Василий Гурьевич Павлов (богослов, историк, политик)

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ


БЕЛАРУСЬ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Василий Гурьевич Павлов (богослов, историк, политик). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2003-02-17

Василий Гурьевич Павлов - один из трех широко известных основоположников и выдающихся деятелей евангельско-баптистского движения на русской земле. Если Проханов и Пашков были деятелями в церквах евангельских христиан, то такие братья как Павлов, Воронин, Мазаев были основоположниками баптистского движения в нашей стране. Он был председателем Союза баптистов с 1909 г., редактором журнала «Баптист», пламенным проповедником Евангелия и пресвитером церквей: Тифлиской, Одесской, Московской. Мы можем говорить о Павлове как о церковном деятеле — служителе баптистских церквей, как о богослове, об общественном деятеле, и как об историке. Его деятельность протекала в конце прошлого века и особенно развилась в начале XX века. Почему важно говорить об этом времени? В это время основывалось баптистское движение и закладывались основополагающие Принципы баптистских церквей. Необходимо дать общую характеристику того времени. Русский народ в лице своих лучших представителей известен миру как народ-богоискатель. На волне усердного богоискательства, охватившего нашу страну в 60-е годы девятнадцатого столетия после отмены крепостного права и распространения книг Священного Писания, повсеместно зарождались новые евангельские общины протестантского направления. Наиболее организованным и крупным проявлением протестантизма на русской земле было течение евангельских христиан-баптистов. Во главе этого религиозного движения стояли личности самобытные, яркие, с широким духовным и общественным кругозором. «Ничто не может быть дальше от истины, как мнение, будто русские пионеры баптистского движения были непросвещенными фанатиками, — писала Джеймс Рашбрук, английский доктор богословия. — Никто из баптистов всего мира не дорожит так простотою веры как русские, но и никакая другая церковь не ценит так высоко умственное развитие в служении Богу». Воплощением такого духовно-интеллектуального Христианства был один из основоположников евангельско-баптистского движения в России Василий Гурьевич Павлов. «История русского баптизма — это я», — говорил с улыбкой Павлов. В этом заявлении не было и тени гордого высокомерия. Смиренно трудясь на поприще евангельского просвещения, Василий Гурьевич всегда считал себя рабом Господним, ничего не стоящим. Но премудрая Божья воля так направила его жизненный путь, что судьба преданного служителя Иисуса Христа стала в определенной мере отражением судьбы русского евангельско-баптистского движения и частицей истории самой России. Ближайшая родословная Василия Гурьевича Павлова восходит к сословию зажиточных русских земледельцев. Его прадед проживал с сер. XVIII века в Рязанской губернии. Всё семейство принадлежало к молоканскому течению. Ко времени рождения Василия Гурьевича семья перебралась на новое место жительства на Кавказ в Шемахинскую губернию. Там в селе Воронцовка у Гурия Григорьевича Павлова в феврале 1854 родился сын, которого назвали Василий. Уже в детстве у него обнаружились способности и тяга к учёбе. Поэтому родители отправили сына учиться в Тифлис (Тбилиси). Знакомство с местными баптистами для любознательного юноши было своего рода откровением. Баптистская община состояла всего из нескольких человек. Первым русским баптистом в Тифлисе стал бывший молоканский наставник, купец Никита Исаевич Воронин. Самостоятельно вникая в Священное Писание, он начал помышлять о том, что крещение и причащение в учении Христа надо понимать не только духовно, как учили тогда молокане. Помимо воли родителей он принимает водное крещение по вере в 1871 году, которое преподал ему Н. И. Воронин и становится полноправным членом Тифлисской общины. Ему было в то время 16 лет. Вскоре в общину пришли и родители Василия. Всякое серьезное религиозное движение получает развитие на основе ясно выраженного вероучения и хорошо организованной братской жизни единоверцев. Сознавая эту насущную нужду. Тифлисская община в 1875 году направляет Василия Павлова в Гамбург для получения богословского образования, более детального изучения организации баптистских общин и углубления богословских знаний. Выбор пал на Василия не случайно. Необыкновенные способности одарённого юноши и высота духовной жизни были очевидны для многих. Он отличался незаурядными способностями в овладении иностранными языками. В раннем возрасте В. Г. Павлов самостоятельно выучил немецкий язык, затем во время обучения в еврейской школе-хедере он овладел древнееврейским языком. Позже для более глубокого понимания Слова Божия и для проповеди Евангелия он изучил греческий, латинский и еще около двадцати языков. Обучение молодого служителя осуществлялось по свободной программе. За ним был