ПИСЬМА АКАДЕМИКА П.Г. ВИНОГРАДОВА

Актуальные публикации по вопросам истории России.

NEW ИСТОРИЯ РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПИСЬМА АКАДЕМИКА П.Г. ВИНОГРАДОВА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

45 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


ПИСЬМА АКАДЕМИКА П.Г. ВИНОГРАДОВА
Автор: И. В. ШКЛОВСКОМУ (ДИОНЕО)*


В самом начале 1926 г. журнал "Голос минувшего" откликнулся на скорбную весть о кончине одного из известнейших российских историков конце XIX - начала ХХ в. Павла Гавриловича Виноградова двумя статьями-воспоминаниями. Автором первой был бывший студент, а впоследствии известный историк А.А. Кизеветтер, который представил читателям сохранившийся в его памяти облик ученого-педагога и общественного деятеля 1 . Вторая статья была написана российским журналистом И.В. Шкловским, долгое время жившим в Англии и достаточно часто контактировавшим с Виноградовым в период после революции 1917 г. Его очерк довольно верно характеризовал настроения историка в это время и мнение Виноградова о причинах и последствиях произошедшего на родине. И все же... Если изложение и интерпретация Шкловским основных положений Виноградова, высказанных им на страницах сборника "Воссоздание России" и "Британской энциклопедии", не вызывают возражения, то передача позиции Павла Гавриловича в переписке со Шкловским по поводу написания последним книги о "третьем элементе" по заказу фонда Карнеги не совсем точна. В этом легко убедиться, сравнив оценки Шкловского и сами письма, которые хранятся в Российском государственном архиве литературы и искусства.

Поскольку эмигрантские издания являются раритетами в российских библиотеках, то вполне позволительно привести длинную выдержку из статьи Шкловского в журнале "Голос минувшего".

"В 1921 году в Америке задуман был широкий план издания ряда книг, представляющих собой экономическую и социальную историю великой войны. Редактором серии книг, касающихся России, назначен был П.Г. Виноградов, который и пригласил русских писателей и ученых, распределивши между ними темы. Так как мне досталось тогда писать книгу о третьем элементе во время войны, то с 1922 г. мы часто начали встречаться и переписываться с П.Г. Виноградовым. Воспитанные люди узнаются прежде всего по тому, что они отвечают на письма, говорят англичане. Один из русофобов, подписывавшийся в английских журналах русским псевдонимом Ланин - (Диллон), перечисляя великие грехи русской интеллигенции, отмечает, между прочим, что она не считает надобным отвечать на письма. Это замечание, конечно, ни в коем случае не относилось к П.Г. Виноградову. Бесконечно занятый всегда научными работами, лекциями и вообще литературной работой (он, например, вел русский отдел в томах 30, 31, 32 "Британской энциклопедии"), - он всегда аккуратно, обстоятельно и собственноручно отвечал на письма. Так как русский ученый страдал глазами, то его почерк становился все более и более неразборчивым; но прибывало ли письмо, когда П[авел] Г[аврилович] находился в Оксфорде, в Риме, или в


--------------------------------------------------------------------------------

* Работа выполнена при поддержке Московского общественного научного фонда (МОНФ).

стр. 317


--------------------------------------------------------------------------------

Палермо, - он тотчас же отвечал, придерживаясь английского правила, что на письма отвечают не позже, как через день. Перед тем, как П.Г. Виноградов уехал в последний раз в Париж, я написал ему. Дело шло о научных трудах проф. А. Венгера в Мюнхене. На письмо это я в первый раз не получил ответа. И вот, несколько дней тому назад, секретарь П.Г. Виноградова переслал мне ответ на мое письмо, найденное в бумагах покойного. Письмо было им написано, запечатано, но окружающие забыли отправить. Почерк этого предсмертного письма едва можно было разобрать, но оно отличается обычной для П.Г. Виноградова точностью и обстоятельностью. Человек, сохранивший до конца жизни наружность костромича, был не только большой ученый, но еще европеец в лучшем смысле слова. <...>

