Взлеты и падения нацистской экономики или Как Гитлер проиграл 'безумную гонку', основанную на деньгах, оружии и крови

Актуальные публикации по вопросам экономики.

NEW ЭКОНОМИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Взлеты и падения нацистской экономики или Как Гитлер проиграл 'безумную гонку', основанную на деньгах, оружии и крови. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2006-07-29
Источник: http://portalus.ru

19 июня 2006

Уже немало сказано о драматических событиях Второй мировой войны, о военных и дипломатических сражениях тех времен. Адам Туз (Adam Tooze) написал солидный труд 'Цена разрушения: взлеты и падения нацистской экономики', в котором эта война рассматривается с финансовой точки зрения. И, как не странно, это - захватывающая книга.

Хотя это исследование состоит из 800 страниц, оно представляет собой нечто большее, чем всего лишь основательный научный труд. Основная мысль книги Туза, преподавателя Кембриджского Университета, заключается в следующем: экономический спад, который, в отличие от США, в то время переживала Европа, является веской причиной для переосмысления истории Третьего Рейха.

Действия Адольфа Гитлера, рассмотренные с экономической точки зрения, становятся более понятными, хотя и не менее отталкивающими. Гитлера вела за собой дьявольская логика. Фюрер справедливо опасался, что развитие капитализма в Америке ослабит Европу, как в экономическом, так и в военном плане.

Отталкиваясь от этого утверждения, Гитлеру оставалось сделать лишь шаг, чтобы додуматься до параноидальной идеи, что 'евреи с Уолл-Стрит' представляют прямую угрозу будущему арийской расы. И он нашел выход: молниеносная и разрушительная завоевательная война позволит ему взять в свои руки бразды правления Европой и ее колониальными ресурсами, покончить с коммунизмом и сделать Германию державой, не уступающей США.

Чтобы лучше понять его умопостроения, нужно на время забыть о немецком послевоенном экономическом чуде и вспомнить, в каком состоянии находилась страна в 1930-е годы. Доход на душу населения Германии в те времена был таким же, как сегодня в Иране. Сельского населения в стране насчитывалось более 9 миллионов (для сравнения, во Франции - 7 миллионов, в Великобритании - 1, 5 миллиона), и Германия отчаянно нуждалась в 'жизненном пространстве', хотя, может быть, и не в том смысле, которое в это понятие вкладывал Гитлер.

Первым делом - оружие

С момента захвата Гитлером власти в 1933 году и до момента его самоубийства двенадцатью годами позже, экономика Германии была поставлена на службу военной промышленности. Пострадало от этого гражданское население, как это всегда происходит при авторитарных режимах.

(Сравним непомерно раздутую численность российской армии и низкий уровень жизни в стране; жизнь впроголодь миллионов китайских крестьян, ставших жертвами военных амбиций Мао Цзэдуна; лишения граждан ядерных держав - Ирана и Северной Кореи).

Когда Гитлер стал Канцлером, он первым делом собрал руководителей ведущих промышленных предприятий Германии, включая печально известного Густава Круппа (Gustav Krupp), и сообщил им, что раз они действуют в рамках корпоративной экономики, то будут подчиняться требованиям Рейха. Нельзя сказать, что Круппа и сотоварищей пришлось долго убеждать, они были донельзя счастливы, что им предоставляется возможность воочию увидеть разрушение демократического плюрализма.

Альберт Шпеер

И маховик производства вооружений был раскручен на полную мощность. В 1938 году немецкая промышленность потребила вдвое больше металла и нефти, чем за предыдущий год. Когда началась война, были взяты новые рубежи. Для этого пришлось, правда, пожертвовать этическими принципами, и, в частности, начать чудовищно эксплуатировать труд военнопленных. Основным заказчиком являлось Люфтваффе. В 1932 году в авиационной промышленности трудились 3 200 человек, через девять лет их было уже 250 тысяч.

Во главе этой экономики, основанной на жестокости и принудительном труде, стоял Альберт Шпеер (Albert Speer). Прочитав рассказ Туза о жестокости Шпеера и его беззаветной преданности Фюреру, я, равно как и автор, теряюсь в догадках, как удалось Шпееру избежать горнила Нюрнбергского процесса, остаться в живых и написать свои лживые мемуары.

Союзники, естественно, тоже начали наращивать объемы производства оружия, и тут-то промышленная теория Гитлера проявила свою практическую несостоятельность: успех теории напрямую зависел от возможности Германии опередить Америку в развертывании ее экономической мощи.

Именно поэтому Фюрер начал войну в 1939 году: промедление было смерти подобно. После завоевания Польши и марш-броска во Францию немецкие военачальники просили о передышке, но Гитлер гнал их вперед. Мгновенная капитуляция Франции, не говоря уже о 'военных трофеях', которые принесла ему эта молниеносная победа, вскружили ему голову.

Безумная гонка

Следующей на очереди была Россия - чем это кончилось, известно каждому. Любое противостояние стремительной капании Гитлера должно было привести к неминуемому экономическому краху. Шпеер продолжал строить самолеты, даже посреди хаоса 1945 года он ухитрялся производить сотни реактивных истребителей Ме-262.

