Проблемы "европейского воспитания"

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Проблемы "европейского воспитания". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

5 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Характерная черта современного мира - интернационализация общественной жизни, развитие интеграционных процессов, охватывающих экономику, социальные отношения, науку, культуру, образование. В то же время сохраняются многовековые традиции разных культурно-исторических типов общества, разных цивилизаций. Естественно поэтому, что наиболее интенсивно интеграция осуществляется в рамках геополитических регионов, объединяющих страны с относительно сходными условиями исторического развития и с более или менее аналогичной социально-политической структурой. Среди этих регионов первое место по масштабам и глубине интеграции, бесспорно, занимает Западная Европа.

Идея "единой Европы" имеет глубокие исторические корни. Ее первым прообразом можно считать христианский мир, противостоявший иноверцам. Но в XI в. христианская Европа разделилась на Западную и Восточную по вероисповедному признаку (католицизм и православие), и затем на протяжении многих веков понятие "европейская цивилизация" относилось преимущественно к Западной Европе. Она сыграла уникальную роль в истории человечества, в течение ряда веков лидировала в развитии экономики, техники и науки, а влияние сложившейся там системы ценностей и идей не ограничивалось лишь рамками данного региона. Заметим, что этому влиянию нельзя дать однозначную оценку. Европа - прародитель как христианских гуманистических идей, так и человеконенавистнических расовых теорий, а попытки реализовать сложившиеся именно в Западной Европе утопические планы создания идеального общества, "рая на земле", обернулись в ряде стран жестокими социальными экспериментами, принесшими неисчислимые жертвы и страдания многим миллионам людей.

Роль и влияние в мире различных стран и геополитических регионов не остаются неизменными. В последние десятилетия уменьшается удельный вес западноевропейских стран в системе мирового хозяйства. В то же время интенсивно развивается самобытная культура народов тех регионов, которые никогда не были органически связаны с европейскими культурными традициями. Тем не менее социальное, политическое и культурное воздействие стран Западной Европы на развитие современного мира трудно переоценить. Там сосредоточены огромные производственные мощности, крупные научные силы, высококвалифицированные кадры в разных отраслях народного хозяйства; западноевропейские писатели, художники, музыканты по-прежнему вносят большой вклад в планетарную сокровищницу гуманитарной культуры.

Противоборство разных общественных сил, конфронтация политических группировок в Западной Европе достигают большого накала. Вместе с тем для большинства стран этого региона характерны наличие развитой системы социального обеспечения, относительно высокий уровень образованности населения, мировоззренческий плюрализм.

В течение многих веков Западная Европа была ареной многочисленных кровавых войн, ожесточенных религиозных конфликтов, межнациональной вражды. Экономические и политические противоречия, соперничество между разными европейскими державами не исчезли и в наши дни и подчас проявляются довольно остро. Можно, однако, констатировать, что в последние десятилетия межгосударственные противоречия в Западной Европе идут на

стр. 71


--------------------------------------------------------------------------------

убыль, а центростремительные тенденции безусловно преобладают над центробежными. После второй мировой войны здесь не произошло ни одного межгосударственного военного конфликта. Неудивительно, что именно этот регион стал своеобразной международной лабораторией, опытным полем, где складываются и проходят испытание на прочность новейшие формы и методы экономической, политической и социокультурной интеграции.

В отличие от дезинтеграции, которая порой может развиваться как бы стихийно, интеграционные процессы, чтобы быть эффективными, непременно требуют организованных целенаправленных действий как национальных властей, так и наднациональных органов, выполняющих функции координации и наделенных значительными полномочиями. Два главных европейских интеграционных объединения - Совет Европы и Европейский Союз. И оба они, хотя и разными методами, способствуют развитию интеграционных процессов.

Совет Европы рассматривает самые разные вопросы общественной жизни. Только собственно военные проблемы не входят в сферу его компетенции. Поле его деятельности теперь не ограничивается, как в прошлом, Западной Европой, а принимает во все большей степени общеевропейский характер. В 1996 г. 39-м его членом стала Россия. Приоритетные задачи Совета Европы - защищать права человека и фундаментальные гражданские и политические свободы, выступать против любых видов социальной и национальной дискриминации, способствовать созданию в каждой стране такой системы воспитания, которая имела бы целью формировать свободных и образованных граждан, осознающих свою личностную и гражданскую ответственность. И хотя далеко не всегда эти принципы воплощаются в реальной практике воспитания, все же деятельность Совета Европы оказывает значительное воздействие на умонастроения европейской общественности. Велико его моральное влияние. Однако Совет Европы не наделен властными функциями и его решения носят в большинстве случаев рекомендательный характер.

