Краткое изложение учения Карла Маркса

Актуальные публикации по вопросам экономики.

Разместиться

ЭКОНОМИКА новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Краткое изложение учения Карла Маркса. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

15 за 24 часа
Публикатор:

Краткое изложение учения Карла Маркса

Предисловие
Марксизм – это система философских, экономических, социально-политических взглядов К. Маркса; наука о познании и революционном преобразовании мира, о законах развития общества, природы и человеческого мышления.
Маркс явился продолжателем и гениальным завершителем трёх главных идейных течений 19 века: немецкой классической философии, классической английской политической экономии и французского социализма. Даже современные противники марксизма вынуждены признать замечательную последовательность и полноту его взглядов, дающих в совокупности строго научное, материалистическое понимание природы и общества, а также революционную теорию социализма.
Итак, теперь мы переходим к рассмотрению трёх составных, нераздельно связанных друг с другом частей марксизма философии, политической экономии и теории социализма.



* * *


I.Философия
1. ФИЛОСОФСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ
Начиная с 1844 года, когда в общих чертах сложились взгляды Маркса, он был материалистом, сторонником философии Людвига Фейербаха. Однако вскоре он обнаружил и слабые стороны фейербахианства, а именно, созерцательность, недооценку значения политической борьбы. В 1845 году в произведении “Святое семейство, или Критика критической критики”, написанном совместно в Ф. Энгельсом, Маркс раскрыл несостоятельность идеалистической философии, главным образом субъективного идеализма младогегельянцев, показал значение борьбы материализма с идеализмом в процессе развития философской мысли, обосновал необходимость соединения материализма с диалектикой. Дальнейший шаг был сделан и в разработке материалистической концепции развития общества - из определяющей его совокупности материальных отношений было выделено главное звено: общественное производство. В противовес младогегельянцам (бр. Бауэрам и др.), противопоставлявшим “(критически мыслящих личностей” “инертной массе”, Маркс и Энгельс показали решающую роль народных масс в истории, подчеркнули возрастание этой роли в революционные эпохи.
Основной вопрос философии, есть вопрос об отношении мышления к бытию. Философы уже в древности разделились на два больших лагеря сообразно тому, как они отвечали на этот вопрос.
Те, кто считали, что материя есть первичное, а сознание, дух - вторичное, производное, составили лагерь материалистов, те же, кто утверждал, что сознание первично, а материя вторична, следовательно, в той или иной мере поддерживали религию, составили лагерь идеалистов.
Само собой понятно, что в действительности только материализм даёт верный ответ на основной вопрос философии, ибо нет ничего более нелепого, чем воображать, будто сознание может существовать без материи. Всякий человек знает – и наука подтверждает это что идея, дух, сознание есть функция особым образом организованной материи - мозга. Оторвать же эту функцию от мозга, превратив в универсальную абстракцию, подставив под неё всё физическую природу, есть теологические выверты философов-идеалистов.
Именно поэтому философской базой марксизма является материализм, ибо только он может действительно научно рассматривать природу и общество. Но материализм Маркса и Энгельса не то же самое, что материализм Вольтера, Дидро, Фейербаха и т.д. От предшествующего материализма 18 века он отличается тремя основными чертами.
Во-первых, материализм 18 века был механистическим, то есть все процессы природы он сводил к чисто механическому движению и его законам. Марксистский материализм опирается не только на механику, но и на физику, химию, биологию. В противоположность механистическому материализму диалектический материализм настаивает на качественном многообразии форм движения материи, на несводимости высших форм движения к низшим.
Во-вторых, старый материализм был метафизическим, не видевшим единства природы и особенно её исторического развития. Материализм
Маркса, напротив, является материализмом диалектическим, исходящим из всеобщей взаимосвязи явлений, признающим в мире бесконечное движение и возможности поступательного развития материи. Источником, причиной всеобщего движения, в том числе исторического развития материи на Земле от неорганической природы к органической и далее к человеческому обществу, а в общественной жизни - от первобытнообщинного строя - к социализму и
коммунизму, философия Маркса видит во внутренних противоречиях, присущих объективной действительности.
