ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ БИТВЫ НА ВОЛГЕ

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

NEW ВОЕННОЕ ДЕЛО

Все свежие публикации

Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ БИТВЫ НА ВОЛГЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2016-04-30
Источник: Вопросы истории, № 1, Январь 1963, C. 50-65

Прошло два десятилетия со времени окончания волжской эпопеи, положившей начало коренному повороту в ходе второй мировой войны. Все эти годы не прекращалась работа по исследованию грандиозной битвы, события которой стали достоянием не только отечественной, но и всемирной истории.

 

В изучении советской историографией битвы на Волге, по нашему мнению, следует выделить три периода. Первый из них начался после окончания битвы и продолжался вплоть до завершения Великой Отечественной войны (1943 - 1945 гг.). В условиях военного времени изучение и освещение событий этой эпопеи было подчинено общей задаче, стоявшей перед нашим народом: "Все для фронта, все для победы!". Основное внимание уделялось тогда пропаганде массового героизма, проявленного советскими воинами у стен волжской твердыни, выявлению превосходства советского военного искусства над немецко-фашистским, обобщению боевого опыта войск и командования в целях дальнейшего его практического использования на полях сражений. Второй период охватывает годы после окончания войны до исторического XX съезда КПСС (1945 - 1956 гг.). В это десятилетие выдвигались задачи собственно историографического характера. Однако на их решении, точно так же как и на трактовке ряда вопросов в работах, вышедших в первый период, отрицательно сказался культ личности Сталина.

 

Третий период начался после XX съезда КПСС, осудившего чуждый марксизму-ленинизму культ личности и положившего начало решительной борьбе с его отрицательными последствиями во всех сферах жизни. В этот период, продолжающийся и сейчас, Коммунистической партией созданы благоприятные условия для глубокого научного и всестороннего изучения Волжской битвы, для восстановления исторической правды, широкого показа решающих факторов, обусловивших героическую победу советских войск в феврале 1943 г. на Волге, и прежде всего роли народа.

 

Гигантские сражения, развернувшиеся летом и осенью 1942 г. в междуречье Волги и Дона, приковали к себе внимание всех народов и нашли широкое отражение в печати: в регулярно публиковавшихся сообщениях Совинформбюро, газетных и журнальных статьях, очерках. Число такого рода материалов было весьма велико 1 . Большое количество корреспонденции публиковалось во фронтовой и армейской печати 2 , среди войск распространялись листовки о подвигах защитников города-героя 3 . Вскоре после капитуляции немецко-фашистских войск на Волге в военной и гражданской печати были опубликованы

 

 

1 См. Е. В. Данилевский, Р. В. Панова. Героический Сталинград. Аннотированный указатель литературы. М. 1943; С. Моисеев, Э. Чернович. Героический Сталинград. Указатель литературы. М. 1943; П. Зайончковский. Разгром немцев под Сталинградом. Указатель литературы. М. 1945.

 

2 "На защиту Родины" (газета 62-й армии) и др.

 

3 Часть таких листовок опубликована в сборнике "Герои и подвиги. Советские листовки Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг." (М. 1958) и в ранее изданных публикациях документов и материалов.

 
стр. 50

 

материалы, подводившие первые итоги этой великой битвы. В дальнейшем наряду с пропагандой массового героизма советских воинов в течение всех военных лет продолжалось не только накопление фактического материала, но и были сделаны первые попытки его систематизации и обобщения. В эти годы стали появляться книги и брошюры по истории великой битвы на Волге, тематические сборники, включающие преимущественно уже опубликованный в печати материал, а также специальные издания, предназначавшиеся для проведения политработы на фронте. Эти работы представляют интерес с точки зрения процесса формирования начального этапа историографии Волжской битвы.

 

Первые работы, носящие исторический характер, появились после завершения битвы. К числу их следует отнести брошюры Н. А. Таленского, Н. М. Замятина, Э. Б. Генкинюй, В. И. Сидорова и Н. А. Фокина 4 , в которых давалось краткое изложение событий этой героической эпопеи, а также их анализ. Тогда же были изданы публикации документов и материалов по этой теме 5 . Среди исследований по истории битвы на Волге, вышедших в годы войны, следует отметить коллективную работу Н. М. Замятина, И. В. Савина, Ф. Д. Воробьева, И. В. Паротькина, выпущенную в свет Воениздатом 6 . Авторы ее, в то время сотрудники военно-исторического отдела Генерального штаба Красной Армии, в сжатой форме осветили оперативно-стратегическую сто року событий. Эта книга, главной целью которой было обобщение боевого опыта войск, содержала наиболее обстоятельный для того времени анализ важнейших операций битвы.

 

Историческая литература, вышедшая в первый период, в целом давала правильную оценку битве на Волге, как великому подвигу Красной Армии и всего советского народа, охарактеризовала основные аспекты ее международного значения, показала развитие некоторых операций на Волго-Донском стратегическом направлении. Вместе с тем описание событий битвы в литературе этих лет носило еще, как правило, общий характер, без всестороннего раскрытия и анализа их конкретно-исторического содержания. В известной мере это было обусловлено рядом объективных причин. В условиях военного времени содержание боевых операций составляло военную тайну, что, естественно, сказалось на степени освещения их в печати. Количество и нумерация армий, корпусов, дивизий, бригад и полков, их численный состав, вооружение, соотношение сил, наименование населенных пунктов, где проходили бои, содержание большинства приказов о боевых действиях, показ самих операций и многое другое оставались вне рамок исторического исследования. Однако наряду с объективно оправданными мерами по сохранению военной тайны уже тогда имели место необоснованные умолчания, а также заведомые искажения некоторых фактов с целью преувеличения роли Сталина. Эта тенденция приводила к тому, что освещение героических усилий народа и Красной Армии оттеснялось тем самым на второй план. Читатели как бы подводились к мысли, что не массы, вдохновляемые и руководимые партией, ее Центральным Комитетом, а якобы гениальность Сталина определяла в первую очередь успех борьбы с немецко-фашистскими захватчиками.

 

 

4 Н. Таленски й. Великое сражение под Сталинградом. М. 1943; Н. Замятин. Сражение под Сталинградом. М. 1943; Э. Генкина. Героический Сталинград. М. 1943; В. Сидоров, Н. Фокин. Разгром итало-немецких войск на Дону. М. 1944.

 

5 "Великая битва под Сталинградом". Приказы Верховного Главнокомандующего и сообщения Совинформбюро. М. 1943; "Разгром немцев под Сталинградом. Признания врага". М. 1944; "Листовки Сталинградской областной партийной организации". Астрахань. 1943; "Комсомольцы в боях за родной город". Сборник статей и документов. Сталинград. 1944; "Героический Сталинград". Сборник материалов и документов Сталинград. Кн. 1. 1943; кн. 2. 1945.

 

6 Н. Замятин, И. Савин, Ф. Воробьев, И. Паротькин. Битва под Сталинградом. М. 1944.

 
стр. 51

 

К числу существенных недостатков исторической литературы этого времени следует отнести также слабое использование в ней документов и других свидетельств противника. Вполне естественно, что историография военных лет, воссоздавая историю великой битвы на Волге по горячим следам событий, прежде всего сосредоточивала внимание на военных операциях. В связи с этим в работах, изданных в 1943 - 1945 гг., получили сравнительно слабое освещение такие стороны исторического процесса, непосредственно связанные с ходом битвы, как деятельность советского тыла, партизанское движение на временно оккупированной врагом территории, международное положение СССР, экономическое и политическое состояние гитлеровской Германии, соотношение сил воевавших государств и др.

