ПЕРВЫЕ СОВЕТСКИЕ УДАРЫ С ВОЗДУХА ПО ФАШИСТСКОМУ ЛОГОВУ

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

Разместиться

ВОЕННОЕ ДЕЛО новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПЕРВЫЕ СОВЕТСКИЕ УДАРЫ С ВОЗДУХА ПО ФАШИСТСКОМУ ЛОГОВУ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

72 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

8 августа 1941 г. в 8 час. 50 мин. командующий Краснознаменным Балтийским Флотом (КБФ) адмирал В. Ф. Трибуц послал Главнокомандующему Северо- Западным направлением Маршалу Советского Союза К. Е. Ворошилову следующую радиограмму: "В ночь с 7 на 8 августа спецгруппа 1-го авиационного полка выполнила задание. Возвратились все"1 . В этот же день, еще через два с половиной часа, в эфир ушла новая радиограмма, адресованная коменданту Береговой обороны Балтийского района (БОБР) полковнику Е. Н. Преображенскому: "Военный совет КБФ поздравляет личный состав первого авиационного полка с успешным выполнением особого боевого задания. Уверены, что летчики-балтийцы выполнят любую задачу, поставленную партией и правительством"2 . Е. Н. Преображенский командовал в то время 1-м минно-торпедным авиационным полком (1-м МТАП). Какое же особое боевое задание выполняли тогда балтийские летчики?

В начале августа 1941 г. Красная Армия вела упорные оборонительные бои с фашистскими захватчиками. Линия фронта к тому времени отодвинулась довольно далеко на восток. Именно в те нелегкие дни советские летчики провели "массированные удары по стратегическим объектам в глубоком тылу врага"3 , в том числе по столице фашистской Германии Берлину. Удары осуществлялись с аэродромов, базировавшихся на острове Балтийского моря Сааремаа (Эзель) - Кагул и Астэ. В налетах на Берлин и другие важные военные и политические центры врага участвовали самолеты ВВС Военно-Морского Флота ДБ-3 конструкции С. В. Ильюшина. Они обладали необходимым радиусом действия, чтобы достичь Берлина и вернуться обратно, и поднимали до тонны бомбовой нагрузки. Ставка ВГК разрешила привлечь для удара по Берлину наиболее подготовленные экипажи 1-го МТАП.

Учитывая важность предстоящего боевого задания, командующий ВВС ВМФ генерал-лейтенант С. Ф. Жаворонков прибыл на один из аэродромов, где размещался 1-й МТАП. Перед Е. Н. Преображенским и комиссаром полка Г. З. Оганезовым была поставлена задача - выделить лучших летчиков и в кратчайший срок подготовиться к выполнению особого боевого задания. 2 августа 19 бомбардировщиков перелетели на аэродромы о-ва Сааремаа. Для налетов на Берлин были отобраны пилоты, которые обладали опытом ночных полетов, могли ориентироваться в сложных метеорологических условиях, летать на предельных высотах и на полную дальность, а также штурманы, способные прокладывать маршруты к цели и обратно в самой трудной обстановке и хорошо владеющие инструментальной ориентировкой. Как правило, эти летчики имели от 1 500 до 3 000 часов налета на боевых самолетах4 . Однако прибывшие на Сааремаа самолеты ДБ-3 обладали уже значительно выработанными самолето-моторными ресурсами. На некоторых машинах моторы по два - три раза находились в переборке. Почти на всех машинах отсутствовали радиополукомпасы и не было автопилотов. Заставляли желать лучшего и оба сааремааских аэродрома. Для усиления авиагруппы Е. Н. Преображенского на Сааремаа были переброшены также самолеты Дальней бомбардировочной авиации ДБ-3ф (ИЛ-4). Прибывшую


1 Отделение Центрального Военно-Морского архива (далее Отделение ЦВМА), ф. 6, д. 877, л. 24.

2 Там же, л. 35.

