Памяти В.И.Малинина, нашего коллеги и товарища

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Памяти В.И.Малинина, нашего коллеги и товарища. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

9 за 24 часа
Публикатор: • Источник:


Владимир Иванович был удивительным человеком. В нем сочетались самозабвенная любовь ко всему русскому - и глубокий интерес к другим культурам; преданность истории, своей работе - и необыкновенная чуткость к дыханию времени; талант общения с новыми людьми, умение покорить споим красноречием большую аудиторию - и бесконечная верность в дружбе и любви. Он был реалистом, схватывающим на лету суть любой коллизии - и трогательно не переставал удивляться всему загадочному и таинственному в жизни. Умел сопереживать и сочувствовать - но так, что после разговора с ним сразу хотелось собраться, взять себя в руки и не "распускать нюни".

Он работал в "Педагогике" почти сорок один год, для нас - всегда, мы с любовью и уважением звали его "патриархом редакции". Очень трудно смириться с мыслью, что его больше нет. В нашей памяти и душе он останется навсегда.

Сотрудники редакции журнала "Педагогика"

стр. 107


--------------------------------------------------------------------------------

***

В отечественной психологии существует удивительно красивая концепция "вкладов". Ее суть состоит в том, что по мере своего развития личность обретает способность не просто "отразиться" в зеркале других людей, а "внести в них свой вклад", продолжая жить в их воспоминаниях, требованиях к себе, замыслах и деяниях даже после завершения своего земного пути. Полагаю, что старейший редактор журнала "Педагогика" Владимир Иванович Малинин для многих своих авторов стал именно таким человеком.

Два месяца, которые минули после его кончины, чуть притупили боль утраты и дали дистанцию, необходимую и достаточную для того, чтобы отстраниться и по-новому увидеть, осознать и осмыслить, кем был Владимир Иванович для нас...

Владимир Иванович умел тактично, ненавязчиво и терпеливо работать с каждым автором, с которым судьба свела его на жизненном пути. В процессе этого сотрудничества тексты преображались: находились более точно выражающие авторские мысли слова, а сама эта мысль обретала ясность, становилась четкой и как бы упругой. Владимир Иванович не просто редактировал текст: в ходе совместных бесед он выращивал начинающих исследователей, шаг за шагом раздвигал границы их мировосприятия, вводил в контекст Ее величества истории российской педагогики, учил жить и мыслить, ориентируясь не на сиюминутную потребу дня, а на этот уровень исторического времени. Не знаю, как для других, но для меня он - образец устойчивости бытия, профессиональной порядочности. Звучит парадоксально, но именно он при всей внешней легкости, некоторой театральности и ироничности стал в редакции символом традиции, ритуала и порядка.

Знаете, это так важно: в период, когда страну "трясет", - и значит и ее педагогику мотает из стороны в сторону, как корабль в шторм. - есть такой "живой раритет", который спокойно и мудро смотрит на телевизионную суету и истерику периодической печати и иронично-беззлобно произносит: "Ну, и чего пугают ? Все это уже было. Все равно придем к традиционному - государственной школе с се упорядоченными программами. Вот посмотрите в историю... или на современную французскую школу... Так было. Так будет... "

Однако, - и что очень важно. - Владимир Иванович не был ни ментором, ни реликвией. Он владел редким даром делать сложные веши "как бы легко". Даром, который чтимый им режиссер Анатолий Эфрос считал главным признаком искусства. Малинин вообще очень любил жить, и получал удовольствие от каждого прожитого мгновения: от упорядоченною бытия редакции, которая стала ею семьей, и от дружеских застолий; от неспешной работы с авторами и от каждого вышедшею из-под его пера (как журналистского, так и редакторского) слова. От своих глубоких монологов о прошлом российской педагогики и своих собеседников (а среди них были те, кто составляет гордость нашей науки: Никандров и Зинченко, Лихачев и Волков, - что ни имя, то история). От своих размышлений над теми вопросами, которые принято называть "предельными": о смысле человеческого бытия, о жизни и смерти, о самостоянии человека в переломные моменты истории, о судьбах России и ее школы. Не оставляет ощущение, что свои статьи он "проживал", "вышагивал", "проговаривал" и сверял в разговоре с многочисленными собеседниками... Как-то по пути от Погодинки до метро он буквально прокричал огромный кусок своею блестящего эссе о Макаренко...

А еще он очень любил делать подарки: не забывал дни рождения сотрудников редакции и постоянных авторов, с которыми работал. За один из бесценных подарков я благодарна ему безмерно и буду благодарна, пока живу на белом свете: он как-то незаметно и ненавязчиво познакомил меня со своей семьей - редакцией лучшего профессионального журнала российского учительства "Педагогика". Именно здесь сегодня висят его любимые картины, стоит его шкаф с его книгами, а главное - живут его дух и его традиции.

