Проблемы антинаркотической профилактики в подростковой среде

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Проблемы антинаркотической профилактики в подростковой среде. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

44 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


В последние годы в Российской Федерации стремительно растут объемы конфискованных наркотиков, число преступлений, связанных с их незаконным оборотом, масштабы немедицинского потребления наркотиков, обостряются негативные медико-социальные и социально- психологические проблемы, обусловленные этим явлением.

Наркотики становятся все более доступными. В средствах массовой информации эта тема стала привычной и обыденной. Родители и учителя, врачи и журналисты. общество в целом встревожены распространенностью наркомании, и для этого есть объективные основания.

На 1 января 1999 г., по данным Минздрава Российской Федерации, в наркологических диспансерах состояло на учете 160 тыс. больных наркоманиями (109,6 на 100 тыс. населения), свыше 93 тыс. злоупотребляющих наркотическими средствами, более 13 тыс. больных токсикоманиями и более 29 тыс. злоупотребляющих токсическими (сильнодействующими) веществами. Количество состоящих на учете больных наркоманиями выросло за 10 последних лет более чем в 5 раз.

Особенностью наркотической ситуации в России в настоящее время является опережающий рост заболеваемости наркоманиями подростков по сравнению с соответствующими показателями для населения в целом. Резкий рост этих показателей начался в 1993 г.; в последнее время он продолжается, хотя его темпы замедляются. Так, если в 1993-1995 гг. число впервые выявленных больных наркоманиями подростков ежегодно возрастало в 2 и более раз, то в 1997 г. его прирост составил 14,5%, а в 1998 г. - 8,5%. Число вновь учтенных подростков, злоупотребляющих наркотиками, увеличивалось ежегодно такими темпами: в 1993 г. - на 61,9%; в 1994 - на 46,7%; в 1995 - на 30,9%; в 1996 - на 10,2%. В целом за 10 лет эти цифры выросли соответственно в 8,3 и 5,3 раза.

Показатели заболеваемости токсикоманиями среди подростков увеличились за это время в 1,8 раза.

Заболеваемость подростков алкоголизмом в 90-х гг. не обнаруживает такой бурной динамики. С 1992 по 1998 г. число впервые выявленных больных возросло лишь в 1,3 раза, тогда как число больных наркоманиями - в 17 раз. В 1992 г. в РФ численность подростков, которым был поставлен диагноз алкоголизма (776 человек), в 2 раза превышала количество подростков-наркоманов, а в 1998 г., наоборот, было выявлено подростков- наркоманов гораздо больше, чем больных алкоголизмом, а именно в 6,2 раза (4839 человек).

Следует подчеркнуть, что как раз в те годы (1993-1994), когда отмечался наиболее бурный рост заболеваемости наркоманиями среди подростков, подверженность токсикоманиям существенно снизилась. Это соотношение говорит о переходе значительного числа подростков с ненаркотических на наркотические психоактивные вещества (ПАВ). В последующие годы (1995- 1998) наблюдался параллельный рост показателей как заболеваемости наркоманиями и токсикоманиями, так и случаев злоупотребления наркотическими и ненаркотическими ПАВ. В 1998 г. число впервые выявленных подростков, злоупотреблявших ненаркотическими ПАВ, даже несколько уменьшилось. Можно утверждать, что в настоящее время 2/3 подростков, приобщающихся к одурманиванию, предпочитают употреблять в этих целях наркотики. Такую тенденцию следует считать крайне неблагоприятной в плане

стр. 3


--------------------------------------------------------------------------------

опасного развития более тяжелой в медицинском и социальном плане наркологической патологии [1, с. 4-II].

Если сопоставить различные показатели наркологической заболеваемости подростков и всего населения в целом, то в 1998 г. уровень заболеваемости наркоманиями среди подростков был в 2 раза выше, чем среди населения в целом, токсикоманиями - в 8 раз, т.е. почти на порядок выше. Показатель заболеваемости алкоголизмом в 1998 г. среди подростков, наоборот, был в 10 раз ниже, чем среди всего населения.

В то же время в последние годы в подростковой среде выявляется рост заболеваемости наиболее тяжелыми формами наркомании - героиновой, кокаиновой. Растет число потребителей соответствующих "тяжелых" наркотиков, а также синтетических препаратов - психостимуляторов, галлюциногенов и т.п. Доля потребителей ранее наиболее распространенных самодельных ПАВ растительного происхождения (гашиш, производные опийного мака) быстро уменьшается.

В потребление наркотиков вовлекаются сегодня даже дети до 14 лет. В 1993 г. было выявлено 12 детей с диагнозом наркомания, 84 - с токсикоманией, 252 ребенка, злоупотреблявших наркотиками, и более 1000 детей, злоупотреблявших ненаркотическими ПАВ. В последующие годы по всем этим группам учета наблюдался рост показателей. В 1998 г. было выявлено 158 детей, больных наркоманиями, 1005 - токсикоманиями, 884 - злоупотреблявших наркотическими веществами, 4475 - другими ПАВ. Суммарный показатель - 6522 человека.

