РАЗВИТИЕ КООПЕРАЦИИ В НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕСПУБЛИКАХ И ОБЛАСТЯХ СССР (1923-1929 гг.)

Актуальные публикации по вопросам экономики Беларуси.

ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему РАЗВИТИЕ КООПЕРАЦИИ В НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕСПУБЛИКАХ И ОБЛАСТЯХ СССР (1923-1929 гг.). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM - это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

2 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


Исторический опыт строительства социализма в СССР показал, что одним из основных путей ускорения общественного прогресса ранее отсталых народов, преодоления ими в короткие сроки отставания в уровне социально-экономического и культурного развития явилось вовлечение трудовых масс на основе принципов ленинского кооперативного плана в различные формы кооперации. Целенаправленная деятельность Коммунистической партии и Советского государства в области развития кооперации в национальных республиках и областях, осуществляемая с первых лет победы Октябрьской революции, и особенно после образования СССР, обеспечила к концу 20-х годов достижение рубежей, позволивших народам большинства национальных районов (территорий, на которых сложились национально-государственные образования - союзные и автономные республики, автономные области и национальные округа) почти одновременно с народами центра страны развернуть и в течение сравнительно небольшого исторического периода з основном осуществить переход к социалистическим производственным отношениям в деревне.

Обобщение накопленного в процессе решения этой задачи опыта имеет важное значение. В современных условиях, когда народы Азии, Африки и Латинской Америки, освободившиеся от колониализма, ищут пути ускорения общественного развития и быстрейшей ликвидации последствий многовекового иностранного господства, эта проблема приобретает и большую практическую актуальность. Первая попытка систематизировать данные о развитии кооперации во всех национальных районах страны была предпринята в конце 20-х годов В. Д. Абаевым. Исследовав материалы Национального бюро при Сельскосоюзе, он опубликовал ряд брошюр и статей, в которых проанализировал состояние кооперации (в основном сельскохозяйственной) в 1926 - 1929 годах 1 . В последующие годы преимущественно исследовался процесс становления кооперации в отдельных районах. К настоящему времени эти вопросы получили широкое освещение в литературе по истории союзных и автономных республик и в специальных трудах, в которых проблема кооперации анализируется на материалах отдельных крупных национальных регионов. Однако каждая из этих работ, рассматривая ход развития кооперации в соответствующем районе, почти не содержит сравнительного


1 В. Д. Абаев. Сельскохозяйственная кооперация национальных республик и областей СССР. М. 1928; его же. Строительство сельскохозяйственной кооперации в национальных республиках и областях СССР. "Сельскохозяйственная кооперация", 1929, N 3; его же. Социально-экономические особенности кооперативно-колхозного движения в национальных районах. М. 1930.

стр. 18


анализа основных процессов кооперирования в других республиках и областях2 . Как правило, несопоставимым является и большинство фактических сведений. Все это выдвигает в качестве самостоятельной научной задачи необходимость создания исследований, раскрывающих в полном объеме универсальность ленинских принципов кооперирования. Важной составной частью этой задачи является создание обобщающих работ, в которых на конкретно-историческом материале всех национальных республик и областей СССР будет показан процесс кооперирования как закономерность строительства социализма, раскрыта специфика действия этой закономерности во всех национальных районах страны в целом и конкретные особенности ее проявления в каждой группе районов или отдельных республиках и областях.

В настоящей статье предпринимается попытка выявить общее и специфическое в осуществлении ленинского кооперативного плана на этапе вызревания в большинстве национальных республик и областей предпосылок для развернутого наступления социализма; показать, как с учетом этой специфики партия обеспечила решение общих для всех их задач подготовки условий для совместного с народами центральной части страны перехода к решающему этапу социалистического преобразования деревни. В соответствии с этой целью определены и хронологические рамки исследования. В качестве начального рубежа избран 1923 год, поскольку, во-первых, публикация труда В. И. Ленина "О кооперации", принятие пленумами ЦК РКП (б) в июне и сентябре этого года специальных решений о кооперации в связи с новой постановкой вопроса в ленинских статьях послужили основой для выработки широкого комплекса мер по осуществлению кооперативного плана, в том числе и развитию кооперации в национальных республиках и областях; во-вторых, образование в декабре 1922 г. Союза ССР создало благоприятные условия для осуществления цельной, учитывающей как общую специфику всех национальных районов страны, так и особенности отдельных составных частей единого союзного государства программы кооперирования национальной деревни. Все это способствовало тому, что 1923 год стал важным исходным рубежом в постановке партией в широком плане проблемы развертывания кооперативного строительства во всех национальных республиках и областях СССР. Конечным рубежом определен 1929 год- начало решающего этапа социалистического переустройства деревни, что позволяет выявить степень готовности к нему окраинных районов страны.

Круг рассматриваемых вопросов ограничен в основном теми, которые решались в тот период применительно ко всем национальным республикам и областям: выработка общих принципов развития кооперации и обеспечение ее организационного оформления; пути укрепления партийного влияния в национальной кооперации и подготовки нацио-


2 Г. Ф. Дахшлейгер. Социально -экономические преобразования в ауле и деревне Казахстана (1921 -1929 гг.). Алма-Ата. 1965; "Социалистическое преобразование сельского хозяйства Таджикской ССР". Душанбе. 1967; Б. А. Тулепбаев. Осуществление ленинской аграрной политики в республиках Средней Азии. М. 1967; Р. X. Аминов а. Аграрные преобразования в Узбекистане накануне сплошной коллективизации (1926 - 1929). Ташкент. 1969; А. Ю. Ибрагимова. Победа ленинского кооперативного плана в Узбекистане. Ташкент. 1969; "Ленинский кооперативный план и его осуществление в Татарии". Казань. 1970; А. М. Халилов. Трудящиеся Азербайджана в борьбе за осуществление кооперативного плана В. И. Ленина. Баку. 1970; М. Н. Ломашвили. Великий переворот. Борьба Закавказских республик за перестройку сельского хозяйства и ликвидацию кулачества. Тбилиси. 1972; А. К. Текуев. Осуществление ленинского кооперативного плана в национальных республиках и областях Северного Кавказа. Нальчик. 1972; "Осуществление ленинского кооперативного плана в Киргизии". Фрунзе. 1976. Анализ литературы о социалистическом преобразовании, сельского хозяйства в национальных районах см. В. И. Погудин. Путь советского крестьянства к социализму. Историографический очерк. М.. 1975.

