Геополитика

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО

Все свежие публикации

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Геополитика. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

127 за 24 часа
Публикатор: • Источник:


Введение
Глава 1. Происхождение и эволюция геополитики
1.1 Политика и природа, их взаимосвязь
1.2 Определение геополитики
1.3 Пространство, территория, акватория, границы в геополитике
Глава 2. Основоположники геополитики
2.1 Классическая геополитика
2.2 Российские геополитики
Глава 3. Основные категории современной геополитики 3.1 Категория интереса
3.2 Мощь и могущество государства
3.3 Категория экспансии
3.4 Многополярность, как новая геополитическая можель мира
Глава 4. Геополитика в России
Глава 5. Цивилизация и геополитика
Глава 6. Геополитическая картина современного мира
6.1 Этапы формирования современной геополитической карты мира
6.2 Европа
6.3 Азия
6.4 Америка
6.5 Африка
6.6 Австралия
6.7 Океания
Заключение

Введение
...Однако геополитика продолжает развиваться и выдвигает уже собственные, "техницистные" версии. Это означает, что геополитику нельзя отбрасывать как псевдонауку, а пока строго научная линия в ней не определена, целесообразно рассматривать геополитику сквозь призму истории мысли - как череду концепции, вдохновленных одной и той же реальной проблемой.

В третьих: В последние годы многие важнейшие категории геополитики подверглись серьезной переоценке, соответствующей новым условиям мирового развития. При этом главным принципом становится переход от геополитики противостояния к геополитике взаимозависимости - как на глобальном, так и на региональном условиях. Появились исследования, отражающие геополитический анализ, геополитическую стратегию, геополитическое прогнозирование. Большой научный и практический интерес представляет углубленная разработка вопроса о государственных границах, которые влияют на территориальное развитие через свои фундаментальные свойства - баръерность и контактность. В значительной мере к новым направлениям можно отнести изучение геополитических аспектов Мирового океана, взаимозависимости между социально-экономической и экономической ситуацией, роли пограничных районов.

В четвертых: Для России современная геополитика, по мнению некоторых авторов, должна стать "комплексной наукой" о современной многослойной мировой политике, в многополярном мире, стать "системным обеспечением" внешне и внутриполитической стратегии страны. Недостаточно учитывать только географические условия для обеспечения государственного поведения. Все большую роль играют процессы глобальной социосферы. (1)

Разработка современных геополитических концепций необходима для интеграции России в мировое хозяйство.

Анализ тенденций в современной мировой экономике показывает, что России потребуется не "фронтальное наступление", а обоснованная "островковая" концепция интеграции в мировое хозяйство, базирующееся на геополитических моделях и прогнозах. (2) Россия как независимое государство вновь возникла на политической карте в период смены геополитических эпох в период перехода от биополярности к полицентризму. Данный период сопровождался третьим за нынешний век "переделом мира" между ведущими странами мира и их группировками. В этот раз перекройка геополитического облика мира проводится прежде всего экономическими, а не военными средствами.

Прекращение острой военно-политической конфронтации в мире, на смену которой приходит не столько партнерство, сколько соперничество, в лучшем случае состязательность с элементами сотрудничества в решении тех проблем, которые угрожают всем (ухудшении экологической обстановки, ядерная угроза, наркотики и т.д.).

У России имеется возможность влиять на ход мировых событий, руководствуясь собственной геополитической концепцией на основании факторов моментального использования рычагов воздействия на мировую политику (не только военно-политических).

Недопустимо чрезмерное усиление отдельных геополитических полюсов, надо использовать противоречия между ведущими державами и возглавляемыми ими коалициями в интересах страны. В то же время России надо стремиться сохранять и усиливать свои экономические, военно-политические и стратегические позиции в "Ближнем зарубежье". Необходимо проводить политику сохранения всего геопространства страны. При всей важности разработки и осуществления правильной геополитической стратегии основным для нашей страны является решение ее внутренних проблем. России необходима серьезная работа по консолидации собственной "силовой базы" через оздоровление социально-экономической и политической обстановки внутри страны.

Таким образом, идеи геополитики способствуют развитию теоретических предпосылок положения страны, и превращения России в один из глобальных геополитических и мирохозяйственных центров.

Научный статус геополитики и ее реабилитация в отношении прошлого возможны в рамках экзистенциональной географии. Здесь геополитика может и должна выступать как прикладная дисциплина, отвечающая на вопросы о том, чего можно ожидать от человеческих общностей.

На протяжении десятилетий данная отрасль научных знаний была в нашей стране под запретом.

Многим ученым вешался ярлык "геополитиков", а их научные работы и они сами подвергались необоснованным репрессиям. (3) Настоящим пособием мы делаем попытку частично ликвидировать имеющийся пробел в данной сфере научных знаний.

Предлагаемое пособие, расширит профессиональные знания и кругозор студентов вооружит их конкретными понятиями в данной сфере столь необходимыми в такое непростое время.

1.1 Политика и природа, их взаимосвязь

Геополитика - сегодня этот термин все чаще встречается в средствах массовой информации в фундаментальных трудах ученых и т.д.

В декабре 1993 г. Государственная Дума Российской Федерации учредила Комитет по геополитике.

В современных гуманитарных и даже социальных науках стало модно для объяснения смысла какого-либо термина обращаться к этимологии. Объединение слов "гео" и "политика" обращает внимание на связь между землей, географическим пространством и политикой государств.

Таким определением сторонники геополитики не удовлетворяются - они хотят выразить при помощи понятия "геополитика" взаимообусловленность политики государств и географических факторов, таких как географическое положение, климат, полезные ископаемые, население и другие.

Если смысл приставки "гео" вообще понятен, то смысл слова политика хочется разъяснить.

Политика (древнегреческое роlitick - искусство управления государством). Есть и такая трактовка: Политика есть активность, направленная на достижение и осуществление максимально возможной власти над людьми в данном обществе и в мире вообще.

Политическая деятельность, будучи весьма тесно связанной с деятельностью экономической и другими сферами общественной, обладает, вместе с тем, значительной степенью самостоятельности. Политическая логика не является механическим слепком с логики общественного развития. Все это открывает путь для политических акций, противоречащих законам естественного развития или, что встречается гораздо чаще, учитывающих действие этих законов не полностью, а частично.

Вместе с тем, относительная самостоятельность политики открывает широкие возможности для различного рода воздействий на естественный социальный процесс и вообще на ход истории. Политические действия, отражающие назревшие потребности общественного развития, выступают как мощный ускоритель социальной динамики.

Политическое развитие современного общества во многих отношениях отстает от его экономического и культурного развития, благодаря чему большая часть проблем, стоящих перед человечеством сегодня, носит именно политический характер. Решение этих проблем не может состояться исключительно на основе чисто прагматического подхода. В данном случае необходимы также фундаментальные теоретические исследования в области политики.

Политика есть лишь средство осуществления идеи либо раздел экономических или правовых отношений, нет смысла говорить о ней как о форме духа: здесь она есть лишь необходимая профессия в рамках войн, экономики и права.

Если сопоставить политическую целесообразность с другими регулятивными системами, то можно определить, что политика есть определенная ступень, или форма духа. Дух есть непротиворечивая система императивов, а также связанных с ними представлений, откуда бы они ни исходили и чем бы они были подкреплены.

Итак, политика есть не только сфера деятельности, но и своеобразная форма духа. Геополитика должна установить связь этой формы духа с "землей", то есть со стихиями природы в их географическом проявлении и единстве. Сама по себе природа в ряде концепций рассматривается как форма духа. (4)

Если можно назвать императивы, существующие в природе независимо от наших представлений или хотя бы прямо выводимые из непосредственных наблюдений о природе, то можно говорить о форме духа природы или даже отождествлять природу и дух. Следовательно, отношения между природой и политикой могут быть истолкованы как отношения между двумя формами духа.

Очевидно, что на уровне духа, природная целесообразность не имеет ничего общего с целесообразностью политической. Однако политический человек может пытаться подчинить природную целесообразность политической. Политика может аппелировать к природным, географическим императивам, дабы оправдать себя. Иными словами то, что выводится в качестве системы природных географических императивов ("императивов земли", "территориального императива" и т.д.) в рамках политики превращается в идеологию - идеологию особого рода, которую можно назвать “натуральной идеологией”, то есть идеологией, аппелирующей к “натуральным” императивам и ценностям.

1.2 Определение геополитики

Геополитика вызывает в настоящее время повышенный интерес во всем мире.

Особый интерес к геополитике проявляется и в России. Во Франции и США вышли "Словари геополитика". Вместе с тем, несмотря на то, что термин "геополитика" весьма часто используется в политической риторике, не всеми осознается, какие источники, модели и кодексы стоят за этим термином. Опасность восприятия геополитики только как идеологии пространственного расширения столь же велико, как и опасность игнорирования этого аспекта геополитики.

Геополитика прибегает к объяснению как внешней, так и внутренней политики государства с точки зрения географических факторов: характера границ, обеспеченности ископаемыми и другими природными ресурсами, островного или сухопутного расположения, климата, рельефа местности и т.д. Главным, системообразующим отношением в геополитике еще в большей степени, чем в географии, долгое время выступало расстояние в физическом и географическом пространстве.

Традиционную геополитику можно рассматривать как науку о влиянии геопространства на политические цели и интересы государства. Геополитика постепенно перешла к более сложному пониманию пространства как среды, преобразующей экономические, политические и прочие отношения между государствами. С ростом взаимозависимости в мире все большую значимость в геополитическом анализе приобрел характер межгосударственных отношений и его взаимодействия с геопространством, которое становилось уже не только поляризованным вокруг центров силы, но все более стратифицированным.

Попытаемся сформулировать и осветить понятие самого термина "геополитика" и проследим его "эволюцию". Долгое время в советских справочниках и словарях существовало следующее определение: “Геополитика - реакционная, лженаучная доктрина, использующая для обоснования агрессивной политики империалистических государств, извращенно истолкованные данные физической, экономической и политической географии”. Геополитика являлась одной из официальных доктрин германского фашизма. Это научное направление служит теоретической основой обоснования реваншистских захватнических идей, завоевания жизненного пространства.

"Советский Философский энциклопедический словарь" (1989г.) в свою очередь определяет геополитику как западную политологическую концепцию, согласно которой “политика государств, в особенности внешняя, в основном предопределена различными географическими факторами: пространственным расположением, наличием либо отсутствием определенных природных ресурсов, климатом, плотностью населения и темпами его прироста”. Но вернемся к истокам понятия. Итак, Рудольф Челлен будучи автором термина “геополитика”, определял ее как “доктрину, рассматривающую государство как географический организм или пространственный феномен”. (5)

Цель геополитики определяется ее родоночальниками как осознание фатальной необходимости территориальных захватов для развития “государств”, так как, по их мнению, "пространство уже разделенного мира может быть отвоевано одним государством у другого лишь силой оружия". (6) Ведущий немецкий геополитический журнал "Zeitschrift geopolitik", основанный Карлом Хаусхофером, дал следующее определение, наиболее, кстати, часто цитируемое в работах по геополитике: "Геополитика есть наука об отношениях земли и политических процессов. Она зиждется на широком фундаменте географии, прежде всего географии политической, которая есть наука о политических организмах в пространстве и об их структуре”. (7) Более того, геополитика может обеспечить надлежащими инструкциями политическое действие и придать направление политической жизни в целом. Тем самым геполитика становится искусством, именно искусством руководства практической политикой. “Геополитика - это географический разум государства." (7) Карл Хаусхофер характеризовал геополитику как учение “о географической обусловленности политики”. В другом месте Хаусхофер совместно с Эрихом Обстом, Отто Мауллем и Германом Лаутензахом характеризовал геополитику как "учение о зависимости политических событий от земли". (7) В меморандуме "Геополитика как национальная наука о государстве", появившемся в связи с установлением национального режима в Германии, геополитика определялась как "учение о взаимоотношениях между землей и государством". В "Журнале геополитика" геополитика определялась как "наука о политической форме жизни в жизненном пространстве в ее зависимости от земли и обусловленности историческим движением".

Совместно с издателем "Журнала геополитики" Куртом Вовинкелем, Хаустхофер писал, что сама геополитика является "не наукой, а подходом, путем к познанию". (8) Сын Карла Хаусхофера Альбрехт Хаусхофер объявил сутью геополитики "взаимоотношения между окружающим человека пространством и политическими формами его жизни". Отто Маулль считает, что “геополитика имеет своим предметом государство не как статическую концепцию, а как живое существо”. (9) Геополитика исследует государство главным образом в его отношении к окружению и пространству и ставит целью решить проблемы, вытекающие из пространственных отношений. Ее не интересует, в отличие от политической географии, государство как явление природы, то есть его положение, размеры, форма или границы как таковые. Не имеет она дела и с государством как системой экономики, торговли или культуры.

С точки зрения геополитики простой анализ государства (физический или культурологический) даже если он имеет отношение к пространству остается статичным. Все эти виды относятся к сфере материнской науки - политической географии. Область геополитики, подчеркивает Маулль, - это пространственные нужды и требования государства, тогда как политическую “географию интересуют пространственные условия его бытия”. (10) Маулль еще раз отмечает принципиальное различие между политической географией и геополитикой: первая удовлетворяется статистическим описанием государства, которое может также включать изучение динамики прошлого его развития; вторая же есть дисциплина, взвешивающая и оценивающая данную ситуацию; геополитика всегда нацелена на будущее. Американский исследователь Л.Кристоф считает, что геополитика покрывает область параллельную и лежащую между политической наукой и политической географией.

"Геополитика, - считает он, - есть изучение политических явлений, во первых, в их пространственном взаимоотношении и, во- вторых, в их отношении, зависимости и влиянии на Землю, а также на все те культурные факторы, которые составляют предмет человеческой географии в ее широком понимании. Другими словами, геополитика есть то, что этимологически предлагает само это слово, то есть географическая политика; не география, а именно политика, географически интерпретированная и проанализированная в соответствии с ее геополитическим содержанием. Как наука промежуточная, она не имеет независимого поля исследования. Последнее определяется в понятиях географии и политики и в их взаимосвязи. Кристоф считает, “что не существует принципиальной разницы между геполитикой и политической географией, как в самой области исследования, так и в методах исследования”.

Единственное реальное различие между той и другой состоит, по его мнению, в акценте, в фокусе внимания. Политическая география, будучи все же географией, делает акцент на географических явлениях; она дает политическую интерпретацию и анализ политических их акцентов. Геополитика, будучи преимущественно политикой, наоборот, концентрирует свое влияние на политических явлениях и стремится дать географическую интерпретацию и анализ географических акцентов этих явлений. (11) Тем не менее определенная разница между политической географией и геополитикой все же существует: политическая география рассматривает государство (и, соответственно, политику) с точки зрения пространства; геополитика, напротив, пространство рассматривает с точки зрения государства (политика). Этими акцентами обуславливается статичность первой и динамичность второй.

В рамках самой геополитики можно различать два достаточно четкие обозначения:

1) геополитику предписывающую или нормативную (к ней можно вполне причислить немецкую школу, связанную с именем Хаусхофера);

2) геополитику оценочно-концептуальную. Типичным представителем последнего назовем, Коэна. (11)

Итак: политическая география как наука главный акцент делает на изучение географической среды и ее влияние и воздействие на политику государства. Геополитика, в свою очередь, взятая тоже как наука, главное свое внимание направляет на раскрытие и изучение возможностей активного использования географических факторов физической среды и воздействия на нее в интересах военной, экономической и экологической безопасности государства. В сферу же практической геополитики входит все, что связано с территориальными проблемами государства, его границами с рациональным использованием и распределением ресурсов, включая людские. Профессор Анатолий Тилле определяет геополитику следующим образом.

“Не только марксисты признают, что и народами и отдельными людьми движут материальные интересы. Как любой человек старается тем либо иным способом улучшать свое благосостояние, так и государства стремятся овладевать территориями, рынками, ресурсами и потому проводят политику экспансии, расширяют свои владения, пользуясь как мирными, так и военными средствами”. Энциклопедия “Britannica”, к примеру, ссылаясь на мнения авторитетов, связывает геополитику с использованием географии в интересах правительств. (12) Согласно ей, наиболее распространенная точка зрения следующая: геополитика служит определению национальной политики с учетом факторов воздействия на нее естественной среды. В энциклопедии “Amerikana” геополитика рассматривается как наука, изучающая и анализирующая в единстве географические, исторические, политические и другие взаимодействующие факторы, оказывающие влияние на стратегический потенциал государства. Геополитика используется для оценки международно-политических позиций государств, их места в системе международных отношений, условий их участия в военно-политических союзах. Важный аспект геополитики видится в исследовании комплекса экономических, политических, военно-стратегических, экологических, ресурсных и иных вопросов, играющих важную роль в сохранении или изменении общемирового и регионального баланса сил. Несмотря на чрезвычайное разнообразие тематики подходов, территориального охвата геополитических исследований, в них можно выделить общее ядро, включающее анализ зависимости между любыми изменениями в отдельных странах и регионах (в структуре хозяйства и его ресурсообеспеченности, внедрении новых технологий в экономике вообще и военном производстве в особенности, телекоммуникационных связях, количестве и качестве населения, его политической и идеологической сплоченности и внешнеполитическими и стратегическими проблемами. Раньше в число "независимых переменных" в геополитическом анализе входили главным образом такие традиционные параметры как географическое положение, наличие и ограниченность материально-сырьевых и других природных ресурсов, особенности территории страны (рельефа, гидрографической сети, удаленности от границ жизненно важных центров и др.). Значение этих факторов изменилось, но они далеко не полностью утратили свою роль.

Исходя из этого, геополитику можно определить как направление, изучающее взаимозависимость внешней политики государств, международных отношений и системы политических, экономических, экологических, военно-стратегических и иных взаимосвязей, обусловленных географическим положением страны (региона) и другими физико- и экономико еографическими факторами.

1.3 Пространство, территория, акватория, границы в геополитике

Геополитики и географы используют термины – “пространство и территория” наполняя их одним смыслом.

Так, в "Географическом энциклопедическом словаре" (1988, с.5) понятие географического пространства определяется путем переноса термина "пространство" из философии в географию по аналогии, но с учетом особенностей Земли как планеты: "Геопространство - форма существования географических объектов и явлений в пределах географической оболочки". В философии пространство - это универсальная форма бытия, которая неотделима от материи и времени; это абстрактное понятие, выражающее существование связи вещей друг с другом, порядок их размещения относительно друг друга. И в географии, очевидно, пространство должно пониматься как философская потенциальная категория, как объективная, всеобщая и познаваемая форма существования географических объектов (Алаеев Э.Б. Социально-экономическая география, терминологический словарь 1983). (11) Имеются попытки классификации пространства и в географии:

1) географическое пространство. Оно определяется величиной и формой земного шара (геоидом, эллипсоидом);

2) физико-географическое пространство, в отличие от геофизического, качественно-дифференцировано на сушу, океаны, моря, а они в свою очередь дифференцируются в физико-химико- биологическом отношении;

3) социально-экономическое пространство - это территория на которой живет и действует человек, где сосредоточены все поселения человека. По величине оно уступает физико-географическому пространству, особенно за счет больших водных площадей.

Однако человечество существенно продвинулось в хозяйственном освоении Мирового океана. Географическое пространство обладает структурами. Структурность геопространства отражает сложное строение географической оболочки. Частные географические пространства выделяются и в соответствии с целями исследования по содержательно-географическим признакам, т.е. по природе господствующих в них закономерностей.

Что касается социально-экономического пространства то это в первую очередь соотносительное понятие. Оно характеризует локализацию и пространственную расчлененность человеческой деятельности и ее результатов. Связь этого пространства со временем осуществляется через деятельность человека. Организация социально- экономического пространства во многом детерминируется лимитом времени и суточным режимом деятельности.

В процессе исторического развития социально-экономическое пространство как бы "расширяется" в связи с прогрессом транспорта, а время как бы "сжимается" ("уплотняется") за счет его насыщения деятельностью.

Понятие территория отличается от пространства своей конкретностью, привязанностью к определенным координатам. Территория (лат. territorium, от tегга - земля, страна) - часть поверхности земной суши с присущими ей природными, а также созданными в результате человеческой деятельности свойствами и ресурсами. Характеризуется наличием особого вида ресурсов - протяженностью (площадью), особенностями географического положения, определенным типом (типами) природного ландшафта, степенью хозяйственности, способностью выполнять роль "пространственного базиса деятельности общества".

Характер территории, в пределах которой находятся объекты, существенно влияют на эти объекты и взаимодействуют. В частности, местоположение объекта является фактором его индивидуализации, т.е. специфических особенностей, которыми объект отличается от аналогичных по субстанциональным свойствам объектов. Другими словами, местоположение модифицирует и объекты и процессы. В ряде трудов по геополитике роль пространственного фактора жизни общества преувеличена и абсолютизирована и объявлялась основой политических действий. Концепции о "жизненном пространстве" активно разрабатывались немецкой школой геополитики под руководством А.Хаусхофера.

Самой важной территориальной единицей, с точки зрения геополитиков, является современное государство. В государственных границах территориально совмещены все структуры страны и управление, чем обеспечивается наибольшая целостность территориальной организации производительных сил и общества через государственные и общественные результаты.

Территория страны (государства) - часть земного шара, находящаяся под суверенитетом определенного государства. В состав территории государства входят суша в пределах границ воды (внутренние и территориальные) и лежащее над сушей и водами воздушное пространство (тропосфера, стратосфера, ионосфера, а также значительная часть вышележащего пространства).

Находящиеся под сухопутной и водной территорией недра являются принадлежностью государства (сегмент геоида до технически доступной глубины).

Внутренние воды в России: это морские воды, расположенные в сторону берега от прямых линий, принятых для отсчета территориальных вод; воды портов заливов, бухт, губ, лиманов, берега которых полностью принадлежат стране, если ширина каждого из них не превышает 24 миль; а также воды заливов бухт, губ и лиманов, морей, проливов, исторически принадлежащих России. Например таких морей как Белое, Азовское, Аральское.

Затем следуют территориальные воды, эти воды практически рассматриваются как продолжение прибрежного государства, суверенитет которого полностью распространяется на поверхность и недра морского дна и воздушное пространство над ними. Большая часть приморских государств (более 100 стран) имеет территориальные воды от 3 до 12 миль (в России - 12 миль) 22 страны, в том числе латиноамериканскую, после второй мировой войны объявили установление 200-мильной зоны территориальных вод, но фактически режим территориальных вод они осуществляют в гораздо меньших пределах.

За территориальными водами следует прилежащая зона. Эту зону можно определить как пространство открытого моря, примыкающее к территориальным водам, в котором прибрежные государства осуществляют контроль в случаях специально предусмотренных международными правовыми актами правил (от территориальных вод еще 12 миль).

Особенно большое значение имела разработка правовых вопросов создания 200-мильных экономических зон. Прибрежное государство имеет право на разведку, разработку и сохранение биологических и минеральных ресурсов и управление этими ресурсами, причем как в водах так и на дне и в недрах. Другие государства обладают в этой зоне лишь свободой судоходства и полетов, прокладкой кабелей и трубопроводов. Возник ряд проблем. Так например в России экономическая зона занимает 23,5% общей территории государства. В США экономическая зона имеет 2,2 млн. км2, что составляет 23%.

В Японии – стране-архипелаге, экономическая зона достигает 4,5 млн. км2, превышая площадь страны в 12 раз. (13)

Возникла совершенно новая геополитическая картина Мирового океана, отражающая противоречие между единством Мирового океана и методами его использования. 40% акватории Мирового океана казалось в пределах этих экономических зон, причем возник ряд комических ситуаций, "работающих" в пользу малых островных государств. Островное государство Кирибати в Океании площадью всего 882 км2 оказалось владельцем огромной экономической зоны в 3 млн. кв. км. (14) Экономической принадлежностью государств является и континентальный шельф, который выделяется по трем признакам:


примыкание к государственной территории;

глубина до 200 м;

техническая доступность ресурсов.
Компромисная формула об определении внешней границы континентального шельфа в рамках Конвенции по морскому праву говорит, что граница не может превышать расстояние в 350 миль от берега или расстояние в 100 миль от изобаты в 2500 м. Страны имеют исключительное право на разведку и эксплуатацию "своего" шельфа, но не имеют суверенных прав на соответствующую акваторию. Та часть Мирового океана, которая находится за пределами территориальных вод и 200-мильных зон, продолжает оставаться "общим достоянием человечества". Ни одно государство, независимо от географического положения, не может претендовать на суверенитет или осуществлять его по отношению к какой-либо части этого района или его ресурсов. Все виды деятельности по разведке и разработке ресурсов международного района осуществляется на благо всего человечества. (15)

Географические границы - особый предмет изучения географов. Границеведение, или мифология, очевидно, берет свое начало у нас в стране с книги В.П.Семенова-Тян-Шанского "Район и страна", в который граница определялась как "Всякое место смены географических явлений". (16) Граница выражает качественную смену одних географических явлений другими. Государственные границы - это особый тип границ. Но даже в XIX в. в Европе пограничные линии на местности нередко отсутствовали. В отличие от многих других социальных границ, которые отличаются значительной подвижностью, государственная граница жестко фиксирована и устойчива. Изучение устойчивости связано с анализом исторического развития государства.

Во многих районах Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки и других регионах мира существует много неурегулированных территориальных споров. В Африке территориальные споры касаются 20% площади континента, страны Латинской Америки предъявляют друг другу более 10% территориальных претензий. (17)

Государственные границы - это политическая и экономическая граница, лимитированная государственным строем, национальной обособленностью, таможенным контролем, правилами внешней торговли и др. Основываясь на происхождении и длительности существования государственных границ, т.е. на историческом подходе, различают антецедентные (наложенные) и субъективные границы.

Антецедентные (наложенные) границы предшествуют окончательному заселению и развитию районов, которые они окружают. Примером антецедентной границы служит граница между США и Канадой, которая устанавливалась и уточнялась по 49-й параллели в период между 1782 и 1846 гг. и которая разделяла очень редко заселенные земли (демаркация этой границы завершена только в начале XX в.). Существует два основных этапа установления государственной границы - делимитация и демаркация.

Делимитация - определение по соглашению между правительствами определенных государств общего направления прохождения государственной границы и нанесения ее на географическую карту.

Демаркация - проведение линии государственной границы на местности и обозначение ее соответствующими пограничными знаками. Работа по демаркации - это перенос на местность результатов делимитации государственной границы.

В международной практике XIX в. различались естественные и искусственные границы. Знаменитым памятником искусственной границы является Великая Китайская стена. Естественные границы связаны с природными рубежами. В период колонизации других континентов в Европе большое распространение получила "теория естественных границ". Ее сторонники считали, что государства должны отделяться друг от друга крупными природными рубежами. Следовательно, можно воевать за территорию до тех пор, пока достигаешь естественных границ, создающих благоприятные условия для развития государства и обороны. Опасность "теории" очевидна. Границы, при которых игнорируется воля народа, делает их причинами непрерывных военных столкновений.

Другая концепция границ XIX в. - это теория естественных языковых (или этнических) границ, которая предлагала проводить границы по линии преобладания того или другого языка. И эта теория тоже может использоваться в агрессивных целях. В то же время при формировании современных государственных границ этнический признак играл немалую роль. Так, на Версальской мирной конференции при решении спорных пограничных вопросов широко использовался принцип приведения государственных границ в соответствие с этническими границами. Этот же принцип преобладал в выборе линий для границы между Пакистаном и Индией в 1948 г. Геометрическая граница - это линия между двумя точками, проведенная, не взирая на естественные и исторические рубежи. Типичным примером служат границы между штатами в США, между США и Канадой. Такие границы в Африке разъединяют этнически однородные группы населения.

Астрономическая граница проводится по меридианам или параллелям (граница между КНДР и Южной Кореей проведена по 38- градусной параллели).

Внутренние границы государства можно разделить на физические и социальные. К физическим относятся различного рода природные рубежи: орографические, ландшафтные и др. Они определяют степень разнообразия, мозаичности среды, в которой развивается общественная деятельность. Разнообразные социальные границы, административные, экономических районов. Часть границ вводится государством для достижения определенных социально- экономических результатов. Это могут быть границы приоритетных зон, например для капитальных вложений, границы депрессивных районов, границы поясов цен и др. На данном этапе развития во многих странах дискутируются вопросы таксономизации (территориального деления) территории. Населению далеко не безразлично, в какой административной единице они живут, не противоречат ли они естественным социальным связям. Кроме четко выраженных границ внутри страны, в связи с постоянно спонтанно происходящими перестройками, территориально-экономических структур, имеются нечетко, изменяющиеся во времени границы экономических районов в странах Западной Европы и США. Исследования выявили, во-первых "различность" экономических рубежей, во-вторых, взаимопроникновение смежных районов. Вопросами границ занимались многие геополитики. Так например Ж. Аксель в своей книге "Геополитика" (1936) акцентировал внимание на проблеме границ. По его мнению, идея "естественных границ" осталась лишь теоретически абстрактной темой, не соответствующей реальности. Рассмотренные Ж. Акселем исторические примеры подтверждают его мысль о том, что практически нет каких-либо физико-географических условий, будь то реки, горы, моря, пустыни, которые являлись бы естественными барьерами для человеческой активности и стали бы естественной границей того или иного сообщества. (17) Например, Пиренеи, разделяющие Испанию и Францию, - это отнюдь не естественная природная граница, так как она проходит не по главным хребтам, не по водоразделу рек, не по лингвистическому или этническому признаку. Единственный естественный барьер, подчеркивает Ж.Аксель, это отсутствие людей, рубеж как например, северная граница России. “Граница в действительности - это результат равновесия между жизненными силами двух народов. Она не имеет абсолютной ценности. Граница имеет лишь относительную ценность в соответствии с функцией, которую она должна выполнять по мнению групп, которых она объемлет и которые стремятся ее поддерживать”. (18)

2.1 Классическая геополитика

Геополитика обязана своим возникновением немецкому мыслителю Фридриху Ратцелю (1844-1904). Фридриха Ратцеля считают “отцом” геополитики: “Без Ратцеля развитие геополитики было бы немыслимо, писал Отто Мауль, поэтому Челлен, например, или кто-либо другой не может быть назван, как это иногда случается по невежеству, отцом геополитики. Им является Ратцель”. (19) Однако сам Ратцель этого термина не использовал, а писал о “политической географии”. Нужно отметить, что Ратцель действительно является одним из основоположников политической географии в современном понимании данной науки.

Ратцель закончил политехнический университет в Карссруэ, где прослушал курсы геологии, палеонтологии и зоологии. Свое образование он завершил в Гейдельбергском университете. В 1870 г. Ратцель отправился добровольцем на войну, где получил “Железный Крест” за храбрость. После войны он занимался демографией. В 1876 г. Ратцель защитил диссертацию об эмиграции в Китае. В этот период он путешествовал по Европе и Америке, и занимался исследованиями в области этнологии. Он был преподавателем географии в техническом институте Мюнхена, а позже в Лейпциге в качестве профессора географии.