Таким образом, анализ показателей официальной медицинской статистики говорит о продолжающемся активном вовлечении значительной части подросткового населения страны в незаконное потребление наркотиков и других ПАВ. При этом наблюдается не только количественный рост распространенности наркотизма среди подростков, но и негативное качественное изменение поражаемого этим процессом контингента: увеличение доли потребителей собственно наркотических средств по сравнению с долей лиц, потребляющих токсикоманические вещества; рост числа потребителей "тяжелых" и синтетических наркотиков (по отношению к числу преимущественных потребителей "легких" и растительных наркотических ПАВ); увеличение удельного веса среди незаконных потребителей лиц со сформированной зависимостью от наркотиков и других ПАВ.

Материалы государственной статистики, конечно, не дают исчерпывающего представления о распространенности потребления ПАВ среди подрастающего поколения. Латентность этого поведенческого феномена очень высока; в ее основе лежат многообразные клинико- психологические и социальные факторы (общественная стигматизация больных наркоманиями, криминальный аспект производства и оборота наркотиков и др.). В связи с этим особую ценность приобретают целевые эпидемиологические исследования.

Так, НИИ наркологии МЗ РФ в ноябре 1997 г. в 10 крупных промышленных городах различных регионов России (Москва, Санкт-Петербург, Краснодар, Оренбург, Ярославль, Новосибирск, Кемерово, Калининград, Пермь, Екатеринбург) организовал проведение анонимного анкетирования 1491 школьника [2, с. 59-69]. Было обследовано 804 ученика средних (V-VIII) классов и 687 учеников старших (IX-XI) классов. Мальчики составили 48,5%, девочки - 51,5% опрошенных.

Установлено, что практически все школьники обладают информацией о наркотиках. Пробовали наркотики 4,7% от общего числа учеников V-VIII классов (от 1,1% в Ярославле до 8,2% в Перми) и 16% учащихся старших классов (от 5,5% в Краснодаре до 20,7% в Екатеринбурге). В подавляющем большинстве случаев пробам ПАВ предшествовало и сопутствовало табакокурение и употребление алкогольных напитков.

В 1999 г. в Москве было проведено обследование 3415 подростков - учащихся школ, ПТУ, техникумов, медучилищ, большинство которых было в возрасте 15 лет [3, с. 83-92]. Установлено, что от 20 до 37% подростков употребляли хотя бы однажды каннабис, от 2 до 4% - стимуляторы ("экстази" и др.), от 0,4 до 1,7% - героин. Информированность учащихся о различных наркотиках оказалась высокой. Более 95% из них

стр. 4


--------------------------------------------------------------------------------

знали о марихуане и гашише, кокаине и героине, около 70% - о ЛСД и "экстази", около 50% - о "крэке", более 20% - об амфетаминах и метадоне. В то же время более 30% подростков пробовали хотя бы один раз в жизни те или иные наркотики или токсиканты. Чаще всего это были препараты конопли, затем - ингалянты (бензин, клеи, аэрозоли). Около 1% учащихся начинали знакомство с ПАВ с героина.

Приобщение подростков к ПАВ почти всегда происходило с участием их близких друзей. При первом приеме подростки обычно употребляли ПАВ в компании своих приятелей, получая их от друзей или знакомых, старших по возрасту, реже - от сверстников или младших по возрасту. Доступность отдельных наркотиков была различной, но в целом весьма высокой. По мнению опрошенных, они могли легко достать препараты конопли (25%), транквилизаторы (13%), ЛСД и "экстази" (10%), кокаин (10%). Наркотики приобретались на дискотеках, в барах, кафе, на улицах, в парках, а также на квартирах у наркоторговцев.

Таким образом, как в столице, так и в городах, отстоящих друг от друга на тысячи километров, использование ПАВ с целью одурманивания занимает заметное место в досуге, групповом общении подростков. Непосредственно приобщаются к пробам наркотиков и других ПАВ от 20 до 30% школьников 12-17 лет. В связи с легкой доступностью наркотиков можно говорить о реальной незащищенности подрастающего поколения от экспансии наркотического соблазна.

Опасность ранней наркотизации усиливается ее связью с ВИЧ- инфицированием. Введение наркотиков общими шприцами и иглами привело в целом по стране в последние 3 года к заражению ВИЧ- инфекцией более 2000 подростков, а также 9 детей в возрасте 11-14 лет. Кроме того, дети заражаются ВИЧ от матерей, больных наркоманией: с 1987 г. отмечено по всей России 175 таких случаев.

Рассматривая причины создавшейся ситуации, следует прежде всего указать, что индивидуальная готовность и потребность в искусственном позитивном изменении с помощью ПАВ психического состояния, настроения, биотонуса определяются базальными биологическими (психофизиологическими) механизмами, ответственными за переживания душевного и физического комфорта, удовольствия, успешной адаптации и самоактуализации. Недостаточность действия этих механизмов в рамках нормативного поведения может обусловливаться как личностной дефицитарностью (в плане содержательной и успешной активности, целенаправленных волевых усилий, интеллектуальных, творческих, адаптивных возможностей), так и средовой, лимитирующей развитие личности и удовлетворение ее потребностей, а также чрезмерными средовыми требованиями (стрессогенные ситуации) [4].