закреплен специальный преподаватель-универсал Петер Вильрат, который занимался с ним изучением богословских дисциплин, совершенствованием немецкого языка и делился опытом евангельской работы. Всего один год постигал Василий Гурьевич опыт служения немецких общин, но эти краткосрочные штудии обогатили его как проповедника Евангелия. «Этот человек с большими способностями, - говорил Онкен друзьям. — Он отлично владеет своим родным языком и почти так же хорошо немецким. С Божьей помощью он окажет своим соотечественникам большую услугу». И вот настал день, когда Онкен, прославляя вечного Бога, благоговейно возложил руки на юного собрата, посвятив его на миссионерское служение. Вернувшись в Тифлис, Павлов сразу же засел за переводческую работу. Он перевёл на русский язык текст Гамбургского исповедания веры баптистов, а также предпринял миссионерскую поездку в молоканские селения и на древнюю армянскую землю. В течение этого путешествия сорок душ в Ленкорани приняли благую весть, засвидетельствовав свою веру через водное крещение. Вскоре произошли изменения и в личной жизни Павлова. 13 декабря 1877 года, он вступил в брак с Татьяной Ивановной Скороходовой. Через 2 года в 1879 году Павлов получил приглашение из Владикавказа для проповеди в этой местности. Новообращенные души стремились как можно быстрее исполнить святую заповедь Христа о крещении. Для совершения священнодействия требовался не только духовно сильный, но и физически крепкий человек, так как вода в Тереке холодна, да и места со спокойным течением почти не встречаются. Стоя по грудь в воде, громко и торжественно Павлов задавал вопрос новообращенным: «Веришь ли, что Иисус Христос есть Сын Божий?!» — Верую! - один за другим решительно исповедовали свои убеждения приходящие. Нужно сказать и о том, что происходило в общественной и политической жизни Российской империи. 12 сентября 1879 года царское правительство обнародовало так называемый Маковский циркуляр о духовных делах баптистов, который содержал мнение Государственного Совета, утвержденное царем и подписанное министром внутренних дел Маковым: «Баптисты на основании статьи 44 основного государственного закона беспрепятственно исповедуют своё вероучение и исполняют обряды веры по существующим у них обычаям. Избираемые баптистами духовные наставники могут совершать обряды и произносить проповеди не иначе, как по утверждении их в сем звании губернатором». Негласные инструкции толковали этот закон однобоко: он должен распространяться только на иностранных подданных и на русских баптистов, которые вышли из лиц неправославного исповедания. Члены Тифлисской общины были выходцами из молокан и община получила возможность официального признания со стороны властей. На торжественном богослужении церковь рукоположила Павлова пресвитером. С 1880 в качестве пресвитера В. Г. Павлов и верующие Закавказья стали устанавливать контакты с южнорусскими баптистами. Павлов совершил несколько поездок по стране. Его путь прошел и по Белорусской земле. В 1885 году он, посещая Самарскую, Киевскую, Херсонскую губернии, посетил и Могилевскую губернию. По приглашению Л.Д. Приймаченко (местного верующего) Павлов совершил первые крещения по вере на Гомельщине. Но вот начались ссылки и преследования. «За распространение учения штунды, баптизма Павлов, Амирханьянц, Воронин подлежат высылке на четыре года под надзор полиции в распоряжение Оренбургского губернатора» - гласил приговор. Это произошло в 1887 году. 7 февраля 1891 года завершился срок Оренбургского жития Павлова. На воскресном богослужении в Тифлисе Павлов говорил на тему 125 Псалма о плене Сиона: "Учение Христа и простой человеческий опыт убеждают нас в том, что изгнание - это удел всех, кто искренне последовал за Высшей Правдой. Должны ли мы печалиться и отчаиваться по этому поводу? Нет. Слово Божие обещает нам великую радость и награду в Царстве Отца Небесного..." Сознавая, что его жизнь здесь была всего лишь временным затишьем, Василий Гурьевич все-таки не предполагал, что вскоре ему предстоит тяжкое и мучительное путешествие. Когда пристав, зачитывая предписание, произнес слова: «Оренбург», «ссылка», Павлов вздрогнул, опустил голову, но быстро успокоился, взял себя в руки. «Боже, укрепи. Не моя, но Твоя воля да будет, — внутренне молясь, смирился он». Добравшись по этапу в Оренбуржье, вскоре ссыльный увидел и баптистов из окрестных сел. Их лица светились изумлением и радостью. - Брат, не унывай, это Господь опять тебя к нам прислал. Значит, дело тут не докончено и тебе предстоит работать, - утешали они Василия Гурьевича. Труда на самом деле было много, духовная жатва поспевала прямо на глазах. Из ближних и далеких селений ехали к Василию Гурьевичу новообращенные с просьбой преподать им водное крещение. Несмотря на холодное время года когда осенняя вода на реке Урал обжигала тело, сводила судорогой ноги, Павлов терпеливо крестил группу за группой. «Со времени моего прибытия сюда, - писал он, - к общине присоединено мною 5, и одним братом 40, а всего 45 душ». 