стр. 19


нальных кадров кооператоров; вовлечение коренного населения в члены кооперации; приспособление форм кооперативного движения к специфическим условиям национальных республик и областей и особенности развертывания там процесса перехода от простых форм к сложным; выявление относительных темпов и различий в уровне кооперирования национальных и центральных районов страны, роли кооперации в экономической жизни национальных районов накануне массовой коллективизации. На этом, первоначальном для большинства окраин, но чрезвычайно важном этапе развития кооперации следовало обеспечить решение ряда общих для них задач, таких, как вовлечение натуральных, полунатуральных и лишь отчасти мелкотоварных крестьянских хозяйств в систему товарного хозяйства, приобщение их к местным и общесоюзным рыночным связям и повышение на этой основе их продуктивности и товарности, внедрение элементов специализации производства; налаживание через кооперацию хозяйственных связей с социалистической промышленностью и обеспечение на этой основе возрастания количества и качества потребляемых промышленных товаров производственного и бытового назначения; приобретение населением национальных районов навыков коллективизма и самодеятельности, преодоление патриархальной зависимости от эксплуататорской верхушки, религиозного фанатизма и замкнутости, и др.

Отправным пунктом для выработки комплексной программы развития кооперации в национальных районах послужила директива "X съезда РКП (б): "Помочь трудовым массам невеликорусских народов догнать ушедшую вперед Центральную Россию". Эта директива была конкретизирована и развита в резолюции XII съезда партии по национальному вопросу, особо подчеркнувшего создание благоприятных условий для решения этой задачи в связи с образованием Союза ССР3 . Пленумы ЦК в июне и сентябре 1923 г., обсуждая задачи партии по проведению в жизнь идей ленинской статьи "О кооперации", поручили Политбюро срочно выработать меры по укреплению кооперации на окраинах и проведению в кооперации линии, намеченной XII съездом партии по национальному вопросу4 . На необходимость проявления особой заботы о развитии кооперации в национальных районах указал XIII съезд РКП (б): "Ввиду огромного хозяйственного, а также культурного значения кооперации, должно быть уделено особое внимание развитию ее в национальных республиках и областях СССР путем организационной и материальной помощи со стороны государства, его госорганов, а также кооперативных центров, и вовлечения местного населения в кооперативное строительство"5 .

Руководствуясь директивами съездов и пленумов ЦК партии, Кооперативное совещание при ЦК РКП (б) после детального и всестороннего обсуждения одобрило 19 ноября 1923 г. "Мероприятия по укреплению кооперации в национальных областях и республиках", утвержденные Центральным Комитетом РКП (б)6 . Это была первая развернутая программа кооперативного строительства в национальных районах страны после образования СССР. Важнейшей проблемой на пути к претворению в жизнь этой программы была выработка конкретных форм организационного и хозяйственного руководства кооперацией, которые обеспечивали бы, с одной стороны, учет уровня и степени ее раз-


3 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Изд. 8- е. Т. 2, стр. 252, 437 - 440.

4 "Известия ЦК РКП (б)", 1923, N 5, стр. 10; В. М. Селунская. Разработка В. И. Лениным кооперативного плана. "Вопросы истории КПСС", 1960, N 2, стр. 116, и др.

5 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Т. 3, стр. 74.

6 ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 68, д. 586, лл. 108 - 113, 173 - 174.

стр. 20


вития, различных социально-экономических условий данной территории, а с другой - органическое слияние в единую систему кооперации всех национальных республик и областей, подчинение ее деятельности общей цели - построению социалистического общества.

Для планомерного разрешения всех организационных и хозяйственных вопросов, касавшихся кооперативной работы в национальных республиках и областях, ЦК РКП (б) рекомендовал кооперативным центрам созывать "особые совещания с представителями национальных кооперативных объединений"7 . Однако практика вскоре показала, что даже частый их созыв не обеспечивает оперативного решения всех вопросов кооперативного строительства в национальных районах, что необходимо создание постоянно действующих органов. Так родилась идея создания при аппаратах кооперативных центров национальных бюро. Весной 1925 г. организационно оформилось Бюро союзов национальных республик и областей при правлении Центросоюза (Нацбюро Центросоюза)8 . ЦК РКП (б) в постановлении от 29 июня 1925 г. "Об организационной работе кооперации всех видов" одобрил эту идею и признал необходимым "ускорить создание во всех кооперативных центрах внутри аппаратов постоянных органов, составленных из представителей национальной кооперации, и подбор инструкторов-националов для обслуживания соответствующих объединяемых ими национальных организаций"9 . С января 1926 г. начали функционировать Национальное бюро при Сельскосоюзе и Национальная секция при Центральном кооперативном совете (Нацсекция ЦКС), объединившая деятельность всех кооперативных центров страны по развитию кооперации в национальных районах10 .

Национальное бюро отдельных видов кооперации и Нацсекция ЦКС развернули свою работу в следующих основных направлениях: изучение состояния и динамики развития кооперации в национальных республиках и областях; выработка рекомендаций по вопросу о формах и методах кооперирования в различных районах страны; выявление потребностей национальной кооперации и вынесение рекомендаций по их удовлетворению применительно к особым условиям отдельных районов; выработка форм организационного и хозяйственного руководства со стороны всесоюзных кооперативных центров; содействие постановке кооперативной агитации и пропаганды на национальных языках; забота об организации подготовки кадров в центре и на местах для национальных кооперативных организаций. Выполняя эти функции, отраслевые нацбюро и Нацсекция ЦКС стали важными органами кооперативных центров, активно участвовавшими в решении принципиальных и практических вопросов развития кооперации в национальных районах, в оказании ей повседневной помощи, в изучении и обобщении практики кооперативного строительства на местах11 .


7 Там же, л. 111.

8 Там же, оп. 69, д. 96, л. 1.

9 "Известия ЦК РКП (б)", 1925, N 25 - 26, стр. 8.

10 ЦГАНХ СССР, ф. 7018, оп. 2, д. 110, л. 65; ф. 3986, оп. 1, д. 709, лл. 101, 124. Нацбюро при Всекопромсоюзе было создано только в мае 1927 г., в связи с чем вопросы развития кустарной кооперации Нацсекция ЦКС решала непосредственно через правление этого союза.

11 О разностороннем характере деятельности нацбюро и Нацсекции ЦКС свидетельствуют в частности, вопросы, обсуждавшиеся на их заседаниях. В 1926 г. Нацсекция ЦКС заслушала вопросы о работе нацбюро Центросоюза и Сельскосогоза о развитии промысловой кооперации в национальных районах страны, о долгосрочном кредитовании кооперативных союзов из средств госбюджета, о культурно-просветительной работе в нацкоолерации, о вовлечении в кооперацию женщин, о создании вуза для подготовки кадров кооператоров для национальных районов, об освещении вопросов кооперативного строительства на окраинах в газете "Кооперативная жизнь" и др. (ЦГАНХ СССР, ф. 3986, оп. 1, д. 709, лл. 82, 85, 91, 101, 124 и др.).

