Про котиков 1-4

Юмористические рассказы, актуальные анекдоты, сатирические заметки и колкие фельетоны.

NEW ЮМОР

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЮМОР: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Про котиков 1-4. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

26 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


ПРО КОТИКОВ

Цикл

ПРОКАЗЫ БРАТЬЕВ КОТОВСКИХ

КОГДА СБЫВАЮТСЯ МЕЧТЫ

(Сказочка)

- Давай зароем здесь. В этот подвал только крысы и осмеливаются ходить. Даже бомжи, и те, брезгуют! - сказал старший из воров, небритый детина, лет двадцати.
- Можно и тут, - поддакнул его товарищ, тоже бугай, правда, чуток поменьше и где-то на пару годков моложе.
- А теперь идем отсюдова быстрее. Не то шеф прознает еще. Он ведь, как Вельзевул, плохое нюхом чует.
- Пошли уж, - согласился младший, - береженного и Бог бережет!
И оба, выйдя из подвала, словно растворились в ночи.

Мы с Севастьяном всегда мечтали жить, ну, если не богато, то хотя бы зажиточно. Севастьян, это котик мой. Красавец: блондин, один глаз голубой, а второй золотой! А вот породы какой, непонятно. То ли ангорец, то ли ван, а, может, и бирманец, во всяком случае, очень похож на все эти породы. Хорошо еще, что точно не русский голубой тире альбинос! Потому, что Сева мой этих голубых жуть, как не любит! Ну, да ладно.
Значит, сидим мы как-то с Севой вдвоем: я винцо попиваю, а он, соответственно, пузырек с валерьянкой катает. А почему одни сидим?! Так это просто. Жена с тещей и Севиным братом, Тимой, на даче. Бабка - пенсионерка, а супруга в отпуске.
Вот мы и отчепручиваемся за все прежние наши притеснения.
Занимаемся мы, значит, ответственным делом, а заодно и размышляем, как обычно, вслух.
- Слушай папа, - говорит мне Сева, - может, пойдем перед сном прошвырнемся?! Я мурку, а ты себе бабу надыбаем, кажись, готовы уже! Я-то точно нанюхался.
- Так и я, кажись, тоже, можно сказать, в форме, - поддакиваю я.
- Ну, что, пошли, - мурлычет Сева и, достает из шкафа свой любимый гуляльный комбинзончик. В нем он чертовски хорош! Ни одна кошка не устоит! (Они ведь, дуры, падки на обеспеченных котиков, а когда допрут, что это всего лишь показуха, дело давно уже сделано!)
Одеваю и я свой костюмчик, ну и идем гулять! Ходим, носом водим. Глазами зыркаем туда, сюда, а все зря! Словно ветром сдуло и баб, и мурок, похоже, тоже, за компанию. Опечалились мы. Что делать? Не ведаем. То ли домой идти. Или еще, поддав с горя, все же продолжить поиски дальше.
Решили все-таки тяпнуть, а там видно будет. Для этого зашли в наш любимый подвал. Не на улице же пить из горла. Да и вообще, мы с Севой за культуру. Ежели выпивать, то в соответствующем для этого дела месте!
Короче, выпили мы по чуть-чуть, уже в подвале, потом еще по столько, ну а после Сева захотел пописать. А как коты писают и, что для этого делают, я полагаю, рассказывать не надо, все и так знают. Стал, значит, Сева ямку рыть, долго чего-то ковырялся, видать хотел оба дела в одну лузу оформить. Он у меня хозяйственный. Ковыряется, значит, он, а потом вдруг как заорет. Я в это время курил. Я иногда по пьяни этим грешу. А так, ни-ни. Не переношу запаха табачного дыма.
- Эй, - орет Сева! - Папа, родимый, да тут, кажись, капуста зарыта!
- Ну, и хрен с ней, - говорю, - делай дело и дуем отсюда, уже пора.
А сам сердитый потому, что чуть не подавился дымом. Ведь Севастьян, если орет, то так, что хоть уши затыкай! В первый раз, услышав этот слоновий рев, я чуть было не обдулся со страху. А жена с тещей, да и Тима заодно, аж целую неделю из ушей беруши не вынимали. Потом и они все же привыкли.
- Да не, - еще громче ревет Севастьян Сергеевич, - ты папа просто не понял, это деньги зелененькие!
- Доллары, что ли?
- Аха, - урчит котик.
- Сколько?
- Цельная коробка!
- Давай, тащи сюда, зверюга, говорю я.
А сам радуюсь. Ну, наконец-то! Молодец, котяра, сильно, значит, папу любишь, раз так глубоко копаешь!
Взяли, значит, мы эти доллары да и бежать домой. Как посчитали уже дома сколько, так и припупели! Сто тысяч баксов. Короче, когда прошла эйфория, поняли, что за такие бабки достанут откуда хочешь. Загрустили на совесть. Хотели нести уже обратно, потом Сева все-таки придумал кое-что. Он у меня очень умный парень, хотя и рисковый.
- Давай, - говорит, - папа Сережа, сделаем вот как. Сегодня уже поздно, а завтра ты пойдешь к маклакам и обменяешь часть этих денег на фальшивые. Думаю, сумеешь договориться.
Положили мы, значит, эти фальшивые деньги в коробку да и закопали там же, где и нашли. А денег настоящих у нас осталось еще предостаточно. Ну, и зажили мы с тех пор с Севой очень неплохо. И пока родственники трудились на даче, как пчелки. Мы, как заядлые трутни, развлекались вовсю! Правда, когда те приехали, пришлось утихнуть. И, чтобы чего не вышло, не дай бог прознают - точно прибьют, деньги-то не малые - припрятали остатки на черный день. Я - у родителей и кое-что в банке. Сева - часть у подружки, а остальное, как он позже шутил, тоже в банке, только он эту банку зарыл.