Наряду с наукой Ратцель интересовался и политикой, занимал националистические позиции. В 1890 г. он вступил в “Пангерманскую лигу” Карла Петерса. В Гейдельберге Ратцель стал другом и учеником профессора Эрнста Геккеля, введшего термин “экология”.Сам Геккель был учеником Чарлза Дарвина, поэтому при разработке своего учения Ратцель использовал многие дарвиновские идеи, оказавшие большое влияние на общественные науки, в форме “социал-дарвинизма”. Ратцель рассматривал государство, как “живой организм, борющийся за свое существование”. (20) Ратцель является также прямым продолжателем всей школы немецкой “органической” социологии, представителем которой был Фердинанд Теннис (1855-1936) – один из родоначальников профессиональной социологии в Германии, называвшей расизм “современным варварством” и ушедшей с поста президента Немецкого социологического общества после прихода нацистов к власти.

Развивая идеи географического детерминизма в духе Герберта Спенсера (1820-1903), Ратцель переносил в социальную область закономерности развития животного и растительного мира, например миграционную теорию М.Вагнера. Многие идеи Ратцеля восходят к воззрениям Иммануила Канта, Александра фон Гумбольдта, Карла Риттера и других немецких мыслителей, которые уделяли значительное внимание физической среде и ее влиянию на общественно-историческое развитие. Так Гумбольт считал что элементы ландшафта оказывают влияние на характер народов, живущих в отдельных регионах земного шара. Ратцель считал, что человек должен приспосабливаться к своей среде точно так же, как это свойственно флоре и фауне.

Ратцель первым пришел к выводу, что пространство есть наиболее важный полито-географический фактор. Он считал, что пространство не есть просто территория занимаемая государством, а является теми природными рамками, в которых происходит экспансия народов. Каждое государство и народ имеют свою “пространственную концепцию”, т.е. идею о возможных пределах своих территориальных владений. (21)

Упадок государства, считал Ратцель, есть результат слабеющей пространственной концепции и слабеющего пространственного чувства. Пространство обуславливает не только физическую эволюцию народа, но также и его ментальное отношение к окружающему миру. Взгляд человека на мир зависит от пространства в котором он живет.

Ратцель хорошо изучил Северную Америку и посвятил ей две книги: “Карты североамериканских городов и цивилизаций” (1874) и “Соединенные Штаты Северной Америки” (1878-80). Ратцель отметил, что “чувство пространства” у американцев развито в высшей степени, т.к. они были поставлены перед задачей освоения “пустых” земель, имея опыт европейской истории.

У Ратцеля обнаруживаются первые формулировки важной геополитической концепции “мировой державы”. Рано или поздно, он считает, что географическое развитие должно подойти к своей континентальной фазе, и применяя этот принцип к Германии, Ратцель предрекал ей судьбу континентальной державы.

В 1882 г. вышел фундаментальный труд Ратцеля “Антропогеография”, в котором он сформулировал свои основные идеи: связь эволюции народов и демографии с географическими данными, влияние рельефа местности на культурное и политическое становление народов.

Политическая жизнь, по Ратцелю, обусловлена непосредственным воздействием географической среды, а государство "“Так не старо, как семья и общество”, и представляет собой “единство народа с известным почвенным пространством и особый биологический организм. (22)

В следующей работе (1893) “Народоведение” Ратцель поставил в центр исследования географическую обусловленность политической жизни и проследил отношение внешней политики государства к географическому пространству. Он рассматривал государство как биологический организм в тесной связи со свойствами населяющего его этноса, частично – со свойствами земли и природными условиями в целом. Необходимо рассматривать географические условия и существованием государства.

Главный труд Ратцеля (1897) “Политическая география”. В этой работе он показывает, что почва является основной и неизменной данностью, вокруг которой вращаются интересы народов. Развитие государства происходит на пространственной базе, сливаясь с ней и извлекая из нее большое количество энергии. Ратцель обосновал тезис о том, что государство представляет собой биологический организм, действующий в соответствии с биологическими законами. Характеристики государства определяются его территорией и местоположением, и его успех зависит от того, как государство приспосабливается к условиям среды. Отношение к государству как к “живому пространственному, укорененному в почву организму” есть главная мысль и ось геополитической методики. (23) Наиболее важными характеристиками являются размеры, местоположение и границы, а также типы почвы вместе с растительностью, ирригация и соотношения с остальными частями земной поверхности, и в первую очередь, с прилегающими к морям и незаселенными землями, которые не представляют особого политического интереса.

Совокупность этих характеристик и составляют страну. Изначально также чисто географическое понятие превращается в духовную и эмоциональную связь жителей страны и их истории.

Существование” народа без пространства” неизбежно приводило, по мнению Ратцеля, к стремлению приобрести земли, то есть к войне. Так Ратцель придавал войне характер естественного закона. Он стремился пробудить “чувство пространства” у вождей Германии, оправдывая войны для увеличения пространств государства. Ратцель верил, что в будущем будут доминировать крупные государства, подобные Северной Америке, Евро-Азиатской России, Австралии и Южной Америке. Ратцель считал, что разложение каждого государства происходит при его отказе от концепции “большого пространства”. Ратцель в геополитике придавал значение моря для развития цивилизации страны.

В своей книге “Море, источник могущества народов” (1900 г.) указал на необходимость каждой мощной державы особенно развивать свои военно-морские силы. Развитие флота является необходимым условием для приближения к статусу “мировой державы”.

В работах Ратцеля стала популярной идея “океанического цикла”. Большое значение придавалось бассейну Средиземного моря и Атлантике, как важнейшим стратегическим районам мира. Особое значение имеет бассейн Тихого океана. Ратцель называл его “океаном будущего”, как место столкновения интересов многих ведущих держав мира. (24)

В то же время он считал, что континентальные державы с их богатыми ресурсами имеют преимущество перед морскими державами, не обладающие достаточным пространством в качестве своей геополитической базы.

Ратцель поставил в центр своих исследований географическую обусловленность политической жизни, отношение между государством и землей, отношение внешней политики государства к географическому пространству. Он поднимает проблемы территориального роста и могущества государства с точки зрения пространственной характеристики. Труды Ратцеля стали базой для последующих геополитических исследований.

На книгах Ратцеля основывали свои концепции швед Челлен, немец Хаусхофер, француз Видаль де ла Бланш, англичанин Маккиндер, американец Мэхэн, русские евразийцы П.Савицкий, Л.Гумилев и др.

Отец термина “геополитика” Рудольф Челлен.

Ни один шведский исследователь в области политической науки, вероятно, не пользовался большей международной известностью, чем Рудольф Челлен (1864-1922) Будучи сыном сельского священика с острова Торсе на озере Вэнерн в Южной Швеции, он стал студентом Упсальского университета в 16 лет и приставил докторскую диссертацию там же в 26 лет. После получения учёной степени Челлен переехал в Гётеборг, где стал преподавателем географии в университете. В 1901г он получил звание профессора статистики и политической науки. Через 15 лет он возвратился в свой старый университет в Упсале в качестве профессора политической науки и риторики и остался там в плоть до своей смерти

Международная известность Челлена связана с тем, что он первым дал определение “геополитике” как науки, учения о соотношении между географией и международными отношениями. Его наиболее известная работа в этой области - “Великие державы: очертания современной большой политики” - была впервые опубликована в 1905г, а позднее вышла в свет в пересмотренном и расширенном издании в 1911-1913 годах. Во время первой мировой войны немецкий перевод этого труда увидел не менее 19 изданий.

Несмотря на международную известность Челлена в прошлом, его сочинения больше не относятся к живому интеллектуальному наследию политической науки. Причиной этого является то, что в его тестах тесно связаны научное исследование и политическая агрессия Челлен был дважды избран в риксдаг, во Вторую (нижнюю) палату на 1905-1908 гг и в Первую (верхнюю) палату - на 1911-1917 годы Он принадлежит к националистическому правому крылу консервативной партии, и политические ценности, которые он ставил, находились в очередном конфликте с теми, что господствовали в современном западном обществе. Челлен считал, что такие понятия, как “отечество”, “долг”, “самопожертвование” и “честь”, должны быть основными ценностями любой процветающей цивилизации, в то время как такие понятия, как “свобода”, “равенства” и “права человека”, были источником беспорядка и нивелировки людей. Согласно Челлену, “идеалы 1914г” - националистические идеалы, осуществленные тем, что разразилась первая мировая война, - были выше демократических, либеральных “идеалов 1789 года”

Подобно большей части консервативной шведской интеллигенции, Челлен также неуклонно поддерживал Германию в течение первой мировой войны, видя в этой стране единственного подлинного защитника от “разрушительных, либерально-космополитических сил”, представленных Францией и Великобританией Ему большевистская диктатура, установленная в России в 1917., лишь доказала, что в итоге либеральная демократия была обречена закончиться анархией, а затем привести к тотальному правлению. В последние месяцы жизни Челлена приход к власти Муссолини в Италии, казалось, ещё раз подтвердил это его убеждение.

Хотя Челлену были чужды расистские и антиинтеллектуальные элементы фашистской идеологии, он в некоторой степени разделял ее авторитарные идеалы. Он также считал, что война является инструментом прогресса человечества, так как она “удалила бы” состарившиеся и больные нации и воспитала бы “жизнеспособность и силу” внутри воюющих стран. (25)

Несмотря на эти крайние политические взгляды Челлен слыл также блестящим интеллектуалом и был очень популярен среди студентов. Его рисуют добрым, имеющим чувство юмора и воодушевляющим преподавателем, который всегда побуждал своих учеников спрашивать и критиковать, и человеком, который никогда не позволял, чтобы политические разногласия затрагивали личную дружбу. Он был также человеком с широкими художественными и культурными интересами, много лет выступал музыкальным обозревателем в печати. В студенческие годы он отличался как талантливый певец и пел в хоре студентов Упсалы “Слуги Орфея”. В этом качестве он участвовал в поездке хора в России в 1894 году и выступал при русском дворе перед царём Александром III.

Вдохновляемый германской философией, Челлен в следующие годы разработал философскую систему для изучения международных отношений. Он рассматривал государства и нации как своего рода биологические организмы, которые рождались, старели и умирали Согласно ему, открытие и описание “естественных законов”, которые регулировали политическую жизнь, должно было бы быть главной задачей политической науки.

Представляя результаты своих трудов в книге о великих державах, Челлен анализировал эти державы под пятью различными углами зрения

• их географического положения и характера их границ - геополитика

• их природных ресурсов и экономики - экополитика

• их этнических, демографических и культурных условий - демополитика

• их социальных условий - социополитика

• их правительственных учреждений - кратополитика

В силу природы, намекал Челлен, великие державы должны были проводить экспансионистский курс в своей внешней политике. Именно природа побуждала их стараться достигнуть как можно больше свободы действия по отношению к окружающему миру, и это желание побуждало их распространяться к своим “естественным” границам - часто в виде гор и морей. Великие державы были также запрограммированы стремиться к сосредоточению своих территорий в более широких комплексах, а также к достаточному жизненному пространству, чтобы поддерживать численность своего населения. Окончательной целью в этом стремлении к жизненному пространству, указывал Челлен, было достижение автаркии, состояния самообеспечения в отношении продовольствия и природных ресурсов.

Он постоянно сравнивал Россию с США. Для Челлена такая параллель была самоочевидной, так как Россия и США были единственными двумя великими державами с достаточными, внутри своих границ, ресурсами, которые принимались в расчёт для осуществления автаркии. Он также упоминал Китай среди этих государств. Следовательно, доказывал Челлен, эти три державы в своё время будут доминирующими над другими. В этом отношении история, пожалуй, в некоторой степени доказала его правоту. Он также предсказывал, что вследствие такого развития остальные страны Европы попытаются интегрировать свои экономику и политическую систему в качестве пути преодоления жесткого соперничества со стороны автаркических держав.

Благодаря своему смелому синтезу, своему таланту писателя, так же как своей большой учености Рудольф Челлен остаётся, таким образом, широко читаемым и интересным

Одна из глав его книги “Великие державы” была посвящена России Челлен подчёркивал, что российская великая держава относиться к тому же территориальному типу, что и американская, причем в лице России этот тип имеет своего наиболее чистого и в тоже время наиболее крупного представителя. Показывая географическую детерминированность развития в направлении к большой империи в случае России, он писал “Единство и солидарность природы мотивируют единство и солидарность политической карты. Только Уральские горы образуют нарушение, но препятствуют сообщению не больше, чем Аппалачи Америки, на обеих сторонах простирается однообразная земля в бесконечной равнине. Где бы казак не спешивался со спины своего коня, нигде он не находил горизонт закрытым”

После Австро-Венгрии, писал основоположник геополитики, Россия является наиболее континентальной среди великих держав “Помимо пустынных берегов Ледовитого океана, Россия владеет все еще только отдельными выходами в полузакрытые моря - в Балтийское море. Черное море, Японское море. Только через “бутылочное горлышко” выглядывает она в океан” Этим, по мнению Челлена, в значительной мере объясняется ее отставание в экономическом отношении от США.

Сопоставляя Россию с другими великими державами начала XX в, основоположник геополитики ставил ей самую высокую оценку несмотря на отмеченные слабости, указывал он, Россия является всё же “действительной центральной фигурой планетарной выставки”, так как она “затрагивает в непосредственной территориальной связи оба больших культурных мира, Западную Европу и Восточную Азию”, и в силу этого “более подходит для посреднической роли, чем даже Соединенные Штаты, которые изолированы океанами и, впрочем, сами, целиком стоят на стороне Западной Европы”

Челлен отмечал сходства между Россией и США также с демополитической точки зрения. “Единообразие большой империи, - писал он, - само по себе благоприятно для возникновения господствующего народа, который на широких равнинах имел возможность распространиться в большом масштабе” Вместе с тем в духе своего времени он подчёркивал психологические различия между русскими и американцами. В русском мужике он видел человека, который полностью пассивно противостоял своим обстоятельствам

Челлен указывал на аграрный характер экономики России: по меньше мере три четверти ее населения, отмечал он получают свои средства к жизни непосредственно с поля и луга. Энергичные попытки создать крупную промышленность на основе железа Урала, угля Донецкого бассейна и хлопка Ферганы смогли только в незначительной мере изменить картину чисто аграрной страны. Активный внешнеторговый баланс России основывался главным образом на экспорте продуктов питания, ибо она располагает на своем черноземе возможностями развития, “которые могут быть сопоставлены с возможностями развития в долине Миссисипи”

Первоначальная форма государства в Росси характеризовалась Челленом как цезаризм. “Его первым признаком является сердечная совместная жизнь его с церковью, государство и церковь едино суть, более чем где-либо в европейском мире”. Сделав церковь государственным департаментом, Петр I окружил трон прочной организацией светской администрации, “однако тем самым также было положено начало промежуточной власти между императором и народом в лице бюрократии... Если конституция в теории было абсолютное “самодержавие”, то в действительности ею было господство чиновников…”. Поэтому, продолжал Челлен, когда дух Западной Европы пронесся, наконец, также над областью конституции, расстановка сил в России была иной, чем во Франции 1789 г.: “не низшие классы против верхних, не “народ” против дворянства, а “интеллигенция” против “бюрократии”. Внутри этой интеллигенции мы видим столь разнородные элементы, как студенты. Промышленные рабочие и обедневшие дворяне. Оттуда пришел призыв к конституции как единственному избавлению от всякого политического бедствия”

Русскую революцию 1905-1907 гг. Челлен рассматривал как часть всемирно-исторического процесса: “Политическая сейсмическая волна, которая исходила от Французской революции 1789г, которая около середины 19в потрясла абсолютные монархии Центральной Европы, а в 60-е годы того же века - габсбургскую автократию на своем пути на восток, наконец, всерьез добралась также до святой Руси и поколебала трон ее самодержца”. Октроирование с начала манифеста от 17 октября 1905 г, а затем основных государственных законов от 23 апреля 1906г было обусловлено и поражением царской бюрократией в русско-японской войне “С избранными вначале Думами всякое сотрудничество оказалось невозможным”

Октроирование нового избирательного закона после государственного переворота 3 июня 1907г Челлен сравнил с июльскими ордонансами во Франции 1830 г. с той, однако, разницей, что за ним не последовало Июльской революции. Относительно последующего развития политической жизни в Росси он высказал мнение, что Государственная дума постепенно и фактически стала нижней палатой парламента при конституционном монархе

Представляется актуальным замечание Челлена относительно путей развития российской государственности. Существует, писал он, только две прочных формы для политической организации этой огромной империи - цезаризм, принцип древнего Рима, и федерализм, принцип Нового Света. Так как Россия остановилась посередине между этими принципами, а именно на конституционной монархии на унитарной основе, некоторые наблюдатели склонны видеть в этом только переходную ступень, от которой развитие продолжиться к федерации автономных областей и частей страны, в которой, следовательно, национальность будет учитываться наряду с политическим самоуправлением в общем смысле.

Наибольшее место в главе книги Челлена о великий державах, посвященная России, занимает раздел о ее внешних проблемах. Исходной точкой при их рассмотрении является понимание того, что Россия представляет собой большой территориальный комплекс, находящийся в замкнутом положении. Для Челлена не являлось неестественным ни стремление великой державы к преодолению такого положения, её тяготение к морским просторам, ни стремление её к территориальному расширению.

Как же виделась основоположнику геополитики в этой связи внешняя политика России? Ответ на этот вопрос по меньшей мере неоднозначен. С одной стороны, Челлен чуть ли не с сожалением писал, что Россия выглядывает в океан лишь через “бутылочное горлышко”. С другой - образ России вызывал в его сознании ассоциации с картиной, “изображающей материковый лёд, который четырьмя языками стремиться достигнуть море”, ледяные языки символизировали средиземноморское, атлантическое, индийское и тихоокеанское направления российской внешней политики. Оценка Челлена деятельности России на этих направлениях заслуживает специального рассмотрения.

Стремление России к черноморским проливам, по мнению Челлена, соединялось со стремлением к Айя-Софии в Константинополе - религиозном центре православия. Восемь войн с Турцией в 18 и 19 вв. демонстрировали серьёзность на этом фронте. Однако с 1878г здесь не было предпринято ни одной непосредственной акции, и доступ в Средиземном море в 1913г. был для России всё ещё закрыт.

Что касается атлантического направления, то оно было актуальным в 18 в., но с середины 19 в. “здесь ослабло давление после того, как на Россию было возложено обязательство не приссоединять Аландские острова (1856г.)”. Однако особое беспокойство Челлена вызвали транспортные и военные мероприятия России в 1913г., которые, писал он, “недвусмысленно исходят из того, чтобы сделать Финляндию оперативным плацдармом, причём не только для противодействия германской атаке на Санкт-Петербург, но также для “стратегического наступления на запад””. В этой связи уместно отметить, что представление внешнеполитического наблюдателя о действительных или предполагаемых противниках своей страны в некоторой степени отражают самопредставление его социально-политической среды.

Об индийском направлении внешней политики, или “индийской программе”, Челлен писал, что Россия завоевала на Кавказе сильный плацдарм против Персии, а в Закаспии и на Памире - сдвоенный фронт непосредственно против Индии. Однако путём согласия с Англией в 1907г. “индийская программа, в том числе на своём персидском направлении, по всем правилам была сдана в архив”. В 1895г. на тихоокеанском направлении российской внешней политики начался конфликт с Японией из-за Порт-Артура, закончившейся через 10 лет поражением России. Симпатии Челлена были на стороне Японии.

Основоположник геополитики критиковал российскую бюрократию за то, что она “ничему не научилась и ничего не забыла. Прямо и открыто весь мир испытал это уже на старой индийской и тихоокеанской линии, которые обе теперь, после того, как они отрезаны от морей, оказались чисто персидской и чисто китайской программой с непосредственной целью завоевания”.

Не были чужды Челлену исторические параллели между Россией, с одной стороны, и древними Македонией, Римом и Персией с их завоевательными устремлениями - с другой. В то же время глава о России в книге “Великие державы: очертания” заканчивались выражением определённой симпатии Челлена к этой крупнейшей великой державе: чем больше освещаются темпы истории, тем больше верим мы поэтому в то, что увидим, как выявляется новая перспектива с все более определенными очертаниями перед Россией – “политически посредничающий и смягчающий буфер между обоими культурными мирами, которые она географически связывает, - Европой и Азией”.

В работе “Государство как форма жизни” Челлен предпринял попытку проанализировать анатомию силы и ее географические основы. Он писал о необходимости органического сочетания пяти взаимосвязанных между собой элементов политики, понимаемой в самом широком смысле этого слова.

Как единство форм жизни государство состоит из пяти жизненных сфер:


государство как географическое пространство;

государство как народ;

государство как хозяйство;

государство как общество;

государство как управление.
Таким образом, помимо физико-географических черт, государство, по Челлену выражает себя в четырех других ипостасях: как определенная форма хозяйства со своей особой экономической активностью; как народ со своими этническими характеристиками, как социальное сообщество различных классов и профессий и, наконец, как форма государственного управления со своей конституционной и административной структурой. Взятые вместе они, по выражению Челлена, образуют “пять элементов одной и той же силы, подобно пяти пальцам на одной руке, которая трудится в мирное время и сражается в военное”.

Представителем концепции “Морской силы” в геополитике является американский историк Альфред Тайер Мэхэн (1840-1914). Кадровый военный, адмирал морского флота, преподаватель, а в дальнейшем президент военно-морского колледжа, где преподавал Историю военно-морского флота.

Мэхэн не пользовался термином “геополитика”, но методика его анализа и основные выводы точно соответствуют геополитическому подходу. Все его книги были посвящены теме “Морской силы”, где он выдвигал концепцию преимущества морских или океанических держав, признавая первостепенное влияние морских вооруженных сил на историю войн и судьбы государств.

Мэнхэн пытался установить непосредственную связь между географическим положением государства, “характером народа” и морской силой. Он утверждал, что “история прибрежных наций” определялась “условиями положения, протяжения и очертания береговой линии, а также “численностью и характером населения”. (27)

Для Мэнхэна главным инструментом политики является торговля и рассматривает экономический цикл в трех моментах:


производство (обмен товаров через водные пути);

навигация (реализующая этот обмен);

колонии (производящие циркуляцию товарообмена на мировом уровне).
Мэхэн строит свою геополитическую теорию исходя исключительно из “Морской силы” и ее интересов. Он считает, что анализировать геополитический статус государства следует на основании шести критериев:


Географическое положение государства, его открытость морям, возможность морских коммуникаций с другими странами. Способность упрочить своим флотом территории противника.

“Физическая конфигурация” государства – т.е. очертания морских побережий и количество портов, их расположение.

Протяженность территории (протяженность береговой линии).

Статистическое количество населения (строительство кораблей и их обслуживание).

Национальный характер.

Политический характер правления.
В1890 г. Мэхэн опубликовал свою первую книгу “Влияние морской силы на историю”, ставшую классическим текстом по военной стратегии. Суть главной идеи, проводимой во всех его работах состояла в том, что морская сила в значительной мере определяет исторические судьбы стран и народов.

Мэхэн был теоретиком военной стратегии и активно участвовал в политике. Так Теодор Рузвельт считал Мэхэна своим учителем, обращался к нему за советами. Вся американская военная стратегия строилась в прямом соответствии с идеями Мэхэна и во второй мировой войне успех был подтверждением этого, а победа в холодной войне с СССР закрепила успех стратегии “Морской силы”.

Идеи Мэхэна были восприняты во всем мире и повлияли на многих европейских стратегов.

В 1940г. и в 1941 г. были изданы две книги Мэхэна в СССР. Основные линии стратегии НАТО и других блоков являются прямым развитием основных тезисов адмирала Мэхэна, которого можно назвать “отцом” современного атлантизма.

Суть главной идеи Мэхэна проводимой во всех его работах, состояла в том, что морская сила определяет исторические судьбы стран и народов. Он считал, что в действие вступает формула N+MM+NB=SP, то есть военный флот + торговый флот + военно-морские базы = морская сила. Финансовое могущество нации определяется подавляющим превосходством на море, что позволяет установить контроль над океаном и закрыть пути, по которым торговые суда движутся от неприятельских берегов к ним; подобное превосходство может быть достигнуто только при посредстве больших флотов.

Исходя из этого, Мэхэн обосновал мысль о необходимости превращения США в могущественную военно-морскую державу, способную соперничать с самыми большими и сильными государствами того периода.

Большой вклад в разработку геополитической трактовки внешней политики государств внес английский политический деятель и последователь сэр Хельфорд Джон Маккиндер (1861-1947).

Он получил географическое образование и преподавал в Оксфордском университете.

Маккиндер известен своим высоким положением в мире британской политики, на ее международные ориентации он значительно повлиял. Он писал книги по вопросам политической и экономической географии, преподавал географию в Лондонском университете и непосредственно участвовал в принятии множества политических решений, участвовал в подготовке Версальского договора, где отражалась сущность его воззрений.

Этот договор был составлен так, чтобы закрепить за Западной Европой характер береговой базы для морских сил. При этом он предусматривал создание лимитрофных государств, которые бы разделяли германцев и славян, предшествуя заключению между ними континентального стратегического альянса, опасного для “островных держав” и, соответственно, “демократии”.

В 1919-1920 гг. Маккиндер занимал пост верховного комиссара в оккупированной странами Антанты Украине и британского советника в штабе генерала А. Деникина.

Маккиндер активно участвовал в организации международной поддержки Атланты “белому движению”, направленной на ослабление мощи прогермански настроенных евразийцев-большевиков и добивался поддержки от правительства Англии. Его услугами пользовались правительства консервативной, либерально-консервативной и лейбористской партийной окраски.

Маккиндер утверждал, что для государства самым выгодным географическим положением было бы срединное, центральное положение. Центральность – понятие относительное и может варьироваться. Но с планетарной точки зрения, в центре мира лежит Евразийский континент, а в его центре - “сердце мира”, “хартленд”. Хартленд – это средоточие континентальных масс Евразии, наиболее благоприятный географический плацдарм для контроля надо всем миром.

Хартленд является ключевой территорией в более общем контексте – в пределах “мирового острова”, куда включает Маккиндер три континента – Азию, Африку и Европу.

В самом центре – “географическая ось истории” или “осевой ареал”. Это геополитическое понятие географически тождественно России.

Та же “осевая” реальность называется хартленд, “сердцевинная земля”.

Далее идет “внутренний или окраинный полумесяц”. Это пояс совпадающий с береговыми пространствами евразийского континента. (28)

Согласно Маккиндеру, “внутренний полумесяц” представляет собой зону наиболее интенсивного развития цивилизации. Это соответствует гипотезе о том, что цивилизация возникла исключительно на берегах рек, морей, так называемой “потамической теории”. Эта теория является существенным моментом всех геополитических конструкций.

Пересечение водного и сухопутного пространств является важным фактором истории народов и государств.

Далее идет “внешний или островной полумесяц”. Эта зона целиком внешняя (географически и культурно) относительно материальной массы мирового острова.

Маккиндер считал, что главной задачей англосаксонской геополитики является недопущение образования стратегического континентального союза вокруг “географической оси истории”.

Смещение равновесия сил в сторону “осевого государства” сопровождающееся его экспансией на периферийные пространства Евразии, позволит использовать огромные континентальные ресурсы для создания мощного морского флота: так недалеко и до мировой империи. Это станет возможным, если Россия объединится с Германией. Это станет угрозой развития, заставит Францию войти в союз с заморскими державами, и Франция, Италия, Египет, Индия и Корея станут береговыми базами, куда причалят флотилии внешних держав, чтобы распылить силы “осевого ареала” по всем направлениям и помешать им сконцентироваться усилиями на создание мощного военного флота”.

В 1919 году в книге “Демократические идеалы и реальность” он писал: “Что станет с силами моря, если однажды великий континент объединится, чтобы стать основой непобедимой армады?” Здесь он доказывал, что Европа, составляющая 21 млн. кв. миль, в три раза превышает территорию Америки и что в этом пространстве безраздельно господствует Россия, якобы заменившая Монгольскую империю. Маккиндера можно назвать первым ученым, постулировавшим глобальную геополитическую модель. История, по Маккиндеру, географически вращается вокруг континентальной оси.

Маккиндеровская концепция несла на себе отпечаток чисто британских интересов: для Маккиндера хартленд – это Россия и Германия, два самых опасных противника Англии. Не дать им соединиться, поддержать более слабого в противовес более сильному – вот основная национальная подоплека концепции. После второй мировой войны имела значение американская доктрина сдерживания. Она была нацелена на нейтрализацию контролируемого Советского Союза хартленда и недопущение его доминирования над Мировым островом.

Несмотря на критику концепции Маккиндера, она как истинно оригинальная теория, продолжает жить и привлекать к себе внимание практиков и теоретиков международных отношений.

Взлеты и падения интереса к ней прямо пропорциональны происходящим изменениям в мировой геополитической ситуации: серьезные сдвиги и обострения в ней тотчас вызывают повышенное внимание и к доктрине Маккиндера.

К.Гаусгофер (1869-1946) является представителем имперской геоидеологиии. Именно ему геополитика во многом обязана тем, что она долгое время рассматривалась не просто как “псевдонаука”, но и как “человеконенавистиническая”, “фашистская”, “людоедская” теория. (29)

Развивая взгляды Ратцеля и Челлена Гаусхофер придал геополитике тот вид, в котором она стала частью официальной доктрины “Третьего рейха”. Вначале он был военным и прослужил в армии более 20 лет. В 1908-1910 г. он служил в Японии и Манчжурии в качестве военного атташе.

В 1911 г. Гаусгофер вернулся в Германию, во время войны командовал артиллерийской бригадой в ранге генерал-майора.

Карьеру ученого он начал в 1919 г. в Мюнхенском университете в качестве преподавателя географии.

С 1921 г. он профессор географии и регулярно публикует книги посвященные геополитике в целом, и в частности, геополитике тихоокеанского региона.

За годы научной деятельности К. Гаусгофер написал более 400 книг, в которых сформулировал и развил свои геополитические идеи. Он высказывал мнение, что возрождение Германии можно будет достигнуть при условии, если “люди с улицы научатся геополитически мыслить, а вожди геополитически действовать”. Обращаясь к источникам новой мировой войны он предсказывал развал Версальской системы. По его мнению Версальская система не ослабила и не уничтожила существовавшие между государствами противоречия, а напротив усилила их.

Он выдвинул программу геополитического воспитания немецкого народа.

По мнению Гаусгофера в политической жизни Веймарской республики набирала силу о “перенаселенности” Германии и сам бог оправдывает стремление немцев к расширению “жизненного пространства”. Он считал, что плотность населения явилась одним из важнейших факторов в психологической подготовке населения ко второй мировой войне.

Требовался возврат колоний и пересмотр Версальского договора. В результате в 1920-1940 гг. возник панрегионализм, как интерпретация понятия о глобальных экономических регионах.

Пан-регионы Гаусгофера были основаны на “пан-идеях”, которые обеспечивали идеологический базис для региона Гаусгофер самого начала нацистского движения имел контакт с Гитлером. Существует мнение, что Гаусгофер принимал участие в написании “Майн – Кампф”. Гитлер провозгласил геополитику наряду с фашистской расовой теорией официальной доктриной нацистов.