В-третьих, домарксовский материализм был материализмом непоследовательным, материализмом в объяснении процессов природы и идеализмом в объяснении исторических процессов.
“Главный недостаток всего предшествующего материализма – включая и фейербаховский, заключается в том, - писал Маркс, - что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не – человеческая чувственная деятельность, практика, субъективно. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так идеализм, конечно, не знает действительной чувственной деятельности как таковой” (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3. стр. 1).

Этот основной недостаток всего предшествующего материализма был прёодолён марксизмом в результате создания материалистического понимания истории. Таким образом, марксистский материализм является до конца последовательным материалистическим мировоззрением. Это стало возможным благодаря тому, что Маркс и Энгельс вскрыли решающую роль трудовой, практической, революционной деятельности народных масс. Установление того факта, что материальной основой общественной жизни является труд, практика, означает, что отношение сознания к материи теперь уже нельзя понимать с позиций отдельного индивидуума. Сознание индивида должно рассматриваться как проявление общественного сознания, обусловленного материальной деятельностью людей. Отсюда, основной вопрос философии с позиций марксизма включает в себя отношение общественного сознания к общественному бытию, а все формы познания рассматриваются как отражение практического отношения человека к миру, условий его бытия и вытекающих из этих условий потребностей, интересов и т.д.
Французские материалисты 18 века говорили: “Мнения правят миром”, понимая под “миром” общественную жизнь. Им казалось, что каковы мысли людей, таковы и их поступки, что действия человека есть лишь следствие его разума, страстей, желаний и т.д. Действительно, нельзя отрицать, что человеческая деятельность носит в основном сознательный характер, и даже так называемые бессознательные процессы коренятся в человеческой голове, в психике.
Но отсюда вовсе не следует, что решающую роль в деятельности человека играет разум, страсти, эмоции. Все они порождаются жизнью общества, окружающими человека условиями, вытекающими отсюда его потребностями, и отображают их.
Открытие Марксом материалистического понимания истории стало величайшим завоеванием философской и исторической мысли. Если раньше историческая наука рассматривала, во-первых, лишь идейные мотивы исторической деятельности людей, и во-вторых, сводила всю историю к действиям “великих королей и полководцев”, то Маркс указал направление для
всестороннего рассмотрения исторического процесса возникновения, развития и упадка общественно-экономических формаций, рассматривая совокупность всех противоречивых тенденций, сводя их к точно определяемым условиям жизни и производства различных общественных классов.
Цельную формулировку материалистического понимания истории Маркс дал в предисловии к своему произведению “К критике политической экономии”:
“В общественном производстве своей жизни люди вступают в определённые, необходимые, от их воли не зависящие, отношения - производственные отношения, которые соответствуют определённой ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или - что является только юридическим выражением этого - с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке.... Как об отдельном человеке нельзя судить на основании того, что он сам о себе думает, точно также нельзя судить о подобной эпохе переворота по её сознанию. Наоборот, это сознание надо объяснить из противоречий материальной жизни, из существующего конфликта между общественными производительными силами и производственными отношениями... .Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она даёт достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества....” (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 13, стр. 6-8).
2. ДИАЛЕКТИКА
Философию всегда интересовал вопрос: находится ли мир в бесконечном движении, изменении и развитии или в нём преобладает покой, устойчивость, неизменность? Этот вопрос, подобно вопросу об отношении мышления к бытию, имеет огромное методологическое значение для философии. Ответы на него также разделяют философию на противоположные направления, но
по другому признаку, и поэтому наряду с борьбой материализма и идеализма история философии есть история борьбы диалектики, рассматривающей мир как вечное движение и развитие, и метафизики, рассматривающей мир как раз и навсегда данный, неизменный.
