НОВЫЕ ДАННЫЕ О ПОДГОТОВКЕ ГЕРМАНСКОГО ВТОРЖЕНИЯ В СССР В 1941 г.

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

NEW ВОЕННОЕ ДЕЛО


ВОЕННОЕ ДЕЛО: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему НОВЫЕ ДАННЫЕ О ПОДГОТОВКЕ ГЕРМАНСКОГО ВТОРЖЕНИЯ В СССР В 1941 г.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-01-14
Источник: Новая и новейшая история, 2000, №1

(с) 2000 г.

Публикуемая ниже шифротелеграмма из Берлина от 3 апреля 1941 г. представляет собой один из многих документов, которые направляли в Москву советские дипломатические и консульские представительства за рубежом, чтобы довести до сведения советского руководства информацию о подготовке гитлеровской агрессии против Советского Союза. Многие документы, поступившие из полпредств (посольств), были уже опубликованы в "Вестнике МИД СССР", другие - включены в документальный обзор, подготовленный сотрудниками историко- дипломатического управления МИД и опубликованный в "Военно- историческом журнале" (1).

За последние годы вышли сборники внешнеполитических документов, а также донесения, аналитические статьи и мемуары советских разведчиков, которые в значительной мере дополняют и обогащают информацию, присланную дипломатами (2).

Вся эта информация, содержащая массу фактов, разноречивых оценок и предсказаний, после предварительного отсеивания направлялась руководству страны. Большинство телеграмм полпредов В.М. Молотов, будучи не только руководителем наркоминдела, но и главой правительства до мая 1941 г., просматривал сам.

Многие документы ложились на стол или докладывались И.В. Сталину. Но до кремлевских руководителей доходило немало и дезинформации. Не является исключением и публикуемая телеграмма, несмотря на всю достоверность слухов, передававшихся во множестве деталей "О предстоящем столкновении СССР с Германией, о готовящемся германском нападении на СССР", "как о ближайшей перспективе". Эта дезинформация поставлялась через "благожелателей" СССР, которые доверительно сообщали: "Разобьем Англию, потом пойдем против России". Не совсем точно передали они стратегические планы Гитлера, согласно которым "в апреле-мае уже будет война с Россией" и "главным оперативным направлением германского удара будет вторжение на Украину со стороны Румынии и удар из Финляндии. Войска в Восточной Пруссии и генерал- губернаторства (Польша - B.C.) будут играть роль сдерживающего заслона".

Последнее утверждение было явно не совсем точным, поскольку "План Барбаросса" предусматривал вторжение тремя клиньями, в частности и из Польши.


Соколов Владимир Васильевич - кандидат исторических наук, специалист по вопросам внешней политики России - СССР.

1 "Вестник МИД СССР", 1990, N 8; "Военно-исторический журнал", 1991, N 6.

2 Органы Государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов, т. I, Книга 1 и 2. М., 1995; Секреты Гитлера на столе у Сталина. Разведка и контрразведка о подготовке гитлеровской агрессии против СССР. Март-июнь 1941. Документы из Центрального архива ФСБ России. М., 1995; Павлов А.Г. Советская военная разведка накануне Великой Отечественной войны. - Новая и новейшая история, 1995, N 1; Документы внешней политики, т. XXIII. 1940 - 22 июня 1941. Кн. 1 и 2. М., 1998.

стр. 82


Маршал Г.К. Жуков был прав, свидетельствуя в мемуарах, что о "плане Барбаросса" ему стало известно лишь из публикаций после войны (3). В то же время Генеральный штаб знал о концентрации германских войск в Польше, сосредоточении там авиации.

Немцы умели хранить тайну. И хотя гитлеровская директива N 21 ("план Барбаросса") была подписана 18 декабря 1940 г. и уже в апреле была установлена дата нападения на СССР, советское военное командование узнало о точной дате нападения лишь 21 июня, когда ничего уже нельзя было изменить.