стр. 21


При всесторонней помощи центральных кооперативных органов решалась и главная задача организационного становления кооперации - создание, в соответствии с рекомендациями Кооперативного совещания при ЦК РКП (б), кооперативных союзов в союзных и автономных республиках, с тем чтобы по мере их укрепления Центросоюз, Сельскосо-юз и Всекопромсоюз постепенно передавали им свои функции по обслуживанию местного населения, а также свои отделения, конторы и представительства на местах. Ко времени принятия этой рекомендации (осень 1923 г.) такие союзы действовали только на Украине (Вукоопспилка и Сiльський господарь) ив Белоруссии (Центробелсоюз и Белсельскосоюз). В 1924-1925 гг. формируются центры потребительской и сельскохозяйственной кооперации Закавказских республик: в Азербайджане - Азсоюз и Кейбирлиги, в Армении - Айкооп и Айгюхкооп, в Грузии - Цекавшири и Цермокавшири. В конце 1924 г. СНК ЗСФСР утвердил Устав Закавказского союза кооперативов (Заксоюза), призванного осуществлять руководство местными кооперативными центрами. В конце 1925 г. в Азербайджане был образован союз промысловой кооперации - Азсенетбирлиги. В Средней Азии строительство республиканских центров развернулось после проведенного здесь в 1924 г. национально- государственного размежевания. В ноябре .был создан центр сельхозкооперации Туркменской ССР - Туркменкредитсельсоюз, в декабре - Узбеккредитпромсельсоюз. В северной части бывшей Туркестанской АССР, отошедшей к Казахстану, был образован областной союз сельхозкооперации Камхор, который в августе 1925 г. объединился с губернскими союзами Казахской АССР в общеказахстанский центр сельхозкооперации - Казсельсоюз (позднее - Казаулсельсоюз). В 1924 - 1925 гг. оформились центры потребительской кооперации среднеазиатских республик - Узбекберляшу и Туркменбирлешик12 .

С конца 1923 г. значительно ускорился процесс создания кооперативных союзов в автономных республиках и областях, а также губернских и районных союзов в крупных по территории союзных и автономных республиках. Только в системе сельскохозяйственной кооперации на 1 января 1925 г. в 18 национальных республиках и областях страны функционировало 63 союза, на 1 января 1926 г. их численность возросла до 77, а по всем национально-государственным образованиям- до 91. На 1 января 1928 г. система сельхозкооперации страны включала 100, на 1 октября 1928 г. -123, на 1 октября 1929 г. -134 национальных союза13 . Таким же образом проходил процесс создания союзов и в системе потребительской кооперации.

Определяющую роль в развитии кооперации национальных республик и областей сыграло укрепление в ней партийного влияния. В районах со слабой пролетарской прослойкой, с малочисленными партийными организациями и крайне незначительным числом коммунистов среди коренного населения для решения этой общей для всей страны задачи требовались особые условия. Весьма важно было сосредоточить внимание местных партийных органов на ее решении. ЦК ВКП(б) направлял в республики и автономные области коммунистов как на постоянную работу, так и для выполнения отдельных заданий, регулярно заслушивал отчеты о деятельности местных партийных комитетов, акцентируя внимание на руководстве развитием кооперации14 . Непрерывно возрастала


12 Там же, ф. 3983, оп. 9, д. 101, лл. 23, 24; ф. 7018, оп. 2, д. 105, л. 18; д. 109, л. 30; д. 155, л. 5; д. 408, л. 38, и др.

13 Там же, ф. 7018, оп. 2, д. 110, л. 34; д. 151, л. 74.

14 В конце рассматриваемого периода ЦК ВКП(б) принял постановления: 3 мая 1928 г. - "О состоянии и работе Казахской партийной организации" ("Известия ЦК ВК11(б)", 1928, N 16 - 17); 7 мая 1928 г. - "О работе партийных организаций национальных областей Северного Кавказа" (там же); 9 августа 1928 г. - "О положении в Якутской парторганизации" (там же, 1928, N 25); 3 сентября 1928 г. - "О состоянии

стр. 22


активность местных партийных организаций в руководстве кооперативным движением. Вопросы кооперативного строительства регулярно обсуждались на партийных конференциях, пленумах и бюро партийных комитетов. В составе ЦК компартий союзных республик, крайкомов, обкомов и ряда укомов партии были созданы постоянно действующие кооперативные совещания и комиссии, на работу в первичные кооперативы и их союзы направлялись коммунисты15 .

В сравнительно короткий срок совместными усилиями ЦК ВКЩб), республиканских и областных партийных организаций была в основном решена задача обеспечения партийного влияния в национальных коопсоюзах, достигнуты заметные успехи и в первичных кооперативах. Это подтверждается таким важным, синтезирующим результаты многогранной деятельности партии в кооперации показателем, как удельный вес коммунистов в ее руководящих органах: по данным 39 союзов 12 автономных республик и областей РСФСР, Белоруссии и Закавказья, доля коммунистов в правлениях на 1 сентября 1926 г. равнялась 63,3%; к 1 июля 1928 г., по данным 37 союзов 13 автономных республик и областей РСФСР, коммунисты составили 73,3% членов правлений и 27,1% сотрудников аппарата16 . Весьма значительной стала партийная прослойка в правлениях первичных кооперативов. По данным 890 товариществ девяти автономных республик РСФСР, на 1 сентября 1926 г. среди членов правления коммунистов было 18,3%, комсомольцев - 2,4%. В правлениях первичных кооперативов Узбекистана (1928 г.) члены и кандидаты в члены ВКЩб) составили 34,4% председателей, 24,1% членов правлений и 23,9% кандидатов в члены правлений17 .

Общая для всей страны проблема подготовки кадров кооператоров для национальных республик и областей осложнялась особыми условиями: надо было обеспечить кооперативы людьми, знающими язык, специфику местной экономики и быта. Для успешного решения этой задачи была разработана и эффективно действовала система подготовки и переподготовки кадров, основными звеньями которой явилась сеть кооперативных учебных заведений на местах, а- также в центре страны.

Первая попытка организации курсов по подготовке национальных кадров кооператоров была предпринята Центросоюзом, открывшим в 1923/24 уч. г. курсы в четырех автономных республиках РСФСР. В 1925/26 уч. г. такие курсы функционировали в 12 автономных республиках и областях РСФСР. Были созданы также объединенные курсы для автономных областей Северного Кавказа. В следующем учебном году в 19 республиках и областях функционировало уже 28 курсов. В 1926 г. по инициативе Центросоюза в Ташкенте открылась двухлетняя кооперативная школа по подготовке кадров для республик Средней Азии, в 1927 г. на ее базе был создан кооперативный техникум. Второй такой


и работе Компартии Грузии" (там же, 1928, N 27); 22 октября 1928 г. - "О состоянии и работе Вотской парторганизации" (там же, 1928, N 32); 25 мая 1929 г. - "О работе парторганизации Узбекистана" (там же, 1929, N 16); 27 мая 1929 г. -"О состоянии и работе Бурят-Монгольской парторганизации" (там же); 19 июня 1929 г. - "О состоянии и работе Карельской парторганизации" (там же, 1929, N 22).