- Эй, вы, идиоты гребаные, думали меня можно надуть?! А вот хрен вам, понимаешь ли! А ну несите живо сюда, сколько там у вас? Шеф бандитов взял из трясущихся рук младшего коробку с долларами. Старший наотрез отказался делать это. Видимо, предчувствовал, что ему будет от этого неприятность.
- Ни хрена, - присвистнул главный, - сто тысяч баков! Толково, молодцы, храбрецы! Да за такие бабки я вас, пожалуй, наказывать не стану. Я - шеф толковый, все понимаю! Явно хотели как лучше, только молодые еще, поэтому и напортачили. Но следить за вами теперь буду в оба! А теперь вон отсюда!

- Представляешь, Сергей, - говорит мне теща уже осенью, - Иван Ароныч, что с соседней дачи, нашел клад сто тысяч долларов!
- Везет же людям!
- Да обожди ты, дослушай сначала, - перебивает теща. Понес он их, значит, в банк на счет свой класть.
- И не побоялся, что оставят только двадцать пять процентов, а остальное - государству?
- Какой же ты все-таки у нас дурак, поэтому и денег у тебя ни копейки.
Я хотел было возразить, но вовремя одумался.
- Да он же никому не сказал!
- Как - никому?! Ты-то знаешь!
- Я другое дело, мне можно! Так вот, а они, оказывается, все фальшивые! Хорошая, конечно, работа, а все равно, догадались, сволочи!
- И что, взяли его, твоего Ивана?
- Скажешь тоже! Кто ж его тронет, он ведь бандит в законе!
Все до копеечки вернули обратно! Так он потом, бедный, даже с его авторитетом смог лишь за полцены их маклакам пристроить.
Не, теперь мы на дачу с Севой точно ни ногой! Ибо этот Ароныч, он, как черт все прознает! А оно нам надо?!
Да, к слову, так, напоследок.
В газете статья была, где-то ближе к зиме. О том, как финские пограничники задержали двух молодых мужиков, обряженных медведями, да и то только потому, что те по простоте душевной сами к ним на пост пришли просить политического убежища!

9 января 2007 г.


ТИМОНС

Кот назван так в честь прокурора из "Санта-Барбары".
А по-нашему, по-домашнему, просто Тима!

(Тоже сказочка)

