БОРЬБА ПАРТИЗАН С ПОДРЫВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ФАШИСТСКИХ СПЕЦСЛУЖБ В БЕЛОРУССИИ

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ


Все свежие публикации



Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему БОРЬБА ПАРТИЗАН С ПОДРЫВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ФАШИСТСКИХ СПЕЦСЛУЖБ В БЕЛОРУССИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

4 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Борьба партизан против различных разведывательных, контрразведывательных и карательных органов гитлеровских захватчиков на временно оккупированной советской территории занимает важное место в истории Великой Отечественной войны. Но специальных исследований по этой теме нет. Лишь некоторые вопросы проблемы нашли отражение в мемуарной 1 и научной 2 литературе. Однако освещались они фрагментарно, и часто авторы ограничивались общими положениями. В отдельных работах имело место смешение функций и названий спецслужб противника, часто они только перечислялись. Недостаточно раскрывалась руководящая роль Коммунистической партии и ее военно-оперативных органов в деятельности партизанской контрразведки.

Необходимость разработки данной темы диктуется также и тем, что она подвергается грубым искажениям буржуазных фальсификаторов истории партизанского движения в СССР. Одни из них, не желая показывать преступный характер деятельности и многочисленные злодеяния мощных и хорошо организованных фашистских спецслужб и подлинные причины их провала, а также силу и эффективность контрразведки партизан, стараются всячески замолчать, обойти в своих работах этот важный участок борьбы 3 . Другие, будучи не в состоянии полностью игнорировать данную проблему и желая придать своим писаниям хотя бы видимость объективности, твердят об отсутствии предварительной подготовки гитлеровских спецслужб к борьбе с партизанским движением, сетуют на их недостаточно продуманную организацию, малочисленность и плохое взаимодействие, искажают историю контрразведывательных органов в партизанских отрядах и бригадах и умаляют их заслуги 4 .


1 Калинин П. З. Партизанская республика. Минск. 1964; Прудников М. С. Неуловимые действуют. М. 1965; Мачульский Р. Н. Вечный огонь. Минск. 1969; Ваупшасов С. А. На тревожных перекрестках, М. 1971; Михайлашев Н. А. Буря гнева. Минск. 1971; Дедюля И. П. Партизанский фронт. М. 1975; Груздев К. А. В годы суровых испытаний. Минск. 1976; ЛобанокВ. Е. Партизаны принимают бой. Минск. 1976.

2 Залесский А. И. Героический подвиг миллионов в тылу врага. Минск. 1970; Загорулько М. М., Юденков А. Ф. Крах плана "Ольденбург". М. 1974; Война в тылу врага. Вып. 1. М. 1974; Макаров Н. И. Непокоренная земля российская. М. 1976; Факторович А. А. Крах аграрной политики немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии. Минск. 1979; Якубовский Н. А. В тыл врага. Минск. 1979; Xацкевич А. Ф., Крючок Р. Р. Становление партизанского движения в Белоруссии и дружба народов СССР. Минск. 1980; Киселев В. К. Партизанская разведка. Сентябрь 1943-июль 1944. Минск. 1980; его же. Враг их боялся. В кн.: Военные контрразведчики. Особым отделам ВЧК-КГБ 60 лет. М. 1978; Тозик А. А. В дни суровых испытаний. Минск. 1981.

3 Итоги второй мировой войны. М. 1957; Роковые решения. М, 1958.

4 Диксон Ч. О., Гейльбрунн О. Коммунистические партизанские действия. М. 1957, и др.

стр. 42


Чтобы понять и правильно оценить всю сложность и трудность конкретной боевой обстановки, в которой действовала и успешно сражалась с врагом контрразведывательная служба партизанских формирований в Белоруссии, глубину и остроту схваток с разного рода разведывательными, контрразведывательными, карательными органами противника и их агентурой, необходимо хотя бы кратко охарактеризовать те силы, которые пытались путем провокаций, шпионажа, террора сломить или, как минимум, серьезно ослабить борьбу народных мстителей 5 .

Захватнические планы вермахта, направленные на разгром первой в мире страны социализма, человеконенавистническая идеология нацизма о превосходстве арийской расы, о ее праве подчинять, уничтожать и превращать в рабов все другие народы, антикоммунизм, оправдывавший любые преступления против советских людей, легли в основу всей практической деятельности спецслужб нацистской Германии. Они заранее начали целенаправленную, тщательную и разностороннюю подготовку к будущей борьбе с советскими патриотами на оккупированной территории СССР. Создавались или резко усиливались органы спецслужб, предназначенные для войны против Советского Союза. В начале 1941 г. руководящий центр фашистской разведки и контрразведки вермахта "Абвер-Заграница" организовал специальный орган "Штаб Валли", который должен был руководить деятельностью подразделений "Абвера-1" (разведка), "Абвера-2" (диверсии и террор), "Абвера-3" (контрразведка). При группах армий "Центр", "Север", "Юг" были созданы абверкоманды, которые, в свою очередь, возглавляли различные по функциям абвергруппы и школы по подготовке агентуры. Противником народных мстителей, с которым они чаще всего сталкивались, являлся "Абвер-3".

Была значительно расширена и укреплена тайная полевая полиция (сокращенно ГФП)- полицейский исполнительный орган военной контрразведки в действующей армии. Для подавления любого сопротивления на оккупированных территориях гитлеровцы создали в составе фашистской армии и армии резерва многочисленные охранные части. На 1 июня 1941 г. имелось 567 охранных батальонов и 37 штабов охранных полков. После начала войны подавляющее их большинство было переброшено на захваченную врагом советскую землю. Многие из этих частей вошли в состав специально сформированных охранных дивизий, а некоторые действовали самостоятельно. При них, как и в армейских соединениях, была организована система штабных разведывательных органов "I-Ц". Они не занимались агентурной разведкой, а разрабатывали задания для абвера, анализировали и давали оценку доставленных им данных. Штабные органы разведки и абвер действовали самостоятельно и не подчинялись друг другу.

В мае 1941 г. представители полиции безопасности и СД и командования вермахта достигли соглашения о создании оперативных групп (иначе - групп действия) - эйнзатцгрупп. Они получили задание уничтожать всех, кто, по мнению оккупантов, считался врагом Германской империи, "нежелательным" в политическом или расовом отношении, кто посмеет, по выражению Гитлера, "бросить хотя бы косой взгляд" в сторону немца 6 . Фашистское командование предо-


5 Вопросы контрразведывательных операций специальных групп госбезопасности и военной разведки в данной статье не рассматриваются. Автор касается только их взаимодействия с партизанами в ходе борьбы с фашистскими спецслужбами.

