БОРЬБА СССР ЗА МИР НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

ВОЕННОЕ ДЕЛО новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему БОРЬБА СССР ЗА МИР НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM - это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

191 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


Член-корреспондент АН СССР С. Л. Тихвинский

Свыше 40 лет прошло со времени, когда в Европе вспыхнуло пламя второй мировой войны. По размаху и напряженности, материальному ущербу и человеческим жертвам она превзошла все войны прошлого: велась на территории 40 стран и стоила жизни 50 млн. человек, в том числе 20 млн. граждан Советского Союза. Война возникла как результат обострения межимпериалистических противоречий Германии, Италии, Японии, с одной стороны, Англии, Франции и США - с другой, вызванных борьбой за мировое господство, за передел колониальных владений при сохранении их общего стремления уничтожить силы социализма.

Объективное освещение истории возникновения второй мировой войны имеет не только научно-теоретическое, но и большое политическое значение. Такое освещение помогает прогрессивным силам мира бороться за предотвращение новой бойни, дает ценный материал для разоблачения агрессивной политики и идеологических диверсий империалистических держав. Об этом свидетельствуют такие фундаментальные труды, как "История второй мировой войны. 1939 - 1945 гг." (вышло в свет 10 томов. М. 1973 - 1979); "История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 - 1945 гг." в 6 томах (М. 1959 - 1965); тт. III и IV "Истории дипломатии" (М. 1965, 1975). Международное положение и внешняя политика СССР в предвоенный период глубоко проанализированы в первом томе монографии "История внешней политики СССР. 1917 - 1945 гг." (М. 1976).

Историко-дипломатическое управление МИД СССР выпустило рлд публикаций, показывающих усилия нашей страны в борьбе за мир и коллективную безопасность накануне второй мировой войны. В конце 40-х годов вышел в свет двухтомник "Документы и материалы кануна второй мировой войны" (М. 1948), в который вошли архивные материалы министерства иностранных дел гитлеровской Германии, захваченные Советской Армией в качестве трофеев. Тогда же была издана историческая справка "Фальсификаторы истории" (М. 1948), дававшая отповедь буржуазным фальсификаторам истории войны. Много нового содержит сборник документов и материалов "СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны" (М. 1971). Здесь приводятся, в частности, стенограммы переговоров, которые велись военными миссиями СССР, Великобритании и Франции в Москве летом 1939 года. Материалы о деятельности советской дипломатии, направленной на предотвращение войны, напечатаны в сборнике "Документы по истории мюнхенского сговора. 1937 - 1939" (М. 1979), подготовленном МИД СССР совместно с МИД ЧССР, а также в XVI-XXI томах фундаментальной серии "Документы внешней политики СССР" (М. 1970 - 1977), выпускаемой

стр. 3


Комиссией по изданию дипломатических документов при МИД СССР. Этими публикациями вводится в оборот значительное количество ранее не публиковавшихся документов, раскрывающих борьбу советской дипломатии за предотвращение второй мировой войны и свидетельствующих о прямой ответственности участников мюнхенского сговора за ее развязывание. Разработке различных проблем кануна второй мировой войны посвящены труды многих советских историков.

Советское государство с первых дней своего существования вело настойчивую борьбу за мир, за развитие добрососедских отношений со всеми странами. Миролюбие советской внешней политики заложено в самой природе социалистического строя, в корне исключающего всякую агрессию, захват чужих земель и порабощение народов. "Как раз социалистический характер этой политики определяет ее миролюбие"1 , - подчеркивал Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев. Научные основы этой политики были разработаны В. И. Лениным, развиты и конкретизированы им в процессе дипломатической деятельности после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Символично, что первым законодательным актом победившей социалистической революции был ленинский Декрет о мире. Он провозгласил коренными устоями советской внешней политики принципы пролетарского интернационализма и мирного сосуществования государств с различным социальным строем.

Годы, истекшие со времени Великой Октябрьской социалистической революции до начала второй мировой войны, прошли под знаком настойчивой борьбы Советского государства за мир, против агрессивных замыслов империалистических держав. В этой борьбе Коммунистическая партия и Советское правительство ставили задачи сплотить и умножить ряды сторонников мира, изменить соотношение на мировой арене в пользу сил мира. В 30-е годы на международной арене произошли существенные изменения: Япония, Германия и Италия открыто поставили вопрос о новой перекройке карты мира. Захватнические планы агрессоров представляли собой опасность для многих стран, и в особенности для первого в мире социалистического государства.

