АНТИЧНАЯ ГРЕЦИЯ

Античная литература. Памятники литературы. Исследования античности.

NEW СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА


СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА: новые материалы (2022)

Меню для авторов

СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему АНТИЧНАЯ ГРЕЦИЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-08-30

Т. 1. Становление и развитие полиса. 423 с; т. 2. Кризис полиса. 383 с. М. Наука. 1983.

В современной историографии истории древнего мира в последние 20 лет приобрела большую популярность проблема полиса, и прежде всего его исходной и наиболее яркой формы - греческой. Полис, полисный строй стали рассматриваться как структурообразующее начало древнегреческой цивилизации, ключевой элемент ее развития, кардинальная проблема всей греческой истории. Бесспорно, на подобное понимание проблемы древнегреческого полиса в зарубежной историографии оказала воздействие концепция К. Маркса об античной форме собственности, которую он сформулировал в экономических рукописях 1857 - 1861 гг. и особенно в главе "Формы, предшествующие капиталистическому производству", впервые опубликованной на русском языке в 1939 году. В зарубежной историографии она стала известна лишь в 50-х - начале 60-х годов.

В советской историографии появился ряд серьезных трудов по проблемам античного полиса вообще (К. К. Зельина, С. Л. Утченко, Е. М. Штаерман, О. В. Кудрявцева), и греческого полиса в частности (Л. М. Глускиной, Г. А. Кошеленко, Л. П. Маринович, Э. Д. Фролова, В. Н. Андреева, Ю. В. Андреева и др.). На основе этих исследований стало возможным появление обобщающего труда - двухтомника "Античная Греция", изданного Институтом всеобщей истории АН СССР1 . Авторский коллектив состоит из специалистов, внесших наиболее крупный вклад в разработку проблемы греческого полиса, и более молодых ученых, также зарекомендовавших себя в изучении проблемы.

Особенностью труда является рассмотрение проблемы греческого полиса, начиная с появления его самых первых элементов в конце гомеровского периода, через формирование его структуры в архаическое время, расцвет в классический период и завершая кризисом в IV в. до н. э. накануне насильственного объединения Греции вокруг Македонии при Филиппе II. Такой подход позволяет рассмотреть эту ключевую проблему с наибольшей полнотой.

В работе развивается собственная концепция древнегреческого полиса. Общие ее аспекты рассматриваются в обширном отличающемся глубиной анализа и широтой постановки проблемы введении, написанном Г. А. Кошеленко. Он затрагивает такие


1 Авторский коллектив: В. Н. Андреев, Ю. В. Андреев, Ю. Г. Виноградов, Л. М. Глускина, В. И. Исаева, М. А. Кондратюк, Г. А. Кошеленко, Л. П. Маринович, Г. Ф. Полякова, Н. А. Сидорова, Э. Д. Фролов, В. П. Яйленко. Отв. ред. Е. С. Голубцова. Редакционная коллегия: Л. П. Маринович, А. И. Павловская, Э. Д. Фролов.

стр. 131


кардинальные вопросы, как полис и античная форма собственности, полис и развитие рабства, полис и демократия, полисная система ценностей, полис и город и др. Такой фронтальный обзор главных проблем полисного строя открывает новые перспективы в его изучении. Во введении дана более четкая, чем это делалось ранее, постановка вопроса о роли рабства, рабовладельческих отношений в развитии полиса - установление глубокого диалектического противоречия, которое пронизывает отношения рабства и полис: укрепление рабства, с одной стороны, цементирует полис как экономический и политический организм, а с другой - подрывает самые его основы, античную форму собственности.

Обычно в современной литературе ограничиваются рассмотрением истории полиса как особой формы социально-экономической, политической и культурной организации древнегреческого общества в тот период, когда он сформировался, достиг своего расцвета и вступил в стадию кризиса в VIII - IV вв. до н. э. Однако накопление и осмысление новых материалов по истории Греции II тыс. до н. э. поставило вопрос о соотношении древнейших классовых обществ того времени и греческого классического полиса. Анализ текстов расшифрованного линейного письма "Б" приводит Г. Ф. Полякову к выводу о том, что структурообразующим элементом ахейского общества был дворцовый комплекс, который по своим основным характеристикам отличался от полисного организма (т. 1, с. 89 - 96). Таким образом, полис не был искони присущ греческой цивилизации. В микенских дворцах больше типологического сходства с древневосточными системами, чем с греческим полисом последующего времени.

