М Ы   П Р Е Д О С Т А В Л Я Е М   Т О Л Ь К О    К А Ч Е С Т В Е Н Н У Ю   И Н Ф О Р М А Ц И Ю

Минская коллекция рефератов (www.library.by/shpargalka) Основана в 1999 году

Телефон минского офиса: 8 (029) 777-57-90 (МТС)

ON/OFF:          

РЕФЕРАТЫ ЗДЕСЬ:

Белорусская история
Белорусская литература
Белорусский язык
Белорусская культура
Авиация
Астрономия
Автомобили
Английский язык
Архитектура
Биографии знаменитостей
Биология
Бухгалтерия и аудит
Военное дело
География
Дизайн
Иностранные языки
Интернет
Искусство
История
Компьютеры
Культурология
Лингвистика
Литература
Маркетинг и реклама
Математика
Медицина
Музыка
Немецкий язык
Образование и обучение
Политология
Право
Программирование
Психология
Разное
Религия
Сексология
Сельское хозяйство
Спорт
Технологии
Физика
Философия
Химия
Экология
Экономика
Начало
ПЛАТНЫЕ YСЛYГИ:

Заказать реферат\курсовую

"Шпаргалка" рекомендует...

ПОСЛЕДСТВИЯ ЧЕРНОБЫЛЯ: БИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ МАЛЫХ ДОЗ РАДИАЦИИ

ИСТОЧНИК: СЛУЖБА ИНФОРМАЦИИ BELSONET

КАЧЕСТВО РАБОТЫ: 83%

 



Проект Белорусского комитета "Дети Чернобыля" "Постоянно действующий научно-практический семинар "Биологические эффекты малых дох ионизирующей радиации" организован по решению VII Международной научно-практической конференции "Экология человека в постчернобыльский период" (27-29 сентября 1999 г.)

Цель проекта:

1.Разработка концептуальных оснований оценки медико-биологических эффектов малых доз радиации.

2.Обоснование стратегии и тактики реализации программы "Комплексная реабилитация детей и семей Чернобыля".

Задачи проекта:

1.Общая оценка экологической ситуации в Беларуси и динамики дозовых нагрузок.

2.Оценка медико-биологических аспектов последствий Чернобыльской катастрофы.

3.Сравнительный анализ роли сочетанных воздействий с учетом социальных факторов в формировании отдаленных последствий.

4.Определение приоритетных направлений деятельности по реабилитации пострадавшего населения.

Предполагаемый результат:

1.Реальная оценка медико-биологических эффектов малых доз радиации.

2.Сравнительная оценка медико-биологических эффектов техногенных факторов, их сочетанного воздействия, определение факторов-протекторов и ингибиторов влияния малых доз.

3.Разработка задач и плана реализации II этапа программы "Комплексная реабилитация детей и семей Чернобыля".

В рамках Проекта 5 семинаров: проведены: 1-й Установочный, 20-21 декабря 1999 г. (Руководители семинара: А.Е. Антушевич – Санкт-Петербург, НИИ военной медицины, С.Б. Мельнов – Научно-исследовательский клинический институт радиационной медицины и эндокринологии) и 2-й "Экологическая ситуация в постчернобыльский период", 15-16 май 2000г. (Руководители семинара: О.Ю. Цитцер - референт министра по охране окружающей среды России, И.И. Матвеенко - начальник ЦРКН Госкомгидромета Беларуси). Намечены к проведению: 3-й "Молекулярно- генетические эффекты малых доз радиации",  4-й "Медико- биологические последствия Чернобыльской катастрофы, 5-й "Прогноз отдаленных последствий Чернобыльской катастрофы, реабилитация пострадавших" в 2001г.

Участники семинара: ученые и специалисты Беларуси, России, Украины, США, Германии, Японии, Польши. По результатам семинаров издаются информационные бюллетени с рефератами всех докладов и решениями семинара. По окончании Проекта будет издан сборник материалов на русском и английском языках.

Работу Установочного семинара открыл академик НАН Б, профессор И.И. Лиштван, который отметил важность и актуальность проблем связанных с основной тематикой семинара. По его мнению, особое внимание следует уделить реальной оценке экологической ситуации, сложившейся в Беларуси к настоящему моменту и месту человека как субъекта экологической ситуации.

Семинар в НАН Б указал на целый ряд критических для нас ситуаций, к которым, в частности, можно отнести проблемы, связанные с потенциальным экологическим кризисом в Балтийском море. Не менее важны для нас уроки балканской ситуации и те экологические проблемы, которые возникли в результате Балканского кризиса. Находящаяся в центре Европы Беларусь испытывает на себе в той или иной мере практически все экологические проблемы и кризисы, возникающие в этом регионе.

При этом особое внимание должно быть уделено анализу уроков ранее имевших место техногенных катастроф, к числу которых относится и Чернобыльская авария. Анализ должен носить всесторонний характер, учитывающий комплексность любого воздействия.

В настоящее время мы много говорим о радиационном факторе, часто забывая о других - в частности о химическом загрязнении окружающей среды. Реальный пример этого - белорусские медики в настоящее время пришли к заключению, что до 80% заболеваний человека связаны с использованием некачественной воды, о чем говорилось на конференции по проблемам белорусской калиевой промышленности.

Проблема оценки влияния экологической ситуации на состояние здоровья человека представляет собой глобальную проблему, которая, к сожалению, часто выпадает из сферы нашего внимания, но которая настоятельно требует кардинальных решений в ближайшее время. В этом плане необходимо обеспечить максимально широкое привлечение ученых из самых разных областей науки. Так, например, значительный опыт в области работы семинара накоплен в Институте почвоведения, НИИ сельхозрадиологии и др. Основная проблема заключается в том, что целый ряд научно-исследовательских учреждений, разрабатывают чрезвычайно важные проекты, результаты которых, к сожалению, не внедряются в практику. Есть еще ряд центров, нуждающихся в координационной помощи и способных значительно содействовать реальной оценке постчернобыльских экологических последствий.

И.И. Матвеенко (Госкомгидромет, Минск). Оценка радиационной обстановки в первый период после катастрофы показывает, что она определялась не только долгоживущими изотопами Cs, Sr, Pu, но и, в первую очередь, благородными газами (Xe, Kr), изотопами I, а также другими радионуклидами. Составлены карты-реконструкции содержания  131I в почве на 10 мая 1986 года и других короткоживущих радионуклидов.

Одним из наиболее актуальных вопросов радиоэкологического мониторинга является изучение вертикальной миграции радионуклидов, оценка скорости и качественных закономерностей перемещения их во времени и пространстве, прогнозирование этого процесса.

С 1989 года при Госкомгидромете работает межведомственная комиссия по радиационному контролю, созданная Советом Министров Беларуси. Информация считается официальной, только после рассмотрения на комиссии. В Госкомгидромете существует система мониторинга радиоактивного загрязнения поверхностных вод, почвы и воздуха.

С 1963 года проводятся наблюдения за радиоактивным загрязнением атмосферного воздуха. В настоящее время на 59 станциях ежедневно измеряется мощность экспозиционной дозы гамма-излучения.  Измерение МЭД в 100-км зоне влияния АЭС проводятся через каждые 3 часа. На 26 станциях, расположенных на всей территории Республики контролируется уровень радиоактивных выпадений из приземного слоя атмосферы (горизонтальные планшеты). В шести городах республики (Минск, Могилев, Гомель, Брест, Мозырь, Пинск) с использованием фильтровентиляционных установок ежедневно измеряется содержание радиоактивных аэрозолей. Центром радиационного контроля и мониторинга природной среды ежемесячно проводятся измерения g-излучающих радионуклидов и 90Sr в пробах выпадений и аэрозолей.

Информационно-вычислительная система ЦРКМ обеспечивает оперативную информационную и экспертную поддержку принятия решений в случае аварий на АЭС. Данные радиационного мониторинга автоматизированной системы контроля радиационной обстановки вокруг Игналинской АЭС (система "Гамма-1"), метеорологическая, фактическая и прогностическая информация поступают в режиме реального времени в национальные оперативные базы данных ЦРКМ по сети телесвязи.

Систематический контроль за радиоактивным загрязнением поверхностных вод и донных отложений ведется на пяти основных реках республики (Днепр, Сож, Припять, Ипуть, Беседь), протекающих по загрязненной территории, c 1986 г. ежемесячно.

С 1986 года проведено радиационное обследование почв всей территории Республики, включая территорию населенных пунктов, сельскохозяйственных и лесных угодий.

Радиоэкологический мониторинг проводится на реперной сети, которая включает в себя 181 реперную площадку, на которых изучается радиоэкологическая обстановка, накопление и систематизация информации по динамике пространственного распределения радионуклидов и мощности экспозиционной дозы гамма-излучения.

Изучение и прогноз (18 полигонов) горизонтальной и вертикальной миграции радионуклидов проводится на ландшафтно-геохимических полигонах с различными типами и разновидностями почв в различных  радиоэкологических и физико-географических условиях. Изучаются процессы миграции 137Cs, 90Sr, изотопов Pu и Am, тесно связанные с генетическими особенностями почвы. На дерново-подзолистых, супесчаных и суглинистых почвах при отсутствии переувлажнения, а так же на песчаных незаболоченных (автоморфных) почвах, основное содержание 137Cs находится в слое 0-5 см почвы. В песчаных незаболоченных почвах с признаками избыточного увлажнения глубина проникновения 137Cs составляет порядка 10 см. 90Sr в силу менее прочной связи с почвенным поглощающим комплексом, мигрирует быстрее 137Cs.

Наибольшему загрязнению подверглись Брагинский,  Хойникский, Наровлянский районы Гомельской области. Высокому загрязнению подверглись Ельский, Лельчицкий, Житковичский, Петриковский районы Гомельской области, Пинский, Лунинецкий,  Столинский районы Брестской области. Высокие уровни загрязнения обнаружены в "северном" пятне: например, г.п. Светиловичи Ветковского района Гомельской области (до 20 000 кБ/м2).

 Система мониторинга радиоактивного загрязнения природной среды в Беларуси позволяет оценить настоящее ее состояние и получить прогноз изменения в будущем.

Э.Д. Шагалова (Госкомгидромет, Минск). Максимальный вклад в величину естественного радиационного фона вносит радиоактивный изотоп калия – 40К. Запас 40К в почвах зависит от их гранулометрического состава. На глинах и суглинках в 20-сантиметровом слое почвы он равен 4,2 – 4,8 Ки/км2 (155-178 кБк/м2), на супесях и песках – 0,6-2,0 Ки/км2 (222 -74 кБк/м2), а на торфяно-болотных почвах даже менее 0,5 Ки/км2 (19 кБк/м2). Естественное содержание радиоактивного калия в 1 кг массы естественной влажности составляет: в муке, хлебе, мясе, фруктах и ягодах около 2 нКи(74 Бк), овощах 2,5-3,5 нКи(92,5- 130 Бк) в молоке – немного более 1 нКи (37 Бк), твороге – 3 нКи(111 Бк). Естественное содержание 40К в организме человека составляет около 0,2 Ки (7,4?109 Бк).