3 "История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945". Т. 2. М. 1961, стр. 92.

4 Отделение ЦВМА, ф, 46, д. 25854, л, 26.

стр. 207


группу возглавили заместитель командира полка майор В. И. Щелкунов и командир эскадрильи капитан В. Г. Тихонов. Число бомбардировщиков на острове возросло до 335 . Штурман 1-го МТАП, Герой Советского Союза (ныне генерал) П. И. Хохлов вспоминает, что бомбардировщиков стало 40. Однако нам не удалось найти документального подтверждения этой цифры. Моторы прибывших самолетов были еще больше изношены, чем в 1-м МТАП. Поскольку полностью скрыть от врага столь заметное увеличение советских самолетов на островных аэродромах не представлялось в тех условиях возможным, большое внимание было уделено их маскировке. Так как убежища для самолетов не были построены, боевую технику решено было разместить вокруг аэродромов. При этом отдельные бомбардировщики располагались на расстоянии в 600 м от летного поля (в 300- 500 м друг от друга), среди сельских построек, на приусадебных участках, под деревьями. Приходилось прокладывать рулежные дорожки, расчищая их между кустарниками, засыпать канавы и сносить заборы из валунов. Боевые машины прикрывались маскировочными сетями и ветками. Этот метод рассредоточения и маскировки позволил сохранить материальную часть от повреждений во время начавшихся вражеских бомбардировок.

2 августа, после приземления на о. Сааремаа, Е. Н. Преображенский поставил перед личным составом задачу, рассказал об особенностях ее выполнения, дал характеристику Берлина как важного политического и военно-промышленного центра фашистской Германии и его противовоздушной обороны6 . Личный состав полка тщательно готовился к выполнению ответственного задания. Срок первого вылета к цели зависел главным образом от погоды. Было решено, что на тихоходных ДБ-3 лететь туда можно только ночью. Дальность маршрута в оба конца составляла 1 800 километров. Из них 1200 - 1400 км приходилось лететь над морем. Большую часть пути самолеты проходили в облаках или над облаками. Средняя высота полета была принята в 4 - 5 км, а в районе цели - 5 - 7 километров7 . В качестве объектов для первоочередных ударов намечались военные заводы на берегу оз. Тегелер, правительственные учреждения на восточной окраине Тиргартена, склады и нефтехранилища в районе аэродрома Темпельгоф, заводы на юго-восточной окраине города8 . Во избежание непредвиденных ситуаций на маршруте в ночь с 4 на 5 августа пять самолетов ДБ-3 сделали разведывательный вылет и бомбили Данциг. Этот полет подтвердил возможность нанесения дальних ударов с бомбовой нагрузкой до 700 кг плюс заправка горючим в три тонны.

В ночь с 7 на 8 августа 12 самолетов поднялись в воздух. К Берлину шли тремя группами. Первую вел командир полка, вторую - капитан А. Я. Ефремов, третью - капитан В. А. Гречишников. Вражеская столица не ожидала ночного удара и даже не имела светомаскировки. На промышленные объекты Берлина были сброшены первые советские бомбы. Все самолеты благополучно вернулись на о. Сааремаа9 . Для Берлина этот удар был настолько внезапным, что утром немецкое радио передало о нем, как о налете английских самолетов, во время которого якобы было сбито 6 бомбардировщиков противника. Англичане же опровергли это сообщение, заявив, что их авиация в ночь с 7 на 8 на Берлин не летала10 .

Сравнительная легкость первого налета и отсутствие потерь обусловили возможность расширить цель задания. В Архиве Министерства Обороны СССР хранится такой документ: "Т-щу Водопьянову. Обязать 81-ю авиационную дивизию с командиром т. Водопьяновым с 9.8 на 10.8 или в один из следующих дней, в зависимости от условий погоды, произвести налет на Берлин. При налете, кроме фугасных бомб, обязательно сбросить на Берлин также зажигательные бомбы малого и большого калибра. В случае, если моторы начнут сдавать по пути на Берлин, иметь в качестве запасной цели для бомбежки г. Кенигсберг. И. Сталин. 8.8.41". Далее сделана приписка: "Диктовал т. Сталин, писал т. Маленков. Надпись черным карандашом сверху "т-щу Водопьянову" сделана т. Сталиным. Написано на заседании Государственного Комитета Обороны СССР в 2 ч. утра с 8 на 9 августа"11 .