Один из очагов новой империалистической войны был создан японскими милитаристами, которые в 1931 г. захватили Северо-Восточный Китай (Маньчжурию). Советский Союз был единственной державой, открыто осудившей оккупацию китайской территории японской военщиной. В 1933 г. СССР выдвинул идею заключения Тихоокеанского пакта, который поставил бы преграду японской агрессии, однако эта идея не встретила одобрения со стороны правительств Англии и США. Советский Союз был единственной страной, которая пришла на помощь Китаю, ставшему 7 июля 1937 г. жертвой военного нападения Японии. Китаю были предоставлены крупные кредиты, посланы самолеты, танки, артиллерия и иное оружие, а также свыше 3 тыс. советских военных специалистов-добровольцев ("История внешней политики СССР. 1917 - 1945 гг.", стр. 336). Советский Союз выступил за применение Лигой наций коллективных санкций против Японии. Но на Брюссельской конференции в ноябре 1937 г. усилиями представителей США и Англии это предложение было отклонено. В 1936 - 1938 гг. активизировались провокации японских милитаристов на границе марионеточного государства "Маньчжоу- Го" с советским Дальним Востоком и Монгольской


1 Л. И. Брежнев. О внешней политике КПСС и Советского государства. Речи и статьи. М. 1978, стр. 249.

стр. 4


Народной Республикой. В то же время все заметнее становилась тенденция правящих кругов Англии, США и Франции к поощрению японской агрессии против СССР.

Другой, еще более крупный очаг военной опасности возник в начале 1933 г. в центре Европы. К власти в Германии пришла национал-социалистская партия, открыто провозгласившая своей целью захват чужих земель и установление фашистского "нового порядка" в Европе и во всем мире. 3 февраля 1933 г., излагая свою программу на совещании с командующими всех родов вооруженных сил Германии, Гитлер заявил о необходимости захвата "нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадной германизации". Выдвигая эту программу, гитлеровцы усиленно раздували миф об "угрозе большевизма"2 .

В сложившейся обстановке Советское правительство исходило из того, что одними двусторонними договорами о ненападении остановить агрессора невозможно, что фашизму необходимо противопоставить единый фронт миролюбивых сил и объединенными действиями многих стран и народов помешать развязыванию войны. Руководствуясь Постановлением ЦК партии от 12 декабря 1933 г. о развертывании борьбы за коллективную безопасность, НКИД СССР разработал предложения о создании европейской системы коллективной безопасности. В этом документе, одобренном Политбюро ЦК ВКП(б) 19 декабря 1933 г., говорилось: "СССР не возражает против того, чтобы в рамках Лиги Наций заключить региональное соглашение о взаимной защите от агрессии со стороны Германии. Участниками этого соглашения должны являться (кроме СССР) Франция, Польша, Бельгия, Чехословакия, Литва, Латвия, Эстония и Финляндия"3 . Однако западные державы не поддержали советского предложения. Более того, идея создания системы коллективной безопасности наталкивалась на сопротивление правительств капиталистических государств, чего, собственно, и добивалась гитлеровская Германия. Это дало ей возможность быстро вооружиться и подготовить агрессию против стран Европы.

Коммунистическая партия и Советское правительство видели угрозу надвигавшейся новой империалистической войны. На XVII съезде ВКП(б) констатировалось, что фашистская Германия стала главным поджигателем войны в Европе. В решениях съезда подчеркивалось, что межгосударственные империалистические противоречия, достигнув большой остроты, "создали почву для военных столкновений и поставили на очередь войну, как средство нового передела мира и сфер влияния в пользу более сильных государств"4 . Постепенно начал складываться союз агрессоров, которые поставили в повестку дня вопрос о переделе мира и установлении мирового господства. Их идеологическим оружием были антикоммунизм и фашизм - "открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала"5 . VII конгресс Коминтерна летом 1935 г. в своем решении отмечал: "Германский фашизм является главным поджигателем новой империалистической войны и выступает как ударный кулак международной контрреволюции". Германские фашисты стремятся "к гегемонии германского империализма в Европе, ставят вопрос об изменении европейских границ посредством войны, за счет своих соседей"6 .


2 "Совершенно секретно! Только для командования!". Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. М. 1967, стр. 42 - 43.

3 "Документы внешней политики СССР". Т. XVI М 1970, стр. 876.

4 "XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). 26 января - 10 февраля 1934 г.". М. 1934, стр. 10, 307.

5 "Программа Коммунистической партии Советского Союза". М. 1964, стр. 53.

6 "VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны". Сборник документов. М. 1975, стр. 366, 382.

стр. 5


Угроза нападения на Советский Союз продолжала возрастать вследствие того, что агрессивные державы во главе с Германией не только наращивали вооружения, но и, пользуясь попустительством со стороны Англии, Франции и США, осуществляли акты агрессии, захватывая чужие территории. Так, после захвата Японией Маньчжурии Италия в 1935 г. вторглась в Эфиопию и превратила ее в свою колонию. Затем последовала германо-итальянская интервенция в Испании с целью свержения там правительства Народного фронта. Фашизм, отмечалось в постановлении Президиума Исполкома Коминтерна от 1 апреля 1936 г., "перерос в прямую военную угрозу для стран всего мира. Поджигатели войны с запада и востока, всемерно поддерживая агрессивные планы друг друга, угрожают вовлечь в беспощадную, разорительную войну страны всего мира"7 . Тесное сотрудничество фашистских интервентов в Испании ускорило сколачивание блока агрессоров. 25 октября 1936 г. состоялось подписание германо-итальянского соглашения, положившего начало существованию "оси Берлин - Рим". Через месяц, 25 ноября, был подписан германо-японский "Антикоминтерновский пакт", к которому затем присоединилась Италия.

