Роль монастырей в культуре Италии VI-X веков

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО


КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: новые материалы (2021)

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Роль монастырей в культуре Италии VI-X веков. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2002-02-20

Содержание: Введение Из истории монашества Возникновение монастырей Библиотеки и скриптории Школы и монастыри Заключение Литература Введение V век – век переломный и страшный. Распад Западной Римской империи, разрушительные набеги грабителей варваров и их последующее господство: “Среди руин империи, “разнося” и подбирая “кости Рима”, новый хозяин налаживал свой быт, подчас в рабском подражании быту предшественника в римской вилле”. [1-8]. Я не зря употребила слово “страшный”, так как в результате варварства рушится система образования, которую римляне развивали и совершенствовали в течение целых веков. Но искусство, культуру, Слово, которые дают начало всему, уничтожить полностью невозможно: единственным крепким оплотом в это время осталась церковь, которая выдержала набеги и обеспечила безопасность и интерес традиции без которых книги не могли быть распространены и пользоваться успехом. Христианство с течением времени становилось все более организованным. Церковь создала административную модель, для которой обучение было важным для более основательного разделения ее обязанностей. В соборах начинают основываться школы и главными центрами образования становятся монастыри, которые, на мой взгляд, представляют собой “точку ноль”, отправной пункт в столетиях, направленных на реконструкцию духовной и культурной жизни страны. Отделившись от внешнего хаоса бытия за толстыми стенами, возложив на себя ответственность написания книг и создания библиотек, а затем и школ, они все выше и выше поднимали культуру. Таким образом, отталкиваясь от V-го столетия, чтобы лучше понять на самом деле исключительную роль монастырей, я ставлю перед собой цель подробнее исследовать их дальнейшее развитие и “вклады” в окружающий мир, а именно культуру Италии VI-X веков. Конечно, не следует забывать, что эти века относятся к Средневековью. А для жизни всего этого огромного отрезка времени характерно влияние той организованной силы, которая в известном аспекте представляется в нем доминирующей – религии и церкви. В этом отношении, по-моему, очень важно будет заметить идею эволюции монастыря от замкнутого элитного центра ко все большей его связи с мирским обществом. В связи с этим , для лучшего понимания “микрокосма монастыря” в своем реферате я привожу данные из истории монашества как такового. Я также обращаюсь к возникновению монастырей на территории Италии и участию в этом монахов из других стран и деятельности библиотек, скрипториев и школ при них. Из истории монашества Как уже говорилось выше, для того, чтобы понять феномен монастыря и его первоначальную замкнутость, следует обратиться к истории монашества, к тому, что некоторые люди избирали конечной целью и чего ждали от него. Толковый словарь русского языка дает такое определение монашеству: “1. Монашеская жизнь, монашеское состояние, постриг. 2. Монахи”, а монахам: “член религиозной общины, давший обет вести аскетическую жизнь”. [6;315] Действительно, монашество-одна из форм существования христианского аскетического идеала. Аскетический образ жизни еще в античной этике (орфики, пифагорейцы, платоники, неоплатоники, стоики, киники), наряду с различными духовными упражнениями, предполагал нередко асоциальность, отказ от общины, дома, отечества ради философского созерцания и уединения (пещера Пифагора или бочка Диогена). Уже тогда аскеза была вызовом урбанизированной культуре античности. В Римской империи христианство распространялось преимущественно в городах. Однако раннехристианские общины I-II веков, малые числом, состоявшие порою целиком из инородцев, оставались преимущественно асоциальными (отказ от военной службы и участие в культе гения императора), замкнутыми, нередко законспирированными мирками внутри города, суету и соблазны которого они отвергали. Для раннехристианских аскетов, как позднее и для раннесредневекового монашества “смысл аскетического образа жизни был выражен в словах Христа, учившего о тщете всего мирского и призывавшего следовать за собой, оставив имущество и родных во имя стократного воздаяния. (Мат. 19, 17-30)”. [8;198]. В III-IV вв. христианские общины постепенно теряют свою замкнутость, образуют “массовую церковь”. Но эта церковь во многом ограничивалась еще пределами римских civitates, составляющих собственно, епархию позднеантичных епископов. Не случайно, оппозиция civitas и pagus (деревня, буквально) приобрела тогда конфессиональный оттенок christianus-paganus. В III-IV вв. аскеты порывают с городской общиной и, следуя примеру Христа, удаляются in desertum, в пустыню, где и концентрируется монашество как институт, обособленный от городской церкви. “Еще авторы житий первых монахов подчеркивали своеобразный эгоизм аскетов, стремившихся, покинув общину, обрести личное спасение, “лишь на одного себя обращать внимание.”