, конструирования образа мира и личности человека.

Среди развивающихся направлений психологической науки, в центре внимания которых находится социальная детерминация личности, особенно интересным представляется современная кросс-культурная психология, порожденная процессами глобализации, охватившими мир в конце XX столетия.

Достижения таких направлений, как кросс-культурная психология и социальный конструктивизм, демонстрируют пластичность личности в отношении культурных воздействий, социальную заданность самых базовых и глубинных ее свойств. В свете данных подходов личность предстает как культурно-специфическая форма организации психической деятельности.

Общим как для подхода, претендующего на объяснение формирования и структуры личности исключительно

стр. 18


--------------------------------------------------------------------------------

биологическими закономерностями, так и для подхода, рассматривающего личность исключительно как социокультурный феномен, является то, что проблеме соотношения и генетического перехода между биологическим и социальным уделяется очень мало внимания. Каждый из подходов, напротив, претендует на самостоятельную разработку всего поля проблем личности и ее развития.

Отечественную психологическую науку отличает уникальная, исторически сложившаяся в силу социокультурных особенностей России, обусловленная достижениями российской физиологической науки рубежа XIX-XX вв. традиция четкого различения, разведения социального и биологического в человеке, рассмотрения социализации как запрета природного и естественного поведения, подход к культуре как к силе, выводящей человека за пределы власти законов природы.

Основу такого подхода составило открытие И. М. Сеченовым центрального торможения как механизма задержки непосредственной реакции индивида на воздействие среды. Понятие центрального торможения позволило материалистически объяснить произвольность человеческого поведения, "способность личности противостоять непосредственным стимулам и мотивам, с тем чтобы следовать собственной программе" [16, с. 376]. Большое значение для понимания закономерностей человеческого поведения имело открытие И. П. Павловым второй сигнальной системы. Слово как особый вид социально-условного сигнала становится главным регулятором человеческой психики, подчиняя человеческое поведение и сознание уже не законам природы, а социуму и запечатленной в языке культуре. "Учение о борьбе за существование, - писал К. А. Тимирязев, - останавливается на пороге культурной истории. Вся разумная деятельность человека - одна борьба - с борьбой за существование" [17, с. 596].

Данный подход воплощен в уникальных конкретно-психологических теориях отечественных ученых. В российской науке сложилось представление об индивидуальном развитии человека как о процессе, построенном на взаимодействии двух потенциально противоречивых программ: биологической (видовой) и социальной (заложенной в культуре и усваиваемой путем интериоризации). Такое понимание природы человека и законов его развития воплощено, например, в концепции индивидуальности Б. Г. Ананьева [18]. Интегратором биологической и социальной программ развития является сам человек, индивидуальность, которая выстраивает собственный уникальный вариант жизненного пути и психофизиологического развития. Этот взгляд является альтернативным общепринятому в традиционных европейских и американских теориях представлению о единой видовой программе, на реализацию которой социум может лишь влиять, способствуя либо препятствуя ее воплощению тем или иным образом. Теории У. Джемса, Э. Фромма, Э. Эриксона, А. Маслоу при всех их различиях имеют в своей основе общую систему постулатов о биосоциальной природе человека.

Признание человека существом, обладающим так называемой гуманистической психологией, не означает еще раскрытия его истинной природы, присущего ему творческого, созидающего начала. В контексте гуманистической психологии проблема качественного отличия человека как существа, изменяющего мир, от животного, приспосабливающегося к миру, не только не решена, но и не поставлена.

В русле развития отечественной теории, основываясь на принципах субъектнодеятельностного подхода С. Л. Рубинштейна, А. В. Брушлинский предложил модель механизма функционирования человеческой психики, отличного от функционирования психики животного. Активная борьба животного за существование

стр. 19


--------------------------------------------------------------------------------

под контролем естественного отбора осуществляется на основе обратных связей, "подкрепляющих" механизмы поведения, соответствующие наследственно фиксируемым эталонам выживания, размножения и т.п.: "...механизм обратных связей непосредственно основан на изначальной заданности эталона, заранее устанавливающего способ прямого сравнения промежуточных и конечных составляющих регулируемого процесса" [19, с. 119]. Саморегуляция человека, в отличие от животного, "осуществляется безотносительно к любому заранее выбранному масштабу, эталону, критерию и т.д." [там же]. Мыслительная деятельность человека, регулирующая его поведение и определяющая поступки, осуществляется не столько как поиск средств для достижения поставленных целей, сколько как определение целей и их корректировка в процессе деятельности.

В современной психологии в рамках подходов, односторонне трактующих человека как существо или полностью биологическое, или лишенное каких-либо свойств, кроме социальных, личность рассматривается как нечто, существующее исключительно в контексте некоторой единой общности, в одном случае - биологической общности вида, в другом - культурно-исторической. Соответственно, смысл жизни человека предстает как обеспечение в одном случае видового выживания, в другом - социокультурного. При такой постановке вопроса индивидуальное человеческое сознание ставится в общий ряд прочих уровней психической регуляции и лишается самостоятельного смысла и значения. По сути дела, рефлексия становится лишь средством в процессе выполнения индивидом программы служения общности. Парадоксальным образом в западной психологии, с ее культом индивидуального бытия, индивидуальная свобода приобретает статус эпифеномена, оказывается свободой в выборе средств, но не целей.