СССР, видя, как растет опасность войны, неоднократно предлагал свое сотрудничество капиталистическим странам, выступавшим за сохранение мира. "Теперь уже для всех ясно, - писала 10 ноября 1937 г. "Правда" в связи с оформлением союза трех агрессивных держав, - что речь идет об образовании блока агрессоров, намеревающихся осуществить новый передел мира". Чем скорее будет, осознана правящими кругами Англии, Франции и США необходимость коллективной защиты мира, указывала далее газета, тем легче будет положить конец агрессивным действиям фашистских государств, готовящих новую мировую войну. Советский Союз последовательно и настойчиво разоблачал захватнические планы фашистских держав, выступая за создание системы коллективной безопасности. 27 ноября 1937 г. нарком иностранных дел СССР М. М. Литвинов, характеризуя линию советской дипломатии, заявил: "Мы при всех подходящих случаях и даже тогда, когда интересы Советского Союза совершенно не были затронуты, подчеркивали нашу готовность участвовать, наравне с другими великими, а также малыми державами, в коллективном отпоре агрессору. Но коллектива для отпора пока нет"8 .

В связи с нараставшей опасностью германской и японской агрессии правящие круги Англии и Франции при поддержке США пытались сговориться с гитлеровской Германией за счет СССР, а также государств Юго-Восточной Европы. Наибольшую активность проявляла при этом Англия. Ее курс на сговор с Гитлером особенно активизировался после прихода к власти правительства Н. Чемберлена, который пытался заключить двустороннее англо-германское соглашение. В ноябре 1937 г. британский премьер с этой целью направил в Германию своего ближайшего единомышленника лорда Галифакса. Запись его беседы с Гитлером в Оберзальцберге 19 ноября 1937 г. свидетельствует, что правительство Чемберлена было готово предоставить фашистской Германии "свободу рук в Восточной Европе", но при условии, если Германия обещает осуществлять перекройку политической карты Европы в свою пользу "мирным путем" и постепенно9 .

Результаты пособничества гитлеровской агрессии не замедлили проявиться. В ночь на 12 марта 1938 г. гитлеровские войска вторглись в Австрию и присоединили ее к Германии. Захват Австрии не встретил противодействия со стороны Англии, Франции и США. Лишь Совет-


7 Там же, стр. 385.

8 "Правда", 29.XI.1937.

9 "Документы и материалы кануна второй мировой войны". Т. 1, стр. 10 - 48.

стр. 6


ский Союз решительно осудил агрессию. В заявлении от 17 марта 1938 г. представителям печати М. М. Литвинов изложил позицию Советского правительства, сообщив о готовности СССР "участвовать в коллективных действиях, которые были бы решены совместно с ним и которые имели бы целью приостановить дальнейшее развитие агрессии и устранение усилившейся опасности новой мировой бойни. Завтра может быть уже поздно, но сегодня время для этого еще не прошло, если все государства, в особенности великие державы, займут твердую недвусмысленную позицию в отношении проблемы коллективного спасения мира"10 . В тот же день текст заявления был направлен правительствам Великобритании, Франции, США. Однако США на это заявление вообще не ответили, а Англия и Франция отклонили советские предложения.

Насильственное включение Австрии в состав фашистского рейха ухудшило обстановку в Европе, став шагом на пути к второй мировой войне. Непосредственная угроза нависла над Чехословакией. ЦК ВКП(б) и Советское правительство делали все возможное для предотвращения ее захвата гитлеровцами. В апреле 1938 г. ЦК ВКП(б) принял решение оказать помощь Чехословакии11 . В связи с этим решением 23 апреля чехословацкий посланник в СССР З. Фирлингер сообщал в Прагу: "СССР, если об этом попросят, готов вместе с Францией и Чехословакией предпринять все меры по обеспечению безопасности Чехословакии. Для этого он располагает всеми необходимыми средствами. Состояние армии и авиации позволяет это сделать"12 . Советское правительство предложило начать переговоры генеральных штабов СССР, Франции и Чехословакии для обсуждения военных мероприятий в целях оказания помощи Чехословакии. В тот период реальное соотношение сил по-прежнему было не в пользу гитлеровской Германии.

Несмотря на подписанный с. Чехословакией договор о взаимопомощи, французское правительство под любым предлогом стремилось уйти от выполнения своих союзнических обязательств: оно считало возможным выполнить свои обязательства перед Чехословакией только в том случае, если Англия также заявит о готовности прийти ей на помощь. Однако, поскольку в Лондоне отнюдь не собирались оказывать помощь Чехословакии, Франция также не выразила намерения выступать в ее поддержку. Такая позиция определялась в значительной степени усилившимся давлением правительства Чемберлена, проводившего курс на "умиротворение" фашистской Германии за счет Чехословакии. Английское правительство понимало, что пакты о взаимопомощи Чехословакии с Францией и СССР укрепляли международные позиции Чехословакии. Поэтому Англия проводила линию, направленную на подрыв этих пактов. Выступая 24 января 1938 г. на заседании правительства, посол Англии в Германии Н. Гендерсон заявил, что "Чехословакии необходимо будет избавиться от ее соглашения с Советской Россией"13 .