 

В отличие от военных лет изучение битвы на Волге во второй период, начавшийся после окончания Великой Отечественной войны, проводилось не только более широким фронтом, но и на более солидной документальной основе, что благотворно сказалось на научном уровне исследований. В эти годы освещение битвы на Волге продолжает сохранять большое общественно-политическое звучание. Поэтому многие работы сочетали элементы научно-исследовательского анализа проблемы с пропагандистской направленностью содержания. Естественно, что такие работы не имели четко очерченного научно-исследовательского характера. Тем не менее они свидетельствовали об усилении исследовательской тенденции, о дальнейшем развитии историографии Волжской битвы. В газетах и периодических изданиях продолжали публиковаться статьи по этой проблеме. Особенно много было опубликовано их в связи с 10-летием разгрома гитлеровских войск у стен волжской твердыни. Появился ряд книг и брошюр о битве на Волге 7 . Значительное место этой теме отводится также в отдельных главах работ, посвященных другим аспектам истории Великой Отечественной войны 8 . Тогда же были написаны и защищены шесть кандидатских диссертаций 9 ; издан ряд книг участников событий. Так, М. А. Водолагин на основе главным образом местных архивов показал деятельность партийной

 

 

7 А. Чуянов. Большевики Сталинграда - города-героя, города славы. М. 1946; "На защите родного города". (Воспоминания рабочих завода "Красный Октябрь".) Сталинград. 1949; М. Стрехнин, Ф. Сурядов. Бронекатера в боях за Сталинград. М. 1949; "Сталинградцы". Рассказы жителей о героической обороне. Лит. запись Е. Герасимова и В. Шмерлинка. М. 1950; "Комсомольцы и молодежь в боях за Сталинград". Сталинград. 1951; Н. Филиппов. Северо-западнее Сталинграда. Записки армейского редактора. М. 1952; А. Самсонов. У стен Сталинграда. М. 1952; Ф. Жемайтис. Сталинградская битва. М. 1953; "Всемирно-историческая победа под Сталинградом". Сборник статей. М. 1953; "Исторические места обороны Царицына - Сталинграда". Путеводитель. Сталинград. 1953.

 

8 Г. А. Дебории. Международные отношения в годы Великой Отечественной войны. М. -Л. 1948; "Волжский альманах". 1949. .N 7; "Тезисы докладов слушателей на второй военно-научной конференции 27 - 29 декабря 1952". М. 1952: "Студенческие научные работы Киевского государственного университета имени Т. Шевченко". Сборник 12. История. Киев. 1952; "Боевая слава советской авиации". Изд. 2-е. М. 1953; "Царицын - Сталинград". Сталинград. 1954; "Молодежи о Советской Армии". 2-е изд. М. 1955; "Очерки истории Великой Отечественной войны". М. 1955; "Международные отношения на Дальнем Востоке (1840 - 1949)". М. 1956, и др.

 

9 М. А. Водолагин. Сталинград в 1941 -1943 гг. Великой Отечественной войны Советского Союза. 1947. Академия общественных наук при ЦК ВКП(б); М. Ермаков. К вопросу истории борьбы за Сталинград в период Великой Отечественной войны. 1951. МГПИ имени В. П. Потемкина; Я. Г. Зубарев. Политическое обеспечение наступательных действий советских войск под Сталинградом (19 ноября 1942 - 2 февраля 1943 г.). 1952. ВПА имени Ленина; Н. И. Миколенко. Организующая и вдохновляющая роль коммунистов в героической обороне Сталинграда. 1953. Киевский университет; П. К. Спикин. Коммунистическая партия Советского Союза - вдохновитель и организатор разгрома гитлеровских полчищ под Сталинградом. 1953. Академия общественных наук при ЦК КПСС; А. Н. Климов. Трудящиеся города Сталинграда и области в борьбе за разгром немецко-фашистских оккупантов под Сталинградом (июль 1942 -февраль 1943 г.). МГУ имени М. Б. Ломоносова.

 
стр. 52

 

организации города-героя и участие его населения в защите волжской твердыни 10 .

 

Военным подвигам защитников города-героя посвящена книга А. Д. Ступова и В. Л. Кокунова 11 . Изучив широкий крут источников и воспоминания, они сумели показать героизм воинов 62-й армии, рост их боевого мастерства. В одной из глав книги авторы рассказывают о той большой партийно-политической работе, которая проводилась среди воинов частей и подразделений армии в период боев на улицах города. В 1953 г. вышло 2-е, дополненное и исправленное издание этой книги. Существенным недостатком работы является то, что боевые действия 62-й армии рассматриваются в пей изолированно от военных действий других объединений наших войск, участвовавших в операциях на Волге.

 

В 1953 г. была издана книга Б. С. Тельпуховского 12 . По тематической широте поставленных проблем эта работа, несомненно, отличалась от предшествующих изданий. Ее автор ставил своей целью наряду с описанием военных действий осветить и другие аспекты, относящиеся к этой битве. В книге есть главы о партизанском движении, работе советского тыла, военно-политическом значении победы наших войск на Волге. Однако углубленного анализа многих важных вопросов темы книга не давала и тем самым вызвала ряд критических откликов 13 . Напечатанные в том же году брошюры А. Колесника 14 и М. Меньшикова 15 , в которых были привлечены как ранее опубликованные, так и не введенные еще в научный оборот материалы, носили научно-популярный характер и, подобно большинству изданных работ, представляли собой краткий очерк военных событий с описанием массового героизма защитников города-героя.

 

В периодической печати того времени появляется ряд работ, в которых уточняется освещение отдельных вопросов волжской эпопеи. Так, Бор-Раменский в своей статье "Из истории обороны Сталинграда в 1942 г." 16 на основе анализа вышедших изданий показал присущие большинству из них некоторые типичные недостатки, Он справедливо отмечал, что при освещении обороны города в исторической литературе имели место неточности и грубые ошибки. Например, авторы почти всех исследований рассматривали город в границах старого Царицына, не учитывая изменений, которые произошли в нем за годы социалистического строительства. Между тем с ростом промышленных предприятий и жилищного фонда города расширились и его границы. К 1941 г. город раскинулся на правом берегу Волги почти на 70 километров. Поэтому утверждение отдельных наших авторов о том, что гитлеровцы в ходе уличных боев овладели южной частью города, а в руках его защитников якобы оставалась лишь небольшая часть городской территории, противоречило действительному положению вещей.

 

Тенденция к усилению исследовательского момента нашла свое выражение в попытках некоторых авторов показать в своих трудах влияние великой битвы на Волге на развитие мировых событий. К такому роду работ следует о гнести специально посвященные этому вопро-

 

 

10 М. А. Водолагин. Сталинград в Великой Отечественной войне (1941 - 1943 гг.). Сталинград. 1949.

 

11 А. Д. Ступов, В. Л. Кокунов. 62-я армия в боях за Сталинград. М. 1949.

 

12 Б. С. Тельпуховский. Великая победа Советской Армии под Сталинградом. М. 1953.

 

13 В. Желанов. Книга без глубоких теоретических обобщений. "Красная звезда", 6 июня 1954; К. Черемухин. Недостатки в книге об исторической битве. "Пропагандист и агитатор". 1954. N 9; Е. Бор-Раменский. Б. С. Тельпуховский. Великая победа Советской Армии под Сталинградом. "Вопросы истории". 1954, N 12.

 

14 А. Колесник. Сталинградская битва. М. 1953.

