Почему царскую семью убили до 19 июля 1918 года?

Белорусский САМИЗДАТ: книги, рассказы, фельетоны и пр.

Разместиться

САМИЗДАТ: ПРОЗА новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

САМИЗДАТ: ПРОЗА: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Почему царскую семью убили до 19 июля 1918 года?. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

91 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

С момента убийства (или исчезновения) царской семьи из Дома Ипатьева прошло уже почти 98 лет. Напомним, что существуют две официальные версии убийства Императора Николая II и членов его семьи: первая версия, основана на белогвардейском расследовании 1918-1924 годов под руководством следователя Н.А. Соколова[1]; вторая версия, основана на расследовании 1993-2009 годов под руководством следователя В.Н.Соловьева[2] и Правительственной комиссией, возглавляемой Б.Немцовым[3]. Обе версии имеют расхождения только в вопросе манипуляции с телами убитых: полное уничтожение огнем и кислотой или захоронение с частичным уничтожением двух тел. Но, расхождений по количеству убитых (11 человек), месте убийства (подвал Дома Ипатьева) и времени убийства (ночь с 16 на 17 июля 1918 года) обе версии не имеют. Рассмотрим общие ошибки, совершенные обоими следователями, которые могут пролить свет на обстоятельства убийства (или исчезновения) всех членов царской семьи.

Самым главным упущением следователей в расследовании убийства членов царской семьи является отсутствие анализа влияния реформы законодательства на трагическую судьбу царской семьи. В материалах обеих следствий отсутствует исторический анализ проведенного в Москве пятого Всероссийского съезда Советов с 4 по 10 июля 1918 года. Следователями, как Н.А. Соколовым, так и В.Н.Соловьевым не была дана оценка последствий для представителей Династии Романовых, принятых на съезде следующих нормативно-правовых актов:

  1. Конституции РСФР от 10 июля 1918 года ,которой была установлена диктатура пролетариата, основанная на подавлении и уничтожении господствующего класса[4].; 2. Декрету СНК «О национализации имущества низложенного Российского императора и членов бывшего императорского дома» от 13 июля 1918 года (далее – Декрет «О национализации»)[5]. Факт проведения пятого Всероссийского съезда Советов с 4 по 10 июля 1918 года имел особую значимость в судьбе пленников Дома особого назначения. Ведь именно 4 июля 1918 года комендантом назначен был Я.Юровского, и для внутренней охраны Дома Ипатьева привлекли чекистов. Данный факт напрямую связан с предстоящим съездом в Москве и принятием на ней первой Конституции. Проект Конституции был поручен Комиссии по её разработке Постановлением ВЦИК ещё 1 апреля (19 марта) 1918 года. Поэтому, депутаты предстоящего съезда Советов были прекрасно осведомлены о его повестке дня – о Конституционном закреплении власти Советов, основанной на диктатуре пролетариата и национализации всего имущества представителей  Российского Имперского Дома.   В главе 24 своей книги Н.А.Соколовым [1] было сделано только предположение о том, какие причины и люди побудили Я.Юровского на преступление, цитируем:   «Он ли (Юровский) был тем лицом, кто решил судьбу царской семьи? Юровский сел в дом Ипатьева 4 июля и через несколько дней привел туда палачей. Очевидно, в этот промежуток времени между 4 и 15 июля какие-то иные люди, решив судьбу царской семьи, пробудили преступную деятельность Юровского». В материалах обоих расследований отсутствуют официальные документы, подтверждающие факт конфискации имущества после 13 июля 1918 года, как у членов царской семьи, находящихся под арестом в Екатеринбурге, так у представителей Российского Императорского Дома, находящихся в Алапаевске. Имеются только некоторые свидетельские показания и записи в дневниках Императора Николая II и Императрицы Александры Федоровны. Рассмотрим их.   В обоих следственных материалах говориться о том, что после того, как власти г. Алапаевска получили сообщение о мнимом побеге из Перми Великого Князя Михаила Александровича Романова, для сосланных 20 июня 1918 года ввели тюремный режим. В материалах следствия Н.А.Соколова [1] из свидетельских показаний приходящей поварихи Кривовой подтверждён факт конфискации имущества, цитируем: «Приблизительно через месяц положение Князей резко изменилось к худшему: у Князей было конфисковано все их имущество — обувь, белье, платье, подушки, золотые вещи и деньги; оставлено было только носильное платье и обувь и две смены белья... С этого же времени были запрещены всякие прогулки вне школьной ограды и запрещено было делать какие бы то ни было закупки на рынке». Также в обоих следственных материалах указан факт ухудшения положения пленников Дома Ипатьева с момента побега Великого Князя Михаила Романова из г.Перми. По свидетельским показаниям священнослужителей в расследовании следователя Н.А.Соколова видно, что ни 20 мая (2 июня), когда священник Сторожев приходил служить службу, ни 1(14 ) июля, когда священник о. Меледин приходил служить службу «никаких драгоценностей и украшений на дочерях и на Александре Фёдоровне не заметили», а у Николая 2 был Георгиевский крест 20 мая (2 июня), а 1(14 ) июля креста у Николая 2 священник «не приметил». В сделанных записях в дневнике Императора Николая II [6] в период с 4 июля (21 июня)  по 8 июля (25 июня)1918 года, зафиксирован факт изъятия комендантом Дома особого назначении Юровским на хранение драгоценностей у всех членов царской семьи. Юровский со своим помощником «составил опись золотым вещам членов царской семьи(кольца, браслеты и пр.), большую часть которых они унесли с собой». Затем все ценности были помещены в ящик, запечатанный печатью, который был оставлен на хранение в спальне императорской четы. Все эти дни Юровский приходил проверять целостность печати на ящике с драгоценностями. В дневнике Императрицы Александры Федоровны[6]  также указан факт изъятия всех драгоценностей 4 июля (21 июня), кроме тех которые невозможно было снять( два моих браслета, по одному детскому браслету каждой и обручальное кольцо мужа). Сообщений о судьбе ящика с драгоценностями после 25 июня (8 июля ), т.е. после принятия выше указанных законодательных актов (Конституции и Декрета «О национализации») в дневниках Императора Николая II и его супруги нет. Кроме того, последняя запись в дневнике Императора Николая II была сделана им 13 июля (30 июня) в день принятия Декрета «О национализации». Из всего выше сказанного можно сделать вывод о том, что еще до 13 июля у царской семьи была произведена опись и условная конфискация всего ценного имущества. С учетом этого факта, нахождение в Доме Ипатьева и на заброшенной шахте множества личных вещей царской семьи, в том числе и драгоценностей, после 13 июля требует отдельного рассмотрения и объяснения.  