6 Пономаренко П. К. Непокоренные. М. 1975, с, 62 - 63; Романовский В. Ф. Против фальсификации истории Белоруссии периода Великой Отечественной войны. Минск. 1975, с. 85; Долгополов Ю. Б. Война без линии фронта. М. 1981, с. 98 - 102,

стр. 43


ставляло спецслужбам полную свободу действий против советских людей. На совещании офицеров разведки и контрразведки и военных юристов, проходившем 11 июня 1941 г., генерал для особых поручений Н. Мюллер заявил: "Под понятие "партизан" попадает каждый, кто, будучи гражданским лицом, затрудняет сам или подстрекает других затруднять действия германских вооруженных сил" 7 .

Хотя гитлеровцы и строили планы быстрого окончания войны против СССР, тем не менее готовили значительное количество шпионов, террористов и диверсантов как для подрыва тыла Красной Армии, так и для помощи в ликвидации всенародной борьбы против захватчиков. Они вербовались из белоэмигрантов, буржуазных националистов, изменников Родины. Эти антисоветские элементы обучались в разведывательных школах, расположенных во многих городах Германии, в том числе Лыкк, Штутгарт, Кенигсберг 8 . Часть подготовленной агентуры была направлена на оккупированную территорию вместе с наступавшими фашистскими войсками 9 . Нацистские спецслужбы активно готовились к тайной войне с советскими патриотами. Но они ожидали кратковременного и ограниченного сопротивления захватчикам со стороны только политически активной части населения, переоценивали собственные силы и не учли самого главного - преданности советских людей идеям коммунизма, их готовности до последнего сражаться, защищая завоевания Великого Октября.

С первых недель войны в Белоруссии для борьбы с агрессором по призыву Коммунистической партии стали создаваться партизанские группы и отряды. В августе 1941 г., по данным ЦК КП(б)Б, на территории республики действовал 231 партизанский отряд общей численностью свыше 12 тыс. человек, большинство которых составляли местные жители - рабочие, колхозники, народная интеллигенция. В авангарде борьбы шли коммунисты. Всего по линии ЦК и обкомов партии было подобрано и оставлено для организации работы в тылу врага 1215 коммунистов 10 . Уже осенью 1941 г. гитлеровцы были вынуждены признать грозный размах народного движения в их тылу, его четкую политическую направленность. 10 сентября 1941 г. уполномоченный полиции безопасности и СД при начальнике тыла группы армий "Центр" докладывал: "Опасности все более и более увеличивающихся партизанских отрядов нельзя отрицать... действительно получается впечатление, как будто бы за линией нашего фронта образуется второй русский фронт" 11 . 25 октября 1941 г. на основании донесений абвера генеральный штаб гитлеровской армии констатировал: "Партизанская борьба в настоящее время является борьбой за большевизм, и она является народным движением" 12 .

Захватчики всеми средствами пытались ликвидировать народную борьбу, старались установить повсюду военно-колониальный кровавый "новый порядок". Значительное место в проведении в жизнь этой политики отводилось различным разведывательным, контрразведывательным и карательным органам гитлеровских войск и оккупационного аппарата. Фашистской группе армий "Центр" была придана контрразведывательная "Абверкоманда-303", которая руководила работой 12 групп, располагавшихся в Белоруссии. Наряду с ними абвер имел


7 Мюллер Н. Вермахт и оккупация. М. 1974, с. 91; РомановскийВ. Ф. Ук.соч., с, 89.

8 Все названия и административные деления даются по состоянию на 1 января 1941 года.

9 Партархив Института истории партии при ЦК КПБ (ПА ИИП при ЦК КПБ), ф. 3500, оп. 3, д. 115, л, 172.

10 Очерки истории Компартии Белоруссии. Ч. 2. Минск. 1967, с. 318, 323.

11 ЦГАОР БССР, ф. 655, оп. 1, д. 1, лл. 191, 197.

12 Архив Института истории партии при ЦК КПБ, инв. N 002, микропленка, кадр 7.

стр. 44


здесь три диверсионно-террористические и четыре разведывательные группы. На территории республики, относившейся к области охраны тыла группы армий "Центр", действовала ГФП, сеть которой, по мере развития партизанского движения, значительно увеличивалась. Если в ноябре 1941 г. функционировали четыре группы ГФП с 10 периферийными командами, расположенными, как правило, в райцентрах, то через год число групп достигло восьми, а количество периферийных команд выросло до 25. ГФП выполняла функции гестапо в ближних тылах вермахта.

На территории республики также находились подразделения полиции безопасности и СД. Здесь зверствовали эйнзатцгруппы "А" и "Б", приданные группе армий "Центр". В состав "А" входили три эйнзатцкоманды, "Б" - пять. В марте 1942 г. после сокрушительного провала "блицкрига" в результате поражения вермахта в битве под Москвой и в связи с новым подъемом партизанского движения была проведена их реорганизация. В генеральные округа и составляющие их гебиты были назначены руководители полиции безопасности и СД с подчиненными им подразделениями. Основу их аппарата во многом составил личный состав эйнзатцкоманд. В генеральном округе Белоруссия центр СД находился в Минске, филиалы - в Вилейке и Барановичах. В 1942 г. в 10 гебитах генерального округа были организованы 44 опорных пункта СД. Продолжали действовать эйнзатцгруппы и команды, которые были распределены по участкам фронта группы армий "Центр". Они дислоцировались в зависимости от движения линии фронта. Система органов полиции безопасности и ОД подчинялась главному управлению имперской безопасности (РСХА) 13 .

В Белоруссии действовали также отдельные подразделения карательных органов, непосредственно подчиненные Берлину и выполнявшие наряду с разведкой советского тыла и партизанских формирований контрразведывательные функции на оккупированной территории, - "Зондерштаб-Р" (особый штаб "Россия"), "Ингвар", "Цеппелин". Это были специально созданные органы с широкими полномочиями и возможностями, тщательно законспирированные. Их возникновение в 1942 г. было связано с серьезными провалами фашистских спецслужб. "Зондерштаб-Р" являлся специальным контрразведывательным органом в системе "Абвера" и был представлен в Белоруссии межобластной резидентурой, аппарат которой находился в Могилеве, позже в Минске. Она имела 21 подчиненную ей районную резидентуру во всех крупных городах Белоруссии. "Зондерштаб-Р" вел на оккупированной советской территории активную агентурную разведку и работу по разложению партизанских отрядов. Разведывательно-подрывные органы РСХА "Цеппелин" и "Ингвар" располагали командами в девяти крупных городах. Активную работу по охране тайн гитлеровцев и подготовке сведений для карательных экспедиций вели отделы "I-Ц" при штабах регулярных и охранных войск.