 

15 М. Меньшиков. Сталинградская битва. М. 1953.

 

16 ".Исторические записки", кн. 53. 1955.

 
стр. 53

 

су главы в книге Г. А. Деборина "Международные отношения в годы Великой Отечественной войны" и коллективном труде "Международные отношения на Дальнем Востоке (1840 - 1949)".

 

Касаясь общего состояния изучения Сталинградской битвы за десятилетие (1945 - 1956 гг.), следует признать, что, несмотря на отмеченное выше усиление исследовательского момента, все же в целом в историографии этих лет военное и общеисторическое содержание гигантских по своему значению событий на Волге не было сколько-нибудь полно раскрыто; более того, при их освещении были допущены ошибки принципиального характера, в большинстве своем явившиеся следствием отрицательного влияния культа личности Сталина.

 

В исторической литературе того времени, когда советская военная наука и военное искусство назывались "сталинскими", а руководством Сталина объяснялись все успехи Красной Армии, история битвы на Волге искажалась в существенных ее аспектах, а некоторые ее важные факты замалчивались и игнорировались. Так, при анализе хода сражений летом 1942 г. не раскрывались полностью действительные причины отступления наших войск на южном крыле советско-германского фронта. В книгах и статьях отсутствовало какое-либо упоминание о том, что Советское Верховное Главнокомандование, во главе которого стоял Сталин, неправильно определило направление главного удара врага и в связи с этим приняло стратегически ошибочные решения. Всесторонний анализ причин чрезвычайно серьезной обстановки, сложившейся для нашей Родины летом и осенью 1942 г. и породившей неисчислимые бедствия для народных масс, отсутствовал. При этом игнорировалось то важное обстоятельство, что Советский Союз располагал необходимыми силами и средствами, чтобы в 1942 г. не допустить нового глубокого проникновения немецко-фашистских войск в жизненно важные районы нашей страны. Больше того, само отступление наших войск объявлялось чуть ли не преднамеренным, соответствующим так называемому плану "активной обороны", и трактовалось как проявление мудрости "сталинской стратегии".

 

Авторы военно-исторических трудов приписывали лично Сталину разработку замысла и основных положений плана окружения и уничтожения сталинградской группировки противника. В действительности, как известно, этот план был плодом коллективной творческой деятельности командований Сталинградского, Юго-Западного и Донского фронтов, Генерального штаба и Ставки Верховного Главнокомандования. Преувеличивая роль Сталина в руководстве операциями, историческая литература оставляла в тени заслуги других военных и политических деятелей. Миф о полководческой гениальности Сталина, создание вокруг его имени ореола непогрешимости вели к принижению роли и значения легендарных подвигов непосредственных участников битвы на Волге.

 

Культ личности Сталина отрицательно сказался и на трактовке ряда других сторон истории битвы. Крайняя напряженность и исключительная трудность положения защитников волжской твердыни полностью не раскрывались. Отсутствовал анализ ошибок и недочетов в руководстве отдельными боями и операциями, а также в проведении эвакуации гражданского населения и материальных ценностей.

 

При освещении оборонительного и наступательного периодов битвы на Волге описывались действия лишь отдельных армий и соединений, тогда как героическая борьба основной массы войск не показывалась. Так, например, утверждалось, что непосредственная оборона города-героя осуществлялась лишь 62-й армией. Одни и те же факты повторялись во многих изданиях, в то время как новые данные из документальных источников в литературу вводились чрезвычайно скупо. Все это обедняло и ослабляло научное и политико-воспитательное значение разраба-

 
стр. 54

 

тываемой проблемы. Исследование битвы на Волге в общеисторическом плане, за исключением отдельных попыток, не проводилось.

 

Серьезный ущерб изучению событий Волжской битвы и их освещению в печати наносило также излишнее засекречивание. В результате сложилось такое парадоксальное положение, когда научное исследование битвы на Волге в известной мере отставало от ее изображения в художественной литературе и искусстве. Так, в литературном сценарии писателя Н. Вирты "Сталинградская битва", изданном в 1948 г., а затем и в одноименной кинокартине сообщались данные (наименование армий и соединений, фамилии их командующих и командиров), которые в исторических работах не упоминались еще в течение целого ряда лет. Это случилось потому, что автор сценария получил разрешение на опубликование работы непосредственно от Сталина. Надо также отметить, что при изучении битвы на Волге советская историография по-прежнему слабо учитывала источники враждебной стороны.

 

Третий период в разработке истории Сталинградской битвы начался после XX съезда КПСС и продолжается до настоящего времени. Исторические решения этого съезда, имевшие огромное международное значение, оказали положительное воздействие на развитие общественных наук. Особенно это сказалось на изучении истории советского общества. Преодоление таких отрицательных последствий культа личности, как догматизм и начетничество, открытие доступа ко многим ранее закрытым для исследователя книгохранилищам и к архивным фондам, дали свои плодотворные результаты. Существенно изменилось и положение с разработкой истории Великой Отечественной войны и второй мировой войны. 12 сентября 1957 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление о написании многотомного труда "История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 -1945 гг.", а также о выпуске серии сборников документов и однотомной научно-популярной истории Великой Отечественной войны. Решение этих задач было возложено на Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

 

Активизировалась научная разработка рассматриваемых проблем и по линии других научных организаций. Важное значение для разработки истории войны имело создание "Военно-исторического журнала". Издательства увеличили выпуск книг по истории Великой Отечественной и второй мировой войн. Появились фундаментальные труды и публикации важных документов. В частности, большое значение для изучения внешней политики СССР и международных отношений в годы войны имело издание переписки между главами правительств СССР, США, Великобритании 17 .

 

Из материалов о волжской эпопее, появившихся за последние годы в периодических изданиях, привлекают внимание фрагменты из воспоминаний активных участников событий 18 , некоторые статьи по общим и частным вопросам истории Волжской битвы 19 и особенно публикации документов 20 .

 

 

17 "Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.". Тт. I-II. М. 1957.

 

18 В. Чуйков. Армия массового героизма. (Из записок о боевом пути 62-й армии.) "Октябрь", 1958, N 2; его же. Незабываемые дни. (Из воспоминаний об оборонительных боях 62-й армии в Сталинграде.) "Военно-исторический журнал". 1959, N 3; М. Попов. Южнее Сталинграда. Там же. 1961, N 2; П. Ильин. Бой за Калач-на-Дону. Там же. 1961, N 10; П. Жидков. Как сомкнулось кольцо окружения вокруг 6-й немецкой армии. Там же. 1962, N 3; Н. Воронов. Операция "Кольцо". Там же. .1962, NN 5, 6; Ф. Воробьев. Об операции "Кольцо". Там же. 1962, N 11.

 

19 П. Огарев. Бои у Верхне-Кумского (15 - 19 декабря 1942 г.). "Военно-исторический журнал". 1959, N 5; Н. Воронов. О некоторых вопросах освещения первого. периода Великой Отечественной войны. Там же. 1960, N 2; Е. Кан. Материалы о гибели 2-й венгерской армии. Там же. 1960, N 6; Ф. Утенков. Некоторые вопросы оборонительного сражения на дальних подступах к Сталинграду. Там же. 1962, N 9.

 

20 "К истории Сталинградской битвы". (Документы. Подготовили С. Рогинский,

 
стр. 55

 

Следует также сказать о небольших по объему работах А. Васильева, М. Водолагина и А. Колесника, которые были написаны для массового читателя 21 . Помимо уже опубликованного в литературе материала, в них приводились некоторые новые данные. Так, А. В. Васильев в приложении к своей работе дает "Список командующих и некоторых командиров соединений и частей - участников Сталинградской битвы". Несмотря на допущенные отдельные неточности и ошибки 22 , эта первая, хотя и далеко не исчерпывающая, публикация имела определенную научную ценность.