Урана и тория в земной коре содержится в десятки и сотни раз меньше, чем 40К. Соответственно ниже и вклад их в мощность экспозиционной дозы гамма-излучения. Содержание их составляет 10-4 % при чрезвычайно низких дозовых коэффициентах. Еще ниже содержание 226Ra. Запас его в 20-см слое почвы составляет в среднем около 0,05 Ки/км2 (1,8 кБк/м2).  Больше всего радия в картофеле – около 10-12 Ки/кг (0,4 Бк/кг), в молоке его около 4х10-15 Ки/л (0,00015 Бк/л), в мясе – на порядок ниже, чем  в картофеле. Дочерним продуктом распада 226Ra является радон, влияние которого на организм человека в некоторых случаях может оказаться весьма существенным.

По мере развития ядерной энергетики, испытаний ядерных устройств и аварий на радиационно-опасных объектах в биосфере появились ранее не встречавшиеся радиоактивные изотопы – 137Cs, 144Ce, 106Ru 90Sr, трансурановые радиоактивные элементы (ТУЭ) и многие другие. Попадая в атмосферу, они переносятся воздушными потоками по всему земному шару, осаждаясь на земную поверхность с сухими выпадениями и осадками, и  включаются в биогеохимические циклы миграции.

Изучение распределения 90Sr показало, что к 1986 году в результате испытаний ядерного оружия в атмосфере вся территория республики оказалась разделенной практически на две части – юго-восточную, представляющую собой бассейн реки Днепр с уровнем загрязнения 0,015-0,03 Ки/км2 (0,55-1,1 кБк/м2), и северную часть с уровнем загрязнения более 0,03 Ки/км2 (1,1 кБк/м2). При этом ландшафты Минской, Молодеченской, Ошмянской, Витебской возвышенностей и Гомельское Полесье оказались наиболее «чистыми» –- менее 0,015 Ки/км2 (1,1 кБк/м2) , а на юге Беларуси, на территории  Мозырского Полесья и на северной окраине Центрально-Березинской равнины –- более загрязненные (около 0,06 Ки/км2).

Загрязнение 137Cs около 0,04 Ки/км2 (1,5 кБк/м2) было отмечено в юго-западной части Беларуси. Оно охватывало территорию Ошмянской, Новогрудской, Гродненской, Волковысской возвышенностей и Брестское Загородье. Менее 0,04 Ки/км2 (1,5 кБк/м2) 137Cs было на территории обширной равнины припятского Полесья, более 0,07 Ки/км2 (2,5 кБк/м2) – в Мозырском Полесье, юго-западной части Центральной Березинской равнины, Суражской, Нарочано-Вилейской и Полоцкой низменностях. На остальной территории 137Cs был распределен довольно равномерно и содержание его находится в пределах 0,04-0,07 Ки/км2 (1,5-2,5 кБк/м2). На территории Гомельского Полесья на ограниченных по площади участках (преимущественно в Гомельском и Мозырском Полесье) было выявлено повышенное содержание радиоцезия, лежащее в интервале 0,1-0,18 Ки/км2 (3,7-6,7 кБк/м2) и в этой же части «стронциевое» пятно с содержанием 90Sr 0,06-0,10 Ки/км2 (2,2- 3,7 кБк./м2).

М.Г.Герменчук (Госкомгидромет, Минск). Анализ подходов, используемых разными авторами при оценке активности 131I и 134Cs в аварийном реакторе, показывает, что данные, полученные в РНЦ “Курчатовский институт”, следует признать наиболее надежными (общее содержание 131I составляет 86,0 мКи или 3200 пБк, а 137Cs – 7,0 мКи или 260 пБк) и следует рекомендовать их для дальнейшего использования. По этим оценкам отношение 131I /137Cs составляет 12,3. В соответствии с оценками Орлова М.Ю., Сныкова В.Н., Бочкова Л.П. эта величина составляет 11,9. Эти значения близки между собой, что позволяет принять отношение 131I /137Cs в выбросе равным » 12. Анализ радиоактивного загрязнения территории Беларуси и Европы 137Cs показывает, что вся территория Европы вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС подверглась радиоактивному загрязнению 137Cs. 34 % 137Cs, выпавшего на территории Европы, находится в Беларуси.

В соответствии с данными измерений 131I в выпадениях,  в течение первых 3 суток с начала катастрофы (26-29 апреля 1986г.) на всей территории Беларуси был обнаружен 131I в приземном слое атмосферы. Максимальных уровней активность 131I в суточных пробах на территории Беларуси достигла 28-29 апреля 1986г. Только в Витебске максимальный уровень 131I в суточных выпадениях был зафиксирован позже 30 апреля-1 мая.

По экспериментальным данным на территории Беларуси и соседних стран в пробах выпадений отношения 131I/137Cs колеблются от 2 до 60. Анализ отношений 131I/137Cs в общей выборке показывает, что в основном эти значения равны »2-5, однако при этом существует значительное количество измерений, где отношение соответствует значениям 8 - 10, 14 - 16, 19 -20, 30-32, а также 43-60.

Анализ реконструкции радиоактивного загрязнения территории Беларуси 131I показывает, что по состоянию на 10 мая 1986 года вся территория Беларуси была загрязнена 131I более 1 Ки/км2, при этом максимальные расчетные значения в 30-км зоне ЧАЭС могли достигнуть 6000 Ки/км2, что вполне вероятно, т.к. загрязнение этого региона формировалось в течение длительного периода при многократных выпадениях радионуклидов, в т.ч. и 131I из радиоактивного облака, находящегося непосредственно над аварийным реактором.

В северной части Гомельской области были зафиксированы высокие экспериментальные значения 131I в отдельных пробах почвы, например, н.п. Светиловичи Ветковского района, где измеренная активность 131I составляет 534 Ки/км2, при этом максимальные расчетные значения 131I в этом населенном пункте достигают 540 Ки/км2.

В центральной части Могилевской области максимальные расчетные активности 131I в выпадениях оцениваются как 600 Ки/км2, в основном они находятся в интервале 50—300 Ки/км2. При этом необходимо отметить, что в н.п.Чудяны максимальное значение 131I в локальных точках могло достигнуть величины на порядок большей, однако, ввиду того, что площадь этого пятна значительно меньше 1 км2, эту величину следует оценивать в размерности 6000 мкКи/м2.

В Беларуси радиоактивному загрязнению 137Cs более 1 Ки/км2 подверглась территория, площадь которой по состоянию на 1995 год составляет 45519 км2. На этой территории расположено свыше 3600 населенных пунктов, в т.ч. 27 городов, где проживало 2,2 млн. человек. На основании результатов измерений 137Cs, которые получены в период 1986-1998 гг. и внесены в базу данных радиоактивного загрязнения природной среды были построены карты пространственного распределения 137Cs на территории Беларуси.

Карта распределения 137Cs (рис.1) была построена с использованием геоинформационной системы поддержки принятия решений для задач радиоэкологического анализа и контроля (RECASS). Наиболее загрязненными оказались Гомельская, Могилевская и Брестская области. Радиоактивное загрязнение территории Беларуси 137Cs носит неравномерный, "пятнистый" характер. Эта неравномерность наблюдается также в пределах одного населенного пункта.

Радиоактивное загрязнение территории Беларуси в первый период после катастрофы определялось такими радионуклидами как 144Ce (период полураспада 284 суток) и 106Ru (период полураспада 368 суток). В течение 1986 – 1988 гг. 144Ce был измерен в 2000 пробах почвы, а 106Ru – в 3000 пробах почвы. На основании полученного экспериментального материала были построены карты радиоактивного загрязнения этими радионуклидами территорий Гомельской и Могилевской областей по состоянию на 30 мая 1986 года.

Уровни загрязнения почвы 144Ce более 3700 кБк/м2 (100 Ки/км2) были обнаружены в 30-км зоне ЧАЭС, а уровни более 37 кБк/м2 (1 Ки/км2) на территории Лельчицкого района на западе, Бобруйского района на северо-западе и Быховского на севере от ЧАЭС.

Уровни загрязнения почвы 106Ru более 1480 кБк/м2 (40 Ки/км2) были обнаружены в 30-км зоне ЧАЭС, а уровни более 37 кБк/м2 (1 Ки/км2) на территории Калинковичского района на северо-западе Чечерского и Чериковского районов.

Таблица 1

Площади радиоактивного загрязнения территории Республики Беларусь в соответствии с принятым зонированием

Область

Площадь загрязнения, км2

> 40 Ки/км2

15-40 Ки/км2

5-15 Ки/км2

1-5 Ки/км2

Гомельская

1671

2785

6530

16430

Могилевская

403

1394

2950

5314

Брестская

-

-

378

3849

Минская

-

-

48

2030

Гродненская

-

-

12

1690

Витебская

-

-

-

35

Всего

2074

4179

9918

29348

Ю.В.Дубина (Институт радиоэкологических проблем НАН Б, Минск). На основе данных g-спектрометрических измерений проб почвы и травы, измеренных в мае-декабре 1986 г. на площадке Института ядерной энергетики АН БССР, проведен анализ изотопного состава выпадений на территории южных районов Гомельской области. Для анализа выпадений короткоживущих радионуклидов 95Zr, 95Nb, 103Ru, 131I, 132Te, 132I, 136Cs, 140Ba, 140La, 141Ce из банка данных были отобраны 2049 и 322 результатов спектрометрических измерений почвы и травы, соответственно, из 219 населенных пунктов Брагинского и Хойникского районов. Радиоактивные загрязнения на территории обоих районов относительно близки по типу и характеру выпадений. Характерное для аэрозольных выпадений высокое относительное содержание 137Cs, как в северо-восточных районах Гомельской области, где относительная активность 137Cs достигает нескольких сот, на территории этих районов практически отсутствует. Невысокие значения относительной активности 137Cs указывают на преимущественно топливный и смешанный тип выпадений.

Для исследования выпадений “генетически” связанных изотопов 140Ba ® 140La был проведен статистический анализ отношений удельной активности 140Ba к удельной активности изотопов Cs, Ru, 95Zr и 141Ce в пробе, усредненных по выборочным совокупностям измерений проб почвы, сформированных по районам. Наиболее существенная корреляционная связь 140Ba (r > 0,90) проявляется с "нелетучими" радионуклидами (95Zr и 141Ce). Средние отношения удельной активности этих изотопов в пробах почвы хорошо согласуются с их расчетными значениями в топливе реактора на момент аварии. Значительно менее существенная связь 140Ba с изотопами цезия (r=0,68-0,72). То же самое можно сказать и о корреляции с 131I. Корреляционная связь 140Ba с изотопами Ru занимает промежуточное положение.

На основе проведенного анализа были восстановлены удельные активности основных дозообразующих радионуклидов с периодом физического полураспада более трех суток и проведен расчет доз внешнего облучения в первые месяцы после аварии на аварии на Чернобыльской АЭС, начиная с момента предполагаемого завершения выпадений - 15 мая 1986 г. Для расчета доз использовался подход, основанный на применении конверсионных коэффициентов в соответствии с представлениями публикации 51 МКРЗ. Конверсионные коэффициенты вычислялись на основе решения уравнения переноса g-квантов в верхнем слое почвы и воздухе методом Монте-Карло и сравнения рассчитанной мощности экспозиционной дозы в метре от поверхности земли с учетом модели экспоненциального заглубления радионуклидов с экспериментально измеренной ее величиной при отборе проб. Практически на всей территории рассматриваемых районов вклад в мощность эффективной дозы в середине мая 1986 г. изотопов 95Zr+95Nb был выше, чем у других радионуклидов (см. табл.2), что не является типичным для остальных загрязненных территорий республики, где основной вклад в формирование доз в этот период давали 131I и изотопы Cs.