15 в течение 1927 - 1928 гг. вопросы о работе в деревне и ауле или специально о кооперации обсуждались на Черкесской, Карачаевской, Бурят-Монгольской, Карельской и других партконференциях, пленумах Карачаевского, Дагестанского, Вотского и другах обкомов партии. Ойротский (Горно-Алтайский) обком ВКЩб) в 1928 г. обсудил 63 кооперативных вопроса. Орготдел ЦК КП Грузии провел в июне - июле 1927 г. обследование состояния кооперации в Кутаисском, Сигнахском и Горийском уездах. Кутаисский уком с ноября 1926 по июнь 1927 г. обсуждал вопросы развития кооперации 7 раз, Сигнахский с декабря 1926 г. по сентябрь 1927 г. - 6 раз. Подобные факты были повсеместным явлением (ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 21, д. 561, лл. 102, 137; д. 3459, лл. 20, 30; д. 3460, лл. 1 - 2, 19; д. 3499, л. 5; оп. 67, д. 420, л. 74; д. 422, л. 238).

16 ЦГАНХ СССР. ф. 3983, оп. 9, д. 74 - 6, лл. 9 об, 16 об.

17 Там же, л. 17; Р. Х. Аминова. Указ. соч., стр. 246.

стр. 23


техникум был открыт в Кабардино-Балкарии в целях подготовки кооперативных работников для республик и областей Северного Кавказа. Все это осуществлялось на средства Центросоюза, и только с 1926/27 уч. г., когда национальные союзы в хозяйственном отношении окрепли, они взяли на себя 50% расходов18 .

Расширилась подготовка национальных кадров потребкооперации в вузах страны. В 1925/26 уч. г. высшие практические курсы Центросоюза в Ленинграде окончили 14 человек, а в 1926/27 уч. г. на них обучались уже 97 кооперативных работников из национальных районов (представители 32 национальностей), что составляло 28,8% обучавшихся. Кооператоров с высшим образованием для этих районов стали готовить также институты народного хозяйства имени Г. В. Плеханова в Москве и имени Ф. Энгельса в Ленинграде, Московский промышленно-экономический институт и Киевский кооперативный институт имени В. Я. Чубаря19 .

Аналогичная работа проводилась по линии сельскохозяйственной кооперации. В 1925/26 уч. г. подготовка кадров для нее велась в 18 национальных республиках и областях, где функционировало 89 курсов. На высших кооперативных курсах Сельскосоюза удельный вес слушателей из национальных районов возрос с 13% в 1925 г. до 44% в 1927 г., а число районов, которые они представляли, - с 9 до 2220 .

Особое внимание уделялось подготовке и переподготовке колхозных кадров. В 1927/28 уч. г. Колхозцентр организовал в РСФСР 10 курсов по переподготовке агрономов, инструкторов и членов правлений колхозов, три из них - в национальных районах (Татария, Казахстан, Северный Кавказ). На этих курсах национальный контингент составил 35,8%. Окружные курсы для руководителей колхозов были созданы в восьми автономных республиках и областях, в восьми национальных районах функционировали курсы для колхозных счетоводов21 . 28 марта 1928 г. ЦК ВКП(б) принял постановление об организации всесоюзных курсов кооперативных и колхозных работников при ЦК партии, а весной 1929 г. состоялся первый выпуск их слушателей. Значительная часть из 338 выпускников была направлена в союзные и автономные республики22 . Большую работу по подготовке кадров для кооперации развернули местные партийные организации. В ноябре 1923 г. открылись двухмесячные курсы для подготовки кооператоров-казахов при Оренбургском губсоюзе с контингентом в 40 человек. Позднее такие курсы были открыты во всех губерниях Казахской АССР. В июне 1924 г. на совещании при орготделе ЦК КП Туркестана было принято решение организовать кооперативные курсы на 100 человек; 2/3 контингента должны были представлять коренные национальности23 .

Планомерная работа по подготовке национальных кадров кооператоров, проводимая во всевозрастающем масштабе как центральными, так и местными органами, позволила успешно решить проблему комплектования ими кооперативных организаций республик и автономных областей и в течение трех-четырех лет добиться существенных сдвигов. По данным, поступившим в ЦК РКП (б) на 15 декабря 1923 г. по 15 республиканским и областным союзам потребительской кооперации, только в двух (Грузинском и Азербайджанском) лиц коренных национальностей было более 50% состава правлений, в остальных - по одно-


18 ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 69, д. 96, л. 21; ЦГАНХ СССР, ф. 3986, оп. 1, д. 724, лл. 32 - 33.

19 ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 69, д. 96, л. 70; д. 305, л. 74 об.; д. 455, л. 92.

20 Там же, д. 96, л. 21; ЦГАНХ СССР, ф. 3983, оп. 9, д. 74 - 6, л. 47.

21 ЦГАНХ СССР, ф. 3983, оп. 9, д. 74 - 6, л. 47.

22 "Известия ЦК ВКП(б)", 1928, N И, стр. 4; ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 69, д. 309, л. 152.

23 Л. Е. Фаин. Национально-государственное объединение казахских земель и усиление партийного руководства кооперацией. "Вопросы истории Компартии Казахстана", Алма-Ата, 1972, вып. 10, стр. 180.

стр. 24


му-два человека или совсем не было. На 1 апреля 1926 г., по данным 16 национальных союзов потребительской кооперации, лица коренных национальностей среди членов правлений составили уже 56,6%, среди инструкторов - 46,4%24 .

Успешно решалась эта задача и в сельскохозяйственной кооперации. По данным восьми автономных республик и областей РСФСР, работники коренных национальностей составили на 1 июня 1928 г. 38,2% членов правлений союзов. Более низкий удельный вес местных работников в союзах сельхозкооперации в определенной мере восполнялся более высокими показателями первичных кооперативов. В районах с более или менее однородным населением (Азербайджан, Узбекистан, Туркмения) коренные жители составляли абсолютное большинство членов правлений товариществ; в многонациональных районах (Татария, Башкирия и др.) их удельный вес почти повсеместно соответствовал их доле среди всего населения25 . Участие в управлении союзом требовало большей профессиональной подготовки и опыта, чем руководство первичным кооперативом, однако именно в первичном звене осуществлялась непосредственная повседневная связь кооперации с массами, и создание костяка национальных кадров низового звена служило базой для подготовки кооперативных работников высших звеньев. Этому способствовала и вся система подготовки и повышения квалификации национальных кадров кооператоров.

Сопоставление данных о доле национальных кадров в руководящих органах кооперации с удельным весом данной национальности среди населения соответствующей республики или области выявляет тенденцию сближения первого показателя со вторым. К 1927 г. в некоторых республиках первый показатель даже превысил второй (в Татарии соответственно- 66,7 и 44,4%; в Башкирии - 40 и 23,7%), в других они были близки (в Узбекистане-67,1 и 71,6%; в Кабардино-Балкарии - 53 и 60%; в Бурят-Монголии - 33,3 и 43,3%). В ряде республик к этому времени разрыв оставался еще большим, но сближение происходило быстрыми темпами. В Казахстане, например, при удельном весе казахов среди населения 58,6% их доля в правлениях союзов возросла с 26,5% в начале 1927 г. до 37% на 1 мая 1928 г., а в инструкторском аппарате к тому времени она достигла 39% 26 . Оценивая результаты работы по решению кадровой проблемы национальной кооперации, орготдел ЦК ВКП(б) в обзоре от 3 июня 1927 г. отмечал: "Насыщенность кооперативного аппарата националами значительно выше, чем профорганов, и в этом вопросе имеются определенные достижения. Причем коренизация органов с. х. кооперации идет быстрее, чем потребительской"27 .