Осенью 1941 г. на территории Белоруссии в состав оккупационных войск входили подразделения более 6 охранных дивизий, 8 полевых дивизий и 4 артиллерийских полка. В 1942 г. в борьбе с партизанским движением участвовали подразделения уже из 39 дивизий : а также 16 полицейских и 10 артиллерийских полков. В 1943 - 1944 гг. против белорусских партизан и подпольщиков было брошено не менее 580 тыс. захватчиков и их пособников. Они действовали в составе 23 полевых дивизий, 30 отдельных полков, 9 охранных дивизий, и еще 11 дивизий охраняли железнодорожные и шоссейные коммуни-


13 Киселев В. К. Партизанская разведка, с. 34 - 35; Факторович А А. Ук. соч., с. 22 - 23, 27; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 3, д. 160, л. 35; ф. 4683, оп. 3, д. 942, лл. 59 - 60, 168 - 169; д. 996, лл. 27 - 28; д. 952, лл. 102, 123; ЦГАОР БССР, ф. переводов, д. 20, лл. 46 - 48.

стр. 45


кации. Участие в проведении разведывательной и контрразведывательной работы против партизан принимали многочисленные гарнизоны различных воинских частей захватчиков и созданной ими местной полиции. Наряду с выполнением других задач они должны были вести постоянное наблюдение за действиями партизан и оповещать вышестоящее командование о всех замеченных передвижениях бригад и отрядов как внутри партизанской зоны, так и вне ее. Именно гарнизоны служили базами заброски большей части агентуры фашистских спецслужб и пунктами сбора информации от них 14 .

Различные фашистские разведывательные, контрразведывательные и карательные органы, хотя и подчинялись разным инстанциям третьего рейха, тесно сотрудничали друг с другом в совместной борьбе против советских патриотов. В докладе эйнзатцгруппы о деятельности с 29 июля по 14 августа 1941 г. указывается на сотрудничество полиции безопасности и СД с ГФП и абвером. 2 апреля 1943 г. главное командование вермахта дало указание офицерам разведки и контрразведки о необходимости тесного контакта "Абвера-3" с "Абвером-1", отделом "I-Ц" при охранных дивизиях и ГФП. По распоряжению "Корюка 559" (штабного органа по охране тыла армии) от 13 ноября 1943 г. о проведении карательной экспедиции против Борисовско-Бегомльской партизанской зоны 122-му охранному полку придавались три абвергруппы, два отделения СД и одна группа ГФП, а 44-му охранному полку - одна абвергруппа, три отделения СД, одна группа ГФП. Так на практике осуществлялось взаимодействие спецслужб с карателями 15 .

В связи с сокрушительными поражениями вермахта под Сталинградом и Курском и дальнейшим усилением массового партизанского движения некоторые контрразведывательные органы фашисты передислоцировали в Белоруссию, что вело к дальнейшему увеличению их количества и численности. Принимались лихорадочные попытки усовершенствовать аппарат фашистских спецслужб. Так, в органах СД были созданы специальные отделы по борьбе с партизанами; ряд абвергрупп был придан охранным дивизиям или полевым комендатурам. Наряду с кадровыми спецслужбами фашистов разведывательную и контрразведывательную деятельность проводили и другие органы вермахта и оккупационных властей-10 взводов полевой жандармерии, 11 фельд - и 23 ортскомендатуры, располагавшихся в наиболее важных пунктах, на транспортных коммуникациях, в центрах сосредоточения военно-промышленных объектов.

Фашистские спецслужбы в борьбе против партизан и подпольщиков делали основную ставку на создание и устойчивое функционирование сети агентуры - шпионов, осведомителей, провокаторов, диверсантов и террористов. Они вербовали ее, применяя самые изощренные методы. Гитлеровцы пытались оживить и использовать частнособственнические пережитки в сознании некоторых людей. Полиция безопасности и СД сообщала в Берлин еще летом 1941 г. "Так называемые имущие слои приветствуют нападение на Россию, так как они надеются, что при немецком режиме они сохранят свою собственность". На службу к врагу шли отдельные участники белогвардейской эмиграции, буржуазные националисты, бывшие кулаки, лица, ранее репрессированные Советской властью за контрреволюционную деятельность, уголовники. Широко использовались также полицейские и члены их семей. Людей этой категории насчитывалось, по материалам,


14 Долгополов Ю. Б. Ук. соч., с. 100, 101 - 102; Гiсторыя Беларускай ССР. Т. 4. Минск. 1975, с. 181, 431; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 3, д. 119, л. 238; д. 116, л. 313; д. 127, лл. 23 - 24; ф. 4683, оп. 3, д. 942, лл. 6 - 12, 65 - 84.

15 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 4683, оп. 3, д. 945, л. 11; ф. 4, оп. ЗЗа, д. 577, лл. 32 - 33; д. 84, л. 15.

стр. 46


поступившим в Белорусский штаб партизанского движения (БШПД), до 70 - 80% общего числа агентуры. Часть ее вербовалась оккупантами на основе подкупа, денежного, материального вознаграждения, обещаний передать земельный участок в частную собственность на вечное владение. Наряду с посулами широко применялись шантаж, избиения, угроза смерти, взятие родственников в качестве заложников. Таких лиц среди агентуры врага, по имевшимся в БШПД сведениям, было до 20 - 30% 16 .

Активную помощь немецким оккупантам в борьбе с советскими патриотами оказывали буржуазные националисты, прислужники оккупантов и в большинстве своем платные агенты фашистских спецслужб. В октябре 1941 г. с разрешения захватчиков была сформирована организация националистов под названием "Белорусская народная самопомощь" (БНС), с центром в Минске, филиалами во всех гебитах и ряде райцентров. Она широко использовалась не только для антисоветской пропаганды и попыток раскола трудящихся Белоруссии, но и для вербовки спецслужбами шпионов и провокаторов, для выявления подпольщиков и партизан. Под вывеской ряда "Народных домов" функционировали разведывательные школы, и сотрудниками гитлеровской разведки велась вербовочная работа. Однако националистам не удалось отравить ядом шовинизма трудящихся. Их организации были крайне малочисленны и не получили широкого распространения. Инспирированная фашистами марионеточная "Рада доверия" летом 1943 г. предложила гауляйтеру Белоруссии В. Кубе для активизации действий карателей и большей координации деятельности местной полиции со спецслужбами организовать общий немецко-белорусский орган по борьбе с партизанами, включающий представителей СС, СД и националистов; белорусские отделы при СД; белорусскую тайную полицию. С помощью националистов формировались лжепартизанские отряды и делались попытки подрыва партизанского движения изнутри 17 .

