Рецензии. Г. А. ТРОФИМЕНКО. США: ПОЛИТИКА, ВОЙНА, ИДЕОЛОГИЯ

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

Разместиться

ВОЕННОЕ ДЕЛО новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. Г. А. ТРОФИМЕНКО. США: ПОЛИТИКА, ВОЙНА, ИДЕОЛОГИЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

10 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

М. Изд-во "Мысль". 1976. 359 стр. Тираж 19 000. Цена 1 руб. 40 коп.

Автор рецензируемой работы заведующий отделом Института США и Канады доктор исторических наук Г. А. Трофименко рассматривает борьбу тенденций внутри США по вопросу о войне и мире в плоскости американской военной политической идеологии, то есть концептуальных рамок, в которых действовали и принимали внешнеполитические решения руководители США.

Автор подходит к исследуемому им предмету с позиций последовательного историзма. Американская военно-политическая мысль анализируется в книге в ее эволюционном развитии на протяжении 200 лет истории США. В отличие от многих американских буржуазных историков, которые в подобных случаях обращаются прежде всего к работам своих военных, Г. А. Трофименко уделяет первостепенное внимание стратегическим заветам "отцов-основателей" США (президентов Дж. Вашингтона, Дж. Адамса, Т. Джефферсона, Дж. Медисона, Дж. Монро, Дж. К. Адамса, Э. Джексона, а также таких видных государственных деятелей, как А. Гамильтон, Б. Франклин, Дж. Джей, Г. Нокс, Б. Стоддерт, Дж. Кэлхаун и др.). Такой подход представляется полностью оправданным.

Изучение преемственности в военно-политической мысли США оказалось весьма плодотворным. Автору удалось выявить и суммировать определенные "константы" стратегического мышления правящего класса: каноны и стереотипы, до сих пор оказывающие

стр. 175


влияние на внешнеполитическую практику. Главными из них являются, как отмечается в книге: а) идея американского мессианства ("предустановленная судьба"); б) мысль о необходимости соединения рационального расчета со своекорыстным интересом в планировании акций за рубежом ("просвещенный эгоизм"); в) подход к военной силе как к первооснове прочности международных позиций государства; г) концепция "баланса сил" на мировой арене, в основе которой лежит сохранение не столько мира, сколько сложившейся международной системы (гл. 1). Отсюда вытекали частные, конкретные принципы и концепции стратегической подготовки (военного строительства) и стратегического действия (использования силы в конфликте).

Заслуживает быть особо отмеченным исследование широко трактуемой концепции "сдерживания", преломлявшейся в ряде военно-политических доктрин (Дж. Монро, Дж. Хэя, Г. Трумэна, Р. Никсона). Как отмечается в книге, разработанная уже в первые годы существования американской республики концепция "сдерживания" основных противников от посягательств на территорию США с самого начала не была пассивно-оборонительной (стр. 33). Оборонительный аспект данной концепции был подчинен задачам американской экспансии на североамериканском континенте, а вскоре и во всем западном полушарии. "Эта диалектическая взаимосвязь двух аспектов концепции "сдерживания" - оборонительного и наступательного, - подчеркивает Г. А. Трофименко, - представляет собой самую важную ее особенность. По мере возрастания великодержавных амбиций США, по мере выхода США на мировую арену наступательный аспект "сдерживания" оказывался все более доминирующим элементом этой, казалось бы, внешне оборонительной концепции. Тем не менее оборонительный ее элемент никогда не исчезал полностью; и в периоды наибольшей опасности, когда лидерам США начинало казаться, что в мире складывается неблагоприятный для них баланс сил, они стремились выпятить на первый план именно оборонительный аспект концепции "сдерживания" (стр. 91 - 92).

Прагматизмом правящих кругов США в подходе к международным делам автор объясняет, в частности, "удивительное совпадение" взглядов "отцов- основателей" США с внешнеполитической философией кумира киссинджеровской школы в современной американской дипломатии О. Бисмарка. "Выводя из внешнеполитических "уроков Бисмарка", действовавшего в "многополюсном мире", постулаты для "новой внешней политики США" на 1970-е и последующие годы, Г. Киссинджер, - замечает Г. А. Трофименко, - по- видимому, не отдавал себе отчета в том, что куда более конгениальными - "истинно национальными" и в то же время аналогичными - уроками являются для США внешнеполитические заветы американских "отцов-основателей", предвосхитивших большинство внешнеполитических и стратегических принципов "железного канцлера"!" (стр. 33).