Анализ отечественной наркотической ситуации позволяет выделить целый ряд факторов, определяющих ее тяжесть и негативную динамику [5, с. 3- 12]. Условно можно разделить эти факторы на социально-экономические и социально-психологические, а по уровню, масштабу их действия - на глобальные, геополитические; свойственные только нашей стране; отдельным ее регионам; отдельным слоям, группам населения; характерные преимущественно для подростковой среды; реализующиеся через макросоциальные, семейные, индивидуально-личностные механизмы.

На фоне интенсивных процессов экономической интеграции нашей страны в мировую рыночную систему, сопровождающихся все большей открытостью, проницаемостью ее границ, происходит включение России в сферу действия мирового наркобизнеса. Страна начинает играть роль нового крупного рынка сбыта наркотиков, где активно предлагаются их современные сильнодействующие синтетические формы и вытесняются традиционные сравнительно слабые самодельные препараты растительного происхождения. В то же время Россия оказалась на путях мировых потоков наркотиков ("наркотраффиков"), а также стала пограничной страной по отношению к тем регионам, где наркобизнес является основным средством получения денег на оружие, ведение войн, повседневное существование. Более того, в самой России и в рамках СНГ появились такие "наркозоны" - Таджикистан, Чечня и т.д. Отсю-

стр. 5


--------------------------------------------------------------------------------

да новый фактор - широкая доступность наркотиков в масштабах всей страны.

Еще один фактор глобального уровня - это приобщение российской молодежной культурно-досуговой сферы к распространенным в мире модным культуральным течениям, включающим в качестве системного элемента потребление наркотиков (различные варианты "наркофилософии", музыкально-танцевальные стили типа "кислотного рока", "рейва" и т.д.). Наркотики, как видно, становятся составной частью не только молодежного образа жизни, но и молодежной субкультуры.

Факторы, отражающие специфические процессы, происходящие сегодня внутри нашего общества, в его экономическом и социальном устройстве, весьма многообразны. Это прежде всего стрессогенность социально- политической и социально-экономической ситуации в стране в целом и в отдельных ее регионах. В социально-экономическом плане - это включение наркобизнеса в отечественную активно функционирующую "теневую", криминальную экономику в форме его взаимодействия с сексбизнесом, шоубизнесом, торговлей оружием и т.п., с выдвижением его на первый план в качестве наиболее высокодоходного занятия и средства обеспечения желаемого уровня жизни. Данное положение в равной степени справедливо в отношении как кругов крупных дельцов, так и малообеспеченных слоев населения, лишенных достаточных и стабильных доходов. Наиболее значим этот механизм для групп, у которых оказался разрушенным весь жизненный уклад, - жителей "горячих точек", беженцев, переселенцев, лиц, пострадавших вследствие природных катастроф, и т.п. Здесь можно говорить о массовом дезадаптационном синдроме, открывающем ворота к наркотизации.

В широком социально-психологическом плане высокозначимо все более отчетливое преодоление ранее традиционного для большинства регионов нашей страны жесткого массового табу в отношении наркотиков, изменение отношения к наркотизирующимся с их активного неприятия, отвержения на нейтральное (допущение возможности "проб", приема в определенных условиях, ситуациях) и даже на позитивное принятие в качестве "увлечения", "хобби", средства "расслабления", получения "кайфа", а также средства "вхождения в иные миры", "самопознания", "единения с мировым духом" ("наркофилософия").

В этом же проблемном регистре находятся такие массово выявляющиеся поведенческие феномены, как аномия и маргинализация [6]. Под аномией понимают такое психологическое состояние индивидуума и всего общества, когда прежние идеологические основы, нормативные и ценностные ориентации и социально-психологические стереотипы поведения оказываются разрушенными, а новые еще не сформированы, и выработка их происходит хаотично и бессистемно. Подростки утрачивают ощущение смысла происходящего и не имеют при этом необходимых знаний и жизненных навыков, которые позволили бы им сохранить свою индивидуальность и сформировать эффективный и здоровый жизненный стиль. В то же время практическое отсутствие представлений о современных социально-адаптивных стратегиях у взрослой части населения не позволяет ей оказывать на детей необходимое воспитательное воздействие, обеспечивать им успешную психологическую и социальную поддержку. Дети и подростки оказываются одинокими и психологически беспомощными перед наркотической экспансией [4].

Близок к явлениям аномии феномен маргинализации массового сознания и поведения [7]. Речь идет об отказе (резигнации) значительной части подростков, молодежи от собственных усилий, направленных на соответствие резко возросшим требованиям среды, необходимым для обеспечения достаточно высокого уровня жизни за счет интенсивной учебы, работы, активной конкуренции за хорошо оплачиваемое место в сфере производства, торговли, финансов и услуг. Такую социально пассивную позицию сегодня могут занимать как дети лиц с высоким доходом (паразитирующая на родителях "золотая молодежь"), так и представители малообеспеченных слоев населения. Происходит дезактуализация ранее нормативного социального поведения, выступает принятие краевых, маргинальных его форм с поведенческой псевдоадаптацией на их уровне. Общественно полезный труд ока-

стр. 6


--------------------------------------------------------------------------------

зывается уже необязательным средством обеспечения существования; на его место приходят спекуляция, криминальные формы "бизнеса", в том числе торговля наркотиками.