В этом отношении публикуемый документ представляет собой интерес, поскольку он содержит в себе самую разную и даже противоречивую информацию, но он опровергает утверждение о том, что посол СССР в Германии В.Г. Деканозов якобы "направлял И.В. Сталину через соответствующие органы сведения об отсутствии угрозы нападения" (4). Напротив, как мы видим, уже в этой телеграмме Деканозов дал совершенно правильную оценку о предстоявшем нападении немцев "на СССР уже в ходе нынешней войны их с Англией". Последующие письма и телеграммы, поступавшие из посольства в Берлине, содержали конкретные сведения о сосредоточении германских войск на советских границах. Так, в телеграмме от 13 июня говорилось, что "здесь близка к истине цифра 170 - 180 дивизий" (5). Эта и другая достоверная информация не была принята во внимание в Кремле, поскольку она казалась абсурдной. Нападение гитлеровской Германии на СССР, когда еще продолжалась война с Англией, считали там, противоречило всякой логике.

Исходя из этого, Сталин уверовал, что Гитлер не нападет на Советский Союз и даст ему возможность выиграть время для подготовки страны к обороне. Выступая в Кремле 5 мая 1941 г. перед выпускниками военных академий РККА, он говорил:

"В 1870 г. немцы разбили французов. Почему? Потому что они дрались на одном фронте.

Немцы потерпели поражение в 1916-1917 годах. Почему? Потому что они дрались на два фронта" (6).

Сталин не был одинок в этих рассуждениях. Гитлеровские генералы также стремились избегать войны на два фронта. Этим в значительной степени объяснялось стремление Гитлера заключить в августе 1939 г. договор с Советским Союзом. Германские генералы пережили тяжелые минуты во время сентябрьской кампании против Польши, говорил на Нюрнбергском процессе бывший начальник оперативного руководства вооруженными силами Германии генерал-полковник А. Йодль: "Если мы не потерпели крах в 1939 г., то только благодаря тому, что во время польской кампании приблизительно 110 французских и английских дивизий, дислоцированных на Западе, не предприняли ничего против 23 немецких дивизий" (7).

Однако демоническая сила Гитлера убедила его генералов в возможности "блицкрига" и отсутствии угрозы вмешательства Англии в военные действия против Германии на континенте. И то и другое было уже проверено немцами на практике в ходе двухлетней войны.

Гитлер просчитался в одном: Россия и "блицкриг" - понятия не совместимые. Его патологическая ненависть к славянам, евреям, коммунизму, помноженная на стремление к мировому господству, привели немецкий народ к катастрофическим последствиям, которые сказывались еще долгие годы.


3 Жуков Г.К. Воспоминания и размышления, т. I, М., 1983, с. 297.

4 Жуков Г.К. Указ. соч., с. 296.

Деканозов Владимир Георгиевич - в 1934-1938 гг. министр пищевой промышленности, заместитель председателя Госплана, заместитель председателя Совнаркома Грузинской ССР. В 1938 г. - заместитель начальника Главного управления НКВД СССР. В 1939-1947 гг. - заместитель наркома иностранных дел, в 1940-1941 гг. - полпред СССР в Германии. В 1953 г. Специальным судебным присутствием Верховного Суда СССР приговорен вместе с Л.П. Берией и другими к смертной казни.

5 Вестник МИД СССР, 1990, N 8, с. 76.

6 Документы внешней политики, т. XXIII, кн. 2, ч. 2, с. 650.

7 Органы государственной безопасности, т. I, кн. 1, с. 82.

стр. 83


Сталин же, полагая, что Германия и без войны может получить из СССР все, что ей нужно, в том числе по советско-германскому соглашению от 10 января 1941 г., в котором предусматривалась поставка в Германию 2,5 млн. тонн зерновых и бобовых культур, 982 тыс. тонн нефтепродуктов и других товаров (8), был уверен, что слухи идут из Лондона, где правящие круги были заинтересованы в развязывании германо-советского военного конфликта. Он не знал, что Гитлер рассматривал обладание российским пространством в качестве первого шага освобождения Европы от английской блокады и только после этого, считал он, будет решена им задача борьбы за мировую гегемонию (9).

Успешными оказались и немецкие акции, осуществлявшиеся в соответствии со специальной "Директивой по дезинформации противника", подписанной 15 февраля 1941 г. начальником штаба верховного главнокомандования В. Кейтелем. Распространяемые немцами слухи о концентрации немецких войск у границ СССР, предназначавшимися будто бы для вторжений в Англию или похода на Ближний Восток, в условиях продолжавшейся англо- германской войны казались правдоподобными.