Значительное место в работе занимает анализ конкретного применения складывавшейся на протяжении всей истории США "метасистемы" военно- политических концепций и воззрений, имеющих хождение в современных условиях.

Рассмотрение эволюции военно-политической стратегии США после второй мировой войны показывает, что многие из традиционных стратегических установок оказались на какое-то время отброшенными в сторону или искаженными до неузнаваемости, и американское послевоенное руководство ринулось строить "американский мир", не считаясь с правилами "баланса сил", с заветами Дж. Вашингтона избегать постоянных антипатий и симпатий к другим нациям, игнорируя основополагающий принцип стратегии США, который требует не просто эгоистического расчета при реализации внешнеполитического интереса, но "просвещенного расчета", что далеко не одно и то же. Эта эйфория американского "всесилия" породила "холодную войну". В контексте всей истории США "холодная война" являлась в известной мере отступлением от традиционной американской политики: попыткой единолично решить "с позиции силы" все мировые проблемы, и в первую очередь "проблему международного коммунизма".

К началу 70-х годов, как отмечается в книге, американская политика силы зашла в тупик (стр. 333 - 339). Осознание Вашингтоном несостоятельности этой политики, ограниченности внешнеполитических возможностей, к чему американское руководство пришло мучительным путем "проб и ошибок", перебирания "силовых альтернатив", вызвало своеобразную "деамериканизацию" стратегии США. Это означало переориентацию ее на первоочередное обеспечение собственных интересов, поворот от конфронтации к переговорам в отношениях с СССР, официальное признание принципа мирного со

стр. 176


существования в качестве основы взаимоотношений между ними (стр. 289). В результате советско-американских встреч на высшем уровне, состоявшихся в первой половине 70-х годов, было сделано многое для того, чтобы не конфронтация, а мирное сотрудничество определяло характер этих отношений. Около 60 соглашений, заключенных между СССР и США в 1972 - 1975 гг., создали, как подчеркивается в книге, инфраструктуру отношений между двумя государствами, очертили сферы их интересов и оформили своего рода "кодекс поведения", которым они согласились руководствоваться в своих взаимоотношениях и действиях на мировой арене (там же).

Рассматривая определенные сферы интересов СССР и США, автор ставит важный научно-теоретический и практический вопрос: правомерно ли считать, что американское империалистическое государство может быть на деле заинтересовано в устранении опасности ядерной войны, не исключает ли сама его природа возможность существования подобной цели у Вашингтона? Отвечая на этот вопрос, Г. А. Трофименко руководствуется известным ленинским положением о том, что война есть не что иное, как продолжение прежней политики государства только иными, а именно насильственными средствами. "Пока война, - пишет он, - решает рациональные, с точки зрения правящего класса, задачи, пока ее негативные последствия не перевешивают ее потенциальных "прибылей"- результатов побед, война остается для него одной из вполне реальных альтернатив (даже если политические деятели этого класса и выступают с широковещательными декларациями о своем отвращении к инструменту силы). Однако, когда инструмент войны оказывается таким, что он перестает поддаваться рациональному контролю, когда агрессор в ходе борьбы за "победу" сам может подвергнуться уничтожению, тогда война теряет характер практически используемого орудия политики. При этом решающее значение имеет не то обстоятельство, что сами средства ведения войны оказываются чрезмерными для достижения той или иной политической цели - империализм не поколебался бы прибегнуть к любому оружию ради реализации своих замыслов, - а тот факт, что аналогичными средствами располагает и другая сторона в потенциальном конфликте" (стр. 292 - 293). Иными словами, ядерная ("абсолютная") сила, на которой базировалась послевоенная военно- политическая стратегия США, оказалась непереводимой в политическое могущество прежде всего потому, что аналогичная сила появилась и у "главного оппонента" Соединенных Штатов - Советского Союза.

Начавшийся на рубеже 70-х годов процесс приспособления внешней политики и военно-политической стратегии США к действительности, который, как верно отмечается в книге, еще далеко не завершен, характеризуется непоследовательностью. В то же время "ясно одно: это есть процесс перехода к исторически более традиционным для США канонам и принципам внешнеполитического поведения, чем те, которыми определялось поведение США с конца второй мировой войны" (стр. 339). В этих условиях вновь приобретают большое значение внешнеполитические установки основателей американской республики, призывавших потомков "культивировать мир и гармонию" со всеми странами, проводить сдержанную, взвешенную внешнюю политику, реалистически оценивать возможности США на мировой арене, добиваться урегулирования спорных вопросов с помощью компромиссов, учитывать интересы всех членов мирового сообщества.