После прихода нацистов к власти Гаусгофер занимает высшие посты на нацистской лестнице. На Нюренбергском процессе в 1946 г. было предложено допросить К. Гаусгофера в качестве свидетеля в связи с вопросом о деятельности Национального союза зарубежных немцев, который пролил бы свет на связь Гаусгофера с гестапо и высшим командованием СС, и можно было бы привлечь к суду Нюренбергского трибунала, но вопрос остался открытым. 10 марта 1946 г. К. Гаусгофер и его жена Марта совершили самоубийство.

В теоретическом плане в центре внимания Гаусгофера и его коллег стоял вопрос о “германской ситуации”, т.е. положения Германии в системе европейских и мировых держав.

Для Германии вопрос о границах, и соответственно, жизненном пространстве сохранил актуальность. Сильное влияние на формирование их идей сыграли работы Маккиндера, Мэхена, Челлена.

Основой геополитической концепции Гаусгофера послужило изучение им истории становления и географического распространения государств Дальнего Востока, и прежде всего Японии, среди его работ по данной проблематике нужно упомянуть: “Японская империя в ее географическом развитии”, “Геополитика Тихого океана”, “Геополитика пан-идей”, “Мировая политика сегодня”.

Гаусгофер и его сторонники были сторонниками национальной идеи и стремились к усилению политической мощи немецкого государства. Но положение Германии в Центре Европы, что делало его противником западных, морских держав – Англии, Франции, США и России. Будущее Великой Германии лежало в геополитическом противостоянии Западу, особенно англосаксонскому миру, с которым отождествилась “Морская Сила”.

Поскольку К. Гаусгофер был замешан в конкретных политических проблемах, он был вынужден подстраивать свои теории под политическую конкретику. Он рассматривал союз Германии и России как ядро евразийского союза с блоком, включающим Китай и Японию. Главной движущей силой государства Гаусгофер считал обеспечение и расширение жизненного пространства, завоевание государственной свободы, независимость от своих соседей. Он сформулировал доводы и аргументы, призванные обосновать Германию на господствующее положение в мире.

Германская геополитика получила значительное развитие еще в Веймерский период, а затем была воспринята нацистами и стала их официальной доктриной. В Германии стала издаваться многочисленная геополитическая литература, их авторами были прежде всего Гаусгофер – отец и два сына его, которые были советниками Гитлера и Геринга.

Широкое распространение геополитических идей в Германии определило необходимость организованного оформления геополитиков.

В 1924 г. был основан “Журнал геополитики”, вокруг которого сплотились все их сторонники, чтобы описывать происходящие в мире политические события. Позже было создано “геополитичекое общество” во главе которого встал Адольф Грабовски. Центр был в Германии. Геополитика “стала нормативной наукой, способной направлять практическую политику”.

Американец голландского происхождения Николас Джон Спикмен (1893-1943) – социолог, родившийся в Амстердаме, а с 1920 г. живший в США.

Спикмен – профессор международных отношений Йельского института, организатор и первый директор Йельского института по изучению международных проблем.

Спикмен выдвинул свои идеи в годы войны, а сформулировал геополитические цели США после победы союзников. В американской энциклопедии в годы второй мировой войны появилась статья, в которой указывалось, что “среди абсурдной софистики немецкой геополитики мы находим значительное количество истин, полезных и важных для решения мировых проблем, которые вполне возможно будут нас беспокоить в течение будущих веков”. (30)

Одним из первых, он пытался не только теоретически реабилитировать престиж геополитики в США, но и подсказать представителям немецкой геополитической школы выход из кризиса.

Деятельность Спикмена в этой области началась с утверждения, что “термин геополитика является подходящим названием для анализа и упорядочения данных по определенным вопросам внешней политики”. Этим было сказано, что неудача в войне зависит от деятельности генералитета во главе с Гитлером, что фашизм использовал геополитику в своих военных целях без ведома самих геополитиков.

Спикмена можно назвать наследником геополитических доктрин Мэхэна, но с “сухопутным уклоном”. Для Спикмена сама география не представляла большого интереса, не волновали его и проблемы связи народа с почвой, влияние рельефа на национальный характер и т.д.

Спикмен видел геополитику как важный инструмент конкретной международной политики, позволяющую выработать наиболее эффективную стратегию как аналитический метод и систему формул.

В мире международной анархии – писал Спикмен, - внешняя политика должна иметь целью улучшение или сохранение сравнительной силовой позиции государства.

Сила составляет способность вести успешную войну и, в географии лежат ключи к проблемам военной и политической стратегии.

География является самым важным фактором во внешней политике государства, т.к. этот фактор самый постоянный.

Спикмен жестко критиковал немецкую геополитическую школу, считая что понятие о “справедливых и несправедливых границах” – метофизическая чепуха. Он писал как можно быстрее выдать геополитическую формулу, с помощью которой США могут скорейшим образом добиться “мирового господства”.

Взгляды Спикмена изложены в книге “Стратегия Америки в мировой политике” (1942), и в работе “География мира” (1944). В этих книгах Спикмен выделил 10 критериев, на основании которых следует определять геополитическое могущество государства.


Протяженность территории.

Природа границ.

Объем населения.

Наличие или отсутствие полезных ископаемых.

Экономическое и технологическое развитие.

Финансовая мощь.

Этническая однородность.

Уровень социальной интеграции.

Политическая стабильность.

Национальный дух.
Основой своей доктрины Спиклен считал необходимость контроля береговых территорий Евразии: Европы, арабских стран, Индии, Китая и т.д. – для окончательной победы в дуэли континентальных и морских сил. Он считал, что совершенный контроль над римлендом со стороны “морских держав” приведет к окончательной и бесповоротной победе над сухопутными державами, которые будут подконтрольны. В плане моделирования Спикмен отталкивался от идей Маккиндера. В отличие от Маккиндера, Спикмен в качестве ключа к контролю над миром рассматривал не хартленд, а евразийский пояс прибрежных территорий, или “маргинальный полумесяц”, включающий морские страны Европы, Ближний и Средний Восток, Индию, Юго-Восточную Азию и Китай.

В понимании Спикмена евразийская земная масса и северные побережья Африки и Австралии образуют три концентрические зоны, они функционируют в мировой политике в понятиях следующих геополитических реалий:


хартленд северного Евразийского континента,

окружающая его буферная зона и маргинальные моря,

удаленные от центра Африканский и Австралийский континенты.
Тянущаяся от западной окраины евразийского континента до восточной его окраины полосу Спикмен назвал Евразийским римляндом. Так геополитически он разделил мир на две части: хартленд и римленд. С его точки зрения, хартленд является лишь потенциальным пространством, получающим все культурные импульсы из береговых зон и не несущим в самом себе никакой самостоятельной геополитической миссии или исторического импульса.

Римленд, а не картленд является, по его мнению, ключем к мировому господству. Спикмен выделял три крупных центра мировой мощи: атлантическое побережье Северной Америки, европейское побережье и Дальний Восток Евразии. Он допускал также возможность четвертого центра в Индии. Из всех трех евразийских регионов Спикмен считал особо значимым для США европейское побережье, поскольку Америка возникла в качестве трансатлантической проекции европейской цивилизации.

К концу войны стало ясно что в действительности “хартленд” может быть приравнен к СССР. Поражение Германии в войне с СССР усилило репутацию теории Маккиндера-Спикмена.

В соответствии с этим формулировалась политика США – политика сдерживания. Геополитика СССР была зеркальным отражением американской. Лишь идеологически она обосновалась необходимостью пролетарского интернационализма, в то время как американская именовалась политикой отбрасывания коммунизма. Сдерживание “крепости” (СССР, страны Варшавского Договора) со стороны США означало образование антисоветских союзов на территории “римлянда”: НАТО в Европе, СЕНТО в Западной Азии, СЕАТО в Восточной Азии. Были конфликты большие и малые по этому поводу: берлинский конфликт, войны в Корее, на ближнем Востоке, во Вьетнаме, в Камбодже и Афганистане.

Спикмен внес важное дополнение в геополитическую картину мира с позиции “морской силы”, внес понятие “срединного океана”. “Береговую зону” он считал основной исторической территорией цивилизации – это происходит с Атлантическим океаном, оба берега которого – американский и европейский – являются ореолом наиболее развитой в техническом и экономическом смыслах западной цивилизации.

Спикмен считает, что все американские геополитики усматривают в географическом положении США основание для владычества в Новом Свете. Он пытался выдать подчинение Соединенным Штатам всего Западного полушария за фатальную необходимость, обусловленную географическим фактором.

Ряд идей Спикмена были поддержаны некоторыми европейскими геополитиками, увидевшими в его оценке “береговых территорий” возможность вывести Европу в число стран решающих судьбы мира”.

Спикмен принадлежит к самым ярким и последовательным “атлантистам”. Наряду с адмиралам Мэхэном он может быть назван “отцом атлантизма” и идейным вдохновителем НАТО.

Современным западным геополитиком является И.В. Лакост. В 1976 году он основал журнал “Геродот”, где впервые в послевоенной Европе (исключая Германию) стали регулярно публиковаться геополитические тексты.

Особо следует подчеркнуть, что во главе геополитического издания стоял человек, близкий к левым политическим кругам, тогда как до этого момента геополитикой в Европе занимались лишь довольно маргинальные правые, националистические круги.

В 1983 году журнал “Геродот” вводит в название подзаголовок – “Журнал географии и геополитики”. С этого времени журнал признан официально в качестве особой политической дисциплины.

Журнал публикует острые статьи по широкому кругу и региональной геополитической проблематики (включая немецкую геополитику, ближневосточную геополитику, геополитику моря и геополитику ислама).

Выходят книги Лакоста “География, ее служение делу войны”. В 1996 году – книга “Геополитика регионов Франции”.

Лакост и его коллеги по “Геродоту” рассматривают географию как всю политическую географию на всех уровнях, от локального до глобального. Таким образом, геополитика выступает как строго идеологическая область знания, имеющая, главным образом, военное и геостратегическое применение. Задачей “радикальной” географии объявляется критика, ставящая целью не только разоблачение идеологической функции географии, но и разработку альтернативной революционной методологии, на базе которой география будет служить делу освобождения людей от “всякой” власти и создания общества “без власти”.

Современные толковые словари определяют геополитику как “изучение связи между естественно-географическими условиями и политикой государств”. Лакост категорически не соглашается с таким толкованием, которое несет на себе печать традиционных воззрений довоенной германской школы и сводится к ошибочному принципу географического детерминизма. Определяющая роль принадлежит школе, которая не только имеет дело с пространством, но часто преобразует его.

Журнал “Геродот” выдвинул принципиально новую концепцию геополитики. Ее сторонники считают пространство и принципы пассивными и нейтральными элементами. Они противостоят потенциально опасным представлениям, связывающим величие той или иной страны с территориальными вопросами.

Лакост уделяет внимание истории геополитики, чтобы понять объективно существующее между ними отличие и вытекающие из него последствия. Лакост стремится адаптировать геополитические принципы к современной ситуации. Он не разделяет ни “органического подхода”, свойственного континенталистской школе, ни чисто прагматического и механицистского геополитического улитаризма идеологов “морской силы”. С его точки зрения, геополитические соображения служат лишь для “оправдания сопернических устремлений властных инстанций относительно определенных территорий и населяющих их людей”. Это может касаться как международных отношений, так и узко региональных проблем.

Лакост предлагает совершенно новое определение геополитики, фактически новую дисциплину.

Это более не континентальное мышление, основанное на фундаментальном планетарном цивилизационно-географическом дуализме и сопряженное с глобальными идеологическими системами, но использование некоторых методологических моделей, наличествовавших у традиционных геополитиков в общем контексте, но взятых в данном случае как нечто самостоятельное. Это “деглобализация” геополитики, сведения ее к узкому аналитическому методу.

Такая геополитика получила название “внутренней геополитики”, т.к. она занимается в основном локальными проблемами.

И.В. Лакост поставил своей задачей привнести в геополитику новейшие критерии, свойственные информационному обществу. Среди информационных систем, прямо влияющих на геополитические процессы, обладают средства массовой информации, особенно телевидение. Политические, идеологические и геополитические воззрения формируются у значительной части общества исключительно на основании телекоммуникаций.

Медиатический “образ” является атомарным синтезом, в котором сосредоточены сразу несколько подходов: этнический, культурный, идеологический, политический. Синтетическое качество “имиджа” сближает его с теми категориями, которыми традиционно оперирует геополитика.

В журнале “Геродот” часто публикуются исторические исследования, касающиеся геополитики, освещаются вопросы ставящие своей задачей историческую реконструкцию этой дисциплины, работу с источниками, хронологию, систематизацию, библеографические данные и т.д.

Прикладная “внутренняя геополитика”, развиваемая Ивом Лакостом и другими специалистами, характерна для современной европейской политологии и избегает концептуальных обобщений и футорологических разработок.

В этом отличие всего направления, особенно развитого во Франции и Италии, от атлантических школ, находящихся в США и Англии.

Так называемая прикладная геополитика сохраняет с исторической, довоенной геополитикой меньше связей чем с “континенталистской”.

“Прикладная геополитика” перестает быть геополитикой в собственном смысле этого слова и становится лишь разновидностью статистско-социологической методики.

2.2 Российские геополитики

В России уже в XIX веке существовала традиция географического детерминизма, представленная трудом Л.И.Мечникова. В XX столетии эта традиция раскололась. Одна ветвь геополитической мысли стала развиваться в Советской России, другая – в Русском Зарубежье.

Выделяющаяся страница в истории как отечественной, так и мировой геополитической мысли связана с трудами профессора страноведения географического факультета Ленинградского государственного университета 1920-1930 гг. В.П.Семенова-Тянь-Шаньского. Именно ему суждено было стать основателем новой антропогеографической парадигмы в развитии политической географии, пришедшей в Россию в первой четверти XX в. В результате обобщения представленных зарубежных (Ратцеля, Э.Рекаю и др.) и российских (в особенности А.И. Воейнова, П.П. Семенова-Тянь-Шаньского, В.И. Ламанского) ученых-антропогеографов о связях территориально-политических (прежде всего государственных) образований и культурных особенностей человечества.

В.П. Семенов-Тянь-Шаньский создал достаточно целостную концепцию политической географии глобального (по охвату материала) характера.

Ее принципиальными моментами являются следующие:


представление о политической географии как “итоговом”, синтетическом и многоуровневом знании в структуре географической науки как о географии “территориальных и духовных господств человеческих сообществ” или “страноведении территориального господства”.

привнесении в традиционные географодетерминистские методологические принципы антропогеографических взглядов факторов деятельности человека, в особенности экономического аспекта в качестве важнейшего опосредующего звена в процессе формирования территориального господства на базе тех или иных географических факторов.

выделение и характеристики генетических форм территориально-политических систем (“могущественно-территориального владения”), то есть государственно-геополитических систем, как совокупного результата действия природных, исторических, экономических и культурных факторов территорий.

исследование развития “черезматериковой системы территориально-политического могущества России, ее преимуществ, недостатков и перспектив.

разработка на российском материале представлений о колонизационных базах, как генераторах и гарантах территориально-политического могущества.

политико-географическое районирование и картографирование России (выделение “цельных” в политико-географическом отношении местностей).
Таким образом В.П. Семеновым-Тянь-Шаньским была создана широкая, логически завершенная политико-географическая концепция с ярко выраженным историко-геополитическим и российско-центричным “креном”. Как и ее западные предшественницы и современницы (концепции Ратцеля, Маккиндера, Хантигтона) она методологически основывалась на антропогеографическом подходе, но в отличие от них, не абсолютизировала природно-географический, биологический, историко-географический, расовый, этнический или иные факторы-характеристики геопространства. К сожалению, в новых исторических условиях рассмотренная геополитическая парадигма дальнейшего развития не получила.

Она была предана забвению, что делает исследование ее научного наследия одной из актуальнейших задач современной науки, хотя бы потому, что советская геополитическая реальность в частности освоении территории азиатской части СССР, в основных чертах складывалась “по В.П. Семенову-Тянь-Шаньскому” – путем целенаправленного, исходившего из общегосударственных интересов, создания в обозначенных им пределах “колонизационных баз будущего” (Уральской, Туркестанской, Алтайской, Прибалтийской) новых мощных в социально-экономическом отношении регионов, обеспечивавших стране геополитическую прочность в годы второй, и “холодной” войн. Среди русских геополитиков следует назвать группу ученых-эмигрантов, известных как “евразийцы”: Н.С. Трубецкой, И.А. Ильин, П.Н. Савицкий, Г.В. Вернадский, Г.Ф. Флоровский, Л.П. Карсавин и др. Их объединяла идея о России как особом мире, на развитие которого оказал сильное влияние материк Евразия. Концепция развивалась на основе почвенной теории, и ими был введен геополитический термин “месторазвитие”. Под ним понималась неповторимая географическая среда, в которой происходит становление как отдельного человека, так и крупных человеческих сообществ.

Первым русским геополитиком можно в полном смысле этого слова назвать экономиста, географа, философа Петра Николаевича Савицкого.

П.Н. Савицкий окончил экономический факультет Петроградского Политехнического института, до первой мировой войны был близок к кадетам. В 1916-1917 гг. работал в русском посольстве в Норвегии. В 1920 г. был секретарем П.Б. Струве – руководителя иностранных дел штаба Врангеля. После поражения белой армии выехал в Болгарию, затем переехал в Чехословакию, где стал приват-доцентом на кафедре экономики и статистики Русского юридического факультета в Праге. В 1921 г. вместе с князем Н.С. Трубецким возглавил евразийское движение, в котором геополитические факторы сыграли центральную роль.

Несмотря на симпатии к Советскому Союзу, которые были характерны не только для откровенно просоветского крыла евразийцев (парижский кружок, издававший газету “Евразия”, с которым Савицкий официально порвал отношения), но и для самых умеренных и “консервативных” элементов после взятия советскими войсками Праги в 1945 году Савицкий был арестован и осужден на 10 лет лагерей. В 1956 г. Савицкий был реабилитирован и вернулся в Прагу, где и умер спустя 12 лет.

Основная геополитическая идея Савицкого заключается в том, что Россия представляет собой особое цивилизационное образование, определяемое через качество “срединности”. Одна из его статей – “Географические и геополитические основы евразийства” (1933) начинается такими словами – “Россия имеет гораздо больше оснований чем Китай, называться “Срединным” Государством”. “Срединность” России для Савицкого является основой ее исторической идентичности – она не часть Европы и не продолжение Азии. Она – самостоятельный мир, самостоятельная и особая духовно-историческая геополитическая реальность, которую Савицкий называл “Евразией”. Это понятие обозначает не материк и не континент, но идею, отраженную в русском пространстве и русской культуре, историческую парадигму, особую цивилизацию.

Если Маккиндер считает, что из пустынь хартленда исходит механический толчок, заставляющий береговые зоны (“внутренний полумесяц”) творить культуру и историю, то Савицкий утверждает, что Россия-Евразия (хартленд Маккиндера) и есть синтез мировой культуры и мировой истории, развернутый в пространстве и времени. При этом природа соучаствует в ее культуре.

Россию Савицкий понимает геополитически, не как национальное государство, но как особый тип цивилизации, сложившейся на основе нескольких составляющих – арийско-славянской культуры, тюрского кочевничества православной традиции.

Великороссов Савицкий считает не просто ответвлением восточных славян, но особым имперским этническим образованием, в котором сочетаются славянский и тюркский субстраты. “Россия – наследница Великих Ханов, продолжательница дела Чингиза и Тимура, объединительница Азии. (13) В ней сочетаются одновременно историческая “оседлая” и “степная” стихия”. Одним из главных факторов исторического процесса с точки зрения Савицкого является тесная связь жизни народа с его географической основой – его “месторазвитием” (термин, введенный в научный оборот Савицким). Концепция “месторазвития” играет важнейшую роль в теории Савицкого.

Роль Савицкого и, шире, русского евразийства в развитии геополитики как науки огромна. Савицкий, совершенно сознательный, ответственный и компетентный геополитик, который полноценно и обоснованно выражает позицию хартленда, причем отталкиваясь от наиболее глубинных – русских – его областей. Геополитическая доктрина Савицкого – это прямая антитеза взглядам Мэхэна, Маккинддера, Спиклина, Видаль де ла Блаша и других.

России были посвящены и наиболее капитальные труды П.Савицкого: “Географические особенности России” (Прага 1929). “Россия - особый географический мир” (Прага 1929), десятки статей о производительных силах России, проблемах ее индустриализации, русской промышленности и т.д.

Лев Николаевич Гумилев (1912-1992) – историк, этнолог, философ, доктор исторических и географических наук – собственно геополитические темы в своих трудах не затрагивал, но его теория этногенеза и этнических циклов продолжает линию “органицистного” подхода и отчасти “географического детерминизма”, которые составляют сущность геополитики уже у Ратцеля, Челлена, Хаусхофера и т.д. Теория Гумилева является на сегодняшний день сильнейшей философско-исторической концепцией, с которой не могут сравниться ни спекуляции таких известных и серьезных авторов, как Даниловский, Шпенглер, Тойнби, Коллингвуд, Ясперс, ни, тем более такие поверхностные и сомнительные построения, как геополитика или “Конец истории” Фундямье.

Суть теории Гумилева сводится к следующему:


основным действующим лицом истории являются этносы, поскольку они представляют собой наибелее устойчивые и активные человеческие общности, охватывающие всех людей, поскольку нет человека вне этноса, и каждый человек принадлежит только к одному этносу; этнос – система, развивающаяся в историческом времени, имеющая начало и конец; этнос есть сам дискретный процесс этногинеза;

универсальный критерий отличия этносов между собой – стереотип поведения – особый поведенческий язык, который передается по наследству, но не генетически, а как показал М.Е.Лобашов, через механизм сигнальной наследственности, основанной на условном рефлексе, когда потомство путем подражания перенимает от родителей и сверстников поведенческие стереотипы, являющиеся одновременно адаптивными навыками;

системными связями в этносе служат ощущения “своего” и “чужого”, а не сознательные отношения; ощущение реального стереотипа порождает самосознание и противопоставление “мы-они”;

единство этноса поддерживается геобиохимической энергией биосферы, эффект которой определяется как пассионарность – непреоборимое стремление к достижению какой-либо цели, пусть даже иллюзорной но для осуществления которой ее носители (пассионарии) готовы пожертвовать как собственной жизнью, так и жизнью своего потомства; психологически пассионарность проявляется как импульс подсознания, как индивидуального, так и видового;

в зависимости от соотношения пассионарного импульса (Р) инстанкта самосохранения (1) Гумилевым описано три характерных поведенческих типа: а) пассионарии (Р>I), б) гармоничные люди (Р=I), в) субпассионарии (Р
статистически в этносе преобладают гармоничные особи; доли пассионариев и субпассионариев в процентном отношении незначительны, но изменение их количеств определяет геобиохимическое состояние этноса как закрытой системы дискретного типа (по классификации А.А. Малиновского);

в зависимости от удельного веса пассионарности этнос в своем жизненном цикле (то есть в процессе этногинеза) происходит ряд стадий: фазу подъема пассионарности (скрытую, или инкубационную, и явную), фазу предельной пассионарности (акматическую) фазу надлома (то есть резкого спада пассионарности); инерционную фазу (постепенный спад пассионарности); фазу потери пассионарности (фаза обскурации); мемориальную фазу, когда после некоторой регенерации паасионарности этнос превращается в реликт, являющийся верхним звеном геобиоценоза определенного ландшафта;

вспышка этногенеза является результатом пассионарного толчка, т.е. определенной органической мутации, которая, в свою очередь, вызывается либо непосредственно космическим облучением поверхности земли вдоль определенной линии, либо посредством передачи паспортного признака генетически – благодаря половым контактам пассионариев с менее пассионарными особями; процесс этногенеза характеризуется угасанием энергии живого вещества (пассионарности) из-за сопротивления среды; этот процесс в любой момент может быть прерван внешним вмешательством, особенно в моменты перехода от фазы к фазе, и при этом этнос частью истребляется, частью “россыпается розно”;

этносы имеют сложную структуру включая в себя субэтносты, консорции и конвиксии, и сами составляют более сложные структуры – суперэтносы, объединяемые общей доминантой; между разными этносами возможны следующие типы связи: симбиоз (добрососедство), ассимиляция (слияние), косния (добровольное объединение без слияния), химера (объединение без слияния путем подчинения одного этноса другим, чуждым ему по доминанте), война за господство на определенной территории (внутри суперэтноса), война на истребление (при враждебных контактах на суперэтническом уровне);

поскольку импульс пассионарности имеет чисто энергетический характер, направленность расходования этой энергии зависит от выбора доминанты – определенной идеи, чаще всего религиозной, которая составляет мироощущение и жизненную программу ее носителей; все мироощущения делятся на жизнеутверждающие (теистические и оптимистические) и жизнеотрицающие (атеистические и пессимистичные) при этом только первый тип мироощущений может стать основной нормальной жизни этноса, тогда как жизнеотрицающее мироощущение порождает антисистемы, общности людей, для которых ложь является принципом действия и усилия которых направлена на разрушение биосферы в любых ее проявлениях.
В философии истории, созданной Гумилевым можно выделить целый ряд сильных и слабых сторон. Начнем с сильных. Теория позволяет объяснить чрезвычайно многие “темные места” истории и исторической науки. Это теория представляет собой достаточно удачный, что само по себе редкость, синтез различных наук – географии (включая геофизику и климатологию), экологии, психологии, социологии, истории (включая археологию и источниковедение).

Теперь слабые стороны.

Теория не носила своего систематического изложения: отсутствуют строго разработанные дефиниции, нет четкого свода основоположений; она раскрывается либо сумбурно, либо через применение к огромному фактическому материалу, причем в последнем случае иногда весьма противоречиво и идеологизированно (в частности, автор оставляет возможность упрека в антисемитизме, что, видимо, является одной из причин игнорирования его теории многими группами мировой научной общественности). Кроме того, и это особенно важно с точки зрения философии, Гумилев ставит историю людей в сильную зависимость от истории идей разделяя последние всего на две группы – жизнеутверждающие (оптимистичные и теистические) и жизнеотрицающие (пессимистичные и атеистические). Тем самым он невероятно упрощает историю религий и, соответственно, обедняет свою собственную теорию.

Главным достижением теории Гумилева следует считать то, что он на огромном историческом материале выявил однотипную последовательную смену фаз наиболее стабильных человеческих общностей (определяемых им как этнические) – от первоначального объединения людей на основе их общего стремления следовать неким достаточно отвлеченным идеалам до превращения этой общности в нестойкий конгломерат безыдейных эгоистов. Сам Гумилев не формулировал геополитических выводов на основании своей картины мира. Это сделали его последователи в период ослабления (а потом и отмены) марксистской идеологической цензуры. Такое направление в целом получило название “неоевразииства”, которое имеет, в свою очередь, несколько разновидностей. Не все они наследуют идеи Гумилева, но в целом его влияние на эту геополитическую идеологию колоссально. В эпоху тщетного поиска общенациональной идеи способной сплотить Россию, гумилевская позиция, его мироощущения находят все более широкий отклик в среде подлинной элиты России.

Несколько примеров на этот счет, доказывающих жизненность и актуальность концепций Л. Гумилева. Академик Л.И. Абалкин: следует “мягко, ненавязчиво, но настойчиво воспитывать интерес уважение к собственной истории и культуре, российской национальной символике, к таким качествам русской ментальности, как служение долгу, чести, благородству, державе”. Профессор МГУ П.С. Панарин: “Живая, эффективно действующая культура является антиэнтропийной силой. Она же восстает, рождает пассионариев духа и заражает их колоссальной энергией”. Профессор М.Л. Титаренко: “Не следует сбрасывать со счетов и присущий России дух евразийства, генерирующий тенденции творческого сотрудничества, симфоничности и межцивилизационных связях, мирного сосуществования и гармонизации интересов разных народов”. Со словом “Евразия” начинают иногда связывать социалистические идеи. Так, в 1995 г. по инициативе Социалистической партии трудящихся возник Евразийский социалистический конгресс (ЕСК) куда вошли все социалистические партии СНГ. Штаб-квартира этой организации находится в Киеве.

Итак, евразийство – геополитическая концепция России – и гумилевские идеи (“неоевразийство” и теория этногенеза) не потеряли своего значения. Широкий выход из науки в политику – доказательство их силы и жизненности. Это – ориентир, Это – шанс на выход из, “раскола этноса”, шанс не превратиться в “деэтнизированную кашу” (по Л. Гумилеву). И поэтому ясно, что это – истинное конструктивное начало в науке несравнимо более важное, чем любые “игры” в теоретизирование и “количественные революции”. Здесь – конструктивные идеи, там – метод.

За последние десять лет география страны коренным образом изменилась, сам объект стал другим, старого объекта просто нет, - не могла не измениться и наука о нем. Геополитические и этнополитические подходы в новой ситуации – императив. Современные российские исследователи внесли свой вклад в разработку проблем геополитики в последние годы.

Одним из первых пособий по геополитике в постсоветской России следует считать брошюру Э.А. Позднякова “Геополитика”, опубликованную в 1995 г.

К.Э. Сорокин, поставив своей задачей выяснить, “в чем данная научная дисциплина устарела и какие поправки на современность ей необходимы, как данная дисциплина могла бы быть использована для удовлетворения конкретных российских государственных потребностей”.

Автор пришел к выводу, что в ней существуют два раздела – геополитика “фундаментальная”, изучающая развитие геополитического пространства планеты со своей, разумеется, точки обзора, и геополитика “прикладная” вырабатывающая принципиальные рекомендации относительно генеральной линии поведения государств или группы государств на мировой сцене. Причем последнюю Сорокин считает возможным именовать “геостратегией”. Очевидно, что такой подход позволяет выйти за традиционные, чисто пространственные параметры, оторваться от географического детерминизма и разрабатывать геополитику как самостоятельную политологическую дисциплину, призванную всесторонне исследовать основополагающие реальности современного мирового сообщества.

Вместе с тем, многие из современных “геополитических исследований” в России уже не могут быть отнесены к геополитике в собственном смысле этого термина. Так, из трехсот восьмидесяти страниц учебника К.С. Гаджиева “геополитика” (1997 г.) только первые тридцать страниц посвящены традиционной геополитической проблематике. Гаджиев полагает, что данная проблематика была связана с европоцентристким миром. Который ушел в прошлое. На этом основании делается попытка создать особый раздел политологии, учитывающий географические факторы. Кроме того, как многие другие авторы, Гаджиев полагает, что развитие техники, особенно средств коммуникации, резко изменило роль географической среды. Исключение из современной российской литературы, посвященной геополитике, составляет фундаментальная работа А.Г. Дугина, которая придерживается строго традиционного взгляда на эту отрасль знания.

Дугин подчеркивает значения закона противостояния таласократии и теллурократии как основного закона геополитики. Кроме того он с особой симпатией относится к таким геополитикам, как Карл Хаусхофер и Карл Шмитт, вопрос о связи которых с нацистами для него решается в пользу этих авторов: и связи эти были не столь глубоки, и ценность их изысканий не должна ставиться в зависимость от политических пристрастий, да и сам по себе нацизм не во всем был так уж плох. Представитель политической географии В.А. Колосов считает, что в нынешнюю динамичную эпоху изменениям подвержены все бывшие геополитические константы – географическое положение, расстояние и геопространство, территориальная расстановка политических и военно-стратегических сил в мире и т.д. Однако это вовсе не означает уменьшения значения геополитических факторов в целом. По мнению Колосова в попытке понять эти изменения и состоит суть новой геополитики взаимозависимости, “географической” геополитики.