Диалектика зародилась в древней Греции и означала искусство добиться истины путём раскрытия противоречий в суждении полемиста и преодоления этих противоречий. Стихийное диалектическое понимание объективного мира впервые мы видим у Гераклита, который говорил, что “всё течёт” и сравнивал мир с “вечно живым огнём, закономерно воспламеняющимся и угасающим”.
Метафизический взгляд на мир господствовал в средние века.
Вторая историческая эпоха развития диалектики была представлена классической немецкой философией, особенно Гегелем. Гегель представлял всемирный процесс развития как процесс саморазвития “абсолютной идеи”. Таким образом, гегелевская диалектика сводилась к диалектике абстракций и понятий. Но в диалектике понятий Гегель гениально угадал реальных процессов, и задача состояла в том, чтобы подойти к ней с материалистических позиций. Это и было выполнено Марксом и Энгельсом.
“Мистификация, которую претерпела диалектика в руках Гегеля, - писал Маркс, - отнюдь не помешала тому, что именно Гегель первый дал всеобъемлющее и сознательное изображение её всеобщих форм движения. У Гегеля диалектика стоит на голове. Надо её поставить на ноги, чтобы вскрыть под мистической оболочкой рациональное зерно”. (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т. 23, стр. 22).
Придав гегелевской диалектике современный, материалистический, научный вид, Маркс показал в человеческих понятиях отображения действительных вещей, в противоположность Гегелю, который в действительных вещах видел отображения тех или иных ступеней абсолютного понятия.
Но вообще, разделение философии на материализм и идеализм не совпадает с их разделением на диалектику и метафизику. Так, Гегель был идеалистом, но диалектиком, а Фейербах - материалистом, но метафизиком.
Материалистическая диалектика положена в основу всех произведений Маркса и Энгельса. Ленин писал, что: “если Marx не оставил “Логики” (с большой буквы), то он оставил логику “Капитала” (Ленин. В. И. Полн. собр. соч. 5 изд. т.29. стр. 301).
Вот как характеризовал Ленин диалектический метод Маркса:
“У Маркса в “Капитале” сначала анализируется самое простое, обычное, основное, самое массовидное, самое обыденное, миллиарды раз встречающееся, отношение буржуазного (товарного) общества: обмен товаров. Анализ вскрывает в этом простейшем явлении (в этой “клеточке” буржуазного общества”) все противоречия (respective зародыши всех противоречий) современного общества. Дальнейшее изложение показывает нам развитие (и рост и движение) этих противоречий и этого общества, его отдельных частей, от его начала и до его конца”. (Ленин. В. И. Полн. собр. соч. т. 29. стр. 318).

Таким образом, диалектический материализм у Маркса и Энгельса занимает центральное место, поскольку даёт научный метод познания всем остальным областям знания: политической экономии, истории, физике, химии, биологии и т.д.
Гениальное применение материалистической диалектики Марксом мы видим в “Манифесте Коммунистической партии”, “Критике Готской программы”, “Восемнадцатом брюмера Луи Бонапарта”, Энгельсом в произведениях “Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии”, “Анти-Дюринг”, “Диалектика природы”, “Происхождение семьи, частной собственности и государства”, “Развитие социализма от утопии к науке” и др.
Философия, будучи одной из форм общественного сознания, неизбежно отражает базисные отношения, её породившие. Так, борьба материализма и идеализма, диалектики и метафизики определяется не пристрастиями философов, но главным образом интересами различных классов и социальных групп, интересы которых они, вольно или невольно, выражают. Так, диалектическое мировоззрение были присуще, как привило, тем философским школам, которые настаивали на необходимости развития общественных отношений и уничтожения старых порядков. Так, немецкая классическая философия имела внутреннюю связь французской революцией и выражала интересы поднимающегося класса буржуазии.