8 1892 году к нему приехала жена с пятью детьми. Кроме В. Г. Павлова, в том же году из Тифлиса были высланы на пять лет и другие служители церкви. Хотелось бы привести выдержки из письма Павлова одному из своих соратников, который находился также в ссылке в Бакинской губернии. «Если и всё человечество не избавлено от скорбей, то тем менее от них избавлен христианин, который сверх всех других скорбей, свойственных всему человечеству, имеет еще особые скорби или страдания - скорби ради Христа. Они служат для нас средством предохранения от греха, нам необходима спасительная узда - жало в плоть. Зная это, не унывай, но благодари Бога за свою участь. Спокойствие совести должно быть самой высшей наградой в твоих скорбях и страданиях сей жизни. Если будешь изучать Писание, то сохранишь надежду и претерпишь до конца. Что касается гонений на наше исповедание, то они не представляют ничего нового и удивительного. Несмотря на то, что баптизм в Европе известен уже триста лет, в России он нов, и прежде чем правительство ознакомится с ним, посланникам его придется много пострадать. Человечество верно само себе, как и прежде: мёртвым пророкам строит гробницы и превозносит их, а живых избивает или изгоняет. Прочти жизнь Иоанна Златоуста: сколько он претерпел гонений не от язычников, а от единоверцев и умер в ссылке в Колхиде. Нет ни одного святого и благочестивого мужа, который не терпел бы гонений от своих современников». С каким глубоким чувством веры, надежды на Господа написано это письмо! Ведь именно в это время, в ссылке в семье Павлова случилась ужасная трагедия. Павлов в 1892 году потерял жену и четверых детей и остался с девятилетним сыном Павлом. Его двенадцатилетняя дочь утонула, а жена, две дочери и младший сын умерли от холеры. «Господи, для чего Ты попустил мне такое испытание? Как же теперь жить мне? - предавался скорбным размышлениям Василий Гурьевич, глядя на предметы покинувших его домочадцев. - Хватит ли у меня сил, чтобы продолжить путь мой на земле? Господи, я знаю Ты не оставишь меня, без воли Твоей не падает волос с головы человека. Живем ли - для Господа живем, умираем ли - для Господа умираем, - так служитель Твой Павел рассуждал. Отец мой Небесный, поддержи и меня, научи не дорожить земным благополучием и всегда помнить, что многими скорбями надлежит нам войти в Царство Твое». После смерти близких Василий Гурьевич не смог оставаться на прежней квартире, так как всё здесь напоминало о потерянном большом семействе. Осенью одиночество Павлова скрасил приезд отца и братьев Четвёркина и Балихина. Приезжие друзья вместе с отцом посоветовали Василию Гурьевичу жениться для сохранения домашнего очага. Да и сам Павлов просил Господа даровать ему помощницу. Балихин высказал нужду брата в Петербургской церкви, и там оказалась вдова Александра Егоровна Гильдебрандт, которая долгое время служила экономкой в дешевой народной столовой у Василия Александровича Пашкова. Братья сообщили о ней Павлову. Василий Гурьевич, посоветовавшись с отцом, написал Александре Егоровне письмо с предложением о браке. Александра Егоровна никогда не видела Василия Гурьевича и знала о его тяжких жизненных обстоятельствах только понаслышке, но без всяких колебаний дала твердое согласие. Первого января 1893 года, через пять месяцев после смерти жены Павлова она приехала в Оренбург. На следующий день пресвитер из селения Гумбет Левин Пчелинцев совершил их бракосочетание. Александра Егоровна до конца дней Василия Гурьевича была его преданной спутницей. К концу июня 1895 года завершился срок второй четырехлетней ссылки Павлова. Перед отъездом из Оренбурга Павлов совершил рукоположение пресвитеров, избранных местными общинами. В Оренбурге за время ссылки брата Павлова образовалась община из десяти человек; в окрестностях города имелось несколько групп с общим числом верующих сто сорок человек. В это время он получил приглашение на труд проповедника в город Тульча, Румыния, от русско-немецкой общины баптистов. «Так как я видел, - писал впоследствии В. Г. Павлов, - что если останусь в России, то меня опять могут сослать в ссылку, поэтому принял это приглашение как голос Божий, призывавший меня трудиться на другом поле в проповеди Евангелия». Немало упреков бросали Василию Гурьевичу в связи с тем, что он покинул на время Россию. Даже близкие друзья воспринимали этот шаг Павлова как отказ от борьбы за дело Евангелия. Сам Павлов в переписке делится соображениями о превратностях своей судьбы: «Здесь я в настоящее время не имею никакой радости, противодействие даже со стороны немецких проповедников, голод в стране. Признаюсь, что и в Тифлисе бывает тягость..., да и братья едва ли обеспечат меня. Но главное, нужно на всё иметь указание от Господа и идти не впереди, а позади столпа облачного... Напрасно ты думаешь, что только каприз удержал меня от возвращения в Россию. Ты