Оккупанты широко использовали в целях выявления партизан и их помощников местную полицию, которая набиралась из изменников и предателей Родины. Хотя их было немного, но они хорошо знали местность и проживающее на ней население. Полицейские часто выдавали себя за лесных рабочих, крестьян, ищущих пропавший скот, нередко переодевались в красноармейскую форму, под видом окруженцев или бежавших из плена выявляли настроения местных жителей, пытались различными способами проникнуть в партизанские отряды. В разведывательных целях спецслужбами врага привлекались старосты деревень.

Наряду с вербовкой и инструктажем шпионов из числа местного населения фашистские спецслужбы готовили в разведывательных школах достаточно квалифицированные кадры агентуры. В конце 1942 - начале 1943 г. гитлеровцы взяли курс на массовую подготовку и заброску ее в партизанские отряды и бригады, что было связано со всевозрастающей всенародной борьбой на оккупированной территории. Они организовали, по имеющимся данным, 25 шпионских школ и курсов; некоторые из них были полностью ориентированы на борьбу с партизанами Белоруссии, а в других созданы специальные отделения. О масштабах этой работы можно судить по тому, что только 14 школ каждые 2 - 3 месяца выпускали от 100 до 300 агентов 18 .


16 Война в тылу врага. Вып. 1, с. 340; Факторович А. А. Ук соч с 21 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 4683, оп. 3, д. 921, лл. 114, 132; ф. 3500, оп. 2, д. 1305, лл. 53, 74

17 Война в тылу врага. Вып. I, с. 424 - 425, 429; ЦГАОР БССР, ф 370 оп 6 д. 98, л. 3.

18 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 62, л. 335; оп. 3, д. 115, л. 183.

стр. 47


Кроме того, для сбора сведений о партизанах фашистские спецслужбы использовали войсковую разведку, авиа- и радиоразведку, захват документов, допросы пленных, подслушивание в камерах разговоров арестованных и подсаживание к ним провокаторов. Противник пытался путем подрывных акций локализовать партизанское движение, выявить основные и запасные места базирования партизан, подвести их под удары карателей, физически уничтожить путем диверсий и террора командно-политический и рядовой состав партизанских отрядов и бригад 19 .

Для того, чтобы успешно бороться с оккупантами, с их хорошо организованными, сильными, широко разветвленными и тесно сотрудничавшими спецслужбами, которые использовали самые разнообразные средства и формы тайной войны, партизаны должны были противопоставить им свою гибкую, умело применяемую к обстановке на временно оккупированной территории республики эффективную систему безопасности. Учитывая специфику всенародной борьбы, партизанскую контрразведку можно определить следующим образом. Это последовательная и разнообразная система мер противодействия подрывной работе спецслужб врага, используемых ими организаций и лиц с целью обеспечения безопасности партизанских формирований и создания условий для их результативной деятельности. Основными направлениями контрразведки были ограждение партизанских бригад и отрядов от проникновения вражеской агентуры, ее разоблачение в них, а также в партизанских зонах, выявление предателей и изменников в населенных пунктах, контролируемых противником. Наряду с этим оказывалась всесторонняя помощь органам госбезопасности и военной контрразведки в предупреждении и пресечении действий шпионов и диверсантов, заброшенных в расположение частей Действующей армии и в советский тыл. Руководство борьбой партизан против фашистских спецслужб осуществляли подпольные партийные комитеты, коммунисты, работавшие в органах контрразведки.

Партизанская контрразведка пользовалась доверием и поддержкой трудящихся, которые были ее основной опорой. Эта народная поддержка вытекала из созданных социалистическим обществом условий: советского патриотизма трудящихся, социального и интернационального единства личного состава отрядов и бригад народных мстителей, верности широких народных масс коммунистическим идеям, огромной политико-воспитательной работы партии в предвоенные годы. Структура контрразведки в бригадах, в зональных и областных соединениях складывалась постепенно, как правило, в форме особых отделов или аппарата заместителей командиров по разведке и контрразведке, начальников действующих районных отделов НКВД, хотя это и не были единственные формы ее организации, что зависело от разнообразия местных условий, наличия опытных кадров и степени понимания стоящих перед ней задач со стороны командования партизанских формирований. Для срыва любых происков спецслужб врага контрразведывательные органы партизан проводили целенаправленные и многочисленные мероприятия. Они не только разоблачали фашистских лазутчиков и получали информацию о деятельности и планах разведки противника, но и воспитывали постоянную политическую бдительность, предпринимали меры по сохранению военной тайны среди рядового и командного состава.

Контрразведывательная служба в партизанских отрядах возглавлялась уполномоченными особых отделов или других контрразведывательных органов в бригадах. Многие из этих органов возглавляли во-


19 Там же, ф. 4, оп. ЗЗа; д. 84, лл. 2,10.

стр. 48


еннослужащие, имевшие специальную подготовку 20 . Партизанская контрразведка в силу нехватки кадров, особенно квалифицированных, и теснейшего сотрудничества с оперативной разведкой возглавлялась, как правило, одним лицом, которое отвечало за оба этих участка работы. Часто у него были один-два помощника, один из которых вел контрразведку, а другой занимался вопросами оперативной разведки. Всего в Белоруссии действовало 213 бригад, из них в 112 были заместители командиров по разведке, в большинстве других - особые отделы и лишь в некоторых были и те и другие. Так, Представительству БШПД на 1-м Прибалтийском фронте подчинялись 52 бригады, и лишь в трех из них были и начальники особых отделов и заместители командиров 21 .

С первых шагов партизанского движения встал вопрос о необходимости его контрразведывательного обеспечения. К сожалению, несмотря на богатейший практический опыт партизанской борьбы и подпольной работы как в условиях революции 1905 - 1907 гг. и режима царизма, так и в гражданской войне 1918 - 1920 гг., у нас не имелось ни одной работы, обобщавшей этот опыт, в том числе и противодействия спецслужбам врага. Некоторые мероприятия по подготовке к партизанским действиям, проводившиеся в середине 30-х годов, были свернуты, а обученные кадры расформированы. Практически все приходилось начинать с нуля, что не могло не сказаться в первый период войны на темпах и широте развития партизанского движения в Белоруссии 22 .

