МЕМУАРЫ КАК ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА

Мемуары, воспоминания, истории жизни, биографии замечательных людей.

NEW МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ


Все свежие публикации



Меню для авторов

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему МЕМУАРЫ КАК ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси

Система Orphus

2973 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Мемуарная литература занимает видное место среди источников по истории советского общества. Однако критической оценки советской мемуаристики в целом исследователи, по существу, еще не дали. Имеются лишь отдельные попытки рассмотреть этот вопрос, сделанные, как правило, попутно, в связи с анализом тех или иных воспоминаний или сборников 1 . Вызывает интерес обмен мнениями о том, что должны представлять собой воспоминания участников Великой Отечественной войны, который состоялся на страницах газеты "Красная звезда" между писателем Константином Симоновым и доктором исторических наук полковником П. Жилиным 2 . В настоящей статье автор ставит своей целью определить значение воспоминаний как источников по истории советского общества и осветить некоторые вопросы критического отношения к ним.

 

Мемуары - специфический вид литературных произведений. Они могут касаться определенных общественных явлений либо повествовать о жизненном пути автора. Мемуаристы иногда ограничиваются констатацией запомнившихся им фактов, не анализируя их. Но многие идут дальше этого. Они стремятся выразить свое отношение к изложенным фактам, дать им оценку. Очень часто мемуаристы пытаются установить причинную связь между описываемыми ими явлениями, прибегая при этом к документальным, эпистолярным и другим письменным источникам.

 

Специфика воспоминаний как исторических источников состоит в том, что они нередко позволяют историку восстановить недостающие звенья в известной ему по документам цепи фактов, событий и явлений. Таковы, например, сведения, почерпнутые из мемуарной литературы, об исторических заседаниях ЦК РСДРП (б) 10 и 16 октября

 

 

1 А. Лукашев, С. Шаумян, С. Щепров. Мемуарная литература и историческая правда. "Коммунист", 1959, N 11; З. А. Левина. Вечно живой Ленин. "Вопросы истории КПСС"," 1957, N 1; М. А. Двойнишников, Ш. И. Чивадзе. Ярче, полнее отражать революционное прошлое. Там же; Г. И. Петровский. Великий вождь революции. "Вопросы истории КПСС", 1957, N 3; Г. Жук. За правдивое освещение жизни и деятельности В. И. Ленина. "Вопросы истории КПСС", 1958, N 5; В. В. Пентковская. Рецензия на книгу "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине" (ч. I). "Вопросы истории", 1957. N 1; П. К. Федотов. Рецензия на книгу "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине" (ч. II). "Вопросы истории", 1957, N 12; М. Н. Черноморский. Воспоминания участников Великой Отечественной войны как источник исторических исследований. "Вопросы истории", 1957, N 3; В. И. Старцев Ю. С. Токарев, Б. Ф. Акентьев, Я. И. Давидович. Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Воспоминания активных участников революции. "История СССР", 1957, N 2; Б. П. Каневский. Великая Октябрьская социалистическая революция в освещении Джона Рида, Альберта Риса Вильямса и Линкольна Стеффенса. "История СССР", 1957, N 4; И. Кузнецов. За точность военно-исторических фактов. "Военно-исторический журнал". 1960, N 2, и некоторые другие.

 

2 Константин Симонов. О воспоминаниях участников войны. Заметки писателя. "Красная звезда", 17 апреля 1960 г.; его же. Перед глазами - боевое прошлое. "Красная звезда", 27 апреля 1960 г.; П. Жилин. О воспоминаниях участников войны. Заметки историка. "Красная звезда", 25 мая 1960 года.

 
стр. 55

 

1917 г. 3 , о непосредственном руководстве В. И. Лениным Октябрьским вооруженным восстанием 4 , о деятельности большевистских агитаторов среди солдат и офицеров, находившихся в Зимнем дворце накануне Октябрьского штурма 5 , о событиях, связанных с крейсером "Аврора" 6 , о написании В. Й. Лениным декрета о земле 7 , о работе II съезда Советов 8 и др. Трудно перечислить все важнейшие вопросы, которые нашли освещение в воспоминаниях участников Великой Октябрьской социалистической революции и которые в большой мере восполняют сведения документальных материалов.

 

Воспоминания занимают значительное место и среди источников по истории гражданской и Великой Отечественной войн. В них находят отражение вопросы ведения боевых операций, особенно в мемуарах видных военачальников 9 . Воспоминания являются незаменимым источником при изучении истории подпольных организаций и партизанского движения, развернувшегося в годы гражданской 10 и Великой Отечественной 11 войн.

 

Воспоминания участников социалистического строительства (хотя их еще сравнительно немного) вносят существенный вклад в общую массу документальных материалов, привлекаемых исследователями по ряду вопросов 12 , особенно по истории стахановского движения 13 .

 

Советская мемуарная литература в корне отличается от воспоминаний представителей эксплуататорских классов. Последние отражают преимущественно интересы этих классов и только в редких случаях уде-

 

 

3 А. В. Шотман. Подготовка восстания. "Великая Октябрьская социалистическая революция". Сборник воспоминаний участников революции в Петрограде и Москве. М. 1957; воспоминания В. П. Шунякова, Е. А. Алексеевой, Ф. З. Евсеева в сборнике "Ленин - вождь Октября". Л. 1956.

 

4 Н. Подвойский. Штурм Зимнего. "Рассказывают участники Великого Октября", М. 1957, стр. 66; его же. В. И. Ленин в 1917 году. "Исторический архив", 1956, N 6; В. Бонч-Бруевич. Владимир Ильич Ленин в первые дни Октябрьской революции. Сборник "Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде". Л. 1956; А. Бубнов. Ленин в Октябрьские дни. Там же, В. Невский. В Октябре. Там же; М. Лондарский. Встречи с В. И. Лениным. Там же, и др.

 

5 "Рассказывают участники Великого Октября", стр. 69.

 

6 "Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде", стр. 240 - 245.

 

7 В. Бонч-Бруевич. Как Владимир Ильич писал декрет о земле. "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине". Ч. I. М. 1956; М. Фофанова. Ильич перед Октябрем 1917 года. Там же.

 

8 А. В. Луначарский. Смольный в великую ночь. "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине". Ч. I; И. И. Вахрамеев. Во имя революции. М. 1957, и др.

 

9 М. Н. Тухачевский. Поход за Вислу. М. 1923; С. М. Буденный. Пройденный путь. Кн. I. М. 1958; А. И. Еременко. На западном направлении. М. 1959; В. И. Чуйков. Начало пути. М. 1959; П. Г. Кузнецов. Дни боевые. М. 1959; И. В. Тюленев. Через три войны. М. 1960; А. Г. Головко. Вместе с флотом. М. 1960, и др.

 

10 В. Г. Яковенко. Записки партизана. М. -Л. 1925; Д. Самарский. Партизаны Волги. М. -Л. 1925; "Большевистское подполье (Из истории пролетарской борьбы в Таганроге)". Таганрог. 1926; П. Е. Щетинкин. Борьба с колчаковщиной. Новосибирск. 1929; Б. Бархатов. В подполье. М. 1931; М. Перевалов. Таежные партизаны. М. 1933; И. П. Шевчук. Восьмой Тунгусский. Хабаровск. 1939, и др.

