Из истории гражданской войны. ВОССТАНИЕ ПРОТИВ ДЕНИКИНА В ДАГЕСТАНЕ

Актуальные публикации по вопросам истории России.

NEW ИСТОРИЯ РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Из истории гражданской войны. ВОССТАНИЕ ПРОТИВ ДЕНИКИНА В ДАГЕСТАНЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

664 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


После Февральской революции 1917 г. горская1 буржуазия, опираясь на духовенство, пыталась быть выразительницей национально-освободительных стремлений горских народов. Если до Февраля ее знаменем был панисламизм2 , ориентация на единоверную Турцию, то после Февраля 1917 г. она изменила ориентацию и начала поддерживать "(родную Россию". После Октября 1917 г., когда Россия перестала быть "родной", горская буржуазия стала опорой деникинщины.

Стоявшие во главе созданного после Февральской революции ЦИК Союза народов республики горцев дворяне и промышленники (например кумыкский князь Капланов, грозненский нефтеоромышленник-миллионер Тапа Чермоев), опираясь на духовенство, имевшее влияние на массы, ввели так называемые шариатские3 суды и учредили должность духовного владыки Северного Кавказа. Духовным владыкой был избран Нажмуддин Гоцинский, крупный дагестанский кулак-барановод, имевший свыше 10 тысяч овец.

"Шариатский блок" в Дагестане выступал против "незаконных" захватов помещичьих земель.

Являясь опорой деникинщины, представители горского дворянства заняли посты правителей областей, начальников округов. Царские генералы и полковники: Алиевы, Халиловы, Хабаевы - возглавили карательные отряды белых, расправлялись с горским, крестьянством, вызывая у горской бедноты ненависть и к" "своим" горским контрреволюционерам.

"Горское правительство" выдавало Деникину скрывшихся в горах красноармейцев, Горские помещики и капиталисты надеялись таким образом купить право на самостоятельное господство в Дагестане. На восстановители "единой и неделимой России" в этом не были заинтересованы. С помощью офицерства, приставов, ставших градоначальниками, с помощью духовных владык командование Добрармии добилось ликвидации республики союза горцев. На совещании дагестанской фракции республики союза горцев 29 мая 1919 г. шамиль-калинский градоначальник - полковник Магомедов сообщил, что командование Добрармии не признает горского правительства, но готово признать отдельное правительство Дагестана.

Тогда имам4 Северного Кавказа заявил, что вожди шариата соглашаются на отделение Дагестана и запрещают бороться против этого.

Дагестанская фракция постановила:

1) внести в союзный совет предложение о том, чтобы члены союзного совета раз'ехались на неопределенное время. Если это предложение не будет принято, то в дальнейших заседаниях союзного совета дагестанские представители участия принимать не будут;

2) немедленно организовать временное дагестанское правительство из трех лиц для охраны порядка и общественного спокойствия в Дагестане.

3) организацию такого правительства поручить генералу Халилову5 .

2

Став у власти, генерал Халилов назначил начальниками округов горских офице-

1 Горцы Кавказа: лезгины, чеченцы, кабардинцы, осетины, ингуши, кумыки и др.

2 Панисламизм - националистически-буржуазное движение господствующих классов ряда мусульманских народов, выступающих под флагом борьбы с иностранными поработителями и за создание об'единенного самостоятельного мусульманского государства. Империалисты различных стран попользуют панисламизм в борьбе со своими конкурентами.

3 Шариат - мусульманское право, основанное на Коране, толкованиях его и преданиях. Свод религиозных и житейских обязанностей мусульманина, а также гражданских, уголовных, государственных и прочих юридических норм.

4 Имам - духовный глава мусульман.

5 Тахо-Год и "Революция и контрреволюция в Дагестане", стр. 106 Махач-Кала. 1927.
стр. 25

ров, доказавших наибольшую преданность Добрармии.

Офицеры, знавшие порученные им округа еще по прежней своей царской службе, начали сводить старые порядки, опираясь на прикомандированные к ним казачьи отряды.