 

Мемуары активных участников событий, опубликованные за последние годы 23 , имеют не только большую познавательную ценность, но и являются важным источником для разработки научной истории битвы на Волге. Особенно в этом отношении следует выделить книги маршалов Советского Союза А. И. Еременко "Сталинград. Записки командующего фронтом" и В. И. Чуйкова "Начало пути". Книга А. И. Еременко рисует широкую картину гигантской битвы, развернувшейся в донских степях и на берегу Волги, наиболее полно раскрывая действия войск Юго-Восточного и Сталинградского фронтов. Уделяя основное внимание описанию боевых действий, автор вместе с тем высказывает свои суждения по целому ряду военно-теоретических вопросов. Воспоминания В. И. Чуйкова ярко показывают героическую борьбу 62-й армии в периоды оборонительных и наступательных боев. В своих воспоминаниях А. И. Еременко и В. И. Чуйков приводят ценные документы, дают живую и образную характеристику многочисленным участникам великой битвы. Особый интерес представляют приводимые в книге А. И. Еременко многочисленные факты, ярко показывающие роль Н. С. Хрущева в организации героической обороны и завоевании исторической победы на Волге в феврале 1943- года. Книги А. И. Еременко и В. И. Чуйкова ценны не только как свидетельства выдающихся участников событий, но в значительной своей части и как исторические исследования, основанные на привлечении документальных источников.

 

Несомненный интерес представляют также воспоминания П. И. Багова, Н. И. Бирюкова, С. Ф. Горохова, И. И. Людникова, А. И. Родимцева, А. Г. Родина, В. М. Баданова 24 и других ветеранов событий. Они позволяют глубже изучать многие важные вопросы боевых сражений на подступах и на территории города-героя, помогают восстановить яркие исторические страницы гигантской битвы на Волге.

 

Среди документальных публикаций следует отметить сборник "В дни великого сражения" 25 , материалы которого представляют собой летопись массового героизма защитников города-героя.

 

 

Г. Тихов и др.) "Исторический архив". 1958, N 3; "Документы о Сталинградской битве". "Военно-исторический журнал" 1959, N 2; "Принципиальные вопросы операции 6-й армии под Сталинградом". Из личного архива фельдмаршала Паулюса. Там же. 1960, NN 2, 3; "Подвиг тридцати трех". Там же. 1962, N 10.

 

21 А. Васильев. Битва под Сталинградом и ее военно-политическое значение. Материал к лекции. М. 1958; М. Водолагин. У стен Сталинграда. М. 1959; А. Колесник. Великая битва на Волге. 1942 - 1943 гг. М. 1958.

 

22 См. И. Кузнецов. За точность военно-исторических фактов (о некоторых недостатках литературы по Сталинградской битве). "Военно-исторический журнал". 1960, N- 2.

 

23 В. Зайцев. Записки снайпера. Владивосток. 1956; "Битва за Волгу". (Воспоминания участников Сталинградского сражения.) Сталинград. 1958; Л. Винокур. 7-я Сталинградская гвардейская. Сталинград. 1958; В. Чуйков. Легендарная 62-я. Сталинград. 1958; его же. Начало пути. М. 1959; его же. Выстояв, мы победили. М. 1960. А. Зубцов. Записки разведчика. Куйбышев. 1959; А. Еременко. Сталинградская битна. (Из воспоминаний.) Сталинград. 1958; его же. Сталинград. Записки командующего фронтом. М 1961.

 

24 П. И. Батов. В походах и боях. М. 1962; см. "Битва за Волгу". (Воспоминания участников Сталинградского сражения).

 

25 "В дни великого сражения". Сборник документов и материалов о Сталинградской битве. Сталинград. 1953.

 
стр. 56

 

Существенно расширилось освещение событий битвы на Волге в исторических работах по истории СССР и в общих трудах по истории Великой Отечественной и второй мировой войн 26 . Следует, однако, отметить, что отличительной особенностью указанных изданий является преимущественное внимание к показу чисто военного аспекта событий.

 

Достигнутый советской историографией уровень разработки истории Великой Отечественной и второй мировой войн дает возможность перейти к систематизации и широкому обобщению накопленного исторического материала, к монографическому исследованию отдельных ее проблем. Попытка обобщения истории битвы на Волге была предпринята, в частности, автором настоящей статьи 27 .

 

Широкие перспективы открыли перед исследователями истории Великой Отечественной войны решения XXII съезда КПСС, призвавшего представителей общественных наук строго соблюдать ленинский принцип партийности и объективности в науке, всесторонне раскрывать решающую роль народных масс в истории, организующую и руководящую роль Коммунистической партии в советском обществе.

 

Серьезным достижением в научной разработке истории битвы на Волге является освещение ее событий во втором и третьем томах "Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 -1945 гг." 28 . Важно прежде всего отметить, что раскрытие исторического содержания великой битвы в томах осуществляется на основе привлечения широкого круга документальных источников. Это позволило глубоко, а в ряде вопросов и по-новому осветить события.

 

Во втором томе рассматриваются планы сторон на летнюю кампанию 1942 г., выявляются обстоятельства, обусловившие переход немецких войск в новое наступление, анализируются причины неудач советских войск, рассказывается о героической обороне волжской твердыни. Советская разведка, говорится в томе, своевременно информировала Верховное Главнокомандование о готовившемся наступлении противника в сторону Сталинграда и Кавказа. Однако Ставка продолжала сосредоточение сил Красной Армии на центральном участке франта, полагая, что главный удар противника будет направлен на Москву. В результате этого были приняты стратегически ошибочные решения. На Юго-Западном направлении не была подготовлена непреодолимая для врага глубоко эшелонированная оборона. Кроме того, при планировании летней кампании 1942 г. Советское Верховное Главнокомандование недооценило силы противника и не предусмотрело временный переход Красной Армии к стратегической обороне. Тем самым была упущена возможность "создать с меньшими потерями и значительно раньше все необходимые условия для коренного перелома в ходе войны в свою пользу" 29 .

 

В третьем томе подробно показывается подготовка и переход Красной Армии в контрнаступление, окружение и уничтожение 300-тысяч-

 

 

26 "Важнейшие операции Великой Отечественной воины 1941 -1945". Сборник статей. М. 1956; "Прорыв подготовленной обороны стрелковыми соединениями". М. 1957; Р. Мордвинов, Н. Вьюненко. Военные флотилии в Великой Отечественной войне. М. 1957; "Инженерные войска Советской Армии в важнейших операциях Великой Отечественной воины". М. 1958; "Бронетанковые и механизированные войска Советской Армии". М. 1958; "Вторая мировая воина 1939 - 1945 гг.". Военно-исторический очерк. М. 1958; "Труды" Военной академии имени М. В. Фрунзе. М. 1958; Б. Тельпуховский. Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 -1945 гг. М. 1959; "Идеологическая работа КПСС на фронте (1941 -1945 гг.)". М. 1960.

 

27 А. М. Самсонов. Сталинградская битва. От обороны и отступлений к великой победе на Волге. Исторический очерк. М. 1960. Рецензии на книгу см. "Военно-исторический журнал". 1961, N 4; "Труд", 10 мая 1961 г.; "Вопросы истории", 1961, N 10; "История СССР", 1961, N5.