Одновременно ведомство И. Геббельса вкупе с так называемым "бюро Риббентропа" муссировали за рубежом слухи о якобы предстоявших переговорах с Москвой и даже приезде Сталина в Берлин в связи с недовольством Гитлера советской политикой на Балканах. В этом контексте давалось понять, что и концентрация войск на советской границе имеет лишь цель оказания давления на кремлевских политиков (10). Сталин поверил... Отсюда - его боязнь каких-либо "провокаций", которые могут сорвать якобы наметившиеся переговоры.

Таким образом, в Москве - как отмечает О.В. Вишлев, - "столкнулись два потока информации: один - что Германия вот-вот начнет войну против СССР, и другой - что войны может и не быть, Берлин готовит себе лишь "позицию силы" к предстоящим советско-германским переговорам. В Кремле не игнорировали ни ту, ни другую информацию, однако, принимая меры для подготовки к войне, держали курс на то, чтобы урегулировать отношения с Германией мирным путем" (11).

Все помыслы и действия Сталина, отмечал Жуков в мемуарах, "были пронизаны одним желанием - избежать войны или оттянуть сроки ее начала и уверенность в том, что ему это удастся". Он стремился выиграть время (12). С этой целью советской стороной были предприняты некоторые шаги, чтобы снять раздражение официального Берлина. В частности, были высланы из Москвы представители дипломатических миссий государств, оккупированных Германией. После некоторых проволочек представителям Германской комиссии по ознакомлению с авиационной промышленностью была предоставлена возможность в марте-апреле 1941 г. побывать на пяти важнейших авиационных заводах и заводах, работавших на авиацию, в Москве, Рыбинске, Перми и других местах. Немецкие специалисты были поражены размерами заводов и выпускавшейся ими продукцией. Это был настоящий "превентивный" удар по агрессору. Как сообщил один из руководителей антифашистской организации "Красная капелла" X. Шульце- Бойзен, посещение советских авиационных предприятий произвело в германском штабе авиации "удручающее впечатление" (13).

Вместе с тем НКИД в ноте от 21 апреля обращал внимание германского правительства на факты нарушения в 80 случаях германскими самолетами советской границы. В ноте напоминалось о договоренности, что советским войскам дан приказ не обстреливать германские самолеты, "если случаи перелетов не будут частыми" (14). Ноты аналогичного характера направлялись и в последующие месяцы.


8 Документы внешней политики, т. XXIII, кн. 2, ч. 1, с. 292-296.

9 "Unternehmen Barbarossa". Miinchen, 1993, S. 107.

10 Вишлев О.В. Почему же медлил Сталин в 1941 г.? Новая и новейшая история, 1992, N 2, с. 88.

11 Вишлев О.В. Указ. соч., с. 75.

12 Жуков Г.К. Указ. соч., т. I, с. 287.

13 Органы государственной безопасности. Т. I, кн. 2, с. 122, 128.

14 Документы внешней политики, т. XXIII, кн. 2, с. 605.

стр. 84


Такая спокойная реакция советского руководства ни в коем случае не предполагала подготовки так называемой "превентивной войны", жупел которой пытаются вытащить те, которые стараются обелить Гитлера.

Сталин поверил в немецкую дезинформацию о возможности германо- советских переговоров об урегулировании спорных вопросов. Поэтому он отвергал все, что могло бы ему помешать в будущих мифических переговорах с немцами, в том числе и "предупреждения", исходившие из англосаксонского лагеря - У. Черчилля, У. Уэллеса, С. Криппса, Л. Штейнгардта и др.

В то же время он не мог понять чисто человеческого порыва германского посла в Москве Ф. Шуленбурга, только что возвратившегося из Берлина, где он имел беседу с Гитлером, как-то предостеречь кремлевских руководителей о недовольстве Гитлера советской политикой на Балканах и призывавшего их что-то предпринять, чтобы избежать надвигавшейся катастрофы.