В ней можно выделить следующие коренные черты.

Во-первых, это акцент на изучение взаимодействия между элементами территориальных систем, а не только на различия между ними. На передний план выдвигаются задачи исследования геополитического значения сложившейся картины движения ресурсных, товарных, финансовых и людских потоков глобальных систем управления (например, ТНК) и т.д.

Во-вторых, геополитика взаимозависимости должна становиться все более “многомерной”; для нее не достаточно оперировать только политическими или экономическими показателями или даже их совокупностью. Наложение нынешних динамичных сдвигов на инерционные социальные структуры приводит ко все большей мозаичности, пестроте, гетерогенности современного мира. В обобщении этой усложняющей картины не обойтись без историко-культурных факторов, не “улавливаемых” традиционными подходами.

В-третьих, геополитика взаимозависимости сталкивается с задачей изучения деятельности новых субъектов политической деятельности на мировой арене. Нынешняя национально-государственная система организации общества испытывает серьезный вызов, заставляющий искать новые институционные формы, которые позволили бы сохранить управляемость мира.

Многочисленные малые и мельчайшие государства ныне не в состоянии целиком справиться с внутренними проблемами, приобретающими глобальный масштаб. Используя только межгосударственные отношения, все более трудно или даже невозможно разрешить и межгосударственные конфликты. Усиление взаимозависимости в мире укрепило новые политические силы, сфера деятельности которых выходит далеко за рамки даже самых крупных государств.

Это силы:


транснациональный бизнес ;

неправительственные международные организации (объединения партий, религиозные, женские, молодежные);

сепаратистские движения в многонациональных государствах;

движения народов, не имеющих государственности и расселенных на территории нескольких стран;

партизанские и подпольные оппозиционные движения, также нередко базирующиеся за границей;

террористические организации, рассматриваемые как опасная угроза стабильности даже в самых мощных державах.
Все это, тем не менее, не свидетельствует о кризисе государств. Однако они вынуждены искать возможности передачи части своих компенсаций межнациональным институтам как широкой, так и частной компетенции, новые рациональные формы разрешения противоречий. Поэтому, в-четвертых, задача геополитики – изучение предпосылок и результатов деятельности международных и наднациональных организаций и группировок, нового геополитического положения государств в их рамках, как оптимально пространственных уровней и рамок для реализации политических решений невозможных без тщательного изучения несовпадающих между собой природных, экономических, социальных и политических рубежей в каждом регионе.

В-пятых, задача геополитики взаимозависимости-взаимосвязи между вызываемыми интернационализацией сдвигами в хозяйстве, социальных структурах и экологической ситуации, складывающейся в разных странах, районах, природных зонах. Экологическая ситуация обычно особенно быстро ухудшается в зонах приграничных конфликтов, районах действия сепаратистских сил, на спорных территориях, в экономическом отношении нередко наиболее отсталых.

В-шестых, задачей геополитики взаимозависимости, как и традиционной геополитики, остается изучение локальных конфликтов.

В-седьмых, новые “измерения” в эпоху интернационализации приобрела проблема территориально-государственного размежевания, прежде всего, дебаты по вопросу о границах экономических зон в Мировом океане, обострившие и состояние споров по поводу сухопутных границ.

В-восьмых, в качестве особой задачи обновляющейся геополитики следует выделить разработку геополитических сценариев будущего, прежде всего, нового мирового геополитического порядка – результата действия противоречивых тенденций политической интеграции и дезинтеграции, формирования региональных “центров силы” (например, “бразилизацией” Латинской Америки). Наиболее интенсивно разрабатываются сейчас геополитические сценарии для Европы, связанные с создание единого рыночного пространства в ЕС, воссоединением Германии и развалом СССР.

3.1 Категория интереса

Раньше речь в основном шла о национальных интересах. Под таковыми выступают прежде всего потребность оптимального (в сравнении со стандартами своего исторического времени) развития государственно-организованного социума, экстраполированных на внешнюю окружающую среду, решаемого в сфере межгосударственных, международных отношениях.

Как правило, национальные интересы отражают объективные потребности безопасного существования и развития государства – нации.

Основу государственных интересов традиционно составляли физическое выживание и политическая независимость данной страны, сохранение в неприкосновенности ее территории и границ, а в последствии еще и обеспечение безопасности и благосостояние граждан. Бесчисленные территориальные споры и войны с соседями (в Европе, в Америке, на Дальнем и Ближнем Востоке), борьба за колонии и, как итог, постоянное изменение геополитических карт регионов, да и в глобальном масштабе, наводят на мысль, что осуществление “географической” экспансии тоже относилось к базовым интересам государств прошлого (по крайней мере, крупных). Как основа, этот набор государственных интересов, по-видимому, сохранится и в будущем, несмотря на интеграционные процессы, сужающие государственный суверенитет. Может быть, с той поправкой, что экспансия теперь приобретает преимущественно экономический и культурный характер. На этом не исчерпывается весь спектр интересов. Пожалуй, впервые появляется задача целенаправленного укрепления совокупной (геополитической) мощи государства. С учетом растущей роли экономики и развития интеграции, крайне актуальным становится также контроль за принятием важнейших решений на различных наднациональных уровнях (например, в рамках экономических альянсов с тем, чтобы они не противоречили государственным интересам), обеспечение доступа к источникам сырья и энергии, новым рынкам, защита важнейших ноу-хау, сохранение национально-культурной самобытности (прежде всего это относится к небольшим странам).

Важная категория – способ реализации государственных интересов. Здесь первоначально (XYIII век) преобладала концепция государственного расчета (raison dictat), согласно которой, “страна должна продвигать свои интересы, если необходимо, то силой, без учета требований морали и учета интересов других стран”. Она практически обосновала претензии на доминирование в Европе, но к концу периода и за ее пределами – США, Япония, геополитическое усиление государства мыслилось за счет получения частных преимуществ в Европе, путем создания там благотворительного для себя многостороннего соотношения сил и захвата максимального числа не освоенных заморских территорий. В эру холодной войны получился своеобразный симбиоз двух подходов: с одной стороны, Восток и Запад вроде бы стремились к тотальной победе друг над другом; с другой – инстинкт самосохранения вынуждал их соблюдать какие-то правила игры, поэтому реальная борьба велась в основном за частичное преимущество, в первую очередь на геополитической периферии. В будущем государственные интересы, по-видимому, будут реализовываться через укрепление совокупной геополитической силы (мощи) государства. Создание все новых коалиций, соперничество внутри них за лидерство (подобно трехстороннему “перетягиванию каната” в ЕС между Германией, Францией и Англией), и конкуренцию за дополнительные частные преимущества, как непосредственно в отношениях между ведущими странами и коалициями государств, так и в ключевых районах мира (спор за дележ “советского наследства”, ближневосточную нефть. Периферия же (например, Африка) теряет свое значение, в т.ч. и как основное место межгосударственных и межкоалиционных “разборок”.

Оборотной стороной проблем выяснения, классификации и методов реализации государственных (национальных) интересов всегда был вопрос о мотивации поведения государств, которым долго занималась западная политология. Сложились две школы подходов к его решению. Первая – либеральная, утверждающая примат субъективной “воли человека”. Ее представитель писал в известной книге: “... Если существует первооснова человеческих конфликтов поведения государств, то это не экономические чаяния, силы истории или результат баланса сил, а будничные надежды и тревоги человеческого ума”. (32) Школа реалистов, к которой с раннего случая можно отнести и марксизм, и традиционную западную геополитику, видела движущие мотивы в работе материальных факторов – экономики (межгосударственные противоречия, классовая борьба на мировой арене), географических условий, вооруженной силы.

Думается, что ни та, ни другая школа самостоятельно (тем более отдельные их направления) не может претендовать на правильную трактовку (геополитических мотивации), особенно сегодня, в условиях многомерной мировой политики. Очевидно, разумен некий синтез выделяемых обеими школами мотивационных факторов – как объективных (материальных), так и субъективных. Разумеется, каждому государству и группе государств свойственен набор тех и других мотиваций.

3.2 Мощь и могущество государства

Ранее эта категория определялась прежде всего как мощь военная (первоначально – сухопутная либо морская), затем были созданы поправки на появление воздушных средств нападения, затем ядерного оружия и т.д.), в сочетании с выгодами (или наоборот) географического положения. И тот, и другой фактор в принципе поддавались математическому “обсчету”. Все остальные природные, демографические и воспроизводимые ресурсы государства, рассматривались прежде всего в плане наращивания военной силы, максимализации выгод и возможностей компенсации недостатков месторасположения государства или их коалиций. Объяснялось это тем, что в прошлом геополитические конфликты возникали вокруг физического и военно-политического раздела и передела мира, отдельных его регионов (длившиеся веками войны европейских держав за спорные территории, борьба империалистических держав за захват и передел колоний, соперничество “социалистических” и “капиталистических лагерей” за расширение сфер влияния) и, собственно, принимали форму вооруженной военно-политической или идеологической с военными приготовлениями конфронтации. Поскольку в нынешних условиях основная схватка за сферы влияния, достигающая размаха борьбы за передел мира, ведется в первую очередь экономическими средствами, то экономическая мощь и комплекс обеспечивающих ее условий (сюда следует причислить и культурное проникновение, благоприятствующее экономическому, а главное – военную силу, применение или угроза использования которой может оказаться необходимым средством для разрешения экономических конфликтов, облегчения доступа к источникам сырья и энергии, защиты торгового судоходства и национальных инвестиций за рубежом и т.д.) становится одним из важнейших, но отнюдь не единственным показателем геополитического влияния государства. Разумеется, вооруженная сила способна помогать и достижению неэкономических целей, и даже играть – в условиях, например, острого кризиса – самостоятельную роль. Поэтому сейчас геополитическая мощь страны – это комплексный показатель взаимодействующих в системе факторов. Другими словами, это величина не абсолютная, измеряемая какими-то единицами, а относительная, т.е. проявляющаяся в процессе интеракции государств в международных отношениях и оцениваемая по их результатам. Наконец, комплексность данного показателя означает, что до определенной степени, элементы мощи государства взаимозаменяемы (что немаловажно для России).

3.3 Категория экспансии

Одна из главных и характерных именно для геополитики – это категория экспансии, являющаяся производной от категории государственных интересов. По сути дела большинство, если не все работы по геополитике вращаются вокруг экспансии того или иного вида и наоборот, вынужденной “контракции” (от contraction – сжатие), хотя само явление – и особенно его нынешнее содержание и форма – недостаточно подвергалось серьезному рассмотрению.

Традиционно под экспансией в геополитике, и не только в ней, понимались прежде всего территориальные приобретения и установление военно-политических сфер влияния, а также деятельность в данном направлении (политика экспансии). Нельзя сказать, чтобы такая экспансия сошла на нет, поскольку территория по-прежнему является выгодным долгосрочным приобретением (“жизненное пространство”). Носитель сырьевых, энергетических материалов и людских ресурсов, военно-стратегической и экономической (вспомним войну за Фолкленды с их 200-мильной рыболовной зоной и близостью к богатой полезными ископаемыми Антарктиде) платформ, пространство для размещения промышленных мощностей или технических отходов, сельскохозяйственные угодья. Сегодня в мире имеется немало реальных и потенциальных конфликтов, квалифицируемых как пограничные и территориальные споры, ряд иных проблем с определением статуса территорий, проливов, каналов (одностороннее изменение Турцией толкования соглашений 1936 года о черноморских проливах, возникающее напряжение интересов вокруг богатств Антарктиды, откуда, несмотря на соглашения, исподволь вытесняется Россия), отвечающих экспансии в ее традиционном понимании. Правда, они носят сейчас “мягкий характер”, что в немалой степени объясняется невыгодным на сегодняшний день соотношением:

А) возможных приобретений, с учетом сопротивления обороняющейся стороны и мирового сообщества;

Б) рисков, связанных с характером современных вооружений и все более широким их распространением по планете;

В) кратко- и среднесрочных социально-экономических перегрузок, ложащихся на территориально расширившееся государство. В будущем, по мере развития ресурсного кризиса (истощение сырьевых запасов, сокращение плодородия почв, рост населения, усиление экологических претензий государств друг к другу и т.д.), т.е. значительного повышения стоимости “приза за успешную агрессию” (вплоть до обеспечения выживаемости собственного государства). Вероятно возвращение в мировую политику жесткого варианта территориальной экспансии.

Но сегодня экспансия имеет и другие измерения: информационное, культурно-цивилизованное, религиозное и этнорелигиозное, политическое (сюда следует отнести и целенаправленное политическое давление вплоть до международных санкций, изоляций) и особенно, экономическое (во всех его видах – финансового, товарного, технологического и т.д.), которое и является стержнем современной экспансии. Понимая широко, она сильно отличается от своей узкотерриториальной разновидности.

Во-первых, если территориальная экспансия имела, как правило, ступенчатый (пространственное расширение США в XIX веке) и нередко однонаправленный характер (знаменитое правило Бисмарка: не воевать на два фронта), то на сегодня экспансия – это непрерывный многолинейный процесс, нацеленный на множество объектов, и потому порождающий в результате столкновения интересов, целый комплекс разноплановых конфликтов.

Во-вторых, сегодня, “мирная” экспансия осуществляется многими государствами и их группировками в отношении друг друга одновременно, поэтому можно говорить об их “взаимопроникновении” или, иными словами, образовании комплекса взаимозависимостей и противоречий.

В-третьих, ранее экспансию вовне осуществляла в основном одна держава или недолговечный (НАТО, пожалуй, исключение) союз государств. Ныне существуют постоянная внешняя экспансия устоявшихся и новых экономических и экономико-политических группировок, а также экспансия вовне и внутри таких группировок, самых мощных их участников.

В-четвертых, внутрикоалиционная экспансия периодически сопровождается “добровольными” взаимными уступками сторон, хотя общий их баланс, конечно благоприятствует сильнейшей из них.

Требует уточнения принципиальное положение геополитики о глубоко разделенном мире, для которого постоянные изменения и конфликты более характерны, чем стабильность и сотрудничество. Нынешняя картина бытия мирового сообщества гораздо сложнее: конфликты и противоречия сосуществуют с координацией действий и сотрудничеством, находясь в диалектическом единстве. Дело не сводится к тому, что одна крупная группа противоречий (например, экономических) между странами или группами стран уравновешивается настоятельной необходимостью кооперации в другой сфере (безопасности). Имеются одновременно противоречия и кооперация внутри отдельных направлений общения государств. Так, в сфере экономики существует, как широкое совпадение позиций и интересов многих государств; что ведет к укреплению экономических и экономико-политических группировок и зон интеграции – Европейский союз, НАФТА, “Большая китайская экономика”), частичное соответствие намерений экономических блоков (что делает возможным прогресс на переговорах типа “уругвайского раунда” под эгидой ГАТТ), так и противостояние на обоих уровнях (в ЕС экономическая интеграция испытывает постоянные изломы, а в ГАТТ – переговоры перемежаются обострением отношений, торговыми войнами и т.д.). При этом необходимо учесть, что такие одновременные сотрудничество и соперничество внутренне противоречивы хотя бы потому, что первое нередко является попыткой примирения несовпадающих интересов на максимально выгодных для себя условиях, а второе – конкуренцией однопорядковых интересов, направленных на один и тот же объект. Подобная диалектика справедлива и для других областей общения государств, а в целом – для их геополитического балансирования.

Взаимодействие различных по направленности и силе (в зависимости от мощи стран и их группировок) потоков и экспансий, с одной стороны, и результаты разноуровневого и разнопланового сотрудничества – с другой, в совокупности определяют состояние такого геополитического феномена, как баланс сил участников мировой политики. Важно подчеркнуть, что баланс не есть равновесие, а лишь соотношение сил, причем соотношение динамическое, зависящее от игры всех определяющих его элементов. Динамичность баланса означает, что любые перемены во взаимодействии его слагаемых (вызванные геополитической переориентацией – от “западоцентризма” на Восток, к примеру, даже ослабленной ныне России) способны существенно повлиять на расстановку сил и очертания геополитической карты планеты.

3.4 Многополярность, как новая геополитическая модель мира

Переосмысление и анализ основных современных геополитических характеристик международной системы позволяют попытку создания синтетической модели мира в конце ХХ – начале ХХI в.в. Ее основная структурная особенность - многополярность, отличающаяся не только от биполярности периода холодной войны, но и от более ранних видов многополярности. Здесь не обсуждаются умозрительные конструкции вроде идеи “балансирующего контроля” США над миром, выдвинутой их же школой геополитиков в конце 70 –годов, или нынешней утопии американоцентристов – “униполярной модели”. Альтернатива неопатерналистского контроля со стороны одной сверхдержавы над миром, упорядочивающей по своему разумению все международные процессы, а значит – влияющей на внутригосударственные дела, вряд ли устроит мировое сообщество даже с ценностной или философской точек зрения, не говоря уже об экономике.

Моноцентризм любого толка слишком отдает тоталитарностью, отвергнутой окончательно в качестве принципа социальной организации.

Мир явно движется к разнообразию интересов. В основе современного полицентризма, идущего на смену геополитического, (преимущественно военно-политического и идеологического по своему содержанию) противостояния Восток – Запад, лежит прежде всего распадение мира на соперничающие зоны преимущественной внутренней экономической интеграции, значительно более тесной, чем между зонами, как глобального (на сегодня к ним относятся Европейский союз, НАФТА – Североамериканская зона свободной торговли, зона “Большой китайской экономики”, японоцентристский “ареал” интеграции и с известным допуском, группа стран АСЕАН), так и регионального (как АТЭС) уровня. Не случайно западные исследователи нередко говорят о возрождении после холодной войны феномена “экономического национализма”, вопреки всем рациональным соображениям.

Конечно, экономические интересы не только разъединяют, но, в случае их совпадения, соединяют, максимизируя общую пользу, вынуждают идти на переговоры, уступки, более-менее широкое сотрудничество на двусторонней основе и в рамках международных организаций. Происходит также, как отмечалось, частичное взаимопроникновение экономик различных зон, в т.ч. в результате встречных потоков инвестиций. Именно потому, нельзя говорить об автаркии экономических зон и объединений по интересам, их нацеленности исключительно на конкуренцию и борьбу друг с другом. Особый случай – создание многочисленных межрегиональных и межзональных объединений. С одной стороны, они группируют страны, принадлежащие к различным геополитическим зонам, с другой – создают новые линии размежевания (примером подобных структур могут быть объединения по интересам и контринтересам стран – экспортеров нефти, кофе, производителей и потребителей какао и т.д.).

Сказанное не означает, что экономика является единственным структурообразующим фактором геополитического облика современного мира. Нетрудно заметить, что для каждой из глобальных и, естественно, региональных экономических зон характерны географическая близость входящих в нее стран, большая или меньшая удаленность данных зон от других. Это обстоятельство лишний раз доказывает, что география по-прежнему активно участвует в формировании геополитического облика мира. Вместе с тем, географические факторы оказывают не только прямое, но и в не меньшей степени опосредованное воздействие, влияя на характер и течение экономических процессов. Имеется в виду значение таких обстоятельств, как удобства промышленной кооперации через “прозрачную” границу, невысокая стоимость перемещения товаров, относительная гомогенность физической среды, в которой разворачивается экономическая деятельность (сходные уровни обеспеченности полезными ископаемыми и энергетическим сырьем, развитие коммуникаций, примерно равные условия ведения сельского хозяйства). Любопытно, что географическая “отстраненность” в рамках зоны, способна оказывать влияние на геополитическое поведение государства внутри и вне ее. Так, вряд ли можно считать простым совпадением островное положение Великобритании и ее нередко отдельную позицию в европейской интеграции, а также сохранившиеся до недавнего времени “особые отношения” Лондона с США.

В формировании многополярности участвуют и другие геополитические факторы. Каждая глобальная экономическая зона (за исключением АСЕАН) составляет также этноцивилизованную либо культурную общность, среди прочего, означает сопоставимость правовых условий и методов организации экономической деятельности в странах – партнерах. В это же время она является предпосылкой для выхода процесса интеграции за экономические рамки (ЕС). Наоборот, когда общий экономический интерес сводит “под одну крышу” представителей разных культур и цивилизаций (трансрегиональные объединения), долгосрочное экономическое взаимодействие нередко оказывается затрудненным – вспомним постоянный разброд в стране ОПЕК, периодически доводящий это объединение по интересам почти до паралича. Здесь, видимо, нельзя все сводить лишь к эгоизму участников, который вряд ли больше, чем у европейских или североамериканских государств. Не столь отчетливо прослеживается “разделяющее объединение” воздействие религиозного фактора.

Скрепляя экономические зоны и объединения в единую многополярную систему, действуют транспортные, электронные и информационные коммуникации, глобальная общность укрепляется транснациональным характером научного и технологического прогресса. В некоторых ситуациях эти факторы могут выполнять и разделительную функцию: при информационной и транспортной блокаде (организация “санитарного кордона” вокруг Кубы в ходе Карибского кризиса, блокирование транспортных путей в экс- Югославию и Ирак), закрытии для внешнего мира собственных научных достижений (например, из соображении конкуренции).

Наконец, необходимо отметить немалое влияние на эволюцию геополитической картины мира и совокупности исторических традиций, представлений и оценок. Воздействие это двоякое. С одной стороны, историческая память мешает быстрому переходу международных отношений в новое качество, консервирует прежнюю разделительную систему и ее институты (такие, как Североатлантический альянс). С другой – эти субъективные факторы вполне реально “окрашивают” эволюцию международных отношений, либо препятствуя формированию новых геополитических реалий (к примеру, образованию еще одного глобального центра силы на Ближнем Востоке), либо подталкивая к интеграции (набирающая вес идея Евразийского союза Н. Назарбаева).

Геополитическая модель современного мира, таким образом, представляется многослойной и полицентрической. Над экономическим (точнее, экономико-географическом) многополюсным базисом такой базис составляют. Разумеется, не только центры силы глобального и регионального уровня, но и трансрегиональные объединения по интересам, а также крупные государства, но принадлежащие – пока – ни к тем, ни к другим – Индия, Пакистан, ЮАР) высится многоэтажная и столь же многополюсная надстройка, где каждый полюс являет собой сосредоточие совокупной геополитической (с учетом “надстроечных” силовых факторов) мощи. Лишь все это “мироздание” в целом и образует сложную систему многополярности, с присущими ей тенденциями к одновременному соперничеству и сотрудничеству участников современной геополитической игры, к концентрации геополитической мощи в отношениях между ними.

Предложенное видение многополярности приводит к нескольким важным выводам. Во-первых, хотя внутри большинства полюсов явно выделяются “центры притяжения” (Япония, США, Китай, Германия), между самими полюсами нет четких конфронтационных разграничительных полос. Это не военно-политические коалиции недавнего прошлого, когда состав участников был жестко определен, и какие-либо отношения с противной стороной квалифицировались как измена. Сегодня, возможно, например, одновременное участие западноевропейских стран, как в ЗЕС, являющимся военным “отделом” ЕС, так и в НАТО, в которой привилегированное место занимают США – лидер соперничающей геополитической зоны НАФТА. Еще парадоксальнее ситуация в ЮВА, где целые сектора национальных экономик (Малайзии, Индонезии) являются одновременно основными частями “Большой китайской экономики”.

Во-вторых, действенный характер отношений между мировыми участниками геополитических игр не оставляют надежд на то, что с прекращением холодной войны и уходом от прежней биполярной модели международных отношений была ликвидирована всякая основа для конфронтации. В мировой политике сохраняется немалый конфликтный потенциал, генерируемый непрекращающейся геополитической конкуренцией. Вероятно, в обозримом будущем не существует риска вооруженных конфликтов высокого уровня (таких как глобальная ядерная или обычная войны с территориально экспансионистскими идеями). Зато с увеличением числа самостоятельных участников международных отношений, умножением индивидуальных интересов государств, удовлетворение которых возможно только в глобальном или региональном масштабе, существенно возрастает количество потенциальных коллизий меньшего размаха, но по большему кругу вопросов.

В-третьих, “многоярусность” геополитического мироустройства, необходимость регионального и комплексного подхода к оценке геополитической мощи той или иной стороны или группировки государств, способны привести к переоценке собственных сил и недооценке другой стороны при возникновении конфликтных ситуаций. Это чревато труднопрогнозируемыми поворотами международных отношений (в частности, неожиданными на первый взгляд, кризисами и конфликтами, с быстрой эскалацией) или, наоборот, недооценке своих возможностей.

В-четвертых, наличие в системах отношений центров силы оснований для углубления и сотрудничества и соперничества делает возможным сближение и даже блокирование до известных пределов двух и более геополюсов, если их интересы ущемляют один или несколько других центров силы (в частности, Россию с ее вероятной зоной влиния).

В-пятых, образование сложной многополярной структуры международных отношений. Существование многих равноценных осей геополитического соперничества вместо прежних двух-трех, среди которых особое место занимало противостояние между континентальной Россией и морскими державами Запада. Резкое ослабление России – Хартленда и прекращение ее односторонне-конфронтационных отношении с внешним миром; расширение спектра геополитических критериев, влияющих на мировую политику, на фоне относительного снижения веса чисто географических параметров – все ныне ставит вопрос справедливости геополитических моделей мироустройства, основанных на противостоянии Хартленда всему миру, какими бы схемами не представляли различные геополитические школы этот остальной мир, и, по логике вещей, дискредитирует их ведущие концепции (может быть за исключением “плюралистической” и их центральные термины (Heartland, Pivot, Area, Rimlands, Outer/Inner Crescends и т.д.). Тем более, что Хартленд – центристская картографическая проекция и ранее не считалась единственно возможной.

Понимание сущности мировой политики как многоаспектного процесса взаимодействия полюсов силы различных уровней позволяет определить модернизированную фундаментальную геополитику еще и как науку о современной многополярности. Разумеется, предложенный комплексный подход применим и для анализа геополитических ситуаций прошлого.

Именно полицентрическая модель способствует образованию единого геополитического пространства в масштабах всей планеты (по аналогии с рынком, как бы ни менялся он в ходе эволюции), формирующим интегрированное экономическое пространство.

Глава 4. Геополитика в России

Фундаментальная геополитика, по-новому систематизированная, с пересмотренным и обогащенным концептуальным и терминологическим аппаратом, вскоре, вероятно, и в России окончательно будет признана в статусе “вненациональной”, лишенной идеологического окраса отрасли знания, как всякая другая наука. Правда это произойдет не раньше, чем люди, занявшиеся столь популярным сейчас у нас предметом, начнут уважать элементарные правила рационального мышления.

В то же время, прикладная геополитика или геостратегия, готовящая принципиальные рекомендации относительно линии поведения государства, может быть построена на отечественной почве, т.е. исходя из совокупных интересов России. И только тогда она будет полезна, ибо позволит эффективно использовать сегодняшние позиции страны и максимизировать ее геополитические преимущества в будущем.

Строго говоря, строить придется не совсем на пустом месте. Ведь еще до оформления традиционной западной геополитики в России велись геополитические, по своей сути, споры (вспомнить хотя бы многолетнюю тяжбу западников и славянофилов о генезисе и судьбах русской нации) и исследования. После Октябрьской революции российская геополитика “эмигрировала” за границу и закончила свою жизнь незадолго до второй мировой войны. Но на смену ей пришла геополитика – если не по названию, то по смыслу – советского образца.

По мере угасания большевистских надежд на способность Москвы подтолкнуть развитие мировой революции - наступательная марксистско-ленинская идеология, являвшаяся первоначально стержнем внешней политики советской России, стала понемногу замещаться не менее экспансионистскими и изощренными геополитическими расчетами, сохранившими, правда, идеологическую оболочку. В предвоенные годы поистерлась даже она, что обеспечило Сталину широкий простор для маневров между державами “оси”, Англией и Францией и привело к необъяснимым – с идеологической точки зрения – его призывам к народу сплотиться на основе национальной – в противовес официальному пролетарскому интернационализму – идеи (“Отечество в опасности”), а также к антигерманскому союзу с ведущими империалистическими государствами и роспуску Коминтерна. И после войны какое-то время большевистская верхушка продолжала судить о международных делах в сурово-реалистических тонах, действуя соответственно, а идеологическая трескотня вернулась лишь после воцарения в Кремле Н. Хрущева. Эта хрущевско-брежневская традиция “принимать одно за другое” просматривается в нашем руководстве и теперь: из рациональной геополитики успешно делается идеологический жупел России.

Каковы бы, однако, ни были предшественники и традиции, многие геополитические, кажущиеся тупиковыми, проблемы сегодняшней России решать придется заново, требуя новые подходы и используя другую тактику. Главная среди них - определение статуса новой России, ее позиции (изоляция, центр силы, что-то иное) в современном многополярном мире и выработка соответствующей линии поведения. Для решения данной проблемы необходимо прежде всего четко представлять динамику совокупной геополитической мощи страны, т.е. суммы сильных и слабых сторон геополитического положения России, на фоне ведущих государств мира и их группировок.

Сводная таблица.

Оценки сильных и слабых сторон геополитического положения России и динамики их развития.

Геополитические факторы
Оценка
Комментарий

Территория

(размер)

как среда обитания
+++ Х
ПЭ при: росте загрязненности мест традиционного проживания, потеплении климата, (маловероятном) росте населения; ОЭ* в результате растущей притягательности плохо освоенных территорий для соседних перенаселенных стран.

Как сельско-хозяйственные угодья
++ >
Обширность угодий, но низкое качество почв, выпадение из сельскохозоборота огромных северных земель; ПЭ на фоне глобального недопроизводства продуктов питания, из-за возможного потепления климата.

Как военно-стратегический плацдарм
++ -
Большая операционная глубина, возможность рассредоточения стратегических объектов “горизонтальной эскалации”, уязвимость с нескольких направлений, проблемы с дальней переброской войск

Ландшафт
++ -
Преимущественно равнинный, но мешает хозяйственной деятельности отсутствие естественных оборонительных рубежей (кроме крупных рек).

Климат
+ -
Зона неустойчивого земледелия; затрудненность промышленного развития, мореплавания и обеспечения обороны на Севере и Дальнем Востоке.

Местоположение географическое
+++ -
Охват двух частей света; ПЭ - российское пространство способно связать экономически, коммуникационно, культурно ведущие регионы (центры силы) мира.

Соседи
+ <
Зажатость между мощными, быстроразвивающимися военно - политическими экономическими группировками, имеющими исторические конфликты с Россией или территориальные претензии к ней; наличие внешнего “пояса” обостряющихся региональных локальных конфликтов.

Доступ к морям и океанам
++ < >
ОЭ в случае полного перекрытия черноморских проливов, возможные потери Калининградского анклава и доступа к портам Балтики; ПЭ за счет модернизации имеющихся портовых сооружений и плавсредств, создания новых портов, достижения твердых соглашений об аренде портовых сооружений на Балтике и Украине.

Протяженность границ
++ <
Проблема обеспечения безопасности протяженной границы; возможности большой диверсификации торговли, ОЭ из-за прогнозируемого роста нестабильности на границах.