Немаловажное значение для "открытия ворот" наркотикам имеет наблюдающаяся массовая терпимость или даже принятие всеми поколениями норм существования и форм поведения криминально ориентированных сообществ - допустимость и приемлемость непристойностей в литературе и в театре, уголовного жаргона в бытовой речи, агрессивного ("крутого") стиля поведения, а также любых форм обогащения, обеспечения достаточного материального уровня, в том числе через групповой и индивидуальный рэкет, вымогательство, взяточничество, мошенничество, воровство в "организованных" формах и в прямом виде, проституцию. Отсюда - "легкость" приобщения к наркобизнесу и наркотизации.

Следующий социально-психологический фактор, действующий в масштабах нашей страны, - это разрушение существовавшей тоталитарной системы моральных и поведенческих ценностей без достаточной замены ее четкой иерархией принятых в цивилизованном мире общечеловеческих идеалов и гуманных норм поведения. Этот фактор обусловил в значительной степени явление "разрыва поколений": нормы и догмы "отцов", и особенно "дедов", оказались отвергнутыми молодежью - с отказом от опыта "предков" и их сегодняшнего поведения как примера для подражания. Поколения "развел" и очередной культурально-технологический "скачок", когда "дети" стремятся к быстрому освоению новой сложной и модной техники, ранее недоступной, а сегодня не принимаемой "родителями". Все это приводит к массовой деформации семей, отчуждению их членов друг от друга. Одновременно на фоне отказа от единообразной системы воздействия на детей в рамках прежних идеологизированных молодежных организаций выступает недостаточность системы позитивного воспитания детей - в плане личностного саморазвития, формирования волевых механизмов, духовной культуры, навыков конструктивного общения, выработки ценностных ориентиров, утверждения моральных поведенческих норм, навыков ответственного, социально приемлемого, строго нормативного поведения. Отсюда - слабость или отсутствие у подростков "защитных" механизмов противостояния наркотическим соблазнам, в частности соблазнам участия в наркобизнесе и т.д. На личностном уровне это реализуется в виде утраты необходимого баланса между нормативным влиянием семьи, родителей и авторитетом иных референтных групп - подростковых компаний (в том числе приобщенных к наркотической рекреативной субкультуре), полукриминальных и криминальных сообществ, обеспечивающих своим членам высокий материальный уровень и удовлетворение гедонистических потребностей.

Специфической возрастной особенностью детско-подросткового контингента является высокая подверженность дистрессу, обусловленная процессами психофизического и полового развития, аутоидентификации, социализации, происходящими на фоне недостаточно сформированных адаптивных механизмов. Она особенно значима в пубертатный и постпубертатный периоды, которым свойственны поведенческие реакции эмансипации, протеста, оппозиции, ухода и активное поисковое поведение со склонностью к "экспериментам". И в этих случаях важную роль играет влияние микрогруппы, конкурирующее с родительским авторитетом. Стремление войти в такую референтную группу, приняв ее гедонистически ориентированный образ жизни, нередко лежит в основе приобщения подростка к наркотизации [8].

Наконец, на уровне отдельных индивидуумов важным фактором, предрасполагающим к началу и продолжению приема наркотиков, оказывается не только личностная дефицитарность, обусловленная актуальными особенностями воспитания и условиями жизни, но и наследственная биологическая (психофизиологическая, биохимическая, генетическая) дефицитарность, врожденные аномалии характера (в виде акцентуаций и психопатий), а также приобретенная органическая недостаточность, проявляющиеся в виде аффективных и поведенческих расстройств [5].

Таким образом, даже поверхностный анализ причин наркоманической эпидемии

стр. 7


--------------------------------------------------------------------------------

в нашей стране говорит о наличии многочленной совокупности каузальных факторов, их сложном взаимодействии и взаимопотенцировании. Пути преодоления этой эпидемии могут быть найдены только с учетом всех элементов этой патогенной системы. Именно поэтому недостаточен и даже опасен поверхностный, "лобовой", упрощающий причинно-следственные отношения подход к проблеме наркотиков, предполагающий возможность простого и быстрого ее решения, в частности, с упором на административные, силовые, репрессивные методы [9, с. 1-41]. Понимание феномена наркомании как сложного, многомерного и поликаузального биопсихосоциального явления диктует и выбор стратегии преодоления этой проблемы. Общество должно, с одной стороны, уяснить себе опасность сложившейся тенденции в сфере наркотизма и преодолеть в себе "социальную и административную анозогнозию", а с другой - перестать тешить себя иллюзиями скорой победы над наркотиками и научиться мыслить и действовать в рамках этой проблемы масштабами поколений.

Наркомания детей и подростков является общенациональной проблемой, представляющей угрозу для здоровья населения и безопасности страны [10, с. 20-108]. Нарастающая острота наркотической ситуации свидетельствует прежде всего о слабости профилактической работы. Нет продуманной инфраструктуры профилактических учреждений, программы их деятельности, координирующего центра, механизма финансирования. Отсутствуют официально утвержденные и рекомендуемые, культурно релевантные, а тем более дифференцированные по демографическим признакам программы профилактики злоупотребления наркотиками для учащихся. Даже самая банальная литература, столь необходимая как для родителей, учителей и воспитателей, так и для молодежи, - остродефицитна.

