ПРОБЛЕМЫ РЕПРЕССИРОВАННЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Актуальные публикации по вопросам истории России.

NEW ИСТОРИЯ РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПРОБЛЕМЫ РЕПРЕССИРОВАННЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

103 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


ПРОБЛЕМЫ РЕПРЕССИРОВАННЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Автор: Н. Ф. Бугай


Обращение к названной проблеме не случайное. Дело в том, что до начала 1990-х годов вопрос о репрессированных национальных меньшинствах в условиях Союза ССР вообще не упоминался. Изучению истории национальных меньшинств, конечно же, обращалось внимание, однако они исследовались в историко-этнографическом аспекте.

Что касается непосредственно названной проблемы, то изучение ее находилось продолжительное время под запретом. Развал Союза ССР способствовал в определенной мере новому повороту в исследовании национальных процессов в государстве в 1930 - 1950-е годы, т.е. в период советской истории, на который как раз и приходился пик репрессивных воздействий правительства СССР, сталинского режима в отношении национальных меньшинств (национальные - в современной европейской транскрипции) и народов.

Безусловно, в 1990-е годы изучению названной проблемы содействовало появление основополагающих государственных актов, доктрин, концепций государственной национальной политики. Важное значение имела публикация документов, отражавших ситуацию не только в масштабе Российской Федерации, но и в масштабе отдельных ее составляющих регионов, выполненная с учетом их специфики, особенностей. Для их обоснования требовались более обстоятельный анализ процессов, разработка новых "моделей" выстраивания российской национальной политики, взаимоотношений по вектору "народы и власть", отношений между так называемыми "титульными этносами", именем которых назывались союзные, автономные республики, области, национальные округа, и этническими меньшинствами. Новые исторические условия российской государственности поставили на повестку дня выработку подходов в изучении этой сложной проблемы исторической науки, необходимость обеспечения единства и целостности России, согласования общегосударственных ин-

стр. 3


--------------------------------------------------------------------------------

тересов и интересов всех населяющих Россию народов, налаживание всестороннего сотрудничества, развитие национальных языков и культур. Это в полной мере относится и к проблеме национальных меньшинств, в том числе и подвергшихся репрессиям в названный исторический период.

Жизнь выдвигала необходимость выстраивания совершенно новых "моделей" "национального развития и регулирования межнациональных отношений, обеспечения конституционных прав человека и гражданина"1 в Российской Федерации в 1990-е годы на основе сохранения целостности российской государственности, с учетом принципов федерализма и гражданского общества. Конечно, и в новых условиях России национальные меньшинства не могли оставаться в стороне от имевших место открытых конфликтов, порождавших миграционные процессы, разделения народа, трудности с жизнеобеспечением им сопутствовавшие, безработицу, существовавшую правовую неурегулированность земельных и других отношений. Отсюда проистекала и необходимость пристального внимания к национальным меньшинствам, исправления ошибок в политике по отношению к ним, обеспечения их политической и правовой защищенности, развития национальных культур, языков, укрепление духовной общности.

Решение этих задач становилось возможным только в условиях выработки новых концептуальных подходов в определении роли и места национальных меньшинств в государственной системе межнациональных отношений, вывода национального вопроса, а точнее, вопроса межнациональных отношений, из сферы спекуляций в политической борьбе, переориентации национальной политики в консолидирующую силу общества, обеспечения гарантии прав коренных малочисленных народов в соответствии с Конституцией Российской Федерации, запрещения деятельности, направленной на возбуждение национальной и религиозной розни.

Что касается конкретно национальных меньшинств, то их положение вытекает из обязательств государств, что находило воплощение, в частности, в Конвенции о правах и основных свободах человека независимо от национальной принадлежности, подписанной государствами-участниками СНГ в 1995 г., которой предусматривалась "реализация международных соглашений о защите национальных меньшинств".

Следует заметить, что в 1990-е годы перед национальными меньшинствами России, в том числе и подвергшимися репрессиям, стояла проблема самоопределения, которая нашла свое выражение в создании такой "модели" обустройства национальных

стр. 4


--------------------------------------------------------------------------------

общностей, как национально-культурная автономия, позволявшая решать вопросы сохранения и своей самобытности, традиций, языка, культуры, образования.

Концепцией государственной национальной политики Российской Федерации не были детализированы положения применительно национальных меньшинств, подвергшихся репрессиям, однако в отношении всех репрессированных народов указывалось, что "требует своего разрешения ряд проблем репрессированных народов: следует ускорить разработку и реализацию соответствующих законодательных актов, направленных на устранение последствий репрессий и депортаций в отношении этих народов"2.

Понять разные стороны предпринимавшихся мер репрессивного воздействия по отношению к национальным меньшинствам можно посредством проведения мониторинга состояния межнациональных отношений, в том числе и в этот рассматриваемый сложный период истории.

Изучение проблемы репрессий национальных меньшинств позволяет выделить группу меньшинств, которой в значительной мере стало уделяться больше внимания в 1990-е годы и в начале XXI в. Перечень этносов, к которым принимались меры репрессивного воздействия, довольно обширный. По имеющимся данным НКВД Союза ССР, он включал 14 наименований народов, подвергшихся полностью репрессиям, и 47 когорт населения (по определению российских социологов), принадлежавших к разным национальностям. В настоящей статье уделяется внимание анализу литературы применительно таких национальных меньшинств, как греки, армяне, болгары, корейцы, курды, поляки, турки-месхетинцы, финны, чеченцы-аккинцы, а также частично немногочисленные контингенты населения других нацменьшинств.

Исследуемая проблема в научном плане предполагает решение такой кардинальной задачи современности, как защита прав этнических меньшинств, к которым относятся и названные меньшинства, проживающие в субъектах Российской Федерации. Разумеется, изучаемый вопрос не возможно отнести к числу просто разрешаемых. Его в значительной мере конфликтное происхождение, сложная эволюция способствовали "озвучиванию" не только в рамках стран СНГ, в масштабе Российской Федерации, но уже и в последнее время в международном плане. В определяемых подходах решения проблемы проявилась необходимость выработки приемов и форм в международном масштабе, когда именно многие международные неправительственные организации, призванные к решению вопросов жизнеобустройства и жизнеобеспечения этнических меньшинств, обратили внимание и на

стр. 5


--------------------------------------------------------------------------------

положение этнических меньшинств стран СНГ, включая Российскую Федерацию.

Все это позволило рассматривать положение этнических меньшинств, подвергавшихся репрессиям еще в 1930 - 1940-е годы и скитавшихся по различным областям республик Средней Азии и в Казахстане, как проблему поиска мирового порядка, основанного, естественно, на примере справедливости и торжестве закона. Кстати, это стало возможным в условиях Российской Федерации только тогда, когда российское общество избрало путь создания истинно правового государства, во главе развития которого находится основной Закон государства - Конституция Российской Федерации.

Однако провозглашение этого важного лозунга еще не означает на практике то, что именно таким образом и пошло развитие народов, включая этническое меньшинство - турок-месхетинцев (турок из Месхетии), неотложное решение их наболевших проблем. Скорее всего, провозглашенный ход развития событий принял уродливые формы. На историческом срезе 1980 - 1990-х годов проблема больше прослеживается на стыке соотношения или на уровне слабо различимой границы между позициями -"закон, как он должен быть" и "закон, каков он есть".

Такая ситуация в плане решения острейших вопросов жизнеобустройства и жизнеобеспечения этнических меньшинств, в частности, на территории Российской Федерации, вызывает необходимость совершенствования (зачастую новой разработки) нормативной базы, защищающей права этнических меньшинств. На стороне этнических меньшинств, в классическом их понимании, должен быть мировой порядок, государство (в частности, Российская Федерация и другие страны, выступающие своеобразным посредником между личностью, конкретно репрессированными лицами разных национальностей и международным порядком).

В данном случае государство обеспечивает функционирование законов, направленных на защиту интересов этнических меньшинств и реализацию принципов, определенных Уставом Организации Объединенных Наций, а также компетентными органами ООН, в частности, такими как Управление Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ ООН)3, Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ)4, Международная организация по миграции (MOM)5 и др.

Национальные меньшинства, оказавшиеся в конфликтной ситуации, адекватно названным меньшинствам, разумеется, должны были стремиться к поиску возможного решения своих насущных проблем, предусматривая при этом единственную цель - выжить, сохраниться в той чрезвычайной, экстремальной ситуации, в которую они были ввергнуты.

стр. 6


--------------------------------------------------------------------------------

Проходившая таким путем миграция, как свидетельствуют выполненные научные исследования в 1980 - 1990-е годы, оказалась не только неплановой, стихийной, вынужденной, но и протекавшей в крайне сложных условиях, сопровождавшихся трудностями функциональной и природной адаптации переселенцев. Выявился и другой аспект, а именно - утрата влияния провозглашавшегося ранее одним из основополагающих принципов в развитии общества с социалистическим укладом - принципа интернационализма, имевшего различную силу влияния на том или ином временном историческом срезе.

Рассматривая исследуемую тему, нельзя обойти вопрос о роли и месте этого принципа в советский период, в решении проблем взаимоотношений между этническими общностями, их становлении, развитии и совершенствовании. Фактически определяющим влиянием этого принципа пронизывались все сферы общества - социальная, экономическая, культурная, международная и, конечно же, национальная, как самая хрупкая сфера отношений между людьми различных национальностей.

События второй половины 1980-х годов, особенно после распада Союза ССР, воочию свидетельствуют о том, что влияние этого феномена (принципа интернационализма) на развитие общественных процессов значительно изменилось. Получили существенный сдвиг акценты в вопросе об этнических меньшинствах. Ослабление силы государства, базировавшегося в своей идеологии, в том числе и на широком использовании принципа интернационализма, не способствовало не только обеспечению законодательного порядка для защиты прав этнических меньшинств, но и защите права человека независимо от его национальности. Не была проявлена гибкость по отношению к этническим меньшинствам, как к особым когортам населения.

Обращаясь к проблеме этнических меньшинств, по нашему мнению, важно рассмотреть этот вопрос в эволюционном плане, с анализом самого понятия "национальное (этническое) меньшинство", его возникновение, проведение государственной национальной политики в отношении этнических меньшинств, формы его складывания и расселения. Однозначно, на практике применялся метод насильственных переселений, выселений, насаждения меньшинств на той территории, где они никогда не проживали. Случаи эти имели место в истории. Поэтому крайне важно прибегнуть частично и к анализу интересующего исторического момента. Налицо были нарушение принципа приверженности этносов к историческому месту проживания, навязывание этническому меньшинству воли, установление против его волеизъявления нового порядка в регионах, на территорию которых расселя-

стр. 7


--------------------------------------------------------------------------------

ли эти этнические меньшинства. К сожалению, так именно и было в истории. В то же время ошибки повторяются до сих пор.

Начиная с 1940-х годов XX столетия, в мировой науке неоднократно уделялось внимание определению содержания понятия "национальное (этнические) меньшинство". Однако продолжительное время глубокие научные обоснования по этому вопросу отсутствовали.

В советской этноисторической науке продолжительное время было расхожим определение, что "национальное меньшинство" - это тот народ, который находится в угнетенном положении к (коренному) главному народу. Если придерживаться такого определения, то на практике это приводит к путанице. Почему? Получается, что этническая структура становится в прямую зависимость от политики. Национальное меньшинство при таком подходе "возникает", "исчезает" в зависимости от того, существует ли угнетение одного этноса другим. Рассмотрение меньшинства в качестве дискриминационной группы присуще многим авторам.

Для развития национального меньшинства необходима особая политика по сохранению его хозяйственного уклада и особое отношение с учетом того, что национальные меньшинства являются представителями этносов, не входящих в территориальные границы данной страны. Одним словом, национальные меньшинства - это этническая общность людей, составляющая часть этноса, сохранившая традиционный образ жизни, этнические особенности этого этноса и проживающая в сфере инонационального населения.

Кто относится к этническим меньшинствам? К ним следует причислять граждан, принадлежащих к национальностям, проживающим в Российской Федерации, в других странах СНГ и не имеющих своих государственных и территориальных образований как в составе страны, так и за ее пределами - в СНГ (например, в Российской Федерации - турки-месхетинцы, курды, хемшины, греки, немцы, поляки, ингерманландцы и др.); граждан, принадлежащих к национальностям, проживающим в Российской Федерации, имеющим свои государственные образования за ее пределами (бывшие союзные республики, национальные округа и т.д.); граждан, принадлежащих к национальностям, проживающим в странах СНГ и имеющие свои государственные образования за пределами СНГ.

Особенность развития современных национальных процессов вызывает необходимость более тесного контакта правительств в использовании имеющегося опыта управления национальными процессами, взаимной договоренности об обеспечении

стр. 8


--------------------------------------------------------------------------------

представителей тех национальностей, которые проживают за пределами своих национально-государственных образований.

В Концепции государственной национальной политики Российской Федерации (1996 г.) была определена позиция этнических меньшинств на территории России, которая затем нашла детальное отражение в законах Российской Федерации "Об общественных объединениях" (1995 г.), "О национально-культурной автономии" (1996 г.). Правда, законы не получали распространения на те этнические меньшинства, например, на турок-месхетинцев, которые имели (получили) статус временного проживания в субъекте Российской Федерации, без регистрации лиц турецкой национальности в местах их проживания, за редким исключением.

Научная литература, работы публицистов по проблеме, изданные в основном в 1990-е годы, выявленные новые архивные документы и материалы, особенно те, которые долгие годы не были доступны для исследователей, а также изъятые из частных коллекций публикации воспоминаний, бесед с непосредственными участниками этих сложных социальных процессов позволяют рассмотреть многие аспекты темы.

В этой связи в числе важных научных направлений по-прежнему остаются накопление, изучение и обобщение богатого эмпирического материала по истории этнических меньшинств, подвергшихся репрессиям в 1940-е годы, выявление потенциальных возможностей для научных изысканий по проблеме депортации и реабилитации народов Союза ССР6. Все это актуально как для Российской Федерации, так и других стран СНГ, особенно в условиях современности, в период, когда начат процесс демократизации, очищения всех сторон жизни государств от деформации и искажения общечеловеческих принципов гуманизма. Повсеместно усиливается стремление знать всю правду о прошлом народов, чтобы усвоить его уроки во имя будущего.

Проблема принудительных переселений этнических меньшинств из Крыма напрямую сливается с проблемой депортации крымских татар, в числе которых были такие этнические меньшинства, как армяне, болгары и греки караимы и др. Около 40 тыс. граждан (греков - 14 300, болгар - 12 075, армян - 9919 и др.) этих национальностей постигла та же судьба, что и ранее депортированных с территории других республик. Однако до 1990-х годов мало что было известно в литературе по этому вопросу. В большей мере рассматривались процессы заселения этими народами территории Крыма7.

Но в последнее время и эта проблема становится объектом внимания незначительной части исследователей. Благодаря их

стр. 9


--------------------------------------------------------------------------------

усилиям выявлены и стали известными многочисленные факты, связанные с переселением названных этнических меньшинств, об отношении к ним Центра, о роли местных партийных и советских органов власти в их переселении; выявлена география расселения этого контингента депортированных граждан бывшего Союза ССР8.

Комплекс опубликованных источников, включающих архивные материалы, воспоминания и т.д., изучение новых архивных документов способствовали и появлению первых обобщающих трудов по столь сложной проблеме российской исторической науки, выполненных как в масштабе страны9, так и в региональном масштабе.