 

11 П. К. Игнатов. Записки партизана. М. 1944; С. А. Ковпак. От Путивля до Карпат. М. 1945; А. Ф. Семенов. Шумел сурово Брянский лес. Брянск. 1950; П. П. Вершигора. Люди с чистой совестью. М. 1951; И. А. Козлов. В крымском подполье. В городе русской славы. М. 1952; В. И. Козлов. Люди особого склада. М. 1953; А. Ф. Федоров. Подпольный обком действует. М. 1955; М. И. Наумов. Хинельские походы. М. 1954; Д. Н. Медведев. Сильные духом. М. 1955; В. Ливенцев. Партизанский край. Л. 1951, и др.

 

12 См. "История советского общества в воспоминаниях современников. 1917 - 1957". Аннотированный указатель мемуарной литературы. М. 1958.

 

13 И. Гудов. Путь стахановца. М. 1933; Н. Изотов. Моя жизнь. Моя работа. Харьков. 1934; А. Х. Бусыгин. Жизнь моя и моих друзей. М. 1939; А. Г. Стаханов. Рассказ о моей жизни. М. 1938; Блидман. Три года моей работы. М. 1938; П. Ангелина. О самом главном. М. 1948; К. А. Борин. 15 лет за штурвалом комбайна. М. 1950, и др.

 
стр. 56

 

ляют внимание жизни и борьбе трудящихся масс. Но и тогда этим вопросам дается, как правило, извращенная характеристика, оценка их сквозь призму буржуазных или дворянских концепций.

 

В противоположность этому воспоминания советских людей воссоздают картину всенародной борьбы за осуществление поставленных Коммунистической партией задач, вскрывают истоки трудовых и боевых подвигов советских людей, их мысли, чаяния и чувства, побудительные причины массовых народных движений в период социалистического и коммунистического строительства. Жизнь и дела многих советских мемуаристов служили и служат вдохновляющим примером, на котором учится наша молодежь и которому она стремится подражать. Мемуарная литература пользуется исключительной популярностью у массового читателя; она имеет большое значение в идейно-политическом воспитании советских людей, и особенно молодежи.

 

Воспоминания как важный вид источников все чаще используют наши историки в своих исследованиях.

 

Широкое применение находят воспоминания в трудах по истории Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской войны. Например, были использованы мемуары при написании "Истории гражданской войны" (т. I, II).

 

В работах по истории Октябрьской революции, опубликованных к ее 40-летию, и в других трудах многократно привлекались воспоминания в качестве источника. Так, широко используются воспоминания, опубликованные в ряде сборников, изданных к 40-й годовщине Великого Октября 14 , а также вышедшие отдельными изданиями 15 .

 

Мемуары явились одним из основных источников для статьи Б. Н. Камешкова "Петроградские большевики в борьбе за победу Октябрьского вооруженного восстания (15 сентября - 26 октября 1917 года)" 16 . Он использовал по данному вопросу компактную группу воспоминаний как руководителей вооруженного восстания, гак и рядовых его участников. Помимо изданных, автор использовал и неопубликованные воспоминания. Так, рассказывая о том, как Н. К. Крупская приносила в Выборгский РК РСДРП (б) письмо В. И. Ленина "Большевики должны взять власть" для ознакомления с его содержанием партактива района, Б. Н. Камешков ссылается на опубликованные в "Красной летописи" воспоминания члена Выборгского райкома Н. Ф. Свешникова 17 и на хранящиеся в Ленинградском партийном архиве воспоминания рабочего С. Л. Лапшина (завод "Феникс") и И. М. Гордиенко (завод "Новый Лесонер").

 

Б. Н. Камешков привлек воспоминания для выяснения таких вопросов, как состав членов ВРК, боевая подготовка красногвардейских отрядов 18 . На воспоминания автор ссылается при определении времени взятия Красной гвардией отдельных объектов Петрограда, установлении численного состава частей, охранявших Зимний дворец, при изложении материала о том, как осуществлялся план штурма Зимнего дворца 19 .

 

Тщательное изучение, глубокий критический анализ мемуаров помогли автору восстановить ряд фактов, не нашедших отражения в других документах. Однако такое всестороннее и активное использование

 

 

14 "Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде"; "Рассказывают участники Великого Октября"; "Ленин - вождь Октября"; "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине". Ч. 1, и др.

 

15 В. Антонов-Овсеенко. В революции. М. 1957; Н. ф. Измайлов. Балтийский флот в Октябрьские дни. М. 1957; Н. И. Подвойский. Год 1917. М. 1958, и др.

 

16 "Великий Октябрь". М. 1957, стр. 211 - 244.

 

17 Там же, стр. 215 - 216.

 

18 Там же, стр. 217, 218, 223.

 

19 Там же, стр. 239 - 242.

 
стр. 57

 

воспоминаний как исторических источников наблюдается в работах по истории Октябрьской революции все же довольно редко. В большинстве случаев мемуары привлекаются для того, чтобы иллюстрировать те или иные положения 20 .

 

Реже используют мемуары авторы трудов по истории гражданской войны. Лишь иногда исследователи приводят факты, почерпнутые из мемуаров. Например, Н. Кузьмин в книге "Крушение последнего похода Антанты" (М. - 1958) нередко ссылается на мемуары С. С. Каменева, В. Путны, М. Н. Тухачевского и др., а также критически использует воспоминания лиц, находившихся в лагере контрреволюции.

 

Л. Спирин, автор книги "Разгром армии Колчака" (М. 1957), широко пользуется воспоминаниями участников борьбы на колчаковском фронте 21 . Автор ознакомился также с многочисленной мемуарной литературой белогвардейцев, иностранных генералов и советников при Колчаке, дав ей критическую оценку 22 . Приведение Л. Спириным фактов, сообщаемых мемуаристами, на наш взгляд, обогатило книгу и позволило автору с большой силой раскрыть всенародную борьбу против колчаковщины на фронтах и в тылу врага. Благодаря широкому привлечению воспоминаний выиграла работа А. Кладта и В. Кондратьева "Братья по оружию" (М. 1960) 23 .

 

Недооценка мемуаров сказывается в книге И. Короткова "Разгром Врангеля" (М. 1955). Вследствие небольшого количества документальных источников в книге не нашли освещения важнейшие вопросы борьбы в тылу врага, которая сыграла немалую роль в разгроме врангелевщины. Отсутствие такого материала снижает научный уровень в целом интересной и нужной работы. В то же время раздел о борьбе в тылу мог быть написан гораздо обстоятельнее, если бы автор критически использовал имеющуюся мемуарную литературу 24 .

 

Воспоминания, в которых рассказывается о беспримерном героизме и мужестве советских людей, сумевших разгромить вооруженных до зу-

 

 

20 См. статьи З. Ждановской и Д. Михалутиной, В. Приставкина, А. Шпынова в сборнике "В борьбе за победу Октября". М. 1957; статьи А. В. Лукашева и М. Д. Стучебниковой, П. А. Голуба, Г. Д. Костомарова, Н. Р. Дония в сборнике "Великий Октябрь"; статьи Е. Н. Городецкого. М. И. Стишова, М. Капустина в сборнике "Из истории Великой Октябрьской социалистической революции". М. 1957; в статье П. П. Шарова в сборнике "Коммунистическая партия в борьбе за победу Октября". М. 1959. Сравнительно слабо использованы воспоминания в работах Н. Иванова "Великий Октябрь в Петрограде". Л. 1957; Е. Г. Гимпельсона "Из истории строительства Советов (ноябрь 1917 г. - июль 1918 г.)". М. 1958, и некоторых других. В то же время в ряде монографий и большинстве статей воспоминания вообще не использованы, хотя они могли бы дать много ценного материала для исследователей.

