Монография заслуженного деятеля науки БССР, доктора исторических наук профессора Белорусского университета Л. М. Шнеерсона, НА ПЕРЕПУТЬЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ. АВСТРО-РУССКО-ГЕРМАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (1871 - 1875 гг.)

Актуальные публикации по вопросам развития современной науки.

NEW ВОПРОСЫ НАУКИ

temporary
Все свежие публикации

Меню для авторов

ВОПРОСЫ НАУКИ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Монография заслуженного деятеля науки БССР, доктора исторических наук профессора Белорусского университета Л. М. Шнеерсона, НА ПЕРЕПУТЬЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ. АВСТРО-РУССКО-ГЕРМАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (1871 - 1875 гг.). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси

Система Orphus

81 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


Минск. Университетское изд-во. 1984. 207 с.

Монография заслуженного деятеля науки БССР, доктора исторических наук профессора Белорусского университета Л. М. Шнеерсона является продолжением его прежних исследований1. Она посвящена анализу основных тенденций во внешней политике Германии, России и Австро-Венгрии в первой половине 70-х годов XIX в. и причин, побудивших их к сближению, оформившемуся в 1873 г. в виде "союза трех императоров".

Автор привлек обширные и разнообразные источники: материалы Архива внешней политики России, опубликованные дипломатические документы, русскую, немецкую и австрийскую прессу того времени, советские и зарубежные исследования, мемуарную литературу. Все это позволило нарисовать широкое полотно австро-русско-германских отношений на протяжении рассматриваемого периода, проследить мотивы, цели и планы каждой из трех держав, показать как объединяющие их интересы, так и противоречия, которые остались неустраненными и привели впоследствии к краху этого союза.

Исследователь истории международных отношений сталкивается с трудностями, связанными с большим, чем в иных областях истории, личностным и субъективным моментами. Особенно это касается внешней политики О. фон Бисмарка, который "предпочитал творить в одиночестве, избегая советов" (с. 11). Но главное и основное состоит в том, что политика "железного канцлера" (и это Л. М. Шнеерсон убедительно показывает) была подчинена интересам правивших в Германии классов, зависела от соотношения и расстановки сил на мировой арене и внутри страны. Автор подчеркивает, что неудача попыток Бисмарка сблизиться с Англией заставила его повернуться к Востоку, чтобы добиться по крайней мере нейтрализации Австро-Венгрии и России и не допустить повторения "коалиции Кауница" (периода Семилетней войны) в составе Австрии, России и Франции (с. 20). Однако при этом перед Бисмарком встала задача примирения резко расходившихся интересов России и Австро-Венгрии на Балканах и в то же время - использования противоречий между этими странами для того, чтобы стать арбитром в отношениях этих потенциальных союзников (с. 22 - 25).

Исход франко-прусской войны поставил Россию в чрезвычайно благоприятное международное положение, поскольку эта война обусловила долгий "раздор между Германией и Францией". В книге подробно показано, как и российская и германская дипломатии старались извлечь выгоду из сложившейся ситуации, используя при этом и давние торгово-экономические связи и династические узы обеих монархий. В книге рассматриваются планы и расчеты царского правительства, т. е. тот аспект "союза трех императоров", который пока еще сравнительно слабо освещен в историографии. Монография в значительной степени восполняет этот пробел. Интерес представляет и затрагиваемая автором малоисследованная проблема роли и места славянского вопроса во взаимоотношениях Австро-Венгрии и России.

Царская дипломатия, как показывает автор, характеризуя А. М. Горчакова, Н. А. Орлова, П. П. Убри и других ее деятелей, стремилась использовать выгоды положения, в котором оказалась Россия, в интересах своей политики на Ближнем Востоке и стать арбитром между Германией и Францией, не допуская слишком большого усиления первой. С своей стороны, Германия, играя аналогичную роль в отношениях России и Австро-Венгрии и используя их противоречия на Балканах, настойчиво, но безуспешно пыталась привязать Россию к колеснице германской внешней политики. Однако Россия, хотя и состоявшая тогда в союзе с Германией, не утратила самостоятельности своего внешнеполитического курса и не хотела допустить нового разгрома Франции, что проявилось во время известной "военной тревоги" 1875 г., приведшей к дипломатическому поражению Германии и одновременно обнаружившей крупную трещину в "союзе трех императоров" (с. 174 - 176).