Советское правительство обратило внимание правительства Чемберлена на всю пагубность проводимой им в отношении Чехословакии политики. 17 августа 1938 г. советский полпред в Англии И. М. Майский заявил английскому министру иностранных дел Галифаксу: действия Англии и Франции в связи с угрозой Чехословакии со стороны Германии "по существу сводятся к попыткам обуздать не агрессора,


10 "Документы внешней политики СССР". Т. XXI. М. 1977, стр. 129.

11 "История Коммунистической партии Советского Союза". Т. 5, кн. 1. М. 1970, стр. 66.

12 "Документы по истории мюнхенского сговора. 1937 - 1939", стр. 87.

13 Public Record Office, Cab. 27/632, p. 41.

стр. 7


а жертву агрессии"14 . СССР, верный своему интернациональному долгу, был готов выполнить свои союзнические обязательства перед Чехословакией и не допустить, чтобы она была отдана на растерзание гитлеровской Германии. 2 сентября Советское правительство на запрос Франции подтвердило свое намерение выполнить свои договорные обязательства и предложило принять необходимые меры для воздействия на Польшу и Румынию посредством соответствующего решения Лиги наций. Продолжая борьбу за сохранение мира, СССР выступил 28 сентября с предложением о немедленном созыве международной конференции для обсуждения мер для предупреждения агрессии и предотвращения новой мировой войны"15 . Однако западные державы не поддержали стремления СССР прийти на помощь Чехословакии, а руководители Чехословакии Э. Бенеш и М. Годжа, став на путь капитуляции, даже не сочли нужным обратиться за советской помощью.

Мюнхенская конференция, созванная 29 сентября, оформила позорную сделку с агрессором. На конференции премьер-министры Франции - Даладье и Англии - Чемберлен подписали соглашение с Гитлером и Муссолини, даже не пригласив представителей Чехословакии. Ей был вынесен смертный приговор. Соглашение фактически означало начало ликвидации Чехословакии как независимого и суверенного государства. Его буржуазное правительство оказалось не в состоянии принять энергичные меры по защите своей страны, возможные в том случае, если бы оно опиралось на помощь Советского Союза. Отказавшись призвать ее население к отпору агрессору, оно выдало страну Гитлеру16 .

Мюнхенский сговор означал дальнейшее поощрение германской агрессии. Он стал кульминационным пунктом в политике "умиротворения" фашистов, проводившейся правящими кругами Англии и Франции. Цель этой политики заключалась в том, чтобы за счет сговора с агрессивными государствами, и в первую очередь с Германией, за счет стран Центральной и Юго-Восточной Европы попытаться отвести от себя военную угрозу и направить ее на восток - против Советского Союза. Характеризуя позицию западных держав, министр иностранных дел СССР А. А. Громыко в докладе на торжественном собрании трудящихся Москвы и работников МИД СССР, посвященном 50-летию советской дипломатической службы, 29 декабря 1967 г. сказал: "В безрассудной попытке устроить пир во время фашистской чумы, в желании поприсутствовать на поминках первого и, как они надеялись, последнего социалистического государства, они шли на предательство интересов даже собственных стран и народов, толкая их в пропасть, к краю которой хотели прежде всего подвести Советский Союз"17 . Правительства Англии и Франции осуществили в Мюнхене сговор с Гитлером при поддержке правительства США, которое одобрило их политику потворства фашистской агрессии и позорную мюнхенскую сделку. Против нее решительно выступил только Советский Союз. "Весь мир, - писала 4 октября 1938 г. "Правда", - все народы отчетливо видят: за завесой изящных фраз о том, что Чемберлен в Мюнхене якобы спас всеобщий мир, совершен акт, который по своему бесстыдству превзошел все, что имело место после первой империалистической войны".

После мюнхенского сговора Германия подписала англо-германскую и франко- германскую декларации, которые представляли собой по существу пакты о ненападении и были рассчитаны на то, чтобы приту-


14 "Документы внешней политики СССР". Т, XXI, стр. 437.

15 "Известия", 29.IX.1938.

16 "Документы по истории мюнхенского сговора. 1937 - 1939", стр. 332 - 335.

17 А. А. Громыко. Во имя торжества ленинский внешней политики. Избранные речи и статьи. М. 1978, стр. 98 - 99.