Диалектика Маркса также неразрывно связана классовыми позициями. Будучи мировоззрением трудящихся, марксизм видит в диалектике прямое обоснование неизбежности смены капитализма социализмом, свержения старого и утверждения нового.
II. Политическая экономия
Политэкономическая теория Маркса тема большая. Для того чтобы её исчерпать, необходима целая книга. Возможно даже ряд книг. Таким образом, в настоящем пункте мы можем дать лишь самую краткую характеристику экономического учения Карла Маркса.
Главным сочинением Маркса по политической экономии, является “Капитал”. В этом гениальном труде, применив диалектико-материалистическую концепцию исторического процесса к исследованию капиталистической общественно-экономической формации, Маркс открыл экономический закон движения буржуазного общества и доказал неизбежность крушения этого общества и победы коммунизма
Основой капиталистического общества является товарное производство, именно поэтому анализ Маркса начинается с анализа товара
1. СТОИМОСТЬ
Товар, во-первых, есть определённая вещь, которая благодаря своим свойствам удовлетворяет те или иные человеческие потребности, и, во-вторых, товар - это вещь, обмениваемая на другую вещь. Полезность вещи делает её потребительной стоимостью. Потребительная стоимость осуществляется только в пользовании, в потреблении. Потребительные стоимости образуют вещественную основу богатства, какова бы ни была его общественная форма. В обществе, построенном на товарном производстве, они являются одновременно носителями меновой стоимости. Меновая стоимость (или просто стоимость) является прежде всего отношением, пропорцией при обмене известного числа потребительных стоимостей одного рода на известное число потребительных стоимостей другого рода. Ежедневный опыт оказывает нам, что миллиарды таких обменов приравнивают постоянно самые различные, несравнимые друг с другом потребительные стоимости одну к другой. Но что же есть общего между этими различными вещами, постоянно приравниваемыми друг к другу? Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остаётся одно свойство, а именно то, что все они - продукты труда. В данном случае речь идёт не об определённых, конкретных видах труда. Они-то как раз качественно различны, что и определяет особенности конкретных потребительных стоимостей. Соизмеримыми товары становятся потому, что все они продукты труда вообще, затрат энергии человека, его мозга, мышц, нервов и т.д. Вся рабочая сила общества, представленная в сумме стоимостей всех товаров, является одной и той же рабочей силой. И отсюда, каждый отдельный товар представляется лишь определенной долей общественно-необходимого рабочего времени. Величина стоимости определяется количеством общественно-необходимого труда или рабочим временем, общественно-необходимым для производства данного товара. Поэтому Маркс говорит, что “как стоимости, товары суть лишь определённые количества застывшего рабочего времени”.
Досконально проанализировав двойственный характер труда, воплощённого в товарах, Маркс переходит к анализу формы стоимости и денег.
Стоимость одного товара обнаруживает себя в обмене на другой товар (Т - Т). На первый взгляд кажется, что в акте обмена товары играют одинаковую роль. На самом же деле она различна. Один товар выражает свою стоимость относительно другого товара. Второй же товар, с помощью которого первый выражает свою стоимость, выступает в роли эквивалента, представляет собой эквивалентную форму стоимости. Здесь и заключён зародыш денег.
Исторически в роли эквивалента выступали разные продукты. В условиях первобытнообщинного строя, когда община лишь от случая к случаю обменивала какой-либо свой продукт на продукт другой общины, последний выступал в роли эквивалента лишь в единичных актах обмена. Такую форму стоимости Маркс назвал простой, единичной или случайной.
С развитием разделения труда, когда оно становится более устойчивым и охватывает множество видов конкретного труда, в обмен начинает втягиваться всё большее количество продуктов. Здесь уже один товар обменивается на ряд других товаров. Это - полная, или развёрнутая форма стоимости.