сам знаешь, что я едва мог выехать. Лучше жить здесь, нежели скучать в России с сомкнутыми устами». В служении проповедника Василий Гурьевич видел не только задачу провозглашения спасительной миссии Иисуса Христа; проповедник Евангелия - это пророк, призванный Промыслом Божиим оказывать помощь гонимым и обездоленным, предназначенный ограждать истину от невежественных и грубых нападок на неё противников живого христианства. И само благовестие, и защита его от всевозможных посягательств, по учению Нового Завета, - благородный христианский долг. Поэтому, как только в России появился независимый евангельский журнал «Беседа», Павлов стал его активным сотрудником. Оказавшись заграницей, Павлов получил беспрепятственные возможности для несения ходатайственного служения. Заботясь о правовом положении христиан, он вступает в переписку с известным исследователем русского сектантства марксистом В.Д. Бонч-Бруевичем. Врождённая деликатность и степенность помогали Василию Гурьевичу легко находить общий язык с представителями иных мировоззренческих принципов. Голос Василия Гурьевича Павлова в то время тоже присоединился к голосам людей с чуткой и доброй совестью, кому небезразлична была судьба христиан, попавших в немилость к правительству. В России также всё громче начали звучать голоса в защиту верующих евангельского вероисповедания. Ниже приведено высказывание о христианах-баптистах и в частности о Василии Гурьевиче Павлове православного священника Ионы Брихничева, его современника: «Я не баптист, мое исповедание вы знаете из моей книги «Огненный Сеятель». Но «от избытка сердца говорят уста», и я свидетельствую, что во многих баптистских и евангельских общинах чувствуется до осязательности веяние Духа Божия». И далее он говорит непосредственно о Павлове: «Знаете ли вы одесского баптистского пресвитера Василия Гурьевича Павлова? Сын молоканина, научившийся грамоте на медные деньги и всю юность и отрочество прослуживший мальчиком и приказчиком в магазине. Кто этот Павлов? Апостол Евангелия на свободе и в узах, прошедший всю Россию из конца в конец с проповедью Евангелия и перенесший свою... деятельность в Румынию. Он— свидетель верный Слова Божия. Без числа арестовываемый у нас, на Руси, за свою веру, прошедший этапом множество тюрем... вечно на озираемый, как вор и убийца... Восемь лет проведший в ссылке и потерявший в ней всё, что имел, и самых дорогих - жену и детей в течение пяти дней. Но до сих пор он не утратил юношеской бодрости и ни на кого не озлобился. Кто он, этот Павлов? Русский гражданин, презираемый и гонимый на родине и неоднократно громом рукоплесканий встреченный за своё исповедание веры в культурных странах... Кто же он, этот Павлов? Один из тех благовествующих Слово нищим, которые незаметно для нас вырастают силой духа в великих богачей веры. Знаете ли вы, дорогой брат, как этот Павлов, еще, будучи юношей, чтобы иметь возможность проповедовать Слово Божие евреям, субботникам и молоканам, нигде не учившись, поступил в хедер и изучил древнееврейский язык... Павлов, чтобы не быть немым среди тех народов, куда вело его Провидение, а с другой стороны, чтобы лучше усвоить Слово Божие, кроме еврейского, изучил сирийско-халдейский, ассиро-вавилонский, арабский, осетинский, грузинский, армянский, персидский, татарский, турецкий, шведский, французский, немецкий, английский, эсперанто, румынский, латинский, греческий, чешский, польский, болгарский, сербский, финский и самаритянский языки. Что заставило его предпринять, помимо огромного проповеднического подвига, такой колоссальный труд по изучению языков, который доступен лишь очень немногим ученым-лингвистам? Что, как не безграничная любовь ко Христу?» Таково было свидетельство современников. Возвращался из эмиграции Василий Гурьевич с чувством исполненного долга. Как христианин и служитель Евангелия он постарался делать то, к чему призывал его голос совести, - сказать всю правду о единоверцах в условиях российской действительности. По примеру великого апостола язычников, он был поставлен Богом «защищать благовестников». (Фил. 1, 17). Осенью 1901 года семья Павловых вновь обрела приют в родном Тифлисе. С этого времени — начала XX века как бы начинается второй этап в жизни Павлова. Начиная с 1902 года и по 1905 год русские баптисты ежегодно проводили съезды. Павлов принимал участие во всех съездах братства. Павлов принял участие в 1 Конгрессе Всемирного Союза Баптистов в 1905 в Лондоне. Он выступал на конгрессе, рассказывая о своей жизни и служении в России: «У нас было много страданий ради Евангелия, так, как если бы мы убили человека: нас ссылали и отнимали все наши права. Но мы радуемся, что наше положение в России теперь стало лучше. Нам дали больше свободы. Но полной свободы мы еще не имеем. Число баптистов в России достигает до двадцати тысяч, и мы все имеем одну веру и одно библейское крещение». Вернувшись на родину Павлов продолжил свой труд. В сентябре 1905 