 

21 Например, И. А. Онуфриев. Гражданская война на Урале. Воспоминания бывшего комбрига. Свердловск. 1925; В. Г. Яковенко. Записки партизана. М. -Л. 1925; "Борьба за Урал и Сибирь". Сборник воспоминаний. М. -Л. 1926; Д. Фурманов. Под Уфой и Уральском. М. -Л. 1928; Н. И. Кирюхин. Из дневника военного комиссара. М. 1928; "Гражданская война в Башкирии". Сборник воспоминаний. Уфа. 1932; П. Бажов. Бойцы первого призыва. Свердловск. 1934; его же. Формирование на ходу. Свердловск. 1936; "Гражданская война в Оренбургском крае". Чкалов. 1939; "За власть Советов". Сборник воспоминаний. Новосибирск. 1947.

 

22 Г. Гинс. Сибирь, союзники и Колчак. Т. II. Пекин. 1921; Камский. Сибирское действо. Птгр. 1922; Джон Уорд. Союзная интервенция в Сибири 1918 - 1919 годов. М. -Птгр. 1923; В. Болдырев. Директория, Колчак, интервенты. Новониколаевск. 1925, и др.

 

23 "Гражданская война в Оренбургском крае"; "Незабываемое". Красноярск. 1957; "За власть Советов". Кемерово. 1937; "Венгерские интернационалисты в Великой Октябрьской социалистической революции". М. 1959, и др.

 

24 "Пятьдесят первая Перекопская дивизия. История боевой и мирной жизни за 5 лет. 1919 - 1924". М. 1925; "На Врангеля. Повесть о перекопских боях". М. 1933; М. В. Фрунзе. Памяти Перекопа и Чонгара. Страницы воспоминаний. М. 1934; А. В. Мокроусов. В горах Крыма. Симферополь. 1940; "Перекоп". Сборник воспоминаний. М. -Л. 1941; П. Макарова. В двух схватках. Симферополь. 1956; Сборники "Революция в Крыму" NN 2, 3, 4, 8, 9. Симферополь. 1923 - 1930, и др.

 
стр. 58

 

бов белогвардейцев и иностранных интервентов, заслуживают пристального внимания историков. Несмотря на наличие довольно большой группы воспоминаний участников Великой Отечественной войны, до настоящего времени они слабо вводятся в научный оборот. Использование этих мемуаров (естественно, на основе глубокого критического анализа) исследователями наблюдается только в единичных случаях. Пожалуй, можно назвать лишь одну работу, в которой воспоминания участников Великой Отечественной войны использованы в качестве источника в полной мере. Речь идет о книге Н. И. Супруненко "Украина в Великую Отечественную войну Советского Союза" (Киев. 1956). Автор привлек большую группу воспоминаний, среди них мемуары командиров партизанских соединений и отрядов С. Ковпака, А. Федорова, В. Бегмы, Г. Базымы, П. Вершигоры, Д. Медведева, Г. Линькова, дневники С. Руднева и Н. Попудренко, сборники воспоминаний 25 . С помощью этих материалов Н. И. Супруненко осветил некоторые важные вопросы организации партизанского движения в тылу врага.

 

Частично использованы мемуары и в ряде других работ 26 . Однако в большинстве случаев они пока не привлекаются авторами книг по истории Великой Отечественной войны, и это бывает даже тогда, когда налицо есть группа воспоминаний, касающихся тех или иных тем. Так, в работе Е. Шамко "Партизанское движение в Крыму" (Симферополь. 1959), посвященной борьбе крымских партизан в годы Великой Отечественной войны, не нашлось места для мемуаров крымских партизан 27 , которые рассказывают о партизанской борьбе в данном районе. Составители коллективного труда "Очерки истории Великой Отечественной войны. 1941 - 1945" (М. 1955) в разделах, освещающих партизанское движение, лишь в двух случаях привлекли мемуарную литературу.

 

Крайне редко используют воспоминания исследователи, изучающие историю нашей страны в годы мирного строительства. Правда, за последнее время и в этой области положение начинает меняться. Примером этого может служить книга "Ленин - председатель Совнаркома и СТО", автор которой Э. Б. Генкина пишет, что мемуары позволяют восполнить многие пробелы, связанные с отсутствием стенографических записей заседаний Совнаркома, составить представление о работе В. И. Ленина как председателя СНК и СТО. Э. Б. Генкина делает попытку классифицировать воспоминания по данному вопросу, высказывает критические замечания в отношении публикации воспоминаний 28 . На основании обстоятельного изучения мемуарной литературы в книге характеризуется деятельность аппарата Совнаркома, говорится о подготовке ряда важных вопросов государственного строительства, в том числе связанных с восстановлением экономики, развитием науки, техники и пр. 29 .

 

 

25 С. А. Ковпак. Указ. соч.; А. Ф. Федоров. Указ. соч.; В. Бегма. Злочини німців і народна боротьба на Ровенщині. Укргосиздат. 1945; Г. Базима. Слідами великого рейду. Київ. 1950; Д. Медведев. Указ. соч.; П. Вершигора. Указ. соч.; Г. Линьков. Война в тылу врага. М. 1951; І. Туркенич. Краснодоньске підпілля. Журнал "Дніпро", 1946, N 7 - 8, и др.

 

26 Е. Кельнер. Героическая оборона Севастополя. 1941 - 1942. Симферополь. 1958; И. Сидорова. Трудящиеся Ярославской области в годы Великой Отечественной войны. Ярославль. 1958; Б. Тельпуховский. Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 - 1945. М. 1959, и др.

 

27 Е. П. Степанов. Партизанскими тропами. Астрахань. 1954; С. Становский. Партизаны. Симферополь. 1954; И. Вергасов. В горах Таврии (Записки партизана). Симферополь. 1955; П. Макаров. В двух схватках. Симферополь. 1956; И. А. Козлов. Указ. соч., и др.

 

28 См. Э. Б. Генкина. Ленин - председатель Совнаркома и СТО. Из истории государственной деятельности В. И. Ленина в 1921 - 1922 годах. М. 1960, стр. 12.

 

29 Н. А. Семашко Воспоминания о В. И. Ленине. М. 1933; Н. П. Горбунов. Как работал Владимир Ильич. М. 1933; А. М. Аникст. Воспоми-

 
стр. 59

 

Образцом научного подхода к воспоминаниям служат произведения В. И. Ленина. Владимир Ильич придавал мемуарной литературе большое значение. Откликаясь на пятую годовщину декабрьского вооруженного восстания 1905 г., В. И. Ленин призывал рабочих собирать воспоминания "о тогдашней борьбе и дополнительные сведения о Бабушкине, а также о других социал-демократических рабочих, павших в восстании 1905 г.", и предлагал издать брошюру с жизнеописанием этих рабочих. "Такая брошюра, - писал В. И. Ленин, - будет лучшим чтением для молодых рабочих, которые будут учиться по ней, как надо жить и действовать всякому сознательному рабочему" 30 .

 

В своих сочинениях В. И. Ленин нередко обращался к личным воспоминаниям. Например, работы "Как чуть не потухла "Искра"?", "Запись 29 декабря 1900 года", "Рассказ о II съезде РСДРП", "Об обстоятельствах ухода из редакции "Искры"" написаны в значительной степени на основе личных воспоминаний 31 . Изучение этих и некоторых других ленинских документов позволяет судить об отношении В. И. Ленина к воспоминаниям и к их использованию.