Лишь в результате глубоких перемен в XI-IX вв. до н. э., последовавших после распада микенских обществ и проникновения в Грецию новых племен, условно объединяемых названием "дорийцы", произошло коренное изменение в направлениях ее внутреннего развития, создались условия для формирования полисных структур. Вместе с тем в т. 1 подчеркивается известная преемственность между микенскими обществами и формирующимися полисными организмами. "Нельзя не предположить, что на возникновение полисов оказали влияние те культурные традиции и технические навыки и знания, которые никогда полностью не умирали после гибели микенского мира" (с. 126).

Важное место в этом томе занимает проблема формирования полиса в архаической Греции. Особое значение при этом придается воздействию Великой греческой колонизации на создание полисного строя. Автор соответствующей главы В. П. Яйленко считает, что образование полисных структур шло и быстрее и полнокровнее в греческих колониях, чем в метрополиях, а колониальная периферия стимулировала общий процесс социально-экономического развития греческого мира (с. 130 - 132). Особенностью трактовки Великой греческой колонизации в рецензируемом труде является широкое использование материалов причерноморских колоний и в особенности Ольвии (в настоящее время ее ранний период изучен довольно основательно).

При исследовании условий формирования полисных структур в Греции VIII-VI вв. до н. э. В. П. Яйленко подчеркивает сугубо эволюционный характер этого процесса. Он развивает эту мысль, анализируя возникновение полисной структуры в Аттике. По его мнению, довольно распространенное в советской литературе понимание архаического периода как времени формирования классов, острых классовых столкновений, политических революций не соответствует действительности и является не более чем ее модернизацией, в лучшем случае повторяющей картину IV в. до н. э. и последующих столетий, механически перенесенных Аристотелем, Плутархом и другими античными авторами на архаическую эпоху (с. 193).

Конкретизацией общей картины возникновения полисной системы является появление полиса в Спарте. Трактовка Ю. В. Андреевым этого процесса не только не совпадает, но и прямо противоречит некоторым положениям общей главы об архаической Греции (о чем будет сказано несколько ниже) (т. 1, с. 194 - 216).

Большая часть т. 1 посвящена характеристике различных аспектов полиса как сложившегося организма: его экономики в целом (Г. А. Кошеленко), проблемы земельных отношений (В. Н. Андреев), функционирования афинской демократии как наиболее развитой демократической системы в греческих полисах (М. А. Кондратюк) и судьбы полисов Северного Причерноморья (Ю. Г. Виноградов). В целом для этих разделов характерно внутреннее единство взглядов на существенные стороны греческого полиса времени его расцвета (хотя есть некоторые различия в трактовке

стр. 132


роли товарного производства в V-IV вв. до н. э. у Г. А. Кошеленко и В. Н. Андреева: второй в отличие от первого несколько занижает степень развития товарного производства в сельском хозяйстве и в экономике классической Греции).

Полисная организация классического типа рассматривается в томе как динамичная экономическая система, которая обеспечивала быстрое развитие производства, рост ремесленной и сельскохозяйственной продукции, активность товарно-денежных отношений, специализацию работников и получение довольно большого количества различных товаров. Показателем достижений полисной экономики является развитие городских структур, т. е. превращение городов, ранее бывших главным образом лишь административными и культурно-религиозными центрами, в средоточие торговли и ремесла. Большой интерес представляет специальный анализ аграрных отношений полиса V-IV вв. до н. э., впервые в советской литературе проведенный В. Н. Андреевым с такой тщательностью и подробностью. Заслуживают внимания два его основных вывода: о значительно большем, чем это было принято в советской науке, проникновении рабского труда в сельское хозяйство Аттики и о прямой связи этого явления с распространением не крупных, а мелких и средних хозяйств (т. 1, с. 282 - 284).