Котик Тима:
- Мама Галя, а папа с Севой опять нарушают!
- И чего на этот раз делали?
- Сева стащил пузырек валерианки, а папа Сережа грыз пупсикин шоколад!
- Неужели весь сожрал, скотина? Опять мелкий будет недоволен!
Ладно, хоть не родной, а племянник всего лишь.
- Не, не весь. Только, где уже начато было, пообгрызал чуток.
- Ну, это терпимо, лишь бы бабка не догадалась. А то опять учинит скандал. А ты, Тимочка, молодец, всегда докладывай маме. Я ведь не против Севы и папы твоего. Но, понимаешь ли, миленький, в доме всегда порядок нужен, и если хозяйка чего не знает, то его, стало быть, и нет. Вот оно, как в жизни, маленький. Сплошная философия!
- Да уж, - соглашается Тима и просит дать ему попить молочка, но не за докладание, он у нас котик порядочный, а просто так, чисто по-человечески.
Пришлось жене налить. А иначе обидится и перестанет шпионить для неё.
Вечером того же дня. Тима и Сева лежат в обнимку на диване и травят анекдоты.
Тима:
- Тренер волейбольной женской команды, сам, правда, мужчина, после очередного проигрыша, говорит своим подопечным: "Ну, все, девочки, хватит. Я обещал вам, что если проиграете и в этот раз, я вас всех буду безжалостно драть, так, как прежде, никогда! Итак, с кого начнем?!"
Самый храбрый голос: "Я не поняла, как это "драть", трахать что ли?!"
Тренер разводит руками: "А уж как получится".
Тот же голос: "Не, тогда я, чур, не первая!"
Тренер, начиная злиться: "Давай, подходи, не дрейфь. Как говорится, наше дело не рожать, сунул вынул и бежать!"
Никто не шелохнется, видать, побаиваются крутого тренера!
"Ладно, - говорит тот, поняв, что малость перезагнул палку, - я пошутил. Короче, матрос девчонку не обидит. Ну, девочки, да не бойтесь же так".
Опять ноль. Только через несколько секунд из рядов выходит маленькая пушистенькая болоночка и, виляя хвостиком, подходит к тренеру…
Сева, перебивая, Тиму:
- Я не понял это ты о чем? Чья болонка-то?
Тима:
- Ох! Чья-чья? А я почем знаю? Наверное, одной из спортсменок.
Сева:
- А, вон ты как загнул, у... круто!
Тима:
- В общем, тренер, как увидел это, сразу смекнул, что тут, что-то не так, ну и говорит: "Ах, ты моя лапочка, мурочка моя волосатенькая!"
Сева:
- Болонка - Мурка?!
Тима:
- Да! Заткнись! Слушай дальше.
Тренер: "Просишь простить их. Хорошо, так и быть!" Девушкам: "Считайте, что вам повезло!"
Сева:
- Не, лучше будет так: "Считайте, что у вас сегодня внеочередной выходной". Тима:
- Ух ты, хитрец! Хотя я сам так и хотел закончить.
Сева:
- А теперь я.
Поехал один российский турист за границу без жены. Ну и первым делом в публичный дом. Заплатил все, как положено, пришел к проститутке. Та и говорит: "Свет будем выключать?" "Нет, - говорит наш турист, - я ничего не боюсь!"
Короче, сделал он дело, старался, как мог, чтобы было что вспомнить. Одевается, собрался уже было уходить, а та дает ему на дорожку целую пачку зеленых! Тот даже не спросил за что, чтобы она не передумала, затем ноги в руки и бегом, значит, на улицу, да так, чтобы нипочем не догнали!
Приехал обратно домой, ну и рассказал об этом другу. Думал, что, может, и тому сгодится. Он ведь тоже ходок хороший. Когда и его друг приехал по путевке в заграницу, конечно, в тот же город, он первым делом пошел в то место, куда ему посоветовал приятель. Уж в чем в чем, а в своих способностях он был уверен. Проплатил, сколько надо, заходит в номер к той же самой бабе. Специально напросился. Ну, она и говорит ему: "Будем свет выключать?" Тот подумал и отвечает: "Пожалуй". "Хорошо", - говорит женщина.
Сделал он дело, старался изо всех сил, совсем бедную умаял! Стоит, ждет платы, а та дает ему всего-то ничего, по сравнению с тем, что получил его приятель.
"Как же так? - изумляется он, - ведь моему другу вы заплатила намного больше?"
"А, так это был ваш друг? Извините, но его мы транслировали по телевидению, а вас всего лишь по радио".
Тима:
- Не понял, а почему такая несправедливость?!
Сева:
- Эх ты, обалдуй, он же свет-то выключил!
Тима:
- А, теперь понятно!