 

28 "История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 -1945 гг.". Тт. II -III. M. 1961.

 

29. Там же, Т. II, стр. 104.

 
стр. 57

 

ной сталинградской группировки противника. Разгром немецко-фашистских войск в междуречье Волги и Дона справедливо оценивается как поворотный пункт в ходе вооруженной борьбы на советско-германском фронте и начало коренного перелома в Великой Отечественной и во всей второй мировой войне. Освещение периода битвы на Волге во втором и третьем томах дается в тесной взаимосвязи событий на фронте с общеполитическими и экономическими явлениями исторического процесса, определяется их влияние на всю международную обстановку. Авторы томов раскрывают роль партии и народа, показывают высокий моральный дух советских людей на фронте и в тылу, единство народов СССР в священной войне за свободу и независимость Родины.

 

Советская историография в годы, минувшие после XX съезда КПСС, достигла несомненных успехов в изучении битвы на Волге. Освещение ее стало более конкретным, научно аргументированным и объективным. Именно в эти годы начинают появляться работы, в которых операции на Волге стали раскрываться путем анализа боевых действий конкретных армий и соединений, с точным указанием их номеров, районов действий, приведением оперативной документации и т. п. 30 . Много ценных исторических фактов воспроизводится на страницах "Военно-исторического журнала" и других периодических изданий. Так, в упоминавшейся выше статье генерала армии М. М. Попова 31 , который во время рассматриваемых событий был заместителем командующего Сталинградским фронтом, помещены интересные данные, относящиеся ко времени исторического наступления наших войск под Сталинградом. Ценные факты приводят в своих воспоминаниях Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов и другие активные участники событий.

 

За последние годы в исторической литературе были достигнуты значительные результаты по преодолению вредных последствий культа личности в трактовке проблемы, в частности в объективном раскрытии событий первого периода войны. В военно-исторических работах отмечались серьезные ошибки, допущенные Сталиным при руководстве операциями, например, Харьковской (май 1942 г.) 32 , которая закончилась крупной неудачей для советских войск, послужившей одной из предпосылок успешного наступления противника на Сталинград и Северный Кавказ. Подверглись критике теоретические положения Сталина о сущности стратегического контрнаступления и о том, что "неагрессивные нации" неизбежно отстают в подготовке к войне 33.

 

Серьезнее и глубже стало раскрываться решающее значение деятельности Коммунистической партии и ее ЦК в завоевании победы над врагом. На конкретном историческом материале показывается, что достижение коренного перелома в войне было результатом напряженного труда советских рабочих, колхозников и интеллигенции, массового героизма наших воинов, самоотверженной боевой деятельности партизан в тылу врага. Раскрываются конкретно-исторические проявления превосходства советского общественного и государственного строя над общественным и государственным строем гитлеровской Германии, изучаются международные отношения и внешняя политика Советского государства в период битвы на Волге.

 

Несомненные успехи в исследовании битвы на Волге позволяют говорить не только о большом количественном росте исторической литературы, посвященной этой великой эпопее, но и о качественных изме-

 

 

30 "История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 -1945 гг.". Тт. II, III; "Вторая мировая война 1939 - 1945 гг.". Военно-исторический очерк. М. 1958; А.. М. Самсонов. Указ. соч.

 

31 "Военно-исторический журнал", 1961, N 2.

 

32 "Вторая мировая война 1939 - 1945 гг.", стр. 294 - 295.

 

33 А. И. Еременко. Сталинград. Записки командующего фронтом, стр. 446 - 455.

 
стр. 58

 

нениях, о росте ее научного уровня. Главной темой историографии Волжской битвы стал народ, который под руководством партии одержал победу над фашистскими агрессорами. В рассмотренные нами выше первые два периода изучения великой битвы встречалось немало работ, в которых о рядовых воинах говорилось лишь в связи с тем, что они подписали письмо-клятву на имя Сталина. О политработе в войсках писалось как о пропаганде приказов и докладов Сталина. После XX съезда КПСС в исторических трудах глубже освещается содержание операций и конкретные действия воинских коллективов, добивавшихся успеха на своем участке и тем обеспечивавших общую победу. Вдохновляющая и направляющая роль партии не просто декларируется, а раскрывается во всем богатстве ее содержания. Мы видим цементирующую деятельность коммунистов-руководителей, начиная от члена Политбюро ЦК ВКП(б) и Военного Совета фронта Н. С. Хрущева, возглавлявшего коммунистов двух крупных стратегических объединений, до парторга роты, личным примером поднимавшего в атаку залегшую цепь автоматчиков. Если раньше историки шли от схемы событий, сформулированной Сталиным, то теперь, руководствуясь марксистско-ленинской методологией, они самостоятельно осмысливают конкретные исторические явления. Вместо схематичного, стандартного описательства налицо стремление исследователей на основе широко привлекаемых документальных источников по-новому поставить и решить ряд проблем. Отметим некоторые из них. Критический анализ военно-стратегических планов сторон на лето 1942 г.; значение волжской эпопеи в ряду битв Великой Отечественной войны и второй мировой войны в целом; планирование контрнаступления под Сталинградом; значение отдельных сражений и операций в деле достижения победы на Волге; сравнительный вклад фронтов и армий в разгром немецко-фашистских войск на Волго-Донском стратегическом направлении; победа на Волге как начало общего наступления на южном крыле советско-германского фронта; действия советских войск на других участках советско-германского фронта в период битвы на Волге; битва на Волге и перелом в работе советского тыла; международное значение битвы на Волге, ее влияние на развитие внутриполитической обстановки в странах обеих воевавших коалиций, нейтральных и порабощенных гитлеризмом государствах; битва на Волге и партизанское движение на временно оккупированных территориях СССР. Можно назвать и другие проблемы. Не все они, конечно, полностью решены, но сама их постановка, научный обмен мнениями в отношении их раскрытия являются одним из стимулов дальнейшего развития историографии великой волжской эпопеи.

 

Одна из важных особенностей третьего периода в изучении рассматриваемой темы состоит в том, что в советской исторической литературе начинают все более полно учитываться научно обоснованные данные иностранных авторов, а также более обстоятельно разоблачаются фальсификации и мифы буржуазной реакционной историографии о Волжской битве. В зарубежной историографии событиям битвы на Волге посвящены многочисленные книги и статьи. Правильное освещение получают эти события в работах историков и публицистов социалистических стран, что содействует научной разработке рассматриваемой проблемы. Яркое описание бесславного конца немецко-фашистских войск под Сталинградом содержится в книге немецкого антифашистского писателя Эриха Вайнерта 34 . Интересные новые данные о влиянии битвы на Волге на политическое положение в Румынии в годы второй мировой войны приведены в статье румынского историка Б. Балтяну 35 .

 

 

34 Э. Вайнерт. Помни Сталинград! Из дневника "Годы великой битвы" М. 1958.

 

35 "Analele Institutului de istorie a Partidului de pe linga С. С al P М. R " Bucuresti, 1960, N 1, p. 66 - 106.

 
стр. 59

 

Источниковедческой новизной отмечена публикация документов о гибели 2-й венгерской армии на Дону 36 . Можно было бы назвать и другие работы, посвященные битве в междуречье Дона и Волги.