 

В "Записи 29 декабря 1900 года" В. И. Ленин отметил: "Мне хотелось бы записать свои впечатления от сегодняшней беседы с "близнецом" 32 . Это было знаменательное и "историческое" в своем роде собра-

 

 

нания о Владимире Ильиче. М. 1933; воспоминания Г. Леплевского в сборнике "Ленин на хозяйственном фронте". М. 1934; см. воспоминания А. В. Луначарского, Г. В. Чичерина, А. А. Андреева, Л. Б. Красина, Н. К. Крупской, Т. С. Кривова, Л. А. Фотиевой и др. в сборнике "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине". Ч. 2. М. 1957; Л. К. Мартене. Воспоминания о В. И. Ленине. "Исторический архив", 1958, N 5; А. М. Николаев. Ленин и радио. М. 1958; сборник "Рабочие и крестьяне России о Ленине". М. 1958; Л. А. Фотиева. Из жизни Ленина. М. 1959; "У истоков советской радиотехники". Сборник воспоминаний работников Нижегородской радиолаборатории имени В. И. Ленина. Горький. 1959.

 

30 В. И. Ленин. Соч. Т. 16, стр. 334.

 

31 См В. И. Ленин. ПОС. Т. 4, стр. 334 - 352, 386 - 388; т. 8, стр. 1 - 20, 175 - 180, 482.

 

32 Кличка П. Б. Струве.

 
стр. 60

 

ние..., по крайней мере историческое в моей жизни, подводящее итог целой - если не эпохе, то странице жизни и определяющее надолго поведение и жизненный путь" 33 . В. И. Ленин дает здесь оценку описываемому событию и в то же время подчеркивает, что он записывает "свои впечатления", то есть свое субъективное восприятие происшедшего. В. И. Ленин учитывает особенности нашей памяти и возможность искажения событий при передаче их после длительного промежутка времени. Так, беседу со Струве В. И. Ленин воспроизвел сразу же 34 . Свои воспоминания о Н. Г. Федосееве В. И. Ленин писал 30 лет спустя и поэтому особо оговаривал: "На точность их я не полагаюсь", "насколько я помню", "особенно осталось в моей памяти" 35 .

 

В. И. Ленин стремился восстановить события по памяти и максимально подробно изложить их ход и все, что связано с ними. Так, в работе "Как чуть не потухла "Искра"?" Владимир Ильич подробно освещает переговоры с Г. В. Плехановым. В то же время В. И. Ленин четко излагает свое отношение к тому или иному событию, свои идейные позиции. При чтении воспоминаний В. И. Ленина создается отчетливое представление как о позициях его собеседников, так и о позиции Владимира Ильича.

 

Принципиальность, партийность, стремление к точности в изложении фактов и в то же время известная осторожность при воспроизведении прошедших событий - таковы характерные черты, присущие воспоминаниям В. И. Ленина. Отношение Владимира Ильича к воспоминаниям является образцом как для авторов мемуаров, так и для тех, кто пользуется воспоминаниями как историческими источниками.

 

Руководствуясь замечаниями В. И. Ленина по поводу мемуарной литературы, можно сделать некоторые выводы о методике критического анализа мемуаров.

 

Исследуя мемуары, необходимо, во-первых, изучить вопросы, связанные с их происхождением, то есть установить причины, вызвавшие их появление, цели, которые ставил перед собой автор, обстановку, в которой происходило создание воспоминаний. Во-вторых, следует установить время написания мемуаров и период между их написанием и опубликованием. Это поможет выявить, как сказались на изложении автором событий прошедшие годы и возможные изменения представлений об этих событиях.

 

В-третьих, немаловажное значение имеет вопрос о форме написания мемуаров, ибо от этого могут зависеть полнота освещения событий и отбор фактов. В настоящее время распространены следующие основные формы мемуаров: воспоминания, охватывающие весь жизненный путь автора - жизнеописания; воспоминания, посвященные определенным событиям или определенному периоду; дневники или поденные записи, составленные сразу же после событий; литературная запись, то есть произведения, написанные писателем по воспоминаниям и документам участника событий от его имени с сохранением всех элементов, свойственных воспоминаниям 36 . Каждая из этих форм имеет свои особенности, свою специфику отображения фактов и событий.

 

В-четвертых, выяснение данных об авторе - биографические сведения о нем, о его кругозоре, осведомленности и т. д. Изучение этих вопросов позволит судить о понимании автором описываемых им событий, влиянии субъективных представлений при их освещении.

 

 

33 В. И. Ленин. ПСС. Т. 4, стр. 386.

 

34 Там же.

 

35 В. И. Ленин. Соч. Т. 33, стр. 414, 415.

 

36 Подробнее об этом см. М. Н. Черноморский. Мемуары как исторический источник. М. 1959.

 
стр. 61

 

В-пятых, необходимо рассмотреть, какие дополнительные источники могли быть использованы автором при написании воспоминаний.

 

В-шестых, следует изучить все имеющиеся редакции воспоминаний, причины их появления и те изменения и дополнения, которые были сделаны автором, а также изменения, которые могли быть произведены при переиздании мемуаров.

 

Не имея возможности в рамках данной статьи подробно рассмотреть каждый из этих вопросов, остановимся только на некоторых наиболее существенных или недостаточно разработанных в источниковедческой литературе.

 

Одним из серьезных условий критического анализа воспоминаний является всестороннее изучение всего, что связано с личностью автора. Сведения о его жизни до событий, описываемых в воспоминаниях, позволяют установить его образование, широту политического восприятия событий, умение в них ориентироваться, навыки в определенных вопросах и др.

 

Биографические данные за период, охватываемый мемуарами, могут помочь установить, как хорошо знал автор описываемые события, степень его участия в них.

 

Например, в воспоминаниях участников боевых действий в годы гражданской и особенно Великой Отечественной войны осведомленность о событиях в значительной мере зависела от должности, которую занимали авторы воспоминаний в описываемое ими время. Такая зависимость вытекала из существовавшего в армии положения об ознакомлении лиц с обстановкой и ходом боевых операций в соответствии с занимаемой должностью.

 

Если сравнить вышедшие в последнее время воспоминания маршалов Советского Союза А. И. Еременко и В. И. Чуйкова 37 с другими (например, воспоминаний В. И. Чуйкова с воспоминаниями И. Г. Падерина 38 ), которые охватывают сравнительно небольшой район боевых действий, то можно обнаружить заметное отличие в широте охвата описываемых событий. То же обнаруживается при сравнении воспоминаний генерал-лейтенанта Н. К. Попеля и командира танковой роты Героя Советского Союза Г. И. Пенежко, которые описывают один и тот же период и примерно один и тот же район боевых действий 39 .

 

Мемуары военачальников, представителей советского генералитета, свидетельствующие о большом круге вопросов, им известных, о широте их кругозора, дополняются воспоминаниями солдат и офицеров Советской Армии, в которых отражены хотя и более конкретные вопросы, но в них ярко показаны действия советских людей в непосредственной боевой обстановке, их чувства и мысли, беспримерное мужество и героизм.

 

На воспоминания неизбежно налагают отпечаток такие факторы, как общественное положение, которое занимает автор воспоминаний, его идейно-политический уровень. С течением времени у автора может меняться оценка происходивших событий, а также отношение к действиям отдельных лиц. Например, об эволюции автора под влиянием исторической обстановки свидетельствуют опубликованные в 1959 г. воспоминания А. Верховского (написаны до 1937 г.). Если сравнить эти воспоминания с опубликованным в 1918 г. дневником того же автора "Россия на Голгофе", то заметно значительное отличие в оценке и освещении многих фактов и событий 40 .