стр. 8


пить бдительность народов Франции и Англии. После подписания франко- германской декларации Риббентроп цинично заявил, что она окончательно "отколола Францию от СССР и устраняет последние остатки опасности русско- французского сотрудничества"18 . Направляя немецко-фашистскую агрессию в сторону СССР, правительства западных держав готовы были ради этого пожертвовать собственными интересами в Восточной Европе. Такая направленность их внешнеполитического курса определялась зоологической ненавистью к коммунизму ряда видных представителей английской и французской правящих группировок. В декабре 1938 г. министр иностранных дел Франции Ж. Боннэ говорил Риббентропу, что Франция отказывается от своих "союзов со странами Восточной Европы"19 .

Чтобы столкнуть Германию с СССР, правительства Англии и Франции готовы были отдать гитлеровцам на съедение все страны Восточной Европы. "Англия ползает на брюхе перед Гитлером, боясь коммунизма"20 , - отмечал в своем секретном дневнике министр внутренних дел США Г. Айкс. Мюнхенцев всецело поддерживали наиболее реакционные представители правящих кругов США. В речи 26 октября 1938 г. бывший президент Соединенных Штатов Г. Гувер утверждал: западноевропейским государствам не следует опасаться Германии, так как диктаторские режимы открывают благоприятные возможности для экспансии на восток, не надо лишь мешать ей21 .

К началу 1939 г. фашистская Германия, пользуясь политикой попустительства ее агрессивным актам со стороны Англии, Франции и США, заняла господствующее положение в центре Европы. В этой сложной и напряженной обстановке только Советское правительство заняло принципиальную позицию решительного публичного осуждения фашистской агрессии. В отчетном докладе ЦК ВКП(б) XVIII съезду партии, с которым выступил 10 марта 1939 г. И. В. Сталин, были разоблачены агрессоры и политика попустительства агрессии, проводимая западными державами. В докладе содержалось серьезное предупреждение, что большая и опасная политическая игра, начатая сторонниками политики "невмешательства", может окончиться для них серьезным провалом. Съезд принял решение "соблюдать осторожность и не давать втянуть в конфликты нашу страну провокаторам войны, привыкшим загребать жар чужими руками", подтвердил неизменность миролюбивой внешней политики СССР, его стремление к укреплению деловых связей со всеми странами и поддержке народов, ставших жертвами агрессии и борющихся за независимость22 .

15 марта германские войска вторглись в Чехословакию и ликвидировали ее как самостоятельное государство. Хотя Англия и Франция, навязывая Чехословакии условия Мюнхенского соглашения, обещали ей свои гарантии, никакой помощи Чехословакии в эти трагические дни они не оказали. 18 марта Советское правительство направило германскому правительству ноту, в которой указывалось, что действия Германии "не могут не быть признаны произвольными, насильственными, агрессивными". Советское правительство заявило, что оно не признает включения Чехословакии в состав Германской империи23 .

Систематическое потворство фашистской агрессии со стороны правительств Англии и Франции, их отказ от сотрудничества с СССР, нарушение Францией союзнического долга перед Чехословакией не


18 Public Record Office, Cab. 27/627, p. 185.

19 И. Д. Овсяный. Тайна, в которой война рождалась. М. 1971, стр. 225.

20 "The Secret Diary of Harold L. Ickes". Vol. II. N. Y. 1954, p. 574.

21 "New York Times", 27.X.1938.

22 "XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). 10 - 21 марта 1939 г.". М. 1939, стр. 11 - 15.

23 "Известия", 20.III.1939.

стр. 9


могли не вызвать у Советского правительства сомнений в готовности западных держав выступить против фашистских агрессоров. Советское правительство учитывало при этом и позорный опыт Мюнхена, и пагубные последствия англо- французской политики "невмешательства" в Испании. Тем не менее оно не хотело упускать ни одной возможности для организации коллективного отпора агрессорам. 18 марта СССР предложил созвать конференцию СССР, Великобритании, Франции, Румынии, Польши и Турции, чтобы определить их позицию в отношении германской агрессии. Однако Англия и Франция уклонились от обсуждения этого предложения24 .

Предложения, с которыми, в свою очередь, выступили западные страны, носили заведомо неприемлемый для СССР характер, ибо требовали от него односторонних обязательств и, по существу, были направлены на то, чтобы подтолкнуть Германию к нападению на СССР25 . Правящие круги Англии и Франции, по сути дела, продолжали мюнхенскую политику. 14 апреля английское правительство предложило Советскому правительству выступить с публичным заявлением об оказании помощи соседним европейским государствам, ставшим жертвой агрессии26 , однако при этом не предусмотрело никаких обязательств со стороны Англии и Франции на случай нападения Германии на СССР. В тот же день французское правительство предложило СССР проект совместной советско-французской декларации, в которой обе стороны обязались бы предоставить друг другу помощь, если бы оказались в состоянии войны с Германией вследствие помощи Польше или Румынии27 . Однако под нажимом из Лондона французское правительство тут же отказалось от собственных предложений и присоединилось к английским.