Главную роль в определении основных направлений общей социально- экономической и политической стратегии западноевропейских государств играет другое объединение - Европейский Союз (до 1994 г. - Европейское Экономическое Сообщество). Входящие в него теперь 15 государств, включая Францию, Великобританию, Германию, Италию, Испанию, согласовывают важнейшие вопросы внешней и оборонной политики, формируют единую стратегию научно-технического развития; созданы условия для свободного движения через государственные границы товаров, капиталов, граждан, завершена подготовка к введению общеевропейской валюты.

Но если процесс сближения западноевропейских государств в целом развивается довольно успешно, то проблема отношений между народами этих стран, между людьми разных этносов оказывается значительно более сложной. Историческая память европейских народов сохраняет стереотипы взаимных обид, недоверия, неприязни, предубеждений против соседей. Определенную роль играют конфессиональные различия: в одних странах превалирует католицизм, в других - протестантизм. Принадлежность к той или иной ветви христианства имеет известное значение для "среднего европейца", даже если он индифферентен к церковным догмам и не соблюдает религиозные обряды. Не избавлена Западная Европа и от проявлений сепаратизма, ставящего под угрозу целостность исторически сложившихся жизнеспособных государств. Планы сепаратистов порой выглядят абсурдом, например требования отделить Бретань от Франции или разделить Испанию на несколько самостоятельных государств по этническому принципу. Казалось бы очевидно, что осуществление таких планов неизбежно нанесет урон экономическому и социальному развитию страны, разорвет разнообразные межличностные связи, разрушит многие семьи. Распад любого долго просуществовавшего государства неизбежно чреват трагедиями и потрясениями. Известно, однако, что в отношении к национальным проблемам у многих людей нередко доминируют иррациональные мотивы, подсознательные импульсы, лежащие за гранью реальных экономических и политических

стр. 72


--------------------------------------------------------------------------------

интересов, а порой и элементарного здравого смысла.

Все это создает серьезные препятствия дальнейшему развитию интеграционных процессов. Поэтому важнейшее значение приобретает задача "европейского воспитания", которое должно способствовать духовному сближению европейских народов. Существенный аспект интеграции - формирование "европейского сознания"; это значит, что жители западноевропейского региона должны осознавать себя не только немцами, французами или англичанами, но прежде всего европейцами, которых связывает общность западноевропейской цивилизации с присущими ей уникальными чертами, сложившимися в результате длительного совместного культурного развития и взаимодействия народов. Следовательно, молодые поколения европейцев должны воспитываться в соответствии с принципом "двойной лояльности" - и к своей стране, и к объединенной Европе.

Реализация этих целей объективно требует известного сближения национальных систем образования и выработки некоторых общих принципов воспитания и обучения молодежи.

С начала 90-х гг. в учебных заведениях западноевропейских стран проводится так называемый "День Европы". В этот день - единый для всех стран (9 мая) - на занятиях рассматриваются разнообразные вопросы европейской интеграции, телевидение транслирует выступления министров образования и деятелей культуры европейских стран, организуются общеевропейские спортивные игры учащихся и концерты молодежных ансамблей. Регулярно практикуются экскурсии школьников в сопредельные страны.

Принятая Европейским Сообществом программа "Эразмус" предусматривала расширение обмена студентами между высшими учебными заведениями европейских стран. На это были выделены сотни миллионов долларов, предназначенные для стипендий иностранным студентам, на организацию лингвистической подготовки, на транспортные расходы и т.п. Планируется, что к 2000 г. иностранные студенты будут составлять не менее 10% контингентов западноевропейских высших школ. В университетах Великобритании, Франции, Германии и прежде обучалось значительное число иностранцев, но большинство из них были выходцами из Азии и Африки. Теперь упор делается на расширение обмена студентами из европейских стран. В результате реализации программы "Эразмус" с 1988 по 1995 г. около 400 тыс. студентов получили возможность учиться, а 50 тыс. преподавателей - работать определенное время в учебных заведениях зарубежных стран. С 1995 г. "Эразмус" включена в новую программу "СОКРАТ", охватывающую разные направления учебы под девизом "Европейское образование для всех".