 

При работе над воспоминаниями необходимо учитывать идейные по-

 

 

37 А. И. Еременко. Указ. соч.; В. И. Чуйков. Указ. соч.

 

38 И. Г. Падерин. На Сталинградском направлении. М. 1950.

 

39 Н. К. Попель. В тяжкую пору. М. 1959; Г. И. Пенежко. Записки советского офицера. М. 1950.

 

40 См. А. И. Верховский. На трудном перевале. М. 1959.

 
стр. 62

 

зиции автора, цели и задачи, которые он ставил перед собой при их написании, различные влияния, испытываемые им. Именно на эту сторону дела обращали внимание авторы статьи в журнале "Коммунист", подчеркивая, что необходимо помнить об эволюции взглядов автора воспоминаний в последующие годы 41 .

 

Как известно, под флагом воспоминаний неоднократно предпринимались врагами партии попытки атаковать генеральную линию Коммунистической партии, ревизовать коренные положения марксизма-ленинизма. Такого рода попыткой была вражеская вылазка Троцкого, который в своих писаниях "Уроки Октября" и других под видом "воспоминаний" грубо фальсифицировал историю, извращая ход событий и роль В. И. Ленина в Октябрьской революции.

 

Враждебные вылазки Троцкого и его сторонников получили в свое время сокрушительный отпор со стороны Коммунистической партии. Разгром троцкизма являлся результатом непримиримой борьбы за чистоту марксистско-ленинской теории, за правду истории.

 

Советские историки, сталкиваясь с воспоминаниями, написанными с враждебных нашему народу позиций, обязаны проявлять высокую бдительность, разоблачать и до конца обнажать антиисторическую, антипартийную трактовку в этих мемуарах вопросов истории советского общества.

 

В трудах, посвященных истории иностранной военной интервенции и гражданской войны, например, некоторые исследователи довольно часто обращаются к мемуарам белогвардейцев. Использование мемуаров белогвардейцев иногда целесообразно. Оно, в частности, может помочь раскрыть тайные замыслы иностранных интервентов, ответственных за развязывание и поддержку гражданской войны в стране. И здесь требуется весьма тщательный анализ.

 

При изучении воспоминаний необходимо установить те дополнительные источники, которыми пользовались авторы при их написании. Это позволяет выделить то, что интересует историка в воспоминаниях, а именно сами свидетельства мемуаристов, так как, в конечном итоге, исследователя привлекает в мемуарах освещение событий в том виде, в каком они сохранились в памяти их участников и которые он не может изучить непосредственно по документам.

 

Использование мемуаристом других источников, прежде всего документальных, производится с различной целью и в разной степени. Участники событий обычно прибегают к документам для того, чтобы на их основании восстановить в памяти отдельные стороны событий или звенья исторического процесса, неизвестные автору, чтобы подкрепить документами освещение отдельных событий и, наконец, опубликовать документы, которые автору кажутся важными.

 

Первая группа источников органически вплетается в воспоминания и играет в них служебную, подчиненную роль. Ссылки на них в тексте чрезвычайно редки. Обычно авторы воспоминаний не ссылаются и на вторую группу источников, хотя и приводят сведения о таких фактах и событиях, в которых им не приходилось непосредственно участвовать и очевидцами которых они не могли быть. Так, Д. Медведев в своей книге "Сильные духом" рассказывает о подвигах Героя Советского Союза Н. И. Кузнецова, о делах ровенского подполья, хотя сам он и не находился на месте действия. Подобные описания нередки и в других книгах; установление их по тексту воспоминаний не представляет особых затруднений.

 

Третья группа источников, используемая мемуаристами, чаще всего представляет собой полную или частичную публикацию текста документов. Здесь могут быть погрешности при воспроизведении и даже изло-

 

 

41 "Коммунист", 1959, N 11, стр. 109.

 
стр. 63

 

жении по памяти документального материала. Публикуемые таким способом документы можно использовать лишь в тех случаях, когда они по тем или иным причинам недоступны для исследователя. Иногда по воспоминаниям удается установить обстановку, в которой появились отдельные документы, и причины их возникновения. Серьезного внимания заслуживают документы личного происхождения - письма, дневники и пр., которые могут быть включены в воспоминания полностью или частично 42 . Ознакомление с их содержанием представляет иногда немалый интерес: подобного рода документы, как правило, хранятся в личных фондах авторов воспоминаний и для исследователей обычно недоступны.

 

В мемуарах участников Великой Отечественной войны нередко используются воспоминания третьих лиц. Исследователь не может отрицать ценность рассказов третьих лиц лишь на том основании, что мемуарист при передаче мог исказить эти рассказы. Чтобы показать наше отношение к данному вопросу, остановимся на некоторых примерах.

 

П. Вершигора в своих воспоминаниях воспроизводит по памяти и своим беглым записям рассказ Г. Линькова о делах его отряда, в частности о взрыве кинотеатра в Микашевичах 43 . После выхода в свет воспоминаний самого Г. Линькова стало очевидным, что при передаче рассказа Г. Линькова в воспоминаниях П. Вершигоры были допущены неточности 44 . В данном случае свидетельство мемуариста не может быть использовано.

 

Но бывает и так, когда переданные в воспоминаниях рассказы третьих лиц помогают уточнить факты и даже объяснить их 45 .

 

Следовательно, к рассказам третьих лиц, включаемым в воспоминания, нельзя подходить механически. Только тщательный источниковедческий анализ в каждом отдельном случае может решить вопрос о том, насколько те или иные свидетельства могут быть достоверными.

 

Итак, основная цель критического анализа воспоминаний состоит в выявлении полноты и достоверности сообщаемых сведений и авторской интерпретации событий. В результате такого анализа обычно удается установить, насколько возможно использование данных воспоминаний как исторических источников.

 

Одним из основных методов критического анализа воспоминаний является сравнительный анализ их текста с другими имеющимися документами и воспоминаниями, касающимися описываемых событий. Сравнительный анализ позволяет определить, какое влияние на полноту и достоверность воспоминаний оказывают недостатки, свойственные памяти, идентичность того, что сохранилось в памяти участника событий, с теми знаниями о событиях, которые могут быть известны по другим источникам, выявить то новое, что они вносят в имеющиеся уже представления о событиях, то есть раскрыть всю важность для исторического исследования данного исторического свидетельства. Это позволяет заключить, с одной стороны, в какой степени данные воспоминания дополняют имеющиеся уже источники и что они вносят нового по сравнению с ними. С другой стороны, сравнительный анализ помогает обнаружить, насколько можно доверять данному свидетельству, то есть обосновать право его использования как исторического источника.

 

В настоящее время, когда значительно расширилась источниковедческая база по истории советского общества, когда выходят в свет многочисленные публикации документов, возможности для сравнительного анализа стали еще более широкими.

 

 

42 См., например, книги: А. Ф. Федоров. Указ. соч., стр. 352 - 355, 372 - 378, 469 - 474; В. Андреев. Народная война. Л. 1952, стр. 196, 236, 237; М. И. Наумов. Указ. соч., стр. 288, 375 - 380, и другие воспоминания.

 

43 П. П. Вершигора. Указ. соч., стр. 175 - 182.

 

44 Г. Линьков. Указ. соч., стр. 351 - 360.

 

45 С. А. Ковпак. Указ соч., стр. 11 - 12; П. П. Вершигора, Указ. соч., стр. 65 - 68.