По плану, от 81-й авиадивизии для уда-


5 Там же, д. 25854, л. 25.

6 Там же, д. 36535, л. 48

7 Там же, ф. 141, д. 4814, л. 339.

8 Архив Министерства Обороны СССР (Архив МО СССР), ф. 20004, оп. 1, д. 1, л. 23.

9 Отделение ЦВМА, ф. 122, д. 36535, л. 51.

10 Там же, ф. 216, д. 12494, л. 71.

11 Архив МО СССР, ф. 20004, оп. 1, д. 1, л. 1.

стр. 208


ров по Берлину намечалось направить 26 самолетов 420-го и 432-го авиаполков (10 ТБ-7, 16 Ер-2). Средняя бомбовая нагрузка для ТБ-7 - 2800 кг, для Ер-2 - 700 килограммов. С аэродрома г. Пушкин (расположенного под Ленинградом) маршрут вел через Лужскую губу, о. Даго к Свинемюнде. Предполагалось произвести налет шестью эшелонами по 4 - 5 самолетов в каждом. Под командованием заместителя командира полка капитана А. Г. Степанова они были перебазированы в Пушкин. Но совершить перелет смогли не 16, а только 8 машин12 . И в 432-м авиаполку недостаток времени на подготовку и изношенность материальной части позволили выделить не все из 10 намеченных для этой операции самолетов.

10 августа около 20 час. 12 самолетов 81-й авиадивизии во главе с ее командиром, Героем Советского Союза комбригом М. В. Водопьяновым поднялись в воздух. Неблагоприятные метеорологические условия, а также отсутствие оповещения о полете затруднили выполнение задания. В ночь с 10 на Г августа до Берлина долетели лишь 5 самолетов. Из них немецкую столицу бомбили 2 ТБ-7 и 2 Ер-2, а один ТБ-7 сбросил бомбы на ее предместья13 .

Учтя опыт этого налета, советское командование сочло в дальнейшем нецелесообразным использовать для ударов по Берлину ТБ-7 и Ер-2, и задача продолжала решаться ДБ-3 и ДБ-3ф с аэродромов о. Сааремаа. Последующие налеты производились группами, в каждую из которых входило от 12 до 17 бомбардировщиков. С 8 по 16 августа таких налетов было произведено четыре С 19 августа по 4 сентября для ударов по вражескому логову в воздух поднималось от 2 до 7 самолетов. На Берлин сбрасывались как фугасные (от 50 до 500 кг), так и зажигательные (от 1 до 50 кг) бомбы. Кроме того, с 12 августа над фашистской столицей сбрасывались листовки. В различных материалах содержатся разные сведения о количестве самолетовылетов на Берлин. В Отделении Центрального Военно-Морского архива хранится журнал боевых действий авиагруппы Преображенского. Судя по этим документам, всего с аэродромов о. Сааремаа на Берлин было совершено 9 налетов, 81 самолетовылет. Из них 55 завершились ударами по вражеской столице. Фугасных и зажигательных бомб было сброшено 635 общим весом в 34,5 тонны. В первых налетах наши самолеты брали 600 - 700 кг бомб при полной заправке горючим в три тонны. В дальнейшем груз бомб увеличили до 750- 850 кг при уменьшении запасов горючего. Начиная с четвертого полета первое звено самолетов брало, кроме фугасных, еще и зажигательные бомбы. Возникавшие от них пожары облегчали выход на цель остальным самолетам. За период тогдашних налетов на Берлин советские летчики зарегистрировали 32 очага пожаров во вражеской столице14 .