Сближение западноевропейских народов, развитие разнообразных контактов между ними серьезно осложняются языковыми проблемами. Между странами этого региона государственные границы становятся все более прозрачными, но остаются жесткими границы языковые. В последние годы западные авторы нередко вспоминают библейский миф о "вавилонском столпотворении", подчеркивая, что при рассмотрении дальнейших перспектив европейской интеграции этот ветхозаветный сюжет выглядит грозным предостережением. Поэтому задача существенного повышения эффективности изучения иностранных языков вышла далеко за рамки педагогики и приобрела важное политическое значение; ее решение является существенным условием формирования "европейского сознания". На многочисленных семинарах и коллоквиумах обсуждаются вопросы содержания языковых курсов, методики преподавания, усовершенствования подготовки преподавателей. В их рекомендациях указывается на желательность ввести обучение иностранным языкам во всех начальных школах, а на средней ступени изучать не менее двух иностранных языков. Меняется характер обучения: вместо прежней преимущественной ориентации на усвоение грамматических структур теперь наибольший упор делается на овладение прочными навыками живой речи, необходимыми для непосредственного общения. На занятиях используются тексты, содержащие новые для школьников сведения по истории, географии, культуре страны изучаемого языка.

стр. 73


--------------------------------------------------------------------------------

В 1990 г. вступила в действие принятая Советом министров Европейского Сообщества долгосрочная программа "Лингва", направленная на стимулирование изучения иностранных языков, считающихся государственными в западноевропейских странах. В большинстве стран статус государственного имеет один язык, но в некоторых - два (в Ирландии - ирландский и английский, в Бельгии - нидерландский и французский, в Люксембурге - немецкий и французский). Некоторые страны Европы проявляют большую заботу о языках своих национальных меньшинств и даже придают им статус государственных. Образцом может служить Швейцария, где немецкий язык является родным для 65% граждан, французский - для 20%, итальянский - для 12%, но все эти три языка являются государственными, и граждане имеют право обращаться на любом из них в официальные инстанции страны.

Однако отдельные национальные меньшинства (баски, каталонцы, бретонцы) выражают обеспокоенность судьбой своих языков, оказавшихся вне лингвистической программы западноевропейского Сообщества. Это усиливает напряжение в межнациональных отношениях. Чтобы уменьшить его, Совет Европы принял в 1992 г. "Европейскую хартию региональных языков и языков национальных меньшинств". В ней отмечалось, что ряд европейских языков, имеющих многовековые исторические традиции, находится на грани смерти, поэтому их защита явится вкладом в строительство Объединенной Европы, базирующейся на принципах демократии и культурного многообразия. "Хартия" рекомендовала организовать при желании учащихся и их родителей специальные занятия в школах для изучения местных языков [1, р. 3 - 10].

Языковые проблемы рассматриваются в широком историко-культурном контексте. Конференция министров образования европейских стран, состоявшаяся в Норвегии в 1997 г., одобрила обширный проект "Изучение иностранных языков и формирование европейской гражданственности" и рекомендовала назвать 2001 г. "Европейским годом языка".

В Европейском Союзе особую остроту приобретает вопрос о "главном" языке межгосударственного и межнационального общения. Он имеет длительную историю. В средние века таким языком был латинский, затем на смену ему пришел французский. Английский был когда-то в иерархии западноевропейских языков на одном из последних мест, теперь же он прочно занимает первое место в межнациональных контактах на самых разных уровнях - от научных конференций до обслуживания в отелях и ресторанах. Чаще всего именно он избирается для изучения в качестве первого иностранного языка большинством школьников во Франции, Германии, Италии, Испании. В одном из докладов, представленных Экономическому и социальному совету Европейского Союза, констатировалось: "Хотим мы этого или нет, но английский язык станет в будущем главным средством межнационального общения для всех европейцев? Даже в странах Южной Европы, где всегда особенно высоко котировался французский язык, сейчас он все более вытесняется английским" [2, р. 172 - 173].

В континентальных странах Западной Европы многие представители интеллигенции и общественные деятели высказывают обоснованное опасение, что огромное расширение сферы применения английского языка содействует усилению американского "культурного империализма", подтачивает традиционные основы европейской цивилизации, несет угрозу национальной самобытности ее народов. Во Франции предпринимаются даже на государственном уровне попытки противодействовать не- ограниченному распространению английского языка. Употребление в учебных заведениях и в государственных средствах массовой информации английских слов и выражений вместо существующих французских карается теперь значительным денежным штрафом. Вводятся жесткие ограничения на показ англоязычных фильмов по государственному телевидению. В практической результативности этих мер можно усомниться, но в принципе стремление сохранить чистоту родного языка и по возможности оградить его от неоправданных иноязычных вторжений безусловно заслуживает положительной оценки.

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

В контекст развития интеграции в сфере образования и воспитания органически вплетается проблема "церковь и школа". Для нашей страны она приобрела теперь особую актуальность. Десятки лет в Советском Союзе господствовал принудительный государственный атеизм, сопровождавшийся жестокими преследованиями духовенства и дискриминацией верующих. В последние годы ситуация кардинально изменилась. Если прежде официальная идеология трактовала религию как "оплот невежества и мракобесия", то теперь ее нередко провозглашают главной хранительницей нравственности и человеколюбия.