 
стр. 64

 

Сравнительный анализ должен производиться по довольно большому кругу вопросов и охватывать все содержание воспоминаний. Чтобы получить представление о том, насколько необходим такой критический, всесторонний анализ, остановимся на воспоминаниях М. А. Сиринова "Рождение ЦСУ" 46 .

 

М. А. Сиринов приводит любопытные сведения о том, какие предпринимались попытки использовать Центральный статистический комитет (ЦСК) для налаживания государственной статистики в молодой Советской республике. Он рассказывает о состоянии ЦСК после Октябрьской революции, о своих встречах с народным комиссаром по внутренним делам Г. И. Петровским, об обстановке, в которой происходил первый съезд статистиков, и о некоторых других вопросах.

 

Но ряд утверждений М. А. Сиринова, прежде всего об организации ЦСУ, не достоверен. М. А. Сиринов утверждает, что будто П. И. Попов, возглавлявший Отдел переписи и статистики ВСНХ, выступил с проектом, согласно которому вся статистика республики должна была быть подчинена ВСНХ. Этот проект П. И. Попов якобы предложил съезду статистиков (июнь 1918 г.), и съезд его принял. Однако, как утверждает автор, только после его выступления на заседании Совнаркома с предложением об организации центральной государственной статистики, эта идея будто бы была одобрена В. И. Лениным, который предложил создать комиссию для образования единой государственной статистики с подчинением ее центральным советским органам 47 .

 

Документы же свидетельствуют о другом. Так, еще 27 апреля 1918 г. "Исполнительная комиссия статистических съездов об организации и объединении статистических работ" приняла постановление о необходимости организации государственной статистики и о вынесении на съезд статистиков соответствующего проекта Отдела переписи и статистики ВСНХ 48 . Это значит, что еще за два месяца до приезда М. А. Сиринова в Москву уже имелся проект положения о создании государственной статистики. Съезд статистиков отклонил проект, представленный Центральным статистическим комитетом, и принял проект Положения о государственной статистике, разработанный Отделом переписи и статистики ВСНХ 49 . Данный проект приложен к протоколу шестого пленарного заседания съезда статистиков от 14 июня 1918 г. 50 и полностью соответствует утвержденному позднее Совнаркомом Положению о государственной статистике 51 .

 

Следовательно, никакого особого "весеенховского" проекта о сосредоточении государственной статистики в ВСНХ, как излагает М. А. Сиринов, съезд не рассматривал. Съездом был принят проект, впоследствии утвержденный Совнаркомом. Более того, из воспоминаний П. И. Попова следует, что он несколько раз беседовал с В. И. Лениным о создании единой государственной статистики и именно В. И. Ленин подсказал мысль о месте государственной статистики в системе государственных учреждений 52 .

 

Таким образом, сопоставление воспоминаний М. А. Сиринова с документальными материалами и свидетельствами других лиц позволяет установить, что в мемуарах М. А. Сиринова наряду с интересными сообщениями наблюдаются серьезные погрешности в изложении фактов.

 

 

46 "Исторический архив", 1959, N 6, стр. 91 - 95.

 

47 Там же, стр. 93 - 95.

 

48 Центральный государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства (ЦГАОР и СС) СССР, ф. 1562, оп. 3, д. 43, л. 1.

 

49 Там же, д. 6а, л. 1.

 

50 Там же, лл. 3 - 13.

 

51 Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства, 1918 г., N 55, стр. 611.

 

52 "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине". Ч. 2, стр. 297 - 299.

 
стр. 65

 

Одной из важных задач анализа воспоминаний является изучение различных их вариантов. Как известно, многие воспоминания неоднократно переиздавались. При этом авторы нередко вводили дополнения, часто весьма существенные, иногда подвергали свой труд значительной переработке. Естественно, исследователь не может пройти мимо имеющихся переизданий и должен их тщательно изучить для того, чтобы определить причины, повлиявшие на содержание последующих редакций, а также установить то новое и ценное, что каждый раз вносил автор в свои воспоминания.

 

К числу обстоятельств, вызывавших нередко появление новых вариантов воспоминаний, можно отнести более зрелую точку зрения автора на события 53 , влияние появившихся позднее воспоминаний других лиц и публикаций документов о тех же событиях, которые позволили мемуаристам дополнить издаваемые воспоминания 54 . На воспоминания накладывает отпечаток и ряд факторов, которые не зависят от самого автора.

 

Мемуары связаны с исторической обстановкой и представлениями эпохи, в которую они написаны; поэтому развитие общественно-политической мысли, расширение знаний в области истории и т. д. оказывают воздействие на автора воспоминаний, вызывают появление определенных наслоений, изменений в оценке событий, в характеристике людей и их действий во время событий и пр.

 

Серьезный отпечаток на мемуарную литературу наложило, например, распространение культа личности. Под влиянием культа личности в некоторых мемуарах допускалось искажение фактов и событий истории советского общества, умалялась роль масс в строительстве социализма и в борьбе за свободу и независимость советской Родины в годы войны.

 

После XX съезда КПСС были решительно преодолены последствия культа личности, идеологическая работа партии поднята на новую, невиданную высоту. В связи с рядом мероприятий, осуществленных партией после XX съезда КПСС, значительно возрос выпуск вновь написанных мемуаров. Были также переизданы воспоминания, являвшиеся библиографической редкостью.

 

Многие воспоминания, особенно мемуары участников Великой Отечественной войны, чрезвычайно популярны среди читателей и неоднократно переиздавались массовыми тиражами. Например, воспоминания П. Вершигоры "Люди с чистой совестью" выдержали 32 издания, много раз переиздавались книги Г. Линькова "Война в тылу врага", И. Козлова "В крымском подполье", А. Федорова "Подпольный обком действует", Г. Пенежко "Записки советского офицера", Д. Медведева "Сильные духом" и др.

 

Огромный спрос на мемуарную литературу свидетельствует о ее большом воспитательном значении и о том, что широкий круг читателей знакомится с великим подвигом советского народа в годы тяжких испытаний и славных побед в Великую Отечественную войну по воспоминаниям самих участников борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Естественно, что массовый спрос на мемуарную литературу должен был повлечь и соответствующие требования к форме изложения воспоминаний, к тому, чтобы они были написаны живо, интересно, увлекательно. Следует сказать, что сама жизнь, героическая борьба нашего народа давала достаточно материала для того, чтобы ярко и образно раскрыть все величие советских людей. Об этом хорошо сказал Д. Медведев в предисловии к книге "Сильные духом": "Как в книге "Это было под Ровно",

 

 

53 См., например, издания 1948 и 1951 гг. книги П. П. Вершигоры "Люди с чистой совестью".

 

54 См., например, Д. Медведев. Это было под Ровно. М. 1948; его же. Сильные духом.

 
стр. 66

 

так и теперь, в событиях, о которых я пишу, нет вымысла. Мне не пришлось к нему прибегать, ибо жизнь, прожитая отрядом, так богата и разнообразна, что она ярче фантазии. В то же время эта жизнь не представляет собой ничего исключительного, из ряда вон выходящего" 55 .

 

Однако в ряде случаев при переиздании воспоминаний обнаруживаются и отрицательные явления, на которых нельзя не остановиться. Отдельные писатели при обработке воспоминаний все больше начали вводить беллетризацию 56 ; при этом имеются прямые попытки оправдать подобную практику беллетризации воспоминаний 57 .