Таблица 2

Вклады основных дозообразующих изотопов в мощность эффективной дозы внешнего облучения в населенных пунктах Хойникского района на 15 мая 1986 г. (%)

Населенный пункт

103Ru+

106Ru

132Te+132I

131I

140Ba+

140La

95Zr+95Nb

134Cs+136Cs+

137Cs

141Ce+144

Ce+
+144Pr+23

9Np

Кореневка

Борисовщина

Великий Бор

Дворище

Куровое

Рашев

Поселичи

Чехи

Борщевка

Масаны

Чамков

6,8

11,0

10,0

10,5

7,8

9,7

11,4

12,6

11,0

11,1

8,1

3,2

4,1

4,2

4,7

1,8

12,4

5,6

9,3

4,7

9,7

12,6

4,8

6,2

6,3

7,0

2,7

18,7

8,5

13,9

7,1

14,5

18,9

34,4

31,5

27,4

28,3

35,8

20,7

27,5

19,5

28,8

21,2

20,1

44,9

40,0

45,0

39,9

46,7

20,7

35,9

25,4

38,7

24,9

23,1

3,5

5,6

5,0

7,8

3,5

16,9

9,6

18,2

8,2

17,6

16,4

2,4

1,7

2,1

1,8

1,7

0,8

1,5

1,1

1,5

1,0

0,8

Другой особенностью радиоактивных выпадений на территории Брагинского и Хойникского районов является существенный вклад в дозу внешнего облучения изотопов 140Ba и 140La.На большей части территории данного региона изотоп 131I заметно уступал 140La по вкладу в мощность дозы в этот период времени. Только лишь в 6-ти населенных пунктах Брагинского и Хойникского районов 131I давал больший вклад, чем изотопы 140Ba и 140La. Изотопы Cs давали незначительный вклад в мощность дозы в этот период. Лишь в северной и южной частях Хойникского района и на юго-западе Брагинского района, где удельная активность 137Cs выше 30-40 Ки/км2, вклад этих изотопов в мощность дозы, как правило, превышал 10%.

На основе полученных временных зависимостей конверсионных коэффициентов и усредненным по населенному пункту восстановленных удельных активностей выпавших изотопов был проведен расчет дозовых интегралов внешнего облучения (мЗв) за 3 суток с предполагаемого момента окончания выпадения - 15 мая 1986 г. для критических групп сельского и городского населения Брагинского и Хойникского районов. На рис. 3 представлено распределение дозовых интегралов за 30 суток с 15 мая 1986 г. для критической группы сельского населения на территории этих районов. Наибольший вклад в дозовые интегралы за этот период давали изотопы 95Zr и 95Nb практически во всех населенных пунктах этого регион.

А.М.Скрябин .(Гомельский филиал научно-исследовательского клинического института радиационной медицины и эндокринологии).Контроль за уровнем внутреннего облучения населения (ДВО) преследует две основные цели: дозовая оценка развития ситуации и контроль эффективности мер радиационной защиты населения. Важно знать, что происходит с облучаемостью населения в Чернобыльской зоне со временем, в последующий после первых "острых" лет, период. Каков дозовый тренд (ДВО-тренд)? В последнее время все чаще можно слышать (или читать), что ДВО возросли. Однако строгого количественного доказательства этого не приводится. Нет и адекватного объяснения декларируемому росту ДВО.

С чем же связано увеличение ДВО? На фоне быстрого естественного падения активности молока в первые после аварии годы (полупериод самоочищения – 0,8-1,2 года) возрастает роль натуральной компоненты рациона (лесные продукты), темп "самоочищения которых по сравнению с молочным несоизмеримо мал. То есть мы наблюдаем рост ДВО.

С.Л.Лейнова (Белорусский государственный университет, лаборатория радиохимии, Минск). При образовании “горячих” частиц в результате аварий на ядерных реакторах, процесс формирования радиоактивных выпадений идет неконтролируемо, и поэтому каждая конкретная авария характеризуется своим собственным выбросом со специфическим набором «горячих» или радиоактивных частиц. Аэрозольные выпадения чернобыльской аварии, в соответствии с механизмом формирования выброса радиоактивных продуктов в атмосферу, образовали «горячие» частицы, которые можно условно разделить на две группы: конденсационные, представляющие собой продукты конденсации радиоактивных, конструкционных и других материалов техногенного происхождения; топливные, основой которых является диспергированное ядерное топливо.

Если конденсационные во многом аналогичны “горячим” частицам глобальных выпадений, то топливные являются уникальными как по составу, так и по свойствам. Первая информация о наличии “горячих” топливных частиц (г.ч.) поступила из Швеции в конце апреля, естественно, что наличие таких частиц следовало ожидать и в Беларуси. Распространенность г.ч. по территории республики оценивалась нами ежегодно, начиная с первых послеаварийных лет. Исследовались участки, расположенные на расстоянии от 10 до 300 км от ЧАЭС. Было показано, что доля топливных частиц в выпадениях контрольных стационаров, расположенных на расстоянии 10-20 км от места аварии составляет 80-90% топливных частиц, на расстоянии 40 км – 60-85%. А на расстоянии свыше 200 км более 90% выпадений имеют конденсационную природу.

Также было обнаружено, что с течением времени потенциальная возможность выхода из г.ч. Cs, Sr, Am и Pu возрастает. После выхода за пределы матрицы частиц, радионуклиды могут взаимодействовать с компонентами почвенного комплекса, и их подвижность при этом может измениться. Однако, около 90% всех трансурановых элементов, присутствующих в почве, находится в малоподвижном фиксированном состоянии. Таким образом, основной путь поступления Pu в организм человека – ингаляционный.

Установлено, что в образцах исследуемого материала 1987-1988 г.г.  г.ч. регистрировались в 70% легочной ткани людей, проживавших в юго-восточных районах и в 50% легочной ткани из северо-западных районов. В образцах из юго-восточных районов основное количество проанализированной ткани содержало от 10 до 20 частиц, в образцах из северо-западных районов – от 1 до 5. Как показывают полученные данные, чем дальше от места аварии, тем меньше образцов содержат г.ч. и тем меньше г.ч. обнаруживается в единичном образце. Исследования образцов легочной ткани 1990-1992 годов показало, что с течением времени уменьшается как количество образцов, содержащих г.ч., так и количество г.ч. в одном образце.

Л.С.Мелешко (Республиканский центр гигиены и эпидемиологии МЗ РБ). Результаты показывают, что проблема получения нормативно чистых пищевых продуктов в личных подсобных хозяйствах населенных пунктов еще далека от решения.

В основных продуктах питания, производимых в личных подсобных хозяйствах, таких как молоко и молокопродукты, овощи, мясо, картофель постоянно выявляются превышения содержания радионуклидов выше допустимых уровней.

Так за период 1990-1999г.г. процент проб молока из личных подсобных хозяйств, не отвечающего требованиям РДУ составил от 5,1% до 9,9%, молокопродуктов – от 1,5% до 6,6%, овощей – от 0,04% до 0,6%, мяса (в том числе мяса диких животных) – от 2,8% до 12,9%, картофеля – от 0,05% до 0,14%.

В Брестской, Гродненской, Могилевской и Минской областях в молоке, производимом в личных хозяйствах, постоянно отмечается превышение РДУ по содержанию радионуклидов Cs, а в Гомельской области и по содержанию 90Sr.

По результатам контроля в 1996 году было выявлено в целом по республике 604 населенных пункта, в которых регистрировалось молоко с превышением РДУ по содержанию радионуклидов   137Cs, в 1997 году –567, в 1998 году – 451, в 1999 году – 376 населенных пунктов.

***

Ю.И.Аверкин (НИИ онкологии и медицинской радиологии, Минск). Заболевание злокачественными новообразованиями в Беларуси.

На протяжении многих лет в Беларуси отмечается постоянный рост рака большинства локализаций. В 1998 году зарегистрировано 33 525 случаев заболеваний злокачественными новообразованиями, из них 17 188 у мужчин и 16 337 у женщин. По отношению к 1988 году число заболевших возросло на 33,6% (у мужчин на 31,8%, ay женщин на 35,5%).

Увеличение частоты заболеваемости раком в большинстве стран мира, в том числе и Беларуси, до сих пор происходило в основном за счет злокачественных опухолей органов пищеварения и дыхания.

В целом в Беларуси в 1998 году по частоте возникновения злокачественных новообразований среда мужчин лидируют опухоли легких (23,8%), кожи (8,6%), предстательной железы (6,6%), прямой кишки (5,0%), мочевого пузыря (4,9%).

У женщин в структуре онкологической заболеваемости на 1-м месте рак молочной железы (18,1%), последующие места занимают опухоли кожи (13,8%), желудка (9,9%), тела матки (7,1%), ободочной кишки (5,4%), яичников (5,2%), шейки матки (4,8%).

За 1988-1998 годы рост заболеваемости злокачественными новообразованиями произошел в первую очередь за счет увеличения частоты возникновения опухолей легких, ободочной и прямой кишки, молочной железы, мочевого пузыря, почки, предстательной железы, гортани, щитовидной железы.

Следует отметить многократное увеличение частоты возникновение тиреоидного рака у лиц, которые на момент катастрофы на ЧАЭС были детьми. Наибольший рост выявлен среди детей, проживавших во время катастрофы в Гомельской области,

Мужчины более подвержены заболеваемости злокачественных новообразований полости рта, глотки, органов дыхания и пищеварительной системы, костей, мягких тканей, гемобластозами. В большинстве стран мира, в том числе и Беларуси, наибольшая разница заболеваемости мужчин и женщин отмечается при раке губы, гортани, легких, мочевого пузыря. Рак щитовидной железы, ободочной кишки и желчного пузыря чаще регистрируется у женщин. Заболеваемость раком тесно коррелирует с возрастом: 75% всех онкологических больных старше 55 лет.

В 1998 году в республике взято на учет с диагнозом злокачественного новообразования 285 детей.

По частоте возникновения у детей первое место занимают заболевания лимфатической и кроветворной тканей (41,1% у мальчиков и 30,9% у девочек). На втором и третьем месте у мальчиков опухоли органов нервной системы (21,2%) и опухоли щитовидной железы (13,7%); у девочек на втором месте опухоль щитовидной железы (23,7%), на третьем органов нервной системы (13,7%). На четвертом месте - опухоли почки (у мальчиков-6,2%, у девочек - 7,2%).

Всего на конец 1998 года в республике находилось на диспансерном контроле 143 516 человек. Структура заболеваемости и болезненности злокачественными новообразованиями существенно различается. Если в структуре заболеваемости превалируют опухоли легких (13,7) и желудка (11,5), то в структуре болезненности - более благоприятные с точки зрения прогноза лечения формы и локализации рака, такие, как опухоли кожи (12,2%), молочной железы (14,5%), шейки матки (7,3%). Рак желудка составил в структуре болезненности 7,5%, а легких - 5,2%.