Сева и папа Сережа. Мама Галя на работе, бабушка пошла в магазин. Тима на кухне пьет молоко, правда, ушки врастопырку, а они у него, как у зайчика. Когда жена его принесла, он был такой забавный, эдакий клубочек с хвостиком и предлинными ушками. Сева:
- Папа, дал бы ты Тимошке чуток деньжат. Или купил бы ему чего-нибудь путного, он ведь тоже твой сын. От бабки с мамой Галей ничего не дождешься. Они все только для ихнего мелкого, Сереженьки! А нам с тобой и куска хлеба лишний раз не подадут. Они и Тимку не очень-то жалуют, хотя он больше ихний. Да и вообще, пока тебя нету дома, бабка нас с Тимошкой за всякие шалости крепко гоняет, а меня так иногда даже бьет!
- О, скотина старая, ты ведь у нас и так не от мира сего! - Папа Сережа явно расстраивается и, смахнув набежавшую слезу, продолжает, - да, надо порадовать Тимку, но как? К мурке сводить или купить ему резиновую? Так он кастрированный.
Сева, влезая без очереди:
- Купи тогда мне!
- Да пошел ты! Сами найдем, я тебе уже помогал. Помнишь, когда деньги нашли?
- Да тише ты, папа, вдруг Тимка услышит, продаст ведь.
- Не продаст, он по-крупному всегда с нами, а за мелочь я на него не в обиде. Сева:
- Да и я тоже, брат все-таки!
Тима из кухни:
- Ребята, а я все слышал!
Сева:
- Я же говорил! У, урод! - бежит на кухню.
Шум драки, потом выходят оба в обнимку, у одного поцарапано под левым глазом, у другого под правым.
Папа Сережа:
- Опять подрались?!
Тима:
- Не, просто договаривались.
- Ну и как?
Сева:
- Похоже, он все понял!
Тима:
- Да-да, обязуюсь денно и нощно неусыпно следить, любимый папочка Сереженька, за твоими женой и тещей! И докладывать, куда и что они от вас прячут. А денег ваших мне не надо! Я не такой!
Сева перебивая:
- Да дадим, дадим и тебе деньжат, не ной!
Тима:
- Ну, если только за работу, а трудиться я буду, клянусь, как слон!
С этого дня, точнее с того момента, как ему первый раз заплатили, мы все трое стали "не разлей вода". Друзья, да и только! Даже спали и то, теперь в обнимку! А жена с бабой Мусей, так ничего и унюхали! Был, правда, один маленький прокол, да удалось кое-как отбиться. Это, когда я теще подарил на именины сто долларов, что мне Сева назад от своей прежней мурки притащил, с которой к этому моменту вконец рассорился, а они оказались фальшивыми. Даже дед Иван, тещин сосед по даче, и тот этому посмеялся. А она, дура старая, почему-то расстроилась. Я же на это сказал лишь одно:
- А мне-то как стыдно тещенька. Да, видать, на все воля Божья!
Сева сначала озлился на мурку очень, хотел было заставить сказать правду, но я его сумел отговорить, объяснив, что, может быть, мы сами чего напортачили, когда деньги меняли. Ибо мурка-то Севкина была кошечкой невестки все того же Ивана Ароновича, героя нашей предыдущей истории. И все-таки Сева обиделся, теперь уже на меня.
Выходит, я мог сунуть ему липовых денег, ему, моему любимому сыну!
Хотел уже было даже Тимке поплакаться. Пришлось подбросить ему, да и Тимошке за компанию, деньжат. Так, на всякий случай!

10 января 2007 г.


ДОБРЫЙ ПОСТУПОК.

(еще сказочка)

Когда он пил, То всех мирил.
С.Р.