Советское правительство исходило из необходимости противопоставить устремлениям фашистского рейха единый фронт стран, которым угрожала германская агрессия. 17 апреля 1939 г. СССР обратился к Англии и Франции с конкретными предложениями, в которых предусматривались: заключение пакта о взаимной помощи сроком на 5 - 10 лет; оказание тремя державами помощи, в том числе и военной, граничившим с СССР странам Восточной Европы в случае агрессии против них. В соответствии с советскими предложениями три державы должны были в кратчайший срок обсудить и установить размеры и формы военной помощи, оказываемой каждой из них жертве агрессии. В случае вооруженного конфликта договаривающиеся стороны обязывались не заключать с агрессором сепаратного мира28 . Советские предложения представляли собой четкую программу создания в Европе надежного фронта защиты мира, основанного на тесном сотрудничестве СССР, Англии и Франции. 14 мая Советское правительство повторило свои ранее высказанные предложения, уточнив отдельные их пункты. В частности, СССР поставил вопрос о гарантиях со стороны трех великих держав государствам Центральной и Восточной Европы, находящимся под угрозой агрессии, включая также Латвию, Эстонию и Финляндию29 .

27 мая был получен англо-французский ответ, в котором в отличие от прежних английских предложений наконец предусматривалась английская и французская помощь СССР в случае прямого нападения


24 "СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны", стр. 247, 249.

25 "Documents on British Foreign Policy. 1919 - 1939". Third Series. Vol. IV. L. 1951, p. 436.

26 Ibid. Vol. V. L. 1952, p. 206.

27 "СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны", стр. 332.

28 Там же, стр. 336 - 337.

29 Там же, стр. 363.

стр. 10


Германии на него30 . Однако механизм оказания этой помощи подчинялся сложной и длительной процедуре, установленной Лигой наций, что делало ее малоэффективной. Это, по существу, была лазейка, которая позволяла Англии и Франции уйти от конкретной помощи СССР в случае нападения на него Германии. Советское правительство прямо заявило об этом английскому и французскому правительствам31 . 2 июня Советское правительство передало правительствам Англии и Франции уточненный проект договора о взаимной помощи. В нем предусматривалась немедленная и всесторонняя эффективная взаимопомощь трех держав в случае нападения на одну из них, а также оказание ими помощи Бельгии, Греции, Турции, Румынии, Польше, Финляндии и Прибалтийским странам. Договор о взаимопомощи должен был вступить в силу одновременно с военной конвенцией32 . Правительства Англии и Франции и на этот раз уклонились от конкретных обязательств со своей стороны, в том числе от оказания помощи Прибалтийским государствам. Они отказывались также заключить одновременно с пактом о взаимной помощи военную конвенцию33 .

Позиция западных держав на переговорах никак не свидетельствовала об их стремлении заключить с СССР эффективный равноправный договор. Более того, они проявили неискренность и в полном смысле слова вероломство, начав летом 1939 г. в Лондоне секретные переговоры с гитлеровской Германией в тот период, когда они уже вели переговоры с СССР. 25 июля полпред СССР во Франции Я. З. Суриц сообщил в НКИД СССР: "Всякий честный сторонник соглашения с нами спрашивает себя, какое доверие Москва может иметь к переговорщикам, когда в момент переговоров наводится мост к соглашению с Германией, а во время военного конфликта между СССР и Японией делаются позорные авансы Японии"34 . Англо-германские переговоры велись в строжайшей тайне. Представитель Англии на этих переговорах, главный советник правительства Г. Вильсон 3 августа 1939 г. предупреждал посла Германии в Англии Г. Дирксена: "Вступление в конфиденциальные переговоры с германским правительством связано для Чемберлена с большим риском. Если о них станет что-либо известно, произойдет грандиозный скандал и Чемберлен, вероятно, будет вынужден уйти в отставку"35 .

Английская сторона, выступившая инициатором англо-германских переговоров, предложила Гитлеру заключить договор, что было бы равносильно созданию англо-германской Антанты. "Сокровенная цель этого договора, - сообщил в Берлин Дирксен, - заключалась в том, чтобы дать возможность англичанам постепенно отделаться от своих обязательств в отношении Польши... И тогда Польша была бы оставлена в одиночестве, лицом к лицу с Германией"36 . Таким образом, как гарантии Польше, так и переговоры с СССР были для английского правительства лишь разменной монетой, которой оно намеревалось рассчитаться с фашистской Германией за обеспечение интересов британского империализма. Чемберлен рассматривал переговоры с Москвой как средство давления на Берлин, чтобы заставить Гитлера быть более уступчивым в ходе секретных англо-германских переговоров. Однако непомерные запросы нацистов и стремительное развитие мировых


30 "Documents on British Foreign Policy. 1919 - 1939". Third Series. Vol. V, pp. 679 - 680.

31 "СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны", стр. 417 - 418.

32 Там же, стр. 432 - 433.

33 "Documents on British Foreign Policy. 1919 - 1939". Third Series. Vol. VI. L. 1953, pp. 33 - 41, 79, 115 - 120.

34 "СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны", стр. 516.

35 "Документы и материалы кануна второй мировой войны". Т. II, стр. 135 - 136.