В 1993 г. Верховный Совет РСФСР принял "Концепцию государственной политики по контролю за наркотиками в Российской Федерации". В ней указывается, что профилактическое направление "должно стать одним из приоритетных в политике государства по контролю за наркотическими средствами". При этом "следует отдавать предпочтение методам косвенного и опосредованного воздействия на потенциальных потребителей наркотиков, добиваться постепенного изменения социально- культурных стереотипов". Признано необходимым как на федеральном, так и региональном уровне "последовательно осуществлять мероприятия по административному и финансовому содействию психопрофилактической работе с населением". Однако "Концепция..." так и не была реализована.

Не финансируется в полном объеме федеральная целевая программа "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту", разработанная еще на 1995-1997 гг. и пролонгированная до 2001 г. К тому же сама программа рассчитана главным образом на мероприятия запретительно-ограничительного характера, находящиеся в сфере компетенции правоохранительных органов. Меры воспитательно-образовательные, социально- психологические, информационно-просветительские, медико- биологические и лечебно-реабилитационные не нашли в ней адекватного своей значимости места.

В апреле 1998 г. вступил в действие федеральный закон "О наркотических средствах и психотропных веществах". Однако посвящен он в основном контролю за производством и оборотом наркотиков и психотропных препаратов. Вопросы профилактики злоупотребления наркотиками, социально-правовой и медицинской помощи потребителям наркотиков затронуты в нем недостаточно.

Если говорить об организации системы профилактики, все многообразие факторов, являющихся объектом вмешательства, можно объединить в две группы: "предложение" и "спрос". Эффекта кратковременного снижения уровня злоупотребления наркотиками и смягчения наркотической ситуации можно добиться, воздействуя как на одну группу факторов, так и на другую. Однако взаимоотношения "предложения" и "спроса" диалектичны: не только "спрос" создает "предложение", но и "предложение" формирует "спрос". Подавление "предложения" какого-либо наркотика при высоком уровне "спроса" приводит к по-

стр. 8


--------------------------------------------------------------------------------

иску альтернативных наркотиков и всплеску их потребления. С другой стороны, снижение "спроса" на наркотики при свободном "предложении" активизирует поиск и реализацию более привлекательных по каким-либо параметрам новых наркотиков или новых путей введения старых. Поэтому только одновременное воздействие на "предложение" (его ограничение) и на "спрос" (его снижение) способно привести к выраженному и стойкому профилактическому эффекту [9].

С учетом этого в программе профилактики следовало бы сделать акцент на мерах, формирующих "спрос" на наркотики, а именно на психологических, воспитательных и информационно-образовательных мероприятиях. "Спрос" уменьшается, если общество меняет свое отношение к данному явлению. Нужны массовые антинаркотические кампании, энергичное санитарное просвещение, разъяснительная работа в группах риска и т.д. Молодежь нужно учить, где можно с пользой приложить свои силы, как проводить свободное время, получать удовольствие от жизни без наркотиков и противостоять влиянию тех, кто толкает на их потребление.

При этом важно определиться с концептуальными основами такой пропагандистской и просветительско-воспитательной деятельности [11, с. 47-52]. Существует несколько концептуальных моделей в этой области. Например, модель морализирования основана на утверждении греховности и безнравственности одурманивания, противоречащего религиозным постулатам. Модель запугивания всячески эксплуатирует идею опасности потребления наркотиков. В рамках познавательной или фактически информационной модели потенциальному потребителю предлагается взвешенная, объективная и надежная информация относительно действия психоактивных веществ и риска, с которым связано их потребление, но отсутствует развитие поведенческих навыков и привычек.

Активно используются также аффективно-просветительская модель и модель укрепления здоровья. В первой помимо знаний формируются убеждения, оценки, эмоциональные отношения к потреблению и трезвости, с потенциальными потребителями проводится работа по формированию у них чувства самоуважения, системы личностных ценностей, в которых нет места наркотикам. В поведенческих моделях много внимания уделяется выработке с помощью социального тренинга навыков принятия решений, совладания с трудными ситуациями, с тревогой, навыков решения проблем общения и проблемы отказа от потребления наркотиков, несмотря на давление своего окружения. Модель укрепления здоровья поощряет развитие альтернативных привычек (спорт, активный досуг, здоровый образ жизни, режим труда, питания и т.п.), которые могут стать барьером, препятствующим поведению, наносящему вред здоровью, и служить хорошей "заменой" наркотикам. Разновидностью этой модели является модель укрепляющих факторов, или так называемая "копинг-стратегия" [12, с. 53-59; 13, с. 91-96]. В ее основе лежат наблюдения, что здоровые люди обладают ресурсами, помогающими им справиться с нагрузкой, повышенными требованиями среды, стрессами и конфликтами без применения одурманивающих веществ. Поэтому профилактическая работа должна состоять в развитии веры человека в свои силы, в поддержке положительной самооценки, в формировании коммуникативных навыков, в преодолении изоляции или непонимания индивида ближайшим окружением, в обучении гибкости и терпимости в конфликтных ситуациях и формировании навыков выхода из стресса и конструктивного решения проблем, в развитии сферы чувств и поддержке процессов самоопределения и самореализации [14; 15, с. 53-59; 12, с. 53-59].