- Ладно, - сказал Сева и почесал лапкой нос. - Папа придет - откроет, а я покамест с Тимкой в шашки поиграю.
Эй, братец, хватит спать, вставай, будем в шашки биться! - трясет кота Тимку. Тот и усом не шевелит.
- Ну, хорошо волосатый! - говорит Сева и идет на кухню за водой, чтобы уже точно разбудить Тимошку. Кто же выдержит такое?!
Тима сквозь сон:
- Ох, придется просыпаться, а то это чмо короткошерстное сделает какую-нибудь гадость.
Глубоко зевая, а заодно и рыча, как маленький лев, окончательно просыпается. Только он, значит, пришел в себя, а Сева уже тут как тут, с цельной кружкой!
- А это ты братан, - говорит Тима, а сам косится на кружку, - чего это у тебя?
- Да так, видя, что попался, отнекивается Сева, - попить малость захотелось. Тима:
- А не описаешься, выпив стоко?!
- Ах ты Мурло! - трубит Севастьян и кидает в брата кружку.
Слава богу, промахивается.
Тима, блаженно улыбаясь:
- Хорошо, Чудо, сдаюсь! Идем играть в шахматы.
Сева:
- Идем, но только в шашки!
Тима:
- В поддавки или Чапаева?
Сева:
- Все попробуем, не успокоюсь, пока не выиграю.
Берут доску и играют шахматными фигурами в шашки.
Через некоторое время Сева:
- Не, в Чапаева неудобно, фигуры какие-то нелетучие!
Тима:
- Оно понятно, значит, сдаешься?!
- Ну, уж нет!
Играют дальше. Сева, уже вконец обозленный тем, что проигрывает:
- Да ну его, этого Чапаева, уже все лапы отбил. Предлагаю ничью. И играем в поддавки.
- А если не соглашусь?
- Тогда... тогда, - немного подумав, - не дам тебе валерианки. Мне папа Сережа подарил.
- Брешешь поганец, я сам видал, как ты у бабушки из шкафчика стащил. Увидел, что там ещё есть, вот и не удержался.
- Ваша правда, господин старший брат. Ну, так как ничья?
- Слушай братан, я, конечно за, но помни, чему я учил тебя маленького.
Сева:
- Ур-ра ничья! Не хочу в поддавки, давай лучше выпьем! А что воровать плохо, это я помню.
Тима:
- Еще бы, если бы меня так же колотили, тоже бы не забыл.
Теперь уже Тима пытается открыть пузырек. Никак не получается.
- Да ну его, папа придет откроет. Через некоторое время снова пробуют, уже каждый по очереди.
Сева:
- Да что же это люди делают! Так закрыть!
Тима:
- Не любят они животных, вот и вредят им!
Сева:
- Обидно, однако, что мы - пьяницы какие что ли? Если пьем иногда, то только по делу.
- Верно братик, а чего еще прикажешь делать, коли жизня такая неинтересная!
Опять не открыть. Думают. Затем Сева ударяет себя по лбу и говорит:
- А пес с ним, раз не открыть - разбабахаем его нахрен! А содержимое с пола слижем, ведь не впервой.
Тима:
- Правильно, давно бы так!
Швыряет пузырек в холодильник, тот раскалывается. Но не вдребезги, а как надо, потому что бросок мастерский. Аккуратно, чтобы не порезаться, зашвыривают осколки под холодильник. Затем начинают лизать пролившуюся валерианку.
- Хорошо, - урчит Тима, уже малость окосев.
- И не говори, - поддакивает Сева, - крепкая, зараза.
Долизав все вчистую, пошатываясь, идут в комнату и ложатся на диван спать, как обычно, в обнимку. Через пару секунд уже храпят на всю квартиру!
Мама Галя (почему-то сегодня она пришла раньше всех. Отпросилась, наверное. Сердце матери, оно все чует! Нюх-нюх):
- Не пойму, чем это пахнет?! Похоже, на валерианку. Ну, мать, все ей неймется! Я вот химии не употребляю. Лучше уж водочки хряпнуть, ежели нервничаешь!
О том, что валерианка не только успокаивает, она, видно впопыхах, начисто, забыла.