 

Большое количество работ и мемуаров, посвященных второй мировой войне, в которых значительное место отводится рассматриваемой теме, опубликовано в США, Англии, Западной Германии. При всем разнообразии жанров издаваемой здесь литературы она, за весьма незначительным исключением, объединена одним общим мотивом, столь присущим буржуазной реакционной историографии, - ненавистью к коммунизму, попытками умалить исторические заслуги и победы советского народа. В западногерманской историографии наиболее подробный оперативный обзор событий битвы на Волге дается в книге бывшего гитлеровского генерала Ганса Дёрра 37 , который сам "участвовал в боях против русских" 38 . Авторы ряда других военно-исторических работ и мемуаров, изданных в Западной Германии 39 , также являлись непосредственными участниками битвы на Волге. События Волжской битвы рассматриваются в книгах Гальдера 40 , Гёрлица 41 , Шейберта 42 , Шретера, Грамса 43 , Тёпке 44 и других. В США, Англии и других капиталистических странах усиленно пропагандируются мемуары и военно-исторические работы бывших гитлеровских генералов, активных участников немецко-фашистской агрессии против СССР. В книгах Фуллера 45 , Лиддел-Гарта 46 , Монтгомери 47 и других историческое значение Сталинградской битвы смазывается в еще большей мере, чем в работах бывших гитлеровских генералов.

 

Западногерманские, американские и английские буржуазные авторы искажают историю волжской эпопеи по многим вопросам, но преимущественно их фальсификация развертывается по двум основным направлениям. Прежде всего они стараются замолчать или преуменьшить роль великой исторической победы Красной Армии на Волге и в то же время вопреки объективным фактам непомерно преувеличить значение победы, одержанной англичанами в Египте, у Эль-Аламейна. Так, Уинстон Черчилль в своих мемуарах заявляет, что победа у Эль-Аламейна знаменовала собой "поворот судьбы". Можно сказать, пишет он, что "до Эль-Аламейна мы не имели ни одной победы. После Эль-Аламейна мы не понесли ни одного поражения" 48 . Д. Фуллер утверждает, что сражение у Эль-Аламейна было "самое решающее сухопутное сражение с

 

 

36 A. Z. Magyr hadsereg rnegsemmisülese a Donnal. Budapest. 1958.

 

37 Г. Дёрр. Поход на Сталинград. (Перевод с немецкого.) М. 1957.

 

38 Там же, стр. 11.

 

39 К. Типпельскирх. История второй мировой войны. Сталинград. Гибель 6-й армии. (Перевод с немецкого.) М. 1956; Ф. Меллентин. "Танковые сражения 1939 - 1945 гг.". Тихий Дон. Сталинградская катастрофа. (Перевод с английского.) М. 1957; Е. Мanstein. Verlorene Siege. Athenäum-Verlag. Bonn. 1957; H. Selle. Die Tragödie von Stalingrad. Der Untergang der 6. Armee. Hanower. 1948; Rоdehn. Hans-Detlew Herhundt. Die Luftwaffe ring um Stalingrad. Wiesbaden. 1950; К. Цейтцлер. Сталинградская битва. В книге З. Вестфаль, В. Крейпе, Г. Блюментрит, К. Цейтцлер, Б. Циммерман, Х. Мантеифель. Роковые решение. (Перевод с английского.) М. 1958.

 

40 Е. Наlder. Hitler als Feldherr. Munchen. 1949.

 

41 W. Görlitz. Der zweite Weltkrieg 1939 - 1945. Bd. II. Stuttgart. 1952; H. A. Jacobsen, J. Rohwer. Entscheidungsschlachten des Zweiten Weltkrieges; W. Görlitz. Die Schlacht um Stalingrad. 1942 - 1943. Frankfurt am Mein. 1960. SS. 273 - 311.

 

42 H. Scheibert. Nach Stalingrad - 48 Kilometer! Heidelberg.. 1956; H. Sсheibert. Zwischen Don und Donez. 1942 - 1943. Heidelberg. 1961.

 

43 N. Sсhröter. Stalingrad... bis zur letzten Patrone. Lengerich (Westfallen); R. Grams. 14. Panzer-Division. 1940 - 1945. Bad. Nauheim. 1957.

 

44 G. Töpke. Stalingrad. Wie es wirklich war. Stade. 1949.

 

43 Дж. Ч. Фуллер. Вторая мировая война. (Перевод с английского.) М. 1956.

 

46 В. Н. Liddell Hart. The Other Side of the Hill. London. 1948.

 

47 B. L. Montgomery. From El-Alamein to River Sangro. London, 1946; ejusd. Memoirs. London. 1958.

 

48 W. S. Сhurсhill. The Second World War. Vol. IV. London. 1950, p. 541.

 
стр. 60

 
 
 

целью защиты интересов союзников" 49 . Такие высказывания направлены к тому, чтобы событиям конца 1942 г. в Северной Африке придать большее значение, чем поражению немецких войск под Сталинградом. Так именно пишет и К. Типпельскирх 50 .

 

Эрих фон Манштейн еще более категорично отрицает решающее значение битвы на Волге для судеб второй мировой войны. "Несмотря на то, что немцы потеряли в общем пять армий, - пишет он, - все же нельзя говорить, что эта утрата уже имела решающее значение для исхода войны" 51 . После битвы на Волге, по мнению этого битого гитлеровского фельдмаршала, немцы все же могли бы свести войну к ничейному результату. Бывшие гитлеровские генералы не могут отрицать, что под Сталинградом погибли крупные силы фашистских войск, но они всячески стремятся преуменьшить роль советско-германского фронта в общем ходе второй мировой войны. Генерал-лейтенант З. Вестфаль, например, говоря о высадке 8 ноября 1942 г. войск союзников под командованием генерала Эйзенхауэра в Марокко и Алжире, утверждает, что "именно теперь и началась борьба не на жизнь, а на смерть" 52 . Объясняет он это тем, что вооруженные силы США "начали теперь активные, прямые действия против Германии" 53 .

 

Нельзя, конечно, сказать, что реакционные буржуазные авторы полностью игнорируют значение событий под Сталинградом. В той или иной форме, зачастую противореча собственным же утверждениям и выводам, они вынуждены оценивать значение поражения гитлеровских войск на Волге. Одни делают это с большей откровенностью, другие - с меньшей, но все вместе - не скрывая антисоветской направленности своих суждений. Бывшие гитлеровские генералы К. Цейтцлер и Г. Дёрр признают битву на Волге как "поворотный пункт" всей второй мировой войны54 . Того же взгляда придерживается и Бернгард фон Лоссберг, автор книги "В штабе главного командования вермахта", который считает, что наступление немецких армий на Восточном фронте в 1942 - 1943 гг. "закончилось большим поражением"53 . Западногерманский реакционный историк В. Гёрлиц, стоящий на откровенно реваншистских позициях, при оценке событий на Волге не в состоянии отрицать, что они были тяжелым потрясением для Германии, ее союзников и "нейтральных" государств 56 . Бывший начальник генерального штаба сухопутных сил фашистской Германии Ф. Гальдер называет Сталинград поворотным пунктом в "полководческой славе Гитлера"57 . Но, несмотря на различные "варианты" в трактовке событий Волжской битвы, буржуазная реакционная историография едина в своем стремлении принизить значение борьбы Советского Союза против фашистской коалиции и одержанной под Сталинградом Красной Армией исторической победы. Одной из разновидностей этого необъективного освещения фактов является преувеличение численности советских войск и преуменьшение сил фашистской Германии на юго-западном участке советско-германского фронта (Дёрр, Меллентин и др.).

 

Второй важнейшей тенденцией в освещении этих событий, особенно в книгах бывших гитлеровских генералов и в целом западногерманской историографии, является стремление объяснить поражение немецко-фа-

 

 

49 Дж. Ч. Фуллер. Указ. соч., стр. 313.