[8;200]. “Следование за Христом”, единение с ним и позднее представлялось осуществимым лишь in eremo или in solitudine, место молитвенного созерцания. В раннемонашенской, а позднее в средневековой традиции eremus или in solitudo, избранные для монашеского поселения, поэтизировались, им придавали черты идеального аграрного ландшафта, райского сада. Природа, сотворенная Богом, противопоставлялась культуре в античном понимании слова (то есть делу рук человеческих). Не случайно возвращение в мир из монастыря считалось возвращением в “уличную грязь” и сопоставлялось с “изгнанием из Рая”. Еще один интересный факт: в Священном писании содержатся многочисленные упоминания городов, иногда в виде символов, важнейшими из которых были Вавилон, олицетворяющий в христианской традиции civitas diaboli, и Иерусалим, воплощающий civitas Dei. Небесный Иерусалим, согласно Апокалипсису, есть “великий город”, город – государство Божие. Это своего рода урбанистическое видение Рая в противоположность саду Эдем Книги Бытия. Нередко монахов именовали “горожанами” (cives) Небесного Иерусалима, а монастыри иногда следовали прообразу Иерусалима Земного. На массивном портале церкви аббатства Корней, выстроенном в эпоху Каролингов, начертано: “Город этот, Господи, обнеси стенами и да охраняют его твои Ангелы”. И этот образ монастыря как Небесного Иерусалима отражал активную сторону монашеского самосознания. Таким образом, можно сделать вывод, что первоначально монашество стремилось лишь к совершенствованию самого себя для духовного воссоединения с Богом и уходом от мирской безобразности, суетности и тщетности. Даже если в более позднее время труд монахов был направлен на создание или переписывание книг, все, сотворенное внутри монастыря считалось достоянием Божиим и не могло быть выпущено за пределы монастыря и “осквернено” грешниками. Тем более не всякая книга могла быть действительно правильно истолкована простыми людьми и принести им верные знания (ту же Библию простой человек мог услышать и воспринять только при чтении ее в церкви по определенным дням). А если это еще и сочинение различных ерессериархов (книги, также хранящиеся в библиотеках как для большей их комплектации, так и для осуществления, надо полагать, принципа – “знать врага в лицо”), способные еще больше развратить общество и, что еще более правдоподобно, подорвать церковный авторитет, что было бы настоящей катастрофой – тем более. Этим, на мой взгляд, объясняется элитность и замкнутость монастырей поначалу, что в большой степени способствовало поддержанию их авторитета и власти над людьми в дополнение к действительному аскетизму. Возникновение монастырей Монастыри возникали в Европе еще до VI века, преимущественно благодаря известному монаху Св. Бенедикту норсийскому (который ввел знаменитое правило, вошедшее в историю под одноименным названием “Правила Св. Бенедикта”.). причем, как уже отмечалось раньше, чаще всего они находились в suberbium, где находили “вожделенное уединение”. Иногда монастырь постепенно вырастал из культа у могилы какого-то мученика на кладбище, которое, согласно Римскому законодательству, всегда находилось вне городских стен. А первый монастырь в Италии был основан в Монте-Кассино в 529 г. тем же Св. Бенедиктом. Его план идеального монастыря был перенят орденами по всей Европе и монастыри, в основном, строились в соответствии с ним в более поздние века. Огромная роль в организации монастырей принадлежала ирландцам, которые переселялись на континент с целью распространения христианства. Среди них особое место занимает монах Бангорского монастыря Колумбан (550-615 гг.). он искал “пустыню за морем” и вместе с 12-ю товарищами покинул родину, чтобы “сеять свет истины”. Он поселился во Франции, но вскоре сбежал оттуда и, переправившись через Альпы, прибыл в Северную Италию, где лангобардская королева Теоделинда, принявшая христианство, подарила ему развалины церкви Эболия (близ Падуи). На этих развалинах Колумбан в 613г. построил знаменитый монастырь Боббио, где в течении 7-го века селились Ирландские монахи, принося с собою в виде единственного богатства драгоценные рукописи, явившиеся основой для будущей, известной во всей Европе библиотеки. В Южной Италии Кассиодор – “последний римлянин и первый человек Средневековья”, [2; 36] – отойдя от политики создает у себя в имении собственный монастырь – Vivarium с необычайно богатой библиотекой и мастерской письма, которые считаются первой европейской мастерской письма по переписыванию