36 Там же, стр. 215, 219.

стр. 11


событий воспрепятствовали попытке правительства Англии осуществить антисоветский сговор с фашистской Германией.

В тот период неприглядно выглядела и позиция правительства США, придерживавшегося политики "невмешательства" в переговоры о заключении англо-франко-советского договора. Эта позиция расценивалась в Лондоне и Париже как молчаливое одобрение их линии на бесконечное затягивание и в конечном счете срыв этих переговоров. Американский президент, докладывал летом 1939 г. советский полпред в США К. А. Уманский, "не решился воспользоваться имеющимися в его распоряжении моральными и материальными средствами для воздействия на англичан и французов с целью повлиять на их внешнеполитическую линию"37 .

Правительства Англии и Франции продолжали свою игру в переговоры с СССР, надеясь остаться в стороне от надвигавшейся войны. Новым свидетельством нежелания западных держав пойти по пути организации коллективной безопасности и отпора агрессии стало их отношение к советскому предложению начать военные переговоры между представителями вооруженных сил СССР, Англии и Франции, сделанному 23 июля. Формально согласившись на проведение переговоров, правительства Англии и Франции не торопились с их началом. В результате к моменту отъезда английской и французской военных миссий в Москву (5 августа) англо-французский проект конвенции не был готов, что правительство Чемберлена использовало для задержки переговоров. Когда же проект конвенции был подготовлен, оказалось, что он не предусматривал эффективного военного сотрудничества с СССР. В нем был обойден такой важнейший вопрос, как сотрудничество в деле защиты Польши и Румынии в случае нападения Германии на эти государства38 .

Истинные намерения правительства Англии проявились и в директиве, которую получила английская миссия, отправляясь в Москву. Директива предписывала уклоняться от заключения конкретного соглашения, не обсуждать вопроса о проходе советских войск через территорию Польши и Румынии39 , без чего СССР, не имевший общих границ с Германией, практически не мог принять участия в военных действиях против нее. Об отсутствии серьезного намерения заключить соглашение свидетельствовало и то, что во главе миссий были поставлены второстепенные фигуры - английский адмирал П. Драке и французский генерал Ж. Думенк; к тому же у адмирала не было никаких полномочий для ведения переговоров. Советскую военную миссию возглавлял народный комиссар обороны СССР К. Е. Ворошилов. Советское правительство предоставляло ему право "вести переговоры с английскими и французскими военными миссиями и подписать военную конвенцию по вопросам организации военной обороны Англии, Франции и СССР против агрессии в Европе"40 .

Британский посол в Москве У. Сидс, оценивая тогдашнюю обстановку, писал в Лондон 13 августа: "При таких условиях я полагаю, что военные переговоры едва ли приведут к каким-либо результатам, за исключением того, что они вновь вызовут у русских сомнение в нашей искренности и желании заключить конкретное и определенное соглашение"41 . Было очевидно, что правительства Англии и Франции, соглашаясь начать с, СССР переговоры, не ставили целью заключить с ним эффективное равноправное соглашение о военном сотрудничестве


37 "История внешней политики СССР". Т. I, стр. 371 - 372.

38 "Documents on British Foreign Policy. 1919 - 1939". Third Series. Vol. VII. L. 1954, p. 595.

39 Ibid. Vol. VI, pp. 762 - 779.

40 "СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны", стр. 535 - 536.

41 "Documents on British Foreign Policy. 1919 - 1939". Third Series. Vol. VI, p. 682.

стр. 12


для отражения германской агрессии в Европе. В отличие от западных партнеров советская военная миссия представила подробно разработанный военный план, предусматривавший совместные действия вооруженных сил СССР, Англии и Франции во всех возможных случаях агрессии. Осуществление этого плана гарантировало бы пресечение германской агрессии.

Советский план предусматривал, что вооруженные силы СССР в случае войны пройдут через определенные районы Румынии и Польши. Однако реакционные правительства этих стран не допускали мысли об их участии в союзе против фашистской Германии. Более того, польское правительство официально отказалось разрешить проход советских войск через территорию Польши. Начальник генштаба польской армии генерал В. Стахевич заявил 20 августа английскому военному атташе: "Не может быть и речи о том, чтобы разрешить пропуск советских войск через польскую границу"42 . Румынский король в беседе с президентом Турции И. Иненю также заявил, что не допустит советские войска на территорию своей страны, "даже если они пойдут на помощь сражающейся румынской армии"43 . Что касается английского правительства, то оно, не желая достигнуть соглашения с СССР и будучи заинтересовано в том, чтобы вину за срыв военных переговоров можно было свалить на Польшу, даже не пыталось оказать давление на Варшаву.

По вине Англии и Франции англо-франко-советские военные переговоры зашли в тупик и были прерваны. И Англия и Франция рассматривали их лишь как средство нажима на Гитлера с целью добиться очередной сделки с ним на антисоветской основе. Поэтому они отклоняли все конструктивные предложения СССР. 26 августа К. Е. Ворошилов констатировал: "Не потому прервались военные переговоры с Англией и Францией, что СССР заключил пакт о ненападении с Германией, а наоборот, СССР заключил пакт о ненападении с Германией в результате, между прочим, того обстоятельства, что военные переговоры с Францией и Англией зашли в тупик в силу непреодолимых разногласий"44 .