 

Следует отметить, что при переизданиях отдельные мемуары чрезвычайно увеличиваются в объеме, при этом в ряде случаев не столько за счет привлечения новых фактов, сколько путем введения большего числа диалогов. Так, книга Я. Иосселиани "Записки подводника", изданная в 1952 г., имела 184 страницы. В 1959 г. вышли в свет две его книги - "Огонь в океане" и "В битвах под водой". Обе они по содержанию мало чем отличаются от "Записок подводника", но в книге "Огонь в океане" уже 472 страницы, а в книге "В битвах под водой" - 271 страница. Расширение объема книг произошло преимущественно за счет увеличения диалогов, беллетризации текста. Об этом свидетельствует и сам автор. В книге "Огонь в океане" мы читаем: "Некоторые события и факты, о которых рассказывается в предлагаемой читателю книге, прежде были использованы автором в его произведении "Записки подводника", также построенном на автобиографическом материале. Однако в книге "Огонь в океане" они изложены по-новому, развернуто, в художественно обобщенной форме, рамки повествования значительно расширены" 58. Книгу "В битвах под водой" автор рассматривает как попытку "в живой литературной форме рассказать о боевых буднях советских подводников" 59 .

 

Такую же примерно эволюцию претерпела книга П. К. Игнатова "Жизнь простого человека" 60 . В ней на 322 страницах живо и эмоционально излагается жизненный путь, пройденный рабочим-революционером, повествуется о событиях Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской войны, в которых участвовал автор, и довоенного периода. Далее П. К. Игнатов рассказывает, как росли, воспитывались и мужали его дети, совершившие беспримерный подвиг в Великой Отечественной войне и удостоенные высокого звания Героя Советского Союза.

 

В 1957 г. вышло второе издание этой книги объемом в 747 страниц. "Последние годы, - пишет автор, - я отдал переработке книги "Жизнь простого человека". В предлагаемом вниманию читателей новом издании ее не только переосмыслены и переписаны многие отдельные сцены и эпизоды, но книга значительно пополнена новыми материалами" 61 .

 

На самом деле значительное увеличение объема книги П. Игнатова произошло преимущественно за счет включения диалога и повествовательных моментов. Введение диалога там, где идет речь о событиях 40 - 50-летней давности, вряд ли правомерна. В результате беллетризации был увеличен листаж другой книги того же автора - "Записки партизана" (М. 1959). Более того, при переиздании автор изменил композицию этой книги.

 

 

55 Д. Медведев. Сильные духом, стр. 3.

 

56 Процесс беллетризации и его последствия хорошо выявлены в книге М. Новиковой "Мемуары и жизнь". Симферополь. 1957, стр. 101 -115.

 

57 См. К. Лапин. Судья, а не прокурор... "Литературная газета", 4 июня 1960 года.

 

58 Я. Иосселиани. Огонь в океане, стр. 473.

 

59 Я. Иосселиани. В битвах под водой, стр. 4.

 

60 П. К. Игнатов. Жизнь простого человека. М. 1948.

 

61 П. К. Игнатов. Жизнь простого человека. Изд. 2-е, стр. 3.

 
стр. 67

 

Разумеется, никто не будет возражать против доработки, дополнений и изменений при переиздании воспоминаний. К тому же можно только приветствовать придание воспоминаниям занимательной формы изложения. Но когда увеличение объема книги происходит главным образом за счет ее беллетризации, тогда особенно возрастает опасность сочетания подлинных сообщений о событиях с вымыслом. В таком случае воспоминания в очень небольшой степени могут быть использованы как исторический источник.

 

Иногда издающаяся мемуарная литература претерпевает не вызываемое необходимостью вмешательство третьих лиц в содержание воспоминаний. Такие явления порой имеют место при публикации посмертных изданий. При публикации воспоминаний о В. И. Ленине были отмечены отдельные случаи подобного произвольного обращения с текстом воспоминаний, о чем говорилось в нашей печати 62 . В качестве примера подобного вмешательства третьих лиц при издании мемуарной литературы остановимся на воспоминаниях Н. И. Подвойского.

 

В 1956 г. в журнале "Исторический архив" были опубликованы воспоминания Н. И. Подвойского "В. И. Ленин в 1917 году" 63 . В предисловии к этой публикации указывалось, что воспоминания извлечены из документальных материалов фонда Н. И. Подвойского, хранящегося в Центральном государственном архиве Советской Армии СССР, из личного архива членов его семьи. "Учитывая, что часть стенографических записей не была автором окончательно подготовлена к печати, - сказано в предисловии, - отдельные места (повторения и неясности) опущены" 64 . Таким образом, если судить по предисловию, перед нами текст в том виде, в каком он готовился к печати самим Н. И. Подвойским.

 

Воспоминания Н. И. Подвойского под тем же названием были опубликованы также в серии "Библиотека "Огонька" 65 , в журнале "Октябрь" 66 и вышли отдельным изданием под названием "Год 1917" 67 . Последнее издание, претерпев основательную редакторскую правку, представляет собой перепечатку из журнала "Октябрь".

 

В предисловии от издательства указывается, что автором книги "Год 1917" является Н. И. Подвойский. Далее читаем: "В книге собраны журнальные, газетные статьи и брошюры автора, опубликованные в 1918 - 1933 годах, а также неопубликованные рукописи, дополненные посмертно обработанными заметками, блокнотными записями и стенограммами выступлений Н. И. Подвойского" 68 . Итак, если судить по предисловию, перед нами сборник, составленный из изданных и неопубликованных воспоминаний Н. И. Подвойского. В действительности это разделенная на главы книга, в которой с первой до последней страницы идет последовательное повествование. Примечания к тексту отсутствуют, поэтому нельзя определить, что за материалы опубликованы в этой книге. Очевидно, мы имеем дело с литературной обработкой воспоминаний, неизвестно кем произведенной.

 

При сравнении текста воспоминаний Н. И. Подвойского "В. И. Ленин в 1917 году" с текстом издания "Год 1917" в последнем обнаруживаются, во-первых, произвольные купюры. Так, полностью исключена вступительная часть к воспоминаниям "В. И. Ленин в 1917 го-

 

 

62 Рецензия В. В. Пентковской на книгу "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине". "Вопросы истории", 1957, N 1.

 

63 "Исторический архив", 1956, N 6, стр. 111 - 132.

 

64 Там же, стр. 111.

 

65 Н. И. Подвойский. В. И. Ленин в 1917 году. "Библиотека "Огонька". 1957, N 39 - 40.

 

66 Журнал "Октябрь", 1957, NN 4, 5.

 

67 Н. И. Подвойский. Год 1917.

 

68 Там же, стр. 3.

 
стр. 68

 

ду", причем неизвестно кем - самим Н. И. Подвойским или составителем - сделан ряд сокращений в самом тексте воспоминаний 69 .

 

Во-вторых, в посмертном издании в некоторых местах наблюдается редактирование вплоть до изменения текста воспоминаний, которое, на наш взгляд, не улучшает, а, напротив, его ухудшает. Сравним для примера текст "В. И. Ленин в 1917 году" и "Год 1917":

 

"В. И. Ленин в 1917 году"
"Организаторы встречи объявляют, что будет говорить Владимир Ильич" (стр. 115). "Но вам хотят, - говорит Ленин, - подсунуть другого царя - капитал. Не выйдет. Не капиталистам должны принадлежать фабрики и заводы, а вам, не помещикам земля, а крестьянам" (стр. 115).

"Броневик двинулся в путь. Это было шествие стальных колонн. Народ высыпал на улицу, выглядывал в окна, мимо которых проходило шествие, несмотря на то, что был уже второй час ночи. Там, где было скопление народа, броневик останавливался, и Владимир Ильич говорил несколько коротких энергичных фраз" (стр. 116).