Смертность от злокачественных новообразований увеличилась за последние 10 лет на 23,5% (от 152,3 до 188,1 на 100 000 жителей). В структуре смертности мужчин наибольший удельный вес занимает смертность от рака легкого, желудка, кишечника, гортани, опухолей урологического профиля, а также лимфатической и кроветворной тканей.

Уровень одногодичной летальности по республике составил 37,4%. При этом не доживают до года с момента установления диагноза 62,8% больных раком легкого, 58,5% - желудка, 28,9% - мочевого пузыря, 11,6% - молочной железы.

В.М.Дрозд (Научно-исследовательский клинический институт радиационной медицины и эндокринологии, Минск). Беларусь печально знаменита последствиями одной из самых значительных экологических катастроф, связанных с Чернобыльской аварией и самым высоким уровнем заболеваемости в мире радиоиндуцированным раком щитовидной железы (ЩЖ) у детей.

Заболеваемость раком ЩЖ среди детей стала заметно повышаться с 1990 г., когда впервые было прооперировано 29 детей. Затем в течение последних 10 лет каждый год выявлялось 60-80 новых случаев заболевания в детском возрасте и уровень заболеваемости колебался в республике от 2.5 до 3.2 на 100 тыс. детей, достигая в Гомельской области до 11 на 100 тыс., а в некоторых южных районах Гомельской области более 100 на 100 тыс. детского населения. В последние годы (1998) заболеваемость среди детей постепенно начинает снижаться (2.2 на 100 тыс. в целом по Республике), что связано со взрослением детей и подтверждается повышением заболеваемости взрослых (9.2 на 100 тыс.). По данным профессора Демидчика, который со своими коллегами за последние 13 послеаварийных лет прооперировал около 6000 случаев рака ЩЖ, из которых более 600 относятся к детскому возрасту и более 1000 те, кто были облучены в возрасте от 0-18 лет. Усреднение заболеваемость в детском возрасте выросла по сравнению с доаварийным периодом в 80 раз и в 3.2 раза среди взрослых. Среди необлученных детей, рожденных после Чернобыльской аварии зарегистрировано только 6 случаев рака ЩЖ и уровень стал приблизительно равный доаварийному периоду (спородической заболеваемости). Наибольшее число заболевших отмечается среди детей Гомельской области (53%), на втором месте Брестская (23%). Наиболее высокая заболеваемость у детей облученных в первые 4 года своей жизни (55% случаев).

Одной из серьезных проблем при организации помощи больным раком ЩЖ является раннее выявление. Так, почти половина пациентов (42%) выявлена поздно (при распространенности процесса Т4) и с наличием метастазов в лимфатические узлы (68.5%) и легкие (3, 7 %). Прогноз заболевания, последующие рецидивы, тяжесть проводимого лечения (как объем операции, так и затем включение радиойодтерапии) во многом зависит от своевременности выявления рака в ранних стадиях (например в при Т1, когда патологический очаг не превышает 1 см).

В.А. Остапенко (Научно-исследовательский клинический институт радиационной медицины и эндокринологии, Минск). Отмечая важность детального анализа проблемы стохастических и нестохастических эффектов малых доз радиации, необходимо всегда помнить, что ионизирующее излучение фундаментально отличается от токсических веществ тем, что токсическое вещество может медленно растворяться до все более низкой концентрации. Для ионизирующего излучения, даже при низких значениях ЛПЭ (линейная передача энергии), характерных для гамма-лучей и бета-частиц, переданная энергия концентрируется вдоль трека быстрого электрона и, следовательно, не может распределиться по всей клетке или клеточному ядру. Поэтому локальная концентрация энергии, переданной ионизирующим излучением, является достаточно высокой. Минимальная доза, получаемая ядром клетки, всегда определяется энергией, которая, передается через ионизационный трек быстрым электроном. Такую энергию мы не можем ни изменять, ни регулировать, и это приводит к принципиальному отличию ионизирующего излучения от токсических веществ" (John W. Gofman, 1994)

В целом эта классификация выглядит следующим образом .

Стохастические (беспороговые) реакции "канцерогенные и генетические эффекты лучевого воздействия на организм, частота которых (но не тяжесть !), повышается с увеличением дозы.

Нестохастические (пороговые) реакции неопухолевые формы патологии, частота и тяжесть которых зависит от дозы облучения (по Ю.И. Москалеву, 1991).

В то же время, устоявшиеся представления не всегда отражают текущее состояние вопроса и нуждаются иногда в коренном пересмотре.

Это особенно важно в отношении оценки влияния радиации на состояние здоровья населения, так как "за редким исключением клинические проявления последствий воздействия ионизирующего излучения на здоровье человека практически совпадают с признаками заболеваний, обусловленных иными причинами" (Джон Гофман, 1994).

При этом "основу отдаленной патологии на клеточном уровне составляют три типа нарушений, возникающих в результате непосредственного действия радиации. К ним относятся клеточная гибель, консервация наследственных нарушений и нелетальные наследственные изменения, т.е. нарушения, которые стойко репродуцируются при размножении соматических клеток. Отсюда следует, что одним из механизмов формирования отдаленных последствий облучения является накопление повреждений в генетическом аппарате соматических клеток. Однако в целостном организме многочисленные процессы на тканевом и системном уровнях могут оказывать существенное влияние на развитие отдаленной патологии, в том числе и нарушения нейроэндокринной регуляции, снижающие адаптивные возможности организма" (Ю. И. Москалев, 1991)

В этом смысле представляется логичным при описании радиационных эффектов использовать понятие патоморфоза.

Патоморфоз (греч. pathos - болезнь+ morphosis - вид, образ) - стойкое изменение количественных и качественных сдвигов в нозологии, а также клинико- анатомических форм болезней под влиянием различных воздействий. (Я.Л. Рапопорт, 1962).

Причинами возникновения патоморфозов могут быть (по В.В. Серову, 1979):

1. Постоянно меняющиеся экологические факторы;

2. Постоянно меняющиеся социально-бытовые условия;

3. "Постарение населения";

4. Проведение массовых профилактических мероприятий;

5. Широкое использование химиофармацевтических препаратов в возрастающих объемах. При этом необходимо дифференцировать различные формы проявления патоморфозов:

Ложный патоморфоз - новая трактовка проявлений и патогенеза нозологической формы, основанная на результатах современных исследований;

Спонтанный (естественный) патоморфоз - это проявления генетически закрепленной естественной эво- люции болезней;

Индуцированный патоморфоз - генетически незакрепленные проявления изменчивости заболевания, индуцированные известными причинами, что не исключает принятия болезнью первоначального вида при про- кращении действия индуцирующего фактора. (DoerrW. 1956, Рапопорт Я.Л., 1982).

По-видимому, изменения состояния здоровья пострадавшего населения могут быть описаны в рамках третьего типа (индуцированный патоморфоз), что позволит отойти от приведенной выше стандартной схемы.

А.И.Близнюк (Научно-исследовательский клинический институт радиационной медицины и эндокринологии, Минск). По данным группы авторов в настоящее время на территории республики Беларусь проживает около 80 тысяч участников ликвидации последствий аварии (ЛПА) на ЧАЭС, мужчин и женщин в возрасте от 30 до 60 лет и старше. Все участники ЛПА относятся к 1-ой группе медицинского наблюдения и подразделяются на две подгруппы: 1.1. (57 тысяч человек) - лица принимавшие участие в дезактивационных и инженерно-монтажных работах в 1986- 87 годах на самой Чернобыльской АЭС и в 30-км зоне; и подгруппа 1.2. (27 тысяча человек), работавших в 1986-87 гг. за пределами 30 км зоны или на любой загрязненной радионуклидами территории в 1988-89 годах. В данном сообщении речь пойдет о состоянии здоровья ликвидаторов подгруппы 1.1.

Привлечение лиц к работам по ликвидации последствий аварии проводилось в экстренном порядке, без предварительного медицинского освидетельствования, без получения их согласия на участие в данных работах, без достаточного информирования об условиях их проведения. Индивидуальный дозиметрический контроль проводился не всегда корректно. Уровни радиационного загрязнения территорий и сроки пребывания на них ликвидаторов существенно отличались, индивидуальные средства защиты использовались не всегда, и не в полной мере. Индивидуальные представления о степени опасности ввиду отсутствия четкой объективной информации существенно различались. Все выше перечисленные факторы обусловили пеструю мозаичность медицинских последствий аварии, затрудняющую оценку роли радиационного поражения в развитии соматической и психической патологии.

Уровни лучевых нагрузок по причинам некорректной дозиметрии и несвоевременной биоиндикации на сегодняшний день не известны и могут быть реконструированы весьма приблизительно и не полно. Дозовые нагрузки по реконструированию на основании радиационного анамнеза эффективных доз ликвидаторов клинической когорты колеблются от 5 до 196 мЗв. Вместе с тем, значения индивидуальных поглощенных доз ликвидаторов, реконструированных по эмали зубов методом ЭПР-спектроскопии составляют от 10 до 98 сГр.

Согласно результатам ежегодных медицинских осмотров в Республиканском диспансере радиационной медицины болезненность участников ЛПА с 1991 по 1998 год увеличилась по основным классам болезней в 1,5 - 3 и более раз и значительно превысила общереспубликанские показатели. Так, болезни органов пищеварения выросли в 1,65 раза, нервной системы и органов чувств - в 2.19; системы кровообращения - в 2,27 (в том числе ИБС в 3,27); костно-мышечной системы и соединительной ткани - в 2,32; мочеполовой системы - в 2,73; злокачественные новообразования - в 3,49 раза. По интенсивности роста на первом месте стоит патология мочеполовой системы, на втором - системы кровообращения, на третьем - органов пищеварения, на четвертом - нервной системы и органов чувств. Причем, если первые три года после аварии на ЧАЭС у ликвидаторов преобладали вегетативные расстройства и гематологические синдромы, то в последующие пять лет стала быстро нарастать патология желудочно-кишечного тракта (гастриты, дуодениты, пептические язвы и др.), костно-мышечной и нервной систем, гипертоническая болезнь, астенические состояния. Последние годы отмечается бурный рост ИБС, цереброваскулярной недостаточности с развитием органической патологии головного мозга, атеросклероза, дегенеративной костно-суставной патологии.