Действительно, это был беспрецедентный шаг в истории дипломатии, когда германский посол Шуленбург в беседах со советским послом в Берлине Деканозовым, приехавшим в командировку в Москву, заявил 5 мая 1941 г.: "слухи о предстоящей войне Советского Союза с Германией являются "взрывчатым веществом" и их надо пресечь... Источник слухов не имеет значения. Со слухами нужно считаться как с фактом" (15). Считать "слухи" фактом! К сожалению, этот личный демарш посла не был понят в Кремле. По свидетельству А.И. Микояна, Сталин в тот же день собрал членов Политбюро и, рассказав о беседе с Шуленбургом, якобы заявил: "Будем считать, что дезинформация пошла уже на уровне послов" (16).

Можно усомниться в достоверности этих слов, как относившихся якобы к германскому послу. Тем более, что Деканозов и после такой реакции Сталина продолжил встречи с Шуленбургом 9 и 12 мая, в ходе которых обсуждались возможные шаги Москвы в отношении Германии, в частности, обращение Сталина с личным письмом к Гитлеру, а затем опубликование совместного советско-германского коммюнике с опровержением "слухов". При этом Деканозов 12 мая сказал Шуленбургу: "Я говорил со Сталиным и Молотовым и рассказал им о предложении, сделанном Шуленбургом об обмене письмами в связи с необходимостью ликвидировать слухи об ухудшении отношений между СССР и Германией. И Сталин, и Молотов сказали, что в принципе они не возражают против такого обмена письмами".

В связи с тем, что Деканозов должен был возвращаться в Берлин, он передал мнение Сталина, что "Шуленбургу следовало бы договориться с Молотовым о содержании и тексте писем" (17). Шуленбург отказался, в который раз повторив, что он сделал свое предложение как частное лицо. Этого в Кремле не могли понять.

Шуленбург в ходе встреч с Деканозовым неоднократно заявлял, что "надо действовать быстро", "ибо это дело, мол, очень спешное" (18).

В Наркоминделе об этих беседах на рабочем уровне никто не знал и этот вопрос не будировал. Записи своих бесед Деканозов прислал диппочтой ровно через месяц. Время для задуманной с Шуленбургом акции было упущено. И хотя уже на другой день после прибытия записей 13 июня 1941 г. было опубликовано сообщение ТАСС с опровержением слухов "о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР" (19), оно сыграло негативную роль, дезориентировав лишь население своей собственной страны.

Советское руководство в принципе не строило иллюзий в отношении гитлеровской Германии. Однако оно допустило неоправданный просчет в оценке срока вероятного германского вторжения, несмотря на большое количество информации с предупреждениями и предостережениями, поступавшими в Москву по линии Наркоминдела.


15 Документы внешней политики, т. XIII, кн. 2, ч. 2, с. 656.

16 Правда, 22. VI. 1982.

17 Документы внешней политики, т. XXIII, кн. 2, ч. 2, с. 675.

18 Там же, с. 667.

19 Известия, 14.VI.1941.

стр. 85


ШИФРТЕЛЕГРАММА

Строго секретно

Экз. N 1 - т. Разметка

" N 2 - т. Сталину

" N 3 - т. Сталину

" N 4 - т. Молотову

" N 5 - т. 10-й Отдел

Экз. N 6 - т. Ворошилову

" N 7 - т. Кагановичу

" N 8 - т. Микояну

" N 9 - т. Жданову

" N 10 - т. Берия

Из БЕРЛИНА 4.IV.1941 г.

ОСОБАЯ

Только лично МОЛОТОВУ. 1 апреля по линии соседа послана в Москву телеграмма о результатах последней беседы соседского работника с источниками "К" и "С". Телеграмма эта наряду с предыдущими сообщениями "К" имеет важное значение, так как в более определенной форме говорит о готовящейся антисоветской акции немцев, как о ближайшей перспективе. Из моих предыдущих разовых сообщений по разным поводам Вам также известно об усилении за последнее время сведений по поводу антисоветских намерений немцев. Тем не менее для того, чтобы Вы имели более полную картину той обстановки, которая здесь создалась из тех сведений, которыми мы здесь располагаем, я приведу здесь в более систематизированном виде эти данные: Я Вам сообщал об установленной за нами с 20 февраля открытой полицейской слежке. Слежка не снята и сейчас, она только иногда на 2-3 дня прерывается, затем продолжается в той же форме и таким же нахальным методом. Что касается слухов и всякого рода сведений о предстоящем столкновении СССР с Германией, о готовящемся германском нападении на СССР, то эти слухи и сведения сейчас идут к нам ежедневно по разным каналам. В настоящее время в Германии, и особенно здесь в Берлине, немцы ведут по отношению к нам настоящую, как они говорят в подобных случаях, "войну нервов", внедряя во все слои населения слухи о неизбежной войне с СССР. Вот примеры:

1) Жена доктора языковедения передала нашему военному атташе, что лично слышала, как Риттер (чиновник министерства иностранных дел по экономическим вопросам оккупированных областей) в узком домашнем кругу говорил, что при калькуляции продовольственного баланса Германии на 1941 год и первую половину 1942 года выявилось, что в случае самого благоприятного урожая получается дефицит угрожающего размера. По словам Риттера, единственный выход состоит в пополнении продовольственных ресурсов Германии за счет урожая части Украины.

2) По данным нашего пражского консула, германские офицеры в кругах своих знакомых заявляли, что Германия имеет достаточно вооружений для войны и победы над Англией, но из-за затяжки войны все больше попадает в зависимость от России в продовольственном отношении, чтобы освободиться от этой зависимости нужна оккупация Украины. Они говорят, что в апреле-мае уже будет война с Россией, и развивают даже стратегические планы, согласно которым главным оперативным направлением германского удара будет вторжение на Украину со стороны Румынии и удар из Финляндии. Войска в Восточной Пруссии и генерал- губернаторстве будут играть роль сдерживающего заслона. (Об этом доложил мне лично приезжавший в Берлин наш консул Шестериков, который имеет все эти материалы из ряда источников.)

3) В Берлинское отделение Интуриста за последние две недели поступил ряд подобных же сообщений, в том числе сообщение о бахвальстве одного германского майора в ресторане о том, что де Украина скоро будет германской.

4) В лекциях об Украине на русском отделении Берлинского Университета в слегка завуалированной форме профессор проводит мысль, что Украина не является русской территорией и со временем должна быть германской.

стр. 86


5) Московский корреспондент "Дейче Альгемейне Цейтунг" Тимм в беседе со своим близким знакомым заявил, что в Москве у него было мнение, что разлад между Германией и СССР возможен лишь в общей даже теоретической постановке. Теперь же после посещения ряда государственных мест и осведомленных лиц он должен признать, что к наступлению против СССР готовятся практически и что оно должно быть предпринято в скором времени. В министерстве пропаганды он получил задание подготовить ряд компрометирующих статей для выступления в печати против СССР. (Это последнее заявление Тимма полностью совпадает с упомянутым мной в начале сообщением источника "С" по линии соседей.)

6) По сообщению преподавателя немецкого языка Фогель, украинские студенты, бежавшие из Западной Украины, сказали ему, что в скором времени германские войска вступят в Финляндию и это будет началом конфликта. Затем придет очередь за Украиной.

7) Наш помощник военного атташе Бажанов, сидя в вагоне метро, лично слышал, как один из пассажиров обратился к едущему тоже в вагоне германскому офицеру с вопросом, скоро ли кончится война, на что офицер ему ответил: "Разобьем Англию, потом пойдем против России, вот тогда и кончится война".

8) В беседе с одним белогвардейцем, используемым нашими соседскими работниками, один германский полковник спросил, сколько, по его мнению, будет продолжаться "дружба" между Германией и Россией. В ответ на слова беляка о том, что, по его мнению, это будет продолжаться еще месяца три, офицер назвал его большим оптимистом.

9) Особого нашего внимания заслуживает продолжающаяся в Германии мобилизация запасных и призыв 1922 года рождения. По данным наших военных численность германской армии в апреле достигнет 9 миллионов человек. По другим данным эту цифру давно уже перешагнули. Консульство в Кенигсберге и наши наблюдатели доносят об усиленной переброске войск к восточным границам. По моему предложению Тупиков направил в Кенигсберг своего помощника Бажанова и одного своего спецработника из Торгпредства. Вернувшийся на днях Бажанов сообщил мне, что и в Мемеле и в самом Кенигсберге освобождены все клубы и школы и заняты войсками. Часть этих войск прибыла недавно с запада и из центра Германии, прибытие войск продолжается. В самом Кенигсберге и других городах Восточной Пруссии периодически проводится полное затемнение и строятся бомбоубежища. (Более подробное сообщение по этому вопросу будет дано дополнительно.)