Одним из решающих факторов успеха кооперирования Ленин считал достижение такого положения, когда в кооперации "действительно участвуют действительные массы населения" 28 . Осуществление этого принципа приобретало особую значимость в национальных районах, где необходимо было вовлечь в кооперацию население коренных национальностей. В начале 20-х годов потребительские общества большинства национальных районов формировались прежде всего за счет проживавшего там русского населения. Отсутствие исходных данных по национальному составу потребкооперации за первые годы нэпа не позволяет в полном объеме проследить процесс вовлечения в нее коренного населения. Однако главная тенденция - увеличение удельного веса пайщи-


24 ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 11, д. 200, лл. 11 - 15; оп. 69, д. 305, л. 74.

25 Там же, оп. 69, д. 305, л. 65; д. 59, л. 41; ЦГАНХ СССР, ф. 3983, оп. 9, д. 74-а, л. 35; д. 74 - 6, л. 15.

26 ЦГАНХ СССР, ф. 3983, оп. 9, д. 74 - 6, лл. 15 об, 35, 39.

27 ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 69, д. 59, л. 114.

28 В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 371.

стр. 25


ков за счет представителей коренных национальностей, подтягивание уровня их кооперирования к уровню кооперирования русского населения- выявляется вполне отчетливо. К 1927 г. по всем автономным республикам и областям РСФСР пайщики из коренных национальностей уже составили 52% при удельном весе этих национальностей среди всего проживавшего там населения 65%. В Узбекистане, по данным на конец 1926 г., в составе пайщиков потребительских обществ представители коренной национальности составили 71,6% (в том числе по кишлачной сети - 88%) при ее удельном весе среди всего населения 89%. Та же тенденция прослеживается и на примере сельскохозяйственной кооперации. В Казахстане, например, на 1 октября 1927 г. казахские крестьянские хозяйства составляли 51,1% всех членов сельхозкооперации при их удельном весе в составе всех хозяйств 65%29 .

Одной из ведущих в кооперативном строительстве была проблема определения конкретных форм объединения населения, приспособления их к специфическим условиям национальных республик и областей. В "Мероприятиях по укреплению кооперации в национальных областях и республиках" подчеркивалось, что "вследствие чрезвычайного разнообразия хозяйственных, бытовых и культурных условий, существующих в различных областях и республиках, в методах кооперирования и в организационных формах развиваемой в них кооперации должны быть допущены широкие различия в соответствии с особенностями края". Выделялись три зоны (области с кочевым населением, а также районы, где плотность населения не достигла еще известного минимума и где, следовательно, еще не было предпосылок для нормального кооперирования; области с господством натуральной формы хозяйства; национальные районы с преобладанием интенсивных специальных сельских культур) и намечались наиболее соответствующие им формы кооперативного движения30 .

Одной из характерных черт развития кооперации во многих национальных районах был поиск и практическое применение особых, не практиковавшихся в центре форм кооперативной работы. К их числу относятся фактории и "интегральные" кооперативы - кооперативы со смешанными функциями.

Фактории получили распространение в районах с преобладанием кочевого и полукочевого населения (Дальний Восток, Азиатский и Европейский Север, отдельные территории Казахстана и др.). Это еще не кооператив, а скорее подготовительная, переходная форма к нему. Создавались фактории кооперативными союзами, а иногда и государственными торговыми органами. Приобретая в фактории необходимые потребительские товары и орудия труда и сдавая им продукты своего производства или промысла, население убеждалось в преимуществах кооперативного объединения. Зачастую на базе фактории создавались впоследствии первичные кооперативы, однако широкого распространения фактории не получили. В Казахстане в начале января 1924 г. Эконом-совещание при СНК республики одобрило проект создания факторий. Имеются сведения, что к маю 15 из них уже функционировали. Но в отчете Казаулседьсоюза за 1927/28 хоз. г. сообщается: "В 1926/27 г. работала одна фактория в Сырдарьинской губернии. На 1927/28 г. планировалось открыть 12 факторий, на что испрашивалось 130 тыс. рублей. Фактически отпущено 48 тыс. рублей, на что уже организовано 3 фактории. Об их работе судить рано"31 .


29 ЦПА НМЛ три ЦК КПСС, ф. 17, оп. 69, д. 59, лл. 40, 113; д. 305, лл. 65, 72; ЦГАНХ СССР, ф. 3983, оп. 9, д. 78, л. "13.

30 ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 68, д. 586, лл. 111 - 112.

31 Центральный государственный архив Казахской ССР, ф. 287, ап. 1, д. 287, лл, 24, 26; д. 491, л. 9; ЦГАНХ СССР, ф. 3983, оп. 9, д. 36, л. 222.

стр. 26


Интегральные кооперативы получили широкое распространение у народов, хозяйство которых было еще настолько примитивным и нерасчлененным, что на его основе не могли оформиться традиционные виды кооперации - потребительская, кустарно-промысловая и сельскохозяйственная. Здесь первичные кооперативы сложились как организации, удовлетворявшие все запросы вошедших в их состав членов: снабжение их предметами потребления, домашнего обихода, орудиями рыболовства и охоты, пушного и кустарного промыслов; организация сбыта произведенной или добытой ими продукции; ведение культурно-просветительной работы. В зависимости от особенностей района одна из этих функций становилась ведущей (в то время употреблялся термин "интегральный кооператив с таким-то (потребительским, промысловым, животноводческим и т. п.) уклоном")32 .

Во многих национальных районах получили широкое распространение разновидности традиционных форм кооперации, связанные с ведущей ролью в народном хозяйстве скотоводства (овцеводческие, оленеводческие, коневодческие, товарищества по совместному содержанию скота (ТСЖ), животноводческие сельскохозяйственные артели). Большая группа объединений возникла с учетом специфики земледельческого производства отдельных национальных республик и областей (хлопководческие, табаководческие, по выращиванию и переработке винограда, фруктов и т. п.). Кооперативные формы отражали и специфику национального кустарного промысла (артели ковровщиц, шелкоткачих и т. п.).

Однако и фактории и "интегральные" кооперативы были лишь частным проявлением общей закономерности кооперативного строительства, заключавшейся в сочетании разнообразных по функциям и целям форм, охвате ими новых сторон хозяйственной деятельности мелких производителей. Сила кооперации в том и состоит, что на базе ее принципов возможно функционирование объединений, отражающих интересы и потребности различных по своему социально-экономическому развитию хозяйств, вовлечение их в кооперативную работу на том уровне, к которому они готовы, обеспечение уже в рамках кооперативного движения возможностей постепенного перехода от простых форм, включающих отдельные стороны и функции, к сложным, охватывающим все основные стороны их хозяйственной деятельности и в итоге преобразующим их на социалистических началах. Эта важнейшая закономерность осуществления ленинского кооперативного плана убедительно проявилась в практике кооперативного строительства различных по исходному уровню территорий Союза ССР. Как в центре страны, так и во всех национальных республиках и областях сложились и развивались основные ветви кооперативного движения: потребительская, кустарно- промысловая и сельскохозяйственная; в большинстве этих районов утвердилось характерное для центра многообразие форм сельскохозяйственной кооперации.