Таблица 3

Превалирующий рост патологии у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС (подгруппа 1.1.) по годам

Календарный год

Лет после аварии

Патология

1986

0

гематологические синдромы

1987

1

вегетативные дисфункции

1988

2

ОРВИ, болезни лимфоидной ткани

1989

3

 

ВСД, зоб, тиреоидиты

1990

4

анемии, гастродуодениты

1991

5

 

ВСД, тревожные расстройства, травмы и отравления

1992

 

6

гипертоническая болезнь, тиреоидит, катаракта

1993

 

7

дорсопатии, тугоухость

 

1994

8

 

гипотиреоз, болезни печени, остеоартрозы, радикулит

1995

9

онкопатология, лейкопении, болезни кожи

 

1996

 

10

астения, простатит, сахарный диабет

1997

11

 

язвенная болезнь, суициды

1998

12

ИБС, артропатии

1999

13

церебро-васкулярная патология

2000

14

 

полиморбидность

По данным Республиканского регистра по уровню заболеваемости участников ЛПА проживающих на территории Беларуси в 1998 году на первое место вышли болезни системы кровообращения, за ними следуют в порядке убывания болезни органов пищеварения, нервной системы и органов чувств, органов дыхания, костно- мышечной системы и соединительной ткани. Далее со значительным отрывом идут болезни эндокринной сис- темы, психические расстройства, болезни мочеполовой системы, травмы и отравления, новообразования, в т.ч. и злокачественные.

А.В.Хапалюк (Научно-исследовательский клинический институт радиационной медицины и эндокринологии, Минск). Проблема, которую нам сегодня предстоит обсудить, исключительно сложна. Эта сложность обусловлена нерешенностью ряда вопросов, без которых невозможно однозначно дать ответ в условиях клиники, когда мы имеем дело не с популяцией, а с конкретным человеком: "Виновата ли радиация в его страданиях?".

1. Отсутствие единого мнения о действии малых доз радиации среди патофизиологов и радиобиологов. Мнения колеблются от "отсутствия порога повреждающего воздействия" до концепции "гормезиса".

2. Крайне большие сложности в выделении радиационной компоненты среди экологически неблагоприятных факторов, воздействующих на человека.

3. Неспецифичность действия радиации на организменном уровне, что позволяет относить повреждающее воздействие малых доз радиации на организм человека к стахостическим эффектам.

Т.о., очевидно, что в клинике мы имеем ситуацию, когда говорить об ухудшении здоровья пациента в результате воздействия радиации мы можем лишь на основании гипотезы, основанной на отсутствии уверенности, что такого быть не может. Мы как бы имеем дело с "презумпцией невиновности" человека перед радиацией. Полагаю, что такая ситуация будет сохраняться еще очень долго. Предваряя возражения о том, что рак щитовидной железы все-таки был связан научной общественностью с последствиями аварии на ЧАЭС, хочу обратить внимание, что эта связь доказана эпидемиологическими факторами о частоте рака щитовидной железы до и после Чернобыля, а не тем, что клиника данного заболевания после аварии отличается от той, которая была до аварии. Какую же информацию из клинических наблюдений за пострадавшими от аварии на ЧАЭС за прошедшие 14 лет мы можем извлечь? Хочу обратить ваше внимание на данные о динамике заболеваемости ликвидаторов аварии на ЧАЭС, которую предоставил А.И. Близнюк. Мы можем заметить, что "центр тяжести" от патологии желудочно-кишечного тракта в первые послечернобыльские годы через ишемическую болезнь сердца впоследствии сместился до церебро-васкулярных расстройств в настоящее время. Напоминаю, что такая же динамика прослеживается среди всех людей по мере их старения. В то же время средний возраст ликвидаторов аварии на ЧАЭС 45-50 лет. Т.е. с большой осторожностью можно предположить, что у ликвидаторов аварии на ЧАЭС процесс старения идет быстрее. Одновременно хочу привлечь к подтверждению этой гипотезы данные, доложенные С.Б. Мельновым. Он наблюдал у ликвидаторов большую частоту хромосомных аберраций. Это же имело место у детей, больных раком щитовидной железы. Здесь уместно, однако, иметь ввиду, что и ликвидаторы и дети пострадали от больших, а не малых доз радиации. Кроме того, насколько правомочно рассматривать хромосомные аберрации как результат нестахостического воздействия радиационного фактора? Кроме того, если в качестве рабочей гипотезы действия малых доз радиации принять гипотезу, об "ускоренном старении", необходимо иметь ввиду, что наука пока не располагает критериями, по которым можно судить о темпах старения. Как я уже говорил, об ускоренном старении в клинике по раннему появлению мультифакториальных болезней, ассоциированных со старением. Это, в частности, атеросклероз, остеопороз. Здесь, возможно, на помощь смогли бы прийти генетики. Итак, на дискуссию выносим следующие вопросы:

1. Располагаем ли мы достаточным фактологическим материалом, чтобы гипотезу об ускоренном старении у людей, получивших большие дозы облучения в период работы по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 1986-87 годах, перенести на исследования воздействия малых доз радиации?

2. Какие косвенные методы оценки темпов старения следует рассматривать как отвечающие современным представлениям об онтогенезе организма и его систем? Являются ли нестахостические эффекты воздействия радиации на организменном уровне такими же нестохастическими на уровне клетки, генома?

И.Б. Моссэ (Институт генетики и цитологии НАН РБ, Минск). Существуют индивидуальные различия в радиочувствительности, т.е. особи одного и того же вида могут значительно различаться по величине этого признака, причем по радиочувствительности между особями наблюдаются постепенные малозаметные переходы. С точки зрения генетики радиочувствительность является одним из количественных признаков, таких как рост, вес, плодовитость и т.д. Одной из особенностей количественных признаков является то, что распределение их численных значений в популяциях соответствует биноминальному (нормальному) распределению, которое графически представляет собой колоколообразную кривую: для большинства особей характерны промежуточные значения признака, и лишь у небольшой части особей обнаруживаются крайние его значения. Математическое описание такой колоколообразной кривой соответствует тому, что 50% популяции (или результатов наблюдений) попадает в зону среднего значения признака х ± 0.67ст, 95% выборки (или популяции) оказывается в интервале х ± 1.96ст, и только 5% популяции оказываются в пределах от х ± 96ст до х ± 3ст и разделяются на сверхчувствительную фракцию (2.5%) и сверхрезистентную (тоже 2.5%). Таким образом, чем значение признака дальше от среднего, тем для меньшей доли популяции оно характерно.

Наличие малочисленной сверхчувствительной фракции на популяциях клеток и организмов объясняет противоречивые мнения относительно существования "порога" в биологическом действии ионизирующей радиации. Действительно, если исследуются небольшие выборки из популяций или используются не очень чувствительные тесты, то выявляется кажущийся порог в действии облучения. Чем чувствительней тесты и чем больше по объему анализируется выборка, тем при более низких дозах удается обнаружить биологические эффекты.

Естественно, что сверхчувствительная фракция в популяциях страдает раньше всех других от загрязнения окружающей среды радионуклидами, так же как и от других повреждающих агентов. Что касается популяций человека, то видно, это и есть та дань, которую человечество платит за цивилизацию.

Чем более кривое положение на колоколообразной кривой занимают особи, т.е. чем они радиоустойчивей, тем большую дозу облучения могут они перенести без вредных для себя последствий.

За счет существующей в популяциях сверхустойчивой фракции популяции могут адаптироваться к вредным воздействиям, но достигается такая адаптация ценой гибели более чувствительных особей.

Чем выше плодовитость и чем быстрее смена поколений у данного вида, тем легче может он приспособиться к воздействию ионизирующей радиации даже в высоких дозах. Быстрое размножение выживших особей позволяет заполнить ареал обитания популяции, резистентной к данной дозе облучения. Так, некоторые виды бактерий живут даже в атомных котлах.

Абсолютно ясно, что для человека такая адаптация, связанная с гибелью большей части популяции, невозможна и недопустима.

Таким образом, "пороговые" дозы облучения, очевидно, и являются вынужденно допустимыми, потому что доля особей, чувствительных к таким дозам, достаточно мала. Кроме того, с помощью радиопротекторов и антимутагенов возможна защита и этой сверхчувствительной части популяций и перевод ее в более резистентное состояние.

Но даже в случае широкого использования эффективных и нетоксичных защитных средств допустимые уровни воздействия ионизирующей радиации для человека не должны превышать дозы, при которой страдает часть популяции с радиочувствительностью выше х ± 1.96а

Т.В.Белоокая (Белорусский комитет «Дети Чернобыля»). Изначально целью семинара "Биологические эффекты малых доз ионизирующих  излучений" оргкомитетом был определен поиск путей устойчивого развития Чернобыльской Беларуси. Разумеется, что человек ничего не делает, не имея предвзятой цели. Только предвзятые идеи становятся живительным пламенем науки, без предвзятого подхода невозможно решить проблемы здоровья в постчернобыльской ситуации.

Что касается проблемы "риска" и восприятия ее населением, следует отметить, что за прошедшие 14 лет на государственном уровне крайне мало внимания уделялось этим вопросам.

В определении рисков необходимо опираться на объективные критерии, основанные на физических, биологических, эпидемиологических и стохастических подходах, но нельзя игнорировать и субъективные критерии рисков - представления людей. По-разному оценивается риск профессионалами и населением. Известно, что подготовленное общество готово принимать "добровольные риски", но никак не вынужденные.

Сегодня именно субъективные критерии риска требуют решения социальных, экономических, экологических и этических проблем. Оценка риска должна включать общественное согласие, степень доверия к властям, науке и специалистам, справедливость со стороны власти, право выбора и т.д.

Сложившиеся представления меняются медленно. В дочернобыльское время верили каждому печатному слову, любой информации в государственных СМИ. С 1989-1990 гг. люди уже не верят ни одному слову. Хорошо, в последнее время, начали доверять специалистам. Право каждого человека получать качественную информацию, знать о негативных факторах, но это также и право на получение информации как регулировать риск, как найти разумный компромисс, как в конкретной ситуации разумно правильно организовать жизнь общества, семьи, индивида, какие решения выбрать.

На всю Беларусь работают три центра социально-психологической реабилитации, и, так же как в Украине и России, они до сих пор не определились со своими задачами. Работают отдельные недолгосрочные проекты в т.ч. и общественных организаций. На уровне государственных проектов ученые и специалисты, в основном, занимаются констатацией существующей ситуации, выявлением особенностей формирования посткатастрофной культуры. Из отчета в отчет переписывается ситуация в регионах, делаются выводы, даются различные предложения по ее улучшению. До конкретных же действий по формированию активных стратегий адаптационного жизненного поведения на уровне сообществ – дело не доходит.

Без активной жизненной позиции молодежи надолго останется деформация общественной, общинной, семейной жизни, репродуктивных установок, системы ценностей. Уже "вчера" следовало начать работу на уровне детских садов, школ, ВУЗов. Необходима нацеленная подготовка специалистов, в первую очередь педагогов для решения этих задач. Сегодня же, к сожалению, именно педагоги являются наиболее беспомощной, рефлексирующей частью интеллигенции. Они не имеют ни достаточного уровня подготовки, ни умения, ни, что более важно, социального заказа на необходимость формирования у детей и подростков новых жизненных установок, экологического самосознания, формирования своего здоровья и здоровья будущей семьи.

Получается парадоксальная ситуация. Все хорошо понимают и чувствуют, что другой жизни не будет, но очень немногие стараются ее сделать максимум интересной и полной. Многие пытаются приспособиться к жизни, к ситуации, вместо того, чтобы жить. Такое поведение связано с уровнем культуры, воспитания, образования. И, хотя бы спустя 15 лет следует на государственном уровне перейти к реализации национальной программы устойчивого развития, в основе которой должен быть постулат, что устойчивым развитие может быть только при условии стабильного духовного и физического здоровья народа.