Полезные ископаемые
+++ < >
ПЭ из-за истощения глобальных сырьевых запасов; ОЭ из-за растраты ресурсов, продажи прав на разработку месторождений иностранным кампаниям, превращения.

Транспортные коммуникации
++ >
Неразвитость к востоку от Урала; низкое качество транспортных артерий; ПЭ при развитии транспортных сетей.

Электронные коммуникации
+> >
Общая неразвитость, особенно в азиатской части России; ПЭ – быстрое развитие в настоящий момент.

Экономика: военный сектор
+++< <
Сочетание мощной производственной базы, “пула” высоких технологий и высококвалифицированных кадров под контролем государства; ОЭ –чрезвычайно быстрая их деградация.

Гражданский сектор
+ >
Общий крайне низкий технологический и производственный уровень; неразвитость свободного рынка; слабая ПЭ в результате модернизации предприятий, появления совместных производств.

Сельское хозяйство
+ >
ПЭ в случае решения вопроса о земле и развитии фермерства.

Население: количество
+ < <
Чрезвычайная разреженность населения на обширных территориях; усиливающийся отрицательный прирост населения.

Качество
+ < <
Резкое ухудшение здоровья, снижение средней продолжительности жизни, деградация технического состояния.

Этнический состав
+ < <
Рост “национализмов” сепаратизм в полиэтническом государстве; сокращение русского населения, всегда служившего носителем государственности.

Военная мощь: военно-технические достижения
+++ <
ОЭ в результате прогрессирующего падения ассигнований на передовые разработки.

Оснащение войск
++ > <

ПЭ – переход на преимущественную закупку современной техники; ОЭ – растущая недопоставка вооружений в войсках из-за сокращения военного бюджета.

Реформирование
+ - ?

Устарелая инфраструктура ВС и управление ими, фактическое отсутствие военной реформы, возможность ее осуществления в перспективе при смене военного руководства, а также увеличении ассигнований.

Количество личного состава
+ <
Острый недостаток рядового (сержантского состава, младших офицеров; ОЭ – влияние резкого сокращения рождаемости, не престижность военных профессий.

Качество личного состава
+ < < >
ОЭ из-за ухудшения образовательного, морального уровня, дисциплины и здоровья призывников, ухода из армии перспективных офицеров; ПЭ – (слабые) надежды на военнослужащих – контрактников, вероятность включения в ВС современных родов войск (мобильные силы).

Наука
++ < <
Неравномерность развития фундаментальных и прикладных, гуманитарных и естественных наук; ОЭ – деградация из-за низкого финансирования, ухода из науки перспективных ученых, утечка мозгов за рубеж; игнорирование при выработке внутренней и внешней политики результатов исследований гуманитарных наук.

Культурно-образовательный уровень населения
++ < >
ОЭ – снижение образовательного уровня молодежи; отсутствие систем и переквалификаций; массовая неграмотность в информатике; ПЭ – повышение квалификации отдельных слоев элиты (особенно экономической).

Религия: “титульная”

+ -
При нынешнем своем состоянии РПЦ вряд ли будет содействовать повышению нравственности населения, служить объединительным фактором России.

“Внешняя”
+ < <
Усиленное “давление” ислама на внешние границы, активизация его внутри страны (при ориентации на зарубежные религиозные авторитеты).

Эффективность политического режима
+ (?)
Система малоэффективна, демократический процесс заморожен: отсутствие правовой культуры; традиционализм в политической культуре

Государственное устройство
+ (?)
Фиктивный федерализм; тенденция к автаркии (сецесии) сильных (или моноэтнических) режимов; плохие вертикальные связи центра с регионами и горизонтальные – между регионами.

Качество элит и легитимность руководства
+ > ?
Слабая демократическая и технократическая легитимность руководства; конфликты между элитами и внутри них; “случайный” характер формирования элит; фаворитизм, коррупция.




В таблице применена составная система оценки.

В первой ее части знаком “+” отмечено, соответственно предполагаемое негативное (+), смешанное (++) и позитивное (+++) воздействие данного геополитического фактора на совокупную геополитическую мощь России.

Во второй части оценки символы “<”, “-“ и “>” указывают на ожидаемую соответственно отрицательную (ОЭ), нулевую “НЭ” и позитивную эволюцию “ПЭ” данного фактора. Символы “ < >” и “ > <” - наличие противоположных тенденций; превалирует та тенденция, знак которой идет первым.

Приведенные в таблице оценки требуют дополнительных комментариев. Прежде всего по сумме оценок видно: нынешнее геополитическое положение России нестабильно, что, впрочем, вряд ли является новостью. Важнее другое: сейчас нельзя судить о России как о стране, обреченной в геополитическом плане на окончательное поражение, ремиссию или успех – в принципе возможны все три варианта.

Правда, вероятность их различна. Пока Россия демонстрирует отрицательную геополитическую динамику.

Основной причиной такой деградации обычно считают – и не без оснований – экономику, которая не только сама находится в состоянии перманентного кризиса, но и пагубно воздействует на многие связанные с ней геополитические обстоятельства. В долгосрочной перспективе заметнее будет сказываться негативное воздействие еще одного, приобретающего самостоятельное значение фактора – демографического. России грозят острая нехватка (в соотнесении с ее территорией и размерами природных богатств) номинально-дееспособного населения, прогрессирующее ухудшение его качества (в результате физической, психической и духовной деградации) и изменение этнонациональной структуры. Данные явления требуют отдельного исследования, но уже сейчас очевидно, что большинство российских ученых и политиков недооценивают характер и масштабы их последствий.

Ограничимся перечислением лишь некоторых из них: невозможность освоения природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока ( именно они могут стать локомотивом, способным вытянуть страну из затяжного экономического кризиса и в дальнейшем, гарантировать ее независимое развитие); нехватка людских ресурсов для подъема промышленности и сельского хозяйства во всероссийском масштабе; ненасыщенность и прерывность информационного пространства; слабость коммуникаций; в долгосрочной перспективе – “обвал” численности и дальнейшее снижение качества социально-профессиональных групп интеллектуального труда; неспособность создать эффективную – достаточную по размерам (для защиты обширной территории) и качеству подготовки армию; фактически “выдача приглашений” соседним перенаселенным странам так или иначе приглядываться к российским землям и ресурсам; радикализация русского этнобольшинства, озабоченного своей дегенерацией.

Таким образом, сегодня Россию по совокупным геополитическим параметрам вряд ли можно отнести к глобальным державам или глобальным центрам. Тем более, что остается неясной судьба СНГ, которое в принципе способно превратиться в обширную зону приоритетного геополитического влияния России, в качестве лидера такой зоны.

Знаменательно, что большую активность в обустройстве находящегося под влиянием России геополитического пространства, проявляют деятели тех государств, которые принципиально согласны стать его структурными компонентами, прежде всего, президент Казахстана Н. Назарбаев.

Россия, однако, и не региональная держава с субглобальными интересами. Такое определение не верно, вне зависимости от нынешнего российского геополитического потенциала хотя бы потому, что страна расположена в двух частях света и имеет большие или меньшие выходы сразу на несколько крупнейших геополитических регионов. Поэтому правильнее, наверное, нынешний статус России определить как “трансрегиональная держава”. (33)

Нейтрализация негативных тенденций положения России, возрождение ее глобальных позиций, предполагают опору на основные сохранившиеся внутренние факторы ее геополитической мощи. К ним, прежде всего, необходимо отнести традиционные геополитические ценности (природные ресурсы, территорию), оставшуюся военную мощь с упором на ядерное оружие, отдельные сферы промышленного, прежде всего военного и интеллектуального производств.

Особую важность в этих условиях приобретает вопрос о политическом режиме России, который формируется в ходе нынешнего переходного процесса. В Конституции заявлена демократическая система – тем самым государство взяло на себя обязательства воспринять, ввести в действие и уважать общепринятые нормы демократии. В определенном смысле – демократия – самая экономичная (в сугубо материальном выражении) форма правления: периодическая организация тех же свободных выборов требует меньше затрат, чем поддержание внутреннего порядка с помощью силовых средств, как при всех вариантах автократии, или тотального политического контроля над обществом. Кроме того, стабильная демократическая Россия получила бы нормальный доступ в “клуб” богатых демократических государств, спокойнее бы привлекала инвестиции из-за рубежа, в т.ч. и ввернула бы валютные вклады своих граждан в страну, по-деловому общалась бы с международными финансовыми, торговыми и прочими организациями. Это укрепило бы ее авторитет в мировом сообществе, явно ориентирующемся на демократические нормы и процедуры, соблюдение прав человека, о чем не раз давала понять России на самых разных уровнях. Многие современные сложности во внешней, военно-стратегической, экономической и другой политике России, а также со справедливой защитой ею своих позиций, объясняются тем углубляющимся разрывом между конституционно декларированной демократией и реальной государственной политикой. Вместе с тем, наиболее дальновидные государственные политики справедливо полагают, что изолированная, постоянно попрекаемая за внутреннюю политику, нестабильная, авторитарная Россия, гораздо опаснее, в которой поощряется демократический процесс, соблюдаются права человека, и которая активно вовлечена в решение мировых дел, при соблюдении ею международных правил игры.

Внутренний потенциал страны сегодня все же не настолько велик, чтобы его можно было использовать во благо России наперекор любым внешним обстоятельствам. Отсюда и задача – создать благоприятные международные условия, обеспечивающие, говоря словами классика, “передышку” для приведения в порядок внутренней силовой базы и максимальную реализацию имеющихся геополитических ресурсов. Какая же геополитическая стратегия более всего соответствует этим задачам?

В принципе существуют три типа таких стратегий: экспансионистские, уступающие (допускающие сжатие сферы влияния и даже физическое сокращение территории); позиционные, направленные на консервацию статус-кво или по крайней мере ее основных позиций.

Экспансионистская линия с проникновением в дальнее зарубежье потребовала бы большего избыточного запаса геополитической мощи для проведения самой политики, закрепления на новых позициях (т.е. “переваривания” завоеванного), долгосрочной их от внутренних и внешних конкурентов (именно последняя задача и не была решена Советским Союзом в Афганистане). Такого потенциала у России нет, поэтому все разговоры о “броске на Юг”, по другим направлениям – пропагандистская риторика, либо авантюра.

Уступающая стратегия сознательно проводилась отдельными странами в прошлом не раз. Вспомните хотя бы важный геополитический маневр Великобритании в конце 50 –х годов, известный как “уход с Востока от Судана”. Или продажа в 1867 году Россией Аляски, которую она вряд ли могла долго удерживать, учитывая отсутствие надежных коммуникаций от центра страны через Сибирь, низкую эффективность хозяйства (реформы 1860 годов лишь открывали возможность для ускоренного развития страны), обостренные отношения с Турцией и великими европейскими державами и т.д.

Значительно ближе к нашим дням примеры уступательной стратегии правительства “перестройки”, сдавшего в основном без адекватной компенсации, многие геополитические козыри СССР (уход из третьего мира и рынков вооружений, не продуманный до конца вывод войск из Восточной Европы), а также “постперестройки”, жертвой которой стал сам СССР.

Дальше развивать эту линию вряд ли стоит, ибо это означало бы уход России из СНГ и, вероятно, распад самой России.

Приходится признать, что по совокупной геополитической мощи на данном этапе Россия уступает практически всем глобальным центрам силы. Значит ей остается выбор в пользу позиционной стратегии, состоящей в конкретном российском случае из двух основных компонентов. Во-первых, удержания максимального числа стран СНГ в орбите российского притяжения. Здесь недостаточно практических намерений и деклараций, которые могут меняться в одночасье. Важны материальные связи и зависимости – сохранение оставшихся и развитие новых экономических контрактов России с государствами СНГ, экспансия российского государственного и частного капитала в ближнее зарубежье, являющееся для него “мягкой”, доступной, пока еще, зоной (в данном случае такая экспансия была бы направлена на сохранение традиционных российских сфер влияния и потому являлась бы частью общей позиционной стратегии), поощрение инвестиций СНГ в России, а также развитие широкой Россия – центристской военной кооперации в пространстве Содружества.

Во-вторых, со странами дальнего зарубежья, и, прежде всего, с глобальными центрами силы, наиболее рациональна стратегия “балансирующей равноудаленности” (даже некоторой отстраненности России от международных дел, под предлогом озабоченности делами домашними). Выше уже говорилось, что такие факторы, как политический режим и качество политического руководства являются вполне материальными частями геополитической мощи (или слабости) государства.

Необходимо также напомнить о практической геополитической ценности умелого внешнеполитического маневрирования, приносящего подчас неожиданный и продолжительный успех. Принятие данного подхода тем более актуально, что за рубежом в сфере и политиков и ученых нарастает тенденция к нарочитому умалению геополитического веса России. Сегодня, вместо того чтобы обижаться и выдавать все новые грозные, но ничем не подкрепленные и без реальных последствий политические заявления о своем “величии”, Москве следовало бы скромно уйти до поры до времени во внешнеполитическую “тень”, продолжая, однако, по возможности, активную внешнеэкономическую деятельность. На протяжении последних десятилетий именно так вел себя Китай, находясь как бы вне международной политической суеты и без особых помех, накапливая силы для выхода на авансцену мировой политики в роли глобальной державы.

Стратегия “балансирующей равноудаленности” в сочетании с уважением международного права и договоренностей, продолжением демократической стабилизации, в т.ч. и через регулярные выборы, настойчивой защитой собственных позиций, и другим геополитическим центрам силы наладить сотрудничество на антироссийской основе, откроет простор для ничего не смягчаемой игры противоречий между ними, предотвратит попадание Москвы в зависимость от любого более сильного партнера и даже обеспечит ей возможность ненавязчиво использовать противоречия и конкуренцию мировых лидеров в собственных интересах. Ибо не ангажированная Россия была бы желанным всеми центрами силы добавлением к их геополитическим потенциалам. Высоко ценился бы также ее нейтралитет.

Какие бы рекомендации ни давала российская геополитика, ее советы будут приносить только реальную пользу только в том случае, если к ним будут прислушиваться практические работники. К сожалению, до сих пор политика и в СССР, и в России существовала отдельно от социально-политических наук. Но, может быть, хотя бы геополитически, избежит этой участи и не станет лишь очередным и переходящим интеллектуальным увлечением.

Глава 5. Цивилизация и геополитика

Современный мир отличается от прежнего многократным усложнением структуры и нарастающей взаимозависимостью всех его компонентов. Тесно переплетаются между собой процессы геополитической, экономической, социальной, духовной, этической и религиозной жизни общества и личности. Глубокие качественные перемены, происходящие сейчас, ставят перед учеными (прежде всего в сфере социально-экономических знаний, в том числе и геополитики) актуальные задачи по разработке новой научной парадигмы. Путь в этом направлении очень сложен. Здесь требуется прочное методологическое основание, способное обобщить и практически переработать богатейшее теоретическое наследие, накопленное нацией. Важное место в этой связи принадлежит теории цивилизации как одной из первых попыток выявления общих закономерностей развития природы, общества и мышления. В цивилизационном ключе, по мнению многих специалистов, уже в ближайшее десятилетие будут развиваться наиболее опасные противоборства, способные изменить весь геополитический обмен планеты. Слово “цивилизация” вошло в обиход во Франции. Первоначально им обозначились ум и манеры людей, достойных войти в просвещенные парижские салоны XVIII в. В научную литературу понятие “цивилизация” было введено шотландским историком и философом А. Фергюсоном. Позже этот термин стал употребляться как синоним слова “культура”. Применительно к обществу культурой считается совокупность всего созданного физическими и умственными усилиями человека. Термин “цивилизация” принадлежит к числу тех понятий научного языка, которые не подлежат строгому и однозначному определению. Оно является чрезвычайно емким. Точной формулировке мешает и давняя традиция обыденного сознания, согласно которой “цивилизация” ассоциируется с неким идеалом добра и благополучия. Мы часто говорим “цивилизованный мир”, “цивилизованные страны”, “цивилизованный подход” и т.д. когда хотим избежать конфронтации и борьбы. Так или иначе, цивилизация – это комплекс многоплановых явлений и процессов. Прежде всего цивилизация - это пространство, наполненное культурным содержанием, цивилизационное пространство является важнейшим параметром общественного развития. Иными словами, понятием цивилизации охватывается природа, а также материальная и духовная культура людей. В таком контексте системными свойствами цивилизации будут являться ее целостность, устойчивость, динамизм. Категория цивилизации, таким образом становится объяснительным принципом общественного развития.

Итак, цивилизация существует там, где живут люди. Она охватывает во времени и пространстве весь земной шар, но пространственно упорядочена. При изложении общей схемы цивилизационного процесса надо исходить из уверенности, что человечество имеет единые истоки и общую цель. В виде достоверных знаний они нации не ясны, но между истоками и результатами роста и лежит содержание цивилизационного процесса.

Словесные данные, которые позволяют ощутить начало человечества, нигде не датируются ранее 3000 г. до н.э. То есть видимый цивилизационный процесс длится всего около 5000 лет. (34) Цивилизация – всегда ясное прошлое, сознание происхождения. Непознаваемое прошлое – это доцивилизация. Общая картина цивилизации заключает времена, когда произошло расселение людей на земле. Она больше опережает мир природы, который медленно вовлекался в человеческую жизнь. С возникновением первых цивилизаций атмосфера человеческой жизни быстро меняется. Перестает царить молчание. Теперь люди начинают в письменных документах, в произведениях искусства и архитектуры говорить друг с другом и будущими поколениями. Цивилизационное развитие становится беспрерывным преобразованием условий знаний, духовности, при котором необходимо отношение всего ко всему, всеобщая связь. С возникновением глобальной коммуникации может появиться всеобщая мировая цивилизация – интерцивилизация.

Эволюционный характер развития человеческой цивилизации показал выдающийся географ, социолог и философ Л.И. Мечников. В науке его принято вспоминать как автора трехступенчатой схемы развития человечества: сначала человечество пережило речную фазу, потом – морскую и, наконец, достигло океанической. Но особенно важно другое: Л.И. Мечников впервые ввел в обиход понятие “географическая среда”, прочно внедрившееся с тех пор в научную литературу. На вопрос, почему зарождение цивилизации происходило в определенных частях земного шара, Л.И. Мечников отвечал, что причиной были создавшиеся там для этого географические условия. Он писал: “Четыре древнейшие великие культуры все расцветали в среде великих речных стран. Хуанхэ и Янцзы орошают местность, где зародилась и выросла первобытная китайская культура; индийская или ведийская, культура не выходила за пределы бассейнов Инда и Ганга; ассиро-вавилонские первобытные культурные общества разрослись по Тигру и Евфрату – этим двум жизненным артериям Месопотамской долины; наконец – Древний Египет, как это утверждал уже Геродот, был “даром” созданием Нила”. Все эти реки, считал Л.И. Мечников, обладали одним замечательным свойством, способным объяснить их выдающееся цивилизационное значение: географические свойства этих рек могли быть обращены на пользу человеку лишь согласованным трудом больших людских масс, состоящих хотя бы из самых разнородных этнических элементов. Следовательно, река учила людей солидарности. При этом ценность и полезность рек зависела не только от их природных данных, но и от самого человека и его прогрессирования. Таким образом, первые цивилизационные центры представляли собой культурную географическую среду. Очаги цивилизаций беспрестанно перемещались, причем в разных направлениях. Ощущением этого движения являются осевые линии цивилизации как выраженные пространственные обозначения и установленные во времени события, из которых следует исходить и закреплять все прочее. Это так называемые мировые координаты цивилизационного пространства и времени.

Итак, начало цивилизации связано с определенными географическими районами. Первыми из них были долина Нила и бассейн Тигра и Евфрата, где возникли центры цивилизации – Египет и Шумер. В последующем цивилизационное пространство стало неуклонно расширяться, включая в себя все новые народы и страны.

Движение цивилизации от Египта пошло на юг, в сторону Эфиопского нагорья, и на восток в направлении Аравийского полуострова, главным образом ближайшей его части, получившей впоследствии название Палестины. Дальше – в средиземноморские части Передней Азии, в район современной Сирии и Ливана, через них – вглубь Передней Азии, в сторону Двуречья. От Двуречья движение также пошло в двух направлениях: в сторону Малой Азии, Сирии, Ливана, Палестины и в сторону Закавказья и Ирана. Так в середине III тысячелетия до н.э. цивилизацию представляло пространство, охватывающее Египет, часть Эфиопии, Палестину, Сирию, восточную часть Малой Азии, юго-западную часть Закавказья, некоторые районы Западного Ирана и Двуречья. В дальнейшем продолжалось расширение пространства в тех же направлениях с включением нового большого района – Эгеиды, то есть средиземноморской полосы Малой Азии, островов Эгейского моря, острова Крита и южной части Балканского полуострова. Так образовался первый цивилизационный район на соприкасающихся частях трех материков Старого Света.

Во II тысячелетии до н.э. образовывались еще два связанных цивилизационных района: один в Индии, в бассейне Инда и Ганга, другой на территории современного Китая, в бассейне Хуанхэ. Таковы были первые три района цивилизации – Евроафроазиатский, Индийский и Китайский.

Цивилизационный процесс дальше пошел тем же двояким путем: происходило расширение образовавшихся районов и возникновение новых. Евроафроазиатская цивилизация расширялась в сторону Ирана, Закавказья и Малой Азии. Возникший среднеазиатский район стал служить звеном, связующим первые цивилизационные районы. Евроафроазиатская культура расширялась и в сторону Западного Средиземноморья. Экспансия в этом направлении выражалась в финикии, а затем и в греческой колонизации. Финикийская колония захватила сначала североафриканское побережье, где был основан Карфаген. Колонии Кафагена появились в Сицилии, Сардинии, на Балеарских островах, в Испании. Это привело к образованию нового района, которому выпала задача связать Восточное и Западное Средиземноморье. Греческая колонизация тоже шла по нескольким направлениям. В VII – VI вв. до н.э. сформировался цивилизационный центр на Аппенинском полуострове.

Шло неуклонное расширение и второго цивилизационного района – Индийского. В III в до н.э. им был охвачен весь Индостан. Такое расширение двух крупных цивилизационных районов привело их к соприкосновению друг с другом и активному общению. Шло расширение и третьего цивилизационного района – Китайского. Оно осуществлялось в бассейне Янцзы, на северо-восток в сторону позднейшей Манчжурии и на северо-запад – будущей Монголии, на запад в сторону современной провинции Сычуань, на юго-восток – будущего Вьетнама. В III в. до н.э. все это обширное пространство представляло первое государство общекитайского масштаба.

Рядом с этим крупным цивилизационным районом к западу от него в Центральной Азии возник новый очаг активности. Главными деятелями его были гунны. В III до н.э. ими был создан обширный племенной союз, часто именуемый “Хунской кочевой державой”. (35) Она раскинулась на огромной территории от Забайкалья на севере до Тибета на юге от Восточного Туркестана на западе до среднего течения Хуанхэ на востоке. Этому новому району предстояло сыграть роль связующего звена между восточноазиатской и среднеазиатской цивилизациями.

Так к концу I тысячелетия до н.э. образовалась обширнейшая цивилизационная зона, представленная крупными цивилизационными районами как старыми – Евроафроазиатским, Индийским, Китайским, так и новыми – Афрокарфагенским, Латинским, Среднеазиатским и Центральноазиатским. Цивилизационными процессами были охвачены: основная часть Восточной и Южной Азии, значительная часть Центральной Азии, многие районы Средней Азии, Иран, большая часть Закавказья, Передняя Азия, долина Нила, отдельные районы средиземноморского побережья Африки, островной мир Эгейского моря, Балканский полуостров, Северное причерноморье, Апеннинский полуостров, Сицилия. Испания и некоторые районы Южной Франции.

Расширение этого пространства далее осуществлялось за счет развития сложившихся районов, а также путем возникновения новых. Рост Римской державы привел к включению в цивилизационное пространство во II в. до нашей эры части североафриканского побережья – Нумидии, в I в. до н.э. – Испании, несколько позднее – Галлии и даже Британии. Это стало западной переферией старого Евроафроазиатского цивилизационного района.

Развивалась цивилизация и в другой периферии этого района – в Северном Причерноморье. Здесь в IV – II в.в. существовало Скифское царство с центром в Крыму. По сторонам Босфора Киммерийского , то есть Керченского пролива, в те же века раскинулось Боспорское царство. Прочно входили в цивилизационный круг земли Кавказа и Закавказья – Колхида, Иберия, Албания. На восточной стороне старого Ефроазиатского района подобного расширения не произошло, так как этот район давно подошел к границам Индийской цивилизации. Между ними крепли и развивались связи. Насколько велико было их значение показывает акт превращения огромного мира, состоящего из Северо-Западной Индии, Ирана, Средней Азии в составе Бактрии и Согдианы, Малой Азии, Сирии, Египта, островов Эгейского моря и Балканского полуострова с Грецией и Македонией в один цивилизационный комплекс, получивший наименование “эллинистического мира”. (36)

Шло расширение Индийской цивилизации. Оно направлялось на юг и на восток. На юге в ее орбиту вошел Цейлон. На востоке – прилегающие друг к другу части Малаикского полуострова, Восточной Суматры и Западной Явы. В первые века нашей эры на этой территории сложились первые индонезийские государства, в значительной степени индианизированные. Они в свою очередь ввели в цивилизационный процесс восточные области Индонезии и колонизовали далекий Мадагаскар.

Расширялся и третий исторический район цивилизации – Китайский. В I в. до н.э. с ним начинает соприкасаться Япония и Индия. Таким образом в I в. до н.э. за пределами цивилизационной зоны оставалась территория от берегов Северного и Балтийского морей на Крайнем Западе до Охотского и Японского морей на Крайнем Востоке. Северную границу этой цивилизованной территории составляло побережье Северного Ледовитого океана на всем его протяжении вдоль Европы и Азии. Южную границу - территории прилегающие с севера к Рейну, Дунаю, Северному Причерноморью, Кавказу – в Европе, к Средней Азии, Восточному Туркестану, пустыню Гоби и Саянскому хребту – в Азии. В своем обособленном мире жили континентальная Африка, Австралия, Новая Зеландия, Океания. В полном отрыве от Старого Света протекала жизнь западного полушария – обеих Америк.

Дальнейший ход пространственного развития цивилизации хорошо известен. Самым существенным в нем было вхождение в зону цивилизации новых районов Европы: северных частей Западной и всей Восточной. Шло расширение цивилизационного пространства и в направлении азиатской части Евразийского континента. Оно осуществлялось с восточной и западной стороны. В результате в IV – V в.в. по границе с Среднеазиатским цивилизационным районом и Китаем образовался союз тюрских племен, обычно именуемый “Тюркским каганатом”. (37) Образование в начале XIII в. Монгольской державы превратило в единое пространство огромную территорию от берегов Японского, Желтого, Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей до Средней Азии и Ирана включительно и далее до самых Карпат.

В VII в. исчезает “белое пятно” цивилизации между Центральной Азией и Индией. Возникает Тибетское государство, входит в культурную жизнь Непал.

В связи с этим к двум старым коммуникациям из Китая – через Среднюю Азию, Бирму и Ассам – добавилась третья. Со временем вступления в мировую цивилизацию арабов культурное пространство включается континентальная Африка. Далее развитие Африки проходило в обстановке колониальных захватов. Великие географические открытия вывели из цивилизационной изоляции Америку, Австралию и Океанию.

Нарисованная картина свидетельствует, что процесс формирования цивилизационного пространства имеет географическую направленность. Начальная ось цивилизации территориально охватывала лишь узкую полоску от Атлантики до Тихоокеанского побережья в длину около четверти и в ширину - меньше двенадцатой части всей земной поверхности. Внутри этой полосы в областях, разбросанных между пустынями, степями и горными кряжами, возникли истоки высокой культуры. Зародившись цивилизации никогда не останавливались в своем развитии. Они выражались как объективными критериями, так и субъективными, но всегда оставались равновеликими, демонстрируя принцип относительности развития. Линии, которые цивилизации вычеркивали по поверхности земли, очень быстро стали нивелироваться потоком человеческого “всезнания”. Взаимное понимание стало порождать общение людей. Любое понимание цивилизации делает одно обстоятельство несомненным: мир создается преимущественно самим человеком. От его чувств, нравственных и умственных наклонностей, идей зависит устройство и движение культур. От внутреннего состояния человека зависит состояние общества. Современная наука уже говорит, почему в известные эпохи появляются люди, выдвигающиеся на первый план. Они в своих сферах достигают больше остальных. Их уникальность выражается в проницательности, трудовой мощи, глубоком добросердечии, высокой нравственности, недосягаемых художественных способностях. Иногда они отличаются противоположными качествами, но всегда недосягаемо-исключительными. Можно привести сотни имен таких людей. Это явление замечается во все времена и у многих народов. Часто оно скрывается под покровом мифов и легенд. Изучая движение цивилизации видно, что прогрессирующие народы раньше демонстрируют интеллектуальные прорывы. Общие рамки понимания человеческой значимости можно считать осевой линией прогресса, мерой цивилизационной динамики. Эту ось цивилизации, по мнению Н. Ясперса, можно отнести ко времени около 500 лет до н. э., к тому духовному прогрессу, который шел между 800 и 200 гг. до н. э. (38) Тогда произошел самый резкий поворот в развитии цивилизации. Появился человек такого типа, который сохраняется и по сей день. Именно в эту эпоху разрабатываются основные категории, которыми люди мыслят и сейчас. Тогда же были заложены основы мировых религий, определяющих жизнь людей. Во всех направлениях совершался переход к универсальности. В это время зародилась идея человечества как единого целого. Она появилась в понятии “вселенная”, получившее тогда вполне реальный смысл. У греков это была ойкумена (обитаемая земля), у римлян – orbis terrarum (круг земель), у китайцев – Тянься (поднебесная). (39) Идея человечества – один из самых существенных вкладов в цивилизацию. Столь же важной является сформулированная тогда идея гуманизма. Гуманизм есть прежде всего представление о человеке как о наивысшей ценности, как о носителе всех основ общественной жизни, как о творце культуры.

В конце средних веков прошла другая осевая линия, разделившая цивилизации на традиционные и техногенные. Этот разделительный барьер также отражает уровень человеческого прогрессирования. Как уже доказано, человек – не только пассивный но и активный элемент географической среды. Люди зависят не только от природного определения, но и от самих себя. Человечество с самого возникновения развивалось в результате закономерностей внутренне ему присущих, приспосабливая к своим нуждам естественную среду, в которой оно развивалось. Поэтому цивилизационный процесс не может быть однотональным. Его содержание заключает геопериод (традиционный) и социопериод (современный). Существует множество бесспорных наблюдений об абсолютном влиянии географического фактора на общество.