книг. Библиотеки и скриптории Из предыдущего краткого обзора возникновения монастырей в Италии на протяжении VI века можно заметить, что в каждом из них существовала библиотека и место, где переписывались книги – скрипторий. Две наиважнейшие части, которые, взаимодействуя друг с другом, приносили огромную дань культуре. Если сделать небольшой экскурс в историю, то видно, что потребность в письме в раннем средневековье была невелика, тем не менее грамотные люди нужны были в административном управлении, в войске и школе. Примитивная организация государственного аппарата довольствовалась малым. Первоначально на государственную службу привлекали грамотных римлян, а затем стали использовать тех, кто закончив начальные школы, умел писать. В связи с этим потребность в большом числе книг отпала. Кроме того, прекратились поставки папируса из Египта, а производство пергамента значительно уменьшилось. “Однако, если в целом сократились рамки применения письма, то уровень религиозной жизни и возникновение и распространение монастырей VI-VII веков открывали новые возможности для более оживленного развития письма и переписки книг”. [1;20]. Во многих монастырях было введено правило Святого Бенедикта, которое обязывало монахов, кроме молитв заниматься физическим трудом – читать и переписывать книги. Это правило имело большое значение для превращения монастырей в центры образованности и культуры. Действительно, “Monasterium sine libris – все способствует граду без воинов, кремлю без стратегов, яству без приправ, трапезной без яств, без трав вертограду, лугу без соцветий, древу без листвия…” [5;32]. И как говорили в те времена: “Монастырь без библиотеки то же, что военный лагерь без оружия”. Распространение христианства в Европе требовало увеличения числа книг, необходимых для каждой церкви. Письмо и изготовление книги снова становятся обычным занятием и являются почти исключительным делом монахов. “Все в свое время приходит в упадок. Вся слава Мира покрылась бы забвением, если бы не была создано противоядие для смерти – книги” [2;120], которые сохраняются в библиотеках. В средние века не было таких больших библиотек, как в Древнем Египте или Риме. Собрание в 500-1000 рукописей считалось большой редкостью. Многие монастыри сделали правилом для поступления в члены братства, приносить с собой рукописную книгу (особенно это было распространено на раннем этапе возникновения монашества). Между соседними, а иногда далеко отстоящими друг от друга обителями велся активный обмен книгами. Известны случаи, когда рукописи из монастыря в Южной Италии оказывались в монастырях Северной Франции. Крупнейшими монастырскими библиотеками VI-X веков в Италии были Монтекассино и Боббио. Содержание библиотеки состояло обычно из трех подразделений: прежде всего Библия и ее комментарии. Писания церковных отцов и последующих теологов (Ансель, Р.Бэка и др.). Мировая литература, в которую входили классика (Римские поэты Вергилий, Гораций, Цицерон), труды по математике, медицине, астрономии, праву, исторические и философские произведения. Книги переписывались и иллюстрировались в scriptoria. “Романские своды, опирающиеся на колонны, каменный пол, огромные окна, залитые солнцем, возле которых стоят каменные пюпитры. Над ними в напряжении склонились фигуры в длинных одеяниях. В тишине слышен лишь скрип перьев. К пюпитру подходит другая фигура, останавливается, склонившись, жестом дает какие-то указания и неслышно удаляется”. [2;69]. Это типичная обстановка мастерской письма в средние века в Западной Европе. Процесс переписывания на самом деле был очень сложным. И это отражено в полной мере в поговорке: “Два пальца держат перо, а работает все тело”. После того, как книга была переписана, ее отдавали иллюминатору, который художественно ее оформлял. Ведь книга для людей средневековья была не только источником знаний, предметом поклонения, но и предметом эстетического наслаждения и восхищения. Аромат цветов и плодов, воздух гор и долин, величие и строгость средневековых замков, наивность в восприятии и интерпретация действительности, ирония и легкий юмор – все это можно увидеть в миниатюрах и украшениях средневековых книг. В монастырский период создания рукописей, переписчик был одновременно и художником, что накладывало на него двойную нагрузку. Таким образом, в заключение, я хочу привести цитату из Ираклия, которую я прочла в книге Л.И.