Насколько важное значение фашистское командование придавало ликвидации аэродромов на о. Сааремаа, можно судить по дополнению к его директиве N 34, изданной 12 августа 1941 г., то есть через 4 дня после первого налета советских бомбардировщиков. В ней говорилось: "Следует совместными усилиями соединений сухопутных войск, авиации и военно-морского флота ликвидировать военно-морские и военно-воздушные базы на островах Даго и Эзель. При этом особенно важно уничтожить аэродромы, с которых осуществляются воздушные налеты на Берлин"15 .

Поскольку успех налетов во многом зависел от погоды, с первых дней августа, наряду с прогнозированием погоды, была организована каждодневная разведка ее самолетами МБР-2 по предстоящему маршруту. Однако случалось, что фактическая погода во время полета не соответствовала прогнозу. Поэтому отдельные экипажи вынуждены были возвращаться на свой аэродром или бомбить запасные цели: Штеттин, Свинемюнде, Мемель, Данциг, Кольберг, Либаву. За исключением первого налета, позднее, еще задолго до подхода к цели, чаще всего у морской береговой черты (в 150 - 250 км от Берлина), советские самолеты начинали подвергаться воздействию фашистской зенитной артиллерии и освещались прожекторами. По мере приближения к столице третьего рейха противодействие врага возрастало. Хотя огонь зенитной артиллерии был достаточно мощным, от него над целью был потерян всего один самолет. Отдельные экипажи обнаруживали в воздухе ночные истребители врага, причем за все время налетов была отмечена лишь одна безуспешная атака ими советских самолетов.


12 Там же, л. 17.

13 Там же, л. 4.

14 "Вопросы истории" N 5.

15 "Военно-исторический журнал", 1959, N 6, стр. 88.

стр. 209


Взлет в сумерки или ночью с максимальной бомбовой нагрузкой с аэродрома ограниченных размеров, 6 - 8-часовой полет на большой высоте, чаще по приборам, предутренние туманы в районе посадок требовали от членов экипажей большого напряжения физических и Моральных сил, умения хорошо ориентироваться в сложной обстановка Поэтому вопросы загрузки самолета, подбора экипажей в группе, выпуска каждого экипажа в полет при конкретной погоде решались каждый раз отдельно с учетом подготовленности летчиков и технического состояния самолета. Особенно остро стоял вопрос о бомбовой загрузке. Поблагодарив балтийских летчиков за Первые налеты на Берлин, Верховный Главнокомандующий предложил брать бомбы весом в одну тонну. Теоретическую возможность полетов с двумя 500-килограммовыми бомбами подтвердил вызванный к Верховному Главнокомандующему летчик-испытатель В, К. Коккинаки. 17 августа он вылетел на о. Сааремаа, чтобы проверить эту возможность практически16 . О полученных результатах адмирал Н. Г. Кузнецов писал: "Теоретически бомбовую нагрузку на ДБ-3 можно было увеличить до тонны, но далеко не новые моторы самолетов делали это практически невозможным, тем более при полете на предельную дистанцию. Попытки Коккинаки поднять бомбы весом в одну тонну кончились неудачей: два самолета потерпели аварию"17 .

Длительный полет по магнитному компасу, почти без возможности скорректировать маршрут с помощью воздушной ориентировки или радионавигационными средствами, требовал от экипажей исключительно тщательной подготовки к полету и столь же тщательной прокладки маршрута. В полетах за облаками или в условиях плохой видимости при подходе к цели экипажам с трудом удавалось сохранять ориентировку, тем более, что их освещала масса прожекторов, а вражеская зенитная артиллерия вела по ним сильнейший огонь. Наиболее трудным было возвращение на свой аэродром. Потеря ориентировки на обратном пути могла привести к вынужденной посадке на вражеской или оккупированной территории. Связь самолетов с землей осуществлялась через радиостанцию 11-АК. При полете к цели переговоры были запрещены. Они начинались лишь при выполнении задачи и выходе наших самолетов к Морю. Переговоры велись по специально разработанным таблицам условных сигналов. Основными их темами служили информация о погоде в районе своего и запасного аэродрома, указание самолетам о месте посадки, выяснение причин излишнего Пребывания в воздухе и т. п.18 .