Какую позицию в этой ситуации следует занять школе? Представляется очевидным, что каждый культурный человек, вне зависимости от его философских или религиозных убеждений, должен обладать определенной суммой сведений о религии как важной форме общественного сознания. Естественно, что школа не может остаться от этого целиком в стороне. Но каковы могут быть формы такого участия, учитывая, что, согласно Конституции РФ, государственное образование имеет светский характер? Проблема существенно усложняется вследствие многоконфессионального состава населения России. Эти вопросы обстоятельно не разработаны ни в теории, ни на практике, многие из них практически приходится решать как бы "с нуля". Поэтому обращение к соответствующему зарубежному опыту представляет несомненный интерес.

В разных странах Западной Европы проблема "религия и школа" решается в соответствии с национальными историко-культурными традициями и спецификой государственного строя. Во Франции государственная школа полностью отделена от церкви, религиозные занятия не включены в учебные планы, место религии занимают уроки граждановедения, а религиозные занятия могут проводиться только вне школы. В то же время католическая церковь (к ней принадлежит более 90% французов) имеет обширную сеть своих школ, которые посещают не менее 15% всех учащихся и где систематически ведется религиозное воспитание. В Германии учебные планы школ содержат два альтернативных предмета - "Религия" и "Этика"; каждый учащийся должен выбрать один из них. Наконец, в Великобритании, Ирландии, Испании и некоторых других западноевропейских странах религиозные занятия обязательны во всех школах.

Клерикальные идеологи и многие педагоги, включая и тех, кто не связан непосредственно с той или иной церковью, считают необходимым усилить религиозное влияние на все учебные заведения. По их утверждению, современные государства и политические режимы шатки, неустойчивы, их доктрины носят временный характер, тогда как задачи формирования личности должны определяться вечными принципами, соответствующими основам христианского вероучения; нравственное воспитание как важнейшее направление деятельности школы может быть эффективным лишь на основе религиозной этики, поскольку в библейских заповедях ("Не убий", "Не укради", "Не лжесвидетельствуй", "Не сотвори себе кумира"?) аккумулируется многовековой нравственный опыт человечества. В то же время на уроках религии меняются акценты: теперь подчеркивается, что многовековая борьба между наукой и церковью вызывалась "историческими недоразумениями"; наука и религия - не антагонисты; никакое научное открытие не может поколебать религиозной веры, поскольку они лежат в разных плоскостях.

Что же касается государственных школ, отделенных от церкви, то там, согласно законодательству, образование должно строиться на принципе "нейтральности", что означает запрет как на религиозное, так и на атеистическое воспитание. Разумеется, из учебных курсов истории или литературы невозможно исключить всякое упоминание о церкви, о религии или о Боге, а великие шедевры западноевропейского (как и русского) искусства остаются во многом непонятными для тех, кто не знаком с библейскими сюжетами. Но эти сюжеты могут рассматриваться не в жестких рамках религиозной ортодоксии или агрессивного атеизма, а в контексте изучения истории духовной культуры человечества.

Формирование "европейского сознания" молодежи в немалой степени зависит от содержания и направленности учебных курсов литературы, философии, граждановедения, географии. Особенно велика роль

стр. 75


--------------------------------------------------------------------------------

исторического образования; остановимся на этом несколько подробнее.

В идеале школьные курсы истории должны способствовать развитию национального самосознания и патриотизма учащихся и вместе с тем внушать им уважение к истории и культуре других стран и народов. Однако их содержание может вызывать порой и противоположный эффект, взращивать семена ксенофобии и агрессивного национализма. Член созданной в 1993 г. Международной комиссии по образованию для XХI века (Комиссия Делора) словенский ученый Александра Корнхаузер, с горечью говоря о драматических национальных и религиозных конфликтах, сотрясающих тот регион, в который входит ее страна, главную ответственность возлагает на образование. "Виной всему, - заявляет она, - является образование. Если бы им не манипулировали ради сомнительных ценностей и политических целей, если бы оно было более объективно в оценке прошлого и если бы оно объединяло личные и национальные ценности с мировыми, тогда люди не становились бы так легко жертвами пропаганды? Если бы события излагались более достоверно и их объяснение давалось бы с менее националистических и гегемонистских позиций? то было бы гораздо сложнее вводить в заблуждение общественное мнение" [3, с. 239].

Эта проблематика привлекает большое внимание политических и общественных деятелей, историков, педагогов. Вопросы изучения истории в школах Европы рассматриваются на самом высоком уровне. Главы государств - членов Совета Европы на своей встрече в Вене в 1993 г. указали на необходимость существенно перестроить учебные курсы истории, исключить материалы, которые могут питать расовые или националистические предрассудки и, напротив, ярко показывать позитивное взаимовлияние стран Европы в их историческом развитии.