Теперь приведу один пример, показывающий, как ревниво защищал в последние годы П.Г. Виноградов Россию от всяких "обид", иногда совершенно мнимых. Передо мною письмо Пав[ла] Гав[риловича] от 25 июня 1922 г. относительно одной главы моей книги, написанной для серии "Economic and Social History of the World War". Дело идет об обстановке, при которой жили крестьяне до войны. По мнению П[авла] Г[авриловича], картины, набросанные мной "страдают односторонностью". "У иностранца, который прочтет главу, - писал П.Г. Виноградов, - возникает вопрос: "как до сих пор могло просуществовать это общество?"". Враги России и русского народа возьмут, - предсказывал Виноградов, "целые страницы" из этой книги. "Ответственность остается на авторе, - продолжает П[авел] Гав[рилович], - и я, как редактор, мог только устранить или несколько смягчить крайности". Письмо это меня крайне смутило тогда. Конечно, я писал книгу очень быстро, и какая-нибудь неуклюжая фраза могла вырваться; но план и тезисы были тщательно выработаны и продуманы. Мне всегда казалось, что я, как старый народник, склонен идеализировать деревню, в особенности ту, которую знаю хорошо с детства, т.е. деревню украинскую. И вдруг оказывается, что у меня "вышел памфлет на всю крестьянскую Россию". В чем дело? Я свиделся с Пав[лом] Гав[риловичем] и увидел "ужасные" места. То были не мои слова, а две выдержки из отчетов земских врачей. В первой выдержке говорится: "Нет в мире такой культурной страны, где все неблагоприятные капитальные условия, подрывающие физические и духовные силы населения, соединились бы с такой силой как в России. Жилище, питание, условия труда, водоснабжение, состояние почвы, - все это является грубым нарушением элементарных правил санитарии". И иллюстрируя это основное положение, взятое из отчета земского врача, я привел выдержку из книги "Умирающая деревня" с описанием избы зажиточного крестьянина Воронежской губернии. В помещении с 229,2 куб. ар. воздуха - жили 22 человека, так что на каждого приходилось 9,5 куб. ар., или в шесть раз меньше, чем полагается по гигиене. "Больные, старые, хилые и малолетние члены семьи отправляют свои нужды в избе, тут же стряпают, сушат одежду, обувь, сбрую и курят махорку... Рано утром, после ночи, воздух во многих избах бывает так плох, так зловонен и переполнен всевозможными испарениями людей, животных, земляного пола и грязной одежды, что у вошедшего

стр. 318


--------------------------------------------------------------------------------

с улицы непривычного человека захватывает дух, начинает кружиться голова и теснить в груди чуть не до обморока. Это и есть, по всей вероятности, тот сказочный дух, который везде различишь и в котором, по народной поговорке, хоть топор вешай". Таковы были "страшные" места, смутившие Павла Гавриловича. Читатель, вероятно, вспомнит, что книга "Умирающая деревня", вышедшая в 1909 году, принадлежит А.И. Шингареву. На это обстоятельство я указал тогда Виноградову. Ненависть к большевикам и страстная любовь к России, в соединении, вероятно, с болезненным, затаенным сознанием "отступничества" 2 , все это, мне кажется, затуманило на момент проницательность и прозорливость большого ученого. Остался только патриот, ревниво относившийся к чести родины и, без всякого основания, страшащийся, что враг воспользуется как-нибудь даже не моим мнением, а выдержкой из книги Шингарева для подкрепления утверждения: "Разве не правы были большевики, и т.д."" 3 .

Теперь посмотрим, как предстает данный эпизод в письмах. Впервые Виноградов известил Шкловского о плане издания по истории первой мировой войны, финансируемого фондом Карнеги, открыткой, посланной из Италии 10 февраля 1922 г. Приглашая его принять участие в написании одной из книг, Павел Гаврилович предупреждал: "Имейте ввиду, что история должна быть социальная, а не литературная. Материалы литературные могут, конечно, быть использованы" 4 . В следующей открытке, посланной из отеля Villa Ludovisi в Риме, Виноградов продолжал обсуждение предложенного проекта и проспекта книги Шкловского. "Нельзя ли ввести в программу главы о расширении столичных и провинциальных изданий и их относительного влияния на публику, а также о формах пропаганды в народе, - интересовался историк. - Имейте ввиду, что большевистский период исключается из плана издания. В остальном программа интересная и я надеюсь, что пройдет у издателей" 5 .