Дальнейшее развитие общественного разделения труда, рост товарного производства и повышение регулярности обмена привели к тому, что из множества товаров стал выделяться один, на который всё чаще стали обмениваться другие товары. Он означал появление всеобщей формы стоимости. Товар, обладающий способностью непосредственно обмениваться на все другие товары, Маркс назвал всеобщим эквивалентом. У разных народов и на различных этапах истории одного и того же народа в роли всеобщего эквивалента выступали различные продукты (шкуры, меха, скот, верблюды, слоновая кость). С течением времени эта роль закрепилась исключительно за драгоценными металлами, серебром и золотом, что и привело к утверждению денежной формы стоимости. Будучи высшим продуктом обмена и товарного производства, деньги затушёвывают общественный характер частных работ, общественную связь между производителями, объединенными рынком.
Маркс в первых трёх главах «Капитала» подвергает чрезвычайно детальному изучению различные функции денег, используя диалектический метод познания.
2. ПРИБАВОЧНАЯ СТОИМОСТЬ
На определённой (высокой) ступени развития товарного производства деньги превращаются в капитал. Если продажа одного товара совершается ради другого, то форма товарного обращения имеет вид: Т - Д - Т. Здесь деньги обслуживают обмен товаров и выступают в функции средства обращения. Однако наряду с этой формой имеется другая: Д - Т - Д то есть покупка ради продажи (с прибылью). Прибавочной стоимостью называет Маркс это возрастание первоначальной стоимости денег, пускаемых в оборот. Но прибавочная стоимость не может возникнуть из товарного обращения, поскольку оно знает только обмен эквивалентов, не может она возникнуть и из надбавки к цене, ибо взаимные потери и выигрыши покупателей и продавцов оказались бы уравновешенными, а речь идёт именно о массовом, общественном явлении. Чтобы превратить деньги в капитал и получить прибавочную стоимость владелец денег должен найти на рынке такой товар, который способен создавать новую стоимость, притом большую, чем он сам имеет. И этот товар находится. Это - рабочая сила человека
Превращению рабочей силы в товар способствовали два исторических процесса освобождение людей труда от рабской и крепостной зависимости и «освобождение» их от собственности на средства производства.
Далее. Чтобы продавать свою рабочую силу человек должен, во-первых, располагать правом собственности на неё, быть лично свободным, во-вторых, он должен быть лишён средств производства. Ему незачем было бы продавать свою рабочую силу, если бы он мог сам произвести и вынести на рынок продукт собственного труда
Итак, потребление рабочей силы есть труд, а труд создаёт стоимость. Владелец денег покупает рабочую силу по её стоимости, определяемой подобно стоимости любого товара, общественно-необходимым рабочим временем, необходимым для её воспроизводства (то есть стоимостью содержания рабочего и его семьи). Купив рабочую силу, владелец денег употребляет её в течение определённого рабочего дня.
Представим, что рабочий день длится 8 часов. Тогда в течение 4-х часов (необходимое рабочее время) рабочий создаёт продукт, окупающий его содержание, а в течение следующих 4 часов (прибавочное рабочее время) он создаёт неоплаченный капиталистом “прибавочный” труд или прибавочную стоимость. Следовательно, с точки зрения производства, капитал делится на две части: постоянный (затрачиваемый на машины, оборудование) - его стоимость без изменения переходит на готовый продукт, - и переменный капитал, расходуемый на рабочую силу. Стоимость этого капитала не остаётся неизменной, а постоянно возрастает в процессе труда. А потому для выражения степени эксплуатации рабочей силы капиталом необходимо сравнивать прибавочную стоимость не со всем капиталом, а только с переменным капиталом. Норма прибавочной стоимости, как называет это отношение Маркс, в нашем приведённом примере 4/4 - т.е. 100%.
Далее Маркс показывает две тенденции увеличения прибавочной стоимости:
1. путём удлинения рабочего дня (абсолютная прибавочная стоимость)
2. путём сокращения необходимого рабочего дня и увеличения прибавочного (относительная прибавочная стоимость).