10) В населении (особенно это относится к Восточной Пруссии и Генерал- губернаторству) распространяются слухи о "разногласиях между Сталиным и Молотовым", особенно эти слухи распространяются среди белых русских, украинцев и белоруссов. Эти слухи нами получены из двух разных источников в Берлине и Кенигсберге. Распространяются также слухи о "искренней" политике Советского Союза, что де возрастает опасность вероломства русских и их нападения на Германию.

11) Я посылал Вам недавно "пособие" по изучению русского языка, распространяемое среди германских солдат. Недавно имел место случай, когда один из учащихся курсантов военной школы попросил в отделении Интуриста русскую литературу "для чтения". Сказал, что знает несколько русских выражений вроде "руки вверх", "стой" и т.д. - то есть как раз в объеме этого "пособия".

12) Злонамеренно распространяются анекдоты, имеющие целью вызвать недоверие к СССР, вроде таких: "В бою над Ламаншем сбито 3 германских и 5 английских самолетов. Итог сражения 8/0 в пользу СССР", или Англия будет до смерти воевать, Италия до смерти терпеть поражения, Германия до смерти побеждать, а СССР до смерти хохотать и т.д.

13) Сообщения посетителей нашего консульского отдела сплошь полны сведениями о готовящемся нападении на СССР, об усиленной переброске войск на восток. Обычно, почти не проходит дня, чтобы в полпредство не поступила какая-нибудь

стр. 87


анонимка с предупреждением о грозящей СССР опасности со стороны Германии и прочее. Обо всем этом также и ряде телефонных звонков в полпредство неизвестных лиц я Вам своевременно сообщал.

14) Приехавший из Москвы бывший служащий хозяйственной комиссии немцев отставной майор Иммиш в беседе со Скорняковым также сообщал о распространяемости в Германии слухов о близкой войне с СССР. Аналогичные высказывания слышал наш корреспондент от швейцарского журналиста Дюнсберга, что в Берлине мол много говорят о том, что германские войска еще этим летом будут в Москве.

15) Я уже сообщал Вам о своей беседе с турецким послом Гереде, также поделившимся со мной о слухах по поводу предстоящего военного конфликта между СССР и Германией. Таким образом слухи, аналогичные приведенным мной выше, идут и в кругах дипкорпуса Берлина. При этом Гереде мне сказал, что лично слышал об этом от немцев и в немецких семьях. Такие сообщения особенно часто приходится выслушивать нашим военным работникам от своих коллег по корпусу военного атташе. Особенно много сообщений подобного рода идет (не только) от американцев, китайцев, но и от других.

16) Заслуживают внимания и некоторые документы. Так, по линии соседских работников удалось раздобыть объемистую тетрадь, отпечатанную литографски и изданную "только для служебного пользования" - о хозяйственном плане "великой Германии" после войны. Там упоминается о балансе сырья, и наряду с сырьем, забираемым у Венгрии, Словакии и других зависимых стран упоминаются ресурсы нашей Прибалтики, причем, судя по балансу, не всегда оставляется даже на местное потребление. Правда, тетрадь эта датирована июлем 1940 года, поэтому она еще не отражает последних чаяний немцев в отношении Украины и других областей.

17) Серьезным фактором является увеличение затруднений в работе нашего торгпредства по реализации наших заказов германским фирмам. Есть ряд сигналов о полном прекращении выполнения наших заказов на некоторых фирмах и предстоящем прекращении отгрузок. По договоренности с Крутиковым эти данные мы более основательно проверим и сообщим Вам только проверенные факты.

18) Широкая, прямо-таки разнузданная агитация о предстоящей войне с СССР и против переселения литовцев велась немцами в Мемельской и Сувалкской областях до переселения и особенно в процессе переселения. Об этом подробно могли бы рассказать сами переселенцы. Что касается последних, то я считаю, что их вообще надо было бы использовать нашим военным и другим органам. Они много знают и могут быть полезными. Никто ведь с ними по-настоящему не говорил, а среди них есть и люди, побывавшие в армии.