С весны, когда Виноградов вернулся в Оксфорд, началась редакторская работа над рукописью. Плохое зрение Виноградова и мелкий почерк Шкловского определили ее порядок: присланный текст перепечатывался на машинке М.Т. Флоринским, а затем редактировался Виноградовым. Поскольку Шкловский писал по-русски, а текст должен был быть представлен на английском языке, то Павел Гаврилович в письме 19 мая предложил: "Что касается перевода, то разрешите поручить его Г-же Звягинцевой. Она страшно нуждается и сидит в настоящее время без работы. Переводчик она вполне компетентный" 6 . Однако Шкловский предпочел воспользоваться услугами К.Д. Набокова.

В следующем письме от 1 июля Виноградов вновь извинялся за медленное продвижение дел из-за плохого зрения. Однако он успел к этому времени просмотреть две главы, заметив, что "написаны они, разумеется, живо и талантливо", но выходят за рамки темы "История России в 1914-1917 гг." Деликатно указывая на обилие общеизвестных фактов в рукописи, Виноградов писал, что книга хоть и рассчитана на

стр. 319


--------------------------------------------------------------------------------

иностранного читателя, но на того, которому они уже хорошо знакомы. Заметим, что эти слова выходили из-под пера историка, который к этому времени опубликовал в Англии не только несколько статей с оценками деятельности земцев в России, но и довольно объемную написанную поанглийски брошюру, в которой освещалась как история земств, так и их работа в годы Первой мировой войны 7 . Поэтому Виноградов считал себя вправе высказать некоторые замечания, отражающие его собственное видение проблемы. Он писал, что "желательно подчеркнуть где-нибудь, что и в административных, и в цензовых сферах земства было немало людей демократичных и полезных по своей деятельности - Н. Милютин 8 , Унковский 9 , Самарин 10 , Шипов 11 , принадлежавших этим кругам. Беда России была в том, что дельные люди были разделены потоком недоверия и вражды, который образовался вследствие долгих годов правительственной опеки. То ограниченное самоуправление, которое было предоставлено земству, само по себе могло бы сослужить полезную политическую службу в России, как и в Англии или Германии, если бы цензовые и бюрократические ограничения не были бы углублены, как в Ирландии, культурной непримиримостью. Если Вы писали для иностранцев, то надо постараться объяснить им, что и в эпоху "царизма" происходила великая государственная работа, к сожалению, под знаком дуализма. А то может получиться такой вывод, что большевики и в самом деле правы, растоптав всю историческую традицию России" 12 . Тем самым Виноградов пытался провести свою давнюю мысль о культурной пропасти между образованным меньшинством общества и основной массой народа, "дуализме культуры", как главной психологической причине революционных потрясений в России 13 .

В двух письмах от 4 и 6 июня Виноградов обещал ускорить чтение с тем, чтобы закончить исправления и сокращения текста к 1 июля, а также обещал похлопотать о гонораре за 200 страниц. Однако он вынужден был объяснить, что сложности связаны с оформлением платежных документов через фонд. Расчет осуществлялся, как объяснил Виноградов в следующем письме, "по числу английских страниц переведенного текста". Все же ему удалось добиться для Шкловского около 200 фунтов в счет утвержденных русских страниц. Думается, что данный момент тоже немаловажен для понимания дальнейших разногласий между автором и редактором.

На нарастание разногласий в оценке значимости вычеркиваемого Виноградовым текста указывает следующее письмо от 19 июня. Павел Гаврилович отмечал в нем, что он вычеркивает лишний материал о школе и учителях, выходящий за рамки обозначенного периода. "Ваши общие аргументы нигде не изменены", - уверял он Шкловского. Вновь обосновывая свое отличное от авторского видения проблемы, Виноградов ссылался на собственный опыт работы гласным Московской городской думы, где он с 1898 по 1901 г. возглавлял училищную комиссию. "Я нисколько не расположен отстаивать политику правительства в школьном деле, - писал он, - я достаточно ознакомился с нею в те семь лет, когда мне пришлось работать по начальному образованию в Московской Думе. Но необходимо было указать на конструктивные, хотя и неудачные попытки

стр. 320


--------------------------------------------------------------------------------

консерваторов вроде Рачинского 14 . Иначе будут упрекать в замалчивании и в несправедливости. Считаете ли Вы возможным прибавить к характеристике церк[овно]- приходской школы 2-3 страницы о направлении Рачинского? На англичан оно произвело сильное впечатление (см. напр. отчет Darlington'a в Board of Education)" 15 .