Анализируя первую тенденцию в третьем отделе “Капитала” Маркс развёртывает перед нами грандиозную картину борьбы пролетариата за сокращение рабочего дня и вмешательства государства за удлинение рабочего дня в 15-17 вв. и за сокращение его в 19-20 вв.
Анализируя вторую тенденцию в четвертом отделе “Капитала”, Маркс исследует основные исторические стадии повышения производительности труда капитализмом: 1) простую кооперацию; 2) мануфактуру; 3) фабрику, оснащённую машинами.
В высшей степени важным является у Маркса анализ процесса накопления капитала в седьмом отделе. Накопление капитала - это превращение
части прибавочной стоимости в капитал, употребление её не на личные нужды капиталиста, а на новое производство. Такой подход Маркса к сущности проблемы чрезвычайно важен, ибо он доказывает эксплуататорскую сущность капитализма. Ведь с течением времени доля первоначального капитала становится ничтожно малой и в конце концов полностью замещается накопленной прибавочной стоимостью, то есть накопленным неоплаченным трудом наемных рабочих. Присвоенный капиталистами; он вновь и вновь используется для эксплуатации рабочих, для извлечения нового и нового неоплаченного труда.
Историческую тенденцию накопления капитала Маркс выразил в следующих словах:
“Экспроприация непосредственных производителей совершается с самым беспощадным вандализмом и под давлением самых подлых, самых грязных, самых мелочных и самых бешеных страстей. Частная собственность, добытая трудом собственника (ремесленника или крестьянина), основанная, так сказать, на срастании отдельного независимого работника с его орудиями и средствами труда, вытесняется капиталистической частной собственности, которая покоится на эксплуатации чужой, но формально свободной рабочей силы.
Когда этот процесс превращения достаточно разложил старое общество вглубь и вширь, когда работники уже превращены в пролетариев, а условия их труда - в капитал, когда капиталистический способ производства становится на собственные ноги, тогда дальнейшее обобществление труда, дальнейшее превращение земли и других средств производства в общественно эксплуатируемые и, следовательно, общие средства производства и связанная с этим дальнейшая экспроприация частных собственников приобретает новую форму. Теперь экспроприации подлежит уже не работник, сам ведущий самостоятельное хозяйство, а капиталист, эксплуатирующий многих рабочих.
Эта экспроприация совершается игрой имманентных законов капиталистического производства, путём централизации капиталов. Один капиталист побивает многих капиталистов. Рука об руку с этой централизацией, или экспроприацией многих капиталистов, развивается кооперативная форма
процесса труда в постоянно растущих размерах, развивается сознательное техническое применение науки, планомерная эксплуатация земли, превращение
средств труда в такие средства труда, которые допускают лишь коллективное употребление, экономия всех средств производства путём применения их как
средств производства комбинированного общественного труда, втягивание всех народов в сеть мирового рынка, а вместе с тем интернациональный характер капиталистического режима. Вместе с постоянно уменьшающимся числом магнатов капитала, которые узурпируют и монополизируют все выгоды этого процесса превращения, возрастает масса нищеты, угнетения, рабства, вырождения, но вместе с тем идёт и возмущение рабочего класса, который постоянно увеличивается в своей численности и организуется механизмом самого капиталистического производства. Монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической собственности. Экспроприаторов экспроприируют”. (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т. 23. стр. 772-773).
В высшей степени важным является и данный во втором томе “Капитала” анализ воспроизводства общественного капитана. Маркс и здесь исследует
не индивидуальное, а массовое, общественное явление. Исправляя ошибки английской классической политической экономии, Маркс
делит всё общественное производство на два подразделения: I – производство средств производства и II – производство предметов потребления, и детально исследует диалектику обращения всего общественного капитала.