Только в конце 1990-х годов был опубликован первый обобщающий научный труд о репрессиях в отношении национального меньшинства советских греков10. Наряду с изложением хода мероприятий, связанных с осуществлением репрессий сталинским режимом в отношении советских греков, авторами были одновременно опубликованы архивные документы из так называемой "Особой папки Сталина". Последовательно раскрыты причины репрессий в отношении греков. "Что же касается греков, проживавших в Крыму, на Черноморском побережье Краснодарского края и в Грузии, - пишут авторы, - то их переселение осуществлялось с целью очищения пограничных районов от нерусских народов ввиду неверия в их благонадежность".

Как известно, реализация этой меры проводилась на основе постановления ГКО "О выселении государственно-опасных лиц" от 29 мая 1942 г. N 1828 под грифом "совершенно секретно". Хотя это не означает, что из других территорий греки не выселялись.

Среди публикаций по конкретно рассматриваемому вопросу заслуживает внимания появившаяся в то время статья Б. Сагария11. Автор пытался разобраться в причинах проводившейся политики, которая имела широкое применение не только в масштабе Союза ССР, но и в рамках республик - Грузии, Армении, когда, например, по воле правительства Грузии переселяли колхозников из районов Западной Грузии в Абхазию. В предписании прямо указывалось "передать переселенческим колхозам все имущество совхозов, в которых состояли спецпереселенцы, т.е. греческие колхозы". МВД Грузии и Абхазии занимались переселением 2800 хозяйств в Гагринский и Гудаутский районы. По данным МГБ Абхазии, было выселено 28 289 греков, из них 4671 -советские граждане.

Обобщающий характер носит и появившийся труд "Депортация народов Крыма" (М., 1993). Это своеобразная документи-

стр. 10


--------------------------------------------------------------------------------

рованная история депортации народов с территории Крымской АССР. Наряду с суждениями о депортации крымских татар, публикуются многие новые факты о депортации греков, армян, болгар. В книге рассматриваются причины проведения подобных мер по отношению к народам Крыма, выявлены количественные характеристики этих процессов, а также раскрываются на базе документов последствия депортаций, показаны роль и место органов государственной власти в бывших союзных республиках, т.е., куда в принудительном порядке переселялось крымское население.

В связи с имевшими место миграционными процессами особую актуальность приобретала проблема советских корейцев, которая имела и определенный международный оттенок. Безусловно, важным шагом в деле укрепления отношений между Россией и Республикой Корея явился состоявшийся в мае 1999 г. визит Президента Республики Ким Тэ Чжуна. В ходе визита удалось устранить имевшиеся противоречия в отношениях государств, найти многие подходы для совместного решения проблем, включая и отношение к корейским соотечественникам в России, которые ранее подвергались репрессиям.

Ким Тэ Чжун высоко оценил зарубежных соотечественников (российские корейцы), которые, по его мнению, "образцово проявили себя в своих странах, демонстрируя при этом лучшие качества корейского народа"12. Президент призвал российских корейцев "жить в согласии с различными национальностями России, активно участвовать в ее жизни и продолжать выполнять нашу высокую роль по укреплению связей между нашими двумя странами"13.

В ходе визита Ким Тэ Чжун выразил свое отношение и к проблеме пережитых российскими корейцами репрессий, в том числе депортаций. "Много горя пришлось пережить нашим российским соотечественникам, - замечал президент, - когда они по решению сталинского правительства были насильственно переселены в отдаленные районы Центральной Азии. В результате этой политики как народ они были разобщены и выдержали тяжелые духовные страдания, связанные с отчуждением от национальной культуры и языка. Однако это не согнуло наших соотечественников, обладающих великим терпением корейского народа".

Действительно, это так и было. 172 тыс. граждан корейской национальности (советских корейцев), превентивно обвиненные сталинским режимом в принудительном порядке были переселены в районы Казахстана (сегодня там проживают около 100 тыс. человек), республики Средней Азии (около 200 тыс.) и некото-

стр. 11


--------------------------------------------------------------------------------

рые области Российской Федерации (Астраханский округ Сталинградской области и др.). Насильственное отторжение корейцев из районов своего обитания, разрыв их семей, ущерб, нанесенный их культуре, национальному сознанию, традициям, сложившимся взаимоотношениям с другими народами, заметно задержали развитие корейского российского этноса.

Очень сложным оказался процесс адаптации корейцев в новых местах проживания, определенных режимом накануне переселения. Сказывалось в первую очередь тяжелое экономическое положение, неустроенность с жильем, трудности общения с местным населением, отсутствие минимальных бытовых условий для проживания корейских семей. Именно такой была действительность конца 1930 - начала 1940-х годов для советских корейцев, поселившихся принудительным порядком в регионах Средней Азии и в Казахстане14.

На мой взгляд, был нарушен главный принцип развития любого национального общества - приверженность к исторической родине, к исконному месту обитания. Гражданин, личность, независимо от национальности, всегда помнит о своей исторической родине, в широком смысле этого слова. Пренебрежение этим принципом в государственной национальной политике, как правило, приводит к тяжелым последствиям. Об этом наглядно свидетельствует имеющийся "богатый опыт" в Союзе ССР, накопленный с 1920-х годов, а в последующем и опыт реализации подобных мероприятий во Вьетнаме, Югославии, Румынии, других странах социалистической ориентации (1950 - 1960-е годы).

Весьма пагубным оказался и другой факт. На территориях, на которых никогда не проживали эти этнические меньшинства, они были принудительно расселены, однако местным населением рассматривались как "временные гости". Все это вызывало необходимость выработки новых форм взаимоотношений между народами. По своему содержанию они были далеко не простыми. В ходе их применения обнаруживались заметные противоречия, несогласованность, которые приводили к утрате равноправного положения этносов.

Эти положения подтверждаются событиями в Узбекистане и Таджикистане. Так, из Узбекистана с использованием военной силы были депортированы в конце 1980-х годов турки-месхетинцы, курды, хемшины. Начиная с 1992 г., это испытали на себе и граждане корейской национальности. В связи с военными действиями, а точнее гражданской войной в Таджикистане, в ходе которой погибли и многие корейцы, а также неприязненным отношением со стороны местного населения, они вынуждены были

стр. 12


--------------------------------------------------------------------------------

покинуть обжитые места, переселившись в регионы Российской Федерации, в частности, в Волгоградскую область (туда прибыло около 1 тыс. граждан корейской национальности). Численность корейцев в Волгоградской области на 2006 г. возросла до 6066 человек15.

В трудных условиях приходится выживать в начале XXI в. российским корейцам. Они проявляют себя через общение с другими народами России, русскую культуру, культуру других народов России, занимают достойное место в российском обществе. Справедливо заметил в связи с этим Президент Республики Корея во время своего последнего визита в Россию: "Несмотря на исторические испытания, наши соотечественники (российские корейцы. - Н. Б.), действуя в единстве с другими народами, сохранили свою национальную идентичность (буквально горделиво выросли как образцовый малый народ)... демонстрируя при этом великое упорство корейской нации..."16

Операция по переселению советских корейцев оценивалась Правительством СССР в 1937 г. в сумме 190 млн. руб. В соответствии с разнарядками принудительно выселяемые направлялись в Казахстан и республики Средней Азии, частично в Астраханский округ Сталинградской области.

Заодно с корейцами терпели лишения и представители других народов Дальнего Востока, в частности, были выселены проживавшие там немцы, поляки. Особо жестоко обошелся режим и с китайцами, проживавшими в тот период на территории края. Наряду с расстрелянными более 2200 корейцами эта же участь постигла и почти 8 тыс. китайцев.

Недавно опубликован новый сборник документов под общим названием "Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. 1937 - 1938". Материалы сборника позволяют сделать непреложный вывод, что фактически два года из жизни страны в условиях тоталитарного режима - это по своему объему целая историческая эпоха, сопровождаемая, если учесть и первую половину 1930-х годов, усилением репрессий, новыми жертвами во имя укрепления функционировавшего режима. Разве это не кощунство со стороны власти, когда в Центр направлялись доклады о ходе социалистического соревнования по тому трудовому показателю, кто больше разместит в вагонах для перевозки скота депортировавшихся граждан17.

Впервые документы сборника проливают свет на ход депортации китайского этнического меньшинства в 1930-е годы. 5 марта 1937 г. Политбюро ЦК ВКП (б) приняло предложение Китайского посольства в СССР о выселении китайцев с Дальнего Востока в Синьцзян, Казахстан и некоторые районы Запад-

стр. 13


--------------------------------------------------------------------------------

ной Сибири18. Однако уже 10 июля 1938 г. было отправлено на места указание прекратить переселение китайцев, особенно в Казахстан. Разрешался только их переезд в Синьцзян на добровольной основе19.

Были освобождены также из мест заключения 400 китайцев, китайскоподданных, осужденных на разные сроки и отбывавшие наказание в тюрьмах Союза ССР. Н. Ежов и Л. Берия просили И. Сталина разрешить выезд этому контингенту в Синьцзян. 10 ноября 1938 г. было принято постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о переселении этой категории китайцев20.

К сожалению, в адрес советских корейцев голос защиты в то время не прозвучал. На основе постановлений Совнаркома Казахской ССР "О расселении и хозустройстве корейских переселенцев" от 9 октября 1937 г., постановления СНК Узбекской ССР "О расселении корейских хозяйств", принятого 1 сентября 1937 г., в Казахстане, по отчетным данным областных исполнительных комитетов, на декабрь 1938 г. были расселены 18 525 (18 461) корейских хозяйств. В Узбекистане на середину ноября 1938 г. было устроено 16 453 семьи корейских переселенцев (74 206 человек).

К весне 1938 г. примерно половина корейских переселенцев была устроена в "самостоятельных корейских колхозах", остальную часть "доприселили" в узбекские колхозы. По данным исследователей П. Г. Кима и Г. Н. Кима, в Ташкентской области тогда в Нижнечирчикском районе было создано 6 корейских колхозов; в Среднечирчикском районе - 13; в Верхнечирчикском - 4. В других областях республики корейские колхозы составили следующее число: в Самаркандской - 9, в Ферганской - 5, в Хорезмской - 3 и в Каракалпакии - 5. В 211 узбекских колхозах разместили 5145 корейских семей. В городах Узбекистана - Ташкенте, Самарканде, Фергане, Намангане, Андижане, Коканде, Бухаре и других расселили свыше 2500 корейских семей21. Соглашаясь с мнением Г. Н. Кима, что "взрыв интереса к своему историческому прошлому наряду с восстановлением исторической справедливости принес целый букет ложных стереотипов о депортации"22, хотелось бы на этой стороне проблемы остановится подробнее.

В конце 1937 и в 1938 г. корейцы оказались на территории Казахстана и республик Средней Азии, претерпев за период принудительного переселения неимоверные трудности и лишения. Конечно, как экономике, так и культуре советских корейцев наносился существенный ущерб. Вряд ли можно подвергнуть сомнению по этому поводу вывод Хан Ён Сук, который сводится к тому, что "для корейцев, пострадавших в советское время, самой лучшей стратегией выживания было подчинение русификации,

стр. 14


--------------------------------------------------------------------------------

которая была тотальной в Союзе ССР, приспособлением к советской политике в сфере национальных отношений"23.

В плане глубокого изучения проблемы от ее исходных, которые включают прежде всего выяснение причин депортации этноса и его реабилитацию, необходим анализ дискуссионных моментов этого вопроса.

Основной посыл в данном случае сводится к тому, что советские корейцы были депортированы как превентивно обвиненные режимом, т.е. по превентивному признаку24. Этой точки зрения придерживается и известный востоковед В. Ф. Ли25, а также исследователь Республики Корея Сим Хон Ёнг26.

С иных позициях выступает историк Г. Н. Ким. Он отмечает: "Нельзя согласиться с утверждением Н. Бугая о превентивном характере депортации корейцев". Ким аргументирует свой вывод, ссылаясь на то, что советское руководство еще "в конце 20-х -начале 30-х годов строило планы по отселению корейцев из пограничных районов Приморья в отдаленные территории Хабаровского края". Автором приведены и ценные документы - материалы заседаний Политбюро ВКП (б) от 25 февраля 1930 г. и 10 июля 1932 г.

На наш взгляд, такая трактовка не всегда точная. Правда, в первой половине 1920-х годов корейцы-рабочие уже депортировались. Однако в данном контексте спутаны два понятия: административное переселение в целях заполнения районов в рамках одного и того же региона страны, пропорционального их обеспечения рабочей силой. Это как раз и была та разновидность переселения, которая проводилась в чисто хозяйственных целях. Разумеется, применительно Дальнего Востока переселение осуществлялось с политическим подтекстом, толкуемым органами власти, якобы необходимостью пресечь тем самым проникновение японского шпионажа в Дальневосточный край, учета международного внешнеполитического фактора в политике Союза ССР в регионе, также как и переселение, проводимое по национальному признаку, с полным нарушением принципа приверженности этноса к месту проживания.

Что же касается приводимых Г. Кимом постановлений СНК, ЦК ВКП(б), других документов, появившихся во второй половине 1930-х годов, то это уже свидетельства о механизме самого осуществления принудительного переселения этноса с Дальневосточного региона в Казахстан и республики Средней Азии. Подтверждением именно политического характера акции, связанной с переселением корейцев в 1937 г., как раз и является факт выселения их исключительно со всех городов Российской Федерации, даже из Москвы.

стр. 15


--------------------------------------------------------------------------------

Не совсем убедительно звучит и довод, касающийся поступков, как пишет Г. Ким, иерархически строго "структурированного чиновно-бюрократического правящего класса, увенчанного высшими партийными бонзами", естественно, ставившего целью своих действий добиться переселения корейцев. Но однозначно, что к этим "бонзам" необходимо причислять и партийных секретарей, секретарей комсомольских организаций, исполнительных органов власти. Однако все они наравне с простыми гражданами также подлежали спецпереселению.

Все-таки более правдивой остается существующая версия, в первую очередь о бесконечной маниакальной подозрительности со стороны лидеров государства враждебности социализму у групп людей, принадлежавших к разным национальностям. Это коснулось и советских корейцев Дальнего Востока.

На наш взгляд, более правильную позицию в толковании названного аспекта проблемы занимает М. Н. Пак, увязывая ее с расстановкой сил на международной арене, и в первую очередь на Дальнем Востоке, боязни режима, опять-таки, выступления корейского населения на стороне Японии27.

К международному аспекту проблемы как основы для превентивного обвинения корейцев апеллирует и Г. В. Кан, правда, поясняя уже с учетом развития событий по вектору: СССР-Китай-Япония28. Несомненно, эта точка зрения имеет право на существование.

Что касается мнения отдельных авторов увязать причины переселения со стремлением воспрепятствовать требованиям корейцев создать автономию, то это вообще не имеет под собой основания для рассматриваемого периода, так как в 1930-е годы этот вопрос фактически был снят с повестки дня. Сказывалась и жесткость позиции по этому вопросу со стороны партийных органов власти Дальневосточного региона. Таким образом, причины депортации очевидны.

В начале 1990-х годов появились статьи Н. Ф. Бугая, посвященные конкретно принудительному переселению советских корейцев29. На основе новых архивных документов, к которым ранее не было доступа, автор изложил ход событий самого процесса переселения корейцев, было заявлено о более или менее точных данных о численности переселявшихся корейцев с территории Дальнего Востока в районы Средней Азии и Казахстана. Удалось также проследить работу местных партийных организаций, органов советской власти по подготовке самих акций по переселению, выявить порядок их осуществления, раскрыть отношение самих переселявшихся к этим антигуманным акциям. Был рассмотрен вопрос и о судьбе районов компактного проживания корейцев.