Современная геополитика является ярчайшим примером признания влияния географического фактора на общество. В такой же мере доказательно и положение о том, что деятельность человека зависит в итоге от его разума, рассовых свойств и других качеств. Синтезом этих двух взглядов можно считать идею цивилизационного перехода. Географическим фактором остаются почти неизменными и постоянно влияющими на жизнедеятельность человеческих сообществ. При этом тип отношений природы и общества меняется, потому что человек постоянно совершенствует способы своего приспособления к земным пространствам. Так река, которая на ранних стадиях культурного развития была непреодолимым препятствием, становится удобной коммуникацией у развитых народов или превращается в ирригационный канал. Точно также океанские просторы, некогда разделявшие людей, с течением времени стали главными связующими звеньями между регионами. Научные и технические открытия, не имевшие, казалось бы, никакого отношения к географическим факторам, изменяли их роль и значение в жизни общества. Примером являются железные руды Эльзаса и Лотарингии, которым долго не придавали большого значения, так как они содержали фосфор и потому их считали плохими. После открытия способа отделения фосфора лотарингская руда сразу приобрела огромную ценность и изменила промышленный облик края. Иначе говоря, научное достижение как бы изменило карту распределения минерального сырья, создало новое месторождение железа.

Это обстоятельство сразу вызвало повышенный интерес со стороны сопредельных стран.

Об исторической изменчивости влияния географической среды на человека рассуждал Г.В. Плеханов. С развитием общества, писал он “зависимость человека от географической среды из непосредственной превращается в опосредованную”. Географическая среда влияет на человека через общественную среду. Но благодаря этому отношение человека к окружающей его географической среде становится до крайности изменчивым. На каждой новой ступени развития производительных сил оно оказывается не тем, чем было прежде. Географическая среда совсем иначе влияла на британцев времени Цезаря, чем влияет она на нынешних обитателей Англии”. (40)

Человек, приспосабливаясь к требованиям естественной среды, сам выступает могучим географическим фактором. Он в состоянии творить на Земле не только историю, но и географию. Деятельность человека как географического фактора отличается гибким приспособление к самой разнообразной природной обстановке, но также динамизмом и всеобщностью. Сто лет назад приблизительная численность людей на земном шаре была 1,6 млрд. человек, теперь нас почти 6 млрд. находящихся в состоянии непрерывного перемещения и деятельности, пользующихся все более мощными орудиями способными подчинить природу. Человечество распространяется на планете уже не только в горизонтальном направлении, но также в вертикальном. Иными словами социальная составляющая цивилизации демонстрируют тенденцию к нарастанию, идущему все быстрее. Тем самым происходит смещение цивилизационных факторов – цивилизационный переход. Итак, движение и устройство цивилизаций определяют продукт человеческой деятельности. Человеческий дух тоже продукт. В то же время продукт – это не вещь, но процесс цивилизационных отношений. Поэтому цивилизации различаются по создаваемым ими продуктам. Традиционными обычно называют те цивилизации, где жизненный уклад ориентирован на воспроизводство своего стиля жизни как данного навсегда. Для таких цивилизаций “надстроечные параметры” и “духовность” являются основной ценностью. Обычно, привычки, мировозрение в таких обществах очень устойчивы, а личность подчинена общему порядку и ориентирована на его сохранение. Человеческие индивидуальности в традиционных структурах значительно нивелированы. К разряду таких цивилизаций относятся все общества Востока. В то же время они сильно дифференцированы. Так мусульманская цивилизация не похожа на индийскую, китайскую, японскую. Да и каждая из них тоже не представляет собой единого целого.

В основе техногенных цивилизаций лежит производство материальных благ. Их важнейшим признаком является ускоренный технико-технический прогресс. По существу техногенные цивилизации можно назвать “материальными цивилизациями”, а традиционные – “духовными цивилизациями”. Важнейшим фактором прогресса на современном этапе выступают авангардные информационные технологии. Информация захватывает практически все стороны жизни общества и порождает в них глубокие качественные изменения. Возникает новая социальная среда жизни, другое состояние цивилизации.

Итак изучать цивилизацию – это значит охватывать возможно большее число существенных сторон жизни того или иного общества, в ту или иную эпоху в тесном взаимодействии и взаимозависимости.

Цивилизация как самый высокий уровень группировки людей становится императивом современной эпохи. Очерчиваемая критериями культуры она превращается в наиболее устойчивую общественно-политическую конструкцию. Поэтому цивилизационный фактор вырастает в феномен глобальной политики.

Весьма актуально звучит предупреждение о том, что в ближайшие десятилетия человечество ожидает “столкновение цивилизаций”.

Действительно, мир существует в условиях культурной дифферециации. Но озабоченность “столкновением” должна выдвигать на передний план разработку конструктивных форм цивилизационного взаимодействия, так как мысль об особом, привилегированном положении какой-либо культуры недопустима.

Именно геополитика, как наука, должна обеспечить теоретическую базу этой проблемы.

Глава 6. Геополитическая картина современного мира

6.1 Этапы формирования современной геополитической карты мира

Процесс формирования государств насчитывает несколько тысячелетий. Прошло немало исторических эпох, поэтому можно говорить о существовании периодов в формировании государств мира. Можно выделить: древний, средневековый, новый и новейший периоды.

Древний период (от эпохи возникновения первых форм государства до V в н.э.) охватывает эпоху рабовладельческого строя. Характеризуется развитием и крушением первых государств на Земле:

Древнего Египта, Карфагена, Древней Греции, Древнего Рима и др.

Эти государства внесли большой вклад в развитие мировой цивилизации.

Вместе с тем, уже тогда главным средством территориальных изменений были военные действия. Средневековый период (Y-ХY вв.) связан с эпохой феодализма. Политические функции феодального государства были сложнее и разнообразнее, чем у государств при рабовладельческом строе. Складывался внутренний рынок, преодолевалась обособленность регионов. Проявилось стремление государств к дальним территориальным захватам, так как Европа, например, уже полностью была поделена между ними.

В этот период существовали государства: Византия, Священная Римская империя, Англия, Испания, Португалия, Киевская Русь и др.

Сильно изменила карту мира эпоха Великих географических открытий на стыке феодальной и капиталистической общественно- экономических формаций. Появилась потребность в рынках и новых богатых землях и, в связи с этим, мысль о кругосветных плаваниях. С рубежа ХУ-ХУ1 вв. выделяют Новый период истории (вплоть до I мировой войны в XX в). Это эпоха зарождения, подъема и утверждения капиталистических отношений. Она положила начало европейской колониальной экспансии и распространению международных хозяйственных связей на весь мир.

1420-е гг. - первые колониальные захваты Португалии: Мадейра, Азорские острова, Невольничий Берег (Африка).

1453 г. - падение Константинополя (господство турок на юго-восточном направлении. Османская империя контролирует сухопутные пути в Азию).

1492-1502 гг. - открытие для европейцев Америки (4 путешествия Колумба в центральную Америку и северную часть Южной Америки). Начало испанской колонизации Америки.

1494 г. - Тордесильясский договор - раздел мира между Португалией и Испанией.

1498 г. - плавание Васко-да Гама (путь вокруг Африки).

1499-1504 гг. - путешествия Америго Веспуччи в Южную Америку.

1519-1522 гг. - кругосветное путешествие Магеллана и его спутников.

1648 г. - путешествие Семена Дежнева (Россия-Сибирь).

1740 г. - путешествие В. Беринга и П. Чирикова (Сибирь).

1771-1773 гг. - путешествия Дж.Кука (Австралия, Океания).

В эпоху великих географических открытий крупнейшими колониальными державами были Испания и Португалия. С развитием мануфактурного капитализма на авансцену истории выходят Англия, Франция, Нидерланды, позже Германия и США. Этот период истории также характеризовался колониальными захватами.

Особенно неустойчивой стала геополитическая картина мира на рубеже Х1Х-ХХ вв. когда между ведущими странами резко обострилась борьба за территориальный раздел мира. Так в 1876 г. всего 10% территории Африки принадлежало западноевропейским странам, тогда как в 1900 г. - уже 90%. (41) И к началу XX века фактически раздел мира оказался полностью завершенным, стал возможен только его передел. Начало новейшего периода в формировании геополитической карты связывается с окончанием I мировой войны. Следующими этапными моментами явились II мировая война и рубеж 80-90-х годов, который характеризуется крупными изменениями в Восточной Европе (распад СССР, Югославии и др.).

Первый этап ознаменовался появлением на карте мира первого социалистического государства (СССР) и заметными территориальными сдвигами, причем не только в Европе. Распалась Австро-Венгрия, изменились границы многих государств, образовались суверенные страны: Польша, Финляндия, Королевство сербов, хорватов и словенцев. Прибалтийские государства и др. Расширились колониальные владения Великобритании, Франции, Бельгии, Японии.

Второй этап (после II мировой войны), кроме изменений на политической карте Европы ассоциируется прежде всего с распадом колониальной системы и образованием большого числа независимых государств в Азии, Африке, Океании, Латинской Америке (в Карибском регионе).

Третий этап продолжается и сейчас.

К качественно новым изменениям на геополитической карте мира и оказывающим большое влияние на социально-экономическую и общественно-политическую жизнь всего мирового сообщества, можно отнести следующее:

- распад в 1991 г. Союза СССР, утверждении политической независимости сначала трех бывших союзных республик Прибалтики, а затем и остальных в том числе и России.

- образование Содружества Независимых государств (СНГ). В него вошли все республики бывшего СССР кроме республик Прибалтики.

- преимущественно мирные, народно-демократические революции 1989-90 гг. (бархатные) в странах Восточной Европы.

- прекращение в 1991 г. деятельности Организации Варшавского Договора (ОВД) и Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ), серьезно повлиявшее на политическую и экономическую обстановку не только в Европе, но и во всем мире.

3 октября 1990 г. - объединение двух германских государств (ГДР и ФРГ), распад СФРЮ, провозглашение политической независимости Словении, Боснии и Герцеговины, Македонии, Хорватии, Союзной Республики Югославии (в составе Сербии и Черногории; столица Черногории г. Подгорица). Острейший политический кризис вылился в гражданскую войну и в конфликты, продолжающиеся до сих пор.

- май 1990 г. - объединение арабских государств ЙАР и НДРЙ на национально-этнической основе (Йеменская Республика, столица Сана). 1990-91 гг. - процесс деколонизации продолжается;

- независимость получила Намибия - последняя колония в Африке; образовались новые государства в Океании: Федеративные Штаты Микронезии (Каролинские острова), Республика Маршалловые острова.

- 1 января 1993 г. - образование двух независимых государств (распад Чехословакии) - Чехии и Словакии.

- 1993 г. - провозглашена независимость государства Эритрея столица Асмэра (бывшая провинция Эфиопии на берегу Красного моря). В этом же году образовалась Палау столица Кошар (гр. Каролинских островов). В 1900 г. на земном шаре было всего 55 суверенных государств. В то же время существовали огромная британская колониальная империя и меньшая по размерам - французская. Они сохранили свои владения после первой мировой войны. Были колонии и у других государств - Японии, США, Нидерландов, Бельгии, Португалии, Италии, Испании.

Накануне второй мировой войны в мире было 71 суверенное государство, в 1947 г. их стало 81, а к 1995 г. суверенитетом обладало уже более 180 государств. В настоящее время число суверенных стран увеличилось до 193. Наряду с суверенными государствами в современном мире насчитывается более несамоуправляющихся территорий. Их можно условно разделить на группы:

- колонии, официально включенные в список ООН (перечень территорий, на которые конкретно распространяется требование о предоставлении независимости);

- островные территории, фактически колонии не включенные в перечень ООН, поскольку по утверждению управляющих ими государств, они являются "заморскими департаментами", "свободно ассоциированными государствами" и т.п.

Были колонии судьба которых определена, так например Аомынь (Макао) к 2000 г. перешел под суверенитет Китая, Гонконг перешел 1 июля 1997 г.

Почти все колонии невелики по территории и населению. Исключение составляет пожалуй теперь владение США Пуэрто-Рико (3,7 млн.чел.). Не определен до сих пор статус Западной Сахары (бывший ранее колонией Испании). Продолжается спор между Испанией и Великобританией о суверенитете над Гибралтаром.

Вопрос о предоставлении независимости всем колониям сложен: многие из них важны для метрополий как военно-стратегические объекты или представляют другой интерес. Ныне в ООН насчитывается 185 государств. Происходит процесс образования государств не признанных мировым сообществам. Так например в 1983 г. образовалась Турецкая Республика Северного Кипра.

Пока нет государства Палестина (оно должно иметь площадь 6,3 тыс. км2. Восточный Иерусалим, Западный берег р. Иордан и сектор Газа). На этих территориях проживает 2 млн. арабов и 4 млн. палестинских арабов разбросано по другим странам. Существует и проблема курдов их более 20 млн. (на юго-востоке Турции 10 млн., северо-западе Ирана 5,3 млн.). Север Ирана 3 млн.: 1,2 млн в Сирии, более 0,5 млн, живут в других странах, например в Армении.

На севере Ирака образован Курдский автономный округ с очень ограниченными правами.

Самовозглашена республика Ичкерия, Абхазия, Южная Осетия, Нагорно-Карабахская, Приднестровская Республика Молдавии.

Образование и развитие государств - сложнейший исторический процесс, определяемый множеством внутренних и внешних факторов: политических, социальных, экономических, этнических.

Специалисты по международным проблемам насчитывают на земном шаре около 300 пунктов, по которым имеются споры: территориальные, этнические, пограничные, в том числе более 100 таких, где существует острая конфликтная ситуация.

6.2 Европа

Европа - часть света и вместе с Азией составляет единый материк Евразия.

На территории Европы в настоящее время насчитывается более 40 государств, различных по площади, численности населения, государственному устройству и уровню социально-экономического развития. В основном это республики, однако есть 12 стран с монархической формой правления (так Андорру - считают монархией, фактически это республика).

Европейский регион играет важную роль в мировом хозяйстве и политической жизни всей планеты.

Можно выделить субрегионы - страны Западной, Центральной и Восточной Европы.

В западной Европе находятся экономически развитые страны, причем 4 из них входят в так называемую "большую семерку": это - ФРГ, Франция, Великобритания, и Италия. Преобладают небольшие государства с населением около 10 млн. человек.

Есть пять "карликовых стран" - Андорра, Монако, Сан-Марино, Лихтейнштейн, Ватикан (папское государство - теократическая монархия), Гибралтар - владение Британии (спорная территория с Испанией).

Страны Западной Европы объединяет не только географическое положение, но и тесные экономические и политические связи.

Достаточно вспомнить о Европейском Союзе (ЕС), объединявшем до 1995 года 12 европейских стран и принявшем в свои ряды еще три европейских государства (Австрию, Швецию, Финляндию). В дальнейшем речь идет о создании Единого европейского экономического пространства.

К странам Центральной и Восточной Европы относятся бывшие социалистические государства - Польша, Венгрия, Болгария, Румыния, Чехия и Словакия, Албания, республики, образовавшиеся после распада Югославии (Словения, Хорватия, Македония, Босния и Герцеговина, Союзная Республика Югославия - в составе Сербии и Черногории), государства Балтии - Литва, Латвия, Эстония, а так же независимые государства - республики Украина, Молдова, Беларусь, Россия, входящие в состав Содружества Независимых Государств (СНГ).

Сформировалась современная политическая карта Европы в основном в XX веке, и очень большое влияние на ее формирование оказали результаты двух мировых войн.

Политическая карта Европы и на современном этапе претерпевает значительные изменения. Достаточно вспомнить лишь некоторые из них: распад СССР, образование СНГ, объединение двух германских государств, "бархатные революции" в странах Восточной Европы, раздел Чехословакии на Чехию и Словакию, гражданская война в Югославии и распад ее на несколько государств и др.

Сохраняются очаги напряженности и в других регионах Европы: в Ольстере (Северная Ирландия), в Албании, в странах Восточной Европы в т.ч. в СНГ.

Первая мировая война (1914 - 1918 гг.) - империалистическая война между двумя коалициями капиталистических держав: Антанта - (Франция, Великобритания, Россия), и Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя), вызванная крайним обострением противоречий в ходе борьбы за сферы влияния, источники сырья, мировое господство. Наиболее острыми были противоречия между Великобританией и экономически усилившейся Германией. В войне принимали участие 38 государств.

Хронология:

15 (28 по н.с.) июля 1914 г. Австоро-Венгрия (под прямым давлением Германии) объявила войну Сербии. 19 июля Германия объявила войну России, 21 июля - Франции. Великобритания 22 июля объявила войну Германии.

В августе 1914 г. на стороне Антанты вступила в войну Япония.

В мае 1915 г. к Антанте примкнула Италия, в августе 1916 г. - Румыния. В октябре 1914 г. на стороне германо-австрийского блока вступила в войну Турция (Османская империя), а в ноябре 1915 г. - Болгария.

В апреле 1917 г. в войну вступили США.

В октябре 1917 г. в России произошла социалистическая революция и Советское правительство обратилось ко всем воюющим державам с предложением о заключении мира без аннексий и контрибуций, которое было отвергнуто.

В марте 1918 г. Советское правительство заключает мир с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией, Турцией (Брестский мир) - германская аннексия Польши, Прибалтики, частей Белоруссии и Закавказья. Но Россия вышла из войны. Договор был аннулирован Советским правительством в ноябре 1918 г.

Осенью 1918 г. военные действия в Европе завершились полным поражением Германии и ее союзников (капитуляция Болгарии, Турции, Австро-Венгрии). 9 ноября 1918 г. началась революция в Германии. 11 ноября Германия капитулировала.

Окончательные условия мирных договоров с Германией и ее союзниками были выработаны на Парижской мирной конференции (1919-20 гг.): подготовлены договоры с Германией (Версальский), Австрией (Сен Жерменский), Болгарией (Нейнский), Венгрией (Трианонский). На этой же конференции был одобрен устав Лиги Наций.

Территориальные изменения после Первой мировой войны. По Версальскому мирному договору Германия передавала:

- возвращала Франции Эльзас-Лотарингию (в границах 1870 г.).

- Бельгии - округа Мальмеди и Эйпен.

- Польше - Познань, части Поморья и др. территории Восточной Пруссии; южная часть Верхней Силезии (1981 г.); (при этом: исконные польские земли на правом берегу Одера, Нижняя Силезия, большая часть Верхней Силезии - осталась у Германии).

- г. Данциг (Гданьск) был объявлен вольным городом.

- г. Мемель (Клайпеда) передан в ведение держав-победителей (в 1923 г. - присоединен к Литве).

- Дании - северная часть Шлезвига (в 1920 г.).

- Чехословакии - небольшой участок Верхней Силезии.

- Саарская область переходила на 15 лет под управление Лиги Наций.

- германская часть левобережья Рейна и полоса правого берега шириной в 50 км - подлежали демилитаризации.

Колонии Германии были поделены между главными державами- победительницами - "подмандатные территории" - переданы по мандату Лиги Наций под управление:

Германская Восточная Африка - Танганьика (Великобритания), Тоголенд и Камерун (поделены между Великобританией и Францией);

Германская Юго-Западная Африка - Намибия (Южно-Африканскому союзу); Руанда-Урунди (Бельгии); Германская часть Новой Гвинеи (Австралии); Каролинские, Маршалловы и Марианские острова (Японии), острова Науру, Самоа (Новой Зеландии, Великобритании, Австралии); архипелаг Бисмарка (Австралии); владения на Соломоновых островах (Великобритании и Австралии).

После 2-й мировой войны мандатная система Лиги наций будет заменена системой опеки ООН.

Сан-Жерменский мирный договор (1919 г.) и Трианонский мирный договор (1920 г.) между странами-победительницами и Австрией и Венгрией - подтвердили распад Австро-Венгрии (образовались новые государства Австрия, Венгрия, Чехословакия, Королевство сербов, хорватов и словенцев. Часть территорий были переданы: Польше - Галиция; Румынии - Трансильвания и восточная часть Баната; Югославии - Хорватия, Бачка и западная часть Баната;

Чехословакии - Словакия и Закарпатская Украина.

По Нейнскому мирному договору (1919 г.) Болгария теряла значительную территорию, отошедшую частично Югославии, частично странам-победительницам.

В результате революции 1917 г. в России образовалось первое в мире социалистическое государство РСФСР (позднее СССР). Образовались и получили независимость: Финляндия, Латвия, Эстония, Литва, Польша.

Острова Шпицберген стали территорией Норвегии, острова Земля Франца-Иосифа - территорией РСФСР.

Территориальные изменения произошли и в Азии: распалась Османская империя (союзник германо-австрийского блока) выделилась Турция, образовались независимые государства на Аравийском полуострове - Хиджас, Асир, Йемен. Бывшие владения Османской империи были переданы по мандатам Лиги наций под

управление Великобритании - Ирак, Палестина и Трансиордания; и Франции - Ливан и Сирия.

Вторая мировая война (1939-1945 гг.).

Развязана наиболее агрессивными государствами - нацистской Германией, фашистской Италией и милитаристской Японией с целью нового передела мира. Началась как война между двумя коалициями империалистических держав. В дальнейшем стала принимать со стороны всех государств, сражавшихся против стран фашистского блока, характер справедливой, антифашистской войны. Во вторую мировую войну было вовлечено 72 государства.

Хронология: В августе 1939 г. СССР и Германия подписали пакт о ненападении и секретные дополнительные протоколы к нему о разделе влияния в Восточной Европе (пакт Риббентроп-Молотов).

1 сентября 1939 г. - Германия напала на Польшу. Началась Вторая мировая война, 3-го сентября Англия и Франция объявили войну Германии - 17-го сентября 1939 г. части Красной Армии вступили в Западную Украину и Западную Белоруссию (ранее отторгнутые после поражения в польско-советской войне 1921 г., а вскоре было оформлено присоединение этих территорий к СССР).

В эти же недели на территории Монголии (в районе реки Халхин-Гол) шли бои с японскими войсками.

Зимой 1939-1940 гг. проходила советско-финская война, в результате была установлена новая граница между двумя государствами, в основном повторявшая ту, которая сосуществовала до 1809 г. (до присоединения Финляндии к Российской империи).

Финляндия уступила Советскому Союзу весь Карельский перешеек с Выборгом, пограничные районы к западу от Кандалакшского залива и около г. Мурманск, а так же предоставила на 30 лет свою военно-морскую базу на Ханко. Это была короткая, дорого обошедшаяся советским войскам (50 тыс. убитых, более 150 тыс. раненых и пропавших без вести). (42) Летом 1940 г. произошло новое изменение границ Советского Союза - он пополнился тремя "новыми социалистическими республиками" (Литва, Латвия, Эстония). Тогда же СССР потребовал от Румынии возвращения Бессарабии, находившейся в составе России с начала XIX в. вплоть до января 1918 г., и Северной Буковины, никогда не принадлежавшей России. Туда были введены советские войска; в июле 1940 г. Буковина и часть Бессарабии были присоединены к Украинской ССР, а другая часть Бессарабии - к Молдавской ССР, образованной в августе 1940 г.

В это время нацистская Германия заканчивала подготовку к нападению на СССР. Уверенность объяснялась предшествовавшими успехами в Западной Европе. В апреле-мае 1940 г. немецко- фашистски войска аккупировали Данию, Норвегию, Бельгию, Нидерланды, вторглись в Люксембург и Францию; в апреле 1941г. Германия захватила территорию Греции и Югославию. (Германия оккупировала Норвегию за 63 дня, Францию - за 44, Польшу - за 35, Бельгию - за 19, Голландию - за 5, Данию - за 1 день.

10-го июня 1940 г. в войну на стороне Германии вступила Италия.

22 июня Германия без объявления войны напала на СССР - началась Великая Отечественная война, которая длилась до 9 мая 1945 г. На стороне Германии выступили Венгрия, Финляндия, Румыния, Италия.

Правительство Англии и США, учитывая резко возросшую угрозу безопасности собственных стран, выступили с заявлениями о поддержке справедливой борьбы народов СССР.

12 июля 1941 г. в Москве было заключено советско-английское соглашение о совместных действиях в войне против Германии. Это соглашение явилось первым шагом на пути создания антигитлеровской коалиции, юридически оформленной в январе 1942 г. после подписания в Вашингтоне представителями 26 государств "Декларации Объединенных Наций" о борьбе против агрессора. В течение войны к декларации присоединилось еще более 20 стран.

7-го декабря 1941 г. нападением на Перл-Харбор Япония развязала войну против США. 8-го декабря США, Великобритания и другие страны объявили войну Японии, 11-го декабря 1941 г. Германия и Италия объявили войну США. В начале 1942 г. Япония захватила Малайю, Индонезию, Филлипины, Бирму.

Во вторую мировую войну было вовлечено 72 государства. Военные действия велись на территории Европы, Африки, Азии и в Тихом океане (Океания). Война закончилась поражением Германии и ее союзников.

После капитуляции Германии (май 1945 г.) в соответствии с договоренностью на Ялтинской конференции (февраль 1945 г.) советское правительство 8 августа 1945 г. объявило войну милитаристской Японии. 2 сентября под ударами вооруженных сил союзников Япония капитулировала (разгром Квантунской армии). Это было завершающее событие второй мировой войны.

Изменение территорий после Второй мировой войны.

Основные направления послевоенного мирного урегулирования были отмечены ведущими державами антигитлеровской коалиции.

На конференции в Тегеране, Ялте и Потсдаме были согласованы главные вопросы: о территориальных изменениях, о наказании военных преступников, о создании специальной международной организации для поддержания международного мира и безопасности.

Союзные державы решили оккупировать Германию и Японию с целью искоренения милитаризма. Территориальные захваты Германии, Италии и их союзников аннулировались.

Границу между Германией и Польшей союзники договорились провести по линии рек Одер и Нейсе (Одра и Нисса). Восточная граница Польши должна была проходить вдоль линии Керзона. Город Кенигсберг и прилегающие к нему районы передавались СССР.

Одним из вопросов послевоенного урегулирования было заключение мирных договоров. Поскольку Германия не имела правительства, державы-победительницы в первую очередь заключали договоры с европейскими союзниками Германии - Италией, Румынией, Венгрией, Болгарией и Финляндией.

Италия признавала суверенитет Албании и Эфиопии. Оккупированные Италией Додеканезские острова возвращались Греции. Юлийская крайна, за исключением Триеста, передавалась Югославии. Триест с прилегающей к нему небольшой областью был объявлен "свободной территорией". (В 1954 г. по соглашению между Италией и Югославией западная часть "свободной территории" вместе с г. Триест с прилегающей к нему небольшой областью были объявлены отошедшими к Италии, а восточная - к Югославии).

Италия лишилась своих колоний в Африке - Ливии, Эритреи и Итальянского Сомали. В соответствии с условиями перемирия с Румынией и Венгрией мирные договоры закрепили возвращение Румынии части Трансильвании. Финляндия возвратила СССР область Петсамо (Печенега), уступленную ей в 1920 г. советским государством, и предоставила территорию Порккала-Удд на северном побережье Финского залива (недалеко от Хельсинки) в аренду сроком на 50 лет для создания там советской военно-морской базы (в 1955 г. СССР отказался от своих прав на аренду).

На Ялтинской и Постдамской конференциях СССР, США

Великобритания договорились о том, что после капитуляции Германия будет подвергнута длительной оккупации. Постдамская конференция предусматривала сохранение Германии "в качестве единого целого", но при этом ее территорию разделили на четыре зоны оккупации: советскую, английскую, французскую и американскую. Столица – Берлин, находившаяся на территории советской зоны, также делилась на четыре сектора оккупации.

Оккупационный режим устанавливался и в Австрии, которая в 1938-1945 гг. входила в состав Германии.

Позже произошел поворот в политике США, Англии и Франции от союза СССР к борьбе против него. В результате эти государства взяли курс на пересмотр Потсдамских соглашений и на восстановление экономического и военного потенциала Германии. В 1946 г. США и Англия объединили свои зоны оккупации в так называемую Бизонию (двойную зону). В 1948 г. к ним присоединилась французская зона - образовалась Тризония. Оккупационные власти постепенно передавали функции управления в руки немецкой администрации.

В августе 1949 г. состоялись выборы в парламент Западной Германии и 7 сентября было объявлено о создании нового германского государства - Федеративной Республики Германии (ФРГ).

7 октября 1949 г. (в советской зоне оккупации) была основана Германская Демократическая Республика (ГДР). На немецкой земле возникло два государства с различным общественным и политическим строем.

Разногласия СССР, США и Великобританией после окончания. Второй мировой войны сказались и на подготовке мирного договора с Японией. Предполагалось ограничить японский суверенитет четырьмя главными островами. Корее была обещана независимость. Северо-Восточный Китай (Манчжурия), остров Тайвань (Формоза) и другие китайские острова, захваченные Японией, предполагалось возвратить Китаю. Советскому Союзу возвращался Южный Сахалин и передавались Курильские острова, некогда принадлежащие России.

Разгром Германии и ее союзников при решающем участии вооруженных сил СССР создал благоприятную обстановку для победы в ряде стран Восточной Европы народно-демократических и социалистических революций. Образовался блок социалистических государств (Польская Народная Республика, Чехословацкая Социалистическая Республика, Социалистическая Федеративная Республика Югославия и др.).

В конце военных действий американцы оккупировали все японские острова, а также находившиеся под властью Японии Каролинские, Маршалловы и Марианские острова в Тихом океане, (поэтому в Японии в отличие от Германии и Австрии не было различных зон оккупации). В зону американской оккупации вошла и Южная Корея (до 38-ой параллели), а Северная Корея (где впоследствии образовалась Корейская Народно-демократическая Республика) была занята советскими войсками. В 1947 г. Каролинские, Маршалловы и Марианские острова была передана под опеку ООН (от имени ООН опеку осуществляли США).

СССР, США и Великобритания не смогли прийти к соглашению относительно мирного договора с Японией (конференция в Сан-Франциско, 1951 г.)

Соединенные Штаты Америки заключили с Японией так называемый договор безопасности, представивший им право держать там свои вооруженные силы. Важным событием международной жизни стало создание Организации Объединенных Наций (ООН). Учредительная конференция состоялась в апреле 1945 г. в Сан-Франциско. Согласно Уставу, руководящими органами ООН являются Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности. В ООН действует Экономический и Социальный совет, Совет по опеке, Международный суд и Секретариат во главе с Генеральным секретарем, избираемым сроком на 5 лет. Кроме того, при ООН существует ряд международных специализированных организаций (ЮНЕП, ЮНЕСКО и др.).

День вступления в силу Устава ООН - 24 октября 1945 г. - ежегодно отмечается как день ООН. В 1945 г. в ООН вступило 51 государство, в настоящее время - уже 180,5.

Постепенно ООН стала наиболее авторитетной международной организацией, играющей значительную роль в деле сохранения мира, предотвращения ядерной войны, борьбы против колониализма, защиты прав человека.


Таблица 1.