Каждая из этих моделей имеет свои преимущества и недостатки, которые выявляются в зависимости от условий применения и характера проблем, которые они призваны решать. Все они важны и эффективны, если применяются адекватно и в комплексе. Опыт показывает, что одно традиционное санитарно-гигиеническое просвещение по проблемам, связанным с употреблением наркотиков и других сильнодействующих средств, не достигает поставленных профилактических целей. Необходимо, наряду с распространением знаний, учитывать эмоциональный аспект и поведенческие навыки, не только просве-

стр. 9


--------------------------------------------------------------------------------

щать, но и формировать установки и изменять поведение, строить новую среду обитания и окружения. Такой комплексный подход оказывается более результативным, хотя и требует гораздо более серьезной организационной проработки и финансово-кадрового обеспечения [16, с. 66-69; 17, с. 58-67].

Итак, можно констатировать, что на государственном уровне в нынешних трудных условиях разрабатываются документы в области профилактики главным образом путем борьбы с оборотом наркотиков и организации параллельных действий различных ведомств по просвещению в связи с потреблением наркотиков (юридическая ответственность, медицинские аспекты заболеваний и т.д.). В то же время возникает множество проектов на местном уровне, которые, к сожалению, мало изучены и недостаточно анализируются с точки зрения эффективности и научной обоснованности. Чаще всего проводимые мероприятия основаны на знании некоторых литературных источников, доступного зарубежного опыта и на интуитивных представлениях об отношении подростков к предупреждению алкоголизации и наркотизации в молодежной среде. К сожалению, многие из реализуемых профилактических программ отличаются узкой направленностью: профилактика наркомании понимается как более или менее увлекательное просвещение организованных групп учащейся молодежи по медицинским аспектам наркотизации, при этом ускользает от внимания алкоголизация, остается не охваченной работающая молодежь.

Помимо этого, требуют осмысления ориентиры профилактики [18, с. 86- 114]. В довоенные годы отечественное здравоохранение строило общую профилактику на повышении уровня социально-гигиенической и бытовой культуры населения. "Инфекционистский" подход был автоматически применен к антинаркотической профилактике и надолго оказался здесь самым распространенным и социально приемлемым. Представление о наркотиках как "заразе", которую следует всячески уничтожать, и о наркоманах, которых следует изолировать и наказать за распространение "заразы", получило отражение в документах государственной политики в области наркотиков, настойчиво реализовывалось в действиях правоохранительных органов.

Затем в отечественном здравоохранении наступил этап профилактики здорового образа жизни, что проявилось в повышенном внимании к группам подростков из неблагополучных семей и поиске социальных показателей риска аддиктивного поведения (дефициты и дефекты воспитания, педагогическая запущенность, низкий культурный уровень, ограниченный круг общения и т.п.). На этом основании специалисты- наркологи считали необходимым и важным привлекать внимание учителей и родителей к проблеме идентификации признаков злоупотребления ПАВ у детей и подростков в целях раннего выявления самих потребителей ПАВ и как можно более раннего начала работы с ними.

Однако в последние десятилетия в различных странах происходит своеобразное переосмысление понимания наркологических проблем, сопровождающееся смещением акцентов с образа жизни на изменившийся характер отношений между обществом и индивидом. Рост наркологических заболеваний свидетельствует об усилении их социальных предпосылок - психоактивные вещества используются людьми, чтобы стимулировать или приглушать определенные стороны своей жизнедеятельности, компенсировать или затушевывать ощущения своей изоляции, эмоциональной депривации, чувства неуверенности или коммуникативной неловкости, затрудняющие их адаптацию в сообществе.

Соответственно, ориентиром профилактики злоупотребления ПАВ становится укрепление личностных ресурсов и адаптивных возможностей человека, создание достойных условий жизнедеятельности и благоприятной окружающей природной и социальной среды. Ориентиры профилактики становятся объемнее и глубже, а ее адресатами являются не только индивид и система здравоохранения, но и управленческие органы разного уровня и общество в целом.

В качестве примера новой концепции здоровья и профилактики заболеваний можно привести международный проект "Европейская сеть школ укрепления здоровья" (European network health promoting

стр. 10


--------------------------------------------------------------------------------

schools), развертываемый во многих европейских странах. Этот проект предусматривает помимо просвещения реальные мероприятия силами самих учащихся, учителей и их родителей по улучшению школьной среды (освещение, оформление, питание, распорядок и организация дня и т.п.), а также по развитию активности учащихся в учебной (школьной и внешкольной), досуговой и общественно полезной деятельности. Профилактика наркологических заболеваний является неотъемлемой частью этого проекта, но организована непривычным для наших школ образом, так как вплетена в контекст общего улучшения качества жизни учащихся и их семей (условий, содержания и целей жизнедеятельности).