Группа дагестанских коммунистов, связанных с бакинским бюро кавказского краевого комитета и с городскими организациями Дагестана, подготовляла восстание народных масс против деникинщины. Центром борьбы против Добрармии было селение Леваши, Даргинского округа. На первом этапе структура повстанческих отрядов, способы их комплектования и снабжения не обеспечивали создания действительно боеспособной силы. По распоряжению созданного в Левашах штаба обороны десять "дымов" должны были выдвинуть из своей среды одного бойца, дав ему винтовку и продовольствие на две недели1 .

В конце июня 1919 г. произошло стихийное восстание бедноты против войск Добрармии. В Гунибе, Салтах, Дешлегаре, Косум-Кенте и других местах казачьи гарнизоны были почти полностью вырезаны, но присланные с фронта деникинские войска совершили ряд карательных экспедиций и расправились с восставшими. Плохо вооруженные повстанцы потерпели поражение под аулом Дургели и Кадар.

Побежденному дагестанскому крестьянству было предложено немедленно доказать свою преданность "единой неделимой". 4 августа 1919 г. правитель Дагестана генерал Халилов обратился к населению с призывом "внести свою лепту в дело освобождения от большевиков"2 . В приказе N19, который должен был быть выполнен в месяц, он предложил начальникам округов выставить для пополнения Добрармии около 8 тыс. бойцов (из них 25% конных). Все выставляемые (в возрасте от 19 до 40 лет) должны быть вооружены и снабжены одеждой, обувью, а конные - лошадью, седлом и буркой за счет местного населения. Все мобилизованные считались военнообязанными до прекращения военных действий, "согласно положению о Дагестанском конном полку, утвержденном еще в 1904 г.". Несмотря на выраженную генералом Халиловым уверенность в том, что "дагестанцы свято выполнят свой долг перед великой родиной", он одновременно учредил военно-полевые суды и смертную казнь для тех, кто будет уклоняться от исполнения "святого долга". Одновременно "в целях прочного занятия Дагестана и наказания причастных к большевизму аулов", по приказу генерала, князя Вадбольского, в основных центрах Дагестана были к 25 августа поставлены сильные казачьи гарнизоны: в Гунибе - 2 сотни казаков с 3 пулеметами и 2 орудиями, в Хунзахе - 2 сотни казаков с 2 пулеметами, в Дешлагере - 3 сотни казаков с 7 пулеметами, 2 орудиями, в Косум-Кент - 1 сотня казаков с 2 пулеметами, в Меджелисе-2 сотни казаков с 2 орудиями. Кроме того имелись гарнизоны в Темир-Хан-Шуре, Петровске, Дербенте и других местах3 . Приказ о мобилизации вызвал массовую борьбу против деникинщины. Вскоре после опубликования приказа (тоже в августе) в селении Цудахор, Даргинского округа, на тайном с'езде делегатов от селений Дагестана было решено не давать Добрармии ни одного солдата, тогда же был выработан и план восстания. Первыми должны были выступить цудахорцы, обезоружить с помощью других селений казачьи гарнизоны и атаковать в ближайших селениях деникинские власти. Но до намеченного по плану выступления цуддхорцев 14 августа 1919 г. началось восстание в Кюринском округе. Вооруженные часто одними только кинжалами, повстанцы вели бой с хорошо вооруженными казачьими частями, укрепившимися в зданиях-крепостях, которые приходилось брать длительной осадкой. Осада казачьего отряда в селении Косум-Кенте продолжалась до 20 сентября4 . Помощь, которую пытались оказать осажденному казачьему отряду из Дербента, не удалась: повстанцы разбили подходивший из Дербента казачий отряд, почти полностью захватили его обозы и благодаря этому основательно вооружились, захватив 1800 винтовок, около 2 млн. патронов, 4 тяжелых и 2 легких пулемета.

От мобилизации отказалось и селение Хаджал-Махи (Даргинский округ).

Крестьяне селения напали на подходивший карательный отряд полковника Магомедова, разбили и разоружили его. Повстанцы двигались на Леваши. 17 августа они заняли Леваши и обезоружили гарнизон.

1 Тахо-Год и "Революция и контрреволюция в Дагестане", стр. 113. Махач-Кала. 1927.