- Фу, как прет, сколько же это надо вылакать, чтобы так пахло. Небось, целый пузырек.
(Как в воду глядела!)
Раздевшись, идет в кухню.
- Похоже, пила здесь. Сколько раз просила: "Не делай этого на кухне!" Никогда не слушает. Ладно, сегодня я ей все скажу.
Входит теща. Тоже нюх, нюх.
- Кто разлил валерианку?!
- А то ты не знаешь! Только не разлил, а так пил.
- А откуда мне знать! Меня дома с утра не было!
- А вот и врешь, ты только одна и сосешь валерианку!
- Ну не также, что я дура какая-нибудь, чтобы вонять на всю квартиру! Я всегда по чуть-чуть.
- Но только не сегодня!
- Да заткнись ты, показывай лучше, что там у тебя.
Внимательно, причем на пару, обнюхивают и осматривают кухню.
Теща, одевая очки:
- Кажись, вон откуда прет, - показывает под холодильник. - Посмотри что там.
Мама Галя смотрит:
- Щас достану. Так и есть пузырек, только разбитый! Ну, мама, ты что совсем охренела на старости, разве можно так ставить. Думать надо! Ты ушла, а оно само и упало. Это же холодильник. Его знаешь, как трясет!
Теща:
- Лучше заткнись, корова, а то сейчас врежу! Вечно на мать наговариваешь. Да не я это, не я!
- Точно, не ты?!
- Не сейчас, точно получишь!
- А кто тогда?
Грозно смотрят друг на друга.
- Может, твой разлюбезный или его бандит Севка!
- Да? Убедила! Придет - спросим!
Звонок в дверь. Теща:
- Кто там? - Да я, я!
- Ну, слава богу, приперся, наконец-то. Сейчас за все ответишь!
Открывает дверь. Входит зять (папа Сережа) с двумя баулами.
Мама Галя, высовываясь из кухни:
- А сам открыть не мог?!
- Извини, милая, я очень торопился!
Обе:
- Подарки что ли приготовил?
Зять примирительно:
- Почему сразу подарки, просто в щечки побыстрей поцеловать хотел.
Обе недовольные:
- Да пошел ты... иди,смотри, что тут!
Папа Сережа, сразу смекнувший, в чем дело:
- Не ничего не чую. Теща сует ему битый пузырек в нос:
- А это что?! Папа Сережа:
- Ну, я это, я, а что такого? Он сам упал!
Теща грозно:
- Почему не убрал?!
- А где?!
Теща:
- Мать твою, чего прикидываешься?!
Зять, поняв, что отнекиваться бесполезно:
- Не было времени, торопился очень!
Мама Галя, снова ковыряясь рукой под холодильником:
- Я чего-то не пойму, а где разлитое?!
Папа Сережа:
- Испарилось, наверное?!
Мама Галя:
- И все-таки странно.
Все трое идут в комнату, а там... Короче, как обнюхали ребят, так и поняли сразу, в чем дело! Хорошо, что хоть каждый по-своему.
Мама Галя:
- Сергей, ты все-таки свинья! Вдруг они отравятся, ведь целый пузырек выдули!
Теща:
- Да как же! Будет им чего! Я же говорила, что Севка, поганец!
Треплет Севку за ухо, но тот и не чует. Видать, действительно многовато по пол пузыря на рыльце.
Мама Галя примирительно:
-Да и наш тоже хорош, а еще за порядком следить оставлен!
Папа Сережа:
- Ладно, девочки, пусть проспятся сначала, а там видно будет. Давайте лучше обмоем мою новую книгу! Я и бутылочку принес!
Открывает баул, достает шампанское.
- А там, что? - спрашивает теща, пытаясь заглянуть внутрь.
- Да там несколько книжек, на память подарили!
Мама Галя:
- Твоих, что ли?
- Ага!
Теща:
- Небось, гадость?!
Папа Сережа:
- Давай лучше замнем... мама Галя, открывай!
Теща:
- А ты, что сам не можешь? Мужик - тоже мне!
Мама Галя:
- Он боится!
Ну и стали, значит, они наливать да выпивать, пока бутылку до конца не приговорили! После чего подобрели настолько, что больше уже к котам не цеплялись.