стр. 16


--------------------------------------------------------------------------------

Из монографических исследований, появившихся в первой половине 1990-х годов, следовало бы особо выделить прежде всего работы Б. Д. Пак и Г. Б. Хвана, в которых на богатом фактическим материале были раскрыты роль и место российских корейцев в системе межнациональных отношений в Союзе ССР (России), в частности, в Казахстане, обращалось внимание выявлению сути изменений, которые были отмечены в жизни граждан корейской национальности, их связям с народами, проживавшими в Казахстане, а также в разных районах Российской Федерации30. Авторами были затронуты и отдельные аспекты сложной научной проблемы - депортации советских корейцев в 1930 - 1940-е годы.

Изучение темы депортации советских корейцев было продолжено Н. Ф. Бугаем и во второй половине 1990-х годов. Обращалось внимание на исследование новых вопросов, в частности, об участии корейцев наряду с немцами, финнами, крымскими татарами в работе трудовых колонн и батальонов, создававшихся в основном на принципе применения принудительных форм труда. Удалось выявить к этому времени и районы трудового использования граждан корейской национальности. Правда, в данном случае автор ограничивался лишь констатацией фактов, не подвергая глубокому анализу эту сторону проблемы31. Была издана книга автора "Переселить все корейское население... В. Молотов, И. Сталин" (Сеул, 1996). В ней в обстоятельной форме были изложены события, связанные с депортацией корейцев в Советском Союзе в конце 1930-х годов. Читатели Республики Корея впервые познакомились и с документами той поры, которыми определялись действия Советского правительства и органов государственной власти на местах - советов, исполкомов, различных комитетов и комиссий, связанных с принудительным переселением корейского национального меньшинства.

В 1998 г. были опубликованы монографии Н. Ф. Бугая и С. Г. Нам. В книге Н. Ф. Бугая были обобщены предшествующие исследования, раскрыты роль и место корейского национального меньшинства в системе межнациональных отношений, во взаимодействии с другими народами, обращено внимание на теоретический аспект проблемы в целом, на суть мер, связанных с вопросом о депортации корейцев в 1920 - 1930-е годы, развитием корейского общественного движения на территории Советского Союза. Монография автора существенно дополнила развивавшуюся теорию этнополитики и предупреждения национально-политических конфликтов, пополнила банк данных разработки этнических конфликтов, возникавших в советский период истории, показана

стр. 17


--------------------------------------------------------------------------------

в работе и роль этнического фактора на стадии перехода новых государств к внедрению рыночных отношений.

Не менее интересным явилось и новое монографическое исследование С. Г. Нам "Российские корейцы: история и культура" (М., 1998). Автором собран богатейший материал о школьном образовании, прессе, театральном и музыкальном искусстве корейцев, их традициях, обычаях.

В 1990-е годы по истории российских корейцев появлялись и первые диссертационные исследования. В МГУ им. М. В. Ломоносова в 1992 г. А. П. Митиным защищена диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук "Детерминанты поведения этнодисперсных групп". Работа базировалась на материалах корейского национального меньшинства, проживавшего в районах Дальнего Востока - в Приморском крае, в Сахалинской области и в других регионах. Автор раскрывает процесс формирования национального самосознания российских корейцев, причины, влияющие на эти процессы, взаимоотношение дисперсных групп и другие аспекты темы. Научную работу завершил в этот период и исследователь из Республики Корея Сим Хон Ёнг, подготовив ряд статейных публикаций32 и диссертационный труд по теме "Корейский этнос в системе межнациональных отношений СССР" (М., 1998). В политологическом по своему характеру исследовании автором рассмотрены в значительной части теоретические аспекты проблемы, затронуты такие глобальные вопросы современности, как политическое обустройство национальных меньшинств. Автор предпринял попытку обобщения историографии проблемы применительно к российским корейцам, дал оценку научным трудам, выявил слабо изученные аспекты проблемы33.

Примечательным событием этого периода развития историографии проблемы стало появление диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук П. М. Поляна по теме "География принудительных миграций в СССР". Несмотря на наличие определенной рыхлости в подаче самого материала, отсутствие концентрации в его изложении по каждому репрессированному народу, диссертация содержит богатые данные по расселению корейского национального меньшинства. Диссертант выявил статистические сведения по российским корейцам, связанные с их размещением в Приморье, на Сахалине, показал международную направленность темы, широкие рамки применения принудительных переселений народов.

Разумеется, разработка проблемы депортации национальных меньшинств не может сводиться только к изучению этого процесса. Она требует и взаимосвязи с другими социальными про-

стр. 18


--------------------------------------------------------------------------------

цессами, обусловливавшими жизнеобустройство и жизнеобеспечение этноса. Эти проблемы, в том числе и применительно к российским корейцам, не оставались без внимания ученых.

В. Ф. Ли в монографии "Россия и Корея в геополитике евразийского Востока (XX век)", вышедшей в свет в 2000 г., конкретизирует на основе своих многочисленных выводов такое понятие, как "современный политический процесс". Это приобретает особую важность для анализа происходящих событий в условиях современности, способствует раскрытию сути геноцида и эволюции элиты, бюрократии в переходных структурах Востока, сущности симбиозной "модели" рыночной модернизации.

Продолжая мысль о сущности "моделей" как техногенных, так и "моделей" выстраивания взаимоотношений между странами и этносами, их населяющими, в том числе и российскими корейцами, важно представить их такими, какими они имеются в наличии на начало XXI в. Это не только решение вопросов обустройства этноса на территориальном пространстве в новых условиях развития государства, в частности, российских корейцев на территории Российской Федерации и других стран СНГ, но и вопросов, касающихся проблем частного плана, участия представителей этноса в управлении государством, в развитии общественного корейского движения, культурного возрождения этноса и др.

Так, например, Администрацией Ростовской области была представлена своеобразная "модель" формирования культуры межнационального общения, в которой, наряду с определением самого понятия, раскрывалось и значение использования ее в многонациональной области, в которой проживает и более 10 тыс. граждан корейской национальности (по неофициальным источникам - до 14 тыс. человек).

В представленном документе читаем, что под культурой межнационального общения понимается "совокупность личностных, идейных и морально-политических установок, социально-нравственных ценностей, норм и требований, правил, привычек, осуществление которых обеспечивает мир, стабильность, сотрудничество в сфере межнациональных отношений"34.

Положения представленного документа носят обобщающий характер и с учетом специфики регионов могут быть использованы применительно к другим регионам страны. Вывод однозначный, подобные концепции направлены на достижение толерантности в обществе, гражданского мира и согласия.

В этой связи, как справедливо замечено доктором исторических наук А. С. Ващук на состоявшейся во Владивостоке 5 - 6 ноября 2004 г. Международной конференции ученых России, Респуб-

стр. 19


--------------------------------------------------------------------------------

лики Корея, Японии и Китая, важно провести работу и по подготовке "модели" закрепления населения на территории Дальнего Востока, и не только Приморья. "Миграционные процессы на Дальнем Востоке, - отмечено в выступлении, - опережают разработку концептуальных основ политики. Советская "модель" привлечения и закрепления населения в Дальневосточном регионе в условиях социально-экономических реформ быстро ушла в прошлое"35.

Поясняя различные стороны складывающихся отношений в экономическом секторе, а также, оценивая степень взаимозависимости развития национальных народнохозяйственных комплексов стран СНГ, ученые (экономисты и др.) прибегают зачастую к известной в науке концепции "разноскоростной интеграции"36. Если предпринять попытку использовать ее составляющие для характеристики интеграции этносов в современных условиях, в частности, интеграции корейцев, прибывающих в Россию, то можно констатировать о ее приемлемости к национальным сообществам в государствах.

Российские корейцы относительно легко интегрируются в инонациональную среду и особенно русскую. Вероятно, это объясняется тем, что корейцам приходится сегодня возвращаться к своим корням культуры через русскую культуру, почти по-луторавековую совместную историю, взаимосвязанную с трудовой деятельностью в экономической сфере. О русском и корейском народе вполне можно сказать, что не много есть в мире этносов, человеческие судьбы которых были бы столь тесно переплетены.

Очевидно и то, что общества нуждаются в четко выверенной концепции взаимодействия религий разных направлений с государством и общественными организациями. В этом плане накоплен большой опыт как в других государствах Северо-Восточной Азии, так и в Российской Федерации. Он постоянно требует к себе внимания и обобщения в целях выработки рекомендаций для государственных органов власти.

В плане взаимодействия государств Северо-Восточной Азии и Российской Федерации в решении проблем возрождения культуры народов, в том числе и корейского, привлекает внимание представленная еще в феврале 2001 г. Советом Федеральной национально-культурной автономии российских корейцев "Концепция Корейского центра образования и культуры". Рациональное зерно ее заключается в сосредоточении усилий трех государств - России-Республики Корея-КНДР (имеется в виду при дальнейшем успехе объединительного процесса).

Авторы разработки Концепции проанализировали ситуацию

стр. 20


--------------------------------------------------------------------------------

с развитием отношений между Россией и двумя Кореями в 1990-е годы и пришли к выводу, что в культурно-образовательной и других гуманитарных сферах отношения между Россией и Кореями "намного отстают от развития аналогичных отношений Российской Федерации с Францией, США, Германией, Японией, Индией и рядом других государств. По сей день в Российской Федерации, - писали тогда они, - крайне ограничено число центров просвещения, где желающие могли бы знакомиться с культурой корейского народа, ее традициями, языком"37. Одновременно в Республике Корея, как отмечалось в документе, насчитывается более 30 учебных заведений, центров и лабораторий изучения российской словесности и культуры. В целом документ глубоко аргументирован и представляет не только научный, но и практический интерес38. Концепцией определены направления деятельности подобных центров, а именно - образовательное, просветительское, культурно-образовательный обмен между Российской Федерацией и двумя Кореями, синтез культур.

В числе заметных событий культурной жизни России кануна 140-летия добровольного переселения корейцев в Россию можно назвать публикацию серии исследований, в том числе и выход из печати второго издания монографии "Россия и Корея", принадлежащих перу крупнейшего ученого, специалиста по истории российско-корейских отношений Б. Д. Пака39, Автору удается в трудах выстроить по крупицам процесс самого становления и развития отношений между государствами, воссоздать их реальную картину, раскрыть роль корейского сообщества в этих процессах.

Исследования базируются на широком архивном материале, что еще больше придает им элемент новизны, не говоря уже об освещении того огромного количества рассматриваемых проблем и сюжетов, далеко непростых отношений между Россией и странами Корейского полуострова. С глубоким интересом воспринимается картина развития событий в корейском общественном движении в Советской Республике. Фактически автором восстанавливается скрупулезно все детали, предшествующие развитию событий 1920 - 1930-х годов на Дальнем Востоке, связанные с принудительной депортацией корейского этноса в Союзе ССР.

Многие из сюжетов темы затрагиваются и в коллективной монографии Б. Д. Пака и Н. Ф. Бугая. На основе большого корпуса использованных архивных документов и материалов ими определяется дата добровольного переселения корейцев в Россию -1864 г. С тех пор корейцы неразрывно связаны с Россией, из поколения в поколение являясь связующим звеном многонационального мира России40. Впервые в книге представлен в обобща-

стр. 21


--------------------------------------------------------------------------------

ющем виде раздел, повествующий об участии советских корейцев в борьбе с фашизмом в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945). Это и своеобразная, новая страница истории советских корейцев. Многие из корейцев добровольно уходили на фронт защищать свое Отечество. Естественно, тема заслуживает самостоятельного специального исследования.

Страшное слово "депортация" отозвалось эхом в сердцах корейцев осенью 1937 г. 172 тыс. корейцев в принудительном порядке были направлены для дальнейшего проживания в Казахстан, республики Средней Азии и в Сталинградскую область Российской Федерации. Эта сторона столь сложных социальных процессов обстоятельно разработана в трудах, вышедших в основном в 1990-е годы41.

Продолжением монографии Б. Д. Пака и Н. Ф. Бугая явилась книга с О Сон Хваном "Испытание временем"42, в которой четко и последовательно авторами раскрыт международный аспект проблемы, при этом основной упор сделан на 13-летнем периоде сотрудничества России и Республики Корея, затронуты и вопросы отношений с КНДР.

Монография Н. Ф. Бугая и политолога Сим Хон Ёнга (Республика Корея) посвящена конкретно проблеме общественных объединений корейцев в Союзе ССР-России. Книга многоплановая, в ней затрагивается в том числе и международный аспект проблемы. Как замечает автор предисловия к книге, почетный доктор Дипломатической академии России профессор Ли Ин Хо, "на богатом архивном материале показаны усилия, предпринимаемые государственными структурами России, Республики Корея, КНДР, для развития демократических общественных институтов. Впервые в российской исторической науке названо огромное количество организаторов корейского движения на территории Союза ССР (России), о которых наука умалчивала по субъективным причинам длительное время"43.

В последнее время в России проблеме российских корейцев в мировом контексте большое внимание уделила в своем диссертационном исследовании Е. Н. Фаттахова44. Повествование подчинено вопросу эволюции этнического меньшинства. Процесс прослеживается на примере двух государств - России и США - на территории которых "собирались" народы, включая и корейцев, организовывавших свою жизнь в новых условиях, адаптируясь к ним, определяя свои приоритеты и в то же время оставаясь корейцами. Безусловно, в работе не обойдены и процессы, имеющие место непосредственно на территории двух государств Корейского полуострова, так как именно они были и остаются стартовой площадкой расселения корейцев в других зарубежных государствах.

стр. 22


--------------------------------------------------------------------------------

Что касается России, то развитие федерализма предполагает строгий учет особенностей народов, в том числе и корейцев, при проведении экономических реформ, организации их сотрудничества и взаимодействия для обеспечения стабильности в обществе, в том числе и в сфере национальных отношений, в сфере развития и сохранения самобытных культур этносов. Сохранение культур этносов определено в Конституции Российской Федерации в качестве кардинальной задачи государства.

Российские корейцы проживают на территории России 140 лет. 98% из них не знают родного языка, кто они: диаспорная группа или корейская общность, корейское этническое меньшинство, проживающее на территории России? Однозначно, вопрос существует. Е. Фаттахова пытается дать ответ на него, выстраивая в этом ключе и свои рассуждения. Ею рассмотрены социальное положение корейцев в России и США, те трудности, которые ими преодолевались в ходе переселений, адаптации в государствах проживания: безработица, правовая урегулярованность земельных и других отношений, наличие территориальных (земельных) споров, проявление этнократических устремлений, корпоративность сознания, замкнутость проживания. В связи с этим анализируются и возможности преодоления этих явлений в жизни корейцев, переселявшихся в другие страны, показано, что, несмотря на имевшиеся трудности, корейцы как этнос повсюду сохранили свою культуру, традиции, обычаи и глубокое уважительное отношение к своей исторической родине.

Можно заключить, на примере корейцев (Россия, США) выстроена своеобразная "модель", которая вполне приемлема для характеристики этой стороны проблемы применительно к другим этническим меньшинствам - цыганам, туркам-месхетинцам, хемшилам, курдам и др. Вывод при этом однозначный - к проблеме глобализации сферы культуры необходим осторожный взвешенный подход, накопленные в обществе культурные ценности легко поддаются разрушению, в том числе и под воздействием процессов протекающей глобализации, однако восстанавливаются крайне сложно и при огромных материальных и духовных затратах.

Однозначно, общество нуждается в выработке "модели" участия этносов в новых условиях России в общественной жизни, в управлении в государственном масштабе, а также на уровне субъектов Российской Федерации.