2 Там же, стр. 116 - 117.

3 "История гражданской войны" (ИГВ). Материалы Северокавказской комиссии ИГВ. Рапорт начальника 1-й терской пластунской бригады, N 3584.

4 Фонд воспоминаний ИГВ. Воспоминание N 1693 т. Сафралиева, стр. 3.
стр. 26

В Левашах был организован штаб восстания. Для ликвидации восстания в Даргинском округе дениюинское командование бросило с фронта большие силы: до 1000 штыков и сабель с пулеметами и артиллерией. Но и эти крупные силы не могли справиться с плохо вооруженными повстанцами (часть повстанцев была вооружена обыкновенными дрючками и палками). Бой у селения Ая-Как кончился поражением добровольцев. В руках восставших оказались винтовки, артиллерия, несколько десятков пулеметов. Победа повстанцев явилась сигналам к всеобщему восстанию, которое охватывало все новые и новые округа. Из рапорта начальника 1-й терской отдельной пластунской бригады войсковому атаману Терского казачьего войска (N3584 от 26 сентября 1920 г) мы узнаем о подробностях этого исторического боя:

"С занятием повстанцами аула Леваши мы потеряли центр административного управления в округе, а также связь с гарнизонами Кумуха, Гуниба, Хунзаха, и генерал-майор Попов решил с Дашлагорским отрядом (усилив его двумя сотнями 1-го волгского батальона и первой горной батареей Петровска) снова занять Леваши, освободить арестованных казаков и офицеров и восстановить связь с Гунибом и Кумухом.

Приняв такое решение, генерал-майор Попов отдал распоряжение полковнику Лаврову перейти в наступление, овладеть Мекеглинским перевалом и занять Леваши. 23 августа полковник Лавров с 3 сотнями 2-го Волгского батальона и 2 сотнями 1-го Волгского батальона с 4 орудиями конно-горной батареи и 2 орудиями отдельной легкой батареи (всего 5 пеших сотен, 19 пулеметов и 6 орудий) в 6 час. утра выступили из Дешлагара в Леваши.

У Мекеглинского перевала отряд встретил сопротивление противника, занявшего перевал, и завязал с ним перестрелку.

Одновременно с этим обнаружилось занятие противником высот в тылу отряда, откуда был открыт огонь по хвосту обоза.

Имея в виду противника, который ружейным огнем беспокоил бы отряд, полковник Лавров не продвинулся вперед и заночевал с отрядом у Мекеглинского перевала, выставив охранение во все стороны.

С утра 24 августа обнаружилось еще более сильное занятие высот в тылу, а попытка продвинуться вперед не имела успеха, так как противник встретил наступающих сильным огнем, и полковник Лавров после совещания со старшими офицерами решил отходить на Дешлагар.

С началом отхода противник перешел к активным действиям с фронта, а с гор открыли сильный огонь по наступающим.

Отряд начал нести большие потери в людях и лошадях. Обозы и артиллерия теряли убитыми лошадей, стали загромождать дорогу. Противник с фронта перешел к дерзким атакам, доходившим до схватки в кинжалы. Во время одной из таких схваток кто-то крикнул: "Полковник Лавров убит!" и отряд в полном беспорядке, неся большие потери, бросил всю артиллерию, обоз и пулеметы и стал быстро отступать в Дашлагар"1 .

Повстанцы захватывали крепости, селения, уничтожали добровольческие, глазным образом казачьи отряды, расправляясь с начальством, посаженным деникинским правлением, несмотря на то что "начальством" были дагестанцы по национальности и мусульмане по вере.