В главе 25 книги Н.А.Соколова при определении роли Якова Мовшевича Свердлова в убийстве царской семьи есть один факт, который является подтверждением конфискации имущества у членов царской семьи, в том числе их дневников.  21 июля официальное большевистское «Бюро Печати» отправило из Москвы в Екатеринбург областному совету телеграмму № 6153. Она датирована 19 июля 1918 года, в которой сообщается о том «что распоряжении ЦИК находятся сейчас важный материал документы Николая Романова его собственноручные дневники, которые он вел последнего времени дневники его жены детей». В данной телеграмме также было сказано о судьбе Императора Николая 2 ( расстрелен  16 июля), Цесаревича Алексея и Императрицы Александры Федоровны (отправлены надежное место), но судьбе дочерей царской четы в телеграмме нет ни слова. Следователем Н.А. Соколовым был сделан вывод о том, что дневники и письма царской семьи никак не могли быть доставлены в Москву Я.Свердлову 18 июля  ( о которых он пишет в телеграмме № 6153), так как они находились при царской семье в Екатеринбурге и для их доставки понадобилось бы преодолеть большое расстояние и пару дней пути. А могли быть доставлены в Москву только после убийства царской семьи, цитирую: «Как же можно было раньше убийства взять у него эти письма? Сделать это — раскрыть умысел убийства. Эти письма взяли у Царя, перешагнув через его труп».   Следователь Н.А. Соколов в главе 19 своей книги [1] сделал вывод об убийстве женской части царской семьи на том основании, что принадлежавшая Императрице Александре Федоровне икона Федоровской Божьей Матери (с оторванным драгоценным камнем) была найдена в Доме Ипатьева. Такой вывод следователем Соколовым был сделан на основании того, что с этой иконой Императрица Александра Федоровна никогда не расставалась. Если указанная икона была конфискована вместе с другим имуществом царской семьи, представляющем какую-либо ценность, до опубликования Декрета о национализации, то Императрица Александра Федоровна при любом варианте событий 16-17 июля  (расстреле, эвакуации семьи или уничтожения семьи по алапаевскому сценарию) никак не могла взять ее с собой. А большевики после конфискации просто отчленили ценность от иконы, а саму икону выбросили, как не нужный атеистам хлам.  Для того, чтобы разобраться в подтверждении обеих версий убийства всех членов царской семьи в подвале Дома Ипатьева, проведем анализ найденного драгоценного имущества членов царской семьи.   В главах 19 и 22 книги Н. А. Соколова «Убийство царской  семьи»[1] приводится опись найденных на руднике драгоценностей и личных вещей членов царской семьи. Среди  них имеется воинский значок (глава 22, п.10), принадлежавший, со слов свидетелей Теглевой и Эрсберга «Государыне, который она носила на браслете». Согласно записям в дневнике Императрицы Александры Федоровны, из драгоценных вещей, которые у нее остались после 4 июля (21 июня) были только 2 браслета, которых не смогли снять с руки. На одном из этих браслетов вполне мог находиться найденный значок. Найденные другие драгоценности ( крест, бриллианты, части жемчугов, круглые жемчужены, осколки изумрудов, сапфиров, две золотые цепочки, топазы, часть золотого кольца и др.), принадлежавшие Императрице и ее дочерям по выводам следователя Соколова были спрятаны под нижним бельем и одеждой (летние костюмы, осенние костюмы, шляпы) еще в Тобольске. И были обнаружены только на руднике при грубом раздевании пленников (или их трупов) Дома Ипатьева. Проведенная экспертиза установила, что «некоторые из драгоценностей разрушены сильными ударами каких-то твердых предметов: не острорежущих орудий». Следователем Н.А.Соколовым был сделан вывод о том, что драгоценности были «разрушены в самый момент убийства пулями на их телах». Чтобы делать такие выводы, необходимо иметь 100 % подтверждение того, что разрушенные драгоценности находились именно в корсетах, а не в других местах. И что «какие-то твердые предметы» являются пулями, а не кувалдами и камнями.  