Чрезвычайное значение имеет третий том “Капитала”, в котором Маркс исследует процесс образования средней нормы прибыли на основе закона стоимости. Заслуга Маркса состоит здесь в том, что он ведет анализ с точки зрения массовых явлений, а не с точки зрения отдельных прецедентов или внешней поверхности конкуренции, чем ограничиваются многие современные экономические теории.
Вначале Маркс исследует происхождение прибавочной стоимости и затем уже переходит к её распадению на прибыль, процент и поземельную ренту.
Прибыль – это отношение прибавочной стоимости ко всему вложенному капиталу. Капитал высокого органического строения, т.е. с преобладанием постоянного капитала над переменным в размерах выше среднего общественного, даёт норму прибыли ниже среднего. Капитал низкого органического строения - выше среднего. Конкуренция в обоих случаях сводит норму прибыли к средней. Сумма стоимостей всех товаров данного общества совпадает с суммой цен товаров, но вследствие конкуренции товары продаются не по их стоимости, а по ценам производства, которые равняются затраченному капиталу плюс средняя прибыль.
Повышение производительности труда вызывает рост постоянного капитала по сравнению с переменным. А поскольку прибавочная стоимость получается исключительно из переменного капитала, норма прибыли (отношение прибавочной стоимости ко всему капиталу) имеет тенденцию к понижению.
Чрезвычайную важность имеет и учение Маркса о поземельной ренте. Цена производства сельскохозяйственных продуктов в силу ограниченности площади земли, которая во всех странах капитала занята отдельными хозяевами, определяется издержками производства не на средней, а на худшей почве, при худших условиях доставки товара на рынок. Разница между этой ценой и ценой производства на лучших почвах или в лучших условиях даёт дифференциальную ренту. Маркс показал ошибку Рикардо, который утверждал, что дифференциальная рента получается только при переходе от лучших земель к худшим. Он показал, что могут быть и обратные переходы, превращение земель одного качества в другое (в силу прогресса агротехники, удобрений), и глубокой ошибкой обвинение природы в противоречиях капитализма, какой является “закон убывающего плодородия почвы.

III. Социализм
Из всего вышесказанного видно, что учение Маркса, основанное на материалистической диалектике и критично и революционно. Маркс, будучи не только гениальным учёным, но и столь же гениальным революционером, применил свою теорию не только для анализа современных ему производственных капиталистических отношений, но и для обоснования неизбежности их гибели и замены социалистическими производственными отношениями.
Когда рухнул феодализм и возникло “свободное” капиталистическое общество, сразу обнаружилось, что эта свобода означает новую систему эксплуатации и угнетения трудящихся. Немедленно стали возникать различные социалистические учения, как отражение в головах мыслителей этого угнетения и протест против него. Но первоначальный социализм был утопическим социализмом. Он критиковал капитализм, проклинал его, мечтал об уничтожении его, убеждал богатых в безнравственности угнетения, но он не мог показать исторических предпосылок этого угнетения, не мог найти в обществе класс, способный свергнуть угнетателей.
Между тем ожесточённые революции, которыми сопровождалось падение феодализма во всей Европе, и особенно во Франции, всё яснее показывали основу развития общества - борьбу классов.
Ни один класс не приходил к политическому господству не испытывая ожесточённого сопротивления со стороны старых, отживших свой век классов. Буржуазия, которая столь много сегодня любит рассуждать о пользе медленных реформ и о “великом вреде” революций, о “социальном партнерстве” и т.д. приходила к власти в странах Западной Европы вовсе не путём реформ, а путем кровопролитных сражений с монархией и феодальным дворянством.
Гениальность Маркса в том и состоит, что он раньше других сумел увидеть в революциях “локомотивы истории”, сумел сформулировать учение о классовой борьбе.