19) Во всем этом одно мне представляется несомненным: немцы ведут против нас эту "войну нервов" и по всем данным намереваются ее продолжать углублять, чтобы запугать нас войной, подготовить наше моральное подавление и тем самым оказать давление на нашу политику. Однако только ли это преследуют немцы? Судя по ряду фактов, ими серьезно обсуждается ближайшее столкновение с нами, нападение на СССР уже в ходе нынешней войны их с Англией. Переброска войск, усиленная обработка и подготовка своего населения в антисоветском духе, усиленная и спешная разработка хозяйственных планов с использованием украинского и другого сырья - является доказательством серьезности этих немецких намерений.

20) Мы ведем свою внутреннюю работу спокойно, с учетом имеющейся обстановки. К сожалению, нет возможности особенно расширять нашу информацию, слишком уж в жестких условиях мы находимся. Было бы хорошо, если бы Вы смогли парой строк ответить и дать указание по существу данной информации. На что еще нужно обратить внимание и что нужно усилить в нашей работе?

Я хотел бы поделиться с Вами по поводу работы наших соседских работников (по крайней мере Кобулова) и информацией, даваемой ими, особенно исходящей от

стр. 88


источников "К" и "С" (20). Я беседовал с нашим сотрудником, связанным с этими источниками. Он уверяет меня, что все больше убеждается в том, что имеет дело с действительно преданными нам людьми. У него складывается определенное мнение, что это - настоящие партийные работники. Это заключение он выводит из ряда деталей, замечает их беспокойство - все ли учитывается в Москве из того, что они ему сообщают. Рассказ нашего сотрудника производит искреннее впечатление. Вместе с тем возникает ряд вопросов, которые следовало бы поставить: не следует ли давать этим людям ряд заданий, учитывая их партийную принадлежность? (Особенно, по мнению нашего сотрудника, это касается источника "С"), Если сведения, сообщаемые в последних донесениях о близости военного конфликта правдоподобны и если этому можно верить, не следует ли, исходя из этого, предусмотреть специальные задания им на случай прекращения связи с ними? Кроме того, может быть следует поставить дело инструктажа и заданий из Москвы таким образом, чтобы нашим соседским работникам сообщалось хотя бы кратко, лаконично, что по такому-то сообщению доложено руководству или такие-то данные представляют такую-то ценность и так далее. В некоторых случаях, касающихся особо важных сообщений, мне кажется, было бы полезно и непосредственные инструктирования, задания, указания руководящего лица из Москвы, кроме начальника заинтересованного отдела. Это принесло бы определенную пользу. Просьба дать мне указания, правильно ли я ставлю вопросы (21).

3.IV.41 г. Деканозов


20 Источник "К" - агент "Корсиканец", условная кличка одного из руководителей антифашистской организации "Красная капелла" Арвида Харнака (1901-1942 гг.), государственного советника министерства экономики Германии. 7 сентября 1942 был арестован гестапо вместе с женой и 22 декабря 1942 г. казнен. Посмертно награжден орденом Боевого Красного Знамени. - Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне, т. I, кн. 1, с. 269.

Источник "С" - агент "Старшина", условная кличка старшего лейтенанта ВВС Германии Харро Шульце-Бойзена (1909-1942 гг.), ценного источника информации берлинской "легальной" резидентуры Наркомата госбезопасности, имевшего доступ к государственным секретам "третьего рейха". Он был одним из руководителей антифашистской организации, получившей широкую известность под названием "Красная капелла". Казнен 22 декабря 1942 г. Посмертно награжден орденом Боевого Красного Знамени. - Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне, т. 1, кн. 2, с. 45.

21 Архив внешней политики Российской Федерации, ф. 059, оп. 1, п. 342, д. 2344, л. 274-283.


Новые статьи на library.by:
ВОЕННОЕ ДЕЛО:
Комментируем публикацию: НОВЫЕ ДАННЫЕ О ПОДГОТОВКЕ ГЕРМАНСКОГО ВТОРЖЕНИЯ В СССР В 1941 г.

© В.В. СОКОЛОВ () Источник: Новая и новейшая история, 2000, №1

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ВОЕННОЕ ДЕЛО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.