Парламентская ассамблея Совета Европы приняла в 1996 г. "Рекомендации об изучении истории в Европе" [4, р. 23 - 25]. Они вобрали в себя результаты ряда предыдущих исследований и обсуждений, и их можно рассматривать как теоретико-методологический ориентир для дальнейшей разработки данной проблематики. "Изучение истории играет ключевую политическую роль в современной Европе, - говорится в этом документе. - Знание истории крайне важно для упрочения гражданского общества. Без такого знания индивид оказывается особенно уязвимым и может стать объектом политических и иных манипуляций".

В Рекомендациях сформулированы методологические принципы, в соответствии с которыми следовало бы строить преподавание истории в школах Европы:

1) знание истории должно быть существенной частью образовательного багажа молодежи и способствовать преодолению национальных, расовых, религиозных предрассудков;

2) историю Европы следует изучать целостно, рассматривая развитие экономики, политики и культуры различных стран в их взаимосвязи, как факторы, формирующие европейскую идентичность;

3) установки на "европеизм" не исключают необходимости обстоятельного изучения национальной истории, локальной истории и, наконец, истории национальных меньшинств данной страны. Для реализации этих целей особенно важно установить тесное сотрудничество школьных учителей истории и исследователей;

4) власти европейских стран должны обеспечить финансирование деятельности двусторонних и многосторонних международных комиссий историков, изучающих проблемы новейшей истории Европы. Одна из их важных задач - определить те аспекты исторических событий, оценки которых разделяются историками разных стран и могут быть адекватно отражены во всех национальных учебниках европейской истории.

Реализация этих планов и установок наталкивается на большие трудности, которые порой кажутся непреодолимыми. На проходившей в 1997 г. в Норвегии международной конференции "Образование - 2000: тенденции, общие проблемы и первостепенные задачи в рамках общеевропейского сотрудничества" один из ее участников четко обозначил наиболее сложные вопросы: "Как подавать историю ученикам? Под соусом хвастливого

стр. 76


--------------------------------------------------------------------------------

самолюбования? Критически, раскрывая веер несовпадающих мнений? И как увязать "неудобные" для своей страны эпизоды истории с воспитанием законного чувства национальной гордости и патриотизма?"

В попытках преодолеть такие противоречия наибольшую активность проявляют общественные и педагогические деятели Франции, поскольку эта страна стремится играть главную роль в развитии политической и культурной европейской интеграции. В 1995 г. в Бордо проходил коллоквиум французских ученых и педагогов "Европа в школе". Им был выработан проект под таким же названием. Он непосредственно ориентировался на французскую школу, но в нем формулировался ряд условий, при соблюдении которых проект мог бы иметь общеевропейское значение.

Среди этих условий:

сближение систем образования европейских стран, проведение регулярных дискуссий, в ходе которых достигается консенсус, не предполагающий, однако, обязательного единогласия по всем вопросам;

выход за рамки отдельных школьных дисциплин, осуществление синтеза знаний по европейской проблематике;

формирование такого общекультурного, интеллектуального и эстетического типа личности, который был бы готов к участию в европейском межнациональном диалоге [5].

Европейская проблематика занимает большое место во французской учебной литературе. Например, в учебнике по новейшей истории для выпускного класса лицея, изданном в 1991 г., подробно излагаются основные этапы становления и развития Европейского Сообщества, экономические и социально-политические аспекты интеграции, указываются трудности и противоречия этого процесса. Помимо авторского изложения в учебнике приводятся выдержки из выступлений К.Аденауэра, Ш. де Голля, Ж.Помпиду и других видных западноевропейских политиков. Многочисленные таблицы и диаграммы дают наглядное представление об экономическом потенциале Западной Европы, о ее месте в системе мирового хозяйства, о ситуации в отдельных европейских странах [6]. В учебном пособии по граждановедению для коллежей и лицеев содержится подробная информация о координационных органах Европейского Сообщества, характеризуются основные направления их социальной политики, включая и вопросы развития образования [7]. В учебниках несколько сокращается материал о войнах и религиозных конфликтах, большее внимание уделяется истории разнообразных экономических и культурных связей между странами и народами.

Постоянная конференция министров образования европейских стран на своей сессии в 1977 г. рекомендовала национальным властям интенсифицировать работу по сближению программ и учебников истории разных стран. В то же время резолюция конференции подчеркнула: "Министры категорически отвергают саму идею навязать единую стандартную версию истории Европы в школах стран - членов Совета Европы". Предпринимавшиеся попытки создать общий учебник истории для школ европейских стран пока ни разу не увенчивались успехом.