Киселевой: “Кто обладает ключами Гения, тот превращает силу своей души и духовной мощи в прекрасное произведение искусства”. [2;70]. На мой взгляд, ее можно полноправно отнести к монахам, великим труженикам, которые отдавали свое время на сохранение и создание прекрасного, платя за это “адским трудом”. От этого то, что они делали становилось еще ценнее, еще возвышеннее, и на самом деле становилось самостоятельным и независимым искусством. Монастыри и школы Между V-VII веками также стали развиваться принципы образования светских людей, мирян. Трактаты по образованию, которые позже стали называться “зеркала” подчеркивали важность четырех моральных добродетелей – благоразумие, храбрость, справедливость и умеренность. Считалось, что все молодые люди “утоляют свою жажду в фонтане, состоящих из четырех добродетелей”. В VII-VIII веках моральные принципы древности уступают место религиозным концепциям. Библия считается единственным источником моральной жизни, зеркало, в котором люди должны были учиться видеть себя. Своеобразная интрига в то время заключалась в том, что после V века все больше детей, а затем и новорожденных были обращены в баптизм и, однажды окрещенные, они не имели право на какое либо особое церковное образование. Родители ребенка помогали ему в изучении минимума, если вообще ничему. Только посещая богослужение и слушая проповеди ребенок приобретал и накапливал религиозную культуру. Следует также помнить, что это Средневековье и что школы, возникавшие при монастырях (и являвшиеся единственными) и их программы были направлена на преподавание божественного учения, воспитание “духовных агнцев”, дальнейшая жизнь которых должна быть направлена на восхваление Бога, приближение к нему и духовным идеалам. Но они параллельно делали нажим на те знания, в которых нуждалась феодальная культура с ее новой реальностью и новым суеверием. Сохранив Латинское богослужение, они поддержали латинский язык с ассортиментом подготавливавших к усвоению Писания элементов литературного образования (класс “риторики”). Сохранив – в порядке уступок, обменов, условных передач земли и иных ценностей – обычай документации этих актов, приобретшим у варваров почти магическое значение, они заботились и культивировали эту письменную магию – производство дипломов – и устраивали подготавливавший к нему класс “риторики”, где молодежь обучалась искусству писания официальных бумаг (dictamen prosaicum). Немного позже находит свое развитие и науки квадривия. Наука счета, “прокламирующая своей целью насаждение “презрения к дням земной жизни, но, в сущности, ставившая практической задачей “умножение дней этой ненавистной жизни”. [1;111], геометрия с ее практическим смыслом изучения фантастической географии, астрономия с элементами астрологии и практическими расчетами календаря и “музыка” с приложением ее к церковному пению (cantus). Но все эти науки представляли собой “служанок богословия”, что неудивительно в эпоху Средневековья. Поэтому, в это время не могла пробиться школа, не связанная тесно с церковно-феодальным зданием, замкнутая его потреблением, работавшая на его заказ. Действительно, “это было царство церковно-феодального ойкоса, и все, что ему было нужно, “рождалось дома”. [1;111]. И все-таки в отельных случаях эта замкнутая, лишенная широкого питания, монастырская школа давала мыслителей, писателей, историков, в которых “трепетали крылья мятежной мысли и общественного суда”. [1;111]. Заключение Монастыри, значительно осветившие “темные века”, действительно, “всему знаемому миру являются как свет, как вместилище науки, как воскрешение древнейшей мудрости, спасенных от бедствия многих: пожаров, грабежей, землетрясений…”, это “… как бы кузня новейшей письменности и как хранилище вековечной”. [5;32]. Значение библиотек, школ, скрипториев неоценимо. И не только для культуры того времени, но и для наших дней, когда можно изучать древнейшие книги и манускрипты, дошедшие до нас, благодаря тем же монастырям. Я считаю важным и нужным отметить также эволюцию “микрокосма монастыря” за время от первоначального возникновения до начала V-VI веков. Зародившись как места, где прежде всего обращали взгляд внутрь себя и удалялись от мирского окружения, они с течением времени стали существовать и для совершенствования мира, который находился за толстыми стенами, сохраняя и умножая Слово, представляя собой островки в мире царящего в тот момент хаоса, чтобы в результате тяжелого труда там, внутри, внести в мир идеальную и божественную культуру. Литература: Добиаш-Рождественская О.А. Культура западноевропейского Средневековья. М.: Наука, 1987. Киселева Л.И. О чем рассказывают средневековые рукописи. Л., 1978. Карсавин Л.П. Монашество в средние века. М.: 1990. Карсавин Л.П. Культура средних веков. Киев, 1991. Эко У. Имя розы. М.: Книжная палата, 1989. Толковый словарь русского языка. /под ред. Ожегова С.И., Шведовой Н.Ю./ М.: Азбуковник, 1998. Encyclopedia Britannica, 1999. Сванидзе А.А. Город средневековой цивилизации Западной Европы. М.: Наука, 1999.

Новые статьи на library.by:
КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО:
Комментируем публикацию: Роль монастырей в культуре Италии VI-X веков

()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.