В контексте отечественной теории биосоциального развития человека подлинные смысл и значение приобретает сознание человека, механизм рефлексии. Оказавшись в зоне пересечения двух потенциально противоречивых законов - природы и общества, человек обретает статус подлинного хозяина своей судьбы. Индивидуальное сознание человека здесь уже не только рассматривается в ряду прочих форм психического отражения, а обретает собственную важнейшую функцию, определяя контекст бытия, в котором существует и самореализуется личность: "Детерминизм не есть предопределенность, детерминация... не дана изначально в готовом виде, а напротив, формируется субъектом как самоопределение в ходе деятельности, поведения и т.д. ...детерминизм человеческой активности не исключает, а предполагает свободу" [20, с. 46].

В свете отечественной теории новое звучание приобретает и проблема ответственности человека за свой выбор, свои поступки. Самоопределяющийся субъект, будь то отдельный человек или человечество в целом, уже не застрахован ни от ошибок, ни от ответственности за них, ни известной безошибочностью инстинктивного природного поведения, ни безальтернативностью социальных ролей и культурных норм.

Диалектическое представление о биосоциальной природе человека, развиваемое отечественной школой, во многом является уникальным и радикально отличным от представлений о "естественном" человеке, от природы наделенном общечеловеческими ценностями и добродетелями, лежащих в основании большинства классических зарубежных теорий. Вопрос о факторах и возможностях развития внутреннего потенциала субъекта, как и вопрос о развивающем потенциале педагогического процесса, будет ставиться и решаться по-разному, в зависимости от того, на позицию какой психологической

стр. 20


--------------------------------------------------------------------------------

школы в отношении биосоциальной природы человека мы ориентируемся.

Полноценное интегрированное психологическое знание, которое могло бы стать основой психологического сопровождения образовательного процесса [1], психологического обеспечения педагогических исследований, является сегодня насущной необходимостью практики. Процессы интеграции запущены объективно самой жизнью, но ход их отнюдь не предопределен. Для того, чтобы интеграция стала полноценной, не привела к вырождению и утрате психологического знания, необходима целенаправленная работа профессионального сообщества психологов.

Интеграция достижений различных школ, долгое время развивавшихся относительно независимо друг от друга, предполагает прежде всего выявление общей "системы координат", общего предметного и понятийного пространства, в рамках которого различные теории могли бы быть соотнесены. Существенная работа в этом направлении уже делается [21]. Такая общая система координат должна быть дополнена имплицитно присутствующими в каждой из теорий постулатами о биосоциальной природе человека. Эти постулаты в рамках построенных на их основе теорий обычно не обсуждаются, но именно различие этих постулатов и служит причиной раскола школ, препятствуя налаживанию диалога.

Литература

1. Бордовская Н. В . Психологическое сопровождение образовательного процесса // Б. Г. Ананьев и комплексные исследования человека в психологии. СПб., 2003.

2. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории / Под ред. А. В. Брушлинского. М., 1997.

3. Еncyclopedia of Psychology / Ed. by R.J.Corsini. Vol. 1 - 4. N.Y., 1994.

4. Garai L . Marxian personality psychology // Concise Encyclopedia of psychology. N.Y., 1987.

5. Выготский Л. С . Исторический смысл психологического кризиса // Собр. соч. Т. 1. М., 1982.

6. Ганзен В. А . Системные описания в психологии. Л., 1984.

7. Леонтьев А. Н . Проблемы развития психики. М., 1972.

8. Tele-interviews // European Psychologist. 2000. Vol. 5. N 2.

9. Wilson E.O . Sociobiology: The New Synthesis. Cambridge, 1975.

10. Cartwright J . Evolution and Human Be-haviour. London, 2000.

11. Wright R . The Moral Animal: Evolutionary Psychology and Everyday Life. London, 1994.

12. Wilson E.O . Consilience: The Unity of Knowledge. London, 1998.

13. Gergen K.J . Social Psychology as History // Personality and Social Psychology. 1973. Vol. 26.

14. Gergen K.J., Gergen M.M . The social con-struction of narrative accounts // Historical Social Psychology / Ed. by K.J.Gergen, M.M.Gergen. Hillsdale, 1984.

15. Burr V . An Introduction to Social Con-structionism. London, 1995.

16. Ярошевский М. Г . Наука о поведении: русский путь. М., 1996.

17. Тимирязев К. А . Избр. соч.: В 4 т. Т. 3. М., 1949.

18. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.

19. Брушлинский А. В . Субъектно-деятельностная концепция и теория функциональных систем // Вопросы психологии. 1999. N 5.

20. Брушлинский А. В . Гуманистичность психологической науки // Психологический журнал. 2000. Т. 21. N 3.

21. Петренко В. Ф . Школа А. Н. Леонтьева в семантическом пространстве психологической мысли // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии / Под ред. А. Е. Войткунского, А. Н. Ждан, О. К. Тихомирова. М., 1999.


Опубликовано 24 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© И. А. МИРОНЕНКО • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.