Некоторые западноевропейские ученые и публицисты предрекают, что в предвидимом будущем в их регионе отомрут национальные государства, да и само понятие государственно-национального суверенитета станет лишь достоянием истории. Например, германский профессор В.Бюлль утверждает, что уже сейчас в Западной Европе "на месте отмирающих национальных государств создается впервые в мировой истории транснациональное сообщество", для граждан которого проблемы сохранения национальной государственности и этнической самобытности якобы все больше отходят на задний план [8]. Аналогичную позицию занимает французский социолог Д.Ружмон, по мнению которого жители Западной Европы не заинтересованы в сохранении национальных государств [9]. В действительности, однако, нет оснований говорить о торжестве космополитических идей в сознании основной массы европейцев. Напротив, искусственное форсирование процессов интеграции вызывает обратную реакцию общественности и нередко ведет к усилению националистических настроений.

Национальная идентичность для жителей любой европейской страны сохраняет

стр. 77


--------------------------------------------------------------------------------

большое значение, и они убеждены, что нельзя считать себя европейцами, не оставаясь при этом немцами, французами или итальянцами. Более того, этнические границы сохраняются и внутри отдельных государств. Например, большинство жителей Бельгии считают себя не бельгийцами, а фламандцами или валлонами; в Испании, где главным этносом являются кастильцы, упорно отстаивают свою этническую идентичность каталонцы, галисийцы и баски; в Великобритании не стираются различия между англичанами и шотландцами, не говоря уже об ирландцах.

И это - глобальное явление. Показательно, что даже в США, где длительное время предпринимались большие усилия с целью "переплавки" разных национальностей в новое надэтническое образование, многие поколения иммигрантов из европейских стран, как правило, никогда не обрывали свои этнические корни. В наши дни это становится настолько очевидным, что значительная часть американских ученых и общественных деятелей отказывается от прежде господствовавшей установки рассматривать США как "плавильный тигель", в котором полностью растворяются все национальности, и теперь предпочитает сравнивать свою страну с "салатницей", где смешано много разных "национальных ингредиентов", но каждый из них сохраняет свой вкус и аромат.

В Западной Европе имеет определенное распространение концепция, согласно которой, используя опыт наиболее эффективных реформ образования в отдельных странах, можно создать стандартизированную модель системы образования и воспитания, общую для всего региона. Такие "ультраинтеграционные" идеи встречают сопротивление, поскольку национальное своеобразие организации образования традиционно считается важным атрибутом государственного суверенитета и культурной самобытности, чем европейские страны и народы весьма дорожат. Это особенно относится к проблемам воспитания, где национальное своеобразие всегда проявляется наиболее ярко. Поэтому европейские наднациональные координационные органы проявляют большую осторожность при подходе к проблемам интеграции в этой сфере. Указывая на важность поисков общеевропейских путей повышения эффективности воспитания молодежи, документы Совета Европы и Европейского Союза не предусматривают, однако, растворения национальных систем в некоей единой общеевропейской структуре, не стремятся к жесткому регламентированию и оставляют большой простор для национального педагогического творчества, особенно в области гражданского и нравственного воспитания.

В какой мере опыт "европейского воспитания", формирования "европейского сознания" может быть использован в нашей стране?

Проблема соотношения "своего" и "чужого" актуальна для многих стран, но, пожалуй, нигде она не стоит так остро, как в России, что связано с особыми условиями ее политического и социально-культурного развития на протяжении столетий. Со времени Петра Великого отношения России и Европы остаются одной из центральных тем нашей истории. В последние годы вокруг проблемы восприятия (или невосприятия) западного опыта возобновились жаркие споры. Диапазон мнений очень широк: от утверждений о необходимости как можно большего заимствования западных экономических и социокультурных моделей до отрицания возможностей каких бы то ни было заимствований. Очевидно, что здесь отражается идейное и политическое противоборство, характерное для нынешнего этапа развития нашего общества.

Возродилась полемика о том, чему ближе Россия - Западу или Востоку, Европе или Азии. Находит определенное распространение мысль, что российская культу- ра - специфический евразийский феномен, для которого главную опасность представляют "западные влияния", глубоко чуждые и враждебные России.

