Гордон Таллок - Расчет согласия - ЧАСТЬ III АНАЛИЗ ПРАВИЛ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ - ГЛАВА 20 ПОЛИТИКА ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА - ПОЛИТИКА ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

Актуальные публикации по вопросам экономики.

NEW ЭКОНОМИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Гордон Таллок - Расчет согласия - ЧАСТЬ III АНАЛИЗ ПРАВИЛ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ - ГЛАВА 20 ПОЛИТИКА ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА - ПОЛИТИКА ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА . Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-12-24

Источник: Джеймс Бьюкенен. Сочинения. Пер. с англ. Серия: "Нобелевские лауреаты по экономике". Т.1./ Фонд экономической инициативы; Гл.ред.кол.: Нуреев Р.М. и др./ - М., "Таурус Альфа", 1997.
Бьюкенен Дж., Таллок Г.


РАСЧЕТ СОГЛАСИЯ
Логические основания конституционной демократии


ЧАСТЬ IV
ЭКОНОМИКА И ЭТИКА ДЕМОКРАТИИ


ГЛАВА 20
ПОЛИТИКА ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА


ПОЛИТИКА ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА
Мы доказывали, что наша теоретическая конструкция действительно имеет практическое значение для понимания современных политических институтов и представляет собой некое логическое обоснование такого типа политического устройства, как американская конституционная демократия. Но мы не ответили на конкретный вопрос: является ли политика, подобная той, что предусматривается нашей теорией, политикой идеального общества? И нас могут справедливо обвинить в интеллектуальной трусости, если мы закончим нашу книгу без дальнейших разъяснений этого вопроса. Предположим, что некоторые индивиды в какой-то момент времени на самом деле преследуют личные или узко групповые интересы, используя политические средства; согласитесь, в нашей модели действительно можно найти объяснение многим таким фактам. Однако можем ли мы сказать, что направленность индивидуального поведения "желательна" для общества?
Мы не собираемся уклоняться от этого вопроса, но прежде, чем ответить на него, необходимо прояснить некоторые проблемы. Очевидно, что характеристики поведения, "желательные" для индивида или индивидов, совершенно не зависят от характеристик, "желательных" для институциональной системы. Необходимо различать позиции моралиста и философа-обществоведа. Весь наш анализ был сфокусирован на институциональной организации общественной деятельности.
Если мы начнем с анализа жесткой системы институтов, единственно возможной переменной величиной в такой модели является поведение индивидов. При любой организации общественной жизни существуют определенные моральные и этические нормы поведения, и они могут быть проанализированы объективно и беспристрастно. При определенных условиях может быть достигнуто всеобщее согласие по поводу набора моральных норм, или принципов. В течение веков в иудейско-христианском смирено признавались определенные этические идеалы, по крайней мере, до некоторой степени. Одним из них была ответственность индивида за свой выбор, в ходе которого он должен учитывать более широкие цели, чем свои корыстные и краткосрочные интересы. Известное золотое правило и заповедь "возлюби ближнего своего" выражают этот принцип.
В той степени, в какой эти идеалы определяют поведение индивидов, различия в результатах применения различных организационных принципов уменьшаются. Более того, при любой структуре отношений внутри общества, допускающей некоторую "эксплуатацию" человека человеком (а общества, в котором нет никакой эксплуатации, просто не существует), результаты будут более приемлемыми, если индивиды более точно следуют этим моральным идеалам. Повсеместное принятие иудейско-христианской морали, возможно, было необходимым условием развития любого действительно свободного общества.
Прежде чем продолжить наши рассуждения дальше, необходимо сделать некоторые уточнения. Буквальное следование заповедям золотого правила может спровоцировать конфликт между интересами индивидов той же интенсивности, что и в условиях чистого эгоизма. Христианский идеализм, способствующий возникновению более гармоничного общественного устройства, должен быть умерен принятием морального императива индивидуализма - правила равной свободы. Повсеместное закрепление за индивидом прав делать все, что он хочет, до тех пор, пока его действия не посягают на свободу других, должно быть отличительной чертой любого "идеального" общества. Заповедь "возлюби ближнего своего, но оставь его в покое, когда он этого желает" можно в некотором смысле назвать основным этическим принципом западного либерального общества.
Однако, если индивиду будет предоставлена абсолютная свобода, то нельзя быть уверенным в том, что он всегда будет соблюдать моральные принципы, определенные философами как необходимые для гармоничной общественной жизни. Индивид может "плохо" себя вести и в результате получить "несправедливые" преимущества перед своими собратьями. Это утверждение подводит нас к главному вопросу: должно ли общество быть организовано так, чтобы отступники от моральных принципов выигрывали за счет остальных? Или наоборот, институциональная система должна быть построена так, чтобы выигрыш "аморальных" отступников от принятых норм поведения был бы незначительным или вообще отсутствовал? Сама постановка этих вопросов основана на принятии "идеи прогресса" в отношении общественной организации, то есть на предположении, что она является предметом критики и изменений и ее можно "усовершенствовать". Предполагается также, что в результате может измениться степень возможной эксплуатации индивидом, отступающим от принятых моральных норм поведения, своих собратьев.