При разгроме повстанцами Кюринского округа, казачьего отряда и окружных властей, назначенных генералом Халиловым, были убиты начальник Кюринского округа Мишхабек Умашев (бывший полицмейстер Петровска), бывший начальник Кайтага-Табасарасского округа Султанов, происходивший из самого селения Косум-Кент. В Самурском округе был убит начальник округа полковник Магомедов и т. д. В Косум-Кенте после продолжительного боя казачий отряд был вырезан полностью (спаслись один офицер и 7 казаков, с большими трудностями убежавшие в Дербент). Когда командир Гунибского казачьего отряда полковник Шокали, имевший в своем распоряжении крупные силы и артиллерию, окружил 25 августа аул Гергебиль и, наложив на жителей контрибуцию в 250 тыс. руб., добился "из'явления" покорности и направился с этой же целью в аул Куны, - "из'явившие покорность" гергебильцы совместно с другими повстанцами окружили отряд и разбили его. Полковник Шокали, 6 офицеров и 100 казаков были убиты. Потеряв всю артиллерию и пулеметы, отряд отошел на Гуниб, но 5 сентября восставшими был взят Гуниб, и отряд был окончательно уничтожен. Небольшая часть его (около 100 казаков) была взята в плен. Ежедневные оперативные сводки главного штаба вооруженных сил юга России (деникинского коман-

1 Архив секретариата главной редакции ИГВ. Материалы Северокавказской комиссии.
стр. 27

дования) в этот период (23 августа - 8 сентября) сообщали о разраставшемся в Дагестане восстании. Так, секретная телеграмма главного штаба от 26 августа сообщает о разгроме дашлагорского отряда полковника Лаврова1 . Для борьбы с восстанием деникинское командование решило использовать каспийскую морскую флотилию и ее мощную артиллерию. О задачах, поставленных перед морской флотилией, можно судить по отправленной 3 сентября в главный штаб вооруженных сил юга России телеграмме начальника флотилии, капитана 1-го ранга Сергеева: "Многие селения прибрежной полосы Дагестана содействуют мятежникам. Беря в свои руки обеспечение нашего господства в этом районе, полагаю уничтожить все селения, жители которых укрывают мятежников или выступают против наших частей"2 . Таким образом, бросив на подавление восстания каспийскую флотилию, деникинское командование обрекло прибрежные аулы на полный, разгром и уничтожение огнем морской артиллерии. 5 сентября крейсер "Африка" и канонерка "Меркурий" обстреляли артиллерийским огнем аулы Сабны и Джалгари. Тогда аулы выкинули белые флаги. Однако подошедшие добровольческие части были встречены выстрелами. Аулы вторично были обстрелены, после чего жители "из'явили" покорность. В связи с этим начальник флотилии Сергеев воспользовался еще раз случаем заявить главному штабу деникинцев, что если мятежники появятся в аулах, лежащих в сфере действия морской артиллерии, они будут стерты с лица земли. О мощности и размахе бомбардировки можно судить по тому, что в подобной операции 6 сентября, продолжавшейся с 5 1/2 до 9 час. утра, один только крейсер "Африка" выпустил 230 снарядов (донесение начальника каспийской флотилии Сергеева).

6 сентября раз'езды повстанцев появились в районе Дербента, концентрируясь в лощине под аулом Джелмат. По сведениям белого командования повстанцев было около 2 тысяч при 6 пулеметах. Ночью повстанцы атаковали Дербент и принудили белых очистить нагорную часть города. На стороне повстанцев сражалась и дагестанская беднота, населявшая мусульманскую часть Дербента. С рассветом повстанцы начали спускаться с гор по трем главным ущельям. Первое крупное столкновение произошло в районе старой крепости, затем с левого и правого флангов. К полудню 7 сентября повстанцы с помощью присоединившейся к ним бедноты мусульманской части города заняли часть Дербента по линии русская церковь-завод Дадашева. Во время боя морская артиллерия бомбардировала повстанцев. 7 сентября начальник каспийской флотилии Сергеев телеграфировал в главный штаб вооруженных сил юга России (ВСЮР) в Таганрог: "По просьбе генерала Руднева, мусульманская часть города будет сравнена с землей"3 . И в тот же день он приступил к выполнению "просьбы" генерала Руднева. Крейсера "Африка" и "Арцыв" обстреляли окрестности и мусульманскую часть Дербента. 8 сентября, утром, все суда отряда в продолжение 17 часов обстреливали мусульманскую часть города. Из официального донесения штаба флотилии от 9 сентября видно, что стрельба продолжалась "почти беспрерывно".