***

А.И.Нягу (Ассоциация «Врачи Чернобыля», Киев). Восприятие радиационного риска остается высоким, и ничего с этим не поделаешь. По-моему, это очень важно. Петербургский институт радиационной гигиены проводит все эти годы большую работу на загрязненных территориях Брянской области, государство создало систему льгот, которая заключается в том, что люди получают двойную зарплату, получают так называемые гробовые, дети находятся практически на государственном обеспечении и людям это понравилось, они не хотят ехать в ту Россию, где не платят зарплату, нет льгот, нет работы. Профессор Архангельская, которая проводит эти исследования, дала бы оценку этому явлению. Я думаю, что и в Ветке та же ситуация.

Мы рассчитываем поглощенные дозы, которые будут получены за 70 лет, которые бы не вызвали сколь-нибудь существенных сдвигов спонтанной заболеваемости, но это никого практически кроме нас, ученых, не интересует. Население сегодня интересует совсем другие вопросы: как извлечь пользу из этой ситуации? Поэтому правильное поведение и властей, и правительства – все имеет большое значение. По нашей стране я могу сказать, что МинЧС и Министерство здравоохранения пойдут по пути резкого уменьшения льгот, и это будет очень болезненно. С одной стороны, отменить законы нельзя, но приостанавливать их придется, потому что государство осталось должным миллионы, миллиарды гривен пострадавшим. Естественно, они их никогда не получат. Положение очень своеобразное, довольно тяжелое. Говорить, что не нужна реабилитация всех этих территорий бесплодно, потому что люди не уйдут с этих территорий. Вы говорили сегодня о риске переселения, а ведь у нас уже возникла точка зрения у населения о том, что переселяться невыгодно, нет в этом необходимости. Я наблюдаю переселенческие районы – это очень грустная ситуация, с точки зрения социологической, социально-психологической. Люди уже не ставят вопрос о переселении. Сейчас, спустя много лет, мне представляется, что переселенцы оказались правы, было совершено много ошибок. Эти ошибки сейчас приходится исправлять, это очень болезненно. Денег не хватает ни на что. Деньги нужно тратить на бесплатное лечение, больные люди есть, и их надо лечить. Это очень дорого.

А.Б.Маленченко (Институт радиоэкологических проблем НАН Б, Минск). По моему мнению, определение каких либо дозовых критериев в законе порочно по своей сути. Все мы понимаем, что нет дозы для кого-то. В 90-м году была определена доза в 1 мЗв, в результате чего население 1,5 - 2 тыс. населенных пунктов получили льготы. Согласно этому же закону каждые пять лет ситуацию необходимо пересматривать. Снижение дозы – неотвратимый процесс. Сегодня уже имеется   официальное предложение от парламента Беларуси на изменение дозовых пределов до 0,3 мЗв, через 5 лет – 0,1. И так мы дойдем до абсурда. Совсем необязательно быть дозиметристом, таким, как Скрябин, чтобы понять, что есть распад, размывание, растекание, растаскивание, закапывание и т.д. "Пострадавший" – это человек,  у которого уже проявились последствия, а есть "подвергшийся", у которого клинических проявлений никаких нет. Это предложение профессора Ивановой из Ленинграда. Тех, кто подвергся дополнительному радиационному воздействию- нужно отнести к одной   категории наблюдения тех, кто реально пострадал - к другой. Нет человека в Беларуси, который не подвергся бы воздействию Чернобыльской катастрофы. Следовательно, на подобных семинарах надо думать, что надо делать. У меня нет ответа, но я уверен, что дозовые параметры как основной критерий, особенно по годовой текущей дозе, – это порочная практика.

В Беларуси принята беспороговая концепция. В парламенте мы не имеем права говорить о порогах. Рассчитывать на то, что сегодня ситуация улучшится, не приходится. В первую очередь, это связано с самим характером восприятия информации. Никто не учитывает особенности человеческого мышления. После того, как у нас сложилось какое-то убеждение, вся новая информация воспринимается с этой точки зрения. У людей сложилось впечатление о том, что радиация вредна. Раз вредна, значит возникнет рак. Эта точка зрения остается до конца жизни у населения и ее не изменишь никакими силами. Как вы думаете, детский суицид – это что, от радиации? Это от той информации, которую он получает от нас, от родителей, в результате жесточайших споров специалистов, какая доза больше, какая меньше. Никто не думает, как откладывается это в мозгу.   Когда наш Президент был в Гомельских районах   и спрашивал, на что вы жалуетесь? Ответ – "жизнь хорошая", какие-то общие жалобы…Парадокс заключается в том, что люди на вопрос «Вы приспособились жить в этих районах?» говорят: «Да». Когда им задают вопрос: «А как ваше здоровье?» Приспособились 50 %, а здоровье плохое у 90 % . Это уход в болезнь и может принести больший вред, чем реальная ситуация. Мы должны учитывать все: и радиацию, и химию. Чисто дозиметрическая   концепция и попытка объяснить последствия с чисто дозиметрической точки зрения критику вряд ли  выдержат. Существуют дополнительные факторы, которые мы не можем учесть. Старые русские врачи говорили: дальняя причина рака есть долгая печаль. 90% населения, которое живет в этих регионах, имея долгую печаль, рискуют иметь рак. Почему малые дозы могут быть более опасными – потому что они вызывают скрытые повреждения. Жизнь в биосфере зависит от двух источников: из солнечной энергии и радиации. И небольшое изменение последней может повлечь изменение реактивности. Облучите клетку, молекулу - они будут обладать совсем другой чувствительностью к действию химических факторов. Сегодня мы подошли к ситуации, когда с точки зрения существующих концепций «прокрустово ложе» дозиметрической зависимости нельзя объяснить. Должна быть четкая программа исследований, с четкой идеей, следует определиться, что в конце концов мы хотим получить.

Одну идею мы можем предложить – показать, что само ионизирующее излучение в малых дозах изменяет реактивность организма и повышает риск онкологических заболеваний.

О.Ю.Цитцер (Государственный комитет Российской Федерации по охране окружающей среды). Россия имеет тот феномен, которого нет в Беларуси. В России большое количество атомных объектов. Мы имеем ситуацию, сравнимую с ситуацией по социальной защите пострадавших на действующих объектах. В свое время было принято правительственное решение об определенных уровнях льгот для проживающих в зоне атомных станций. В 30-км зонах вокруг станций вводились определенные уровни льгот для населения. Так на сегодняшний день идет как бы массированная обработка правительства на предмет расширения 30-км-й зоны до 100-км-й. В России несколько лет назад принят закон об атомной энергии. По этому закону ответственным в области атомной энергии является эксплуатирующее предприятие, оно несет ответственность в случае возникновения аварии. Если случится второй Чернобыль, за него полностью будет отвечать своим имуществом та станция, на которой произошла авария.

А.Корбляйн (Umweltinstitut, Мюнхен). Недавно я провел небольшое исследование, связанное с влиянием спонтанного фона радиации на заболеваемость раком в Баварии. На востоке Баварии мы имеем большой выход на поверхность гранитов, которые формируют достаточно высокий g-фон. Кроме того, у нас есть информация о среднеспонтанном уровне g-фона для всех регионов Баварии. Я попытался связать известные данные со смертностью от рака и обнаружил значительное повышение раннего детского рака в этих зонах. Превышение доходило до 53%, что было высоко статистически достоверно. Учитывая то, что мы не нашли линейной связи между дозой и частотой рака, а зависимость доза-эффект носит логарифмический характер, мы провели второе исследование, связанное с детской смертностью в зонах с повышенным радиационным фоном. В этом случае также было отмечено статистически значимое повышение детской смертности. Опять зависимость не была линейной, а скорее логарифмической.

Имеются данные по пренатальной смертности. Та же дозовая зависимость. Она имеет более крутой характер, чем квадратичная. Для моих данных коэффициент риска пренатальной мортальности составлял 3,5.Как можно объяснить такую дозовую зависимость? Если Вы не верите в пороговую дозу, а скорее рассматриваете ее как функцию выживания – она будет представлять собой прямую линию, которая отражает изменения мортальности с повышением дозы. Но если вы имеете большую когорту, то сталкиваетесь с людьми с различной индивидуальной радиочувствительностью, которую нельзя заранее запрограммировать. Пунктиром представлена кривая распределения в логарифмическом масштабе, и если учесть их вместе, то получится очень интересная кривая. Т.е. это нелинейная зависимость приближается к линейной.

Исходя из статистических рассуждений, можно сконструировать такую дозовую зависимость. Коэффициент экстраполяции составляет 3,5 – 3,46, что является математическим обоснованием кривой дозовой зависимости, которую вы видели на практических данных. Все это основано на статистических рассуждениях и может объяснить ту нетипичную форму кривой, которую я Вам демонстрировал.

***

Е.Б.Бурлакова (Институт биохимической физики, Москва).

1.Зависимость эффекта от дозы облучения носит немонотонный, полимодальный характер.

2.Дозы, при которых наблюдаются экстремумы, зависят от мощности (интенсивности) облучения.

3.Облучение в малых дозах приводит к изменению (в большинстве случаев увеличению) чувствительности к действию повреждающих факторов.

4.Результаты воздействия зависят от начальных характеристик биообъектов.

5.В определенных интервалах доз хроническое низкоинтенсивное облучение более эффективно, чем острое.

Нелинейный и немонотонный вид зависимости доза - эффект, полученный в экспериментах, объясняется на основе представлений об изменении соотношения между повреждениями, с одной стороны, и репарацией повреждений с другой при действии низкоинтенсивного облучения в малых дозах. Системы репарации при этом облучении, как мы полагаем, либо вообще не индуцируются, либо работают с существенно меньшей интенсивностью и включаются в более позднее время, когда в облучаемом объекте уже появились радиационные повреждения.

Радиационное воздействие на организм, кроме прямого действия на его функциональные подсистемы, индуцирует или активизирует и защитные системы (репарации, адаптации), регулирующая роль которых состоит в компенсации воздействия, минимизации прямого действия облучения, восстановления функций в репарации повреждений. Результирующий, остаточный эффект воздействия после реализации восстановительных процессов зависит от соотношения "прямого" и "обратного" процессов, своего для каждой дозы.

Важно проследить зависимость репарационных процессов от мощности и дозы облучения. Можно рассмотреть две крайние точки зрения: 1) системы восстановления включаются с одинаковой эффективностью при любых мощностях и дозах облучения; 2) существуют такие мощности и/или такие дозы облучения, которые организм не чувствует и потому не включает системы восстановления, или они начинают работать с большой задержкой во времени, или с меньшей эффективностью. В первом случае самое незначительное воздействие является триггером, запускающим системы восстановления. Тогда чем ниже мощность или доза облучения, тем меньше образуется повреждений и выше вероятность появления порога и даже возникновения эффекта противоположного знака. Во втором случае должен существовать интервал доз облучения, где реализуются все полученные повреждения. По мере увеличения дозы (или времени после начала облучения) эффект растет, достигает максимума, а затем начинает уменьшаться вследствие включения систем репарации.