Не случайно в 1990-е годы в центре внимания ученых находились местные этнические группы корейцев, проживающие в субъектах Российской Федерации. В частности, проблемам корейского сообщества Краснодарского края, его историко-куль-

стр. 23


--------------------------------------------------------------------------------

турным аспектам в XX - начале XXI вв. посвятила свое исследование Ю. Н. Попова45. Подготовленный труд способствует глубокому изучению происходящих в стране национальных процессов и связанных в первую очередь с более эффективным проведением мер, направленных на исправление ошибок прошлого, воспитание культуры межнационального общения, выстраивание цивилизованных отношений между народами, населяющими Российскую Федерацию. В диссертационном исследовании "реконструированы основные этапы миграции корейцев на территорию Краснодарского края. Обстоятельно представлены характеристики этапов переселенческого движения, сделаны выводы о том, что основные формы социально-экономической и культурной адаптации корейцев в инокультурном обществе и формирование этнической идентичности зависят от ряда выявленных автором факторов, в числе которых условия социализации, связь поколений, исторический опыт семьи" и др.

Безусловно, необходимо осторожно "обращаться" с таким институтом гражданского общества, чего не делает автор, как Национально-культурная автономия (НКА) Южного федерального округа. Создание подобных НКА проводилось исключительно снизу, по инициативе самих корейских общественных организаций, однако этот институт в планах федерального округа не был прописан ни в законе, ни в положении о федеральных округах. Поэтому говорить о них конкретно можно только после внесения поправок в Закон Российской Федерации "О национально-культурных автономиях" (1996). Тем не менее этому "феномену" следовало бы дать в диссертации пояснение. Автором несколько преувеличено его значение.

Труд автора не лишен момента идеализации корейской национальной общины Краснодарского края. Она не является такой многочисленной, чтобы на основании ее деятельности делать глобальные выводы. Наблюдается и определенная нестыковка в самих суждениях диссертанта. Численность корейцев "невелика" (какая же?), к 1989 г. выросла в 6 раз - 1800 человек, затем с 2000 г. ежегодно прибавлялась по 138 человек и равнялось 552 человекам. Всего = ? и т.д. В этом случае необходимо учитывать и сезонный фактор пребывания корейцев в крае.

Требуется определенное уточнение и численности общественных объединений корейцев на территории Российской Федерации - НКА, общественные организации (создавались и действуют на основе закона "Об общественных объединениях"), культурные центры.

К сожалению, надо признать процесс обустройства корейцев в России протекает повсеместно в крайне трудных условиях. Не

стр. 24


--------------------------------------------------------------------------------

является исключением и Краснодарский край. Однако автор не останавливается на трудностях этого процесса, каким образом они преодолевались в первую очередь самими корейцами, так как у НКА весьма скромные возможности для решения этих задач. Так какой же остается роль государства, в том числе и органов власти Краснодарского края в облегчении адаптации российских корейцев? Эта задача только поставлена, но деятельность НКА российских корейцев в развитии межкультурного диалога и толерантности в Северо-Кавказском регионе не показана. И вообще ведется ли работа по установлению отношений НКА корейцев края с другими НКА Северокавказского региона остается под вопросом.

В данном случае вряд ли надо делать поспешные выводы применительно к корейцам о толерантности в обществе, данные МВД, да и в этом не трудно убедиться по материалам газеты "Российские корейцы", говорят совершенно об ином. Корейцам приходится испытывать на себе удары судьбы не менее чем лицам "кавказской национальности".

Для исследователя проблемы ценными являются материалы состоявшихся российско-корейских форумов, начало которым было положено весной 1999 г. Уже стало традиционным обращение участников форумов к проблеме глобализации при рассмотрении таких кардинальных вопросов современности, как развитие экономических связей, достижение безопасности в Дальневосточном регионе, культурное развитие народов, борьба с экстремизмом и международным терроризмом46.

Обсуждение проблем взаимоотношений между странами Корейского полуострова и Российской Федерации были продолжены участниками V Российско-корейского форума, состоявшегося в середине октября 2003 г. Значительная часть докладов его посвящалась месту российских корейцев в этих процессах47.

Несомненно, вклад в разработку, в том числе и исследуемой нами в историографическом плане проблемы, вносят многочисленные научные и научно-практические конференции, форумы ученых как в Российской Федерации, так и за рубежом. Они различны по своему характеру и масштабам - как всероссийского уровня, так и регионального, краеведческого, однако же касаются во многих случаях проблем глобализации процессов экономики, культуры и роли в этих процессах национальных меньшинств. Особую ценность приобретают материалы научно-практических конференций. Некоторые из них опубликованы48.

Безусловно, выводы историков, политологов, обществоведов представляют ценность для выработки мер по улучшению жизни этносов. "Наши страны связывает история, география, политика

стр. 25


--------------------------------------------------------------------------------

и, конечно, экономика, - замечал в своем выступлении на форуме Посол Республики Корея в Российской Федерации Чон Тэ Ик. - Мы должны стать намного ближе друг к другу. У нас существует много совместных проектов, которые нам необходимо воплощать в реальность"49.

Проблемы Дальнего Востока, а точнее, вопросы дальневосточной составляющей государственной национальной политики, положение региона в глобализации отношений между Россией и странами Северо-Восточной Азии были затронуты также в выступлениях, прозвучавших на Международной научной конференции, проходившей в сентябре 2004 г. в Москве, в Институте российской истории РАН.

В ходе дискуссии по вопросу оценки современной политики Правительства Российской Федерации по отношению к Дальнему Востоку участники были единодушны во мнении. Они полагают, что политика выстраивания отношений Центра с Дальневосточным регионом носит по своей сути "преступный характер" (В. А. Михайлов, Г. Н. Севостьянов, В. В. Романова и др.).

Вывод однозначный. Правительство Российской Федерации слабо учитывает значение геополитического фактора региона, принижается его роль в экономическом возрождении страны. Дальневосточный федеральный округ Российской Федерации рассматривается лишь в качестве "кладовой природных ресурсов", не прорабатывается система кардинальных мер по приостановлению имеющего место оттока населения, не ведется работа по определению стимулов притягательности Дальневосточного региона, не использована возможность для численного увеличения населения на Дальнем Востоке. Это, по мнению ученых, можно было бы сделать за счет мигрантов, выезжавших в 1990-е годы из Казахстана и республик Средней Азии, когда можно было поселить в краях и областях Дальнего Востока около 3 млн. человек, в том числе и бывших советских корейцев. К сожалению, все эти возможности были упущены50.

Важное значение приобретает в этом случае региональный аспект: установление отношений в сфере культуры между территориями, объединяющими несколько субъектов (для Российской Федерации это федеральные округа51). Этому посвящены многочисленные публикации в средствах массовой информации и особенно приуроченные к 140-летию добровольного переселения корейцев в Россию52.

Несомненно, для исследователя представляет большую научную ценность и такой документ, как распоряжение Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. о проведении в 2004 г. мероприятий, посвященных 140-летию добровольного пе-

стр. 26


--------------------------------------------------------------------------------

реселения корейцев в Россию. Значимость его в том, что это первый документ, относящийся к государственному статусу, касающийся жизни корейского этнического меньшинства на территории Российской Федерации, фиксирующий не только сам исторический факт, что немаловажно в политическом аспекте, но и поручающий государственным структурам и общественным организациям проведение этих мер.

"Россия, - одна из стран, - замечал заместитель министра культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации Л. Н. Надиров, выступая 27 июля 2004 г. в Москве на первом заседании Оргкомитета по подготовке и проведению мероприятий, посвященных 140-летию добровольного переселения корейцев в Россию, - где эта диаспора (российские корейцы. - Н. Б.) представлена достаточно внушительно и по культурной составляющей, и по экономической составляющей, это наша страна, и я не помню случаев, чтобы такое внимание было уделено событию 140-летней давности, связанному с возникновением культурной и экономической общности на территории соседнего государства, что для меня представляется самым главным с точки зрения политической"53.

Реализация распоряжения Правительства Российской Федерации на практике как на государственном, так и на местном уровне нашла всестороннее освещение в монографическом исследовании Н. Ф. Бугая "Третья Корея: миссия и проблемы глобализации..." (М., 2005). Автором приведен большой фактический материал, раскрывающий процесс реабилитации российских корейцев в условиях новой России, адаптации и интеграции прибывающих на территорию России корейцев из стран СНГ, показаны трудности этих процессов, решение проблем этнокультурного развития54.

Руководитель Администрации Волгоградской области, обращаясь к участникам III Волгоградского фестиваля корейской культуры, констатировал, что "волгоградские корейцы стали россиянами, не испытывая при этом дискомфорта со своей этнической принадлежностью"55. Несомненно, в этой ситуации, как замечают руководители области, крайне важно "стремление к гармонии и слиянию интересов российского государства и корейского народа". Глобализация, какое-то особое давление извне, в частности в сфере культурного развития российских корейцев, вряд ли сможет оказать воздействие на формирование их национального самосознания.

В последние годы повышенный интерес к проблеме этнических меньшинств в России способствовал появлению многочисленных публикаций документов и материалов, которые во мно-

стр. 27


--------------------------------------------------------------------------------

гом расширяют познания по вопросу о месте и роли корейцев как в мировом масштабе, так и конкретно в регионе Юго-Восточной Азии56.

Совокупность выводов, публикуемых в трудах ученых, материалов и документов по изучаемой проблеме позволяют определиться в системе тех тонких взаимоотношений, которые складывались и развиваются между этносами в направлениях взаимоотношений национальных сообществ, включая и российских корейцев, с другими этносами.

Удалось продвинуться в изучении проблемы репрессированного национального меньшинства - поляков. Историческая наука располагает богатыми сведениями о переселении поляков, проводившемся со второй половины 1930-х годов и в 1940-е годы с территории Украины57.

В числе публикаций по этому вопросу особо следует выделить труды B. C. Парсадановой. Автор, используя документы архивов Внешней политики СССР, Российского центра хранения и изучения документов новой истории, Государственного архива Российской Федерации восстанавливает не только события прошлых лет, но и выявляет количественные характеристики переселявшегося польского населения из западных районов страны, показывает сложный процесс переселения, анализирует трудности обустройства поляков в местах нового проживания.

B. C. Парсаданова прослеживает взаимосвязь проблемы депортации польского населения с отношениями, складывавшимися на этой почве между Союзом ССР и Польшей, в развитии которых место и роль исследуемого вопроса были не последними.

Автором обращалось внимание на выяснение самой сути понятия "депортация", на правовую сторону спецпоселения (паспортный режим, выезд за рубеж, право на службу и т.д.), на роль органов Народного комиссариата внутренних дел, расселение поляков по территории страны, трудоустройство, занятость, организацию питания и т.д. Сделаны выводы о негативном значении предпринимавшихся акций Советского правительства по переселению граждан польской национальности с территории Украины58.

Изучение проблем депортации национальных меньшинств проводилось параллельно как в Украине, России, так и в Польше. В начале 1990-х годов прошлого столетия в Польше был основан журнал "Карта". Он собрал вокруг себя ученых и практиков сферы государственного управления, а также занимающихся в той или иной мере проблемами межнациональных отношений. Ими было положено начало изучению запрещенного на длительное время для исторической науки вопроса о депортации поляков в 1930 - 1940-е годы с территории Украины (1935), Западной Укра-

стр. 28


--------------------------------------------------------------------------------

ины и Западной Белоруссии (1939 - 1941). В это же время редколлегией журнала по этой теме в Варшаве было проведено и первое собрание обществоведов 11 европейских стран. До 1990-х годов любое обращение к проблеме не встречало поддержки ни в научных, ни в правительственных кругах Польши. Так было и в СССР, и в Украине. Хотя сами граждане страны, особенно пережившие депортацию, проявляли живой интерес к этому сложному, тяжелому и противоречивому вопросу в истории поляков.

Наряду с имевшимся западным направлением депортации и вынужденных переселений поляков, в конце 1980-х - 1990-х годов обществоведы обращают внимание и на восточное направление. Именно в журнале "Карта" были опубликованы первые подборки документов о депортации поляков в столь отдаленные места в СССР. Благодаря изменениям в СССР, состояния самой исторической науки, расширения ее возможностей, открытости стали известными факты и события из жизни многих этнических меньшинств, в том числе и российских поляков. В конце 1980 -начале 1990-х годов к проблеме обратились такие периодические журналы, как "Отечественная история" (Россия), и "Украинский исторический журнал" (Украина).

Как отмечалось, в значительной мере поляки подверглись принудительному переселению с территории Западной Украины и Западной Белоруссии. Частично с ними были депортированы и евреи. Названные территории принадлежали Польше. Поэтому, рассматривая проблему депортации, необходимо строго учитывать сбалансированное соотношение между историческим прошлым и сложившейся реальностью, не подвести народы-соседи к определенной конфронтации по причине требования территорий или изложения определенных претензий.

Исследователи Польши высказывают подобные мысли. Они прозвучали и из уст выступавших, в частности, на конференции в 1998 г. во Франкфурте-на-Одере (Германия). Так, в выступлении Гарлицкой, Кочаровского проявилась определенная ностальгия по Львову (Лемберг), звучало доказательство "польскости" этого города и т.д. В мировой практике попытки поспешного решения территориальных проблем приводили, как правило, к межнациональным неурядицам.

Для раскрытия проблемы депортации поляков, немцев особую значимость имеет сборник документов "Депортации, особые переселения, трудовые армии", изданный в 1996 г. в Гёттингене (Германия). В издании значительное место отведено и крымским татарам, и грекам, и болгарам, и армянам, сообщаются многочисленные факты, раскрывающие процесс выселения народов Крыма, а также содержатся многие сюжеты о переселении других на-

стр. 29


--------------------------------------------------------------------------------

родов, проживавших на территории Украины. Богатый аналитический и документальный материал по проблеме репрессированного польского меньшинства содержится в публикациях польской комиссии общества "Мемориал"59.

В Польской Республике историография проблемы депортаций поляков в Союзе ССР складывалась постепенно. Еще в начале 1990-х годов в Союзе ССР была опубликована книга воспоминаний Ежи Климовского, посвященная истории Армии Андерса. Он прослеживает процесс формирования армии, характер взаимоотношений польского офицерства между собой, с советскими властями, с польским эмигрантским правительством в Лондоне. Как известно, значительная часть состава армии была подвергнута депортации и последующему выселению из Союза ССР60.

В 1994 г. в Париже появилась монография непосредственно о депортации польского населения в Союзе ССР. В этом же труде публиковалась одновременно подборка документов, раскрывающих механизм осуществления самих процессов, взаимодействие властей, положение поляков в местах поселений, а также трудности адаптации польских переселенцев на бескрайних сибирских просторах России61.

Тема депортации и судеб поляков в Союзе ССР, в том числе и в Украине, постоянно находится в центре внимания польских публицистов. Они касаются одновременно действий Украинской повстанческой армии (УПА), сложности и противоречивости взаимоотношений украинцев и поляков. Несомненно, депортации оказывали негативное воздействие на отношения между народами. Тематика Волыни присутствует в публикациях Гжегоша Мотыки ("Тыгодник Повшехны". 2003. 1 июля; "Речь Посполита". 2003. 24 мая.), Томаша Поткай и др. Последующее обобщение материалов, связанных с депортациями национального меньшинства, - поляков в Украине, Белоруссии, России позволит в будущем создать обобщающий труд. Внимание полякам уделено и в монографии Н. Ф. Бугая "Народы Украины в "Особой папке Сталина"" (М., 2006).

О турках-месхетинцах весьма скудные сведения содержатся в литературе конца XIX - начала XX в. В основном они имеют статистический характер и содержат данные о расселении народов в южных районах Грузии, раскрывают отдельные стороны их взаимоотношений, а также некоторые аспекты вопроса о роли и месте национальных меньшинств как в системе межнациональных отношений в Грузии, так и в международном аспекте. В работах рассматривается проблема "исламизации и отуречивания" грузин-месхов как производная от действий царских чиновников, а также другие вопросы62.