Можно по-разному относиться к историческим или политическим аспектам теории евразийства. Анализ сложного комплекса этих проблем выходит за пределы нашего рассмотрения. Но ни по культуре, ни по менталитету, ни по антропологическим признакам огромного большинства своего населения Россия не принадлежала и не принадлежит к азиатскому миру. Находившиеся на территории Российской империи

стр. 78


--------------------------------------------------------------------------------

и затем Советского Союза азиатские анклавы не оказывали существенного влияния на культурное развитие основной части страны. Конечно, для нас совершенно неприемлема узкая евроцентристская ориентация, исходящая из представлений о мнимом превосходстве европейцев над другими народами. Но представляются столь же неприемлемыми воинственная еврофобия и позиция глухого изоляционизма. Как история, так и современность убедительно свидетельствуют, что при всем своем неповторимом своеобразии русская культура является ветвью европейской культуры, европейской христианской цивилизации.

Роль русской культуры в общеевропейском культурном процессе трудно переоценить. Показательно, что в некоторых учебных пособиях для средних школ, вышедших под грифом Совета Европы, отмечается значительное влияние творчества великих русских писателей на развитие европейской духовной культуры. Например, в учебном пособии "Достоевский и Европа" мы читаем: "Никогда еще творчество писателя, столь глубоко связанного с уникальным своеобразием культуры и духа своего отечества, не приобретало такого мирового значения, как творчество Достоевского. Проблемы морали, истории и религии рассматривались им с исключительной проницательностью" [10, р. 43]. Вспомним также, что блестящая русская интеллигентская диаспора, возникшая в европейских странах после Октябрьской революции, стала дополнительным важным фактором взаимовлияния западноевропейской и русской культуры. Соответственно, и педагогические традиции России и Западной Европы имеют немало общих черт.

Известно, что доктрина "европеизма" в свое время использовалась в целях изоляции Советского Союза. Рецидивы такой политики порой дают о себе знать и в отношении современной России. В некоторых западноевропейских публикациях ставится под вопрос даже сама принадлежность России к Европе; утверждается, что Европа - это католицизм, протестантизм и латиница, тогда как православие и кириллица - не Европа. Однако дальновидные западноевропейские политики и общественные деятели занимают принципиально иные позиции. Показательно мнение Генерального секретаря Совета Европы Д.Таршиса: "Членство России в Совете Европы, которое начало свой отсчет с 28 февраля 1996 г., стало новым подтверждением европейской ориентации этой страны. Я вижу в этом великое достижение не только России, но и всего континента. Я глубоко убежден, что будущее России - в Европе, в сообществе европейских государств?" [11].

Конечно, между западноевропейскими странами и Россией сохраняются глубокие различия в разных сферах общественной жизни и массового сознания. Не случайно терпят очевидный провал попытки механически перенести на российскую почву разнообразные западные модели и приоритеты. Однако в настоящее время все четче обнаруживается тенденция формировать некий общий культурный облик континента, способствовать сближению всех народов Европы, что отвечало бы духу и логике нынешнего этапа развития человечества. Несмотря на все различия, в Западной Европе и в России обнаруживаются аналогичные тревожные симптомы в области воспитания молодежи. В таких условиях ряд проблем теории и практики отечественного воспитания может быть глубже осмыслен при сопоставлении с западноевропейским опытом.

При рассмотрении проблем формирования "европейского сознания" естественно напрашивается сравнение ситуации в Западной и Восточной Европе. К сожалению, тогда как на Западе интенсивно развиваются интеграционные процессы, на Востоке с начала 90-х гг. явно превалировали дезинтеграционные тенденции. И главная из них - распад великого геополитического пространства, веками складывавшегося вокруг России. В некоторых государствах, образовавшихся на территории бывшего Советского Союза, утвердились режимы, далекие от подлинно демократических принципов организации общества и власти, там нередки проявления агрессивного национализма, ксенофобии, острой вражды к соседям, доходящей в отдельных случаях до вооруженных конфликтов. Это находит определенное

стр. 79


--------------------------------------------------------------------------------

отражение и в направленности воспитания молодежи.

Созданное Содружество Независимых Государств (СНГ) пока представляет собой весьма аморфное объединение; в его рамках подписаны сотни разнообразных соглашений, но значительная часть их фактически не реализуется. Но уступая по ряду интеграционных параметров Европейскому Союзу, Содружество обладает и потенциально сильными сторонами в сфере культуры и образования. В то время как между западноевропейскими государствами сохраняются жесткие языковые границы, серьезно ограничивающие культурное сотрудничество, в странах СНГ общим средством межнационального общения пока безусловно остается русский язык. Им владеет не только вся социально-политическая и культурная элита, но и большинство населения, а в вузах преподавание ряда предметов до сих пор идет на русском языке; он остается важнейшим каналом приобщения народов этих стран к вершинам мировой культуры. Отметим, наконец, что миллионы людей, относящихся к коренному населению постсоветских республик, с ностальгическим сожалением вспоминают о том, что еще совсем недавно они были гражданами великой страны, простиравшейся от Черного и Балтийского морей до Тихого океана, естественным центром которой являлась Россия.