Политическая карта Западной Европы

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Австрия (Австрийская Республика)
83,8
7,7 млн.
федеративная республика
Вена

Андорра
0,5
47тыс.
суверенное парламентское княжество - (фактически республика)
Андорра-ла-Велья

Бельгия (Королевство Бельгия)
30,5
9,9 млн.
конституционная монархия
Брюссель

Ватикан (Государство-город Ватикан)
0,0004
1 тыс.
абсолютная теократическая монархия
Ватикан

Великобритания (Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии)
244,1
57,7 млн.
конституционная монархия
Лондон

Гибралтар
0,006
29 тыс.
владение Великобритании
Гибралтар

Греция (Греческая Республика)
131.9
10,3 млн.
парламентская республика
Афины

Дания (Королевство Дания)**
43,1
5,1 млн.
конституционная монархия
Копенгаген

Ирландия (Ирландская Республика)
70,3
3,5 млн.
парламентская республика
Дублин

Исландия (Республика Исландия)
103,0
244 тыс.
парламентская республика
Рейкьявик

Испания (Королевст-во Испания)
504,7
39,5 млн.
парламентская монархия
Мадрид

Италия (Итальянская Республика)
301,2
57,9 млн.
парламентская республика
Рим

Лихтенштейн (Княжество Лихтенштейн)
0,16
28 тыс.
конституционная монархия
Вадуц

Люксембург (Великое Герцогство Люксембург)
2,6
392 тыс.
конституционная монархия
Люксембург

Мальта (Респуб-лика Мальта)
0,3
359 тыс.
республика
Валлетта

Монако
0,002
30 тыс.
конституционная монархия (княжество)
Монако

Нидерланды (Королевство Нидерландов)
41,2
15,1 млн.
конституционная монархия
Амстердам

Норвегия (Королевство Норвегия)
324,2*
4,3 млн.
конституционная монархия
Осло

Португалия (Португальская Республика)
92,1
10,4 млн.
республика
Лиссабон

Сан-Марино (Республика Сан-Марино)
0,061
23 тыс.
парламентская республика
Сан-Марино

ФРГ (Федеративная Республика Германия)
356,9
79,8 млн.
федеративная республика
Берлин

Финляндия (Финляндская Республика)
337,0
5,0 млн.
парламентская республика
Хельсинки

Франция (Француз-ская Республика)
551,6
56,8 млн.
республика
Париж

Швейцария (Швейцарская Конфедерация)
41,3
6,8 млн.
федеративная парламентская республика
Берн

Швеция (Королевство Швеция)
449,9
8,6 млн.
конституционная монархия
Стокгольм

Данные по территории и населению приводятся по справочнику: Страны мира. М, 1993.

*Без архипелага Шпицберген и других островов, площадь которых 62 тыс. км2 , население 4 тыс. человек.

**Гренландия (площадь 2175,6 тыс. км2 , население 55,6 тыс. чел.; с 1979 г. “самоуправляющаяся территория” в составе Датского королевства.




Таблица 2.

Политической карта Центральной и Восточной Европы

Страна
Площадь

1 тыс. км2
Население

млн. чело-век
Государственный строй
Столица

Албания (Республика Албания)
28,7
3,3
парламентская рес-публика
Тирана

Болгария (Республика Болгария, РБ)
110,9
8,5
парламентская рес-публика
София

Босния и Герцеговина (Республика Босния и Герцеговина)
51,0
4,4
республика
Сараево

Венгрия (Венгерская Республика, ВР)
93,0
10,6
парламентская республика
Будапешт

Македония (Республика Македония, РМ)
25,7
2.0
парламентская рес-публика
Скопье

Польша (Республика Польша, РП)
312,7
38,3
парламентская республика
Варшава

Румыния
237,5
22,8
республика
Бухарест

Словакия (Словацкая Республика, СР)
49,0
53
республика
Братислава

Словения (Республика Словения)
20,2
1,9
парламентская республика
Любляна

Хорватия (Республика Хорватия)
56,6
4.6
парламентская республика
Загреб

Чехия (Чешская Республика, ЧР)
78,9
10,3
республика
Прага

Югославия (Союзная Республика Югославия.СРЮ)
102,2
10,4
республика
Белград

6.3 Азия

Азия - самая большая часть света, где живет более половины человечества.

Среди современных независимых государств зарубежной Азии преобладают республики, но есть страны и с монархической формой правления (14 стран).

До второй мировой войны зарубежная Азия представляла собой важную составную часть колониальной системы. В зависимых странах и в колониях жило свыше 90% населения региона.

Главными странами-метрополиями были Великобритания, Франция, Япония, Нидерланды, США.

После второй мировой войны распад колониальной системы охватил страны Азии. До настоящего времени существуют "остатки" былых колониальных владений, островные территории акватории Индийского и Тихого океанов.

Были попытки вовлечения молодых независимых государств в военные блоки, но они распались. В середине 50-х годов были созданы военные блоки СЕАТО и СЕНТО. В СЕАТО вошли США, Великобритания, ФРГ, Австралия, Новая Зеландия, а из азиатских стран - Таиланд, Филлипины и Пакистан. Но блок СЕАТО распался.

Членами СЕНТО являлись Великобритания, Турция, Иран, Пакистан, но здесь большую роль играли США, хотя формально они не были членами блока. До 1959 г. в СЕНТО входил Ирак. В 1979 г. произошли распад этого блока; из него вышли Иран, Пакистан и Турция. Единственная из азиатских стран в блок НАТО входит Турция.


Юго-Западная Азия.

В Юго-Западной Азии расположено 16 стран, образующих исторически сложившийся субрегион, охватывающий большую часть Ближнего и Среднего Востока и охватывает территорию, расположенную в Юго-Западной Азии и Северно Африке.

В Юго-Западной Азии еще сохранились монархии с сильными пережитками феодальных и родоплеменных отношений, но преобладают республики.

В Новой и Новейшей истории Юго-Западной Азии нашло отражение соперничество крупнейших империалистических держав. Их привлекло "срединное" положение региона на кратчайших путях из метрополий к их крупным колониальным владениям в Южной и Юго-Восточной Азии, а позже - богатейшие месторождения нефти в этом регионе.

Борьба за стратегически важные территории велась преимущественно между Великобританией и Францией.

Хронология:

1875 г. - покупка Великобританией доли акций Компании Суэтского канала (построен в 1869 г. на территории Египта).

В британскую колонию были превращены Аден и Кипр. К концу XIX в. Великобритания установила свой протекторат над рядом территорий на Аравийском полуострове и в зоне Персидского залива. После первой мировой войны английскими "подмандатными" (управляемыми по "мандату" Лиги наций) территориями стали Ирак, Палестина и Трансиордания, а французскими - Сирия и Ливан. Лига наций фактически узаконила раздел Юго-Западной Азии на сферы влияния.

1919 г. - в результате распада Османской империи обрели независимость Йемен, Хиджас и Асир.

1919 г. - стал независимым народ Афганистана (в 1978г. Афганистан стал республикой).

1921 г. - был подписан советско-иранский договор о дружбе-признании Ирана ( с 1979 г. провозглашена Исламская республика).

1923 г. - провозглашена Турецкая республика.

1932 г. - образовалось государство Саудовская Аравия (объединились княжества Недгид и Хиджаз).

1932 г. - получил независимость Ирак (в 1958 г. стал республикой).

1943 г. - независимость получили Сирия и Ливан, а в 1946 г. получила независимость Трансиордания (с 1950 г. Иордания).

1947 г. - по резолюции Генеральной Ассамблеи ООН был отменен мандат Великобритании на Палестину.

На территории этой страны было решено создать два суверенных государства: арабское и еврейское (этот вопрос еще не урегулирован).

В 1948 г. - провозглашено образование государства Израиль, государство Палестина образовано не было. Израиль оккупировал всю отведенную для арабского государства территорию (арабо-израильские войны 1948-49 гг., "шестидневная война" 1967 г.). Вопреки резолюции ООН израильские власти объявили Иерусалим столицей своего государства. Только в сентябре 1993 г. подписана израильско-палестинская Декларация, предусматривающая создание временного самоуправления на Западном берегу реки Иордан и секторе Газа (автономия).

1961 г. - провозглашена независимость Кувейт (был британским протекторатом).

1960 г. - провозглашена независимость республика Кипр (с 1974 г. - около 37% территории оккупировано Турцией, что привело к фактическому разделу Кипра на две обособленные части).

1962 г. - образована Йеменская Арабская республика (в 1967 г образовалось еще одно независимое государство Народная Республика Южный Йемен НДРЙ; а в 1990 г. оба государства объединились в Йеменскую Республику со столицей в г. Сана).

1970 г. - создан султанат Оман (бывшая колония Великобритании).

1971 г. - независимость провозглашена в бывших английских протекторатах Бахрейн, Катар и ОАЭ (ранее Оман).

1978 г. - был совершен государственный переворот в Афганистане. Страна получила название Демократическая республика Афганистан (в ноябре 1987 г. ей было возвращено прежнее название Республика Афганистан, а в 1992 г. страна была провозглашена Исламским государством Афганистан).

В конце 1979 г., по договоренности с руководством страны, в Афганистан были введены советские войска. Этот неправомерный акт привел к усилению оппозиционного движения, к крайнему обострению напряженности в стране. В конфликт так или иначе включились США, Пакистан, Иран и др. страны. К 1986 г. советским правительством было принято политическое решение о выводе войск и к 1989 г. СССР выполнил взятые на себя обязательства.

Однако гражданская война в стране продолжается из-за сохраняющихся глубоких разногласий между афганскими враждующими группировками.

Установленный в колониальное время характер государственных границ, религиозные этнические и другие разногласия до сих пор порождают пограничные конфликты, вооруженные столкновения и войны: 1948-49, 1956, 1967, 1982 гг. агрессия и войны Израиля против арабских государств-соседей (Египта, Иордании, Сирии и Ливана),

1980-88 гг. - Ирано-Иракская война,

1979-95 гг. - война в Афганистане,

1990-91 гг. - агрессия Ирана против Кувейта.

Таблица 3.

Политическая карта Юго-Западной Азии

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Афганистан (Исламское государство Аф- ганистаи, ИГА)
652,9
17,3
республика
Кабул

Бахрейн (Государство Бахрейн)
0,69
0,6
конституционная монархия
Манама

Израиль(Государство Израиль)
14,1*
5,1
республика
Тель-Авив

Иордания (Иорданское Хашквитское Королевство)
89,4
3,5
конституционная монархия
Амман

Ирак(Республика Ирак)
434,9
20,3
республика
Багдад

Иран (Исламская Республика Иран, ИРИ)
1648,0
59,0
республика
Тегеран

Йемен (Йеменская Республика)
533,0
12,0
республика
Сана

Катар (Государство Катар)
11,4
0,4
абсолютная монархия
Доха

Кипр (Республика Кипр)
9,2
0,7
республика
Никосия

Кувейт (Государство Кувейт)
17,8
2,0
конституционная монархия
Эль-Кувейт

Ливан (Ливанская Республика)
10,4
3,3
республика
Бейрут

Эмираты (ОАЭ) Объединенные Арабские
78,6
2,0
монархия (федеративное государство из семи эмиратов)
Абу-Даби

Оман (Султанат Оман)
300,4
1,6
абсолютная монархия
Маскат

Саудовская Аравия(Королсвство Саудовская Аравия)
2150,0
18,0
абсолютная теократическая монархия
Эр-Рияд

Сирия (Сирийская Арабская Республика,CAP)
185,2
13,4 p
республика
Дамаск

Турция(Турецкая Республика)
749,4
59,9
республика
Анкара

* В границах, определенных решением Генеральной Ассамблеи ООН в 1947 году.

Южная Азия.

Регион включает семь стран материка Евразия, находящихся к югу от Гималаев на полуострове Индостан и на ближайших островах в Индийском океане, с населением более 1 млрд. человек.

Странам Южной Азии присуща значительная историческая общность развития. В докапиталистическую здесь существовали многочисленные рабовладельческие и феодальные государства, некоторые из них имели высокий для своего времени социально- экономический уровень развития.

С укреплением капитализма в Европе резко усилился интерес к Индии, манившей своими легендарными богатствами. Португальская экспедиция Васко да Гама в 1948 г. открыла морской путь (вокруг Африки) из Европы в Индию и другие страны региона и положила начало колониальным захватам.

С XVII в. началась ожесточенная конкуренция за колониальное господство между Португалией, Нидерландами, Англией и Францией.

Победа оказалась за Англией на середине XIX в. возникла крупнейшая из колоний - Британская Индия. На Цейлоне англичане также сменили прежних хозяев-португальцев и голландцев.

Великобритания установила свой протекторат над княжествами Непал, Бутан и Сикким, расположенными в Гималаях, а также над султанатом на Мальдивских островах.

Национально-освободительная борьба покоренных народов жестоко подавлялась (Синайское восстание в Индии 1857-59 гг. и др.).

Из всех государств Южной Азии только Непал с 1923 г. был формально суверенным государством (до этого был под английским протекторатом), но независимость получил после вооруженного восстания 1950-51 гг.

После второй мировой войны распад колониальной системы империализма охватил и Южную Азию.

1947 - созданы два государства-доминионы Индийский Союз и Пакистан (раздел по религиозному принципу). Переселение народов сопровождалось усилением религиозных распрей, которые продолжаются по сей день (штаты Джамму и Кашмир, Пенджаб и др.).

В 1950 г. - провозглашена Республика Индия, в 1956 г. - Республика Пакистан (Западный и Восточный), в 1971 г. - на месте Восточного Пакистана образовалось независимое государство Народная Республика Бангладеш.

В 1965 г. - провозглашена независимость султаната на Мальдивских островах (с 1968 г. - Мальдивская Республика).

1972 г. - провозглашена Республика Шри-Ланка.

Индия - одна из древнейших стран мира. В течение почти 200 лет она была колонией Великобритании, а в 1950 г. провозглашена республикой. Индия является членом ООН, входит в Движение не присоединения. Существуют сложные отношения Индии с Пакистаном.

История еще одной страны этого региона - острова Цейлон (Шри-Ланка) очень сложна, (как колония Португалии, Нидерландов, а позже - Великобритании). В 1948 г. страна получила независимость, а с 1972 г. провозглашена Республикой Шри-Ланка. Важное значение все страны этого региона придают членству в Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК) и Движение неприсоединения.

Таблица 4.

Политическая карта Южной Азии

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Бангладеш (Народная Республика Бангладеш)
143,9
119,3
республика
Дакка (Дхака)

Бутан (Королевство Бутан)
46,5
1,5
ограниченная монархия
Тхимпху

Индия (Республика Индия)
3287,6
882,8
республика
Дели

Мальдивские Острова (Мальдивская Республика)
0,3
0,2
республика
Мале

Непал (Королевство Непал)
140,8
20,1
конституционная монархия
Катманду

Пакистан (Исламская Республика Пакистан)
796,0
120,4
федеративная республика
Исламабад

Шри-Ланка (Демо- кратическая Социа- листическая Республика Шри-Ланка)
65,6
17,6
республика
Коломбо

Юго-Восточная Азия.

Регион включает в себя полуостров Индокитай и многочисленные острова Малайского архипелага. Этот регион соединяет материк Евразию и Австралию и является границей между бассейнами Тихого и Индийского океанов.

Через страны Юго-Восточной Азии пролегают важные воздушные и морские пути: Малаккский пролив по значению для мирового судоходства сравним с Гибралтарским проливом, Панамским и Суэцким каналами.

Положение между двумя древними очагами цивилизации и крупнейшими по людности государствами современного мира - Китаем и Индией - сильно отразилось на формировании политической карты региона, процессов хозяйственного освоения, этнического и религиозного состава населения, развития культуры.

Географическое положение, значительные природные и людские ресурсы обусловила колониальные захваты в прошлом и неоколониальную экспансию в Юго-Восточной Азии в настоящем.

Захват европейскими державами территорий в этом регионе начался в эпоху Великих географических открытий.

1516 г. - на Филлипинах обосновались испанцы (экспедиция Магеллана-Эль-Кано).

XVI в. - появились португальские владения на полуострове Малакка и Малакском архипелаге (Малуокские острова).

XVII в. - и позднее до XX в. - контроль над большей частью Индонезии осуществляли Нидерланды.

Конец XIX в. в восточных областях полуострова Индокитай появились колонии Франции (Французский Индокитай: Вьетнам, Лаос, Камбоджа).

Начало XX в. - возникли британские колонии: на севере острова Калимантан, полуострове Малакка и близлежащих островах, а также в Бирме (которая была включена в Британскую Индию). Португалия к тому времени потеряла все свои колонии.

В результате захватнической войны 1898-1904 гг. США установили свой диктат над Филлипинами. Лишь одно королевство Таиланд сохраняло формальную независимость, но попало под сильное политическое и экономическое влияние Франции и Англии. Остальные же страны этого региона были колониями.

После второй мировой войны процесс распада колониальной системы привел к образованию в регионе суверенных государств (по пути строительства социализма пошли Вьетнам и Лаос).

Хронология:

1945 г. - обрела независимость Индонезия (Западный Иран был воссоединен с Индонезией в 1963 г.).

1945 г. - провозглашена независимость государства Лаос.

1945 г. - провозглашена Демократическая Республика Вьетнам (1946-1954 гг. - война против фанцузских колонизаторов, 1964-73 гг. - агрессия США, 1969 г. - война Северного и Южного Вьетнама), 1976г. - провозглашение единого Вьетнама.

1946 г. - стали самостоятельным государством Филлипины, в 1948 г. - Бирма (сейчас Мьянма), в 1953 г. - Камбоджа.

1957 г. - независимость получила Малайя, 1959 г. - добился самоуправления Сингапур.

1963 г. - Малайя, Сингапур и бывшие британские владения Сабах и Сараван (на острове Калимантан) объединились в Федерацию Малайзия (с 1965 г. - Сингапур вышел из Федерации).

1975 г. - провозглашена суверенная республика Восточный Тимор (бывшая португальская колония), однако она была оккупирована индонезийскими войсками. Вопрос о Восточном Тиморе вопреки резолюции Генеральной ассамблеи ООН не решен до настоящего времени.

1984 г. - независимым стал султанат Бруней (бывший под протекторатом Великобритании).

В 1967 г. - была создана региональная организация Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), в которую вошли Индонезия, Малазия, Сингапур, Таиланд, Филлипины и Бруней (с 1984 г.). Эта организация ставит задачи сотрудничества стран региона в целях ускорения экономического, культурного и научно-технического прогресса.

Таблица 5.

Политическая карта Юго-Восточной Азии

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Бруней(Бруней Дарус-салам)
5,8
0,2
монархия
Бандар-Сери-Бегаван

Вьетнам (Социалистическая Республика Вьетнам, СРВ)
329,6
69,0
республика
Ханой

Индонезия (Республика Индонезия)
1904,3
197,0
республика
Джакарта

Камбоджа (Королевство Камбоджа)
181,0
7,3
монархия
Пномпень

Лаос (Лаосская Народная Демократическая Республика)
236,8
3,7
республика
Вьентьян

Малайзия (Федерация Малайзия)
336,7
18,4
конституционная монархия
Куала-Лумпур

Мьянма (Союз Мьянма)
678,0
43,9
республика
Янгон

Сингапур (Республика Сингапур)
0,6
2,7
республика
Сингапур

Таиланд (Королевство Таиланд)
514,0
57,6
конституц. монархия
Бангкок

Филиппины (Республика Филиппины)
299,7
67,1
республика
Манила

Центральная и Восточная Азия.

В состав этого региона входят: Япония, Корея (КНДР и Южная Корея), Китай, Монголия, Гонконг (Сялган) и Аомынь (Макао). Гонконг и Аомынь - небольшие политически зависимые государства на побережье Южно-Китайского моря, статус которых определен:

Сялган (Владение Великобритании) перешел под суверенитет Китая с 1997 года, Аомынь (владение Португалии) - в 2000 г.

В ходе Второй мировой войны 7-го декабря 1941 г. нападением на Перл-Харбор (Гавайские острова) Япония развязала войну против США. В начале 1942 г. Япония захватила всю территорию полуострова Индокитай, Малайю, Индонезию, Филлипины, Бирму. После капитуляции Германии 2 сентября 1945 г. под ударами вооруженных сил союзников Япония капитулировала (разгром Квантунской армии). По условиям мирного договора с Японией Корее была обещана независимость. Северо-Восточный Китай (Маньчжурия), остров Тайвань (Формоза) и другие тайские острова, захваченные Японией, предполагалось возвратить Китаю. Советскому Союзу возвращался Южный Сахалин и передавались Курильские острова, некогда принадлежавшие России.

В ходе военных действий американцы оккупировали все японские острова, а также находившиеся под властью Японии Каролинские, Маршалловы и Марианские острова в Тихом океане (позже от имени ООН опеку над островами осуществляли США). В зону американской оккупации вошла и Южная Корея (до 38-й параллели), а Северная Корея была занята советскими войсками. Соединенные Штаты Америки заключили с Японией так называемый договор безопасности, предоставивший им право держать там свои вооруженные силы.

Япония - единственная в Центральной и Восточной Азии экономически высокоразвитая страна. Остальные государства этого региона по технологии относятся либо к группе развивающихся стран, либо к группе постсоциалистических и социалистических стран, (Китай, Монголия, КНДР).

Япония - конституционная монархия. Согласно действующей конституции империя является "символом государства и единства народа". Высший орган государственной власти и единственный законодательный орган - парламент. Япония - одна из наиболее высокоразвитых стран планеты, занимающие 2-е место в мире (после США) по экономической мощи.

На Корейском полуострове расположены два государства: КНДР и республика Корея. Корея - страна с древней историей (около 5 тыс. лет). Последняя королевская династия просуществовала с 1392 по 1910 гг. В годы русско-японской войны 1904-1905 гг. Корея была оккупирована Японией. После Второй мировой войны (в 1945 г.) страна была разделена по 38-й параллели, которая стала разграничительной линией между советскими и американскими (к северу от 38-й параллели была территория, освобожденная Советской Армией).

В 1948 г. в Сеуле была официально провозглашена Республика Корея, а в Пхеньяне - Корейская Народно-Демократическая Республика. В 1950-53 гг. на полуострове шла война, которая стала результатом острого противоборства двух республик по вопросу объединения страны. Послевоенное соглашение о перемирии сохраняется до сих пор. Важнейшим событием стало вступление в 1991 г. двух корейских государств в ООН.

Основателем первого единого монгольского государства в начале XIII в. стал Чингисхан. Позже, в ХYII в. Монголия по частям была завоевана маньчжурами и до 1911 г. находилась в составе Циньской империи. Затем была провозглашена независимость и восстановлена национальная государственность в форме неограниченной феодально-теократические монархии. В 1915 г. статус Монголии был ограничен рамками широкой автономии под сюзеренитетом Китая и покровительством России (позже были введены китайские войска на территорию страны). В 1921 г. в результате борьбы монгольского народа за освобождение, была провозглашена победа народной революции. Монголия стала народной республикой и многие годы развивалась в тесной связи с СССР. Внешняя торговля была ориентирована на страны-члены Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ), главным торговым партнером был Советский Союз.

В настоящее время Монголия - парламентская республика с президентской формой правления; аграрно-индустриальная страна. В начале 90-х годов бывшие социалистические сельскохозяйственные объединения были преобразованы в акционерные компании, а в стране в основном завершена приватизация скота.

Таблица 6.

Политическая карта Центральной и Восточной Азии

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Аомынь (Макао)
0,02
0,45
владение Португалии
Аомынь

Китай (Китайская Народная Республика, КНР)
9,6 млн. км2
1169,9
республика
Пекин

Корейская Народно-демократическая Республика (КНДР)
121,2
20,2
республика
Пхеньян

Монголия (Монгол Улс)
1,5 млн. км2
2,3
республика
Улан-Батор

Республика Корея (Южная Корея)
99,6
43,5
республика
Сеул

Сянган (Гонконг)
1,1
5.9
владение Великобритании
Виктория (Сянган)

Тайвань (“Китайская республика”)
35,9
20,9
Республика (провинция КНР)
Тайбей

Япония
372,2
124,5
констнтуц. монарх
Токио

Китай - одно из древнейших государств мира. С XVII по XX вв. в стране правила маньчжурская династия Цин, своей политикой доведшая страну до положения полуколониального государства. В XIX в. Китай стал объектом колониальной экспансии ряда империалистических держав (Великобритания, Япония, Германия и др.). Крупным событием в новейшей истории Китая стала синьхайская революция (1911-13 гг.), свергнувшая маньчжурскую монархию и провозгласившая Китайскую Республику. В годы войны против японской агрессии (1937-45 гг.) СССР оказывал помощь китайскому народу.

После разгрома японской квантунской армии и завершения народной революции в 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика. На остров Тайвань (Формозу) бежали остатки свергнутого гоминдановского режима. Там было создано "правительство Китайской Республики". Согласно действующей на Тайване конституции Тайбэйский режим является республикой во главе с президентом. Высший представительный орган - Национальное собрание. В настоящее время правительство Тайвань претендует на представительство всего Китая, материковая часть которого, по мнению Тайбэя, "временно оккупирована коммунистами". Со своей стороны Пекин считает, что Тайвань должен признать правительство КНР и предлагает формулу "одно государство - две системы ("т.е. Тайвань становится особым административным районом под юрисдикцией Китая). Тайбэй предлагает свою формулу - "одна страна - два правительства .

Ныне Тайвань входит в группу "новых индустриальных стран" ("четыре малых экономических драконов"), на ряду с Сингапуром, Республикой Кореей и Гонконгом; играет все более значительную роль в экономике стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

В Китай в последние годы происходит значительный экономический подъем и корректировка политического курса. В 1992г. (на XIV съезде КПК) был провозглашен курс на дальнейшее углубление экономических реформ, переход экономики на рельсы "социалистического рыночного хозяйства". Претворяется в жизнь открытая внешнеэкономическая политика.

6.4 Америка

Америка состоит из двух континентов – Северной и Южной Америки, соединенных Панамским перешейком.

В Северной Америке расположены два экономически развитых государства - США и Канада. Фактически к этому острову относится еще остров Гренландия - это часть территории европейского государства Дании, обладающая внутренней автономией. Все остальные государства части света Америки находится в так называемой Латинской Америке. Их более 40, среди них 33 политически самостоятельных государства и 12 колоний. В этом регионе находится и одна социалистическая страна - Куба.

Латинской Америкой называют регион западного полушария между США и Антарктидой. В него входя Мексика, страны Центральной Америки, Вест-Индии и Южной Америки. Причем, Мексику, Центральную Америку и острова Вест-Индии - часто объединяют в субрегион Карибских стран.

В Южной Америке выделяют два субрегиона: Андских (Венесуэла, Колумбия, Эквадор, Перу, Боливия, Чили) и Ла-Платских стран (Аргентина, Уругвай, Парагвай, Бразилия).

Название "Латинская Америка" происходит от исторически сложившегося в этой части мира преобладающего влияния языка, культуры и обычаев романских (латинских) народов Пиренейского полуострова - испанцев и португальцев, которые в XV - XVII в. завоевали эту часть Америки и колонизировали ее.

Колониальные захваты других европейских государств Великобритании, Франции, Нидерландов - в этом регионе начались позже и были относительно невелики. Первыми из европейцев почти тысячу лет назад достигли берегов Северной Америки викинги (о. Ньюфаундленд, устье реки Св. Лаврентия). Только к концу XV - началу XVI вв. у европейских феодальных государств стало появляться стремление к поиску новых морских путей в богатые природными ресурсами страны Южной и Юго-Восточной Азии. С этой целью были предприняты морские экспедиции, где главную роль играли Испания и Португалия. В 1492 г. Христофор Колумб, генуэзец по происхождению, возглавил испанскую экспедицию по поиску кратчайшего западного пути в Индию. 12 октября 1492 г. считается официальной датой открытия Америки. Колумбом были открыты острова: Багамские, Куба, Гаити, Антильские, а так же часть побережья Центральной и Южной Америки, объявленные землями Испании.

Задолго до открытия европейцами Америки там существовали развитые государства: ацтеков - на территории современной Мексики в районе Мексиканского нагорья со столицей в г. Теночтитлан, майя - на полуострове Юкатан (Мексика) и инков - на западном побережье Южной Америки (Перу, Эквадор) со столицей в г. Куско. Все эти цивилизации были уничтожены с приходом европейских колонизаторов.

Большая часть современных государств Латинской Америки - это бывшие колонии Испании, а Бразилия - бывшая португальская колония. В 1494 г. между Испанией и Португалией был заключен Тордесильясский договор, разграничивающий сферы их колониальной экспансии в мире (граница проходила по меридиану в 270 милях к западу от Азорских островов - к востоку от него была зона колониальных захватов Португалии, а к западу – Испания). В колонизации Америки принимали участие и другие Европейские государства.

Состоявший на службе у английского монарха Джон Кабот в 1497-98 гг. достиг берегов Северной Америки.

Выходцы из европейских городов селились на атлантическом побережье Северной Америки. Первые 13 британских колоний в последствии стали "ядром" борьбы за независимость (от владычества Великобритании) - в 1776 г. были образованы Соединенные Штаты Америки.

В настоящее время США и Канада - это два высокоразвитых капиталистических государства на американском континенте, которые имеют огромное влияние на своих латиноамериканских соседей. В этой части есть одно социалистическое государство. Еще в 1898 г. Куба формально была провозглашена независимой, однако фактически была оккупирована США. В соответствии с неравноправным договором 1903 г. США получили в аренду на неогранченный срок военно-морскую базу Гуантанамо (на острове Куба). В 1959 г. завершалась победой освободительная война против диктаторского режима Батисты и, с тех пор, более 30 лет страной правит Ф. Кастро Рус (глава государства, председатель Государственного совета и Совета Министров). Подтверждая цель построения коммунистического общества, конституция Кубы 1992 г. в качестве идейной основы выдвигает на первый план национально- освободительные идеалы, принципы независимости, суверенитета и самобытности. В хозяйственно-экономический комплекс страны внедряются элементы рыночной экономики.

Страны Латинской Америки объединяет общность исторических судеб и многие проблемы социально-экономического развития.

Они относятся по типологии к группе развивающихся государств. Большинство бывших испанских колоний завоевало независимость еще в прошлом веке в национально-освободительной войне 1810-1825 гг. В начале XIX в. получили независимость: Гаити (1804 г. - первое независимое государство в Латинской Америке), Эквадор (1809 г.), Мексика, Чили (1810 г.), Парагвай, Колумбия, Венесуэла (1811 г.), Аргентина (1816 г.), Коста-Рика, Никарагуа, Перу, Сальвадор, Гондурас, Гватемала (1821 г.), Бразилия (1822 г.), Уругвай, Боливия (1825 г.), Доминиканская Республика (1844 г.). Во всех государствах был установлен республиканский строй, только в Бразилии до 1899 г. сохранялась монархия. Все эти страны до настоящего времени находятся в экономической и финансовой зависимости от европейских государств и США.

В регионах Северной и Южной Америки существуют несколько экономических союзов и группировок (НАФТА, ЛААИ, ОЦАГ, Меркосур и др.). Однако интеграции мешает разница в уровне экономического развития стран, а также нестабильность политической ситуации в регионе (вооруженные столкновения, частые гражданские войны и военные перевороты, террор против демократических сил).

За полтора столетия независимого развития стран к югу от реки Рио-Гранде накопилось большое количество серьезных проблем. Именно латиноамериканские страны дают бесчисленные примеры участия военных в политической жизни. Достаточно вспомнить военный переворот в Чили (генерал Пиночет); 34-х летнюю военную диктатуру генерала Стресснера в Парагвае; частые военные перевороты во многих странах этого региона (последний - на Гаити в 1992 г.). Только в Боливии, было совершено более 190 военных переворотов.

