Рецензии. Р. ХОЛДЕМАН. ПРЕДЕЛЫ ВЛАСТИ

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. Р. ХОЛДЕМАН. ПРЕДЕЛЫ ВЛАСТИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

70 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


R. HALDEMAN (With Joseph Di Mona). The Ends of Power. London, W. H. Allen and Co. Ltd. 1978. 365 p.

Р. ХОЛДЕМАН. Пределы власти

Среди центральных фигур "уотергейтского дела", потрясшего американскую государственную и политическую систему, бывший руководитель аппарата Белого дома при Р. Никсоне Р. Холдеман занимает особое место. Он считался многими политиче-

стр. 164


сними деятелями вторым после президента человеком по реальной государственной власти. 30 апреля 1973 г. Никсон, чтобы отвести от себя удар, удалил Холдемана из Белого дома. Вскоре последний был осужден и оказался в тюрьме.

Автор опирается на свои дневники, воспонимания и материалы, ставшие известными после формального завершения "уотергейтского дела". Холдеман уделяет много места описанию личных качеств Никсона, а также его помощников - по вопросам национальной безопасности Г. Киссинджера и по внутриполитическим вопросам Дж. Эрлихмана, пресс-секретаря Белого дома Р. Зиглера и других. По словам Холдемана, для Никсона была характерна ненависть к "восточному истэблишменту" - привилегированным представителям господствующей в США элиты - выходцам из Новой Англии, Нью-Йорка и некоторых других близлежащих районов. Холдеман обращает внимание на изворотливость Киссинджера, его тщеславие и способность менять свои взгляды в зависимости от обстоятельств. Его знали как "ястреба из ястребов", однако в нужных случаях он умел прикидываться "голубем" (стр. 121 - 123).

Одной из проблем для Никсона и Киссинджера, пишет Холдеман, была утечка в прессу секретной информации, главным образом в связи с американо- вьетнамскими переговорами по мирному урегулированию (стр. 127). Холдеман знал, одобрял и проводил в жизнь указания Никсона и Киссинджера о подслушивании разговоров государственных служащих и журналистов. Подобная практика, пишет он, широко применялась предыдущими администрациями, особенно при Дж. Кеннеди.

Узнав об операции "команды водопроводчиков" в помещении штаб-квартиры демократической партии, расположенной в комплексе "Уотергейт", 17 июня 1972 г., Холдеман решил, что это могло быть делом рук помощника Никсона "по особым поручениям" Ч. Колсона, который признавал своим боссом только президента. За всеми проектами Колсона - от попыток добыть компрометирующие материалы на Э. Кеннеди до предотвращения скандала, связанного с нарушением антитрестовского законодательства компаниями, финансировавшими избрание Никсона, - стоял, как отмечает Холдеман, сам президент. Колсон для проведения наиболее секретных операций привлек бывшего агента ЦРУ Х. Ханта (стр. 28).

"В тот момент, - пишет Холдеман, - я верил, что Никсон может сделать почти все. 17 июня 1972 г. Никсон находился на пике своего могущества и был почти стопроцентным победителем на предстоящих в ноябре выборах" (стр. 29). Никсон действительно сумел одержать крупную победу на выборах 1972 г., и на том этапе "уотергейтское дело" почти не повлияло на ход политической борьбы. Когда 18 июня Холдеман сообщил президенту о вторжении "водопроводчиков" в штаб-квартиру демократов, это не взволновало последнего. Но уже через три дня демократы подали в суд на Комитет по переизбранию президента, требуя многомиллионной компенсации от республиканцев за нанесенный "командой водопроводчиков" ущерб. Сильное подозрение вызывало то обстоятельство, что демократы сумели столь быстро подготовить и выдвинуть свое обвинение (стр. 37). Холдеман принялся за уничтожение компрометирующих материалов, которые могли быть затребованными в ходе судебного процесса, затеянного демократами.