В начале 20-х годов национальные районы отставали от центра не только по уровню кооперирования, но и по соотношению различных его форм. Вслед за сближением уровней кооперирования и на окраинах происходит с некоторым отставанием во времени характерный для центра процесс уменьшения удельного веса простых и увеличения более сложных и специализированных форм. Отражением этой общей закономерности кооперативного строительства явилось то, что приближение


32 Подробнее об интегральной кооперации Севера см.: М. Е. Бударин. Путь малых народов Крайнего Севера к коммунизму. Омск. 1968; И. Л. Андреев. Специфика 'Некапиталистического развития народов, не завершивших процесса складывания классов. "Вопросы истории", 1970, N 9; "Переход к социализму народностей Севера. Историографический очерк". Томск. 1974; В. М. Ланин. Из истории интегральной кооперации на Обском Севере. "Вопросы истории", 1974, N 12, и др.

стр. 27


уровня национальных окраин к центральным районам произошло прежде всего по наиболее простой форме кооперирования - потребительской кооперации. Ее быстрое развитие в республиках и автономных областях начинается уже в 1922 - 19,23 гг. и самых высоких темпов роста достигает в 1924 - 1926 гг.33 , в результате чего уровень охвата ею населения в национальных районах резко возрос. К 1 апреля 1927 г. он составил в Закавказье 52,7%, на Украине и в Белоруссии (по сельской сети) соответственно -42,1% и 55,5%, в автономных республиках и областях РСФСР - в среднем примерно 30% (в остальных районах РСФСР - 42%). В Туркмении и Узбекистане, где быстрый рост потребкооперации начался только в конце 1926 г., охват ею населения на 1 апреля 1927 г. составил соответственно 14,1% и 9,8%, но на 1 октября 1927 г. - уже 22,7% и 14,4%34 .

Быстрый рост сельхозкооперации в национальных районах начинается несколько позднее, примерно с 1925 года. С 1 января 1925 по 1 апреля 1928 г. охват ею крестьянских хозяйств возрос по всем национальным районам СССР с 11,9% до 37,9%, в автономных республиках и областях РСФСР - с 9,7% до 26,2%. Средний показатель кооперирования по стране составил к этому времени 43,8%35 . Следовательно, всего за три с небольшим года был осуществлен скачок, сделавший разрыв в уровне кооперирования минимальным.

Если рассматривать сельхозкооперацию как комплекс различных по сложности объединений, то выравнивание с центром идет от универсальных к специализированным, от снабженческо-сбытовых - к производственным формам. Начавшийся с конца 1923 г. в центральных районах процесс специализации первичных сельхозкооперативов распространился вслед за тем и на окраины. На 1 января 1925 г. удельный вес универсальных товариществ составил в целом по стране 51,8%, по национальным районам СССР-52,6%, по автономным республикам и областям РСФСР-64,3%; к 1 апреля 1928 г. эти показатели снизились соответственно до 15,1%, 28,6% и 35,4%36 . Отличие удельного веса универсальных форм в национальных районах от средних показателей по стране осталось еще весьма значительным. Но если учесть, что для большинства из них это был период становления сельхозкооперации, что для некоторых районов специализация была невозможна, ибо в них шел процесс интегрирования сельхозкооперации с другими видами кооперативного движения, то такой интенсивный отход от универсализма (универсальными осталась на 1 апреля 1928 г. примерно 7з всех первичных кооперативов) свидетельствовал о быстром достижении сельхозкооперацией национальных районов степени зрелости.

В ряде республик процесс развертывания специализированных форм протекал весьма интенсивно, в результате чего им удалось значительно превысить аналогичные показатели центра. В Узбекистане число крестьян, участвовавших в специализированных хлопководческих товариществах, с 1923 по 1926 г. возросло почти в 4 раза, а посевные площади - почти в 3 раза. Охват дехканских хлопководческих хозяйств кооперацией достиг по республике 96,5%. Для руководства хлопковой


33 С 1 октября 1924 по 1 июля 1926 г. О'хват населения потребкооперацией возрос по республикам Закавказья на 113%, Средней Азии - на 85%, Казахстану - на 147%, Башкирии - на 108%, по стране в целом - на 80,4%. 1926/27 хоз. год дал наибольший прирост по Средней Азии: в Узбекистане - на 249,4% и в Туркмении на 165,8% (ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 68, д. 353, л. 32 об.; ЦГАНХ СССР, ф. 3986, оп. 1, д. 425, л. 132; ф. 3983, оп. 9, д. 78, л. 11).

34 ЦГАНХ СССР, ф. 7018, оп. 2, д. 152, л. 158; ф. 3983, оп. 9, д. 78, лл. 11 - 12.

35 Там же, ф. 3983, оп. 9, д. 74 - 6, лл. 3, 5. За 1927 г. имеются и другие данные, свидетельствующие о еще большем сокращении разрыва: по автономиям РСФСР - 23,3%, по всем нацрайонам СССР - 30,5%, по СССР в целом - 31,6% (там же, д. 74-а, л. 33 О'б.). Все сведения по сельхозкооперации СССР даны без учета Украины.

36 Там же, ф.7018, оп. 2, д. 151, л. 77.

стр. 28


кооперацией в республике был создан специализированный центр - Узпахтасоюз с сетью райхлопкосоюзов и райхлопкосекций, которые вели свои хозяйственные операции как со специализированными хлопковыми товариществами, так и с кооперативами, оставшимися в универсальной системе37 . В последующие годы в республике происходит дальнейшее углубление специализации. В октябре 1928 г. из универсальной системы выделился специализированный центр животноводческой кооперации, в начале 1929 г. был создан центр садово-огородной и развернута подготовка к образованию центра шелководческой кооперации38 . В Азербайджане специализированная сеть также росла за счет хлопководческих товариществ, число членов которых с 1 октября 1924 по 1 октября 1927 г. возросло в 8 раз. Здесь также был создан специализированный центр хлопководческой кооперации. В Грузии наибольшее развитие получили овцеводческие, винодельческие и молочные кооперативы. В Армении в системе универсального центра Айгюхкооп было образовано два специализированных союза - сыромаслодельческий и садово-винодельческий39 .

В национальных республиках и областях успешно протекал и процесс развертывания подсобно-производственных и производственных форм сельхозкооперации, что вело к сближению уровней развития этих форм на окраинах и в центре. К 1 апреля 1928 г. их удельный вес составил для автономных республик и областей РСФСР 49,4%" Для всех национальных районов страны-52,6%, для СССР в целом-64,2%40 . Следовательно, к началу 1928 г. эти формы сельхозкооперации становятся ведущими как для страны в целом, так и для большинства национальных районов.