Следующим было уже упомянутое самим Шкловским в воспоминаниях письмо от 25 июня. В конце его Виноградов предупреждал, что текст будет просматривать еще профессор Шотуель, издатель фонда.

Для характеристики взглядов Виноградова важны два публикуемые письма.

А.В. Антощенко

Сorpus Christi College

30-VI-22

Многоуважаемый Исаак Владимирович,

Очень жаль, что наши взгляды настроены на различный лад, но в теперешнем состоянии русского общества в этом нет ничего мудреного. Мне представляется, что Вы пишете слишком черное по черному и поэтому выходит односторонне. Ведь и у Глеба Успенского 16 изображаются не только звериные черты русских крестьян, но и их жизнь под "властью земли", в которой есть законный смысл и достоинство. Про Толстого 17 и говорить нечего - и в повестях, и в сказках, он вывел ряд праведников наряду с служителями "тьмы". В народе есть и религия, и благочестие, хотя и не в славянофильском, богомазном смысле. Ю. Самарин писал об этом баронессе Раден 18 гораздо лучше, чем проповедовал Хомяков 19 .

Пишу конечно не для того, чтобы переубедить Вас - когда нам теперь переучиваться, - а чтобы оберечь успех книги, которой грозят различные опасности. Шотвелю 20 , как представителю американской публики, она может показаться "не на тему" - он только что забраковал работу одного австрийского историка, который слишком увлекся стратегическими соображениями. Вы в последних, конечно, не повинны, но американцам может показаться пласт слишком глубоко увязшим в XIX веке.

А затем нежелательным дать материал врагам России - прежде всего большевикам, а кроме того и полякам, немцам, последователям Биконсфильда 21 в Англии и т.п. В этом объяснение различных урезок и сокращений. Будем надеяться "for the best"*!

Преданный Вам, П. Виноградов 22

И следующее письмо, которое писалось после представленной в воспоминаниях Шкловского встречи.

Field Cottage, Road's Hill

Oxford

17-VII-22


--------------------------------------------------------------------------------

* на лучшее (англ.)

стр. 321


--------------------------------------------------------------------------------

Многоуважаемый Исаак Владимирович,

Я ничего не имею против восстановления большей части отмеченных красным карандашом мест и пошлю листки К.Д. Набокову 23 с соответствующими распоряжениями. Страницы были вычеркнуты с точки зрения необходимости придерживаться эпохи и темы. Сами по себе отмеченные места не возбуждают никаких сомнений и действительно могут пригодиться для последующего. Упоминание о 1847 г. лучше однако устранить "страха ради иудейского", а также во избежание повторений.

Что касается общего суждения о "черноте" впечатления, то трудно, подводя его, избежать субъективности в подготовке и оценке. Третий элемент изображен Вами не только с отрицательной, но и положительной стороны и, я думаю, получилось впечатление не только от отвлеченности, непримиримости и непрактичности его образа мыслей, но и от самоотверженности и подвижничества его деятельности. Я лично удручен преимущественно полным отсутствием правительства и цензовой России, с одной стороны, "народа" - с другой. Нечего говорить хомяковские стихи о неправде черной и литературные отражения русской жизни у Щедрина 24 , Чехова 25 и др[угих] дают Вам много оправдательных документов, а то, что происходит сейчас в Совдепии более удручительно, чем самые удручительные характеристики прежнего. Но я всетаки вспоминаю столько хорошего из годов своей молодости и среднего возраста как раз из цензовых кругов, и, с другой стороны, настолько верю Толстому, Достоевскому 26 , Ключевскому 27 , что все-таки подвожу итог с некоторым, может быть мечтательным, оптимизмом.