В монографии затрагивается сложная и противоречивая проблема оценки значе-


1 См. Шнеерсон Л. М. Австро-прусская война 1866 г. и дипломатия великих европейских держав. Минск. 1962; его же. Франко-прусская война и Россия. Минск. 1976.

стр. 129


ния "союза трех императоров". В самом деле, если посмотреть на стремление трех участников этого союза, которым они руководствовались при его заключении, без труда можно увидеть его в значительной мере вынужденный характер (на союз пошли за неимением ничего лучшего). Каждая сторона стремилась уклониться от конкретных обязательств, чтобы сохранить известную свободу действий. В итоге, как показывает автор, Германия не нашла в лице Австро-Венгрии и России союзников против Франции, хотя и сумела добиться в определенной степени временной политической изоляции последней, а также в некоторой мере уладить австро-русские противоречия на Балканском полуострове, которые могли поставить Германию в сложное положение (с. 148 - 149).

Заключение "союза трех императоров" позволило Австро-Венгрии и России на время урегулировать их взаимоотношения. Для России особенно важным было то, что существование этого союза побудило Англию занять осторожную позицию во время восточного кризиса 1875 - 1878 гг., а также определило сохранение австрийского нейтралитета в надвигавшейся русско-турецкой войне, к которой Россия оказалась малоподготовленной. Таким образом, вполне обоснованно мнение автора, что, хотя "союз трех императоров" более всего благоприятствовал австро-германским интересам, Россия также извлекла из него определенную выгоду (с. 175). О существовавшей до некоторого времени заинтересованности всех участников союза в его сохранении говорит и то, что три державы стремились сгладить многочисленные расхождения, придать им видимость частных разногласий по второстепенным вопросам. Это детально показано в книге.

Отдельные неясности в концепции автора касаются роли австро-венгерского дуализма в балканской политике двуединой монархии. Так, на с. 24 говорится, что "венгры не хотели новых приобретений за счет славянских земель", но далее указывается, что Д. Андраши, который и на посту министра иностранных дел Австро-Венгрии остался выразителем интересов мадьярского дворянства, вынашивал экспансионистские планы, а связанные с ним газеты "подняли вопрос о так называемом праве Австро-Венгрии на соседние славянские владения Турции, на Боснию и Герцеговину и даже на Черногорию" (с. 90).

Автор не раз отмечает, что существование австро-венгерского дуализма препятствовало (из-за отрицательной позиции венгерских правящих кругов) возвращению Габсбургов к планам реванша в Германии, но одновременно сдерживало австрийскую активность на Балканах. Не получается ли в таком случае, что объективная роль венгерских правящих кругов была антиэкспансионистской? И каким образом это согласуется с великомадьярскими устремлениями? Почему Россия была обеспокоена передачей внешней политики Габсбургской империи в руки венгерской партии, которая по логике должна была выступить против территориального расширения Австро-Венгрии на Балканах? Заключалось ли дело только в возможном ужесточении антиславянского курса Вены или играли роль иные соображения?

Не свободна от некоторых противоречий и трактовка общего положения Австро-Венгрии. В книге говорится, что финансовая слабость страны побуждала ее правительство поощрять иностранные капиталовложения в экономику (с. 38) и из-за экономических неурядиц монархия Габсбургов крайне нуждалась в мире (с. 85). В таком случае возникают некоторые вопросы. Почему Франц-Иосиф отказался от предложенной при встрече в Ишле в августе 1871 г. Вильгельмом I таможенной конвенции, которая, несомненно, способствовала бы притоку германских капиталов в экономику Австро- Венгрии? И почему, если последняя нуждалась в мире из-за своих финансово- экономических затруднений, кризис 1873 г. подействовал в противоположном направлении, подтолкнув ее к проведению наступательного курса на Балканах, чреватого серьезным осложнением отношений с Турцией, Россией, а возможно, и с Англией?

Эти неясности показывают, что трактовка автором внешнеполитического курса двуединой монархии и влияния на него австро-венгерского дуализма поднимает некоторые важные вопросы, которые требуют дальнейшего, более углубленного исследования.

В целом же перед нами работа, дающая широкое представление о сложном периоде генезиса военно-политических союзов капиталистических государств и значительно расширяющая наши знания о международном положении в Европе в первой половине 70-х годов XIX века.

 



Опубликовано 01 ноября 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. И. ПАТРУШЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ВОПРОСЫ НАУКИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.