Советская дипломатия делала все возможное, чтобы создать коллективный фронт защиты мира против агрессии. Однако эти усилия из-за политики тогдашних правителей Англии и Франции не увенчались успехом. В результате мюнхенского сговора СССР, по существу, продолжал оставаться в положении международной изоляции. Более того, Советский Союз должен был учитывать реальную опасность угрозы войны на два фронта: против Германии - на западе и Японии - на востоке. Летом 1939 г., в тот период, когда проходили англо- франко-советские переговоры, японские милитаристы начали крупное наступление с плацдарма в Маньчжурии на МНР, в районе р. Халхин-Гол. Советские войска, верные принципам пролетарского интернационализма и союзническому долгу, поспешили на помощь Монголии. Проникшие на ее территорию отборные части японской Квантунской армии были разгромлены.

Важнейшей задачей советской дипломатии в 1939 г. являлся срыв антисоветских планов империализма, ограничение сферы распространения назревавшего военного конфликта и вовлечения СССР в войну. Правительство СССР приняло тогда единственно правильное решение - заключить пакт о ненападении с Германией. 23 августа 1939 г. в Москве был подписан советско- германский договор. Он избавил СССР от угрозы войны без союзников сразу иа два фронта (против Германии - на западе


42 Ibid. Vol. VII, р. 70.

43 См. Н. И. Лебедев. Крах фашизма в Румынии. М. 1976, стр. 234.

44 "Правда", 27.VIII.1939.

стр. 13


и Японии - на востоке) и дал дополнительное время для укрепления обороны страны. Договор с Германией был заключен лишь после того, как окончательно выяснилось нежелание Англии и Франции оказать совместно с СССР отпор гитлеровской агрессии.

И после заключения советско-германского договора Советское правительство не отказалось от идеи коллективной безопасности; оно заявило о готовности продолжить переговоры с Англией и Францией относительно пакта о взаимной помощи. 24 августа Форин офис информировал английское посольство в Вашингтоне о заявлении наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова, что "некоторое время спустя, например, через неделю, переговоры с Францией и Англией могли бы быть продолжены"45 . Дальнейшее развитие событий по вине западных держав пошло, однако, не по пути упрочения мира. Расценив политику "умиротворения" агрессии как показатель слабости и неготовности Англии и Франции к войне, Гитлер пришел к заключению, что ему выгоднее начать войну за установление мирового господства с разгрома соперничавшей с Германией группы капиталистических государств. Таким образом, преступная политика мюнхенских "умиротворителей" обернулась против самих же западных стран. Война началась иначе, чем этого хотели мюнхенцы. Они жаждали войны Германии и Японии против СССР, война же возникла внутри капиталистического мира, между двумя группировками империалистических держав.

Вступление Советского Союза во вторую мировую войну в результате вероломного нападения на него гитлеровской Германии явилось главным фактором, который в корне изменил ее социально-политическое содержание, привел к созданию демократической, антифашистской коалиции в составе СССР, США и Англии и придал войне освободительный характер. Вторая мировая война завершилась победой антифашистской коалиции народов и государств над блоком фашистских агрессоров. Решающий вклад в их разгром внесли советский народ и его доблестные Вооруженные Силы.

Три с половиной десятилетия Европа живет в мирной обстановке. Огромный вклад в дело сохранения мира вносит СССР. Основу его внешнеполитической деятельности составляет Программа мира, принятая XXIV съездом КПСС и являющаяся ее органическим продолжением и развитием, Программа дальнейшей борьбы за мир и международное сотрудничество, утвержденная XXV съездом партии. Важным этапом на пути укрепления мира в Европе явилось Общеевропейское совещание по безопасности и сотрудничеству, созыв и успешное проведение которого было одной из центральных задач Программы мира. Совещание подвело окончательную черту под второй мировой войной.

Один из первостепенных уроков второй мировой войны заключается в том, что с войной нужно бороться, пока она не разразилась. Эта задача приобретает особую актуальность в эпоху ракетно-ядерного оружия, которое может не только принести неисчислимые бедствия людям, но и создать реальную угрозу существованию человечества. Выступая 2 марта 1979 г. перед избирателями, Л. И. Брежнев, выражая чаяния советских людей, с особой силой подчеркнул: "Наша цель - прочный мир и безопасность для советского народа, прочный мир и мирное сотрудничество между всеми государствами земли. И за достижение этой цели мы будем бороться неустанно, не жалея сил и энергии"46 .


45 "Foreign Relations of the United States, 1939". Vol. 1. Washington. 1956, p. 311.

46 "Правда", 3.III.1979.

 



Опубликовано 15 февраля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© С. Л. ТИХВИНСКИЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.