В конце августа для усиления группы Преображенского было выделено еще 20 самолетов. Однако из-за трудностей снабжения, в первую очередь с доставкой на о. Сааремаа бензина, отправка их была задержана, а 1 сентября 1941 г. вообще отменена19 . С первых дней базирования советских бомбардировщиков на о. Сааремаа начались налеты вражеской авиации на аэродромы Кагул и Астэ. Вначале они производились днем, Группами самолетов по 3 - 4 машины. Затем фашисты стали использовать и ночные бомбардировщики. Вывали случаи, когда противник бомбил наши аэродромы трижды за сутки: утром, Днем и вечером. Однако до 6 сентября боевых потерь на аэродромах Сааремаа советские самолеты не имели. Аэродромная команда и рота охраны успешно справлялись с ликвидацией последствий вражеских налетов. Только в сентябре, после оставления советскими войсками Таллина, на Сааремаа все труднее стало доставлять бензин, а вражеские налеты становились все ожесточеннее.

Как выяснилось из показаний пленного немецкого летчика, сбитого над Сааремаа, через свою агентуру фашисты получили точные сведения о том, Где находились советские бомбардировщики20 . И 6 сентября 19 вражеских самолетов "Ме-110" в течение 30 минут наносили бомбо-штурмовой удар по аэродромам Кагул и Астэ. В результате 7 самолетов ДБ-3 сгорели. В связи со слабостью противовоздушной обороны на Сааремаа Преображенский попросил разрешения перебазировать оставшиеся бомбардировщики на аэродромы под Ленинград. Но в те дни обстановка у города на Неве была сложной. А выделить истребительную авиацию для прикрытия бомбардировщиков на Сааремаа советское командование уже не могло. Поэтому командующий Военно- Воздушными Силами ВМФ


16 Отделение ЦВМА, ф. 216, д. 12494, л. 563.

17 Н. Г. Кузнецов. На флотах боевая тревога. М. 1971, стр. 40.

18 Отделение ЦВМА, ф. 70, д. 4814, л. 349.

19 Там же, ф. 216, д. 12496, л. 466.

20 Там же, ф. 7, д. 2647, л. 153.

стр. 210


приказал перебазировать бомбардировщики с Сааремаа на подмосковный аэродром21 .

Так закончилась одна из ярких страниц, внесенных советскими летчиками в летопись Великой Отечественной войны. Налеты советской авиации на Берлин в 1941 г. имели не столько военное, сколько политическое значение. Они продемонстрировали всему миру мужество и мастерство наших летчиков, вдохновляли на новые подвиги советских воинов на всем советско-германском фронте, способствовали дальнейшему разоблачению хвастовства Геринга насчет того, что "на Германию не упадет ни одна бомба". Мужество экипажей наших самолетов помогало рассеивать вымыслы гитлеровской пропаганды об "уничтожении" советской авиации. Каждый такой полет был в то время подлинным подвигом советских соколов. 13 августа 1941 г. полковнику Е. Н. Преображенскому, капитанам В. А. Гречишникову, А. Я. Ефремову, М. Н. Плоткину и П. И. Хохлову было присвоено звание Героя Советского Союза; 17 сентября 1941 г. этого же звания были удостоены их боевые товарищи из Дальней бомбардировочной авиации майоры В. И. Малыгин и В. И. Щелкунов" капитаны Н. В. Крюков и В. Г. Тихонов, лейтенант В. И. Лахонин.


21 Там же, ф. 122, д. 36611, л. 17.



Опубликовано 05 июня 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Ю. И. ЧЕРНОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, 1975-05-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.