Указанная тенденция четко прослеживается, если выделить из этой группы кооперативов высшие производственные формы - колхозы. Начавшийся в конце 1927 г. быстрый рост производственных форм кооперации охватил все союзные республики. Уже к лету 1929 г. происходит заметное сближение в уровне коллективизации. При росте этого показателя по стране с 0,8% на 1 июня 1927 г. до 3,9% на 1 июня 1929 г. он увеличился: на Украине - с 1,4% до 5,6%, в Белоруссии - с 0,6% до 1,4%, Закавказской Федерации - с 0,2% до 2,6%, Туркмении - с 0,1% до 2,7%, Узбекистане-с 0,8% до 2,6%, РСФСР в целом - с 0,7% до 3,7% 41 . Если исключить Украину, где процент коллективизации был наивысшим, то отличия между союзными республиками в 1929 г. были уже не столь велики, как в 1927 году. Что касается автономных республик РСФСР, то пестрота показателей еще сохранилась: на 1 июня 1929 г. в Карелии - 0,5%, Татарии - 1,5%, Дагестане - 2,3%, Башкирии - 5,5%, Бурят-Монголии - 5,7% и т. д. Стремление отдельных автономных республик сравняться с развитыми районами и даже превзойти их, видимо, не было экономически обосновано, и в дальнейшем не закрепилось.

За период с образования СССР до конца 20-х годов национальные республики и области сделали огромный скачок в осуществлении ленинского кооперативного плана. Вместе с тем кооперация национальных республик и областей на фоне общих тенденций развития и к концу 20-х годов представляла далеко не однородную картину. Украина и Белоруссия находились в сходных с центром РСФСР социально-экономических условиях и практически не отличались от него по уровню кооперирования. В полной мере это можно сказать, видимо, только по от-


37 ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 69, д. 322, лл. 14 - 15, 25, 28 - 29.

38 ЦГАНХ СССР, ф. 3983, оп. 9, д. 51, л. 184.

39 Там же, д. 101, л. 22.

40 Там же, ф. 7018, оп. 2, д. 151, л. 77.

41 "Сдвига в сельском хозяйстве СССР между XV и XVI партийными съездами". М. -Л. 1931, стр. 23.

стр. 29


ношению к Украине, так как Белоруссия преодолела частичное отставание от центра, увеличив охват сельхозкооперацией крестьянских хозяйств с 7,8% на 1 января 1925 г. до 40,2% на 1 апреля 1928 года42 .

Наличие почти на всей территории республик Закавказья высокоинтенсивного сельскохозяйственного производства и развитых товарных отношений способствовало тому, что эти республики, значительно отставая в первой половине 20-х годов по уровню развития кооперации, к концу 20-х годов превзошли среднесоюзный показатель охвата потребительской кооперацией и быстро приближались к среднесоюзному уровню участия крестьян в сельхозкооперации. Только за период с 1 октября 1926 г. по 1 октября 1928 г. он возрос по Закавказью в целом с 17,3% до 28,7%, в том числе по Армянской ССР - с 18,6% до 43%, по Абхазской АССР - с 27,6% до 41,4%43 .

Для среднеазиатского региона было характерно то, что при быстром росте всех видов кооперации он еще отставал от центра по уровню охвата населения потребительской кооперацией, но значительно превысил общесоюзный показатель по сельхозкооперации: в Узбекистане он возрос с 17,9% на 1 января 1925 г. до 78,9% на 1 июля 1928 г., в Туркмении (соответственно) - с 5,1 % до 60%44 .

Довольно пеструю картину по фактически достигнутому уровню развития кооперации к началу 1927 г. представляли собой автономные республики и области РСФСР: по потребительской - от 8 - 10% до 70%, сельскохозяйственной - от 3 - 5% до 35%, кустарно- промысловой - от 0,2% до 30%45 . В 1927 - 1929 гг. различия несколько уменьшаются, но остаются еще весьма существенными.

Сравнительный анализ состояния кооперации в национальных республиках и областях позволил выявить различия в темпах и уровне кооперирования, в степени распространения различных его форм, но всесторонне объяснить их причины пока еще затруднительно. Однако независимо от конкретных обстоятельств, обусловивших тот или иной уровень развития кооперации в той или иной республике или области, неоспоримым является то, что, обладая огромным арсеналом разнообразных форм, кооперация оказалась способной удовлетворить потребности самых различных по своему социально- экономическому уровню слоев трудящихся. При этом в каждом районе получили развитие те формы, для которых имелись объективные предпосылки. Использование всего многообразия форм кооперирования, наиболее рациональное их сочетание (с учетом местных особенностей) обеспечивали заметные результаты деятельности кооперации. Трудящиеся национальных районов получали быстрый и существенный хозяйственный выигрыш от участия в ней, наглядно ощущали преимущества кооперативного ведения дела.

О хозяйственном укреплении кооперации национальных районов свидетельствуют прежде всего данные о динамике ее балансов. Только за период с 1 января 1925 по 1 января 1927 г. средний размер баланса одного национального союза сельхозкооперации возрос с 409,2 тыс. руб. (по данным 50 союзов) до 642,5 тыс. руб. (по данным 67 союзов), то есть на 57%. Еще более высокими темпами росли балансы низовой сети. В автономных республиках РСФСР средний размер баланса на одно товарищество увеличился только за один год-с 1 октября 1926 по


42 ЦГАНХ СССР, ф. 3983, оп. 9, д. 74 - 6, л. 5.

43 Там же, д. 101, л. 21. Имеются данные, согласно которым членство в сельхозкооперации в Закавказье достигло на 1 апреля 1928 г. 37,9% (там же, д. 74 - 6, л. 5) и даже 44,4% (там же, л. 19 об.). Наиболее достоверными являются сведения, приведенные в тексте.

44 Там же, л. 5. По другим данным, в Узбекской ССР на 1 октября 1925 г. - 36,2%, на 1 октября 1927 г. - 63,8%, к началу массовой коллективизации - 81% (А. Ю. Ибрагимова. Указ. соч., стр. 38, 40).

45 ЦГАНХ СССР, ф. 7018, ап. 2, д. 152, л. 158.

стр. 30


1 октября 1927 г. - с 33 тыс. до 52,4 тыс. руб., или на 58,8%. И по абсолютному размеру и по темпам роста балансов товарищества национальных районов приблизились к средним по РСФСР показателям - соответственно 39,8 тыс. и 67,2 тыс. руб., то есть прирост составил 68,8%. Улучшалась и структура балансов: увеличивался удельный вес собственных средств, в том числе паевых капиталов46 .