Возвращаясь к прежним вопросам. Я передал Шотуелю первые три главы в переводе Набокова, предпослав им объяснения относительно общего характера книги. Он прислал свои замечания, на которые я ответил. Прилагаю выписки из этой переписки. Вы увидите из нее, что мои опасения относительно соответствия темы оказались основательными. Надеюсь, что Вы найдете возможным произвести кое-какие "adjustments"* в указанном Шотуелем направлении. Он не только представляет точку зрения американского читателя, но и хорошо знаком с взглядами и настроениями уполномоченных фонда.

Преданный Вам, П. Виноградов

Правоту редакторских оценок Виноградова подтвердило дальнейшее развитие событий. В письме от 25 июля Павел Гаврилович высказал свои соображения относительно размеров и характера вступления и заключения, а в письме от 14 августа выразил уверенность в положительном решении вопроса о публикации книги. Однако в письме от 21 сентября, посланном Шкловскому после своего возвращения из Праги, Виноградов писал, что Шотуель требует более точного приведения текста в соответствие с темой и планом. Причем от этого зависела, как сообщал редактор, уплата оставшегося вознаграждения и публикация книги. Поэтому Виноградов указывал, что "необходимо произвести те

стр. 322


--------------------------------------------------------------------------------

"certain additions and adjustments"*, упомянутые в предыдущем моем письме к Вам.

Главные возражения Шотуеля сводятся к двум: 1) работа распространяется "too far a field"**; 2) в первой ее части недостаточно выяснена связь с войной 1914-1917 гг. Чтобы устранить эти недостатки, - советовал Павел Гаврилович, - нужно, мне кажется, сделать следующее:

1) изменить заглавия. Я предлагаю: The psychology of the Russian Zemstvos' workers and the War***.

2) Сократить вводные характеристики различных направлений за время XIX в.

3) Прибавить, по возможности, сведения о прямом участии учителей и статистиков во время войны. По последнему пункту ожидаю от Вас дополнений, насколько возможно "matter of facts"****. О 1-м и 2-м похлопочу сам.

Ваш, П. Виноградов" 28 .

Это последнее из хранящихся в РГАЛИ писем Виноградова к Шкловскому, но и незавершенная коллекция корреспонденции раскрывает "маленькие интимные черты", которые, как справедливо заметил журналист, "помогут дорисовать портрет первоклассного ученого с заслуженным мировым именем" 29 .

1 См.: Кизеветтер А.А. Научная и общественная деятельность П.Г. Виноградова // Голос минувшего. 1926. N 2. С. 245-248.

2 Имеется в виду отступничество союзников по Антанте, которое резко критиковалось П.Г. Виноградовым после родившейся в Версале инициативы усадить за стол переговоров на Принцевых островах представителей всех сил, сражающихся в гражданской войне в России. См.: Vinogradoff P. Russia // Enciclopaedia Britannica. 12th edition. 1922. Vol. XXXII. P. 328.

3 Дионео [Шкловский И.В.]. П.Г. Виноградов и революция // Голос минувшего. 1926. N 2. С. 249-251, 255-257.

4 Российский государственный архив литературы и искусства. Ф. 1390. Оп. 2. Ед. хр. 47. Л. 1 об. (Далее: РГАЛИ).

5 Там же. Л. 2.

6 Там же. Оп. 1. Ед. хр. 13. Л. 3. Еще одна черта, характеризующая личность Виноградова.

7 См.: Vinogradoff P. Growth of provincial self government // Times. 1915. April 26. P. 3; Idem. Self-government in Russia. L., 1915; тема широко освещалась Виноградовым в других статьях и лекциях: The reforming work of the tzar Alexander II; The meaning of the present development in Russia // Lectures on the history of the nineteenth century. Cambridge, 1902; The peasant caste in Russia // Independent Review. 1904. Vol. IV. N 13; The Russian problem // Yale Review. 1914. Vol. IV. N 1. Анализ оценок Виноградовым земского самоуправления в России см.: Антощенко А.В. Голос минувшего // Земский вестник. 1997. N 2. С. 21-27.

8 Милютин Николай Алексеевич (1818-1872) - государственный деятель, представитель либеральной бюрократии, активный участник подготовки крестьянской реформы, член Редакционных комиссий. Виноградов высоко оценивал его вклад в разработку


--------------------------------------------------------------------------------

* определенные дополнения и исправления (англ.) ** слишком далеко за пределы темы (англ.) *** психология российских земцев и [первая мировая] война (англ.) **** фактического свойства (англ.)