"Год 1917"
"Организаторы встречи дают знак, что Владимир Ильич будет говорить" (стр. 9). "А теперь вам хотят подсунуть другого царя - капитал, - продолжал он. - Но не капиталистам должны принадлежать фабрики и заводы, а вам, не помещикам земля, а крестьянам" (стр. 9).

"Броневик двинулся в путь. Народ, услышав, что гудит вся площадь, еще более высыпал на улицу. С подоконников свисали люди, несмотря на то, что был второй час ночи. В местах наибольшего скопления броневик останавливался, и Владимир Ильич говорил несколько коротких энергичных фраз" (стр. 11).

 

Число таких примеров можно было бы увеличить. Они говорят о том, что перед нами произвольное редактирование текста.

 

В-третьих, в ряде случаев в воспоминания Н. И. Подвойского включен новый текст, причем неизвестно, кто сделал эти добавления: сам ли автор или составители и редакторы. Вставки встречаются в издании "Год 1917" неоднократно 70 , и все это составители не нашли нужным оговорить в примечаниях.

 

О том, насколько составители произвольно обращаются с текстом воспоминаний Н. И. Подвойского, свидетельствует факт введения в само повествование рассказов третьих лиц. Так, в текст книги "Год 1917" и в публикацию в журнале "Октябрь" включены воспоминания Г. Чудновского о его пребывании в Зимнем дворце в качестве парламентера 71 . В публикации, напечатанной в "Историческом архиве", этого нет.

 

Н. И. Подвойский хорошо знал воспоминания Г. И. Чудновского. Они впервые были опубликованы в газете "Правда" 21 ноября 1917 г. под названием "В Зимнем дворце перед сдачей", а затем приведены в примечаниях к статье Н. И. Подвойского "Военная организация ЦК РСДРП и Военно-Революционный комитет" 72 . Сам Н. И. Подвойский не позволил себе ввести эти воспоминания в текст.

 

В сборнике "Великая Октябрьская социалистическая революция"

 

 

69 Ср., например, журнал "Исторический архив", 1957, N 6, стр. 115, 116, 117, 119. 120 и др. со стр. 9, 10, 11, 13 и др. книги Н. И. Подвойского "Год 1917".

 

70 Н. И. Подвойский. Год 1917, стр. 9, 13, 14 и др.

 

71 Там же, стр. 137 - 139. Воспоминания Г. И. Чудновского были опубликованы по экземпляру, хранящемуся в Институте марксизма-ленинизма, в журнале "Исторический архив", 1957, N 5, стр. 221 - 223.

 

72 "Красная летопись", 1923, N 8, стр. 25 - 27.

 
стр. 69

 

приводятся воспоминания Н. И. Подвойского 73 , при этом в примечаниях от редакции указано, что текст печатается по журналу "Октябрь" и "сверен по авторским рукописям, хранящимся в Архиве ИМЛ" 74 . В этом тексте воспоминания Г. И. Чудновского отсутствуют, а приводится лишь короткое сообщение о том, что произошло в Зимнем дворце с парламентерами 75 . Следовательно, и этот факт подводит нас к заключению, что воспоминания Г. И. Чудновского были введены в книгу "Год 1917" составителями.

 

Или возьмем другой факт. При переиздании книг П. Е. Дыбенко "Из недр царского флота к Великому Октябрю" и "Революционные балтийцы" издатели допустили в посмертном издании произвольную композицию, сокращения текста и даже его изменения.

 

Произвольное редактирование и вторжение в авторский текст воспоминаний нельзя терпеть. Особенно недопустимо произвольное изменение текста воспоминаний, публикуемых посмертно. Подобные, пускай единичные случаи нужно осудить, так как они создают преграды для использования воспоминаний как исторических источников и не ограждают мемуарную литературу от вмешательства редакторов, составителей и издательств.

 

По нашему мнению, обязанность редакторов и издательств состоит в том, чтобы оградить читателей и исследователей от появления недоброкачественных мемуаров и от воспоминаний лиц, которые, в сущности, ничего не могут сказать и которые поэтому нередко занимаются домыслами. При публикации мемуарной литературы издательства должны донести до читателей в максимально целостном виде свидетельства участников событий, снабдить публикуемые мемуары научно-справочным аппаратом в соответствии с общепринятыми нормами издания источников, не допускать произвольного вторжения третьих лиц в авторский текст. При издании воспоминаний следует прежде всего учитывать специфику этой литературы и бережно ее сохранять.

 

Мы рассмотрели некоторые вопросы, касающиеся характеристики советской мемуаристики как исторических источников. Подведем некоторые итоги.

 

В настоящее время уже имеется довольно значительный фонд мемуаров по отдельным периодам и вопросам истории советского общества. Но историки в своих исследованиях привлекают эту мемуарную литературу еще мало. Такое положение объясняется не только некоторой недооценкой нашими исследователями мемуаров и недоверием к ним как историческим источникам, но и слабой изученностью вопросов использования воспоминаний как источников, их критического анализа. Ряд специфических особенностей мемуаров справедливо настораживает историков: возможные погрешности и искажения фактов вследствие недостатков памяти, неизбежная субъективность при изложении событий и пр. Поэтому всесторонняя разработка вопросов критического анализа мемуаров является важным условием для использования их историками в исследованиях по истории советского общества.

 

Как известно, имеющиеся мемуары по истории советского общества неравномерно освещают различные периоды истории нашей страны. Больше всего издано воспоминаний участников Октябрьской революции, гражданской и Великой Отечественной войн. Мемуаров, посвященных социалистическому строительству, значительно меньше; вместе с тем важность этих воспоминаний очевидна. Активные участники строительства социализма и борьбы за постепенный переход к коммунизму способны ярко донести до потомства пафос великой стройки, рассказать о том, как преодолевались огромные трудности и лишения в ходе побед-

 

 

73 "Великая Октябрьская социалистическая революция", стр. 274 - 295.

 

74 Там же, стр. 295.

 

75 Там же, стр. 291 - 292.

 
стр. 70

 

ного шествия к социализму. Во время социалистического строительства рождался массовый героизм, закалялись характер и воля советских людей, выковывалось социалистическое сознание. Рассказать обо всем этом могут рядовые рабочие и колхозники, руководители строек и колхозов, партийные и советские работники, активно участвовавшие в строительстве социалистического общества.

 

Следует больше внимания уделять делу создания советской мемуаристики, пополнения мемуарного фонда, что необходимо как для исторической науки, так и для воспитания советской молодежи. Введение в научный оборот новых мемуаров значительно обогатит историческую науку, расширит возможности для изучения истории советского общества, даст исследователям своеобразные источники, характеризующие борьбу советских людей, их думы и чаяния.

 

Наконец, следует констатировать, что в деле издания мемуарной литературы имеет место ряд ненормальных явлений, которые приводят к обесценению многих воспоминаний как исторических источников. Историческая общественность должна потребовать повышения ответственности издательств, редакторов и составителей за качество изданий, добиваться повышения научного уровня публикации мемуаров. Широкая публикация воспоминаний, улучшение их качества, устранение отдельных недостатков в этом деле должны способствовать развитию исторической науки, воспитанию советских людей в духе высоких идеалов коммунизма и беззаветной преданности своей социалистической Родине.



Опубликовано 01 апреля 2016 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© М. Н. ЧЕРНОМОРСКИЙ • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 1960, C. 55-71

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.