Необходимо подчеркнуть, что ни одно общество, в котором людям (нескольким или всем) предоставлена свобода выбора, не может предотвратить эксплуатацию человека человеком, группы группой. Наша теория очень полезна в этом плане, поскольку она позволяет нам вполне отчетливо проиллюстрировать данное положение. Выбор альтернативных институтов сводится к выбору такой их системы, которая минимизирует издержки (максимизирует выгоды) жизни в сообществе. Переход от рыночных принципов организации к политическим в любом случае не сводит к нулю вероятность того, что действия одних индивидов и групп будут налагать внешние издержки на других. Этот крайне простой вывод, который (мы это повторяли уже несколько раз) не был правильно понят. Рыночная организация основывается на том, что индивиды будут, в общем и целом, преследовать свой интерес. Но это не означает, что все до одного участники рыночных взаимодействий приложат максимум усилий для получения краткосрочных выгод. На самом деле это означает, что общественная философия рыночной организации признает возможность такого поведения, и нормы организации основаны на той точке зрения, что такое поведение может быть направлено на достижение состояния, в котором все члены общества получат выгоды, а не убытки. Рыночные организационные нормы поведения не поняты и совершенно неправильно интерпретированы в большей части литературы о рыночном устройстве, которое никоим образом не основано на принципе, что эгоистическое поведение "идеально" в моральном плане. Между философией рынка которая является философией общественной организации, и христианством как философией поведения индивидов нет никакого противоречия. Рыночное устройство существует потому, что в реальной жизни не все люди отвергают эгоизм, и, следовательно, там, где возможно, стремление к личной выгоде должно использоваться в интересах общества.
Вопрос, который мы поставили в этой работе, - возможно ли применение подобного подхода к политической организации? Можно ли стремление к личной выгоде в сфере политики направить на благо общества так же, как и в сфере экономики? Мы попытались проанализировать расчет индивида, который он делает, когда перед ним встает этот вопрос. Мы рассмотрели процесс формирования норм организации, которые могут возникнуть в результате такого рационального расчета. В наших более строгих аналитических моделях мы использовали крайнее допущение, что каждый участник политического процесса целеустремленно пытается продвигать свои интересы за счет других, если это возможно. Мы смогли показать, что даже при таком крайнем допущении в результате рационального расчета может возникнуть нечто подобное известной нам конституционной демократии. Мы полагаем, что это, само по себе важное, доказательство поможет построить истинную теорию конституционной демократии.
Мы ни в коей мере не приветствуем стремление реализовывать личные интересы или интересы группы политическими методами. Согласно эмпирическим свидетельствам, такое стремление действительно является важной частью современного демократического процесса. В основе нашей концепции лежит идея, что в той степени, в какой своекорыстие действительно имеет место, необходимо учитывать его и при создании политической конституции. Только таким образом может быть построена институциональная система принятия коллективных решений, которая ограничит эксплуатацию человека человеком допустимыми рамками. Мы убеждены, что люди могут лучше организовать общество, заранее "обуздав" свое поведение. Эта "узда" будет служить эффективным ограничением поведения отступника от "морального образа жизни" - поведения, которое наблюдается лишь время от времени, но все-таки довольно характерно для людей реального мира.
В той степени, в какой индивид, принимающий решения как член группы, способен поступиться своими личными интересами (своей системой ценностей) и принять широко понимаемые кантовские нормы, ожидаемые внешние издержки любого правила принятия решений снижаются. Мы не отрицаем этой возможности или даже того, что этих норм придерживаются многие избиратели, законодатели и администраторы. Более того, в той степени в какой они принимаются, несколько меньшее количество конституционных ограничений действия ординарных правил коллективного выбора могут считаться рациональными. Необходимо подчеркнуть, что моральные ограничения являются субститутами институционально-конституционных и в обществе, где сильны первые, будут менее необходимы вторые, и наоборот. Наш спор с теми, кто считает, что в первую очередь моральные ограничения предотвращают чрезмерную экплуатацию индивидов и групп политическими методами, может быть решен, по сути, эмпирическим путем. Оценка природы человека им самим будет и должна определять относительную важность институционально-конституционных и моральных ограничений поведения в политически организованном обществе.
Однако нельзя дать оценку природы человека, наблюдая лишь за его действиями в ходе политического процесса и игнорируя его деятельность в других сферах. Современный критик конституционной демократии, требующий прямого действия правила большинства, не может в то же время осуждать современного человека за его внимание к личным и краткосрочным интересам на национальном рынке. Если современный человек чрезмерно заинтересован в выгодах, которые приносит "общество изобилия" (комфортные условия жизни), он скорее всего не сбросит маску, потому что находится в несколько иной институциональной системе. Перемещение деятельности из рыночного сектора в коллективный не может само по себе изменить природу человека как актера, играющего на обоих подмостках. Индивид, ищущий краткосрочных удовольствий от предметов роскоши, продаваемых на рынке, - это тот же самый индивид, который стремится получить односторонние выгоды политическими средствами. Человек, который в своей частной жизни больше времени проводит перед телевизором или в автомобиле, - это не тот, кто проголосует за повышение налогов для финансирования библиотек, концертных залов и школ. Этот аспект почти всегда упускался из виду в так называемом "великом споре" шестидесятых.
Не удивительно, что наша концепция "идеального" политического общества напоминает концепцию философов Просвещения. Наш анализ ознаменовывает возврат к интеграции политических и экономических проблем общества. Конституционная Демократия в ее современном понимании родилась как близнец рыночной экономики. Мы разделяем веру философов Просвещения в то, что человек может рационально организовать свое общество, что существующая организация всегда может быть усовершенствована, и все в обществе должно подвергаться рациональному и разумному критическому анализу. Человек - раб своих страстей, и, осознавая это, он может объединиться со своими собратьями в рамках такой организации, в которой взаимные выгоды от социальной взаимозависимости могут эффективно максимизироваться.

Комментируем публикацию: Гордон Таллок - Расчет согласия - ЧАСТЬ III АНАЛИЗ ПРАВИЛ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ - ГЛАВА 20 ПОЛИТИКА ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА - ПОЛИТИКА ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА


Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.