При этом следователем не был учтен тот факт, что наполненные драгоценностями женские корсеты, могли выполнять роль бронежилетов, и являться источником рикошета пуль при расстреле. Согласно выводам авторов книги «Дело Романовых или расстрел, которого не было», опубликованной в России в 2011 году ( Москва, Алгоритм) [8] А. Саммерса и Т. Мангольда с участием зарубежных экспертов отсутствие на деталях женских корсетов ( 6 шт.) каких –либо повреждений ( пулевых, штыковых) может говорить о том, что расстрела не было пока жертвы были в корсетах. Данный факт был сделан по описанию состояния частей корсетов, найденных около заброшенной шахты. На этом основании был сделан вывод об эвакуации женской части царской семьи за пределы Екатеринбурга.  Единственная вещь, найденная на руднике, которая вызывает сомнения по поводу конфискации всего ценного имущества у членов царской семьи после 13 июля – это найденная серьга из платины с жемчугом и бриллиантом ( глава 22 п. 43) [1],    принадлежавшая по свидетельству Жильяра, Гиббса и Теглевой Императрице Александре Федоровне. Согласно выводам экспертом - это была только одна из найденных вещей, которая «действию огня… не подвергалась”. Кроме того, в этих серьгах Императрица Александра Федоровна уехала из Тобольска в Екатеринбург. Единственными не драгоценными, но дорогими вещественными доказательствами в уголовном деле являются домашние питомцы, принадлежавшие детям царской четы: собачка самка Джемми,  принадлежавшая Великой Княгини Анастасии  и спаниель Цесаревича Алексея. Из материалов расследования Н.А.Соколова видно, что труп собачки самки Джемми был найден 25 июля 1919 года на дне открытой шахты. У собачки была сломана лапа и пробит череп, от чего по заключению врача она и умерла. А спаниеля из Дома Ипатьева забрал после расстрела  себе охранник М.И.Леметин. Почему-то всеми следователями, проводившими расследование обстоятельств убийства пленников ДОН факт нахождения на дне заброшенной шахты трупа собачки воспринимается, как основное доказательство того, что и именно тела убитых пленников также находились на заброшенной шахте.  А оставленного в живых спаниеля никто не считает доказательством того, что царскую семью не расстреляли. Описанная Я.Юровским особая забота о трупе собачки, транспортированного из подвала Дома Ипатьева до дна шахты, выглядит, как пособие для лиц, страдающих старческим слабоумием. Сделать вывод о том, что домашние питомцы всегда следуют за своими хозяевами только в том случае, если они живы, никто из следователей не смог.  Именно домашние питомцы, как  невольные свидетели событий являются вещественными доказательствами, способными раскрыть тайну екатеринбургской трагедии: мужская часть пленников Дома Ипатьева была убита в подвале, а женская- вывезена для уничтожения на рудник. В истории принятия Декрета о национализации от 13 июля 1918 года и Конституции от 10 июля 1918 года имеется еще один важнейший факт: оба законодательных акта были опубликованы  в «Известиях ВЦИК и Московского совета рабочих и красноармейских депутатов» только 19 июля 1918 года. Это означает то, что в законную силу они вступили, только в день захоронения под мостиком из шпал останков царской семьи. И что все действия с расправой над представителями Российского Императорского Дома ( в Екатеринбурге и Алапаевске) были поспешно осуществлены к дате вступления в законную силу выше указанных законодательных актов – к 19 июлю. Это подтверждает то, что власти Урала действовали по указанию Московских властей, готовивших опубликование 19 июля 1918 года Конституции от 10 июля  и Декрета о национализации от 13 июля . Источники: [1]  Н. А. Соколов «Убийство царской  семьи» ссылка:  http://goldword2008.narod.ru/Sokolov.html

[2]  «Постановление о прекращении уголовного дела № 18/123666-93 "О выяснении обстоятельств гибели членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в период 1918-1919 годов", ссылка:

http://www.nik2.ru/documents.htm?id=269

[3]  Материалы «Правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи», ссылка: http://www.nik2.ru/documents.htm?id=39 [4] Конституции РСФР от 10 июля 1918 года http://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1918/

[5] Декрет «О национализации имущества низложенного Российского императора и членов бывшего императорского дома» от 13 июля 1918 года.  ссылка http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_315.htm

 [6]. Выписки из Дневника Николая 2 (ГАРФ. ф. 640. Оп. 1. Д. 326. Л. 55 - 93), ссылка: http://rus-sky.com/history/library/docs.htm#4

  [7] Записка Я.М.Юровского ссылка: http://www.nik2.ru/documents.htm?id=183

 [8] Мангольд Т., Саммерс Август Монтегю «Дело Романовых или расстрел, которого не было» М.: Эксмо: Алгоритм, 2011. — 368 с   



Опубликовано 26 февраля 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Избицкая Елена • Публикатор (): Избицкая Елена Николаевна

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.