года среди жителей Тифлиса заметно повысился интерес к баптистам. Это явление было вызвано выступлением Павлова в Большом зале Артистического общества. «Кто такие баптисты и к чему они стремятся?» - так обозначил Василии Гурьевич тему доклада. Объяснив слушателям, что страшные слухи о баптистах - это плод невежества в вопросах веры, Павлов рассказал о происхождении этого вероучения, об основных принципах, целях и задачах баптистских церквей. Выступление было оформлено как духовно-концертная программа, доклад сопровождался пением хора Тифлисской общины. Сама жизнь со всеми социальными потрясениями требовала пересмотра отношения к основному праву человека - праву на свободу совести. Семнадцатого апреля 1905 года издается Высочайший Именной Указ об укреплении начал веротерпимости. По замечанию Проханова, расширение религиозной свободы «есть результат страданий тех, кто томился в тюрьмах и ссылках, и результат молитв многих лет. Мы с радостью пожали то, что долгие годы сеяли со слезами». Как мыслящий человек, неравнодушный к судьбе России, Василий Гурьевич интересовался идеями социального переустройства. Какое-то время он состоял даже членом партии кадетов. Собрания этого сообщества не всегда удовлетворяли Василия Гурьевича. Его христианское сознание не могло согласиться с выступлениями некоторых кадетов, призывавших к расхищению чужого имущества. Вскоре Правительство определило условия для регистрации религиозных общин. Закон предусматривал избрание наставника-пресвитера с обязательным утверждением его губернскими властями, устанавливал количество лиц-учредителей, не менее пятидесяти. Не все верующие соглашались с этими условиями, поэтому часть общин предпочла оставаться на нелегальном положении. Наиболее опытные служители баптистского и евангельского союза советовали членам общин не обходить стороной вопрос о регистрации. И поэтому Петербургскому съезду евангельских христиан, баптистов, пресвитериан и молокан, проходившему с 15 по 22 января 1907 года пришлось уделить много времени обсуждению правового положения неправославных церквей. Инициаторы съезда во главе с Павловым разработали обширную петицию в адрес правительства с желательными поправками к Закону. Весной 1907 в Ростове-на-Дону начинает работу Конференция баптистских общин. Было предложено учредить свой печатный орган, журнал «Баптист». В состав редакционной комиссии вошел и В.Г. Павлов. На евангелизационных собраниях проводившихся в то время Василий Гурьевич периодически рассказывал историю русских баптистов, объяснял условия и принципы новозаветного крещения. Ссылаясь на Евангелие и приводя примеры из жизни древних отцов Церкви, он признавал истинным только сознательное крещение по вере. - Иоанн Златоуст, Григорий Богослов крестились в зрелом возрасте, -говорил Павлов, - хотя у первого мать была христианка, а у второго отец епископ... На Европейский Конгресс баптистов в августе 1908 года Василий Гурьевич прибыл как представитель русского союза и Одесской общины. На Конгрессе он зачитывает свой реферат: «Начало, развитие и настоящее положение баптизма среди русских». «Немцы более четырехсот лет назад пережили свою Реформацию, тогда как между русскими она только начинается, - заявил Василий Гурьевич, говоря об истоках русского баптизма и характеризуя своеобразие религиозной обстановки в стране. - Славянские народы, в большинстве своем, еще доселе не приняли учения Христова в его чистом неискаженном виде... Русский народ в культурном и религиозном отношении очень отстал от других народов Европы, благодаря неблагоприятным историческим условиями, среди которых главную роль играло монгольское нашествие, затем крепостничество и отсутствие религиозной и политической свободы. Ныне эти условия изменились во многом к лучшему. Рабство отменено, занимается уже заря религиозной и политической свободы и русский народ представляет из себя девственную почву для проповеди Евангелия, которая только ждет сеятеля, и она принесет стократный плод. Великая заслуга православной церкви состоит в том, что она не отняла Библию у народа..., но позволила ему читать её, сделав её доступной посредством перевода на разговорный язык...» - Баптизм в России доказал свою жизнеспособность, - подвел итог Павлов. - Он не только выдержал планомерное долгое гонение со стороны церкви и государства, но окреп и распространился по всей Российской Империи. Если ехать по железной дороге из Одессы до Харбина, то и в этом городе можно найти небольшую баптистскую общину. В журнале «Баптист», который редактировал Павлов, читатели увидели статистику, первую со времен существования Союза русских баптистских общин. Эта таблица была результатом кропотливого труда Павлова. По данным, которые удалось собрать Павлову, в России на конец 1907 года существовало 160 баптистских общин и 11256 членов. Всероссийский съезд баптистов, состоявшийся в Ростове-на-Дону в 1909 году, отметил важность дела, начатого Василием