Убедительно решается в томе одна из самых спорных проблем греческой истории V в. до н. э. - в каком отношении находились создание Афинской державы и расцвет афинской демократии. В отличие от довольно распространенной в зарубежной литературе точки зрения о "паразитическом" характере афинской демократии, живущей за счет взносов союзников, М. А. Кондратюк совершенно справедливо и убедительно доказывает органичность развития демократии, выросшей из самих основ полисного строя. Она делает акцент на внутренних источниках демократии, хотя и не отрицает известного воздействия ресурсов Афинского морского союза на расширение социальной базы афинской демократии и формирование ее институтов (т. 1, с. 356- 358). С большим знанием дела написана Ю. Г. Виноградовым глава о судьбах и характере полиса на такой далекой периферии греческого мира, как Северное Причерноморье. Рассмотрение тамошних колоний как органической части древнегреческого мира, исследование которых позволяет проследить общегреческие тенденции исторического развития, новая концепция истории Боспора, на данном уровне исследования лучше объясняющая накапливающийся материал, чем концепции 50 - 60-х годов, является определенным вкладом в историографию вопроса.

Второй том посвящен различным проблемам кризиса греческого полиса в IV в. до н. э. И это не случайно. Ведь эта проблема в современной литературе, видимо, и самая дискуссионная. В данном труде она рассматривается с разных сторон: общие аспекты кризиса полиса (в главах Г. А. Кошеленко и Л. М. Глускиной), содержание такой политической формы, как поздняя тирания (Э. Д. Фролов), новые принципы межполисных отношений (В. И. Исаева) и проблема панэллинизма как отражение кризиса полиса в идеологии (Э. Д. Фролов).

Органической частью концепции кризиса греческого полиса является целостная характеристика состояния трех полисов: Афины при Александре, Спарта в 30-х годах IV в. до н. э. (Л. П. Маринович) и храмовый полис Дельфы (Л. М. Глускина). Хотя на первый взгляд постановка столь различных сюжетов выглядит несколько мозаичной и случайной, на самом деле здесь прослеживается глубокая внутренняя связь, которая логично стягивает все эти вопросы к общей проблеме кризиса греческого полиса, показывая ее с разных, порой неожиданных сторон. В советской литературе еще не было столь обстоятельного, разностороннего исследования этой запутанной проблемы. Характеристика кризиса греческого полиса в т. 2 лишена той упрощенности и прямолинейности, которые были свойственны работам 30 - 50-х годов, и не растворяет эту кардинальную проблему древнегреческой истории в массе мелких деталей, как это обычно делается в зарубежной историографии. В данном труде показано все многообразие кризисных признаков, они рассматриваются как проявление глубоких тенденций развития полисов, связанных с созданием новых городских структур, широким проникновением рабства, расцветом греческой экономики.

Логичным завершением труда является обширная глава о становлении и развитии греческого искусства с древнейших времен до IV в. до н. э. (Н. А. Сидорова). Органичность связи этой главы с предшествую-

стр. 133


щим изложением состоит в том, что искусство изучается не как некая замкнутая система, как часто делается в специальных работах. Автор рассматривает полисную систему ценностей, ее проявление в памятниках изобразительного искусства, рассчитанных на восприятие основными слоями греческого общества, а также ее изменение вместе с развитием полисной организации.

Конечно, в древнегреческой истории остается много темных и дискуссионных мест, некоторые проблемы недостаточно изучены. Что касается данного труда, то ряд замечаний возникает в связи с наличием в нем разных позиций по обсуждаемым вопросам, в том числе и по принципиальным. Это связано с тем, что в авторском коллективе нет единства по этим сюжетам. Как уже отмечалось выше, трактовки характера формирования полисной организации в Греции VIII- VI вв. до н. э. автором общей главы В. П. Яйленко и автором главы о Спарте Ю. В. Андреевым существенно отличаются: один отрицает формирование классов, острых социальных конфликтов; другой, напротив, видит именно в них существо исторического процесса. Автор главы об аграрных отношениях V-IV вв. до н. э. В. Н. Андреев сводит к минимуму роль товарных отношений в сельском хозяйстве Аттики, а Г. А. Кошеленко, напротив, придает им важное значение в экономическом развитии Греции. Несогласованность этих точек зрения нарушает целостность концепции двухтомника.