Конец сказочки!

13 января 2007 г.



СОВСЕМ СКАЗОЧКА.

- Блин, - сказал Тимоша, стукнув с досады лапкой по стульчику, на котором сидел Сева.
- Ой, да больно же!
- А ты, что хотел? Если мне какая-то скотина мешает смотреть порнуху, я что ли терпеть должен?!
Сказал да и пошел брать телефонную трубку.
В телефоне человеческий голос:
- Писателя Свеклина можно?
Тима с досады человеческим голосом:
- Ведь уже два часа ночи!
В трубке:
- А я поздно ложусь. Так, где он?!
Тима, уже буквально рыча в трубку:
- Спит писатель ваш, теперь до утра не дождетесь!
Трубка:
- Хорошо. Передайте, что Атлантов звонил.
Тима, малость опешив, а заодно и подобрев:
- Ух ты, певец что ли?
- Нет, поэт!
Тима, разочарованно:
- А! Хорошо, передам. Он знает ваш номер?
- Знает.
- Ну, тогда он вам сам позвонит завтра, аж с самого утра!
Голос в трубке испуганно:
- Только, чур, не раньше десяти. Я поздно встаю.
Тима:
- Да понял я, понял.
Кладет трубку. идет обратно в комнату, а заодно по пути недовольно урчит:
- Блин! Развелось, понимаешь ли всякой шушеры! Один, блин, писатель, а этот, блин, и вовсе поэт! Во дятлы-то!
Входит в комнату. А там Сева воспользовавшись отсутствием брата, вовсю шурует пультом, крутя пленку туда и обратно.
Тима:
- Ты чего делаешь, мелкий? Так и поломать недолго!
Сева:
- Да мне интересно, когда на убыстренном, кролики да и только! Во, смотри, - опять крутит.
Тима смотрит во все глаза, затем согласно кивает:
- Точно, блин! А я и не замечал раньше!
Сева:
- Так ты всегда порнуху вполглаза смотришь!
Тима:
- Это почему же?
- Ты уж прости за правду, брат, но ты ведь у нас кастрированный.
Тима обиженно:
- Да, что я евнух что ли какой-нибудь, мать твою! Мне тоже интересно, большое иск-х-уйство, как-никак!
Сева:
- Оно, верно, - заграница. Кстати, наши тоже насобачились не хуже! Хочешь, поглядим?
Тима:
- Да не, я пас. Расхотелось чего-то.
Сева:
- А кто звонил-то? Баба Муся с дачи?
- Не, другой тронутый. Поэт, понимаешь ли, Атлантов.
Сева:
- Не не знаю. Мелочь, наверное, какая-то!
- А то нет!
- И чего ему надо было?
- Папу Сережу требовал!
- Во дают! Три часа ночи! - смотрит на часы, - совсем не спится что ли?!
- Да нет, говорит, только поздно встает.
- Ну мы ему устроим, все доложим папе!
Тима:
- Точно, разбудим его пораньше и пусть себе звонит.
Сева:
- Интересно, сколько нам еще блаженствовать? Когда у мамы Гали путевка кончается? Тима:
- Кажись, послезавтра должна приехать из Парижу!
Сева:
- Во, как! Живут же люди. А мы с тобой все дома, да дома, даже на улицу и то - по праздникам выпускают.
Тима:
- И не говори братец, зверюги! Ладно, ты досматривай, а я пойду спать ложиться.
Влезает на кровать к папе Сереже, обнимает его и мгновенно засыпает.
Сева, уже где-то под самое утро:
- Не, все, хватит, глаза уже слезятся! А все же хорошая штука порнуха. Надо бы к муркам самому шастнуть! Жаль, Тимка не в теме. А, может, пока наших баб нет, вообще к себе пригласить?! Папа будет не против, я уверен. Ему все до фени! Вот Тимка, тот может заартачиться.
Ладно, видно будет.
Тоже влезает к папе на кровать, обнимает того, уже с другого боку и также быстро засыпает.
Где-то в семь тридцать все трое вскакивают, от неистового звонка телефона.
"Кто это может быть?" - удивляются все трое, а особенно папа Сережа. Он вообще раньше девяти никогда глаз не открывает.
Папа Сережа протирая глаза, а заодно густо матерясь, идет поднимать трубку:
- Алло?!
- О, Свеклин, здорово, это Атлантов.
- Ну, ты даешь: ведь только полвосьмого!
- Извини, но я вдруг неожиданно вспомнил, что мне сегодня рано вста¬вать. Хочу в Пушкин съездить в парк. Гербариум пособирать, а заодно и воздухом подышать. Поедешь со мной?
- Да ты что, ку-ку, что ли совсем?!
- А чего? Пивка попьем!
Папа Сережа, осознав, что случай тяжелый:
- Да не, не могу, жену надо встречать из заграницы приезжает.
- Ну, ладно, как хочешь. Тогда бывай!
Сева, как и обычно, в таких случаях, спрашивает у Тимы (Сева туговат на ухо):
- О чем говорили-то?
Тима:
- Да, блин, говорит: "В парк поехали! Гулять!" Не, точно дятел обмороженный Сева:
- И все, больше ничего?
- Да, кажись, мать наша приезжает чуть ли не сегодня!
- А когда?!
- Не знаю, наверное, ближе к ночи.
Сева, усиленно размышляя (не в слух): "Бля, бля, бля! Так нужно торопиться, не то поймает! А я уже загорелся. Может, не стоит? Впрочем, плевать, ведь не выгонят же! Подумаешь, бабу привел. Я ведь не папа Сережа, женатик хренов! Я - кот-одиночка, бля и еще раз бля! В конце концов!"