В последние годы антинаркотическая профилактика за рубежом реализуется в рамках двух различных концепций антинаркотической политики. Традиционная политика в отношении наркотиков, получившая наибольшее распространение в США, а в наше время и в странах, сравнительно недавно приобщившихся к проблеме массового наркотизма (к ним прежде всего относится Россия), основана на концепции "снижения риска" (risk reduction). Речь идет о снижении распространенности наркотиков, их нелегального оборота с перспективой полного прекращения их немедицинского употребления под лозунгом: "Жизнь, свободная от наркотиков". Предполагается достигнуть этого путем "уменьшения предложения" (supply reduction) наркотиков и "снижения спроса" (demand reduction) на них среди населения. При этом используются жесткие репрессивно-ограничительные социальные технологии, включающие законодательные меры, административные решения и медицинскую практику, направленные на "борьбу" с наркотиками и их потребителями.

Современная политика в отношении наркотиков, как, впрочем, и алкоголя, получающая все большее распространение в странах, критически переосмысливающих свою длительную и безуспешную "борьбу с наркотиками", основана на другой концепции: "снижения вреда" (harm reduction). Эта концепция предполагает акцент на сокращении потенциально вредных форм потребления наркотиков и снижении вреда от такого потребления, т.е. более умеренный и взвешенный подход, ориентированный на более реалистические и прагматические цели, предусматривающий к тому же тщательный мониторинг ситуации в виде специальных научных исследований.

Концепция "снижения вреда" не означает отказа от цели снижения распространенности наркотиков и их предложения, но ставит под сомнение необходимость опираться преимущественно на запретительно- ограничительные стратегии обеспечения успеха, полагая, что они не отвечают общепринятым стандартам эффективности, основанным на оценке баланса произведенных затрат и полученной пользы. Концепция "снижения вреда" признает важность ограничения доступности наркотиков, но предлагает применять более разумные и эффективные по сравнению с чисто полицейскими меры по контролю наркотиков. При этом используются более мягкие и либеральные социальные технологии, направленные на достижение социальных целей путем поиска компромисса, решения частных прагматических задач и достижения максимально возможной прозрачности в деятельности потребителей наркотиков.

Важно отметить, что антинаркотическая профилактика под этими лозунгами не ставит своей задачей уничтожение наркотиков вообще и изоляцию наркоманов. Она преследует следующие цели:

убедить молодого человека отказаться от пробы наркотиков и нейтрализовать факторы, способствующие его обращению к одурманивающим веществам;

способствовать тому, чтобы знакомство с наркотиками и алкоголем, если это неизбежно, происходило в более зрелом возрасте и как можно более осознанно;

оказывать консультативную и иную медицинскую помощь лицам, злоупотребляющим ПАВ, в целях не только выздоровления или по крайней мере прекращения приема наркотиков, но и снижения вреда от их употребления (замедление темпов развития зависимости, уменьшение сопутствующих соматоневрологических осложнений и снижение симптоматики) путем выбора из всех возможных наименее вредных веществ и форм их употребле-

стр. 11


--------------------------------------------------------------------------------

ния, снижения доз приема различных препаратов и т.д.;

расширять помощь наркозависимым лицам, несмотря на продолжающееся потребление ими ПАВ, в разрешении проблем их жизненной ситуации (предоставление материальной помощи, приюта, содействие в трудоустройстве, посредничество при аренде жилья, консультирование по погашению долгов, помощь в восстановлении потерянных документов, представительство интересов больного в суде и других учреждениях и т.п.);

защищать население, и прежде всего детей, от эксцессов, связанных с соседством с потребителями наркотиков в особо "зараженных" районах, где повышены преступность и проституция.

Примечательно, что защита населения осуществляется не через дальнейшую изоляцию наркозависимых и выселения их за границы городов, а путем создания для них специальных приютов, гостиниц, общежитии под патронажем социальных служб с гарантией общественного порядка и без требований непременно лечиться от наркомании.

Таким образом, профилактику предлагается ориентировать не на цель- максимум - полный отказ от наркотиков, а на иерархию промежуточных целей, приемлемых для разных категорий населения и выполнимых для больных с разной степенью наркотической зависимости.

В этих условиях оказывается невозможным изолировать подрастающее поколение от влияния потребителей наркотиков, и центр тяжести в профилактике переносится на формирование устойчивости к давлению тех людей, кто заинтересован в обороте наркотиков. Поэтому для большинства населения и молодежи со здоровыми социальными устремлениями антинаркотическая профилактика нацелена на формирование осторожного, осмотрительного отношения к наркотикам:

ослабление потребности в одурманивании;

осознание своих потребностей и поиск социально приемлемых способов их удовлетворения;

сознательный отказ от нелегальных ПАВ, как можно более поздние пробы;

самоконтроль в отношении употребления легальных ПАВ.

Лозунг "ограничение вреда" ориентирует на учет возможных последствий злоупотребления ПАВ для здоровья и судьбы, на сохранение социальных связей и максимально возможное смягчение тяжести протекания болезни.