В сложных условиях начала войны Коммунистическая партия и органы Советской власти провели ряд мероприятий, направленных на обучение советских патриотов основам конспирации и контрразведки. Первоначальной школой для них послужили истребительные батальоны и отряды народного ополчения, сформированные в соответствии с постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 24 июня 1941 г., для борьбы с вражескими диверсантами и парашютистами23 . К 15 июля 1941 г. из добровольцев в Белоруссии было создано 78 истребительных батальонов, насчитывавших свыше 13 тыс. человек, и более 200 формирований народного ополчения с более чем 33 тыс. человек 24 . По указанию партийных органов для пополнения и укрепления их личного состава в районы Полесской, Гомельской, Могилевской и Витебской областей, как свидетельствует сообщение НКВД БССР в ЦК КП(б)Б от 23 июля 1941 г., было направлено 535 человек чекистов, которые наряду с проведением операций против вражеской агентуры и боевых действий передавали опыт борьбы с подрывной деятельностью спецслужб противника 25 . После захвата гитлеровцами всей Белоруссии на базе истребительных батальонов и отрядов народного ополчения возникло до 30 партизанских отрядов и групп 26 .

Такой переход к партизанским формам борьбы, включая и контрразведывательное обеспечение, проходил под непосредственным руководством партийных органов. 23 июля 1941 г. Полесский обком партии принял постановление об организации борьбы в тылу фашистских войск, в котором в соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) утвер-


20 ПономаренкоП. К. Ук. соч., с. 47.

21 Беларуская Савецкая Энцыклапедыя. Т. 8. Минск. 1975, с. 269; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 63, лл. 593 - 594; д. 62, лл. 351 - 352, 335.

22 Пономаренко П. К Борьба советского народа в тылу врага. - Военно-исторический журнал, 1965, N 4, с. 33 - 34.

23 Долгополов Ю. Б. Ук. соч., с. 126.

24 Романовский В. Ф. Ук. соч., с. 13.

25 Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны. Т. I. Минск. 1967, с. 74.

26 Павлов Я. С. В. И. Ленин и партизанское движение. Минск. 1975, с, 272.

стр. 49


дил областную тройку в составе секретаря обкома Ф. М. Языковича, председателя облисполкома К. Г. Зайцева, начальника облуправления госбезопасности И. Н. Иващенко. В том же постановлении предлагалось начальнику облуправления НКВД и первым секретарям райкомов партии подготовить переход истребительных батальонов в партизанские отряды, руководствуясь при этом принципом строгого индивидуального отбора каждого бойца, посылаемого в партизанские отряды 27 . Такой подход к комплектованию почти исключал возможность проникновения в них на первых порах агентов фашистской разведки.

Важным участком в деле обучения будущих партизан методам и формам контрразведывательной работы являлось их предварительное обучение. С целью подготовки кадров для партизанских отрядов по решению ЦК КП(б)Б 10 июля создавалась школа с контингентом обучающихся в 400 человек, а 13 июля на ее базе был организован специальный Оперативно-учебный центр во главе с опытным военным специалистом И. Г. Стариковым. При 3-й, 13-й, 21-й армиях Центрального фронта возникли пункты Оперативно-учебного центра, которые подготовили 184 человека. Курсантов обучали в них сначала 3 - 5 дней, позже, когда позволила обстановка, 2 - 3 месяца. Наряду с другими предметами им преподавали основы борьбы с вражескими спецслужбами и правила конспирации. Курсанты подбирались по рекомендациям партийных и комсомольских органов из числа партийных активистов, советских и комсомольских работников, сотрудников НКВД, передовых рабочих и колхозников, на строго добровольной основе. Оперативно-учебным центром с 13 июля по 5 сентября 1941 г. был подготовлен ряд партизанских групп, которые в ходе обучения овладели элементарными приемами контрразведывательной работы. Доучиваться им приходилось в схватках с фашистскими спецслужбами, что не могло не вести к значительным трудностям в их работе, а иногда и к излишним потерям. Однако многие из групп сумели выжить и стать ядром ряда партизанских отрядов и бригад 28 .

ЦК КП(б)Б и его военно-оперативные органы не проводили раздельного обучения кадров контрразведчиков и разведчиков, а готовили в течение всего периода оккупации специалистов по вопросам партизанской борьбы, которые владели также в той или иной степени навыками как разведывательной, так и контрразведывательной деятельности. Объяснялось это острой нехваткой работников, тесным сотрудничеством контрразведывательных органов с оперативной разведкой, частым переплетением их функций и интересов. Одновременно с подготовкой кадров ЦК КП(б)Б и обкомы партии самостоятельно формировали, инструктировали и направляли на оккупированную врагом территорию партизанские группы. В основном они состояли из коммунистов и комсомольцев. В их составе было определенное количество сотрудников НКВД, направленных в том числе и для организации контрразведывательной работы партизан. Летом - осенью 1941 г. на территории только трех областей - Гомельской, Пинской и Полесской действовали подготовленные, засланные или оставленные в тылу врага 13 партизанских отрядов общей численностью около 500 человек, включавших 44 чекиста и 15 пограничников 29 .

Уделялось внимание и разработке различных инструкций, содержащих указания как о приемах партизанской борьбы, так и методах ведения разведки, организации связи, проведения контрразведывательных мероприятий. В июле 1941 г. Главное политическое управление


27 Всенародное партизанское движение в Белоруссии. Т. I, с. 73 - 74.

28 Якубовский Н. А. Ук. соч., с. 49 - 50; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 3, д. 138, л. 16; ф. 4, оп. 33а, д. 42, лл. 73 - 77.

29 ПА ИИП при ЦК КПБ, оп. 4, д. 346, лл. 38 - 43.

стр. 50


Красной Армии размножило и разослало инструкцию о создании партизанских отрядов и их тактике, составленную еще в период гражданской войны в 1919 г., которая включала некоторые сведения по осуществлению мер конспирации. В первой половине августа военный отдел ЦК КП(б)Б разработал "Памятку командиру и комиссару партизанского отряда". Она учила простейшим видам конспирации и ориентировала на строго добровольный и индивидуальный подбор личного состава отрядов 30 . Эти документы сыграли значительную роль в становлении первых партизанских отрядов и обеспечении их безопасности.

В первый год войны, до осени 1942 г., как правило, в партизанских формированиях не было специальной контрразведывательной службы, а работой по борьбе с вражескими разведывательными, контрразведывательными и карательными службами руководили командиры или комиссары и занимались ею отдельные партизаны, имевшие родственные, дружеские или иные связи среди местного населения. Это положение объяснялось рядом факторов: относительно небольшим количественным составом отрядов народных мстителей, значительной партийно-комсомольской прослойкой в них, принципом формирования из хорошо знающих друг друга людей 31 .