стр. 30


--------------------------------------------------------------------------------

Этого же периода истории Грузии, в частности, вопроса изменений классово-национальной структуры населения Абхазии с конца XIX в. по 70-е годы XX в. касался Г. П. Лежава63. Им же затрагивались и сюжеты, связанные с депортацией отдельных этнических меньшинств в Грузии.

В начале 1990-х годов появилась статья профессора Русского исследовательского центра Гарвардского университета (США) А. Некрича "Наказанные народы". В ней автор анализировал причины депортаций народов, уделил особое внимание раскрытию сущности характера самой репрессивной политики в Союзе ССР, охарактеризовал ее изнутри. Касаясь мусульманских народов в системе межнациональных отношений в Союзе СССР, А. Некрич отмечал: "Принцип имперского государства прост: только силой можно обеспечить единство народа, а значит, и собственную мощь. И вот в сороковых годах советское руководство сочло необходимым "укрепить" границы империи, заполнив пограничные территории так называемым "реальным населением". К такому относились только русские и украинцы, мусульманская же часть жителей считалась заведомо ненадежной. Власти ссылались на то, что во время войны резко усилилось турецкое влияние на советских границах. Выселение потенциальной турецкой агентуры - крымчаков, месхов, курдов и других - подавалось как превентивная стратегическая мера"64.

Относительно названного среза истории этнических меньшинств в Грузии в более поздних изданиях встречаются сведения о том, что судьба этих этносов изначально была нелегкой. Н. Ф. Бугай, Т. М. Броев, P.M. Броев приводят в своей работе такой факт, что "вступая из Месхетии в Турцию, командование русских войск, исходя из пожеланий царского правительства, рекомендовало в 1914 году грузинскому дворянству изгнать месхетинцев, как турок, в Турцию, а опустевшие земли передать малоземельным крестьянам Западной Грузии"65.

Об этом же отмечает в своей работе М. Бараташвили. В частности, он пишет: "Грузинская общественность в 1914 году не поддалась на эти предложения. И если почти век назад под давлением правительства Николая I часть месхов вынуждена была переселиться в Турцию, то на этот раз им удалось избегнуть горькой участи"66.

Отрывочные сведения о турках-месхетинцах содержатся в работах грузинских историков, опубликованных в 1920 - 1930-е годы, а также в работах, появившихся в 1950 - 1980-е годы. Однако в них рассматривались в основном социалистические преобразования в южных районах Грузии, на территории которых проживали до середины 1940-х годов этнические меньшинства, под-

стр. 31


--------------------------------------------------------------------------------

вергшиеся репрессиям, а также затрагивались вопросы истории тех народов, которым были переданы эти районы для заселения после депортации турок-месхетинцев и других этнических меньшинств67.

Конкретно проблема турок-месхетинцев оказалась в центре внимания в конце 1980-х и в 1990-е годы. Как уже отмечалось, столь повышенное внимание объяснялось противоречивым развитием национальных процессов в Узбекистане, определенной реакцией властных структур в Союзе ССР - особенно Верховного Совета СССР, поставившего целью доведение мероприятий по реабилитации репрессированных народов в Союзе ССР до логического завершения.

В выступлениях многих известных государственных и общественных деятелей можно услышать названия доселе мало упоминавшихся народов в исследованиях по их истории. Депутат Верховного Совета Союза ССР Д. Кугультинов, выступая на заседании Верховного Совета Союза ССР в Кремле 14 ноября 1989 г., в своей речи, в частности, заметил: "А теперь я хочу назвать народы, которые по этому документу (Декларация "О признании незаконными и преступными репрессированных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав") подлежат наказанию за самовольный выезд из мест обязательного поселения: чеченцы, карачаевцы, ингуши, балкарцы, калмыки, немцы, турки, крымские татары, крымские болгары, крымские армяне, курды, хемшины. Все они будут благодарить нас с вами, будут благодарить Господа Бога те, кто верует за то, что правда есть на земле и есть носитель этой правды..."68

В конце 1980-х годов были опубликованы первые статьи, касающиеся как вопросов положения турок-месхетинцев в Узбекистане, Грузии, так и их вынужденного переселения в Российскую Федерацию. В начале это были статьи69, а затем работы публицистов, отвечающие требованиям времени70.

Из названных научных статей особо следует выделить работу М. и К. Бараташвили. Авторами был впервые представлен интересный и содержательный материал о турках-месхетинцах. И, хотя они были, судя по изложению статьи, еще мало знакомы с архивными документами, тем не менее, читатель получил возможность узнать, каким образом протекали национальные процессы в Грузии, какое место отводилось этническим меньшинствам, в частности, туркам-месхетинцам. Авторами сообщаются данные о численности подвергшихся репрессиям, хотя эти характеристики позднее уточнялись в исследованиях других авторов.

стр. 32


--------------------------------------------------------------------------------

Во второй половине 1990-х годов авторы продолжили свои научные изыскания по теме. Ими были изданы небольшие по объему работы: К. Бараташвили "Грузинские фамилии месхов-мусульман" (Тбилиси, 1997) и М. Бараташвили "Правовое положение месхов репатриантов в Грузии" (Тбилиси, 1998). Наряду с общей характеристикой процессов депортации турок-месхетинцев (с 1578 г.) из Грузии в Гюрджистанский вилайет Турции (насильственное присоединение территории), авторы обратили внимание и на принудительное обращение месхов в азербайджанцев (1923 г.), нарушение прав репатриантов в Грузии, на принятие крестьянами ислама, получение Месхетией статуса автономии (до 1744 г.), эволюцию реабилитации турок-месхетинцев, трудности реализации этой меры в Грузии, определили также роль, которую играют государственные органы власти Грузии в судьбе этнического меньшинства турок-месхетинцев.

В целом следует отметить, что работы носят в большей мере информационный характер и раскрывают процессы в турко-месхетинском обществе второй половины 1990-х годов.

Э. Х. Панеш, Л. Б. Ермолов известны своей последовательностью в изучении проблемы турок-месхетинцев71. Они внесли заметный вклад в разработку истории малоизученного этнического меньшинства. Значительная часть их работ посвящена процессу консолидации турок-месхетинцев в самостоятельный народ, отличный от анатолийских турок, хозяйству турок, их традициям, обычаям, взаимоотношениям с другими народами, влиянии грузин на культуру турок-месхетинцев. При этом география исследования авторами довольно широкая, ими охватываются буквально все районы бывшего Союза ССР, в которых компактно и дисперсно расселялись турки-месхетинцы. Авторами по горячим следам проводилось исследование причин межнационального конфликта в Узбекистане, первые шаги этнической мобилизации турок в Узбекистане, созыв Учредительного съезда турок, создавшего Временный организационный комитет (ВОК), в обязанности которого и вменялась подготовка турок к возвращению на родину, т.е. в Грузию.

Убедительно и аргументировано авторами разоблачаются отрицательные стороны проводимого Грузией курса (в начале 1990-х годов) на ущемление прав национальных меньшинств и протаскивание столь не популярного лозунга "Грузия для грузин", что не может находить поддержки и признания со стороны международных организаций и способствует обострению межнациональных отношений в государстве. Труды Э. Х. Панеш, Л. Б. Ермолова отличаются постановкой дискуссионных проблем и их тщательным анализом.

стр. 33


--------------------------------------------------------------------------------

Первая половина 1990-х годов отмечена появлением коллективной монографии Н. Ф. Бугая, Т. М. Броева, Р. М. Броева "Советские курды: время перемен" (М., 1993). Это было первое обобщающее исследование о курдах, подвергшихся совместно с турками-месхетинцами депортации из южных районов Грузии. Ценность труда в его богатой источниковой базе. Значительная часть документов касается турок-месхетинцев, которые как бы составляют своеобразный фон для раскрываемых национальных процессов, протекавших в курдском обществе в Грузии72.

Следует особо отметить об изданной правозащитным центром "Мемориал" книги "Нарушение прав вынужденных мигрантов и этническая дискриминация турок" (М., 1996), представляющей собой доклад с комментариями. Авторы провели большую аналитическую работу, поставили цель выявить роль и место турок-месхетинцев в современной системе межнациональных отношений в Краснодарском крае.

Однако подходы авторов в ряде случаев вызывают определенное недоумение. Уже само название работы с присутствием в ней понятия "этническая дискриминация", мягко говоря, граничит с определенной предвзятостью и натянутостью, стремлением авторов занять позицию одной стороны, участвовавшей в решении проблемы, и строго следовать этому правилу, т.е. альтернативы по этому вопросу быть не может.

Явно не стыкуется с действительностью положения мигрантов и приписываемая им "дискриминация". В тех условиях, в которых пребывает экономика страны, решение социальных, национальных проблем вряд ли возможно при одновременном удовлетворении всех потребностей. Одним словом, к какому из разделов труда мы бы не обратились, он носит чисто тенденциозный характер, игнорируются любые усилия по достижению стабильности, предпринимаемые федеральным центром, администрациями Краснодарского края, хотя известно, что решение проблемы турок-месхетинцев в крае "упирается", прежде всего, в решение ее в самой Грузии. Авторы также знакомы с этой ситуацией, однако по неизвестным причинам уклон в их исследовании именно в эту сторону не замечается, что не позволяет сделать вывод о научной объективности представленного исследования.

Судя по всему, что содержание "доклада с комментариями" оказало воздействие и на ход совместного заседания Общественной палаты по правам человека при Президенте Российской Федерации и правозащитного центра "Мемориал", состоявшегося 20 марта 1998 г. и посвященного все тому же вопросу "О дискриминации вынужденных мигрантов в Краснодарском крае".

стр. 34


--------------------------------------------------------------------------------

Характеризуя состоявшееся совещание, можно констатировать отсутствие объективности, характеристики истинного положения дел, стремление под оболочкой якобы защиты прав дискриминированных турок-месхетинцев решать совершенно иного характера задачу, не имеющей прямого отношения к проблеме в целом.

Превысив свои функциональные полномочия, Палата в своем итоговом документе (розданный участникам вариант решения) вынесла приговоры о наказании главы Администрации Краснодарского края, руководства краевой миграционной службы, представителя Президента Российской Федерации в крае и руководителей многих других служб.

Безусловно, руководство Палаты не ставило целью оказать действенную помощь местным органам власти в реализации столь сложной проблемы, в поиске консенсуса, сбалансированности в действиях органов, призванных к решению вопросов по жизнеобустройству и жизнеобеспечению турок-месхетинцев прежде всего в Грузии, а уж затем в субъектах Российской Федерации.

Ни слова не прозвучало в докладе и о роли Узбекистана в создании этой проблемы. Ученым-историкам, правоведам, этнографам с учетом такого подхода отрегулировать данную ситуацию не удалось. Избранный путь оказался ошибочным, мало содействовал формированию положительного момента в отношениях этнических меньшинств, в том числе турок-месхетинцев к самой Российской Федерации, к жителям Краснодарского края.

К проблемам депортации обращается целый ряд историков73. Научный интерес представляет и труд В. Н. Земскова74, в частности, в плане всестороннего изучения темы принудительных переселений этнических меньшинств Закавказья в то время. На основе богатого корпуса выявленных архивных документов автор обобщил свои ранние статистические наработки по проблеме, обратив при этом особое внимание на специальное поселение раскулаченных крестьян в отдаленные регионы Союза ССР, частично в этой связи затрагиваются им и народы Закавказья ("закавказские курды" и др.).

Из исследований, подготовленных в последнее время, привлекает внимание диссертация В. А. Симоненко75. Автор исходит из того положения, что в России "исторически бок о бок живут славянские и тюркские народы, всегда она (Россия. - Н. Б.) была и остается центром притяжения и соединения многих культур". Постановка исследователем избранной проблемы не стандартна, претендует тем самым на определенную новацию. На наш взгляд, именно в этом видится перспектива развития межнационального общения в российском обществе. Оно "будет выстраивать и корре-

стр. 35


--------------------------------------------------------------------------------

ктивы в политике государства в вопросах содействия национально-культурному развитию, сохранения национальных языков и традиций". Именно в этом видится сила и прочность государства. В. А. Симоненко полемизирует по многим вопросам со своими предшественниками, уточняя отдельные формулировки, показывая возможность развития событий в том или ином конкретном случае, их значение для формирования этнических меньшинств на юге Грузии, в частности, в четырех районах Аджарии.

Перипетии развития событий, по мнению В. А. Симоненко, складывались таким образом, что именно в России народы видели свою защитницу, гаранта их прав, возможность дальнейшего развития на цивилизованном уровне. Содержание работы В. А. Симоненко позволяет сделать вывод о том, что сама проблема этнического меньшинства турок-месхетинцев приобрела в последнее время геополитический характер. Столкнулись интересы России, Грузии, Азербайджана (в меньшей степени), Узбекистана (последний руководствуется в своей практике международных отношений принципом умолчания). Не преминули в этой мутной воде "половить" определенную выгоду для себя и США.

Россия рассматривается в данном конкретном случае как преемница бывшего Союза ССР, а значит и все беды взяла на свои плечи. Однозначно, такое положение не совсем правильное, чтобы не твердили по этому поводу борцы всех мастей за права народов76-. В исследовании верно расставлены акценты в ходе рассмотрения вопроса адаптации турок-месхетинцев в инонациональной среде, обращалось внимание на характеристику составляющего это понятие, его содержание с учетом достижений социологов, историков, политологов, практиков сферы национальных отношений. В. А. Симоненко определены также направления социальной адаптации населения, придается при этом большое значение анализу конфессиональной составляющей.

Использование широкого круга источников позволило автору внести определенные коррективы в вопрос о количественных характеристиках проживания турок-месхетинцев в разных субъектах Северного Кавказа Российской Федерации, в оценку важности адаптационного процесса вообще, и для турок-месхетинцев, в частности, прежде всего, в сфере культуры.

На наш взгляд, положительно можно оценить и тот факт, что, хотя автором и используются активно личные суждения лидеров турок-месхетинцев, их оценки по тому или иному вопросу (М. Тедоров и др.), тем не менее, они не применяются в представленных выводах. Это правильно, так как подобные суждения могут в значительной мере расходиться с истинным состоянием дел под воздействием эмоциональной реакции на события.

стр. 36


--------------------------------------------------------------------------------

В. А. Симоненко обратилась и к функционирующему институту общественных организаций турок-месхетинцев в крае. Надо признать, что для российской действительности в современных условиях это единственная возможность у этнических меньшинств организации защиты и отстаивания своих прав, свобод, хотя назначение подобного института общеизвестно, это, прежде всего, преобразования в сфере культуры.

Несомненно, различно содержание названных трудов, их научный уровень, однако все они подчинены обобщению накопленного материала, многие стороны темы еще не изучены, в частности такие, как международное право в решении проблем вынуждено и насильственно переселенных групп населения, историко-правовой аспект проблемы депортированных, принудительные формы использования труда, реабилитация народов, трудности осуществления мер по облегчению их положения в государственном масштабе, правовые аспекты возникновения этнических общностей на территории субъектов Российской Федерации.

Публикации позволяют сделать вывод о глубоком анализе столь сложной темы развития национальных отношений в СССР, форм их совершенствования, о прохождении адаптации народов, об обитании групп населения в совершенно новых для них климатических зонах, реабилитации и т.п.

Параллельно изучалась проблема и в международном плане77. Авторами предпринимались попытки выработки общих подходов к решению проблемы, созданию законодательных актов, направленных на оценку депортации и реабилитации "наказанных народов", включая и национальные меньшинства.