В последнее время в странах Западной Европы практикуют также так называемую "низкопороговую" помощь больным наркоманиями. Цели "низкопороговой" помощи минимальны - помочь наркоману выжить в условиях нищеты, отсутствия жилья, самого низкого социального статуса и наличия серьезных проблем со здоровьем. Формы "низкопороговой" помощи различны: это и ночлежки, где можно постирать одежду и вымыться, и кафе, где можно в человеческих условиях спокойно посидеть под действием наркотика, и "комнаты здоровья", где разрешается в чистоте и на свету сделать инъекцию принесенного с собой наркотика из шприца, полученного в обмен на старый. Это, наконец, пункты медицинской помощи, где обработают раны, сделают перевязку, дадут лекарство и т.п. В таких учреждениях заняты преимущественно социальные работники, которые сочетают профилактические беседы, юридические консультации, направление в стационар, посредничество в контактах с государственными службами трудоустройства или найма жилья с психологической поддержкой. Здесь профилактика проводится с целью развития мотивации к небольшим переменам в жизни наркозависимого и организована по принципу малых шагов под лозунгом "попробуй жить по-другому". Одной из форм "низкопороговой" помощи является привлечение наркозависимых к участию в метадоновых и других аналогичных программах, в ходе которых с помощью контролируемого потребления наркотиков жизнь наркомана вводится в социально приемлемые рамки, а также облегчается длительный, постепенный переход наркомана к жизни без наркотиков.

В профилактике злоупотребления ПАВ среди несовершеннолетних в наших условиях речь вряд ли пойдет о такой "низкопороговой" помощи, хотя ее идея -

стр. 12


--------------------------------------------------------------------------------

сделать помощь доступной всем, кто в ней нуждается, - несомненно, заслуживает внимания. Вероятно, эта идея применима при организации консультативной помощи для подростков.

Перечисленные новые подходы в профилактике злоупотребления ПАВ, как видим, основаны не на гипотетических в значительной степени субъективных представлениях и ожиданиях различных групп специалистов, а исходят из потребностей самих проблемных лиц, развивают их мотивацию к постепенному преобразованию собственной личности и обогащению своего социального опыта по принципу "попробуй побыть другим" вместо навязывания им готовых социальных стереотипов. В этом притягательность и перспективность таких подходов. Конечно, для их реализации необходимы достаточно развитые и зрелые социальные институты, опирающиеся на демократически ориентированное общественное мнение и гуманистическую идеологию.

Литература

1. Иванец Н.Н. Медико-социальные проблемы наркологии и пути их решения // Вопросы наркологии. 1997. N 4.

2. Кошкина Е.А. Распространенность употребления наркотиков и других психоактивных веществ в России на современном этапе // Актуальные аспекты деятельности государственных органов, общественных и религиозных организаций России по противодействию незаконному обороту наркотиков. М., 1999.

3. Гречаная Т.Е., Романова О.Л. Распространенность употребления психоактивных веществ среди учащихся 9-х классов средних школ г. Москвы // Вопросы наркологии. 1998. N 4.

4. Кривцова С. и др. Подросток на перекрестке эпох: Проблемы и перспективы социально-психологической адаптации подростка. М? 1997.

5. Иванец Н.Н., Анохина И. П., Стрелец И. В. Современное состояние проблемы наркомании в России // Вопросы наркологии. 1997. N 3.

6. Энциклопедический социологический словарь / Под ред. Г.В.Осипова. М., 1995.

7. Кесельман Л. Социальные координаты наркотизма. СПб., 1999.

8. Профилактика злоупотребления психоактивными веществами и борьба с ними / Под ред. М.Госсопа, М.Гранте. Женева, 1993.

9. Володин В.Д., Иванец Н.Н., Пелипас В.Е. Проблемы профилактики наркомании // Проблемы профилактики. 1999. N 1.

10. Колесников А. Наркомания в России: состояние, тенденции, пути преодоления // Безопасность. 1999. N 11-12(45).

11. Спрангер Б.Е. Ключевые принципы построения профилактических программ для подростков // Вопросы наркологии. 1993. N 3.

12. Романова О.Л., Швецова О-В. Программа профилактики приобщения к психоактивным веществам для дошкольников // Вопросы наркологии. 1993. N 3.

13. Ялтонский В.М., Сирота Н.А. Анализ современных подходов к профилактике употребления наркотиков // Вопросы наркологии. 1996. N 3.

14. Пути и методы предупреждения подростковой и юношеской наркомании / Под ред. С.В.Березина и др. Самара, 1999.

15. Романова О.Л. Первичная профилактика наркологических заболеваний у детей // Вопросы наркологии. 1999. N 3.

16. Зыков О. В. Реабилитационное пространство для несовершеннолетних различных групп риска: концептуальная схема // Вопросы наркологии. 1998. N 4.

17. Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Теоретические основы копинг- профилактики наркомании как база для разработки практических превентивных программ // Вопросы наркологии. 1996. N 4.

18. Шилова Л.С. Проблемы трансформации социальной политики и индивидуальных ориентации по охране здоровья // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения / Под ред. Е.И.Степанова. М., 1999.

стр. 13

Опубликовано 04 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Л.Д.Мирошниченко, В.Е.Пелипас, Л.Н.Рыбакова • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.