Мы сравнивали изученные нами биохимические показатели, получающиеся при дозах ниже или равных тем, при которых достигаются экстремальные значения. Оказалось, что в этих интервалах доз низкоинтенсивное облучение оказывает более выраженный эффект, чем облучение большей интенсивности.

Чрезвычайно важно изучить влияние низкоинтенсивного облучения на популяционном уровне. Основными эффектами, обнаруживаемыми, как правило, на самых разнообразных системах, являются изменение (увеличение) дисперсии по разнообразным признакам популяции и уменьшение устойчивости, в том числе адаптационной. Так, например, в популяции облученных людей увеличено число тех, клетки крови которых не дают адаптивного ответа на последующее облучение. Меняется сила связи между отдельными признаками, особенно отчетливо выраженная для группы людей, получивших маленькие дозы радиации. В наших исследованиях было показано, что для ликвидаторов наблюдаются изменения корреляционных связей между различными показателями и антиоксидантного, и иммунного статуса.

Изменение структуры популяции вследствие облучения ведет к непредсказуемому ответу популяции на те или иные события.

По мнению А.А. Ярилина, низкоинтенсивную ионизирующую радиацию следует рассматривать как источник биологически значимой сигнализации. Автор заключает, что результатом неадекватной сигнализации, порождаемой низкоинтенсивным облучением, являются нарушения пространственной организации иммунной системы и ее интегративных функций в организме. В определенном смысле слова это близко к старению иммунной системы и организма в целом.

Гетерогенность реальных популяций по чувствительности к облучению в рамках нашей модели можно трактовать как гетерогенность по управляющему параметру. Тогда наблюдаемое в модели разнообразие индивидуальных дозовых зависимостей вполне может проявиться при оценке популяционных эффектов облучения. При этом разные популяции, по-видимому, могут обладать разными распределениями или по крайней мере разными параметрами, что выразится в различии их популяционных ответов на одинаковые воздействия.

В зависимости от вида деятельности людей, составляющих исследуемую популяцию, меняются не только параметры, но и сам вид распределений. Так, если для населения районов, пострадавших от радиационного загрязнения, или для рабочих горно-рудной промышленности распределение по полученной дозе обычно имеет экспоненциальный или гиперболический вид, т.е. максимальное количество человек получают минимальную дозу, то для профессионалов-ликвидаторов, у которых допустимые дозовые нагрузки значительно выше и предполагается, что они лучше контролируются, распределение имеет вид, близкий к log-нормальному, и соответственно модальную дозу, существенно отличную от минимальной.

Таким образом, при оценках популяционных эффектов происходит наложение, комбинация двух видов гетерогенности, и результаты этих оценок должны сильно зависеть от конкретных условий исследования. Практически популяционные эффекты исследуются в разных, как правило, сильно неравноценных по величине и различных по распределению дозовых нагрузок регионах и популяциях; сами нагрузки меняются во времени, а статистика собирается и сравнивается иногда за разные периоды. В связи с этим не приходится удивляться противоречивости выводов, получаемых на разном материале без учета распределенности реальных систем, и разнообразию и "нестабильности" получаемых результатов.

Низкоинтенсивное облучение изменяет структуру и иерархию в популяции, ее ответ на разнообразные внешние стимулы, ее взаимоотношения с другими популяциями, повышает, как и для отдельных организмов, чувствительность популяции к действию повреждающих факторов, резко снижает адаптационные способности популяции. Все это может оказаться существенным для устойчивости и нормального развития биосферы в целом.

Ранее существовало мнение, выразителем которого был французский математик Ж.Адамар, что модельная система может считаться корректной только в том случае, если более сильному воздействию соответствует и более сильный ответ. Однако жизнь показала, что нарушение этого принципа распространено в природе гораздо чаще, чем это можно было предположить, и что слабые постоянно действующие воздействия играют наиважнейшую роль в бифуркационных переходах квазистационарных систем в новое состояние. Во время таких переходов возрастает роль флуктуаций, от которых зависит, в какое из множества возможных состояний перейдет система. Мы полагаем, что именно с этих позиций следует рассматривать закономерности действия низкоинтенсивных физических и химических факторов как естественного, так и техногенного происхождения. Были выявлены такие же закономерности в ответе систем на низкоинтенсивные факторы, как и при облучении, а именно: немонотонная полимодальная зависимость ответа от дозы; изменение чувствительности к последующему воздействию; обратная зависимость от мощности воздействия; зависимость ответа от начальных характеристик объекта.

А.И.Нягу (Ассоциация «Врачи Чернобыля», Киев). Радиочувствительность зрелой нервной системы на протяжении уже почти столетия представляет собой предмет острой дискуссии, высокая же чувствительность к воздействию ионизирующих излучений развивающейся нервной системы сомнений не вызывает.

Последствия внутриутробного облучения являются исключительно нестохастическими эффектами ионизирующих излучений: облучение in utero, осуществляемое с диагностической целью, увеличивает частоту возникновения опухолей мозга на 30%. Следовательно, при внутриутробном облучении наряду с нестохастическими (детерминистскими) последствиями (умственная отсталость, микроцефалия и др.) наблюдаются и стохастические (канцерогенез и, возможно, генетические эффекты).

R.L. Brent и соавторы (1986) пришли к заключению, что нет ни одного периода беременности, в котором бы эмбрион (плод) не пострадал при облучении в дозах свыше 0.5 Гр. Пороговая же доза составляет около 0.2 Гр. Все радиационные эмбриологические эффекты по мнению этих авторов, являются многоклеточными и, вероятно, нестохастическими. Исходя из имеющихся экспериментально-клинических данных, максимально допустимым облучением для женщин репродуктивного возраста считают 0.005 Гр..год-1, а облучение при рентгенодиагностических процедурах только до 0.05 Гр. позволяет не прерывать беременность.

Имеются данные о патогенном влиянии даже повышенного естественного радиационного фона, основанные на результатах исследований состояния здоровья 70000 жителей Китая, где выявлено возрастание частоты хромосомных аберраций.

N. Butorina, E. Malinina (1995, 1996), обследовав 219 детей в возрасте 6-8 лет с проблемами  школьной успеваемости, проживающих на радиоактивно загрязненных территориях Урала, обнаружили у них значительные нарушения психического здоровья. Авторы пришли к заключению, что хроническое облучение как в пренатальном периоде, так и на протяжении всей жизни может привести к церебральному астеническому симптомокомплексу, наиболее полно соответствующему органическому психосиндрому. Церебрастения сочетались со школьными проблемами, гиперкинетическим эмоциональным и соматоформным расстройствами и эпилептиформным синдромом. Наблюдения показали полиморфизм пограничных расстройств, их специфические особенности и пароксизмальный характер.

Изучение школьной успеваемости у хиросимских детей выявило значительное ее снижение по всем предметам в группах, облученных на 8-15 и 16-25 неделе беременности. Наибольшее снижение было по математике, точным и аналитическим наукам и, в несколько меньшей степени, по социальным дисциплинам, музыке, рисованию и гимнастике. Обнаружено также снижение школьной успеваемости и в группе, облученной на 0-7 неделе беременности. Наряду с описанными нарушениями наблюдались проявления неврологического дефицита в виде припадков, фотофобии, диплопии и других нарушений зрения, а также снижение остроты слуха. Распространенность шизофрении у облученного in utero населения Нагасаки значительно выше, чем в популяции. У облученных установлено увеличение в 3 раза частоты многоплодной беременности; в каждом втором случае встречалась асфиксия новорожденных; выявлено снижение первоначальной массы тела; высокая частота “дисадаптационных синдромов” ( дыхательные расстройства, снижение мышечного тонуса, неустойчивость рефлексов, отечно-геморрагичный синдром и др.); высокое количество тромбоцитов и фибриногена, снижение содержания иммуноглобулина в динамике раннего неонатального периода. Авторами сделан вывод о влиянии ионизирующих излучений во время беременности на течение ранней неонатальной адаптации новорожденных.

Изучение 370 внутриутробно облученных детей вследствие Чернобыльской аварии в возрасте 3.5-5 лет не выявило избыточного числа случаев микроцефалии, пороков развития центральной нервной системы, дисгенеза мозга, Однако, были выявлены парциальные задержки психомоторного развития (14-23%) и запаздывание на 0.5-1.5 года сроков речевого развития; изменения созревания биоэлектрической активности головного мозга, чаще его ускорение (27.4%); снижение порога судорожной готовности, несколько чаще у детей критической группы раннего цереброгенеза (8-15 нед.), чем в группе позднего церебро- и кортикогенеза (16-24 нед.) – 12.4 и 8.2 % соответственно (в контрольных группах – 3.5-5.7 % случаев); задержка процессов миелинизации, коррелирующая с отставанием психомоторного развития и запаздыванием становления тонкой психомоторики [Терещенко Н.Я. и др., 1992]. У этих детей авторы выявили изменения гипофизарно-тиреоидного и гипоталамо-гипофизарного гормоногенеза, наблюдаемые чаще, чем в других возрастных группах.

Дедов В.И., Дедов И.И.  и Степаненко В.Ф. (1993) сообщили об увеличении накопления экзогенного йода в гипофизе, в 10 раз и более превышающее остальные органы, исключая щитовидную железу: наряду со щитовидной железой, гипофиз также является критическим органом при облучении радиоактивными изотопами I.

Признаки задержки психического развития встречались в 77% детей, облученных в г. Припяти in utero в первом триместре беременности, в 69% - во втором и в 45% – в третьем. У киевских детей процент детей со сниженным уровнем психического развития был значительно ниже (р<0.05). В 25.5% случаев припятской группы выявились признаки органической патологии головного мозга.

Влияние Чернобыльской катастрофы на психическое развитие изучается во всем мире. В Швеции зарегистрировано увеличение синдрома Дауна у детей, чьи матери в период беременности проживали в местах наибольших радиоактивных выпадений в Швеции, что может быть результатом воздействия ионизирующих излучений [Ericson A., Kallen B., 1994]. Изучение синдрома Дауна в Lothian (Шотландия) в 1978-1989 гг. выявило статистически значимое увеличение случаев в 1987 г., которое не находило объяснения в демографических изменениях. Специалисты отметили временную связь между учащением случаев синдрома Дауна и Чернобыльской катастрофой.

В Украинском НИИ нейрохирургии получены данные, что за первые 5 лет после Чернобыльской катастрофы отмечен рост обращаемости детей с аномалиями развития на 13.7%. Водянка мозга дала прирост в 19.6%, мозговые и спинно-мозговые грыжи – на 8.5%. Медулобластомы характеризовались приростом на 59.6%. Вклад радиационного фактора в ухудшение интеллектуального развития ребенка, определенный по разработанным критериям, составляет 29%.

Т.В.Белоокая (Белорусский комитет «Дети Чернобыля»). Здоровье людей, наших детей и внуков в Беларуси, Украине и России, как и здоровье всего населения Земли, зависит от объективного исследования и оценки Чернобыльских последствий. По прошествии 14 лет не на все вопросы есть ответы.

Необходима независимая экспертиза последствий воздействия Чернобыльского фактора и, в первую очередь, малых доз на здоровье человека.