 

50 К. Типпельскирх. Указ. соч., стр. 256.

 

51 Е. Мanstein. Op. cit., S. 462.

 

52 "Роковые решения", стр. 150.

 

53 Там же.

 

54 "Роковые решения", стр. 209; Г. Дёрр. Указ. соч., стр. 15.

 

55 Berhard Lossberg. Im Wehrmachtsführungsstab. Hamburg 1950, S 151.

 

56 W. Görlitz. Op. cit., S. 415.

 

57 F. Halder. Op. cit., S. 55.

 
стр. 61

 

шистских войск главным образом ошибками Гитлера 58 . В своих мемуарах Ф. Гальдер утверждает, что он будто бы предупреждал Гитлера о бесперспективности наступления немецкой армии и а Восточном фронте летом 1942 г., но фюрер не внял его рекомендациям, и в конечном итоге это привело к катастрофе.

 

Среди принципиальных вопросов истории Волжской битвы, извращенно толкуемых реакционными буржуазными авторами, - события периода контрнаступления советских войск. Бывшие гитлеровские генералы отрицают внезапность для немецко-фашистского командования наступательных операций Красной Армии на южном участке советско-германского фронта осенью 1942 года. Они утверждают, что германский генералитет на фронте и в генеральном штабе настойчиво предлагал принять необходимые меры для избежания опасности окружения и лишь якобы упрямство Гитлера помешало это осуществить. С помощью подобных вымыслов западногерманские реваншисты стремятся снять с немецких генералов ответственность за поражение. Документы германского генерального штаба опровергают эту фальсификацию. Прогнозы обстановки на Восточном франте, сделанные на основе немецких разведывательных данных Отделом иностранных армий Востока, говорят о том, что германское главное командование сухопутных сил ожидало наступления Красной Армии зимой 1942/43 г. не в междуречье Волги и Дона, а на центральном участке советско-германского фронта.

 

Бывшие фашистские генералы, некогда действовавшие в полном согласии с фюрером, после 'войны пытаются взвалить только на одного Гитлера вину как за поражение на Волге, так и во всей второй мировой войне. Эта фальсификаторская тенденция обусловлена стремлением западногерманских реваншистов и идеологов империалистической агрессии доказать "случайность" разгрома фашистской Германии. А это, в свою очередь, они используют как повод для пропаганды подготовки и развязывания новой войны против СССР и всего социалистического лагеря путем объединения агрессивных сил США, Англии, Западной Германии и других стран НАТО, с привлечением к этому делу "непогрешимого", с их точки зрения, бывшего гитлеровского генералитета. Западногерманские военные историки нe поняли, а чаще всего и не желают понять, что провал кампании 1942 г., как и всей гитлеровской агрессии против СССР, следует объяснять не теми или иными "ошибками" Гитлера, в которых повинен был и немецкий генеральный штаб, а основным просчетом империалистов в отношении оценки военного, экономического и политического потенциала Советского Союза.

 

Советские исследователи проделали большую работу по разоблачению буржуазных фальсификаторов истории второй мировой и Великой Отечественной войн. В опубликованных книгах 59 и статьях 60 вскры-

 

 

58 К. Типпельскирх. Указ. соч., стр. 255 - 274; фон Бутлар. Война в России. "Мировая война 1939 - 1945 гг.". (Перевод с немецкого.) М. 1957, стр. 196 - 203; Г. Гудериан. Опыт войны с Россией. "Итоги второй мировой войны". (Перевод с немецкого.) М. 1957, стр. 126 - 129: "Роковые решения", стр. 153 - 209, и др.

 

59 М. Толчено в. Американо-английские фальсификаторы истории второй мировой войны. М. 1958; 2-е, дополн. изд. М. 1959; "Против фальсификаторов истории второй мировой войны". (Сборник статей.) М. 1959; А. Жилин. Буржуазные фальсификаторы истории второй мировой войны. М. 1959; А. Мерцало в. Фальсификаторы истории второй мировой войны на службе империалистов. Воронеж. 1959.

 

60 В. Кулиш. Фальсификация истории Сталинградской битвы в реакционной американской и английской литературе. "Вопросы истории", 1953, N 12; Д. Мельников. Причины военного поражения фашистской Германии и западногерманские фальсификаторы истории. "Вопросы истории", 1958, N 3; В. Кульбакин. По поводу статьи В. Гёрлица. "Новая и новейшая история", 1959, N 1; С. Красильников. Уроки истории. "Коммунист", 1959, N 6; Д. Кунина. Против фальсификации истории второй мировой войны. "Военно-исторический журнал", 1959, N 5; Л. Безыменский. Изучение истории второй мировой войны в Западной Германии. Там же; П. Полтораков. Против фальсификаторов истории второй мировой войны.

 
стр. 62

 

ваются наиболее распространенные в реакционной буржуазной историографии извращения важнейших событий войны, в том числе истории Волжской битвы и ее значения.

 

Разоблачение буржуазных фальсификаторов истории второй мировой войны вместе с советскими учеными активно ведут историки Германской Демократической Республики и других социалистических стран, а также прогрессивные историки капиталистических государств.

 

Борьба против извращения истории второй мировой войны продолжает оставаться одной из ответственных задач историков-марксистов. При этом надо учитывать, что уровень развития советской историографии позволяет сейчас решать данную задачу еще более действенными методами - путем создания фундаментальных исследований и публикаций документов, глубоко раскрывающих сущность исторических событий. Борьба советских войск за город-герой нашла свое отражение в огромном количестве документальных источников, которые хранятся в фондах Архива Министерства обороны СССР, в ряде военно-научных учреждений, в отделе рукописных фондов Института истории АН СССР, парт архиве Волгоградского обкома. КПСС, Волгоградском государственном музее обороны, Центральном партархиве Института марксизма-ленинизма (ЦПА ИМЛ) при ЦК КПСС и др.

 

При исследовании событий битвы на Волге, помимо вооруженной борьбы, требуется анализировать тесно связанные с ней политические и экономические явления в жизни воюющих сторон. Существующая в настоящее время специальная и общеисторическая литература, а также публикации документов позволяют с известной полнотой представить состояние и деятельность советского тыла в тот период, развертывание партизанской борьбы в тылу врага, международные отношения и т. д. Более глубокое исследование этих вопросов должно основываться на документальных источниках ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, Центрального государственного архива народного хозяйства (ЦГАНХ) СССР, ведомственных и местных архивов. В фондах ЦПА ИМЛ содержится много ценных документов, характеризующих внутреннее положение страны в 1942 - 1943 гг., показывающих огромную организаторскую и политико-воспитательную деятельность партии по мобилизации усилий всего советского народа на разгром фашистских агрессоров. Состояние экономики, положение с кадрами производственных рабочих и другие важнейшие проблемы, стоявшие тогда перед тружениками советского тыла, отражены в документах, хранящихся в фондах ЦГАНХ СССР и других архивов.

 

Значительный интерес представляют документы германского верховного главнокомандования и генерального штаба сухопутных сил, которые в качестве трофеев были захвачены нашими войсками при разгроме фашистской Германии. Часть этих документов уже опубликована.

 

При характеристике состояния военного, экономического и морального потенциалов фашистской Германии в рассматриваемое время, ее оперативно-стратегических планов и их реализации в ходе вооруженной борьбы, а также политики фашистской Германии на оккупированной части советской территории и др. полезно критически учитывать фактический материал из работ буржуазных авторов, который дает дополнительные сведения об этих аспектах 61 .