Безусловно, появление исследований по теме в целом давало возможность проведения научных и научно-практических конференций как всероссийского, так и регионального масштаба, на которых не только подводились итоги изучения темы, но и определялись новые направления исследований. Удалось рассмотреть многочисленные дискуссионные вопросы: о сущности геноцида, о депортации как принудительной форме переселения народов, о бандповстанческом движении в районах проживания подвергшихся депортации народов, взаимоотношениях Центра и национальных окраин, об отношении между народами, о "виновности" их и "невиновности", о национально-политическом конфликте, причинах депортации и др.

И хотя не было достигнуто по многим аспектам темы определенного консенсуса, тем не менее российская историческая наука в 1990-е годы заметно продвигалась вперед в ее изучении, что позволило ей выйти и на международную арену, о чем свидетельст-

стр. 37


--------------------------------------------------------------------------------

вует участие исследователей в международных форумах, на которых рассматривалась изучаемая тема78.

В серии научных конференций особое место занимает научно-практическая по теме "Месхетинские турки: история и современность", состоявшаяся 21 - 22 января 1994 г. в Институте российской истории РАН79. На конференции были всесторонне рассмотрены вопросы жизнеобустройства 74-тысячного контингента турок-месхетинцев на территории России, ставших беженцами после "ферганских событий" конца 1980-х годов в Узбекистане.

Участники конференции анализировали не только события 1940-х годов в Грузии, 1980-х годов в Узбекистане, но и возможности реализации применительно к туркам-месхетинцам международного права защиты этнических меньшинств, в частности, резолюции ООН N 429 от 14 декабря 1950 г. и других последующих нормативных актов, касающихся этнических беженцев и вынужденных переселенцев.

Удалось рассмотреть и вопрос о насильственном превращении в 1920 - 1930-е годы представителей одних наций в другие ("титульные"), в частности турок-месхетинцев в азербайджанцев, грузин и т.д., о стремлении титульных народов прирастить свою территорию за счет малочисленных народов, увеличить бесплатную рабочую силу для освоения и дальнейшего развития отсталых в этническом отношении районов и т.д.

В итоге участники конференции пришли к непреложному выводу: необходимости получения турками-месхетинцами статуса "гражданин России" (проистекало это из невозможности их возвращения в Грузию и Среднюю Азию), принятия указа о реабилитации; решения социальных проблем, культурного возрождения турок-месхетинцев в регионах их компактного проживания на территории Российской Федерации.

Прозвучавшие на конференции научные доклады В. И. Кото-ва ("Турки-месхетинцы: проблемы демографического развития в 40 - 80-е годы"), И. В. Сабенниковой ("Понятие "национальные меньшинства" в зарубежной и российской историографии: исторический аспект"), А. Г. Осипова ("Идеологические аспекты проблем месхетинских турок"), несмотря на спорность отдельных положений, несомненно, стали достойным вкладом в разработку истории турок-месхетинцев в 1940 - 1990-е годы.

Острая дискуссия развернулась по докладу А. Г. Осипова, проанализировавшего ситуацию с турками-месхетинцами в России и Грузии и попытавшегося дать своеобразный прогноз ее развития. По мнению докладчика, сложившаяся политическая обстановка, характеризующаяся крайней нестабильностью, военными действиями и противостоянием сторон не давала основания

стр. 38


--------------------------------------------------------------------------------

для оптимизма. В Грузии не было и нет реальных сил, которые могли бы однозначно решить вопрос возвращения турок-месхетинцев и более того - сама Грузия пребывает в бедственном состоянии.

Докладчик, акцентируя внимание на двух общественных объединениях месхетинских турок - "Ватан" (придерживается позиции сохранения турок-месхетинцев как народа, имеющего право на полную реабилитацию и возвращение на свою историческую родину) и "Хсна" (является сторонником теории, согласно которой этноса "турки-месхетинцы" не существует, а есть просто "омусульманившиеся грузины", готовые записаться в паспорте грузинами), предложил идеи, которые, по его мнению, смогли бы сдвинуть с места решение проблемы (по состоянию на 1994 г.). В частности, обществу "Ватан" необходимо отказаться от статуса общественного объединения, изменить лозунги, не провозглашая идеи национального движения.

Однозначно, идея национального выживания сплачивает народ (Г. А. Осипов не отрицал этого фактора). Однако вызывал полное несогласие вывод докладчика, который сводился к тому, что якобы "при таком условии народ способен на любые действия". Видимо подразумевалась возможность возникновения конфликтов, но, как известно, именно ссылаясь на гипотетическую вероятность таких событий, и Сталин и Л. Берия содействовали депортации целых народов и когорт населения.

Далее, становясь на позиции тогдашнего руководства Грузии, Г. А. Осипов отмечал: "Если на границе Грузии, Турции сосредоточится большое количество турок-месхетинцев, кто даст гарантию того, что "Ватан" или другая любая организация не поднимет вопрос о присоединении к Турции". В результате - международный конфликт, поэтому автор делает вывод, что "никто из грузинских лидеров такую ответственность на себя не возьмет".

По мнению Г. А. Осипова, если переговоры с Грузией (к этому времени они так и не состоялись) приведут к позитивным малейшим результатам, конечно же, в Грузию в первую очередь будут "впущены турки-месхетинцы, которые согласны записаться грузинами-мусульманами". Так что "возможно стоит изменить правила игры, лозунги". "Упорство же в этом направлении, - по мнению докладчика, - может подвести в конечном счете к большой крови и малым результатам".

Как известно, ничего подобного не произошло, да и представители "Хсна" не получили реализации обещаний правительства Грузии. Что же касается заключений докладчика, то, несомненно, само выступление его было выдержано в строго тоталитар-

стр. 39


--------------------------------------------------------------------------------

ных тонах и отличалось пренебрежением к проблеме восстановления исторической справедливости к правам этнического меньшинства - турок-месхетинцев.

Интерес представляла и позиция Турции по рассматриваемой проблеме. Она была изложена в выступлении секретаря Посольства Республики Турция в Российской Федерации Альберта Дюшкюна, подчеркнувшего, что Турция воспринимает турок-месхетинцев как неотъемлемую часть турецкого народа. И, естественно, принимает посильное участие в их судьбе. Выражается это, как замечал А. Дюшкюн, и в предоставлении права переселяться в Турцию, и в увязывании их проблем с другими проблемами при официальных межправительственных переговорах Турции с Россией и Грузией. "Но, главное, - как замечал А. Дюшкюн, - у Турции очень простая позиция: каждая нация имеет право жить на своей территории. Однако при этом нужно сохранять трезвый подход, чтобы избежать трагедии крови. Нужно терпение и время. Сейчас, где бы народ ни находился, он должен иметь нормальные условия для существования".

Обсуждение темы было продолжено в выступлениях заместителя председателя общества "Ватан" Т. Асланова, доктора исторических наук Х. М. Ибрагимбейли, заместителя председателя московского общественно-культурного центра "Балкария" А. Алафаева. В итоге докладчики пришли к идентичному выводу, сводившемуся к признанию турок-месхетинцев, как дважды депортированному этническому меньшинству, народом изгнанником, а также признали необходимость принятия закона о защите прав этнических меньшинств.

Проблема "наказанных народов", включая и турок-месхетинцев, оказалась и в центре внимания конференции, проходившей под эгидой УВКБ ООН в конце мая 1996 г. Основные положения конференции по проблеме турок-месхетинцев изложены в публикациях "Наказанные народы" и "Турки-месхетинцы - впереди еще долгий путь". Обращалось внимание и на эволюцию процесса по реабилитации этнических меньшинств из Грузии80.

Вопросы деятельности Международного общественного объединения месхетинских турок "Ватан", общественных объединений турок-месхетинцев "Хсна" и "Умид" частично рассматривались и на состоявшейся в июле 1999 г. научно-практической конференции "Московские греки в системе общественных объединений России: проблемы национально-культурного развития", посвященной 10-летию Московского общества греков.

В конце декабря 2000 г. в Москве проходил межакадемический симпозиум "Трансформирующиеся государства и вызов этнических конфликтов: российский и международный опыт". Уча-

стр. 40


--------------------------------------------------------------------------------

стники симпозиума предприняли попытку рассмотреть вопрос о положении в Краснодарском крае, о негативном отношении местного населения края к нахлынувшим стихийно туркам-месхетинцам? С обобщающим докладом попыталась выступить Галина Витковская (Американский центр Карнеги в Москве). Правительство Краснодарского края оценивалось ею как "одиозное", действующее не конституционными методами в решении проблемы турок-месхетинцев, что, в конечном счете, порождало, по мнению докладчика, и межнациональную напряженность. К сожалению, никто из участников не обратился к существовавшей в крае живой исторической памяти, которую нельзя было сбрасывать со счетов при выводах по столь сложной проблеме взаимоотношений между этносами.

В связи с 60-летием депортации народов Закавказья, в том числе турок-месхетинцев, Московский дом национальностей при Правительстве Москвы в рамках постоянно действующего "круглого стола" в сентябре 2004 г. провел очередное заседание, посвященное ситуации, складывающейся с турками-месхетинцами в Российской Федерации. В заседании приняли участие ученые, практики, лидер Международного общественного объединения месхетинских турок "Ватан" Сулейман Барбакадзе. Выступавшие были едины в оценках происходящего вокруг турок-месхетинцев, в необходимости решения столь сложной проблемы, связанной с судьбой целого народа, в рамках Российской Федерации. Многие участники, включая и С. Барбакадзе, расценивали возможность выезда части турко-месхетинского населения на поселение в США, "как третью депортацию турок-месхетинцев, однако, проводимую несколько в цивилизованных рамках. Какие бы блага не сулили США, однозначно, турки должны проживать на их исторической родине - в Грузии", - таков был главный лейтмотив прозвучавших выступлений. "Для нас это очередная, третья депортация, только уже на край света"82, - заключил Сулейман Барбакадзе.

Для раскрытия изучаемой темы большое значение имеют многочисленные решения, принимавшиеся еще в конце 1980-х годов Верховным Советом СССР. В их числе такие ценные документы, как Декларация "О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав", стенограмма тридцатого заседания второй сессии Верховного Совета СССР (14 ноября 1989 г.)82, Концепция государственной национальной политики Российской Федерации, Закон "О национально-культурной автономии Российской Федерации", проект опубликованных в 1999 г. "Основных направлений государственной национальной

стр. 41


--------------------------------------------------------------------------------

политики на Северном Кавказе" (рассматривались Правительством Российской Федерации 2 июля 1999 г.), Закон РСФСР "О реабилитации репрессированных народов" (26 апреля 1991 г.), "О жертвах политических репрессий" (октябрь, 1991 г.).

В плане разработки направлений темы в последующем приобретали особое значение и материалы проходивших Парламентских слушаний Комитета Государственной думы по делам национальностей. Одно из таких слушаний состоялось 21 марта 1995 г. на тему "Северный Кавказ: проблемы межнациональных отношений, укрепление единства Российской Федерации". Разумеется, затрагивался и вопрос о турках-месхетинцах, таким образом, государственные органы власти не упускали из виду столь сложную тему. Об этом свидетельствует содержание стенограммы состоявшихся слушаний, в разделах которой читаем: "На Кубани сохраняется напряженность вокруг 13 тыс. месхетинских турок, которые в 1989 году выехали из Узбекистана в связи с произошедшими там событиями, и осели здесь, несмотря на достижение принципиальной договоренности с Грузией о возвращении турок-месхетинцев на историческую родину. Проблема эта до сих пор не решена по вине принимающей стороны, поскольку не создаются условия для их возвращения и расселения"83. Это высказывание принадлежало заместителю Главы Администрации Краснодарского края. Таким образом, администрация края доводила создававшуюся ситуацию до центральных органов власти. Как свидетельствует из принимаемых в таком случае рекомендаций участников Парламентских слушаний, направленных за подписью председателя комитета Б. Жамсуева на имя руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации B.C. Бабичева, участники прореагировали на прозвучавшее обращение. В связи с этим читаем: "Президенту Российской Федерации и Правительству Российской Федерации ускорить подписание соглашения с руководством республики Грузия по решению проблем граждан Грузии, ранее депортированных в Среднюю Азию и Казахстан и за последние годы транзитом остановившихся на Северном Кавказе"84. Однако принимались ли меры с учетом рекомендации, эта информация нигде не фиксировалась.

Доступ к закрытым документам архивов способствовал появлению публикаций сборников документов, в частности, по проблеме депортации и реабилитации турок-месхетинцев85, а также подборок многочисленных документов, в которых можно почерпнуть богатые сведения по интересующему нас вопросу86.

Несомненно, следует особо выделить публикацию документов о турках-месхетинцах. Читатель впервые был ознакомлен документально с мерами по депортации народов Грузии в

стр. 42


--------------------------------------------------------------------------------

1930 - 1940-е годы, а также по выходу из создававшегося положения с этническими меньшинствами. Во введении к сборнику анализируется изучение проблемы, уточнены имевшиеся к этому времени количественные характеристики периода депортации народов из Грузии. В числе публикуемых документов - материалы центральных республиканских, краевых и областных архивохранилищ. Они принадлежат ведомствам, которые руководили переселенческим процессом в Союзе ССР.

В этом ряду и публикация сборника документов "Реабилитация: как это было" (М., 2000), который содержит большой комплекс материалов, раскрывающих меры государства по реабилитации подвергшихся репрессиям в 1920 - 1950-е годы, в том числе и турок-месхетинцев. Они характеризуют и процесс оживления общественной жизни в государстве в 1940 - 1950-е годы, и, особенно, в послевоенный политический период, в определенной мере путем документов раскрываются противоречивость и половинчатость процесса реабилитации граждан и народов в 1950 - 1960-е годы.

Источниковая база проблемы заметно обогатилась в связи с публикацией книги-хроники "По решению Правительства Союза ССР..." (Нальчик, 2003 г., составители Н. Ф. Бугай, А. М. Гонов)87.

В числе значимых содержатся и документы Государственного Комитета Обороны Союза ССР, прежде всего, постановление N 5279 "совершенно секретно" от 31 июля 1944 г., которым фактически начиналась депортация турок-месхетинцев, других этнических меньшинств с территории Грузии. С конца июня и до середины ноября 1944 г. протекал подготовительный процесс предстоящей операции по принудительному переселению этносов в Грузии.

Названное постановление детально расписывает практическую сторону мер, финансирование, полномочия и обязанности ответственных руководителей тех регионов, куда предписывалось направлять новые контингенты депортируемых; о том, как поступить с остававшимся инвентарем и имуществом людей покидавших в принудительном порядке обжитые места.

Несомненно, ценность представляют и другие материалы, выходившие из стен ГКО и раскрывающие в строгой лаконичной форме национальные процессы 1940-х годов на территории Грузии.

Особый блок материалов составляют документы Министерства по делам федерации и национальностей Российской Федерации, ФМС России, МИД России, Общественной палаты по правам человека при Президенте Российской Федерации, патриотического движения "Мемориал", Управления анализа, информа-

стр. 43


--------------------------------------------------------------------------------

ции и прогноза Администрации Краснодарского края, администраций Крымского, Абинского и других районов края с компактным проживанием турок-месхетинцев.

В начале 1990-х годов появились первые публикации о репрессированном национальном меньшинстве - финнах-ингерманландцах. Они базировались исключительно на архивных материалах. Стали известными не только количественные характеристики ингерманландцев, подвергшихся репрессиям, но и география их расселения, положение в местах депортации, трудности, которые им приходилось переносить в ходе принудительных переселений88.