стр. 323


--------------------------------------------------------------------------------

реформ 1860-х годов. См.: Vinogradoff P. The reforming work of the tzar Alexander II. P. 247, 249; Idem. Selfgovernment in Russia. P. 49.

9 Унковский Алексей Михайлович (1828-1893) - общественный деятель, в 1857- 1859 гг. предводитель дворянства Тверской губернии, автор либеральной программы отмены крепостного права. Виноградов отмечал его среди сторонников осуществления реформ 1860-х годов. См.: Vinogradoff P. Selfgovernment in Russia. P. 51.

10 Самарин Юрий Федорович (1819-1876) - общественный деятель, историк и публицист, один из лидеров славянофильства. Одна из Ильчестерских лекций Виноградова, прочитанных в Оксфорде в 1891 г. называлась "Ю. Самарин и русская политика". С ее содержанием историк познакомил английских читателей во время первой мировой войны, опубликовав статью: A prophetic career // The British Review. 1915. Vol. XII. N 1. P. 3-14.

11 Шипов Дмитрий Николаевич (1851-1920) - видный земский деятель, в 1893- 1904 гг. председатель Московской земской управы, один из организаторов партии октябристов. Виноградов был лично знаком с Шиповым, высоко ценил его общественную деятельность и поддерживал, хотя и не во всем, политическую программу октябристов.

12 РГАЛИ. Ф. 1390. Оп. 1. Ед. хр. 13. Л. 6-7 об.

13 Ср.: Виноградов П.Г. Политические письма // Русские ведомости. 1905. 5 августа; Idem. Western and Eastern ideals in Russia // The Fortnightly Review. 1919. May 1. P. 676.

14 Рачинский Сергей Александрович (1833-1902) - педагог, общественный деятель. Виноградов критиковал его взгляды на народное образование, т.к. считал, что правительство поддерживало развитие церковно-приходских школ в ущерб земским. См.: Vinogradoff P. Self-government in Russia. P. 79.

15 РГАЛИ. Ф. 1390. Оп. 1. Ед. хр. 13. Л. 13-13 об. В брошюре о самоуправлении в России Виноградов ссылался на статью Дарлингтона "Education in Russia" (Образование в России), помещенную в 33 томе специальных докладов комитета по образованию. См.: Vinogradoff P. Selfgovernment in Russia. P. 79, fn. 1.

16 Успенский Глеб Иванович (1843-1902) - писатель. Подобным же образом Виноградов характеризовал изображение крестьянства Успенским в своем выступлении "За и против республики". См.: В России желательна республика. Статья П.Г. Виноградова. 1918 г. / Вступл., публ. и ком. А.В. Антощенко // Исторический архив. 1997. N 2. С. 56. Ср.: Vinogradoff P. Western and Eastern ideals in Russia. P. 676.

17 Толстой Лев Николаевич (1828-1910) - писатель. Виноградов ссылался на его произведения при характеристике психологии-русского народа. См.: Vinogradoff P. The Russian revolution. Its religious aspect // Land and Water. 1917. August 2. P. 44.

18 Раден Эдита Федоровна (1820-1885) - баронесса. Ее салон в Михайловском замке стал местом общения передовых общественных деятелей и либеральных представителей придворных кругов и высшей бюрократии. В упоминавшейся статье Виноградова о Самарине цитируется одно из писем Юрия Федоровича Раден. См.: Vinogradoff P. A prophetic career. P. 14.

19 Хомяков Алексей Степанович (1804-1860) - религиозный философ, публицист, поэт, драматург, писатель, историк, один из основателей славянофильства. Одна из Ильчестерских лекций Виноградов была посвящена ему ("А. Хомяков и богословие славянофильства"). Об изменении оценок славянофильства Виноградовым см.: Антощенко А.В. П.Г. Виноградов о славянофилах, традиции и новации в развитии России // Российская интеллигенция: традиции и новации. Иваново, 1997. С. 315-318.

20 Шотвель (допустима также русская транскрипция Шотуель - Shotwell) Джеймс Томас (1874-1965) - американский историк, редактор фонда Карнеги.