Но он уже не мог догнать союзников. В 1944 году Германия произвела 34 000 самолетов, а Великобритания, Россия и США собрали 127 300, из которых 71 400 были сделаны в Америке. Туз рассчитал, что к 1943 году Гитлер проиграл свою 'безумную гонку' исключительно по экономическим причинам.

В книге содержится много графиков и статистических данных, но есть в этом исследовании и драматизм, и интерес к гуманитарным проблемам, благодаря которым оно не навевает скуку. Эта книга - не просто набор фактов, цифр и новых исторических теорий. Она представляет собой захватывающее повествование об экономике, поставленной на службу зла.

'Цена разрушения', издательство Allen Lane (800 страниц)


Вероника Денисова , ИноСМИ.Ru
Опубликовано на сайте inosmi.ru: 19 июня 2006, 10:54
Оригинал публикации: How Hitler Lost a Demented Wager Made in Money, Guns and Blood


ОРИГИНАЛ ПУБЛИКАЦИИ:



How Hitler Lost a Demented Wager Made in Money, Guns and Blood

By George Walden

June 16 (Bloomberg) -- The military and diplomatic dramas of World War II have been endlessly told and retold. In Adam Tooze's mammoth study, ``The Wages of Destruction: The Making and Breaking of the Nazi Economy,'' we get the financial side of the story. It is, believe it or not, fascinating.

Though this tome weighs in at 800 pages, it's far more than a conscientious piece of scholarship. Tooze, a lecturer at the University of Cambridge, has a message: The relative economic decline of Europe compared with the U.S. was important enough to make us reconsider the history of the Third Reich.

Seen in an economic light, Adolf Hitler's behavior becomes more intelligible, though no less repugnant, Tooze argues. An infernal logic was at work. The Fuhrer correctly feared that the development of American capitalism would weaken Europe, economically and militarily.

For Hitler, it was only a step from this to paranoid visions of a ``Wall Street Jewry'' imperiling the future of the German race. His solution: a swift and devastating war of conquest that would put him in charge of Europe and its colonial resources, wipe out communism and leave Germany on a par with the U.S.

To understand this, we must set aside our memories of Germany's postwar economic miracle and recall how the country looked in the 1930s. Germany's per capita income then was comparable with that of present-day Iran. With a farming population of over 9 million -- compared with 7 million in France and 1.5 million in Britain -- the country was indeed short of Lebensraum, if not in the sense Hitler meant.

Armaments First

From the time Hitler seized power in 1933 to his suicide 12 years later, Germany's economy was in thrall to the armaments industry. The civilian population suffered the consequences, as it usually does in authoritarian systems.

(Witness communist Russia's bloated armed forces and low living standards; or the starvation of millions of Chinese peasants sacrificed to Mao Zedong's military ambitions; or the miseries of today's nuclearized Iran and North Korea.)

One of Hitler's first moves as chancellor was to summon Germany's economic leaders, including the infamous Gustav Krupp, and inform them that as partners in a corporate economy they would henceforth do the Reich's bidding. Not that Krupp and his friends needed much persuading; they were more than happy to see the destruction of democratic pluralism.

Albert Speer

Armament production roared ahead. In 1938, German industry consumed twice as much metal and oil as in the previous year. When war came, more wonders were achieved, at the cost of abandoning all ethical norms, in particular the bestial exploitation of prisoners of war. The Luftwaffe was key. In 1932 the aircraft-building industry employed 3,200 people; nine years later it was a quarter of a million.

At the heart of this economics of violence and coercion stood Albert Speer. After reading Tooze's account of Speer's brutalities and unwavering devotion to the Fuhrer, I share the author's puzzlement about how Speer managed to escape the Nuremberg noose and live to write his mendacious memoirs.

The allies were rearming too, of course, and this is where Hitler's industrial theory became crazy in practice: Its success depended on preempting the full deployment of America's economic might.

That is why the Fuhrer launched his war in 1939: There was a lot to lose by waiting. His own military wanted a breathing space between swallowing Poland and pouncing on France, yet again Hitler pushed on. The booty brought by the instant French collapse, not to mention the prestige of his lightning victory, turned his head.

Demented Wager

Russia was next in line -- and the rest we know. Any obstruction to Hitler's whirlwind campaign meant economic disaster. Speer kept aircraft manufacturing going, even producing hundreds of Me 262 jet fighters in the chaos of 1945.

Yet he couldn't match the Allies. In 1944, Germany produced 34,000 aircraft; the U.K., Russia and the U.S. churned out 127,300 -- 71,400 of them American. By July 1943, Tooze calculates, Hitler's demented wager was lost, for economic reasons alone.

The book is loaded with charts and statistics, yet Tooze infuses his subject with enough drama and human interest to keep it from becoming arid. This book offers more than facts, figures or new historical theories. It presents a captivating tale of the economics of evil.

``The Wages of Destruction'' is published by Allen Lane (800 pages, 30 pounds).

(George Walden is a critic for Bloomberg News. The opinions expressed are his own.)

Комментируем публикацию: Взлеты и падения нацистской экономики или Как Гитлер проиграл 'безумную гонку', основанную на деньгах, оружии и крови


© Джордж Волден (George Walden) • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.