Мусульманская часть города была разрушена бомбардировкой. Этот "геройский подвиг" "а другой же день был доведен до всеобщего сведения войск Добрармии и населения захваченных ею территорий. В телеграммах главного штаба деникинцев от 10 сентября появилось сообщение: "8 сентября нашей бомбардировкой уничтожен мусульманский квартал Дербента, что сильно подняло дух нашего гарнизона"4 .

Но активность восставших возрастала. Они уже 1 1/2 месяца держали в своих руках мусульманскую часть Дербента. Оперативная сводка главного штаба Главнокомандующего вооруженными силами юга России от 15 сентября сообщала, что повстанцы Гунибского района наступают на Северный округ, чтобы соединиться с ним для общего наступления. 18 сентября в сводке сообщалось, что повстанцы обстреливают вокзал Дербента артиллерийским огнем. По данным белой разведки, около Дербента было 5 - 7 тыс. повстанцев. Никакими мерами командованию не удавалось потушить пожар восстания. Большевистские настроения проникали и в войска Добрармии и особенно во флот Каспийского моря (матросы этого флота были большей частью навербованы из молодых безработных матросов торгового флота). Офицеры Добрармии и морские офицеры, по донесению главноначальствующего Терско-Дагестанского края генерала Эрдели, своими ле-

1 ЦАОР. Фонд 1486. Д. N44, л. 37.

2 ЦАОР. Фонд 1502. Д. N36, л. 429.

3 Там же, л. 398.

4 Там же, л. 90.
стр. 28

ностью, пьянством, дебошами и скандалами "подрывают авторитет начальников и играют наруку большевистским агентам, находящимся в среде матросов"1 .

К зиме 1919 - 1920 г. в руках белых оставались только города с сильными гарнизонами. Прибрежная узкая полоса была под огнем их морской артиллерии. Все районы вокруг городов и горная часть Дагестана были в руках восставших. Повстанцы созывали окружные с'езды, на которых избирались ревкомы. Ревкомы организовывали новые отряды, собирали для партизан оружие, патроны, продукты. В одном только Кюринском округе был организован отряд до тысячи человек (из них 400 конных). Отряды отдельных округов собирались вместе. Их действиями руководил штаб обороны в Левашах. В ревкомы как и в составы с'ездов попадали не только представители бедноты, но и состоятельные элементы и представители духовенства, которые, как например шейх2 Али-хаджа Акушинский, считали необходимым во имя шариата бороться с Добрармией и на определенном этапе поддерживали повстанцев. Несмотря на это, общий характер организации и борьбы к зиме был уже ярко выраженный - большевистский. Созванный после изгнания белых в Кюринском округе окружной с'езд, был, по словам его участника тов. Сафралиева, первым с'ездом, "имевшим большевистский дух"3 .

3

Дагестанским восстанием руководили большевики.

Идейным и организационным руководителем повстанческого движения в Дагестане был дагестанский комитет РКП(б) во главе с тов. Шеболдаевым, находившийся, как было сказано выше, в селении Леваши, Даргинского округа. Там под непосредственным руководством тов. Шеболдаева работал "совет обороны", организованный в сентябре 1919 г. "Совет обороны" возглавляли тт. Казибеков, Магомед и Гамид-Далгат, Коркмасов, Доветов и др. В "совет обороны" входили не только большевики, но и мелкобуржуазные и националистические элементы. Парторганизация считала, что на определенном этапе необходимо было использовать все антиденикинские силы. "Таковы директивы из центра", - писал секретарь дагестанского обкома тов. Шеболдаев в начале декабря руководителю партизанских отрядов в городах Чечни и Ингушетии тов. Гикало4 .

Положение было чрезвычайно сложное. С одной стороны, надо было использовать все антиденикинские силы, с другой - шейх Али-хаджи Акушинский был тесно связан с прибывшими из Азербайджана, где у власти тогда находились муссаватисты5 , турецкими офицерами, подосланными в Дагестан, чтобы овладеть движением изнутри. Они примкнули к антиденикинскому движению. Турецкий офицер Кязим-бей был даже главнокомандующим антиденикинского фронта в Дагестане.

Несколько позже в Дагестане появился турецкий генерал Нури-паша, на словах проявивший большое сочувствие к большевикам и ненависть к Антанте.