Вслух:
- Папа Сережа, а ты когда сегодня будешь обратно дома?
- Да поздно, сыночек. Дел много.
Сева, про себя: "Ага, значит все о'кей! Ведь не врет же?!"
Сева, когда папа Сережа ушел на работу.
- Слушай, Тимонс, ты не против, ежели я пока папы нету, мурку приведу сюда? Тима:
- А к ней не хочешь сползать?!
Сева:
- Да не, братик, с той я поссорился. А у той, которая на примете, хаты нет! Кстати, можем и тебе привести, только без обид!
Тима:
- Право, не знаю, мне-то зачем? Если только потискать?
Сева:
- А хоть бы и так. Я все оплачу, иначе мне стыдно!
Тима:
- А пес с ним, тащи шерстлявочек! Что я - не кот, что ли?!
Сева одевает гуляльный комбинзончик и уходит в поход по злачным местам. Где-то около двух по полудню приводит двух цыпочек. Тима к этому времени хату уже подготовил. Знакомятся, значит. Похоже "мальчики" кошечкам понравились. Болтают, телик смотрят, короче, весело проводят время!
Потом очередь доходит и до главного. Расходятся по разным комнатам. У Севы все, как и должно быть, тип-топ. У Тимы возникают кое-какие трудности.
Киска (звать Машка):
- Да не переживай ты так, котик, я ж не знала! Давай лучше просто пообнимаемся.
Обнимаются. Через некоторое время:
- Слушай Тим, а говорят, что у некоторых все же получается иногда, только котят от них не бывает.
Тима обиженно:
- Не верю!
- А давай, я у Клавки возбудителя попрошу и попробуем.
Идет в комнату, где Сева и Клава. Задерживается надолго, затем приходит довольная:
- Вот, - показывает пузырек, - две капли, а лучше - четыре. Посмотрим, что будет.
Тима пьет.
Машка:
- Подействует не сразу, если, конечно, подействует!
Тима:
- А когда?!
- Часа через два, три, а что, у нас разве уже нет времени?
Прошло три часа.
Машка:
- Ну, как?
Заодно и Клава с Севой поддакивают. Тем уже этого дела не надо!
Тима:
- Пока ни мур-мур! Сева:
- Девочки, сколько еще у вас есть свободного времени?
Обе хором:
- Только до восьми часов вечера!
Тима, разочарованно:
- Блин, уже полвосьмого!
Сева шутит:
- А ты, как кролик попробуй, ведь не зря же я тебе фильму крутил! Клава:
- А как это? Ты мне показывал?
Сева:
- Да показывал, показывал.
Клава:
- А вот и врешь, а ну быстро снова в койку. Заныкал, понимаешь ли.
Снова идут в другую комнату. Тима озадаченно:
- О, кажись, зашевелилось! О, блин, фантастика!
Мурка:
- Ах ты мой золотой!
Вопли, стоны и тому подобное!
Вдруг неожиданно открывается входная дверь. Пришел папа Сережа. Ничего не подозревая, открывает дверь в комнату, где Сева с Клавой.
- О, мама родная! - Тихонько закрывает дверь. - Не буду мешать.
Идет в другую комнату.
- Господи и здесь траходром! Во, дают котята!
Уходит в кухню, чтобы не отвлекать. Сидит, ждет, а заодно и кофий с булочкой попивает.
Где-то без пяти восемь вечера, коты и кошки выходят из своих логовищ и гуськом на кухню: девочки перекусить напоследок, котики приветствовать папу.
Только, значит, сделали они свои дела, стали уже прощаться, как в квартиру ввалилась мама Галя с чемоданами!
Мама Галя:
- Привет, ребята!
Папа Сережа:
- Так ты, вроде, должна лишь завтра?!
- Да, блин, так получилось, я и сама не ожидала.
Замечает всю гоп-компанию.
- А это, что за чудики?
Папа Сережа:
- Это-то, друзья к ребятам в гости заходили, уже уходят. – Кошечкам: - Ну, все, все. Хватит сопли жевать, пора и по домам. Мамки с папками, небось, заждались!
Клава с Машей:
- Чао, мальчики.
Папа Сережа открывает дверь, и те уходят.
Сева:
- А проводит можно?
Тима:
- Да заткнись ты, и так влипли!
Папа Сережа:
- Не, сынок, мама не разрешает, поздно уже!
Мама Галя:
- Ну-ну, проводить, значит!
Папа Сереже:
- Я так и знала, что все этим кончится! А где твоя? Признавайся!
Папа Сережа, испуганно:
- Да ты что, дорогая? Я ни-ни. Это все они! Котики!
- Котики, говоришь. Хорошо, позже проверим, как ты меня любишь! И, если грешен - прибью! - Котам: - А вы, чего лыбитесь? И вам тоже всыплю, за компанию. Да и вообще, что это такое! Вы кто: кобели или коты?!
Дальше не было ничего интересного.

14 января 2007 г.



Опубликовано 20 марта 2011 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Редькин • Публикатор (): редькин Сергей Владимирович Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЮМОР НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.