Характерным примером проведения контрразведки в первые месяцы оккупации может служить деятельность партизанского отряда под командованием секретаря Борисовского подпольного горкома- райкома КП(б)Б И. А. Яроша. При помощи колхозников ряда деревень партизаны выявили и уничтожили трех предателей из числа местных жителей. 9 сентября народные мстители, проведя диверсию на железной дороге, при отходе попали в засаду и понесли потери. Из этого случая командование сделало выводы и предприняло меры для выяснения намерений захватчиков. Через несколько дней на дороге между деревнями Старая Пересека - Черея партизанами были замечены две подводы с пятью переодетыми фашистами, ведущими разведку дислокации отряда. Командование врага так и не дождалось возвращения своих разведчиков. Все же к 1 ноября противник установил месторасположение партизан, и к их лагерю был направлен карательный отряд, с которым пришлось вести тяжелый бой. Стало ясно, что здесь не обошлось без шпионажа, и были усилены меры по охране. Задерживались все подозрительные лица, оказавшиеся в районе дислокации отряда. Все это скоро дало свои результаты. 13 ноября были захвачены два фашистских агента в гражданской одежде, у которых при обыске был обнаружен устаревший план расположения отряда. При допросе они признались, что уже 2,5 месяца занимались розыском партизан 32 . Таких фактов известно много. В докладе фашистского коменданта Белоруссии о положении с 1 по 15 октября 1941 г. указывалось, что 3 октября севернее Постав (Вилейская обл.) партизаны расстреляли трех полицейских, занимавшихся выявлением их дислокации, а 4 октября обстреляли дом фашистского осведомителя в д. Пруциново 33 .

О некоторых итогах борьбы с агентурой вражеских спецслужб можно судить по справкам ЦК КП(б)Б от 15 января и 11 апреля 1942 года. Из них следует, что, по неполным данным, партизаны Белоруссии выявили и уничтожили 632 шпиона, предателя, провокатора и полицейских 34 . Тем самым был нанесен ощутимый удар по агентурной сети разведывательной, контрразведывательной и других кара-


30 Вторая мировая война. Кн. 3. М. 1966, с. 57; Павлов Я. С. Ук. соч., с. 265.

31 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 3, д. 115, л. 175.

32 Там же, оп. 2, д. 1296, лл. 120 - 126.

38 ЦГАОР БССР, ф. 651, оп. 1, д. 1, лл. 20 - 21.

34 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 4, оп. 33а, д. 78, лл. 169 - 171.

стр. 51


тельных служб оккупантов, что во многом сорвало планы врага по разгрому партизанского движения. И все же осенью 1941 г. - зимой 1941/42 г. партизанское движение в силу ряда причин переживало серьезные трудности. Одной из них было отсутствие четко организованной и самостоятельной службы контрразведки партизанских формирований, незначительное число хорошо подготовленных руководителей их службы безопасности, большое количество различных команд и групп вражеских спецслужб. В этот период, как правило, смогли продолжать активную боевую деятельность лишь те партизанские отряды и группы, где наиболее сильно было партийное влияние, повышалась бдительность, пусть пока в зачаточной форме существовала система контрразведки.

После победы советских войск под Москвой, усиления партийного руководства и установления связи с зафронтовыми органами с весны 1942 г. партизанское движение резко активизировалось. Образовывались десятки новых отрядов, создавались первые бригады. За первые 6 месяцев 1942 г., по данным БШПД, в ряды народных мстителей вступило более 23 тыс. человек. Характерным является пример деятельности около 8 тыс. партизан Витебской области, которые только за июнь 1942 г. ликвидировали 8 бургомистров, 70 полицейских и 162 предателя и шпиона 35 .

Партизанское движение продолжало нарастать, из всенародного по своему характеру и социальному составу оно стало быстро превращаться во всенародное и по своей массовости. Если в первом полугодии 1942 г. в отряды вступало ежемесячно в среднем 3 - 4 тыс. человек, то во втором полугодии 7 - 8 тыс. 36 , что вызывало необходимость более тщательной и в значительно больших масштабах проверки отдельных лиц, вступавших в ряды партизан. Кроме того, в 1942 г. возникли первые освобожденные от оккупантов края и зоны. К началу освобождения Белоруссии советскими войсками в ней насчитывалось до 20 крупных партизанских краев и зон, площадь которых составляла 25% территории республики. Там проживали сотни тысяч советских граждан и располагалось большинство партизанских формирований 37 .

Требовалось обеспечить безопасность в контрразведывательном плане уже не только партизанских отрядов и бригад, но и многих населенных пунктов в краях и зонах, откуда народным мстителям поступало пополнение; выходили на задания диверсионные группы, где в связи с подготовкой тех или иных операций происходила перегруппировка партизанских сил, которые были базой проведения войсковой и оперативной разведки. Обстановка настоятельно требовала организации специальной системы контрразведывательных органов, тем более что спецслужбы врага извлекли уроки, хотя бы частично, из провала первоначальных мероприятий и начали применять ряд новых приемов. Важное значение для создания контрразведывательной службы партизан имел опыт, уже накопленный в борьбе с агентурой противника на первом этапе войны, знание приемов и методов фашистских спецслужб, выявление тех лиц, которые активно сотрудничали с гитлеровцами и в среде которых в первую очередь вербовались шпионы и террористы.

С весны 1942 г. начинается новый этап партизанского движения и в том числе деятельности контрразведки. 20 марта 1942 г. по решению ЦК партии была создана Северо-Западная группа ЦК КП(б)Б во главе с секретарем ЦК Г. Б. Эйдиновым с целью оперативного


35 Там же, ф. 3500, оп. 3, д. 138, л. 40; ф. 63, оп. 16, д. 12, л 29.

36 Всенародное партизанское движение в Белоруссии. Т. 1, с. 35.

37 Гiсторыя Беларускай ССР. Т. 4, с. 312 - 313; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 3, д. 78, лл. 169 - 171.

стр. 52


руководства партизанским движением в прифронтовой полосе. Перед ней были поставлены задачи по сбору материалов от подпольных партийных организаций и партизанских отрядов, содержащих в том числе контрразведывательные данные.

В ее состав были включены кадровые офицеры коммунисты С. В. Юрин и П. Е. Крысанов, имевшие большой опыт борьбы с вражескими спецслужбами. Они помогали организовать контрразведывательную службу в Минской и Витебской областях и позже были введены в состав соответствующих обкомов партии 38 .