Дезинформация в вопросах Чернобыльских последствий принесет вред многим миллионам людей во всем мире. Для того, чтобы изменить последствия, спрогнозировать события, необходима достоверность и объективность, полная беспристрастность к имеющимся данным, ибо пренебрегая опасностью, обусловленной борьбой интересов в науке, человечество повсеместно соберет богатую жатву радиационных болезней.

Для науки типична ситуация, при которой какая-то важная часть информации отсутствует.

Секретность и сокрытие информации о воздействии радиации на здоровье характерны для ядерных программ всех стран. Профессор Джон Гоффман считает, что ученые обязаны приступить к поиску ответа на вопрос о "безопасном пороге". Ненаучно отделываться ответом "мы не знаем", "мы не уверены". Он указывает, что "объективные исследования в этих вопросах явятся величайшей услугой всему человечеству". Разумные, хотя и далекие от совершенства оценки лучше, чем их отсутствие вообще. Любые имеющиеся данные нельзя отвергать только потому, что они не являются "окончательными".

Ученый мир вынужден был признать рост рака щитовидной железы как результат Чернобыльской катастрофы, т.к. эта, обычно редкая форма рака, является специфическим заболеванием для радиационного воздействия. Экспериментальные же данные говорят о том, что как результат облучения типичные формы рака встречаются значительно чаще, чем редкие. Но даже не все другие заболевания щитовидной железы, рост которых очевиден сегодня, не все ученые считают обусловленными Чернобыльским фактором. Нельзя забывать, что радиация приводит только к таким заболеваниям, которые могут возникать и "естественным" путем увеличивая их количество. Увеличивается вероятность всех заболеваний, присущих природе человека. Радиация повышает наследственную уязвимость не только к раку, но, в первую очередь, к заболеваниям конкретных органов и систем генетически являющихся органами риска у конкретного организма, отсюда выраженный полиморфизм постлучевых изменений. Очевидно, что научные представления о закономерностях и механизмах действия радиационного облучения в малых дозах ограничены и неполны. К сожалению, это во многом связано с тем, что проблему раздробили и каждый коллектив авторов работает только над своей узкой проблемой.

Малые дозы ионизирующего излучения изменяют ответную реакцию организма на воздействие различных других постоянных факторов. При хроническом воздействии радиации организм находится в состоянии компенсационного напряжения. Длительное существование его в таком состоянии, при воздействии дополнительных агрессивных факторов, приводит к исчерпанию резервных возможностей, сокращению продолжительности жизни, преждевременному старению, опухолеобразованию.

Нельзя также забывать, что население Беларуси, в настоящее время проживающее в условиях общего хронического низкодозового облучения, (в первую очередь, внутреннего облучения) получило в первый период чернобыльской катастрофы большие дозы общего внутреннего и внешнего облучения за счет короткоживущих радионуклидов.

До сих пор не пересчитаны дозы общего облучения радиоактивным йодом (облучалась ведь не только щитовидная железа). Мы постоянно уходим от расчета доз на органы и ткани, от анализа эффектов дозовых нагрузок на отдельные органы и ткани, понятия микродозиметрии, не используем микродозиметрические подходы.

Следует думать также, возможно ли, и в каких пределах сопоставлять заболеваемость "грязных" и "чистых" регионов Беларуси. Если сегодня эпидемиологи растерянно говорят о том, что рост рака молочной железы у женщин репродуктивного возраста значительно выше в городе, чем в селе - следует задуматься о причинах этого феномена, в первую очередь, о достоверности инструментария, т. к. при малых выборках в сельских населенных пунктах показатели могут варьировать и приводить к неверным результатам.

Сегодня имеются философские и прагматические основания, чтобы взять на себя риск сделать оценки ситуации, прежде чем все необходимые данные станут доступными. Следует проанализировать очень широкий диапазон возможных значений неизвестной величины, чтобы установить, действительно ли точное значение необходимо для правильного ответа, и если нет - использовать разумное приближение, которое приводит к ответу.

Предпочтительнее получить приблизительный ответ, чем не иметь его вообще. Лично я уверена, что уже сегодня наука располагает точными ответами относительно низкодозового радиационного облучения не только на молекулу и клетку, но и на орган и организм. Наукам об ионизирующих излучениях в мире более полувека, в Беларуси 10-14 лет. Если медикам, работающим на уровне целостного организма сложно, а подчас и невозможно найти ответ, то на уровне молекулярных и клеточных популяций ответ есть. Его следует, конечно, с определенными оговорками, перенести на человеческую популяцию.

Исследование чернобыльских последствий нуждаются в достоверности, необходимости исключить как переоценку, так и, что гораздо важнее, недооценку результатов. В целом человечество от этого только выиграет.

Цель серьезных исследований - изучить и обобщить текущую ситуацию, чтобы на будущее выработать общемировую политику в ядерной области.

***

Заключение Установочного семинара

Несмотря на имеющиеся расхождения точек зрения участников семинара по частным вопросам, совершенно очевидно, что основная тематика семинара - оценка медико-биологических эффектов радиации - чрезвычайно актуальна для современной экологической ситуации в Беларуси.

В настоящее время трудно связать напрямую рост частоты заболеваемости по ряду нозологии с постчернобыльскими эффектами. Однако представленные данные подчеркивают реальность такой связи.

Все это настоятельно диктует необходимость расширения работ в этой области и привлечения самого разнообразного спектра исследователей (зачастую с прямо противоположными точками зрения) для широкого обсуждения этих вопросов.

Совершенно очевидно, что одной из первоочередных задач должна стать оценка возможных детерминистских и стохастических эффектов малых доз радиации. Это позволит по-новому взглянуть на принципы прогнозирования отдаленных последствий в отношении состояния здоровья пострадавшего населения.

Реальное обсуждение медико-биологических эффектов малых доз радиации должно базироваться на точной информации об экологических факторах, напрямую или косвенно связанных с ними. Это остро ставит вопрос о необходимости реальной оценки общей экологической ситуации, сложившейся в Беларуси в постчернобыльский период, что, в первую очередь, подразумевает реальную оценку дозовых нагрузок пострадавшего населения и их динамику в настоящее время, а также вклад в других антропогенных факторов и их сочетанное влияние на состояние здоровья населения.

На основании всего вышеизложенного представляется остро необходимым посвятить следующее заседание семинара вопросам комплексной оценки экологической ситуации в Республике, анализу имеющейся в настоящее время дозовой поддержки, а также разработке единого, унифицированного подхода к реконструкции доз.

***

Заключение семинара «Экологическая ситуация в постчернобыльский период»

Анализ имеющихся в настоящее время разработок по реконструкции доз указывает на их неконкретность и весьма приблизительный характер. Так, неучет дозоформирующего вклада ряда короткоживущих изотопов 140Ba, 140La и многих других привел к существенному снижению оценки дозовых нагрузок. Назрела необходимость углубленного дозо-временного анализа динамики трансурановых радионуклидов, в первую очередь Pu и Am в расчете коллективных рисков.

Отсутствие реальной дозовой поддержки резко сужает возможности правильной оценки роли радиационного фактора в изменении состояния здоровья пострадавшего населения. Накоплен обширный материал, свидетельствующий о реальности факта общего ухудшения состояния здоровья всех групп пострадавших - однако, связать эти наблюдения с радиационной обстановкой вследствие скудности информации представляется крайне затруднительным.

Как физическая, так и биологическая дозиметрия имеют неоспоримо высокую ценность в оценке эффектов облучения на организм и должны дополнять друг друга при расчете коллективных рисков для конкретной популяции.

Необходимо также расширение исследований в области оценки влияния индивидуальных характеристик организма пострадавших на фенотипические проявления последствий радиационных воздействий. В этом плане особо перспективными выглядят исследования, ориентированные на определение индивидуальной радиочувствительности пострадавших, как фактора индивидуализации обезличенных физических дозовых нагрузок.

Радиочувствительность, как и другие количественные признаки, зависит как от факторов внешней среды – наличия повреждающих агентов, питания, социального и экономического благополучия, так и от образа жизни, физической активности, нервно-психического состояния, состояния соматического здоровья, гормонального статуса, великого множества физиологических и функциональных параметров, возрастных и половых различий, генетических различий и предрасположенности индивидуумов. В то же время в отдельно взятых населенных пунктах существует много общих как внешних, так и внутренних факторов.

Особо важную проблему представляет собой анализ сочетанных эффектов радиационного и химического факторов. Синергизм действия этих факторов в отношении влияния на состояние здоровья аффектированного населения может привести к неожиданно высоким эффектам даже незначительного нарастания радиационного уровня, с учетом факта нелинейной зависимости доза-эффект в области малых доз.

Связи между низкодозовыми радиационными воздействиями и их медико-биологическими эффектами могут быть реально выявлены только при реальной оценке дозовых нагрузок, использовании адекватных эпидемиологических подходов и математических моделей, как это было продемонстрировано Др. Корбляйном.

В определении рисков необходимо опираться на объективные критерии, основанные на физических, биологических, эпидемиологических и стохастических подходах, но нельзя игнорировать и субъективные критерии рисков - представления людей. По-разному оценивается риск профессионалами и населением. Известно, что подготовленное общество готово принимать "добровольные риски", но никак не вынужденные.

Сегодня именно субъективные критерии риска требуют решения социальных, экономических, экологических и этических проблем. Оценка риска должна включать общественное согласие, степень доверия к властям, науке и специалистам, справедливость со стороны власти, право выбора и т.д.

Перспективная модель современной медицины прежде всего экологическая, так как в большинстве случаев возникновение болезни прямо или опосредованно связано с воздействием окружающей среды. Организм реагирует на любые агрессивные воздействия в зависимости от интенсивности повреждающего

РАБОТА ДОБАВЛЕНА В КОЛЛЕКЦИЮ: 11 СЕНТЯБРЯ 2001

Поиск по белорусским рефератам

Флаг Беларуси Поиск по крупнейшим коллекциям Беларуси: LIBRARY.BY, STUDENT.BY, BIBLIOTEKA.BY и прочие


Комментарии к работе:

Другой популярный контент:



 

МИНСКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ РЕФЕРАТОВ ™ 1999-2011
Телефонная "горячая линия": +375 (29) 7777-***
Для жителей других стран: WWW.STUDENT.BY
Мы работаем с 10:00 до 20:00
 

HIT.BY на Youtube

Официальный канал на Ютуби проекта HIT.BY

Здесь собраны ТОЛЬКО видео хиты из Минска, Гомеля, Могилева, Бреста, Гродно и Витебска!

Ежедневные топ-видео из Беларуси

Любовь по-белорусски!

Проект KAHANNE.COM! Быстрые знакомства в Минске, Гомеле, Бресте, Могилеве, Витебске, Гродно! Только реальные люди. Мобильная версия. Около 112.000 анкет белорусов.

KAHANNE.COM

Что происходит? Скандалы и расследования

Загрузка...

Минская коллекция рефератов (old version) - дочерний проект при библиотеки LIBRARY.BY, бесплатная и постоянно пополняемая пользователями коллекция белорусских рефератов, белорусских дипломных работ, белорусских курсовых работ, белорусских контрольных, белорусских докладов и белорусских эссе. Работает с 1999 года.