Н.Осухова, автор журнала, вед. научн. сотр. ГНИИ СиВ РАО и Мчнтруда РФ

***

Что бы мы ни думали, как бы и чего ни желали, все свершается в своей черед: не стало Володи Малинина...

Жизнь и судьба этого человека - Владимира Ивановича Малинина - и обычна, и неординарна. Он регулярно ходил па службу и творчески делал свое дело. Но в наши-то дни, когда бег времени так стремителен, он - трудно представить - более сорока лет прослужил редактором тлела журнала "Советская педагогика" (сейчас - "Педагогика"). Другие за это время вполне достойно пять-шесть раз сменили служебные стулья или кресла, - а он вот так, пышно сказать (чего покойник, кстати, не любил), был беззаветно предан. Какой же массив рукописей он отредактировал, т.e. процентов на пятьдесят просто переписал.

Познакомились мы с ним в 1948 г., в здании MГУ, на пороге аудитории, называвшейся тогда Коммунистической. Тогда он поражал

стр. 108


--------------------------------------------------------------------------------

своей необычной суровостью и постоянством. Даже место свое не сменил в большой аудитории - всегда третий ряд справа. А юношеская суровость стала проходить, возможно, под влиянием талантливого литературоведа и критика Марка Щеглова, "новомировца" эпохи Твардовского. Очень его любил Володя и очень переживал, когда совсем еще молодого Марка не стало.

Учился Володя старательно и легко; он был на особой стипендии как сын погибшего участника Великой отечественной войны. После МГУ дороги наши разошлись, встречались лет шесть случайно, мимоходом. Н вдруг - встреча в редакции "Советской педагогики". Как ты попал сюда, спрашиваю. И он рассказал мне прелюбопытную историю.

Распределили его в Главлит, работа, говорил он, интересная, по драматическим театрам Москвы. Столкновений с "творческой интеллигенцией" никаких, спектакли интересные, время общественного подъема и надежд. Не ведаем, где нас сюрпризы ждут... В популярной пьесе молодежного репертуара была сцена, где отрицательный персонаж в запале объявлял, что знает школу, где директор аттестаты зрелости продает, - и номер назвал (не хочу поминать пьесу и драматурга всуе - ни к чему, а писателя этого мы оба высоко ценили и понимали).

Все бы ничего, да наутро перед школой под названным номером выстроилась очередь, а ничего не подозревающий директор узнал некую историю... Цензорское дело - вымарать номер, не сделал этого - виноват, получи полной мерой! Так Владимир Иванович оказался в педагогическом журнале, о чем ни разу в жизни не пожалел.

Времена были увлекательные. АПН из российской стала всесоюзной, журнал - в самой "буче боевой и кипучей". Незаурядные редакторы - Н.К.Гончаров. Ф.Ф.Королев, на новом этапе - С.Л.Черник и Г.Н.Филонов. И ведь каждый - со своим видением, отличные организаторы, ученые-педагоги. И все подталкивали Владимира Ивановича к авторской работе, к научным изысканиям. У него была сильна жилка исследователя истории педагогики, что тонко угадала М.Ф.Шабанова. И с ее помощью В.Малинин подготовил оригинальнейшую диссертацию.

Им написаны глубокие исследования о В.Сухомлинском и Л.Макаренко, об их органической связи и преемственности. Очень тонко понимал он, в чем суть истолкования наследия Л.Макаренко в ФРГ, иногда тенденциозного, подчас и предвзятого. Писал он легко, иронично, анализы его парадоксальны, но всегда обоснованы и убедительны.

Некоторые ученые-педагоги недооценивают исследовательские возможности журналистов, и Владимир Иванович в значительной мере - жертва такой предвзятости. Он был и редактором, и журналистом, и критиком, и ученым.

Он не раз мне признавался в последнее десятилетие, что журнал для него - все на свете, сама жизнь. При его ироничности такое самораскрытие дорогого стоит. И в редакции это очень душевно поняли - он был счастлив.

Не стало Малинина. ушла целая эпоха: при всей своей скромности он был знаковой фигурой.

Нам его будет очень не хватать.

Я же сам просто счастлив, что знал этого оригинального, острого, образованнейшего человека, что жил с ним рядом и работал.

Л. Тодоров, докт пед. наук, зав. кафедрой ИПК и ПРНО Моск. обл.

***

В лице В.И.Малинина международное макаренковедение понесло невосполнимую утрату. Владимир Иванович - соратник и надежный коллега нашего братства; известие о его смерти острой болью отозвалось в наших сердцах. Это был человек талантливый, образованный, тонко и участливо чувствующий, умеющий сопереживать " горе и радоваться успехам друзей, коллег. Его творческие размышления, а также острое перо пробуждали инициативу макаренковедов Востока и Запада, вызывали на дискуссию, на "диалог идеи и мыслей".