В 1942 г. Витебский подпольный обком партии неоднократно рассматривал вопросы, связанные с деятельностью партизанской контрразведки. Для борьбы с вражеской агентурой обком обязал командование партизанских формирований усилить охрану штабов, лагерей и баз, установить строгую дисциплину в несении караульной службы, принять меры к соблюдению правил конспирации и сохранению военной тайны, укрепить командный состав квалифицированными кадрами 39 . Летом 1942 г. Гомельский подпольный обком партии образовал единый штаб, в котором за все вопросы разведки и контрразведки отвечали члены обкома Е . И. Барыкин и А. Д. Рудак. Установилось правило, согласно которому руководитель партизанской разведки и контрразведки подчинялся непосредственно секретарю подпольного обкома, являвшемуся, как правило, командиром областного соединения партизан. Такой порядок обеспечивал высокую степень централизации и максимальную конспирацию с одновременным действенным партийным контролем 40 .

Значительную роль в централизации партизанской контрразведки сыграло образование по решению Государственного Комитета Обороны от 30 мая 1942 г. Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) и 9 сентября 1942 г. - БШПД, включавших в себя разведывательные отделы, которые наряду с организацией разведки занимались вопросами борьбы с вражеской агентурой. Они были укомплектованы чекистами и военными разведчиками и контрразведчиками. На 1 января 1944 г. в разведывательном отделе ЦШПД работали 30 человек, а в БШПД - 20, из них 12 были направлены из органов государственной безопасности и 8 - из рядов Красной Армии. Их работой руководили: в ЦШПД - член ЦК КП(б)Б С. С. Бельченко, в БШПД - сотрудник ЦК КП(б)Б И. П. Ганенко. Осенью 1943 - весной 1944 г. при штабах четырех фронтов, действовавших н.а территории Белоруссии, по инициативе ЦК КП(б)Б были созданы Представительство БШПД с разведывательным отделом и три оперативные группы БШПД, одной из функций которых являлась координация контрразведывательной деятельности партизанских бригад и отрядов в определенных им зонах 41 .

Важными этапами в создании системы контрразведывательной службы народных мстителей стали приказы Народного Комиссара Обороны СССР от 5 сентября 1942 г. "О задачах партизанского движения" и от 19 апреля 1943 г. "Об улучшении разведработы в партизанских отрядах", которые непосредственно были связаны с возрастанием роли партизанского движения в период Сталинградской битвы и подготовки сражения на Курской дуге. В первом из этих приказов


38 Подпольные партийные органы Компартии Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1944). Минск. 1975, с. 9, 101, 149; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 3, д. 136, л. 8об.

39 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 4, оп. 33а, д. 256, л. 138; ф. 3793, оп. 1, д. 1, лл. 11, 88.

40 Там же, ф. 3500, оп. 3, д. 73, лл. 28об., 31об.; Отд. рукописных фондов Института истории СССР АН СССР, ф. 2, оп. 4, д. 18, лл. 1 - 2.

41 Очерки истории Компартии Белоруссии. Ч. 2, с. 331 - 332; Киселев В. К. Партизанская разведка, с. 39; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 1, д. 2, л. 153.

стр. 53


указывалось на необходимость партизанским отрядам усилить внимание к проникновению советских патриотов в различные спецслужбы врага и их разведшколы; беспощадно истреблять изменников Родины, находящихся на службе у оккупантов; создавать проверенные партизанские резервы. Во втором рекомендовалось назначать на должность заместителей командиров по разведке в партизанских формированиях, которые во многих случаях выполняли функции и контрразведки, квалифицированных специалистов, прошедших курс обучения в советском тылу. Разрешалось привлекать армейских разведчиков и сотрудников госбезопасности в руководящие органы партизанской разведки и контрразведки. Им поручалось организовывать всю деятельность совместно с подпольными партийными комитетами 42 .

Выполняя эти приказы, ЦШПД и БШПД провели большую работу по подготовке квалифицированных кадров разведчиков и контрразведчиков. 2 декабря 1942 г. школа ЦШПД, готовившая партийно-комсомольских работников, была преобразована в спецшколу по подготовке заместителей командиров отрядов по разведке. Программа ее была рассчитана на двухмесячный срок обучения. Ею было подготовлено в 1943 г. 296 человек, в том числе для Белоруссии - 130. В школе БШПД обучались 200 курсантов на четырех отделениях, в том числе по подготовке организаторов разведки и контрразведки в отрядах - 50 человек. Жизнь требовала более тщательной и разносторонней подготовки для успешной борьбы с врагом. Поэтому срок обучения был продлен с 20 дней до 2 месяцев, а курсантов стали готовить к действиям в самых сложных условиях и по более широкому профилю. Их учили, что основными принципами работы советской партизанской контрразведки и разведки являются: революционная бдительность, беспощадная борьба с врагами, тесная связь с трудящимися, большевистская принципиальность и настойчивость в достижении поставленной цели, дисциплинированность, инициатива, оперативность и строжайшая конспирация. За 1943 - 1944 гг. партизанские формирования пополнились 128 хорошо обученными в советском тылу специалистами, подготовленными на этом отделении школы БШПД. Все они были коммунистами или комсомольцами 43 .

В первую очередь контрразведывательная служба партизан возникла в районах с наиболее развитым партизанским движением и с действующими подпольными партийными комитетами. В январе 1943 г. из 51 подпольного партийного органа в республике 17 действовали в Витебской обл., а из 72 учтенных в БШПД на 5 февраля 1943 г. партизанских формирований, где была создана специальная контрразведывательная служба, на эту область приходилось 52 44 . Система партизанской контрразведки быстро расширялась в связи с созданием ее в тех бригадах и отрядах, где ее не было, и образованием новых формирований. Если за 4 месяца 1943 г., по данным БШПД, количество партизан возросло с 64 тыс. до 81 тыс., т. е. примерно на 27%, то количество контрразведывательных органов в целом - в 4 раза. На июнь 1943 г. из 81 бригады в 78 были назначены и активно работали начальники особых отделов или заместители командиров по разведке и контрразведке, а из 551 отряда - в 213. Однако эта система была еще далеко не полной и не везде распространенной. В 1943 - 1944 гг. в ряды народных мстителей вступило 209 тыс. человек. Всего, по расчетам БШПД, общая потребность в руководящих


42 Война в тылу врага. Вып. 1, с. 282; Якубовский Н. А. Ук. соч., с. 101 - 102; История второй мировой войны. 1939 - 1945 Т. 7. М. 1976, с. 312 - 313.

43 Якубовский Н. А. Ук. соч., с. 108, 111 - 112, 144; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 926, лл. 284 - 285; оп. 3, д. 16, л. 2.