Что касается советско-американских отношений, то исторический опыт, как видно из книги, свидетельствует о том, что традиционными для наших стран были отношения мира, а не конфронтации. И действительно, если взглянуть на историю русско-американских отношений с позиции сегодняшнего дня, то можно с полным основанием утверждать, что в целом они развивались в благожелательном направлении, что между русским и американским народами имеются давние дружественные научные, культурные, общественно- политические, торговые и дипломатические контакты, приносившие взаимную пользу. Мы далеки от того, чтобы представлять историю этих отношений в идиллическом свете. Существовало немало спорных вопросов, противоречий и даже конфликтов, решение которых осложнялось прежде всего различием общественно-политических систем. Однако если говорить о главном уроке истории отношений между нашими странами, то он состоит в том, что можно преодолевать конфликты не с помощью силы, а путем переговоров.

Работа Г. А. Трофименко подводит к важному в исследовании международных отношений и внешней политики методологическому вопросу: о выработке общеприемлемого понятийного аппарата. В книге - и это отрадное явление - прослеживается

стр. 177


определенное разграничение между доктринами, теориями и концепциями. Под первыми имеются в виду официально сформулированные универсальные руководящие принципы внешней политики, под вторыми - системы основополагающих идей, главным образом философско-методологического характера, под третьими - совокупности взглядов на те или иные конкретные внешнеполитические явления, их понимание и толкование. В то же время автор в ряде случаев понятие "доктрина" трактует самым широким образом и распространяет его на все официальные воззрения, используя его, таким образом, как синоним понятия "концепция". Произвольное обращение с понятием "доктрина" не только препятствует научной классификации различных внешнеполитических заявлений, пониманию их места и значения в истории внешней политики, но и затрудняет в практическом отношении выделение принципов, служащих своего рода долгосрочными ориентирами во внешней политике.

Применительно к внешней политике США, где доктрины по сравнению с другими странами играют особую роль, необходимо строгое разграничение не только между доктринами и концепциями, но и между самими доктринами. Во внешней политике США прежде всего следует выделять "глобальные доктрины", которые представляют собой философское обрамление определенных долгосрочных внешнеполитических целей господствующего класса. Провозглашаемые нередко применительно к политике США в каком- либо определенном районе, они в силу породивших их исторических условий и заложенных в них идей становятся принципами поведения США не только в региональных, но и в глобальных масштабах. Эти доктрины являются своеобразными "долгожителями" в области внешней политики. В американской истории к таким доктринам можно отнести доктрину "свободы морей", доктрину "изоляционизма", доктрины Монро, Хэя, Трумэна. Подобный характер имеет и "доктрина Никсона", которая с учетом новой расстановки сил в мире и возникновения ядерного паритета сформулировала в качестве трех ведущих принципов внешней политики США опору на силу, "партнерство" (разделение ответственности с союзниками по блокам) и переговоры с государствами иной социальной системы. Основные установки этой доктрины не претерпели принципиальных изменений. Поэтому вряд ли правомерны содержащиеся в книге категорические утверждения о "крахе" "доктрины Никсона" (стр. 328 - 329).

От глобальных доктрин следует отличать региональные. Эти два типа доктрин, помимо названий, обычно роднит их происхождение. И те и другие провозглашаются применительно к регионам. Для того, чтобы уяснить различия между ними, необходимо тщательно их сопоставить и установить, содержит ли та или иная доктрина качественно новые положения, могут ли эти положения стать универсальным глобальным принципом. Возьмем в качестве примера выдвинутую президентом Дж. Фордом в декабре 1976 г. так называемую "Тихоокеанскую доктрину". Как нам представляется, эта доктрина была не "заменой" (стр. 329), а, напротив, развитием основных установок "доктрины Никсона" (сила, "партнерство", переговоры) применительно к вполне конкретному региону-бассейну Тихого океана. Такого рода региональные доктрины - частое явление во внешней политике США, они появляются в силу как престижных соображений провозглашающих их лиц, так и объективных обстоятельств. Проведение строгого разграничения между глобальными и региональными доктринами весьма важно для понимания внешней политики США.

Книга Г. А. Трофименко представляет собой заметное явление в советской исторической литературе. Она не только содержит глубокий анализ внешней политики США, но и заставляет задуматься о необходимости поиска новых путей изучения международных отношений и внешней политики.



Опубликовано 28 октября 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. Ф. ПЕТРОВСКИЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.