Гурьевичем. Съезд избрал новый состав совета Союза баптистов. На пост председателя единогласно поставили Василия Гурьевича Павлова. Особым плодотворным годом для Василия Гурьевича был 1911 год. В этом году в журнале «Баптист» В. Г. Павлов поместил исторический очерк «Правда о баптистах». Отметим несколько основных моментов в его работе. «Евангельские христиане-баптисты исповедуют всеобщее священство. В Новом Завете установлены звания служителей церкви: епископы, пресвитеры, диаконы и другие. Названия «царственное священство», «священник Бога и Христа» (1 Пет. 2, 1 9; От. 20, 6) - относятся ко всем членам Церкви Христа. Евангельские христиане-баптисты не признают необходимости сохранения преемственности от апостолов при рукоположении. Для них главное, чтобы Церковь была преемницей духа, учения и жизни Иисуса Христа и апостольской церкви. «Важно не преемство, а обладание этим благом». Единственным авторитетом в вопросах веры признается Библия-Слово Божие. Основой нашего вероисповедания служит убедкдение в том, что в отношениях человека с Богом главным является вера в Иисуса Христа как личного Спасителя и Господа. Евангельские христиане-баптисты признают, что до обращения к Богу человек духовно мертв по своим грехам и преступлениям, но через возрождающее действие благодати Божией он получает новую жизнь. Наша вера зиждется на свидетельстве Евангелия о смерти и воскресении Христа, «Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Рим. 4,25). На основании Священного Писания евангельские христиане-баптисты веруют, что Бог есть любовь - «Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою» (1 Ин. 3, 16). Любовь Божия воспламеняет в сердцах искупленных ответную любовь ^ Нему. Евангельские христиане-баптисты веруют, что дар прощения и жизни вечной предлагается всем людям без исключения, независимо от их достоинств. Спасительная благодать дается нам даром, по вере в то, что Христос искупил нас от греха и смерти Своей Кровью (Рим. 3, 24 - 25). Спаситель принял на Себя заслуженное нами возмездие за грех и даровал нам жизнь вечную (1 Ин. 5, 11; 1 Пет. 3,18). Евангельские христиане-баптисты веруют в духовное рождение (Ин. 1, 13), возрождение, или рождение свыше, в обновляющее действие Духа Святого в тех, кто принял искупительную жертву Христа. «Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух» (Ин. 3, 6). Через покаяние и рождение свыше каждый человек вступает в общение с Господом и становится начатком нового творения (Иак. 1, 18; 2 Кор. 5, 17). Духовное рождение предшествует крещению и приобщению к поместной церкви. Церковь, по Евангелию, является собранием верующих, рожденных от Духа Святого, то есть детей Божиих. Возрождение человека, таким образом, является единственным основанием для крещения и присоединения к Церкви, которая есть Тело Христово». И далее о происшедшем в нашей стране: «Сам Господь открыл двери для благовестия Евангелия и созидания Церкви (От. 3,8). Верующие рассматривают историю евангельского пробуждения нашего народа, учитывая действия Духа Святого, подготовившего почву сердец для принятия верою Слова Божьего». Говоря о ситуации в стране Павлов констатировал: «... нас могли наблюдать вблизи и ближе познакомиться с нашими принципами и деятельностью и таким образом составить себе более ясное понятие об этом евангельском движении». Все слои общества так или иначе соприкоснулись с баптистами. Проповедников Евангелия окружали государственные ч^ноьники, интеллигенция, городские ремесленники и заезжие крестьяне. Число баптистских проповедников и пресвитеров в России значительно. На 11 тысяч русских баптистов к концу 1909 года было 240 пресвитеров и проповедников». Начало мировой войны вызвало новый прилив гонений на евангельских верующих. Вернувшись в город из поездки по сельским церквам, Павлов прочитал в газете «Одесские новости» заметку о том, что власти произвели обыски в домах предназначенных к высылке проповедников: Тимошенко, Албуева, Белоусова и Павлова, а также стали закрывать церкви. Увидев свою фамилию, Василий Гурьевич принял решение удалиться из Одессы в Тифлис. В стране назревала революция. Приход к власти Временного правительства сразу отразился на жизни верующих. Из отдаленных Российских губерний возвращались ссыльные за веру, близкие друзья и соработники Василия Гурьевича, покинув места ссылок по амнистии, без передышки окунались в кипучее евангельское служение. Для проповедников Евангелия открылась возможность нести благую весть за пределы молитвенных домов. В апреле 1917 баптистские проповедники знакомили слушателей с духовными и социальными взглядами христиан-баптистов. Василий Гурьевич представил собранию обширный реферат «Отделение Церкви от Государства». По многоплановости содержания и глубине разработки темы это было научно-богословское историческое исследование. Павлов сделал основательный экскурс в историю западноевропейского и русского христианства, затронув проблему