Статьи Малинина о наследии А.С.Макаренко, о белых пятнах его биографии всегда отличались оригинальностью и неожиданностью постановки той или иной сложной проблемы, будоражили исследователей своей полемичностью и актуальностью. Он опережал всех, видел перспективу гораздо яснее многих историков отечественной педагогики.

В.И.Малинина можно назвать пионером международного сотрудничества в области исследования творчества Макаренко. Так. еще во время холодной войны и идеологического противостояния он впервые открывает глаза советскому читателю на неожиданный феномен западно-немецкого макаренковедения. В 1989 г., когда за "круглый стол" переговоров в Марбурге собрались в очередной раз макаренковеды мира и куда впервые приехали также и советские ученые. В И.Малинин, не будучи участником форума, первым откликнулся на это событие. В журнале "Советская педагогика", редактором которого он, кажется, работал всю свою жизнь, одна зa другой стали появляться его острые статьи о самых спорных проблемах макаренковедения.

стр. 109


--------------------------------------------------------------------------------

Много можно писать о Владимире Ивановиче Малинине. Бесспорно одно - наука потеряла талантливого и неординарного ученого и журналиста, а мировое макаренковедение - своего самого активного борца и пропагандиста идей и опыта А.С.Макаренко.

С. Невская, c. н. сотр. ГНИИ СиВ РАО и Минтруда РФ:

Н.Окса, доцент каф. педагогики Мелитопольского госпедуниверситета:

Г.Хиллиг, руководитель лаборатории "'Макаренко-реферат" Марбургского университета

***

Владимир Иванович Малинин был человеком ярким, нередко непредсказуемым, неожиданным в своих действиях и поступках, что и общем-то нередко свойственно талантливым людям. Никогда не утрачивался интерес к нему как к личности, к его взглядам и суждениям. Он был замечательным, остроумным собеседником. О педагогах прошлого говорил так, словно был лично с ними знаком. На старинных улицах истории он чувствовал себя, как дома, потому что в деталях знал историю нашей педагогики.

Гордился своим журналом. Говорил, что стиль журнала "Педагогика" совершенно особый, не похожий на стиль никакого другого издания. В нем каждая фраза вытекает из предыдущей, в нем все связано, и в этом - особая красота.

Неожиданно для многих он заявил о себе как о замечательном авторе педагогических очерков. Это был жанр новаторский. Очерки Владимира Ивановича обратили на себя внимание своим психологизмом, лиризмом, прекрасным языком, показом педагогики как искусства.

В личной жизни он был очень одинок. Говорил: "Знаю, что меня никто не ждет, но каждый раз, когда подхожу к дому, смотрю, не горит ли свет в окнах моей квартиры". И еще запомнились его слова: "Если бы у меня была жена, я б никогда не позволил ей стоять у плиты. Я бы все готовил сам. Женщина - создание нежное, пленительное, нельзя губить ее красоту кухонной работой".

Он был необычен и неожиданен во всем. Таким неожиданным для всех был и его уход из жизни. Не верится, что его уже нет.

Л.В.Кузнецова, главный редактор журнала " Воспитание школьников"

***

Полтора-два года назад Владимир Иванович как-то сказал мне, что больше всего не любит длинные праздники из-за связанной с ними необходимости не ходить на работу. Слова эти оказались трагически провидческими: не зря не любил он такие праздники и умер в один из дней между 1 и 9 мая. Предположительно произошло это 4 мая, поскольку 1, 2 и 3 числа были зачеркнуты в его настольном календаре, а 4 - нет.

В жизни часто бывает, когда достоинства оказываются продолжением недостатков и наоборот, а неблагоприятные обстоятельства способствуют проявлению в человеке лучшего. Так случилось и с Владимиром Ивановичем. Жил он в последние годы одиноко, и, может быть, поэтому редакция стала его домом, где находились самые близкие ему люди, с кем он любил общаться, кому любил дарить подарки и делать приятные сюрпризы. И хотя ему было уже за 70. вопрос о выходе на пенсию не ставился: он не мог жить без редакции, а мы понимали, что уход на пенсию для него равносилен смерти.

Другое неблагоприятное обстоятельство последних лет ею жизни было связано с прогрессирующей и неустранимой глухотой. Но этот недуг, как не нередко бывает, не только не обеднил его интеллектуальную жизнь, но скорее наоборот - сделал ее необыкновенно богатой и напряженной. Владимир Иванович очень много читал, любил говорить о прочитанном, суждения ею были глубоки и оригинальны. Это был мыслящий и добрый человек и прекрасный профессионал-журналист.

Светлая ему память.

B.П.Бopucенков, главный редактор журнала "Педагогика ", вице-президент РАО

стр. 110

Опубликовано 04 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.