Занявшись делом о вторжении "водопроводчиков" в штаб-квартиру демократов, президент рекомендовал повернуть дело таким образом, чтобы ответственность за эту акцию пала на кубинских иммигрантов из Майами, настроенных резко против его соперника на выборах сенатора-демократа Дж. Макговерна. Тем самым речь шла о вовлечении ЦРУ в операцию по дезориентации следствия. По словам Холдемана, президент испытывал неприязнь к этому ведомству из-за того, что в 1960 г. А. Даллес, тогдашний директор ЦРУ, проинформировал Дж. Кеннеди о предстоящем вторжении на Кубу перед телевизионными дебатами последнего с Никсоном. Кеннеди с немалым эффектом использовал эту совершенно секретную информацию. Никсон вынужден был тогда изворачиваться и отрицать, что такое вторжение готовится, хотя был осведомлен о всех имевшихся в этом отношении планах. В 1969 г. Никсон предпринял безуспешные попытки получить от ЦРУ документы, относившиеся к высадке в 1962 г. кубинских контрреволюционеров в заливе Свиней (Кочинос). Он часто выражал недовольство качеством предоставляемой этим ведомством информации (стр. 50).

стр. 165


После того как расследованием проникновения в штаб-квартиру демократической партии занялось ФБР, возникла реальная угроза, что оно докопается до ряда других неприятных для Никсона дел. В частности, используя чек на несколько тысяч долларов, обнаруженный у одного из задержанных "водопроводчиков" (чек был получен из фонда, образованного взносами частных лиц и корпораций для Комитета по переизбранию президента), ФБР могло "по цепочке" добраться до мексиканского банка и обнаружить имена "доноров", избегавших гласности. Между тем демократы попытались сделать вопрос о гласности источников избирательного фонда республиканцев политической проблемой, обратив внимание на то, что Комитет по переизбранию президента начал кампанию, имея 10 млн. долл., что намного превосходило фонд избирательной кампании демократов.

Холдеман попытался блокировать расследование, предпринятое ФБР. Он считает это своей крупной ошибкой. 23 июня в беседе с ним Никсон поинтересовался, удалось ли уже следователям установить источник, откуда поступили деньги на оплату услуг взломщиков. По данным Холдемана, ФБР уже знало имя "донора", чьи деньги были получены одним из задержанных кубинских контрреволюционеров. Это был крупный бизнесмен из Миннесоты К. Далберг. Но ФБР еще не успело его допросить. Никсон высказал пожелание, чтобы "доноры" показали, что они давали деньги непосредственно кубинским контрреволюционерам по их просьбе, и таким образом отвели внимание следствия от связи между взломщиками и Комитетом по переизбранию президента. Холдеман, выразив сомнение, что это удастся сделать, предложил вернуться к вопросу о вовлечении ЦРУ в операцию по запутыванию следствия. Никсон при этом рекомендовал в качестве рычага давления на ЦРУ использовать имя Ханта и посоветовал Холдеману в беседе с руководителями ЦРУ предупредить, что дальнейшее расследование приведет к нежелательному для этого ведомства раскрытию секретов, связанных с операцией в заливе Свиней. Этот разговор, как и все остальные беседы в кабинете президента, был автоматически записан на пленку аппаратурой, установленной по указанию Никсона и предназначенной для создания его личного "устного архива". Запись эта в конце концов попала в руки следствия.

Во время встречи Холдемана с директором ЦРУ Р. Хелмсом и его заместителем В. Уолтерсом последний объявил о состоявшемся у него разговоре с исполняющим обязанности директора ФБР П. Греем, который заверил, что ЦРУ никак не связано с "Уотергейтом", что ни один из задержанных не работал на это ведомство в течение последних двух лет. Позже сенатская комиссия, занимавшаяся "уотергейтским делом", придет к выводу, что заявление Хелмса было неправдой, поскольку ЦРУ имело прямое отношение к этой акции (стр. 58). В 1974 г., давая показания "специальным прокурорам", Хелмс заявил, что идея блокировать расследование ФБР была сфабрикована Никсоном. Однако после ухода Хелмса в отставку был обнаружен меморандум, составленный пятью днями позднее его разговора с Холдеманом. В этом меморандуме Хелмс призывал ФБР не расширять сферу расследования, поскольку это может привести к вторжению в область операций, проводившихся ЦРУ.