Ряд существенных замечаний вызывают первые главы т. 1: об ахейской Греции II тыс. до н. э. и о гомеровском времени. Автор этих глав Г. Ф. Полякова использует для анализа социально-экономической и политической ситуации во II тыс. до н. э. только письменные тексты линеара "Б" и рассматривает лишь тот круг проблем, которые из этого источника вытекают. Почему-то игнорируются другие категории исторических материалов: богатые археологические данные, сведения гомеровского эпоса, которые восходят к микенскому времени, данные исторической традиции середины I тыс. до н. э., сохранившиеся у Геродота и Фукидида, сведения мифологии. Такая узость источниковой базы привела к тому, что ряд капитальных вопросов истории микенских обществ оказался обойденным. В работе Я. А. Ленцмана, вышедшей более 20 лет назад, проблема микенского рабства была рассмотрена с большей полнотой, а в монографиях Т. В. Блаватской дана подробная интерпретация многих сторон социально- экономического развития микенских обществ на археологическом материале2 .

Концепция гомеровского времени также страдает внутренним противоречием. Г. Ф. Полякова неоднократно подчеркивает постепенность, эволюционный характер развития от дворцов к полису, но в то же время вынуждена признать, что результатом этого стала коренная трансформация всего исторического процесса, выразившаяся в распаде дворцовой системы, олицетворявшей один тип развития, и переходе к принципиально другому направлению развития - формированию греческого полиса. Нельзя признать удачным и полное игнорирование характеристик родового строя в гомеровский период, в свое время данных Ф. Энгельсом.

Вызывает большие сомнения ряд принципиальных положений В. П. Яйленко о процессе социальной дифференциации греческого общества в архаический период, его попытки преуменьшить степень социальных различий вплоть до отрицания формирования классов, возникновения классовых конфликтов и социальных противоречий. При этом автор считает возможным отклонить прямые указания источников IV в. до н. э., в частности сочинений Аристотеля, хотя именно на его данных он и строит свою модель политического развития архаической Греции. В связи с этим выглядит довольно спорной трактовка реформаторской деятельности Солона и ее роли в становлении полисной организации в Афинах. Архаическим Афинам вообще не повезло в этой главе. Такие процессы, как возникновение полисной организации, социальная дифференциация и консолидация афинского населения в полисный коллектив, должным образом не освещены. Этот досадный пробел наносит ущерб всей концепции труда. Дело в том, что подавляющее количество материалов, характеризующих классический полис и его кризис в IV в. до н. э., концентрируется на истории Афин, между тем вопрос о формировании афинского полиса в VII-VI вв. до н. э. почти не затронут автором.


2 Ленцман Я. А. Рабство в микенской и гомеровской Греции. М. 1963; Блаватская Т. В. Ахейская Греция. М. 1966; ее же. Греческое общество II тыс. до н. э, и его культура. М. 1976.

стр. 134


Среди других заслуживающих внимания аспектов, которые не удалось исследовать в полной мере, - влияние рабовладельческих отношений на судьбы полиса. Этот вопрос поставлен в общей форме, и на него дан не вызывающий возражений ответ. Однако следовало бы проблемы рабства в V-IV вв. до н. э. разрабатывать с большей полнотой. Впрочем, возможно, что авторов и редакторов сдерживало то обстоятельство, что несколько лет назад вышла монография А. И. Доватура о рабстве в Аттике в VI-V вв. до н. э.3

Выход двухтомного труда "Античная Греция" представляет собой крупное явление в советской исторической науке о древнем мире. Высказанные в этом издании точки зрения, приведенные материалы, общая концепция, даже дискуссионные положения будут обогащать и стимулировать развитие исследований и преподавание истории Древней Греции в вузах. Поскольку анализ греческого полиса дан здесь в общеисторическом плане, то этот труд будет необходим не только специалистам по истории древнего мира, но и всем историкам, исследующим проблемы всемирного исторического процесса.


3 Доватур А. И. Рабство в Аттике VI-V вв. до н. э. Л. 1980.

 


Новые статьи на library.by:
СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА:
Комментируем публикацию: АНТИЧНАЯ ГРЕЦИЯ

© В. И. КУЗИЩИН ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.