Приходится, однако, признать, что на волне националистической эйфории, охватившей известную часть "титульных" народов, разрушаются их исторически сложившиеся органические связи с русской культурой, под угрозу ставится существование учебных заведений для многочисленного русскоязычного населения, внезапно оказавшегося на положении дискриминируемого национального меньшинства. Это не может не вызывать глубокой озабоченности. Представляется, что форсировать интеграционные процессы в сфере культуры, опираясь главным образом на ностальгические воспоминания о прежней общности, - малоэффективный путь. Но и промедление опасно. Приведем в связи с этим мнение российского автора А.А.Куртова. Отмечая сокращение культурного влияния России на страны СНГ, он пишет: "Если нынешние тенденции сохранятся, то через полтора десятка лет на смену поколению, пока еще объективно сохраняющему российскую ориентацию в языке, воспитании, жизненных авторитетах, придет новое поколение, для которого Россия, ее культура и интересы либо пустой звук, либо, что еще хуже, - некий демонический образ исторического врага" [12, с. 75].

У России сегодня нет достаточных средств для крупномасштабных инвестиций в экономику стран Содружества, но есть уже инвестированная великая культура. Не вызывает сомнений важность сохранения и приумножения этих инвестиций разными способами, в частности путем постоянной помощи русскоязычным учреждениям культуры и образования. Столь же важно систематическое сотрудничество соответствующих структур СНГ по воспитанию населения и в первую очередь молодежи в духе доверия, дружбы и осознания органической общности долговременных интересов государств Содружества.

Значительная роль России в реализации этих целей очевидна. Но очевидны и большие трудности, особенно в сопоставлении с зарубежным опытом. В рамках Совета Европы и Европейского Союза эффективно функционируют комитеты и комиссии, имеющие целью стимулировать развитие образовательной интеграции; информационно-аналитические центры обстоятельно освещают ситуацию в этой сфере в мире и прежде всего в сопредельных странах. У нас же обнаруживается острый дефицит специалистов, которые могли бы компетентно анализировать проблемы образования и воспитания в бывших союзных республиках на основе знания языков, истории, культуры этих стран. Сегодня мы больше знаем о таких проблемах в Африке или Латинской Америке, чем у наших близких соседей.

В последние годы появились некоторые признаки того, что положение может измениться к лучшему. В июне 1996 г. был издан Указ президента РФ "О поддержке Российской Федерацией интеграционных процессов в области образования в Содружестве Независимых Государств". Он предусматривал ряд конкретных мероприятий, среди которых - разработка учебников

стр. 80


--------------------------------------------------------------------------------

для русскоязычных школ государств Содружества, проведение совместных олимпиад, конкурсов, спортивных соревнований учащихся и педагогов СНГ, учреждение информационного бюллетеня "Вестник образования в СНГ". В январе 1997 г. Совет правительств СНГ заключил Соглашение о формировании общего образовательного пространства. В недавно опубликованном проекте договора о создании Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь указывается, что одной из задач готовящегося Союза является "развитие науки, образования, культуры, создание равных условий сохранения и развития этнической, культурной и языковой самобытности народов".

Таким образом, есть основание надеяться, что на значительной части территории бывшего Советского Союза общее образовательное пространство возродится, хотя и в новых формах. И этому в какой-то мере может способствовать использование позитивного опыта развития западноевропейской интеграции, разумеется, при строгом учете особенностей стран СНГ и специфики стоящих перед ними политических, социальных и культурных задач.

Литература

1. News letter. 1992. ? 5.

2. L'espace йducatif europйen. Paris, 1992.

3. Образование: сокрытое сокровище: Доклад Международной комиссии по образованию для XХI века, представленный ЮНЕСКО. Париж, 1997.

4. Conseil de l'Europe. Education. Document CDPS CP/96/, 7.

5. Bulletin officiel de l'йducation nationale. 1995. ? 8.

6. Histoire. Classe terminale. Le Monde actuel / S.Berstein et P.Milza. Paris, 1991.

7. Lescot B., Sinou J. Les institutions fran-зaises et europйennes, la coopйration inter-nationale. Paris, 1981.

8. Bьhl W.L. Eine Zukunft fьr Deutschland. Mьnchen, 1995.

9. Rougemont D. L'avenir est notre affaire. Paris, 1978.

10. Conseil de l'Europe. Dostoievski et l'Eu-rope. 1993.

11. Известия. 1998. 27 янв.

12. Куртов А.А. Интеграционный процесс в СНГ и проблемы национальной безопасности Российской Федерации // Россия и современный мир. 1997. ? 3 (16).

стр. 81


Опубликовано 04 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Б.Л.Вульфсон • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.