Холдеман считает, что в "уотергейтском деле" есть, по крайней мере, две нераскрытые тайны: кто отдал распоряжение о вторжении в штаб-квартиру демократов и зачем? Ведь во время первого своего президентства Никсон неоднократно оказывался в очень тяжелом положении, однако накануне выборов - летом 1972 г. - его позиции выглядели очень прочными. Зачем же тогда было предпринимать столь опасную операцию, зная при этом, что в ходе ее вряд ли удастся получить что-либо ценное? Относительно причин и различных политических аспектов вторжения взломщиков в штаб-квартиру демократической партии, по мнению Холдемана, в США были выдвинуты три гипотезы: 1) "официальная", предложенная помощником президента Дином и одним из руководителей Комитета по переизбранию президента, Дж. Магрудером, в ходе их свидетельских показаний в конгрессе; 2) "теория ловушки со стороны демократической партии"; 3) "теория ловушки со стороны ЦРУ". Холдеман предлагает свое объяснение причин.

Согласно "официальной теории", Дин получил указания от Холдемана провести "вполне законную" разведывательную операцию против демократов в интересах Комитета по переизбранию президента. Для этого он выбрал бывшего агента ФБР Г. Лидди. Однако подготовленные последним планы были отвергнуты Дином. После

стр. 166


этого Лидди и Хант обратились за поддержкой к Колсону и получили ее. "Теория ловушки", по словам Холдемана, подтверждается рядом фактов. Холдеман уверен, что председатель национального комитета демократической партии Л. О'Брайен, как и антиниксоновски настроенный обозреватель Дж. Андерсон, был осведомлен о готовящейся операции заранее. Один из арестованных "водопроводчиков", Ф. Стержис, был давним другом Андерсона, еще со времен десанта в заливе Свиней. Холдеман не сомневается, что руководители демократической партии, узнав о столь глупой затее Комитета по переизбранию президента, решили не препятствовать ей, чтобы затем воспользоваться скандалом для нанесения ущерба республиканцам (стр. 159).

Многие факты, по мнению Холдемана, подтверждают и "теорию ловушки со стороны ЦРУ". Так, почти наверняка ЦРУ имело в Белом доме своего человека в лице помощника Дина Ф. Филдинга (стр. 164 - 165). (Помимо ЦРУ, своих агентов в аппарате Белого дома имело и военное ведомство - в их числе Холдеман называет, например, некоего Ч. Редфорда, который был внедрен в окружение президента объединенным комитетом начальников штабов.) Глубоко законспирированные личные связи с ЦРУ были и у Колсона. Гораздо более активным агентом ЦРУ, чем это старались представить в ходе слушаний, являлся один из пяти "водопроводчиков" - Мартинес (стр. 166). По данным официального расследования, ЦРУ предприняло акции по уничтожению особо секретных документов, так или иначе связанных с "уотергейтским делом". Далее Холдеман пишет, что, когда Хант получал жалованье в Белом доме, его секретарша была агентом ЦРУ. Весьма вероятно, что и Хант активно сотрудничал с этим ведомством (стр. 171). ЦРУ стремилось использовать начавшийся скандал для борьбы с президентом, опасаясь, что Никсон установит жесткий контроль за деятельностью разведывательного управления, как это ему удалось частично сделать после смерти Г. Гувера в отношении ФБР (стр. 163).

Концепция самого Холдемана выглядит более убедительной. Инициатором акции по проникновению в штаб-квартиру демократов, по его мнению, был президент, который после провала операции тщательно скрывал свою роль в ее подготовке, постоянно подчеркивая ее политическую бессмысленность. Холдеман считает, что у Никсона были не связанные непосредственно с избирательной кампанией побудительные мотивы: вести пристальное наблюдение за О'Брайеном, который после провала нескольких направленных против него интриг Колсона стал для него и президента "символом ненависти" (стр. 183).