 

 

Там же, 1959, N 9; С. Дорошенко. О фальсификации истории партизанского движения в буржуазной печати. Там же, 1960, N 7; В. Кулаков. Фальсификация истории второй мировой войны - средство идеологической подготовки агрессии. Там же, 1960, N 8; Г. Иоффе. Р. Сэт. Сталинград - поворотный пункт. Нью-Йорк. 1959, "История СССР", 1960, N 4.

 

61 См., например, Б. Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933 - 1945 гг. Тт. I-II. (Перевод с немецкого.) М. 1956 - 1958; "Промышленность Германии в период войны 1939 - 1945". (Перевод с немецкого.) М. 1956.

 
стр. 63

 

Наличие широкой источниковедческой базы и достигнутый советской историографией уровень в разработке истории Великой Отечественной войны и второй мировой войны в сочетании с критическим освоением данных зарубежной литературы позволяют все более успешно решать задачу создания капитальной научной истории битвы на Волге. Несомненно, что глубокое и всестороннее раскрытие содержания и значения волжской эпопеи требует объединения творческих усилий военных и гражданских историков. Это обусловливается не только наличием огромного исторического материала, но и многообразием фактов и явлений, непосредственно относящихся к событиям битвы на Волге или тесно связанных с ней.

 

В свете решений XXII съезда КПСС перед историками стоит важная задача окончательного преодоления последствий культа личности Сталина при изложении и анализе исторических фактов. Это в полной мере относится и к освещению событий битвы на Волге. Решение этой задачи поднимет на более высокий уровень раскрытие грандиозных - боевого и трудового - подвигов советского народа, обеспечивших в исключительно трудных условиях завоевание победы на Волге.

 

Легендарный подвиг советского народа и его Вооруженных Сил, совершенный в междуречье Волги и Дона, насыщен великим напряжением гигантской борьбы. Победа была достигнута стойкостью, самопожертвованием и величием духа советских воинов. Эта грандиозная борьба сопровождалась тяжелыми потерями. На пути к победе были совершены и ошибки, имелись промахи и недостатки. Историческая правда не нуждается в лакировке событий, которая имела место в период культа личности. Наоборот, чем реальнее будет изображена эта великая эпопея в исторических произведениях, тем ярче будет виден подвиг ее участников.

 

В большинстве работ советских историков до последнего времени рассматривался преимущественно ход (вооруженной борьбы на подступах к городу-герою и на его улицах. До сих пор, например, слабо изучены действия войск Донского фронта в октябре 1942 года.

 

Необходимо продолжить и углубить анализ ряда теоретических проблем истории этой битвы, например, принципиально важного вопроса о борьбе за стратегическую инициативу.

 

Буржуазные реакционные военные историки, грубо искажая истину, пытаются утверждать, что в то время Советское государство переживало якобы состояние кризиса 62 и не погибло лишь благодаря допущенным Гитлером стратегическим и политическим ошибкам. Этот вывод делается ими на основании фальсификации фактов при оценке боеспособности Красной Армии и состояния советского тыла. В течение первого периода Великой Отечественной войны, продолжавшегося 17 месяцев, советскому народу и его Вооруженным Силам пришлось выдержать наиболее суровые испытания, познать горечь серьезных военных неудач и поражений.

 

На полях Подмосковья в декабре 1941 г. фашистской Германии было нанесено первое крупное поражение, и стратегическая инициатива временно перешла к Красной Армии. Контрнаступление советских войск, начавшееся 19 ноября 1942 г., знаменовало перелом в ходе Великой Отечественной войны и второй мировой войны. Стратегическая инициатива на этот раз была окончательно вырвана из рук врага. Завоевание решающих преимуществ в ходе вооруженной борьбы против фашистской Германии было достигнуто не сразу, не просто и потребовало огромных усилий и жертв со стороны всего советского народа. Перед лицом тяжелых испытаний Советские Вооруженные Силы проявили героизм и стойкость, показали высокую боеспособность. Решающую роль в обеспе-

 

 

62 См. Г. Дёрр. Указ. соч., стр. 30.

 
стр. 64

 

чении коренного перелома в борьбе с опасным противником сыграли народные массы и руководящая деятельность Коммунистической партии.

 

При освещении истории Волжской битвы перед исследователем встает задача выявления общего и специфического в конкретно-исторических условиях разгрома немецко-фашистских войск зимой 1941 - 1942 гг. и в конце 1942 - начале 1943 г., а также анализа исторического значения этих событий.

 

Исследование истории битвы на Волге должно сопровождаться восстановлением достоверности исторических фактов там, где были допущены неточности или прямые ошибки. Некоторые из них уже отмечались в военно-исторической печати 63 . Отдельные существенные детали событий обрастали элементами "художественного домысла" в очерковых зарисовках, воспоминаниях, а затем в таком виде перекочевывали в исторические работы. Так, в брошюре Л. Винокура "7-я Сталинградская гвардейская" искажаются исторические факты при описании пленения Паулюса и его штаба 64 . В освещении легендарного эпизода битвы - боевых действий героического гарнизона "дома Павлова" - некоторые моменты в ряде работ показываются неточно и противоречиво.

 

Научное освещение событий битвы на Волге советской историографией сопровождается переосмысливанием некоторых общих принципиальных вопросов. В течение долгого времени, например, в нашей военно-исторической литературе считалось, что главной целью немецкого наступления в летнюю кампанию 1942 г. являлась Москва. Предполагалось, что враг стремился путем глубокого обхода советской столицы с востока изолировать ее от волжского и уральского тыла, а в дальнейшем овладеть ею и окончить войну победой. Наступление противника в сторону Кавказа рассматривалось при этом как вспомогательное, имевшее своей преимущественной целью отвлечение советских резервов на юг и ослабление тем самым Московского направления. Такая трактовка плана немецкого командования была дана в докладе Сталина 6 ноября 1942 г. о 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции 65 . В настоящее время трактовка плана немецкого наступления на лето 1942 г. дается на основе критического анализа документальных данных немецкого верховного главнокомандования, прежде всего директивы N41 от 5 апреля 1942 г. ставки Гитлера, служебного дневника начальника генерального штаба сухопутных войск генерала Гальдера, оперативной документации групп армий, показаний немецких генералов, материалов личного архива фельдмаршала Паулюса и др. Все эти данные послужили основанием для дальнейшего, изучения вопроса. Отдельные аспекты анализа этого плана и его оценки советскими исследователями имеют некоторые существенные различия. Так, по-разному трактуется конечная цель наступления противника в хронологических рамках 1942 года. Нам представляется, что этот важный вопрос требует дальнейшего изучения и обсуждения.

 

Среди других принципиальных вопросов и проблем, требующих углубленного исследования, особо следует указать на раскрытие международного значения победы Советских Вооруженных Сил в битве на Волге и ее конкретного влияния на весь дальнейший ход второй мировой войны.

 

Создание научно разработанной истории великой битвы у стен Волгограда потребует новых больших усилий советских историков.

 

 

63 И. Кузнецов. Указ. соч.

 

64 См. И. Ласкин. Еще раз о пленении генерал-фельдмаршала Паулюса. "Военно-исторический журнал". 1961, N 3.

 

65 И. В. Сталин. Отечественная война Советского Союза. М. 1947, стр. 65.


Комментируем публикацию: ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ БИТВЫ НА ВОЛГЕ


© А. М. Самсонов • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 1, Январь 1963, C. 50-65

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ВОЕННОЕ ДЕЛО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.