С конца 1980-х годов в научных исследованиях появляются упоминания и о депортации чеченцев и ингушей89. Авторы, затрагивавшие в той или иной мере проблему, придерживались в главном единого мнения - рассматривать депортацию как "грубое нарушение принципов ленинской национальной политики и социалистической законности"90. Так, Х. А. Гакаев наряду с освещением событий кануна Великой Отечественной войны на Северном Кавказе, действий фашистских диверсионно-разведывательных групп в районах Чечено-Ингушетии, мобилизационной деятельности партийных и советских органов республики в годы войны, делает аргументированный вывод о выселении народов как об "акте произвола и грубого нарушения ленинской национальной политики и революционной законности, явившемся открытым посягательством на дружбу и братство советских народов".

Анализ разработки в исторической науке проблемы репрессированных национальных меньшинств в 1990-е годы -начале XXI в. позволяет сделать вывод о том, что многие стороны проблемы последовательно изучаются, накоплен определенный материал, получен доступ к многочисленным ранее закрытым архивным документам, принадлежавшим как советским органам власти, так и партийным органам. Удалось опубликовать сборники документов и материалов, помогающие в раскрытии проблемы в целом. Выявлены многочисленные документы в зарубежных архивах и особенно в странах СНГ, где также проводится большая работа по изучению названной проблемы. Это обусловлено и проводящимися в этих государствах реабилитационными мерами, необходимостью глубокого исторического пояснения событий, связанных в первую очередь с выработкой подобной политики в условиях функционировавшего социалистического эксперимента и проработки необходимых законодательных актов по исправлению допущенных ошибок.

стр. 44


--------------------------------------------------------------------------------

В то же время мало было сделано по объединению усилий историков разных стран и в первую очередь историков стран СНГ по изучению настоящей проблемы. Совместное исследование различных направлений темы способствовало бы получению более точной картины событий того времени, выработки совместных подходов к решению многих проблем реабилитации народов и этнических общностей, определения путей взаимодействия различных структур государственной власти в реализации мер по возрождению культуры народов, социально-экономическому развитию регионов их настоящего постоянного проживания.

Все эти совместные шаги необходимы во имя мира и добра, создания благополучных условий для проживания всех народов стран СНГ, включая народы и этнические меньшинства подвергшиеся ранее жестокому репрессивному воздействию.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Концепция государственной национальной политики Российской Федерации / / Реабилитация репрессированных народов России: сб. док. М., 2000. С. 8.

2 Там же. С. 19.

3 Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев является политическим гуманитарным учреждением Организации Объединенных Наций. Оно начало действовать в 1951 г., было дважды удостоено Нобелевской премии мира за работу по осуществлению своего двойного мандата: обеспечение международной защиты беженцев во всем мире и оказание содействия в долгосрочном решении их проблем. УВКБ ООН - одно из ведущих учреждений, выполняющих оперативную работу, которое способно действовать в чрезвычайных крупномасштабных ситуациях. В последние годы к УВКБ ООН все чаще обращаются с просьбой об оказании помощи лицам, перемещенным внутри своих стран. В настоящее время под его опекой находятся примерно 27 млн. беженцев, перемещенных лиц внутри страны, репатриантов и мирных жителей, пострадавших в войнах. Около 5 тыс. сотрудников УВКБ ООН работают в 250 его отделениях в 120 странах, из них 80% - непосредственно на местах.

4 Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе начало действовать в середине 1970-х годов как многосторонний форум для связи и сотрудничества между Востоком и Западом. С окончанием "холодной войны" хельсинкский процесс стал претворяться в практические действия в результате сформирования институтов СБСЕ: Секретариата в Праге, Центра по предотвращению конфликтов в Вене и Бюро по свободным выборам в Варшаве. В 1992 г. государства - участники СБСЕ, которых сейчас насчитывается 53, преобразовали Бюро по свободным выборам в Бюро по демократическим институтам и правам человека. В январе 1995 г. СБСЕ было переименовано в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Ее Бюро по демократическим институтам и правам человека отвечает за более полное обеспечение прав человека и дальнейшее развитие демократии и правопорядка.

5 Международная организация по миграции была создана в 1951 г. для обеспечения во всем мире упорядоченной миграции лиц, которые нуждаются в международном содействии в этой сфере. В рамках программ гуманитарной и чрезвычайной помощи, а также программ "миграции в целях развития"



стр. 45


--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

MOM оказала помощь более чем 8 млн. беженцам, перемещенным и другим лицам. MOM - межправительственная организация, в работе которой участвуют свыше 100 государств-членов и государств со статусом наблюдателя. Вместе со своими партнерами по международному сотрудничеству MOM оказывает помощь в решении оперативных проблем в области миграции и содействия социальному и экономическому развитию посредством миграции. Она также стремится способствовать реальному уважению человеческого достоинства и благосостоянию мигрантов. См.: Конференция: беженцы и мигранты в странах СНГ. 30 - 31 мая 1996 г. М., 1996.

6 См. частично: Бугай Н. Ф. Проблемы реабилитации этносов Союза ССР в российской историографии // История и историки. 2004: историогр. ежегодник. М., 2005; и др.

7 Крым национальный: вопросы и ответы. Симферополь, 1988. Вып. 1; Сичка И. Крымская история // Коме, правда. 1988. 21 мая; Басов А. Крым: прошлое и настоящее // Аргументы и факты. 1988. N 33. С. 7; Крым национальный: вопросы и ответы. Симферополь, 1989. Вып. 2; Бугай Н. Ф. Депортация крымских татар в 1944 году // Укр. ист. журн. 1992. N 1; Он же. "Настоящим докладываем, на основе указаний депортируются..." // Страницы истории Башкирской республики. Уфа, 1991; Земское В. Н. Вслед за крымскими татарами // Таврические ведомости. 1992. N 22; Он же. Спецпоселенцы из Крыма. 1944 - 1956 гг. // Республика Крым. 1992. N 7; Циплин В. О. Статистика жертв сталинизма в 30-е годы. Перепись 1939 года. Док. источники ЦГАНХ СССР. М., 1980; Малышев В. Из варяг в греки // Культура. 1992. 28 нояб.; Губогло М. Н., Симченко Ю. Б. Этнографические портреты репрессированных народов // Конфедерация репрессированных народов Российской Федерации. М., 1993; и др.

8 Калинина К. В. Национальные меньшинства в России. М., 1993; Попов Г. Х. Я всегда считал себя греком // Понтос (Геленджик). 1993. 19 окт.; Бугай Н., Коцонис А. Лабиринт: ист. очерк о депортации греков в СССР // Омония (Афины). 1994. N 7, 13, 15, июля, ноябрь; Триандафилов Х. В. Греки России - уезжать или оставаться. М., 1994; Бугай Н. Ф. Репрессированные народы: армяне, греки и другие // Шпион. М., 1994, N 2(4), 3(5); и др.

9 Козлов А. И. Сталин: борьба за власть. Ростов н/Д. 1991; Брошеван В. Тиглянц П. Изгнание и возвращение. Симферополь, 1994. Бугай Н. Ф. Л. Берия - И. Сталину: "Согласно Вашему указанию..." М., 1995; Он же. Депортация народов в Советском Союзе. Нью-Йорк, 1996 (на англ. яз.); и др.

10 Бугай Н. Ф., Коцонис А. Н. "Обязать НКВД СССР... выселить греков". М., 1999.

10 См.: Сагария Б. Раскроем тайны "Особой папки" // Абхазия (Сухуми). 1992. N 11.

12 Российские корейцы. 1999. N 2. С. 5.

13 Там же. Один из политических деятелей России, бывший председатель Правительства Российской Федерации Е. Примаков, направляя поздравление по случаю начала выпуска газеты "Российские корейцы", отметил, что корейцы как никто сохраняют "неповторимое этническое и культурное наследие своей нации" (Там же. N 3. С. 5).

14 См. подробнее: Бугай Н. Ф. Социальная натурализация и этническая мобилизация (опыт российских корейцев). М.,1998; и др.

15 Информационное сообщение председателя Комитета по делам национальностей и казачества Администрации Волгоградской области от 18 января 2006 г. N 23 за подписью председателя комитета А. А. Бирюкова (Текущий архив Минрегиона России).



стр. 46


--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

16 См.: Солнечная политика Республики Корея. Корейская служба культуры и информации на зарубежные страны. Сеул, 1999.

17 См.: Шифротелеграмма начальника Дальдороги И. В. Кудрявцева И. В. Сталину, Н. И. Ежову о перевозках корейцев // Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. 1937 - 1938: сб. док. М., 2004. С. 400.

18 Там же. С. 498.

19 Там же. С. 539.

20 Там же. С. 539 - 540.

21 Ким П. Г. Корейцы Республики Узбекистан. Ташкент, 1993. С. 170; Ким Г. Н. Расселение и обустройство депортированных корейцев в Казахстане и Узбекистане // Интернет, www. Koryosaram. freenet.KZ/articles/deportation/deportation-stereotijpes.doc.

22 Ким Г. Стереотипы и новые подходы исследования депортации корейцев 1937 года // Там же.

23 Хан Ён Сук. Восстановление корейского языка у советских корейцев - путь к возрождению менталитета / Казахский государственный университет им. Аль-Фараби. Ист. ф-т. Алматы. 2003. Об этом же см.: Стельман ВТ. Корейское школьное образование в Москве. М., 2000. Сентябрь-ноябрь.

24 Бугай Н. Ф. Трагические события не должны повториться. К вопросу о положении корейцев в СССР в 30-е годы // Актуальные проблемы российского востоковедения. М., 1994. С. 115.

25 См. об этом: Белая книга о депортации корейского населения России в 30 - 40-х годах. М., 1992. С. 65 - 66.

26 Сим Хон Ёнг. Корейский этнос в системе межнациональных отношений СССР: Дисс.... на соискание канд. полит, наук. М., 1998; и др.

27 См.: Пак М. Н. О причинах насильственной депортации советских корейцев Дальнего Востока в Центральную Азию. М., 1997. С. 31.

28 См.: Кан Г. В. История корейцев Казахстана. Алматы, 1995. С. 46 - 47.

29 Бугай Н. Ф. К вопросу о депортации народов в 30 - 40-х годах // История СССР. М., 1989. N 6; И. Сталин - Л. Берии: "Их надо депортировать..." М., 1992; Депортация: Берия докладывает Сталину // Коммунист. М., 1991. N 8; НКВД СССР: корейцев - "взять на учет как спецпоселенцы" // Отечественная история. М., 1992. N 6; Осень 1937-го на Дальнем Востоке // Дальний Восток. Хабаровск, 1992. N 7; 20 - 40-е годы: трагедия народов // Восток. М., 1992. N 1; Из истории депортации "русских" корейцев // Дружба народов. М., 1992. N 7; Из истории депортации и трудоустройства корейцев в Казахстане и Узбекистане // Информационный вестник Евразийской ассоциации корейцев (Коре ЕАН). М., 1992; "Корейский вопрос" на Дальнем Востоке // Проблемы Дальнего востока. М., 1992. N 4; Депортация корейцев в СССР. Как это было // Инбунгаккаи Кио. Саппоро, 1992. N 52(12); О выселении корейцев с территории Дальневосточного края // Отечественная история. М., 1992. N 6; Досье "Востока". Корейцы в СССР. Из истории вопроса о национальной государственности // Восток. М., 1993. N 2; Насильственное переселение корейцев // Сейко ("Синие горы"). Токио, 1993. N 15 (на яп. яз.); Выселение советских корейцев с Дальнего Востока // Вопр. истории. М., 1994. N 5; Депортация народов (конец 30-х - начало 40-х годов) // Россия в XX веке. М., 1994; Трагические события не должны повториться // Актуальные проблемы российского востоковедения. М., 1994; Депортация народов (конец 30-х - начало 40-х годов) // Историки спорят. М., 1994; 60 лет депортации российских корейцев // Независимая газета. 1997.20 сент.; Из истории "русских корейцев" // Дружба. М., 1997. N 7 (в соавт.); Социальная натурализация и этническая мобилизация (опыт корейцев в России). М., 1998.



стр. 47


--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

30 Пак БД. Корейцы в российской истории. Иркутск 1994; Он же. Корейцы в советской России (1917 - конец 30-х годов). М.; Иркутск; СПб., 1995; Хван Б. Г. Прошлое и настоящее корейцев Казахстана: ист.-док. повествование о жизни корейской диаспоры (1937 - 1997). Алматы, 1997; и др.

31 См.: Бугай Н. Ф. Российские корейцы в трудовых колоннах и батальонах: выполнение планов НКВД // Вера и жизнь. 1998. N11. Эта сторона проблемы частично затрагивалась и в названной монографии "Переселить все корейское население... В. Молотов, И. Сталин" (Сеул, 1996), а также в книге автора "Депортация народов в Советском Союзе", изданной в США (Нью-Йорк, 1996. На англ. яз.). См. также специальный раздел в книге "По решению Правительство Союза ССР..." Нальчик, 2003.

32 См. Сим Хон Ёнг. Динамика демографических изменений расселения корейцев на Дальнем Востоке (вторая половине XIX-XX век) // Мирное сотрудничество в Северо-Восточной Азии и проблемы объединения на Корейском полуострове. М., 1995; Он же. Корейский этнос в системе межнациональных отношений на Евразийском континенте: проблемы депортации в 30 - 40-е годы // Россия и Восток: проблемы взаимоотношений и политика движений. Челябинск, 1995; и др.

33 Сим Хон Ёнг. Историография проблемы "русских" корейцев в 30 - 40-е годы // Народы России: проблемы депортации и реабилитации. Майкоп, 1997; Он же. Историография проблемы депортации российских корейцев в 30 - 40-е годы в Союзе ССР // Вера и жизнь. 1997. N 9/10; и др.

34 См.: Концепция формирования культуры межнационального общения. Ростов н/Д, 2002; Бугай Н. Ф., Гонов А. М. Северный Кавказ: новые ориентиры национальной политики (90-е годы XX века). М., 2004. С. 390 - 391.

35 См.: Ващук А. С. Миграционная политика в России на рубеже 20 - 21 веков: региональный аспект: организационно-правовые вопросы // Материалы Международной научно-практической конференции по изучению проблем совместного проживания и взаимодействия народов в Приморье. Владивосток, 5 - 6 ноября 2004 г. Сеул; Владивосток, 2004. С. 16.

36 См., например: Зиядулаев Н. С. СНГ: дорога в третье тысячелетие. М., 2002. С. 30 - 31.

37 Там же. С. 9.

38 См. Бугай Н. Ф., Сим Хон Ёнг. Общественные объединения корейцев России: конститутивность, эволюция, признание. М.; Сеул, 2004. С. 308.

39 Пак БД. Россия и Корея. М., 2004. Период развития дипломатических отношений между Россией и Кореей с 1860 по 1897 г. рассматривается в кн.: Пак Б. Б. Российская дипломатия и Корея. М., 2004. См. также статью: Пак БД. Труды по истории российских корейцев // Единство: ежем. информ. бюл. М., 2004. Вып. 5/47. С. 32.

40 Пак БД., Бугай Н. Ф. 140 лет в России: очерк истории российских корейцев. М., 2004.

41 Сим Хон Ёнг. Историография проблемы депортации российских корейцев в 30 - 40-е годы в СССР // Вера и жизнь. М., 1997. N 9/10; Бугай Н. Ф. Социальная натурализация и этническая мобилизация (опыт российских корейцев). М., 1998.

42 Бугай Н. Ф., О Сон Хван. Испытание временем... (российские корейцы в оценках дипломатов и политиков. Конец XX - начало XXI в.). М., 2004.