В течение многих лет, пишет Холдеман, Никсон любыми способами пытался получить материалы о том, что О'Брайен долгое время занимался лоббистской деятельностью в пользу миллиардера Х. Хьюза, получая за это, как утверждали, до 180 тыс. долл. в год. По мнению Холдемана, "во всех вопросах, касающихся Хьюза, Никсон временами, видимо, терял чувство реальности" (стр. 42), будучи убежден, что из-за Хьюза он дважды потерпел поражение на выборах.

Подтверждением своих выводов Холдеман считает то, что подслушивающие устройства устанавливались "водопроводчиками" в кабинете не только О'Брайена, но и не столь уж высокопоставленного деятеля демократической партии - С. Оливера (отец последнего работал в компании, основным клиентом которой был Хьюз, - стр. 185). Получив указание Никсона начать подслушивание разговоров О'Брайена и Оливера, Колсон передал его Ханту. А тот, в свою очередь, как следует из приводимых Холдеманом материалов, проинформировал об этом и руководство демократов и ЦРУ.

Анализируя причины превращения "уотергейтского дела" в крупнейший политический скандал, Холдеман добавляет к вышеизложенному очень важную информацию и суждения весьма осведомленного человека. После победы Никсона на выборах 1972 г. Белый дом начал готовиться к перестройке аппарата исполнительной власти и кардинальной реорганизации многих министерств и ведомств. Никсон и его ближайшее окружение столкнулись с неуправляемостью огромной бюрократической машины и даже с саботажем со стороны чиновников, которые в большинстве своем были демократами. Зная, что препятствием для осуществления его замысла свести большинство федеральных органов исполнительной власти в четыре суперминистерства (оставались нетронутыми лишь госдепартамент, министерство обороны, а также министерства юстиции и финансов) будет контролируемый демократами конгресс,

стр. 167


президент собирался обойтись своим президентским актом.

Эти планы посеяли страх и ненависть по отношению к Никсону в конгрессе и ведомствах; многие крупные чиновники увидели в них прямую угрозу своему положению (стр. 197 - 199). И они перешли в контрнаступление, используя малейшую возможность. Один из наиболее болезненных ударов со стороны бюрократии был нанесен президенту налоговой службой, обнародовавшей сведения о значительной недоплате им налогов. В результате Никсон вынужден был задним числом внести в государственную казну более 400 тыс. долл., что для него, небогатого по критериям правящей элиты США, было изрядной потерей. Традиционным врагом президента являлись многие органы массовой информации, с которыми он постоянно вел войну, поручив это дело вице- президенту С. Агню. Последний как-то сказал, что существует небольшая группа, контролирующая средства массовой информации в США. В нее входят в основном люди из "восточного истэблишмента", и она крайне заинтересована в раздувании "уотергейтского дела". Таким образом, против Никсона объединились четыре могущественные силы политической системы США: "разведывательное сообщество", бюрократия, конгресс и пресса.

Относительно "подлинной истории магнитофонных записей", которые велись в кабинете Никсона, а затем попали в руки следователей по "уотергейтскому делу", Холдеман пишет, что они предназначались для использования их Никсоном в его политических интригах. Об этих записях знали, кроме Холдемана, и некоторые другие лица, в том числе его заместитель А. Баттерфилд, который и рассказал о них комиссии сенатора Эрвина (стр. 236). Все пленки Белого дома остались после расследования "уотергейтского дела" на хранении в конгрессе. В них содержится еще много такого, что может угрожать карьере людей, благополучно вышедших из уотергейтского скандала. Среди этих людей Холдеман указывает в первую очередь на Киссинджера, особенно активно добивавшегося уничтожения этих пленок (стр. 244).

Холдеман обрушивается на лицемеров из других группировок правящей элиты, использовавших подобные же грязные трюки против Никсона и в борьбе друг с другом, он напоминает, что эти действия являются неотъемлемой принадлежностью политической жизни Америки. Причина поражения Никсона состоит не столько в том, что президент в их применении перешел приемлемые для американской политической системы пределы, сколько в том, что США всем ходом своего послевоенного развития закономерно подошли к острейшему социально-политическому кризису, в условиях которого резко упал авторитет президентской власти и который является составной частью кризиса государственно-монополистической системы в США в целом.

 


Опубликовано 16 февраля 2018 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. А. КОКОШИН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.