21 Дизраели (Disraeli) Бенджамин, лорд Биконсфилд (Beaconsfield) (1804-1881) - английский государственный деятель и писатель, считавший Россию главным противником в восточной политике Великобритании. Виноградов в своих статьях периода первой мировой стремился доказать, что "после 1871 г. распря между Россией и Англией стала анахронизмом" и "традиции биконсфильдовской эры" должны уйти и уходят в прошлое. См.: Виноградов П.Г. Англия и Россия // Биржевые ведомости. 1915. 15(28) января; Он же. Английское общественное мнение и война // Там же. 1915. 27 февраля (12 марта), 28 февраля (13 марта); Он же. Мечты о мире // Там же. 1916. 22 марта (4 апреля), 23 марта (5 апреля). Однако в очерке о России для "Британской энциклопедии" он вынужден был констатировать, что "реорганизация России на имперских путях была

стр. 324


--------------------------------------------------------------------------------

неприятна для многих английских консерваторов, которые все еще были под влиянием идей Дизраели" (Ibid. P. 328).

22 РГАЛИ. Ф. 1390. Оп. 1. Ед. хр. 13. Л. 15-16 об.

23 Набоков Константин Дмитриевич (?-1929) - дипломат, до сентября 1919 г. исполнял обязанности поверенного в делах в Лондоне. Вместе со Шкловским входил в состав комитета Русско-британского 1917 г. Братства. Комитет с июля по декабрь 1919 г. возглавлял Виноградов.

24 Щедрин Н. - псевдоним писателя Салтыкова Михаила Евграфовича (1826- 1889). Виноградов не обращался к его образам в своих публицистических статьях. Однако начало одной из его статей в "Освобождении" ("Комическая фигура"), подписанной "абв", напоминает стилистику щедринской сатиры. Ср.: Освобождение. 1903. 18 сентября (1 октября). N 7(31). С. 113.

25 Чехов Антон Павлович (1860-1904) - писатель, драматург. Психологические характеристики Чеховым российской интеллигенции использовались Виноградовым в его публицистических статьях. См.: Виноградов П.Г. Политические письма // Русские ведомости. 1905. 5 августа; Idem. The Russian revolution. Its religious aspect. P. 43.

26 Достоевский Федор Михайлович (1821-1881) - писатель. Виноградов неоднократно ссылался на его произведения для характеристики психологического портрета российской интеллигенции. См.: Виноградов П.Г. Политические письма // Русские ведомости. 1905. 5 августа; Idem. The Russian revolution. Its religious aspect. P. 43. В дневнике 1920 г. сохранились записи Виноградова о впечатлении от чтения "Бесов", на основе которых историком затем была дана психологическая характеристика большевизма. Ср. выдержки из дневника в: Антощенко А.В. Московский ученый за рубежом: Гарвардская коллекция материалов архива академика П.Г. Виноградова // Археографический ежегодник, 1997. М., 1997. С. 297 и Vinogradoff P. Russia at the cross-road // The Contemporary Review. 1921. Vol. CXIX. P. 745. Неудивительно, что попытка Шкловского раскрыть значение творчества Достоевского на основе многочисленных отсылок к другим исследователям вызвала едкое замечание Виноградова: "Достоевский слишком своеобразен, чтобы объяснять его взгляды выписками из других авторов". - РГАЛИ. Ф. 1390. Оп. 2. Ед. хр. 47. Л. 5.

27 Ключевский Василий Осипович (1841-1911) - историк. Виноградов называл Ключевского одним из талантливейших исследователей прошлого, наряду с Момзеном и Мэтландом оказавшим наиболее существенное влияние на развитие его исторических взглядов. См.: Fisher H.A.L. A memoir // Collected Papers of Paul Vinogradoff. Oxford, 1928. Vol. 1. P. 69.

28 РГАЛИ. Ф. 1390. Оп. 1. Ед. хр. 13. Л. 24-24 об.

29 Дионео [Шкловский И.В.]. П.Г. Виноградов и революция. С. 257.

стр. 325

Опубликовано 11 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© И. В. ШКЛОВСКОМУ (ДИОНЕО)* • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Журнал "История и историки", 2001, №1

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.