Люди всегда будут жертвами обмана или самообмана в политике, если они не научатся за теми или иными фразами, обещаниями и т.д. видеть интересы тех или иных классов. Реформисты (либералы, социал-демократы) всегда будут одурачиваемы сторонниками старых порядков, пока не поймут, что за всеми, даже самыми дикими и гнилыми учреждениями, стоят силы тех или иных господствующих классов. А чтобы сломить сопротивление этих классов, необходимо в окружающем обществе найти, просветить, организовать такую силу, которая бы смогла уничтожить старое и создать новое.
В основе всякого общества лежит уровень развития его материальных производительных сил, которому соответствуют определённые производственные отношения. Совокупность производственных отношений составляет экономический базис общества, над которым возвышается определённая политическая, правовая и идеологическая надстройка. Развитие
производительных сил определяет смену производственных отношений и тем самым общественно-экономических формаций. Но развивая до колоссальных размеров производительные силы капитализм всё более запутывается в неразрешимых для него противоречиях. Производя всё больше товаров,
капитализм обостряет конкуренцию, разоряет массу мелких собственников, понижает покупательную способность населения, тем самым, делает сбыт товаров невозможным. Расширяя производство, капитализм придаёт процессу производства общественный характер и таким образом подрывает свою собственную базу, ибо общественный характер процесса производства требует общественной собственности на средства производства, в то время как собственность на средства производства остается частнокапиталистической.
Эти непримиримые противоречия между общественным характером производства и частнокапиталистическим присвоением дают знать
о себе в периодических кризисах перепроизводства, когда капиталисты, не находя платёжеспособного спроса вынуждены останавливать производство, выгонять за ворота предприятий рабочих, разрушать производительные сипы. Даже антикризисное государственное регулирование не может предотвратить кризисы перепроизводства, безработицу и т.д. (например, сегодня в Германии экономический кризис, тысячи людей лишились работы).
Это значит, что капиталистические производственные отношения перестали соответствовать состоянию производительных сил общества, стали в непримиримое противоречие с ними - такова марксистская диалектика современного капитализма
Это значит также, что капитализм чреват революцией, призванной заменить капиталистическую собственность на средства производства социалистической собственностью.

“Раз общество возьмёт во владение средства производства, - говорит Энгельс, - то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производителями. Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией. Прекращается борьба за отдельное существование. Тем самым человек теперь -в известном смысле окончательно - выделяется из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия действительно человеческие. Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие, теперь попадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству. То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. Только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и всё возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы. Совершить этот освобождающий мир подвиг – таково историческое призвание современного пролетариата...”. (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 287-288. М, 1967).
В результате этого исторического акта пролетариат упраздняет сам себя как пролетариат, упраздняет все классовые противоположности и различия, а вместе с этим и само государство. Все существовавшие доныне общества двигались в условиях классовой борьбы, классовых противоположностей, следовательно, было необходимо государство, т.е. организация для угнетения одного класса другим, организация, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы.
“Государство, - говорит Энгельс, - было официальным представителем всего общества, его сосредоточением в видимой корпорации, но оно было таковым лишь постольку, поскольку оно было государством того класса, который для своей эпохи один представлял всё общество, в древности оно было государством рабовладельцев - граждан государства, в средние века – феодального дворянства, в наше время - буржуазии.
Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества, тогда оно само себя делает излишним. С того времени, когда не будет ни одного общественного класса, который надо бы было держать в подавлении, с того времени, когда исчезнут вместе с классовым господством, вместе с борьбой за отдельное существование, порождаемой теперешней анархией в производстве, те столкновения и эксцессы, которые проистекают из этой борьбы, - с этого времени нечего будет подавлять, не будет и надобности в собой силе для подавления, в государстве. Первый акт, в котором государство выступает действительно как представитель всего общества -взятие во владение средств производства от имени всего общества, - является в то же время последним самостоятельным актом его как государства. Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само собой засыпает. На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами. Государство не “отменяется”, оно “отмирает”, (там же, стр. 285).
Так вкратце выглядит учение марксизма о социализме и социалистической революции.


Опубликовано 31 октября 2005 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): Владимир32

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.