Кроме того, существует традиционное геополитическое соперничество между Аргентиной и Бразилией, Чили и Перу. Не отошли в прошлое и территориальные споры и претензии, не раз выливавшиеся в серьезные конфликты (например, стремление Боливии получить выход к Тихому океану за счет полосы чилийской территории).

Кризисные эпизоды латиноамериканской истории продолжаются: перуанский президент Альберт Фухимори - разогнал оппозиционный ему парламент. Венесуэльский же парламент отправил в отставку своего президента Карлоса Андреев Переса. Парламент Бразилии отстранил президента страны Фернадо Колора де Мелла. Неспокойная ситуация наблюдается также в последнее время в Мексике (выступления индейского населения на юге страны и др.).

Не снята полностью с повестки дня угроза гражданских войн. Партизанские движения в Латинской Америке пошли на убыль с потеплением международного климата в последние годы, но в Перу и Колумбии, а также в странах Латинской Америки они представляют определенную опасность для правительств.

В 1993-1994 гг. проходили демократические выборы во многих странах Центральной Америки, но укоренившихся демократических традиций не имеется. Но несмотря на все сложности, в латиноамериканских странах в последнее время наблюдается тенденция к неолиберальному пути развития, снижению роли военных институтов и оздоровлению экономики.

Таблица 7.

Политическая карта Америки

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Ангилья (Аигуилла)
0,1
0,006
владение Великобритании
Валли

Антигуа и Барбуда
0,4
0,08
независимое государство в составе Содружества
Сент-Джонс

Антильские острова (Нидерландские)
0,8
0,19
владение Нндерландов
Виллемстад

Аргентина (Аргентинская Республика)
2800,0
31,9
федеративная республика
Буэнос-Айрес

Аруба
0,2
0,06
владение Нидерландов
Ораньестад

Багамские острова (Содружество Багамских Островов)
13,9
0,26
независимое государство в составе Содружества
Нассау

Барбадос
0,4
0,25
независимое государство в составе Содружества
Бриджтаун

Белиз
23,0
0,17
независимое государство в составе Содружества
Бсльнопая

Бермудские острова
0,05
0,6
владение Велнкобриании
Гамильтон

Боливия (Республика Боливия)
1098,6
7,3
республика унитарная
Сукре

Бразилия (Федеративная Республика Бразилия)
8512,0
158,1
федеративная республика
Бразилиа

Венесуэла (Республика Венесуэла)
916,5
20,7
федеративная республика
Каракас

Виргинские(Британские) острова
0,15
0,012
владение Великобритании
Род-Таун

Виргинские острова (США)
034
0,12
владение США
Шарлотта-Амалия

Гаити(Республика Гаити)
27,8
6,0
республика
Порт-о-Пренс

Гайана (Кооперативная Республика Гайана)
215,0
0,74
республика в составе содружества
Джорджтаун

Гваделупа
1,8
0,34
“заморский депортаент” Франции
Бас-Тер

Гватемала (Республика)
109,0
9,5
президентская республика
Гватемала

Гвиана (Французская)
91,0
0,09
“заморский департамент” Франции
Кайенна

Гондурас (Республика Гондурас)
112,0
5,1
президентская республика
Тегусигальпа

Гренада
0,34
0,11
независимое государство в составе Содру жества
Сент-Джорджес

Доминика (Содружество Доминики)
0,79
0,07
республика в составе содружества
Розо

Соединенные Штаты Америки (США)
9364,0
254,3
федеративная республика
Вашингтон

Суринам (Республика Суринам)
163,3
0,43
республика
Парамарибо

Терке и Кайкос острова
0,43
0,007
владение Великобритании
Кокбернтаун

Тринидад и Тобаго Республика Тринидад и Тобаго)
5,1
1,2
республика в составе Содружества
Порт-оф-Спейн

Уругвай (Восточная Республика Уругвай)
186,9
3,2
республика
Монтевидео

Фоклендские (Мальвинские) острова
12,1
0,002
владение Великобритании (спорн. террит. с Аргентиной)
Порт-Стенли

Чили (Республика Чили)
756,9
13,5
президентская республика
Сантьяго

Эквадор (Республика Эквадор)
283,6
11,0
республика
Кито

Ямайка
11,5
2.5
республика
Кингстон

Доминиканская Республика
48,4
7,5
республика
Санто-Доминго

Каймановы Острова (о-ва Кайман)
0,26
0,02
владение Великобритании
Джордж-Таун

Канада
9970,0
27,3
федеративное гос-во в составе Содружества
Оттава

Колумбия (Республика Колумбия)
1141,7
34,5
республика
Богота

Коста-Рика (Республика Коста-Рика)
50,9
3,2
республика
Сан-Хосе

Мартиника
1.1
0,33
“заморский департамент” Франции
Фор-де-Франс

Мексика (Мексиканские Соединенные Штаты)
1958,2
92,0
федеративная республика
Мехико

Монтсерраг
0,1
0,01
владение Великобритании
Плимут

Никарагуа (Республика Никарагуа)
130,0
3,8
республика
Манагуа

Панама (Республика Панама)
77,1
2,5
республика
Панама

Парагвай (Республика Парагвай)
406.7
4,9
республика
Асунсьон

Перу (Республика Перу)
1285,2
22,9
республика
Лима

Пуэрто-Рико (“Свободно присоединившееся” к США государство)
8,9
3,4
владение США
Сан-Хуан

Сальвадор (Республика Эль-Сальвадор)
21,4
5,1
унитарная республика
Сан-Сальвадор

Сент-Винсент и Гренадины
0,4
0,12
независимое государство в составе Содружества
Кннгстаун

Сент-Кристофер (Сент-Китс) и Невис (Федерация Сент-Кристофер и Невис)
0,3
0;04
независимое государство в составе Содружества
Бастер

Сент-Люсия
0,6
0,12
независимое государство в составе Содружества
Кастри

6.5 Африка

Материк Африка занимает 1/5 часть суши земного шара и по размерам уступает только Евразии.

В настоящее время на континенте более 50 суверенных государств, большинство из которых вплоть до середины XX века были колониями.

Население – свыше 600 млн. человек.

Сеута и Мелилья – богатые города, конечные пункты транссахарного торгового пути – были первыми испанскими колониями. Далее колонизировалось в основном Западное побережье Африки. К началу XX в. “черный континент” уже был разделен империалистическими державами на десятки колоний

К началу первой мировой войны около 90% территории находилось в руках европейцев (самые большие колонии были у Великобритании и Франции).

Обширные владения были у Германии, Португалии, Испании, Бельгии и Италии.

Французские колонии размещались преимущественно в Северной, Западной и Центральной Африке. Великобритания пыталась создать единую Британскую Восточную Африку – от Каира до Кейптауна, кроме того, ее колониями в Западной Африке были Нигерия, Гана, Гамбия, Сьерра-Леона, в Восточной – часть Сомали, Танзания, Уганда и др.

Португалии принадлежали Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи. Германии – Танганьика, Юго-Западная Африка (Намибия), Руанда-Урунди, Того, Камерун. Бельгии принадлежало Конго (Заир), а после первой мировой войны еще Руанда и Бурунди.

Большая часть Сомали, Ливия и Эритрея (государство на берегу Красного моря) – были колониями Италии.

В начале 1950-х гг. на континенте было только четыре юридически независимых государства – Египет, Эфиопия, Либерия и ЮАР (Египет добился суверенитета в 1952 г.).

Распад колониальной системы начался на севере континента. В 1951 г. независимой стала Ливия, в 1956 г. Марокко, Тунис и Судан.

Суверенное государство Марокко образовалось из бывших владений Франции и Испании и международной зоны Тантер.

Тунис был французским протекторатом. Судан формально находился под совместным англо-египетским управлением, а фактически был английской колонией, Ливия – итальянской.

В 1957-58 гг. пали колониальные режимы в Гане (бывшая колония Англии) и Гвинее (бывшая французская колония). 1966 г. вошел в историю как “год Африки”. Добились независимости сразу 17 колоний. В 60-е годы еще 15. Процесс деколонизации шел практически до 90-х годов. Последняя колония на материке – Намибия получила независимость в 1990 году.

В настоящее время большинство государств в Африке – республики. Монархий три – Марокко, Лесото, Свазиленд.

Практически все африканские государства отнесены по типологии ООН к группе развивающихся стран (стран “третьего мира”). Исключение составляет экономически развитое государство – Южно-Африканская Республика. Успехи борьбы африканских государств за укрепление политической и экономической самостоятельности зависит от того, какие политические силы стоят у власти. В 1963 г. создана Организация африканского единства (ОАЕ). Ее цели – содействовать укреплению единства и сотрудничества государств континента, защищать их суверенитет, бороться против всех форм неоколонизации.

Другой влиятельной организацией является Лига арабских государств (ЛАГ), образованная в 1945 году. В нее входят арабские страны Северной Африки и страны Ближнего Востока. Лига выступает за укрепление экономического и политического сотрудничества арабских народов. Страны Африки из эпохи войн за независимость попали в эпоху гражданских войн и межэтнических конфликтов. Во многих государствах Африки за годы независимого развития общим правилом стало привилегированное положение этнической группы, представители которой находились у власти. Отсюда множество межэтнических конфликтов в странах этого региона.

Около 20 лет уже длятся гражданские войны в Анголе, Чаде и Мозамбике; многие годы царят война, разруха и голод в Сомали.

Более 10 лет не прекращается межэтнический и одновременно межконфессиональный конфликт в Судане. В 1033 произошел военный переворот в Бурунди, идет гражданская война в Бурунде и Руанде. Кровавая гражданская война длится несколько лет в Либерии.

К классическим африканским диктаторам можно отнести правящего более 25 лет президентов Малави (Камузу Банда) и Заира (Мобуту Сасе Секо).

Не приживается демократия в Нигерии – 23 года из 33 лет после получения независимости страны жила при военном режиме. В июне 1993 года были проведены демократические выборы и сразу после этого – военный переворот, снова распущены все демократические

институты власти, запрещены политические организации, митинги и собрания.

На карте Африки практически не осталось мест, где бы не была решена проблема государственной независимости. Исключение составляет Западная Сахара, которая до сих пор не обрела статус самостоятельного государства, несмотря на 20-летнюю борьбу за освобождение, которую ведет фронт полисарио.

В ближайшем будущем ООН намеревается провести в стране референдум – самостоятельность или присоединение к Марокко?

Недавно на карте Африки появилось новое суверенное государство Эритрея, бывшее провинцией Эфиопии. Отдельно следует рассматривать Южно-Африканскую Республику, где происходит переход от демократии для белого меньшинства и нерасовым принципам местного и центрального управления; ликвидации апартеида и созданию единой, демократической и нерасовой Южной Африки. Впервые проведены нерасовые выборы президента. Избран Нельсон Мандела (первый чернокожий президент ЮАР). Для многих африканских стран переход к политическому плюрализму и многопартийности стал большим испытанием. Но именно стабильность политических процессов в странах Африки является главным условием дальнейшего экономического развития.

Таблица 9.

Политическая карта Африки

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Алжир (Алжирская Народная Демократическая Республика АНДР)
2382,0
26,7
республика
Эль-Джазаир (Алжир)

Египет (Арабская Республика Египет, АРЕ)
1001,4
55,7
республика
Каир

Ливия (Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия)
1759,5
4,5
республика
Триполи

Марокко (Королевство Марокко)
458,7
26,7
конституционная монархия
Рабат

Судан (Республика Судан)
2500,0
28,0
республика
Хартум

Тунис (Тунисская Республика)
164,2
8,4
республика
Тунис

Западная Сахара
266,0
0,2
Фронт ПОЛИСА-РИО борется за независимость З.С. Будущее страны подлежит урегулированию ООН
Эль-Аюн


Таблица 10.

Западная Африка

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Бенин (Республика Бенин)
112,6
5,0
республика
Порто-Ново

Буркина-фасо
274,2
9,6
республика
Уагадугу

Гамбия(Республика Гамбия)
11,3
0,9
республика
Банжул

Гана (Республика Гана)
238,5
16,1
республика
Аккра

Гвинея (Гвинейская Республика)
245,8
7,6
республика
Конакри

Гвинея-Бисау (Республика)
36,1
1,0
республика
Бисау

Кабо-Всрде(Республика Кабо-Верде)
4,0
0,4
республика
Прая

Kor-д'Ивуар (Республика Kor-д'Ивуар)
322,5
13,5
республика
Ямусукро (фактич. Абиджан)

Либерия(Республи-
111,4
2,8
республика
Монровия

Мавритания (Исламская Республика Мавритания)
1030,7
2.1
республика
Нуакшот

Мали (Республика Мали)
1240,0
9,5
республика
Бамако

Нигер (Республика Нигер)
1267,0
8,4
республика
Ниамей

Нигерия (Федеративная Республика Нигерия)
923,8
91,2
республика
Лагос

Сенегал (Республика Сенегал)
196,7
8,2
республика
Дакар

Сьерра-Леоне (Республика Сьерра-Леоне)
72,3
4,4
республика
Фритаун

Того (Тоголезская Республика)
56,6
3,9
республика
Ломе

Таблица 11.

Центральная Африка

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Ангола (Республика Ангола)
1246,7
8.9
республика
Луанда

Габон (Габонская Республика)
267,6
1.1
республика
Либревиль

Заир (Республика Заир)
2345,4
39,1
республика
Киншаса

Камерун (Республика Камерун)
475,4
11,7
республика
Яунде

Конго(Республика Конго)
342,0
2.,
республика
Браззавиль

Остров Святой Елены
0,4
0,007
владение Великобритании
Джеймстаун

Сан-Томе и Принсипи (Демократическая Республика Сан-Томе и Принсипи)
0,96
0,13
республика
Сан-Томе

Центральноафрикаиская Республика (ЦАР)
623,0
3.0
республика
Банги

Чад (Республика Чад)
1284,0
S.2
республика
Нджамена

Экваториальная Гвинея (Республика Экваториальная Гвинея)
28,1
0,3
республика
Малабо

6.6 Австралия

Австралия, Новая Зеландия и многочисленные большие и малые острова в центральной и юго-западной части Тихого океана благодаря определенной общности географического и исторического развития могут рассматриваться как особый регион - Австралия и Океания.

В политическом и экономическом отношении регион отличается большим разнообразием. Здесь отсутствуют высокоразвитые Австралия и Новая Зеландия, небольшие островные отсталые страны, в недавнем прошлом колонии, и некоторые территории, остающиеся до сих пор колониями.

Австралия (Австралийский Союз) - государство, занимающее материк Австралия, остров Тасмания и множество мелких островов. Это федеральное государство в составе Содружества, возглавляемого Великобританией.

Первыми европейцами, вступившими на землю Австралии, были голландцы Янсзон (1606 г.) и Тасман (1642 г.). Начало же европейской колонизации положили англичане (Дж. Кук, 1770 г.). Белые колонизаторы сгоняли коренных жителей с их земель и истребляли.

Впоследствии аборигенов стали насильственно переселять в резервации (уже к 1981 г. их численность составляла менее 1% населения страны). Первоначально Австралия служила местом ссылки для уголовников из Великобритании. Открытие месторождений золота и др. в конце XIX века привело к увеличению потока свободных переселенцев (Австралия - страна "переселенческого капитализма").

1901 г. - произошло соединение шести колоний в Австралийский Союз (статус доминиона Великобритании); 1931 г. - полная самостоятельность от метрополии.

В настоящее время Австралия занимает активную позицию по ряду крупных международных проблем - выступила одним из инициаторов Договора о безъядерной зоне в Южной части Тихого океана, принимает участие в миротворческих мероприятиях ООН. Как и Новая Зеландия, является членом Южнотихоокеанского форума (ЮТФ). Южнотихоокеанской комиссии (ЮТК), Совета по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (СТЭК – или АРЕС по-английски) и других международных соглашений. Новая Зеландия - государство в составе британского Содружества. Расположено на двух больших островах (Северный и Южный) и ряде более мелких.

Это бывшая колония Великобритании (с 1840 г.), в 1907 г. получившая статус доминиона, а в 1931 г. - право на самостоятельность во внешних внутренних делах. В настоящее время - высокоразвитая индустриально-аграрная страна.

Таблица 12.

Политическая карта Австралии и Океании

Страна
Площадь тыс. км2
Население человек
Государственный строй
Столица

Австралия (Австралийский Союз)
7687,0
17,5
федеральное государство в сост. Содружества
Канберра

Вануату (Республика Вануату)
11,9
0,02
республика
Порт-Вила

Восточное Самоа
0,19
0,04
владение США
Паго-Паго

Гуам
0,55
0.13
владение США
Аганья

Западное Самоа
2,9
0,19
независимое государство в составе Содружества
Апиа

Кирибати(Республика Кярибати)
0,72
0,07
республика
Байрики

Кокосовые (Килинг) острова
0.01
0,01
владение Австралии
на о-ве Уэст

Кука острова
0,23
0,02
владение Новой Зе ландии
Аваруа

Науру (Республика
0,02
0,01
республика в
Ярен

Науру)

сост. Содружества

Ниуэ остров
0,26
0,004
владение Новой Зе ландии
Ал офис

НоваяЗеландия
268,7
3,2
государство в составе Содружества
Веллингтон

Новая Каледония
19,1
0,10
владение Франции
Нумеа

Норфолк (Остров Норфолк)
0,36
0,002
владение Австралии
Кингстон

Папуа-Новая Гвинея
461,7
4,0
государство в сост. Содружества
Порт-Морс-би

Питкерн
0,004
60 чел
владение Великобритании
Адамстаун

Полинезия Французская (острова Общества, Туамоту,Гамбье, Тубуан, Маркизские)
4,20,14

“заморская территория” Франции со ста- тусом самоуправления
Палзете(на о-ве Таити)

Республика Маршалловы Острова
0,18
0,05
“свободная ассоциация” с США
Маджуро

Республика Палау
0,5
0,015
республика
Корор

Рождества остров (Остров Рождества)
0,13
0,003
владение Австралии
Содружество Северных Марианских Островов
0,5
0,02
“свободная ассоциация” с США
на о-ве Сай

Соломоновы острова
29,8
0,3
государство в сост. Содружества
Хониара

Токелау
0,01
0,002
владение Новой Зе ландии
Факаофо

Тонга (Королевство Тонга)
0,70
0,1
монархия в сост Содружества
Нукуалофа

Тувалу
0,03
0,008
независимое государство в сост Содружества
Фунафути

Уоллис и Футуна острова
0,27
0,009
владение Франции
Мата-Уту

Уэяк (Остров Уэйк)
0,01
0.002
владение США
Федеративные штаты Микронезии
0,7
0,1
“свободная ассоциация” с США
Паликир

Фиджи (Суверенная Демократическая Республика Фиджи)
18,3
0,8
республика
Сува

6.7 Океания

Общеизвестно, что Австралия и Океания вместе образуют пятую часть света. Менее известно, что некоторые ученые предлагают считать Океанию отдельной частью света. И хотя это предложение вряд ли будет принято, вобщем в некоторой мере закономерно, поскольку материковая Австралия и островная Океания во многих отношениях чрезвычайно различны. В самом деле, Океания представляет собой огромный. своеобразный и к тому же довольно четко обособленный островной мир, рассеянный на просторах, занимающих 1/3 всей акватории Тихого океана.

Острова Океании простираются с севера на юг от 28 с.ш. (остров Куре в группе Гавайских островов) до 52 ю.ш. (остров Кэмпбелл к югу от Новой Зеландии). С запада на восток они протягиваются между 130 в.д. (остров Мисоол у западного побережья Новой Гвинеи) 105 з.д. (остров Сала-и-Гомес). Расстояния между островами нередко превышают многие тысячи километров. Например, от островов Палау на северо-западе до острова Пасхи на крайнем юго-востоке около 13 тыс. км.

Общая площадь островов Океании составляет 1,26 млн. км - это всего лишь 0,7% той части акватории Тихого океана, в пределах которой они расположены. Добавим, что 87% этой площади приходится всего на три больших острова - Новую Гвинею (в пределы Океании входит ее восточная часть). Северный и Южный острова Новой Зеландии. Подавляющее большинство островов невелико или даже очень невелико по размерам территории. При этом более крупные гористые острова находятся преимущественно в юго-западной части Океании, а мелкие и мельчайшие острова – атоллы как бы рассыпаны по акватории открытого океана. Как правило они образуют архипелаги, имеющие конфигурацию островных дуг или основных гряд. Но встречаются и острова, расположенные обособлено.

Столь же неравномерно распределено и население этого островного мира. Самые большие страны Океании – Папуа-Новая Гвинея (3,8 млн.) и Новая Зеландия (3,5 млн.). Свыше 700 тыс. жителей имеют острова Фиджи, свыше 300 тыс. –Соломоновы острова, от 100 до 200 тыс. – Западное Самоа, Новая Каледония и французская Полинезия. Все остальные островные территории по количеству населения можно отнести к мелким и мельчайшим. Например, Тувалу и Науру имеют по 10 тыс., острова Ниуэ и Норфолк по 2,5 тыс. жителей.

Естественно, что такой огромный островной мир нуждается во внутреннем чтении. Наиболее принято членение Океании на три большие части - Меланезию, Микронезию и Полинезию. Оно было предложено еще в 1832 г. французским мореплавателем и означает "Страна мелких островов" или "Малоостровье". Общее число островов Микронезии достигает 1,5 тыс., тогда когда их общая площадь равна всего 2,6 тыс. км. Наконец, Полинезия находится в центральной части акватории Тихого океана. Это название берет начало от греческого слова "поли" - много, что обычно переводят как "Страна многих островов" или "Многоостровье".

На западе Меланезии расположено государство Папуа - Новая Гвинея, которое занимает восточную часть острова Новая Гвинея с близлежащими островами, архипелаг Бисмарка и часть Соломоновых островов. В прошлом все это были колонии Германии и Великобритании. После первой мировой войны они находились под мандатом, а после второй мировой войны – под опекой Австралии. С 1975 г. Папуа-Новая Гвинея является независимым государством.

К востоку от Новой Гвинеи находятся Соломоновы острова, бывшая колония Великобритании, получившая независимость в 1978 году. К югу от Соломоновых островов расположены острова Новые Гибриды, которые с начала XX в. были совместным владением (кондоминимумом) Великобритании и Франции. Независимости они добились в 1980 году, после чего стали именоваться Республикой Вануату. Еще южнее располагается группа островов под названием Новая Каледония, которая с середины XIX века является владением Франции. С 1946 года Новая Каледония имеет статус "Заморской территорией" Франции. В общем он сохраняется и в наши дни, несмотря на неоднократные попытки местного населения добиться полной независимости. К востоку от Новой Каледонии расположены острова Фиджи - бывшая английская колония, добившаяся независимости в 1970 году и ставшая Республикой Фиджи.

Обратимся теперь к политической карте Микронезии. С XVII века и почти до конца XIX века Микронезия была колонией Испании. В конце XIX века Германия, воспользовавшись ослаблением Испании, сначала захватила Маршалловы острова, а затем купила у нее Каролинские и Марианские острова. В 1914 году Лига Наций выдала Японии мандат на управление ими. В ходе второй мировой войны острова были оккупированы американскими войсками, а после нее Микронезия стала подопечной территорией США. В дальнейшем США произвели расчленение Микронезии на четыре политических образования: Содружество Северных Марианских островов. Республика Палау, Республика Маршалловых островов и Федеративные Штаты Микронезии. Сначала они получили самоуправление в рамках содружества с США, а в 1991 году Федеративные Штаты Микронезии и Маршалловы острова были приняты в ООН. Открытый еще Магелланом и наиболее крупный из Марианских островов Гуам является непосредственным владением США, их крупнейшей военно-морской и военно-воздушной базой.

В состав Микронезии входит так же остров Науру, бывший сначала германской колонией, после первой мировой войны ставший подмандатной, а после второй мировой войны – подопечной территорией сразу трех государств – Великобритании, Австралии и Новой Зеландии. Провозглашение Науру суверенным государством состоялось в 1968 году. На востоке в состав Микронезии входят также острова Гилберта.

Большой интерес для изучения получает и политическая карта Полинезии. В ее северной части расположены группы островов атоллов Феникс и Лаян, которые с конца XIX века являлись сначала протекторатом, а затем колонией Великобритании.

В 1979 году обе эти островные группы, а также острова Гилберта (Микронезия) добились независимости и образовали новое государство - Республику Кирибати.

Любопытно, что самый западный из ее островов удален от самого восточного более чем на 2 тыс. км.

Южнее Кирибати находятся - государство Тувалу – бывшая английская колония острова Эллис, получившая независимость в 1978 году; Уоллис и Футуна – в прошлом протекторат, а с 1961 года “заморская территория” Франции; королевство Тонга – в прошлом английский протекторат, а с 1970 года независимое государство. Здесь же расположен архипелаг Самоа, западная часть которого до первой мировой войны находилась под контролем Германии, после же стала подмандатной, а после второй мировой войны – подопечной территорией Новой Зеландии. Независимость Западное Сомоа обрело в 1962 году – первым из всех колониальных владений в Океании.

А восточное Самоа еще с конца XIX века, несмотря на наличие местного самоуправления, остается владением США. К востоку от Самоа расположен архипелаг островов Кука, который сначала XX века находится под управлением Новой Зеландии.

В центрально-восточной части Тихого океана находится так называемая французская Полинезия. Она включает острова Туамоту, Общества (самый крупный из них - Таити) и Маркизские. Все они были захвачены Францией еще в середине XIX века. С 1958 года эта часть Полинезии имеет статус "заморской территории" Франции.

К востоку от нее расположен принадлежащий Великобритании остров Питкэрн, население которого составляет всего ... 60 человек.

"На отшибе" по отношению к трем основным островным группам расположены Гавайские острова - штат США и Новая Зеландия - независимое государство в составе Содружества. Впрочем, Гавайские острова иногда включают в состав Полинезии, а Новую Зеландию - в состав Меланезии и Полинезии.

Заключение

Данное учебное пособие - первая попытка создать учебник по геополитике для студентов экономического факультета Технического Университета, обобщающий накопленный опыт исследований по данной дисциплине как в нашей стране, так и за рубежом. Конечно, не все стороны этой науки нашли отображение в данном пособии. Геополитика - синтетическая наука, она многогранна, как сложна и противоречива сама жизнь.

В учебном пособии дано изложение и анализ наиболее фундаментальных направлений. Так в первой главе "Происхождение и эволюция геополитики" мы попытались сформулировать и осветить понятие самого термина "геополитика". Подробно изложены взгляды и даны определения по данному вопросу основоположников геополитики, таких как Р. Челлен, Ф. Ратцель, К. Хаусхофер и других. Далее рассматривать пространство и его эмпирические референты, территория, акватория, границы. Как правило, все геополитические теории развивают основную категорию этой науки - контроль над пространством.

Основные категории современной геополитики нашли отражение в последующей главе. Важнейшей категорией геополитики является понятие "интерес". Понимая, в чем заключается интерес государства, нации, нетрудно определить стратегический курс страны.

Главнейшие государственные интересы сформулированы в международных документах: Уставе ООН, Заключительном акте Совещания в Хельсинки и т.д. В качестве государственных интересов страны могут выступать наращивание ресурсной базы, а на ее основе - экономической, военной, финансовой, научно-технической и другой мощи страны, усиления ее геополитического влияния, рост благосостояния населения, культурный, нравственный, интеллектуальный прогресс общества. Специфика географического положения страны, внутриполитическая, социально-экономическая ситуация, национально-культурные и цивилизационные особенности, уровень авторитета страны в мировом сообществе - все это формирует содержание государственных интересов. При этом географические, природно-ресурсные, экономические факторы играют особую роль. В геополитике чаще всего применяется категория экспансия, под которой обычно понимаются какие-либо территориальные приобретения или установление военно-политических сфер влияния. Практика показала, что экспансия может быть не только военной, но и экономической (торговой, финансовой и т.п.), а также культурно-идеологической, информационной и т.д.

Анализ основных современных геополитических характеристик международной системы позволяют создать синтетическую модель мира конца XX - начала XXI в.в. Ее основная структурная особенность - многополярность. В формировании многополярности участвуют многие геополитические факторы.

Сегодня любой анализ геополитической ситуации без анализа экономических факторов не позволит сделать научно обоснованных выводов и дать рекомендации политическим лидерам.

Экономические процессы, научно-техническая революция все больше влияют на окружающую географическую среду, экологическую обстановку, на самого человека, общество (размещение производства, миграцию рабочей силы, процессы урбанизации и т.д.). Экономические интересы выступают на первый план при установлении всех форм международных отношений.

Глобальные экономические процессы, протекающие на планете, отличаются высокой динамичностью и во многом предопределяют нестабильность современной геополитической ситуации. Двухполюсный советско-американский мир, - в том виде, как он возник после второй мировой войны, в основном ушел в прошлое. Сейчас все чаще говорят о пятиполюсном мире: США, Россия и страны СНГ, Западная Европа, Япония и Китай.

Определяющая роль в этом "полицентрическом мире" неизменно отводится США, которые для проведения своего внешеполитического курса должны использовать все остальные центры.

Бывший министр обороны США Д. Шлизингер утверждает, что земной шар превратился в единый стратегический театр, где США должны поддерживать "равновесие", так как они занимают ключевое стратегическое положение. Отсюда следует вывод о необходимости присутствия вооруженных сил США на всех ключевых позициях мира.

В заключительных главах автором рассматривается "Геополитическая картина современного мира", выделены этапы формирования современной геополитической карты мира. Геополитическая карта отражает место стран в современном мире, их политико-административную структуру, им свойственна высокая динамичность. Фиксируются главные геополитические изменения: образование новых независимых государств, перемену их политического статуса, слияние одних государств с другими, утрату или обретение государственности (политического суверенитета), изменение площади государств (территории и акватории), их границ, замену столиц, изменение названий государств и их столиц, перемену форм государственного правления.

Нередко количественные изменения на геополитической карте мира сопровождаются качественными и все больше уступают им место. В этом суть современных процессов. Путь человечества на пороге 3-го тысячелетия - путь диалогов, международных контактов и будем надеяться мирного урегулирования территориальных споров. Геополитические знания - это глубоко научные знания, а значит, объективные, всесторонние, лишенные идеологической зашоренности и мифологии. Научный статус геополитики и ее реабилитация в отношении политического прошлого возможны только в рамках экзистенцианальной географии. Здесь геополитика может и должна выступить как прикладная дисциплина, отвечающая на вопросы о том, чего можно ожидать от человеческих общностей, занимающих определенные пространства, причем пространство в данном случае рассматривается как функция той или иной экзистенцианальной идеи. В этом - главная ценность, практическая значимость геополитики, как науки.

В конце XX в. еще раз подтвердилось, что экономический фактор - одна из ведущих в геополитическом балансе сил.

Наше первое систематизированное изложение проблем геополитической науки может способствовать изучению данного курса, освещающего вопросы не только геополитики, но и региональной экономики.

Большую помощь в работе с данным пособием принесет использование географических, исторических и экономических карт, атласов, различного иллюстративного материала.

На наш взгляд пособие будет представлять интерес не только для студентов учебных заведений, но и для аспирантов, преподавателей, да и вообще широкого круга читателей новой синтетической наукой - наукой XXI века.




























Опубликовано 01 февраля 2008 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): Лена Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.