Быстрыми, превышающими средние по стране темпами возрастал кооперативный товарооборот. Торгово-заготовительный оборот союзов потребкооперации национальных республик и областей СССР возрос за 1925/26 хоз. г. на 93,9%, за 1926/27 хоз. г. -на 70%, за два года - на 228%, а по СССР в целом за два года - на 196,6%. В 1927/28 хоз. г. по сравнению с 1924/25 хоз. г. объем снабженческо-сбытовых операций низовой сети сельхозкооперации удвоился, а союзной сети увеличился на 119,8%. Вместе с тем по абсолютным величинам оборота фиксируется еще существенное отставание. Средняя продажа потребительских обществ на одно хозяйство составила в ненациональных районах РСФСР за 1927 г. .90 руб., в национальных автономиях федерации - 36 руб., в Туркмении - 37,2 руб., в Узбекистане - 25,5 рубля. Абсолютные величины оборота сельхозкооперативов в национальных районах были почти в 2 раза ниже, чем в центральных47 . Однако более быстрые темпы роста оборота в национальных районах открывали перспективу постепенного сокращения этого разрыва, о чем свидетельствует хотя и медленное, но неуклонное повышение удельного веса оборота кооперации национальных районов в общекооперативном обороте страны.

Организационно-хозяйственное укрепление кооперации, рост ее балансов и оборотов способствовали возрастанию ее роли в экономической жизни республик и автономных областей. В Армении, например, оборот сельхозкооперации составил в 1926/27 хоз. г. 45,5% к стоимости всей товарной части продукции, в 1927/28 хоз. г. - уже 60%. В Татарии удельный вес кооперации в товарообороте республики возрос с 7,2% в 1923/24 хоз. г. до 33,9% в 1925/26 хоз. г. и 46,2% в 1928/29 хоз. году. В Казахстане через кооперацию в 1924/25 хоз. г. поступило 36,8% всего заготовленного в республике масла, в 1926/27 хоз. г. - 47,2%. В Бурят-Монголии кооперация в 1927/28 хоз. г. охватила 81% всего сельхозснаб- жения и 78% всех заготовок сельхозпродуктов48 . В большинстве республик и областей соответствующие показатели были значительно ниже вышеприведенных, но повсеместно наблюдались высокие темпы их роста.

В конце 20-х годов в национальных районах, как и по всей стране, широкое распространение получила практика контрактации. Наиболее заметный успех был достигнут в контрактации посевов хлопка - уже в 1927/28 хоз. г. договорами было охвачено 95,8% всей посевной площади. В Казахстане, Киргизии, Бурят-Монголии и других районах стала практиковаться контрактация шерсти; в Башкирии, Татарии и Чувашии - картофеля; в ряде автономных республик Поволжья - льна49 . Широким фронтом развернулась эта работа в Узбекистане: в 1928 г. здесь было охвачено контрактацией 100% заготовок хлопка и шелковичных коконов, 82% каракуля, 70% шерсти, примерно 60% сухофруктов50 .

Оценивая характер и основные направления деятельности кооперации в конце 20-х годов, ноябрьский (1928 г.) Пленум ЦК ВКП(б) в качестве важнейших практических задач определил: "а) расширение си-


46 Там же, д. 151, лл. 30 - 33; д. 101, л. 26; ф. 3983, оп. 9, д. 74 - 6, л. 24 об.

47 Там же, ф. 3983, оп. 9, д. 74-а, л. 24; д. 78, лл. 15 - 16.

48 Там же, д. 74-а, л. 33; д. 74 - 6, лл. 38 - 38 об; д. 101, л. 25; "Ленинский кооперативный план и его осуществление в Татарии", стр. 81 - 82; Г. Л. С а н ж и е в. Коммунистическая партия - организатор победы колхозного строя в Бурят-Монголии. Улан-Удэ. 1957, стр. 13.

49 ЦГАНХ СССР, ф. 3983, оп. 9, д. 74 - 6, лл. 39 - 40.

50 А. Ю. Ибрагимова. Указ. соч., стр. 40; Б. А. Тулепбаев приводит эти же данные, относя их к 1929 г. (Б. А. Тулепбаев. Указ. соч., стр. 91),

стр. 31


схемы контрактации, переходя от краткосрочности к долгосрочной контрактации, б) вовлечение средств кооперированного населения в кооперативный оборот, в) более широкое производственное обслуживание крестьянского хозяйства по его отдельным отраслям (специализация), г) обеспечение действительной широкой кооперативной общественности и др."51 . Эти задачи с некоторым отставанием во времени и по абсолютным объемам, но постоянно возрастающими темпами роста решала и кооперация окраин, постепенно подготовляя национальную деревню к переходу на производственное кооперирование. Развитие всех форм кооперации и особенно возрастание удельного веса и роли подсобно-производственных форм, все больший охват ею различных хозяйственных функций крестьянского хозяйства, распространение на окраины контрактационных договоров - все это способствовало тому, что во многих национальных районах складывались предпосылки для постепенного перерастания кооперативного движения в непосредственное кооперирование производственных процессов, то есть в коллективизацию крестьянских хозяйств.

Опыт становления кооперации в национальных районах СССР в 20-х годах убедительно подтверждает возможность существенного ускорения общественного развития ранее отсталых народов в условиях победы пролетарской революции, повседневной организационной и материальной помощи со стороны народов, более развитых в социально-экономическом отношении, правильность разработанной Коммунистической партией программы кооперативного строительства в национальных республиках и областях и выбора ею основных направлений деятельности по осуществлению этой программы. В результате достигнутого в 1923- 1929 гг. прогресса в развитии кооперации национальные республики и области, начав с различного исходного уровня, оказались в целом подготовленными к решающему этапу социалистического преобразования деревни, что, однако, не снимало проблемы учета особенностей этих районов и на новом этапе. Нельзя было переоценивать успехи в развитии кооперации, забывать о том, что в основном они коснулись простейших форм, что для большинства национальных районов 20-е годы были важным, но все же первым заметным этапом в становлении кооперации, а в отдельных из них перелом определился лишь во второй половине 20-х годов. За указанные годы многое было сделано для создания широкой сети различного вида кооперативных организаций, вовлечения в них коренного населения, но этот период был слишком коротким, чтобы привить трудящимся навыки кооперативной работы. Поэтому на первый план выдвигалась теперь задача закрепления достигнутых успехов, а не курс на быстрое развитие производственных форм кооперирования. Необходимо было также учитывать, что при общей готовности к решающему этапу социалистических преобразований различия между передовыми и отстающими в развитии кооперации районами и другими компонентами социально-экономической жизни оставались еще существенными - колебания в количественных показателях достигали 10-кратного размера, а дело не сводилось только к цифровым данным. Все это требовало осторожности, всестороннего учета комплекса местных особенностей (важнейшим элементом которого теперь становился и достигнутый уровень развития кооперации каждой республики и области, а иногда и отдельных их частей) и на решающем этапе перевода многомиллионных масс мелких производителей национальной деревни на путь социализма. Коммунистическая партия в соответствующих постановлениях начала 30-х годов по вопросам коллективизации национальной деревни учла все эти обстоятельства.


51 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Т. 4. стр. 153 - 154.

 



Опубликовано 10 февраля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Л. Е. ФАЙН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.