44 Подпольные партийные органы Компартии Белоруссии, с. 246; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 1, д. 11, лл. 110 - 111.

стр. 54


кадрах для борьбы с фашистскими спецслужбами и ведения разведки определялась в 2 тыс. человек 45 .

V Пленум ЦК КП(б)Б (26 - 28 февраля 1943 г.) предупредил командиров и комиссаров партизанских формирований и руководителей подпольных партийных органов о необходимости повышения политической и военной бдительности в связи с тем, что враг приобрел известный опыт борьбы с партизанами, и потребовал для предотвращения провокаций и проникновения агентов противника шире поставить умелую и квалифицированную разведку и контрразведку. Пленум предложил бюро ЦК КЩб)Б направить подготовленных чекистов и разведчиков в крупные партизанские бригады и партийные центры для организации этой работы. 23 апреля 1943 г. ЦК КП(б)Б принимает новое постановление, которым БШПД и подпольным обкомам партии предписывалось организовать разведку и контрразведку во всех бригадах и отрядах, ввести должность заместителей командира по разведке с утверждением их партийными органами, направить в области опытных офицеров-коммунистов, в короткие сроки подготовить в спецшколе БШПД не менее 80 квалифицированных работников 46 .

Своевременно принятые партией меры позволили быстро решить сложные вопросы развития партизанской контрразведывательной службы. В 1943 г. при всех подпольных обкомах партии были созданы оперативно-чекистские группы, которые непосредственно подчинялись секретарям обкомов. По указанию БШПД командование всех партизанских формирований провело учет работников с целью выдвижения достойных на руководящую работу в разведку и контрразведку. В результате были получены данные о 1858 человеках. В целом в 1943 - 1944 гг. в 10 областных спецгруппах и в 213 бригадах успешно работали 271 человек, а в 1255 отрядах - 927 человек. Из 1198 руководителей партизанской разведки и контрразведки 564 были из числа учтенных работников 47 . При подборе кадров контрразведки ЦК и подпольные партийные органы руководствовались ленинским указанием: "Хороший коммунист в то же время есть и хороший чекист" 48 . В августе 1942 г. при создании партизанского отряда им. Котовского, действовавшего в Полесской обл., решением общего партийного собрания начальником особого отдела был назначен коммунист старший лейтенант В. А. Солоденко. В феврале 1943 г. Пуховичским подпольным райкомом партии и командованием 2-й Минской партизанской бригады лучшие коммунисты были выделены уполномоченными особого отдела в шесть отрядов, а начальником особого отдела бригады стал комиссар 2-го отряда В. П. Безуглов 49 .

Основной базой всей деятельности и большой эффективности контрразведки партизан являлась ее поддержка со стороны абсолютного большинства местного населения. Например, весной 1943 г. отряд им. Кирова, передислоцировавшись в Наровлянский район Полесской обл., установил тесные связи с местными жителями и по их сведениям разоблачил и уничтожил 9 вражеских агентов 50 . Значительную помощь партизанам, в том числе и контрразведке, оказыва-


45 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 1, д. 11, лл. 112 - 123об; оп. 2, д. 1034, лл. 3 - 4; оп. 3, д 66, л. 166; д. 138, л. 40; оп. 12, д. 10, лл. : 51 - 52; ф. 4, оп. 33а, д. 523, л. 57.

46 Всенародное партизанское движение в > Белоруссии. Т. 2, кн. 1, Минск. 1973, с. 187, 299 - 300.

47 Пономаренко П. К. Ук. соч., с. 47; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 4, оп. 33а, д 635, л. 1; ф. 3500, оп. 1, д. 11, лл. 125 - 157; оп. 2, д. 17, лл. 156 - 157; оп. 3, д. 115, лл. 176 - 177..

48 См. Ленин В. И. ПСС. Т. 40, с. 279.

49 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 60, лл. 96 - 101; оп. 4, д. 149. л. 389.

50 Там же, оп. 2, д. 1305, лл. 116 - 117.

стр. 55


ли подпольщики. В. Ф. Тяжкороб, работавший в Гомельской горжилуправе, достал списки фашистских агентов и через связную А. Левченко передал в партизанский отряд. Подпольщики дер. Рашны Брестской обл. задержали трех гитлеровских шпионов, которых доставили партизанам 5I .

Активно взаимодействовала партизанская контрразведка со спецгруппами советской разведки. Они оказывали помощь партизанам в борьбе со спецслужбами фашистов, в ряде случаев ее возглавляли, проводили обучение сотрудников контрразведки. В Брестской обл. командир спецгруппы "Искра" М. П. Хохлов по согласованию с подпольным обкомом партии стал начальником особого отдела Южной партизанской зоны. В 1943 г. спецгруппа "Активные" вскрыла очень опасную резидентуру СД в бригаде им. Щорса, которая готовила массовое отравление партизан и сообщала данные для проведения карательных акций 52 . С улучшением организации контрразведывательной службы партизан и ее расширением из года в год повышалась ее эффективность. За время оккупации были учтены активные пособники врага, многие из которых после войны понесли заслуженную кару, выявлены более 5 тыс. фашистских агентов, вывезены в советский тыл до 100 крупных гитлеровских шпионов и сообщено о заброске в советский тыл 122 шпионов с указанием фамилий, примет, заданий и района выброски 53 .

Причины побед партизан в борьбе с фашистскими спецслужбами в Белоруссии следует прежде всего искать в работе партийных, государственных органов, командования партизанских соединений и отрядов по подбору, обучению и расстановке необходимых кадров, выработке принципов борьбы и контролю за их выполнением. В ходе развития партизанского движения постепенно была создана четкая и высокоцентрализованная система контрразведывательной службы на всех уровнях партизанских формирований, что являлось непременным условием ее высокой результативности. Было налажено тесное взаимодействие с разведывательной службой народных мстителей, подпольем, спецгруппами советской разведки, проводилась политика опоры на патриотически настроенное население. Именно поэтому все попытки фашистских спецслужб подорвать партизанское движение потерпели крах.


51 Там же, д. 60, л. 47; ф. 4290, оп. 2, д. 22, л. 48.

52 Бессмертные имена. Минск. 1979, с. 10; Ковальский П. В. В Брестских лесах. Минск. 1970, с. 64; Соловьев А. К. В тылу врага. - Минская правда, 20.11.1976.

53 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 62, лл. 561 - 562; д. 64, лл. 555 - 557; оп. 3, д. 113, лл. 34 - 35; д. 115, лл. 184 - 185.



Опубликовано 05 июля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. К. Киселев • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, 1984-03-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.