Было решено использовать военный опыт Нури-паши как и Кязим-бея. "Совет обороны" назначил его главнокомандующим фронтом Северного Кавказа, а Кязим-бея - главнокомандующим Темир-ханшуринским фронтом.

Скоро перед широкими массами открылось истинное лицо и Нури-паши, и Кязим-бея, и Али-хадши Акушинского.

Али-Хаджи, тесно связанный с акушинскими кулаками и лавочниками, интересы которых он отражал и защищал, надеялся, что после изгнания Добрармии в Дагестане удастся установить власть кулаков и духовенства. На первом этапе использование его антиденикинских настроений было целесообразно, так как он имел сильное влияние на крестьян. Его влияние противопоставлялось влиянию вышеупомянутого Нажмуддина Гоцинского. Тем самым группа клерикалов была расколота и значительно ослаблена. Но к середине декабря 1919 г., убедившись в том, что влияние большевиков растет, а если большевики победят, то будет власть советов, шейх Али-хаджи Акушинский начал переговоры с командованием Добрармии о заключении союза с ним при условии сохранения интересов ре-

1 ЦАОР. Д. N 44, л. 125.

2 Шейх - буквально старец, в данном случае - глава религиозной общины.

3 Фонд воспоминаний ИГВ. Воспоминание N 1693 тов. Сафралиева.

4 Архив секретариата Главной редакции ИГВ. Материалы Северокавказской комиссии ИГВ.

5 Муссаватисты (от слова "муссават" - равенство) - националистическая панисламистская партия тюркской буржуазии. Правительство муссаватистов придерживалось турецкой ориентации, но, когда турки капитулировали перед Антантой, пригласило в Баку англичан.
стр. 29

лигии и шариата. Нури-паша и Кязим-бей, выполняя заказ муссаватистского Азербайджана, начали борьбу против большевистской части "совета обороны" и против создания в Дагестане советской власти. В письме от 24 декабря 1919 г. из селения Леваши к тов. Гикало руководитель дагестанских коммунистов тов. Шеболдаев писал: "Нури тоже ведет свою политику и вероятно обопрется на контрреволюцию"1 . Предположения тов. Шеболдаева оправдались.

Начались открытые конфликты между Нури и большевиками из "совета обороны".

20 февраля 1920 г. в письме к тов. Гикало тов. Шеболдаев писал: "У нас скандал с турками. Нури-паша и его банда спелись через Азербайджан с англичанами, с одной стороны, и с Узум-Хаджи - с другой стороны... у нас главная опасность с юга, со стороны Азербайджане - Англии и местной контрреволюции, на которую опирается Антанта..."2 Нури-паша и Кязим-бей всячески стремились убрать с дороги тех, кто помогал разоблачению их действительных намерений, не останавливаясь перед прямым убийством из-за угла.

С ростом влияния большевиков Нури-паша и Кязим-бей пытались нанести удар в спину восстанию. В начале марта 1920 г. ими был предательски расстрелян тов. Казибеков (председатель "совета обороны"). Они пытались открыть фронт, но это им не удалось, и они принуждены были бежать из Дагестана.

Большую помощь в Дагестане оказали направлявшиеся бакинским комитетом партии для участия в борьбе с деникинщиной рабочие-большевики. В Кюринском округе 8 бакинских рабочих (большевики) подготавливали восстание. В даргинском отряде, принимавшем участие в бою с белыми у Дербента 29 августа 1919 г., были убиты 3 пулеметчика, приехавшие из Баку. В отряде Самурского округа был ряд бакинцев-большевиков, поэтому отряды самурцев по своей революционной дисциплинированности и энтузиазму в борьбе были лучшими отрядами повстанцев. Тов. Сафралиев насчитывает в начальный период восстания около 500 бакинцев, приехавших в разное время. А к моменту приближения из советской России Красной армии приехавших из Баку и Грузии было до 1200 чел.3 .