43 Бугай Н. Ф., Сим Хон Ёнг. Общественные объединения корейцев России: конститутивность, эволюция, признание. М., 2004. С. 6 - 7. Рец.: И. Н. Ильина // Отечеств, история. 2005. N 3. С. 202 - 203.



стр. 48


--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

44 Фаттахова Е. Н. Корейские диаспоры в России и США: история, адаптация и интеграция (конец XIX-XX вв.): дисс.... на соискание ученой степени канд. ист. наук. Краснодар, 2004.

45 Попова (Бахмет) Ю. Н. Корейская диаспора Краснодарского края: ист. -культ. аспекты (XX - начало XXI в.): автореф. дисс.... канд. ист. наук. Краснодар, 2004; и др.

46 См.: Третий российско-корейский форум. М., 2002. Первый российско-корейский форум состоялся по инициативе министров иностранных дел двух стран в Москве в 1999 г., а второй - в Сеуле в 2002 г. и был посвящен десятилетию установления дипломатических отношений между Республикой Корея и Российской Федерацией. См.: Томилина Н. Общественная дипломатия в действии // Корус-форум. 2000. N 1. С. 39 - 41.

47 См.: Пятый российско-корейский форум. М., 2004.

48 См., например: Репрессированные народы: история и современность. Элиста, 1992; Репрессированные народы: история и современность. Нальчик, 1994; Российские греки: история и современность. М., 1997; Сотрудничество: материалы 6-й Международной конференции. Москва, 29 - 30 ноября 2000 г. М., 2001; Материалы Международной научной конференции в Сеуле 27 - 28 августа 2004 г., посвященной 140-летию добровольного переселения корейцев в Россию и 100-летию миграции корейцев в Мексику. Сеул, 2004; "Национальный вопрос в интеграции и распаде Союза ССР". М.: Институт российской истории РАН, 14 - 15 сентября 2004 г.; История и положение корейцев в России. Хабаровск, 2004; Проблемы этнической истории и культуры российских корейцев: материалы областной научно-практической конференции, посвященной 140-летию добровольного переселения корейцев в Россию. Оренбург, 2005; и др.

49 См.: Пятый российско-корейский форум. М., 2004.

50 Однако с учетом новой миссии России, которая "становится ключевым игроком глобальной экономики (а значит и политики)" наблюдается резкое изменение и в отношении Дальневосточного региона. Он выступает в качестве главной составляющей геоэкономики. Этим самым объявлен новый курс России на Дальнем Востоке, что повлечет изменение роли этнических общностей, в частности, российских корейцев. См.: Христенко В. Прорыв на Восток // Ведомости. 2006. 6 февр.

51 Так, Дальневосточный федеральный округ с центром в Хабаровске был учрежден Указом Президента Российской Федерации В. В. Путина от 13 мая 2000 г. N 849. Согласно перечню федеральных округов, утвержденному Президентом Российской Федерации от 21 июня 2000 г., в состав округа включены: Приморский и Хабаровский края, Амурская, Камчатская, Магаданская, Сахалинская области, Еврейская Автономная Область, Корякский и Чукотский Автономные Округа.

52 См., например: Новости Сарепты (Южный федеральный округ). Волгоград, 2004. 13 авг.; и др.

53 Министерство культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. Стенограмма заседания Организационного комитета по подготовке и проведению мероприятий, посвященных 140-летию добровольного переселения корейцев в Россию. Москва, 2004. 27 июля. С. 3.

54 См. рецензии: Аманжолова Д. Н. Третья Корея // Российские корейцы 2005. Окт. N 10(77). С. 4; Она же. Корейцы России и стран СНГ в глобализационных процессах // Этнопанорама. Оренбург, 2005. N 3/4. С. 122 - 124; Ким Г. П. Глобализация: путь к интеграции или разъединению // Этнопанорама. Оренбург, 2005. N 3/4. С. 124 - 126.

55 Новости Сарепты. 2004. 13 авг.



стр. 49


--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

56 Корейцы в Союзе ССР-России. ХХ-й век: история в документах. М., 2004; Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. 1937 - 1938. М., 2004; и др.

57 Калиниченко П. М. Польская прогрессивная эмиграция в годы Второй мировой войны. Киев, 1957; В единой семье советских народов // Материалы республиканской межвузовской конференции, посвященной 30-летию воссоединения белорусского народа в едином советском социалистическом государстве. 18 - 19 сентября 1969 г. (Гродно). Минск, 1970; Пиримкулов Ш. Д. Трудовая деятельность и социальное обеспечение польских эмигрантов в СССР в 1943 - 1946 годах // Советское славяноведение. М., 1978 N 2.; Масловский В. И. В борьбе с врагами социализма // Очерки истории классовой борьбы в период построения основ социализма в западных областях Украины. 1939 - 1950. Львов, 1984; Парсаданова В. С. Советско-польские отношения в годы Великой Отечественной войны. М., 1982; Она же. Польская армия Андерса в СССР в 1941 - 1942 годах // Новая и новейшая история. 1988 N 5; Она же. Депортация населения из Западной Украины и Западной Белоруссии в 1939 - 1941 гг. // Новая и новейшая история. М., 1989. N 2; и др.

58 Анализ статей В. С. Парсадановой проведен В. Н. Земсковым. См.: Земское В. Н. Спещюселенцы в СССР. 1930 - 1960. М., 2003.

59 См.: "Мемориал": ист. сб. М., 1997. Вып. 1: Репрессии против поляков и польских граждан; и др.

60 См. подробнее: Климовский Е. Я был адъютантом генерала Андерса. М., 1991.

61 Zeszyti historyczne Institut literarcki. Paryz, 1994.

62 См.: Хаханов А. Месхи // Этногр. обозрение. М., 1891. N 3. Сборник материалов по описанию населения Тифлисской губернии за 1870 г. Свод статистических данных о населении Закавказского края, извлеченных из посемейных списков 1886 года. Тифлис, 1983; Вахушти Г. География Грузии // Западно-Кавказское отделение РГО. Тифлис, 1904. Т. XXIV; Вешапели Г. Турецкая Грузия, Лазистан, Трапезунд и Чорохский край. М., 1916; и др.

63 Лежава Г. П. Изменения классово-национальной структуры населения Абхазии (конец XIX в. - 70-е годы XX в.). Сухуми, 1989.

64 См.: Некрич А. Наказанные народы // Родина. 1990. N 6.

65 Бугай Н. Ф., Броев Т. М., Броев Р. М. Советские курды: время перемен. М., 1993. С. 7.

66 См.: Бараташвили М. Правовое положение месхов - репатриантов в Грузии. Тбилиси, 1998. С. 7.

67 Самойлович А. Кавказ и турецкий мир. Баку, 1926; Шенгелия Н. Н. Сельджуки и Грузия в XVI в. Тбилиси, 1968; Джаошвили В. Ш. Население Грузии. Тбилиси, 1968; Волков Н. Г., Джавахишвили Т. Н. Бытовая культура Грузии XIX-XX веков: традиции и новации. М., 1982; Страны и народы. М., 1984; и др.

68 Цит. по: Бугай Н. Ф., Броев Т. М., Броев P.M. Указ. Соч. С. 14.

69 Зеймаль Е. Народности и их языки при социализме // Коммунист. М., 1988. N 10; Хуршут А. Турки // Лит. Киргизстан. Фрунзе. 1988. N 12.; Бараташвили К., Бараташвили М. Мы - месхи // Лит. Грузия. Тбилиси, 1988. N 9; Панеш Э. Х. Современные этнокультурные контакты месхетинских турок // Этнические и этнографические группы в СССР и их роль в современных этнокультурных процессах. Уфа, 1989; Панеш Э. Х., Ермолов Л. Б. Месхетинские турки (ист. -этногр. анализ проблемы) // Вопр. истории. М., 1991. N 9/10, и др.

70 Тютюнник В. И. Кто они, месхетинские турки // Сов. культура. М., 1989. 17 июня; Бжагноков Б. При свете гласности // Родина. М., 1989. N 2; Шенгелая Э. Полуправда питает ложь // Сов. культура. М., 1989. 19 июня; Арутюнян С. А. Оглядываясь на прошлое // Поиск. М., 1989. N 7; Бугай Н. Ф. Как это



стр. 50


--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

было // Поиск (Москва), 1988,12 - 18 окт.; Соколова В. Овладеть ситуацией // Лит. газ. 1989. 21 июня; Королевский Ф. Национальный вопрос. Гостям указали на дверь // Призыв. Крымск, 1997. 17 сент. и др.

71 См.: Панеш Э. Х. Современные этнокультурные контакты месхетинских турок // Этнические и этнографические группы в СССР и их роль в современных этнокультурных процессах. Уфа, 68 - 72; Панеш Э. Х., Ермолов Л. Б. О роли этнической психологии в межнациональном конфликте // Этнокультурные процессы: традиции и современность. Л., 1990; и др.

72 См. также обзорную статью: Бугай Н. Ф. 20 - 50-е годы: принудительные переселения народов // Обозреватель. 1993. N 11 (15). С. 122 - 127.

73 См. например: Хуршут А. Турки // Лит. Киргизстан. Фрунзе, 1998. N 12. С. 102 - 111,и др.

74 Земское В. Н. Спецпоселенцы в СССР. 1930 - 1960. М., 2003.

75 Симоненко В. А. Месхетинские турки: историческая судьба и проблемы культурной адаптации. Краснодар, 2003.

76 Президент Российской Федерации В. В. Путин, выступая в Анкаре во время визита в Турцию, в очередной раз открыто заявил, что "Россия не готова, не хочет, и не будет брать на себя ответственность за полное решение конфликтов на постсоветском пространстве. Мы будем играть конструктивную и посредническую роль". Таким образом, предложен конструктивный подход, и он может быть широко использован при решении сложных вопросов, возникающих в отношениях между государствами, в частности, между Россией и странами Балтии. В мае 2005 г., во время торжеств, приуроченных 60-летию победы Союза ССР в Великой Отечественной войне, Президент России В. В. Путин напомнил, что еще в 1989 г. Съезд народных депутатов СССР принял постановление, в котором осудил пакт Молотова-Риббентропа, считая его юридически несостоятельным, не отражающим мнение народа, являвшимся сделкой политиков. В этой ситуации вряд ли возможно выполнение выдвигаемых перед Россией требований со стороны стран Балтии.

77 Собакин В. К. Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе и международное право. 1975. М., 1977; Репрессированные народы Советского Союза. Наследие сталинских депортаций. Отчет Хельсинкской группы по правам человека. Сентябрь, 1991. Хельсинки, 1991; Работа с беженцами и переселенцами: руководство для активистов Красного Креста и Красного Полумесяца. М., 1992; Государственное право и межнациональные отношения в странах западной демократии. М., 1993; СССР и "холодная война". М., 1995; Информационный бюллетень по вопросам миграции. 1996. Май, N 6. Бюро MOM в Москве. М., 1996; и др.

78 Репрессированные народы: история и современность. Элиста, 1992; Казачество в истории России. Краснодар, 1993; Проблемы межнациональных отношений и пути их стабилизации: материалы научно-практической конф. (Железноводск, 1993). Ставрополь, 1994; Репрессированные народы: история и современность, Нальчик, 1994; Пятидесятилетие Великой победы над фашизмом: история и современность: материалы Международной конференции. М., 1995; Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге: материалы Российско-германской научной конференции. Анапа, 23 - 26 сентября 1994 г. М., 1995; Материалы Международной конференции. Март, 1995. Мюльхаим-Рур (Германия). История лагерей, переселений, депортаций, массовых уничтожений в СССР и в Германии (1933 - 1945 гг.) // Обозреватель. М., 1995. N 10; Лагеря, принудительная работа, изгнание и депортация. Эссен, 1999; и др.



стр. 51


--------------------------------------------------------------------------------

--------------------------------------------------------------------------------

79 См. об этом: Голос курда. М., 1993. N 12(22 - 23). Янв. -февр.

80 См.: Материалы конференции: беженцы и мигранты в странах СНГ. 30 - 31 мая 1996 г. УВКБ ООН. М., 1996. С. 6, 13.

81 Из дневниковых записей Н. Ф. Бугая.

82 См. раздел о реабилитации народов, опубликованный в "Теегин герл" ("Свет в степи"). Элиста, 1990. N 3. С. 3 - 20.

83 Стенограмма Парламентских слушаний Комитета Государственной думы Российской Федерации по делам национальностей от 21 марта 1995 г. С. 74.

84 См.: Рекомендации Парламентских слушаний Государственной думы Российской Федерации по вопросу "Северный Кавказ: проблемы межнациональных отношении, укрепление единства Российской Федерации" от 21 марта 1995 г. Сб.

85 См.: Бугай Н. Ф. Турки из Месхетии: долгий путь к реабилитации. 15.XI.1944 - 1994 гг. М., 1994.

86 См.: Документы из архива. Берия докладывает Сталину // Коммунист. М., 1991. N 3; "Погружены в эшелоны и отправлены к местам поселений..." Л. Берия - И. Сталину // История СССР. М., 1991. N 1; Досье "Востока". 20 - 40-е годы: трагедия народов // Восток. М., 1992. N 2; 40 - 50-е годы: последствия депортации народов (свидетельствуют архивы НКВД-МВД СССР) // История СССР. М., 1992. N 1; Иосиф Сталин - Лаврентию Берия: "Их надо депортировать..." Документы, факты, комментарии. М., 1992; Материалы к серии "Народы и культура". М., 1992; Вып. 12: Депортация народов (1930 - 1950-е годы), ч. 1: Так это было. М., 1993. Т. 1 - 3; Реабилитация репрессированных народов и граждан. 1954 - 1994. М., 1994; и др.

87 См. подробнее рец.: Широков С. Без ретуши и перекосов // Комсомолец Калмыкии. 2003. 10 дек.; Отечественная история. М., 2004. N 4. Этот же аспект проблемы рассматривается и в книге "Час испытаний. Депортация, реабилитация и возрождение балкарского народа": сб. док. (Нальчик, 2003), и др.

88 Из истории ингерманландских финнов //Радуга. 1990. N 10; Бугай Н. Ф. Север в политике переселения народов // Север. 1991. N 4; Он же. Конец 30-х -40-е годы. Европейский Север: депортации народов / Труды института, языка, литературы и истории Коми научного центра Уральского отделения РАН. Сыктывкар, 1991. Вып. 52; Он же. Ингерманландцы под грифом "секретно" // Север. 1992. N 3; Он же. Трагедия ингерманландцев в документах // Обозреватель: информ.-аналит. журн. 1994. N 19/20; Гильди Л. Беда народа: сб. статей и материалов. СПб., 2003, и др.

89 До 1990-х годов было довольно сложно публиковать что-либо по проблеме принудительных переселений чеченцев и ингушей.

90 Виноградов В. Б., Хашегульгов Б. Основные вехи истории Чечено-Ингушской АССР. Грозный, 1988; Гакаев Х. А. В годы суровых испытаний. Грозный, 1988; Боков Х. Эхо невозвратного прошлого. М., 1989; Живая память. О жертвах сталинских репрессий. Грозный, 1991; Авторханов А. Империя Кремля. Советский тип колониализма. Вильнюс, 1990; Он же. Убийство чечено-ингушского народа: народоубийство в СССР. М., 1991; Бугай Н. Ф. Депортация народов Северного Кавказа: проблемы административно-территориального устройства // Народы России: проблемы депортации и реабилитации. Майкоп, 1997; Ибрагимов ММ. Власть и общество в годы Великой Отечественной войны (на примере национальных республик Северного Кавказа). М., 1998; Дауев С. Чечня: коварные страницы истории. М., 1999; и др.



стр. 52


Опубликовано 11 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Н. Ф. Бугай • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: История и историки, 2004, №1

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.