взаимоотношения церкви и государства. - Церковь есть учреждение чисто духовное, предназначенное для спасения душ, - говорил Павлов. — По завету ее Основателя Господа Иисуса Христа Церковь для достижения своих целей должна употреблять только одно орудие — слово: "идите и проповедуйте Евангелие всей твари" - таков призыв Христа... При союзе церкви с государством не может быть настоящей свободы совести. Ибо если одно верование получает привилегию, то другие унижаются, равноправие отсутствует и является соблазн ради земных выгод притворно исповедовать предписываемую веру. Религия должна быть частным делом. Раз государство не дает церкви материальной поддержки, то пусть оно и не вступается в её устройство или управление. Необходимо вовсе упразднить департамент духовных дел. Объявить все церковные имущества и земли, в особенности монастырские, национальной собственностью. Ведь истинные монахи жили трудами рук своих. Необходимо ввести гражданский брак, предоставить права юридических лиц общинам. Наш идеал: свободная церковь в свободном государстве. Из дневников Василия Гурьевича неясно как он отнесся к Октябрьской революции. Значит ли это, что он был совершенно равнодушен к происходящему в стране и утратил социальную чуткость? По-видимому, очень осторожный и рассудительный по природе, Василий Гурьевич никогда не делал скоропалительных выводов. И Павлов, и его соработники верили в то, что настоящее преображение страны может начаться только с внутреннего духовного изменения каждой отдельной личности. Поэтому Василий Гурьевич старался использовать любую возможность для того, чтобы внести лепту в дело одухотворения своих соотечественников. В 1920 появилась возможность для проведения христианских съездов и конференций. Вновь возобновились попытки к сближению двух догматически родственных течений: баптистов и евангельских христиан. Этой теме были посвящены совместные съезды, проходившие в Москве с 27 мая по 6 июня 1920 года. Участники съезда долго не могли выбрать взаимоприемлемое название для нового христианского объединения. Наконец, все решили, пусть будет "Союз евангельских христиан и баптистов". Поздний вечер 3 июня 1920 на собрании Московского съезда: - Дорогие братья и сестры! - прозвучал с кафедры громкий голос Проханова. - Среди нас находится уважаемый служитель баптистского союза Василий Гурьевич Павлов. Братство евангельских христиан и братство баптистов знает его как многолетнего и испытавшего много скорбей труженика Евангелия. Приглашаю сейчас почтить верного слугу Господа и нашего общего брата, ветерана на ниве Божьей вставанием. - Я не заслуживаю такой чести, - тихо, сквозь слезы проговорил Павлов. —Я только старался исполнить волю Божью, вся слава принадлежит Господу. Сейчас я радуюсь тому, что Господь сподобил меня увидеть день единства народа Божьего». На Московском съезде в 1920 году Василию Гурьевичу Павлову было поручено написать историю баптистского движения в России. «История русского баптизма - это я», - говорил Василий Гурьевич. И в этой фразе не было и тени горделивых притязаний, не было самолюбования, но глубокая преданность и послушание Божьему призванию, - идти и проповедовать Евангелие всем народам. Павлов не мог подолгу находиться в столице, сердце его постоянно рвалось к малым церквам, разбросанным по русским селам и деревням. Он всегда помнил о простых сельских проповедниках, которые с необыкновенным терпением несли крест служения Господу. В конце 1920 года Павлов трудился на миссионерских полях Центральной России и Поволжья. Кроме чисто практических забот о нуждах духовных соработников, Павлов занимался организацией богословского образования. Основанные им в Москве Библейские курсы породили филиалы и в других Российских губерниях. Василий Гурьевич всячески старался поддерживать очень нужную работу этих отделений на местах. Павлов взялся за преподавание сразу нескольких дисциплин: гомилетики, догматики, историю христианства. Естественно, что миссионерские поездки по губерниям Василии Гурьевич использовал и для занятий со слушателями Библейских курсов. В 1921 году жизненный путь Василия Гурьевича Павлова озарила знаменательная дата: он перешагнул полувековой рубеж следования за Христом. О проведении юбилейных торжеств позаботились близкие друзья и сподвижники Павлова. Несмотря на груз текущих практических дел и тяжелые материальные условия в стране, они смогли даже разработать специальную программу, посвященную юбиляру. Заблаговременно в журнале «Слово Истины» было опубликовано воззвание к церквам России: «Напоминается всем общинам, братьям и сестрам, что постановлением последнего Всероссийского съезда баптистов в Москве решено достойно отметить 50-летний юбилей работы на ниве Божьей старейшего труженика Василия Гурьевича Павлова. В исполнение этого постановления коллегия совета Всероссийского союза баптистов решила принять на счет Союза пожизненное обеспечение В.