Из приехавших в Дагестан коммунистов организовались в полках подпольные ячейки, подпольные комитеты фронтов, которые вели работу по усилению влияния и роли партии в восстании. Тов. Тымчук, секретарь комитета РКП(б) Дербентского фронта, в своих воспоминаниях приводит характерные факты работы парткомов в среде восставших4 . Председатель дербентского подпольного фронтового бюро РКП(б) тов. Шурбин (Дьяков) вошел в доверие командующего Дербентским фронтом турецкого офицера Руфат-бея. Руфат-бей назначил его своим начальником штаба- Этого тов. Шурбину и нужно было. Используя свое положение - начальника штаба фронта - он, по решению комитета РКП(б), дает повышение в чинах бывшим краскомам, состоявшим в "поручиках" руководимой Нури-пашей армией "совета обороны" Дагестана. Наиболее развитые, преданные и способные товарищи из бывших красноармейцев производились им в офицерские чины. Все это делалось для того, чтобы иметь в среде борющихся свой командный состав для замены им турецких и грузинских офицеров. На собраниях "красных офицеров" принимались резолюции о полной солидарности со всеми трудящимися России под руководством коммунистов, против буржуазии и помещиков. "С чувством глубокого восхищения и преклонения собрание "красных офицеров" как и трудящиеся всего мира следит за тем, как один за другим разбиваются "и уничтожаются душители революции. С чувством глубокой радости собрание "красных офицеров" как и народы всего Кавказа следит за тем, как день за даем героическая рабоче-крестьянская армия, разбивая противника, приближается к изнуренным непосильной борьбой революционным народам Кавказа, и что уже недалек тот час, когда, наконец, российский революционный фронт соединится с революционным горским и над Дагестаном высоко будет поднято знамя коммунизма"5 .

Фронтовой комитет РКП(б) дал красным офицерам-коммунистам инструкцию - орга-

1 Архив Главной редакции ИГВ В. Д. 1 штаба Гикало.

2 Архив Главной редакции ИГВ Д. N 1 штаба Гикало.

3 Фонд воспоминаний Главной редакции ИГВ. Воспоминания N1693 Сафралиева, стр. 15.

4 Неопубликованные воспоминания N 1549 тов. Тымчука, стр. 22.

5 Протокол собрания красных офицеров Дербентского фронта от 26 января 1920 г. ИГВ. Воспоминания N 1549 Тумчука, стр. 23.
стр. 30

Товарищи Киров (третий слева) и Орджоникидзе (пятый слева) на параде частей Красной армии в Баку после занятия города. 1920 г.

низовать в находящихся под их командованием частях партийные ячейки. "Каждый красный офицер (коммунист) должен знать, что конечной целью революции является освобождение всего трудящегося человечества от гнета капитализма", - было сказано в инструкции. 9 января 1920 г. фронтовой комитет партии решил созвать фронтовую конференцию РКП(б); 10 февраля 1920 г., на случай занятия Дербента, комитет партии образовал революционный комитет - орган советской власти, перед которым была поставлена задача, - не допустить к власти ставленников Нури-паши и К°.

11 февраля в селении Куллуры открылась фронтовая конференция ячеек РКП(б) Дербентского фронта. Для участия в конференции приехал представитель дагестанского областного комитета партии тов. Султанов, сделавший на конференции доклад о политическом положении Дагестана. Всю эту огромную работу партийный комитет Дербентского фронта проводил в нелегальных условиях. Дагестанский обком имел связи с Баку, Тифлисом. Через тов. Гикало Дагестан получал денежные средства, инструкции от XI армии. Восстание росло. "Совет обороны" Дегестана в Левашах в начале февраля реорганизовался в "центральный совет обороны Северного Кавказа" Он являлся временной властью, впредь до очищения территории Северного Кавказа от врагов и организации постоянной власти.

Партийным организациям Дагестана в руководстве движением против деникинщины в горских районах Северного Кавказа пришлось проявить особую гибкость, считаясь с уровнем сознания масс, с влиянием на трудящихся духовенства. В результате правильной тактики партии массы горцев были завоеваны большевиками.

Деникинщина в Дагестане была разбита.

Опубликовано 01 июня 2014 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© И. РАЗГОН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Борьба классов, № 12, Декабрь 1934, C. 25-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.