Г. Павлова в размерах, позволяющих не терпеть недостатка в пропитании и одежде. Оповестить о юбилее в братских журналах для посылки желающими поздравлений и приветствий. Поместить в журналах краткую биографию, по возможности, с портретом. Преподнести ему от Союза с соответствующей надписью Библию в лучшем переплёте. В Москве устроить приветственное собрание с устройством вечери любви на средства Союза. Постановление о пожизненном обеспечении вынести на утверждение Всероссийского съезда. Общины, районные организации и отдельные братья и сестры, желающие почтить старца Василия Гурьевича Павлова своими поздравлениями и приветствиями, приглашаются посылать их теперь же без задержки в адрес коллегии Союза в Москву. Собранные вместе приветствия будут преподнесены и оглашены в день чествования 22 апреля сего года». Вероятно из-за скромности Василий Гурьевич не оставил дневниковых записей о юбилейных собраниях в его честь. (Отголоски памятных мероприятий сохранились только на страницах журнала «Слово Истины» за 1921 год № 12). Большинство людей, вступая в преклонные лета, тяготеют к оседлости, привязываются накрепко к насиженным местам. Василия Гурьевича спокойное безвозмездное житие мало привлекало. На удивление всем, семидесятилетний старец вдруг заявляет о своем решении покинуть столицу и выехать в Баку. Столь неожиданный на первый взгляд шаг Василия Гурьевича был обусловлен возвышенными причинами. Несмотря на постаревшую телесную храмину, Павлов не утратил юношеского пыла души, дух миссионерства по-прежнему горел в нём с неослабевающей силой. Всю жизнь вынашивал он мысль, чтобы пойти с проповедью Евангелия к мусульманским народам. Это дело не было абсолютно новым для Василия Гурьевича. Ему приходилось раньше свидетельствовать о Христе мусульманам в Закавказье, в Оренбургской ссылке, в Румынии. А в то время, когда Павлов редактировал и издавал журнал «Баптист», на его страницах часто появлялись сообщения о духовных нуждах мусульманских стран. Престарелый проповедник Евангелия, хороший знаток исламской восточной культуры десятилетия спустя вновь намеревается пройти по миссионерским маршрутам юности. В декабре 1923 он вместе с проповедником Сергеем Васильевичем Белоусовым выезжает в Баку. В районе Моздока случилось непредвиденное: на поезд напали грабители. - Золото и червонцы, - схватил Павлова за плечи здоровенный детина. Василий Гурьевич вытащил из кармана два последних червонца и протянул их налетчику. - Вот, берите, у меня нет больше. Я баптистский проповедник, - сказал он. Парень выхватил червонцы, нахальным жестом толкнул Павлова в грудь и побежал дальше. Белоусов заметил, как лицо его попутчика сильно переменилось, оно было бледным и страдальческим. - Что с тобою, брат? - Сердце... Болит... Мочи нет, - еле выговорил Павлов, склонив седую голову и прижимая руку к груди. Добравшись до квартиры в Баку Павлов слёг в постель. Проходили дни, недели, настал четвертый месяц, а состояние больного не улучшалось. Василий Гурьевич вверял свою судьбу в руки Божьи. Неподвижность угнетала его, он тосковал о труде. Когда приступы болезни немного отступали, Василий Гурьевич оживлялся, расспрашивал друзей о духовных нуждах, вникая во все тонкости и детали церковной жизни, строил планы будущей работы. - Я хотел бы еще потрудиться для Господа в Азербайджане, в Армении, в Грузии, на моей родине, но пути Божий выше путей моих. Разрешиться и быть со Христом - несомненно лучше, - говорил Павлов и глаза его сияли неземной радостью. В. Г. Павлов скончался 14 апреля 1924 года. 20 апреля гроб с телом усопшего был установлен в зале Тифлисской церкви христиан-баптистов. Когда гроб вынесли во двор, - все прилегающие улицы были запружены народом. Похоронная процессия медленно двинулась в сторону городского кладбища. Необычайное благоговение охватило присутствующих при виде гроба, который несли на плечах мудрые почтенные старцы с роскошными пушистыми бородами почти до пояса. За старцами тянулся бесконечный людской поток из верующих всех христианских исповеданий. Казалось, это было торжественное шествие самой Руси, святой и праведной, гонимой за благородство души и «дум высокое стремленье». Эта Русь хоронила своего великого сына-подвижника. Во многих христианских общинах города Василий Гурьевич всегда был желанным гостем. Его приглашали проповедовать Слово Божие баптисты, молокане разных толков, евангельские христиане-трезвенники, субботники. Все знали о том, что он возвещал учение Христа, не осуждая инаковерующих. А если и вступал в беседы по спорным вопросам, то рассуждал всегда мягко, без наскока, терпеливо выслушивая и не унижая собеседника. Грустно было осознавать, что теперь уста этого благочестивого пастыря и проповедника сомкнулись навеки.

Новые статьи на library.by:
БЕЛАРУСЬ:
Комментируем публикацию: Василий Гурьевич Павлов (богослов, историк, политик)

()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БЕЛАРУСЬ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.