ВОССТАНИЕ В ЧЕЧНЕ В 1877 ГОДУ

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

NEW ВОЕННОЕ ДЕЛО

Все свежие публикации

Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ВОССТАНИЕ В ЧЕЧНЕ В 1877 ГОДУ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-08-25
Источник: Исторический журнал, № 12, Декабрь 1940, C. 61-71

Проф. А. И. Иванов

 

1

 

После завоевания Восточного Кавказа в 1859 году русский царизм превратил Чечню в сбою колонию. Трудящиеся массы этой области были зажаты в тиски национально-колониального гнета.

 

Наряду с военной колонизацией происходила экспроприация лучших чеченских земель в пользу туземных верхушечных слоев, русских помещиков и казны. По документальным данным, в 60 - 70-х годах свыше 100 лиц из местной администрации и русских помещиков получило в Чечне участки размером от 30 до 1000 десятин каждый.

 

С 70-х годов расхищение чеченских земель усилилось.

 

"В пореформенную эпоху происходила... сильная колонизация Кавказа, широкая распашка земли колонистами (особенно в Северном Кавказе), производившими на продажу пшеницу, табак и пр. и привлекавшими массы сельских наемных рабочих из России"1 .

 

Отнимая у чеченских масс жизненно необходимые для них земли, царское правительство в то же время давило покоренный народ налогами. Были установлены налог с дыма, дорожная и гужевая повинность, поборы в пользу чиновничества. Особенно тяжело было для населения, живущего в условиях слабо развитых меновых отношений, уплачивать большие налоги деньгами. Крестьянин-горец вынужден был нести на рынок не только излишки, но и последние, необходимые ему для личного потребления продукты.

 

Невыносимое положение трудящихся горцев усугублялось разгулом чиновничьего произвола. Введенная царским правительством в покоренной Чечне колониальная система управления, известная в официальных документах под названием "военно-народной", опиралась на туземную знать и открывала полный простор для разбойничьей деятельности царской администрации. Взяточничество, хищения, принудительные сборы - все, вплоть до разбоя на большой дороге, были типичными для завоеванной колонии явлениями2 .

 

Обезземеленное и обнищавшее горское крестьянство попадало в кабальную зависимость либо от русских и туземных крупных землевладельцев либо от кулаков, снимавших у помещиков крупные земельные участки и сдававших горской бедноте в порядке субаренды клочки земли на кабальных условиях. В скотоводческих районах горной Чечни горскую бедноту закабаляли, сдавая ей в пользование скот.

 

В то же время начавшееся в пореформенный период проникновение русского капитализма в горский аул в форме вывоза Фабричных изделий приводило к гибели вековых кустарных промыслов в Чечне.

 

Проникая на Кавказ, русский капитализм втягивал эту окраину в систему мировых связей и тем самым давал толчок развитию ее производительных сил и новых производственных отношений. На прогрессивную роль России для Востока и, в частности, для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии указывал Энгельс в письме к Марксу от 23 мая 1851 года3 .

 

Эту роль русского капитализма для отсталых окраин, в частности для Кавказа, отмечал В. И. Ленин в своей гениальной работе "Развитие капитализма в России"4 .

 

Но земельная теснота, разрушение домашних промыслов, непосильные налоги, грубый произвол властей - все это вело к деградации хозяйства Чечни и к крайнему обнищанию чеченских масс.

 

"Царизм намеренно культивировал на окраинах патриархально-феодальный гнет для того, чтобы держать массы в рабстве и невежестве. Царизм намеренно заселил лучшие уголки окраин колонизаторскими элементами для того, чтобы оттеснить туземцев в худшие районы и усилить национальную рознь"5 .

 

Капитализм в первые десятилетия пореформенного периода проникал в Чечню в форме торгового и ростовщического капитала, а потому его внедрение в чеченский аул не сопровождалось решительной ломкой местной системы хозяйства.

 

В экономике, как и в общественном строе Чечни, продолжали удерживаться патриархальные отношения, которые русский

 

 

1 Ленин. Т. III, стр. 463.

 

2 ЦВИА. Фонд департамента генерального штаба. Кавказское отделение. 1868 г., д. 18.

 

3 См., К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 211.

 

4 См. Ленин. Т. III, стр. 464.

 

5 И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 81.

 
стр. 61

 

капитализм стремился не столько разрушить, сколько подчинить своим интересам. Чечня превращалась в сырьевой рынок метрополии, что удерживало чеченские массы на чрезвычайно низком экономическом и культурном уровне и обеспечивало царскому самодержавию возможность безграничного господства в крае.

 

Колониальный гнет углублял и усиливал расслоение горского аула. С одной стороны, шло массовое об'единение горского крестьянства, а с другой - усиливалась и крепла туземная верхушка: крупные землевладельцы, кулаки, торговцы и ростовщики. Вместе с мусульманским духовенством эти верхушечные слои являлись опорой царского самодержавия. Основные же массы горского крестьянства, поставленные в невыносимые социально-экономические условия, оказывали жестокое сопротивление царизму.

 

В первые же годы после покорения Восточного Кавказа в горных районах Чечни вспыхнул ряд крупных восстаний: назрановское 1858 года, беноевское 1860 - 1861 годов, аргунское 1860 - 1861 годов, восстание Кунта-хаджи 1863 - 1865 годов. Восстания носили чрезвычайно упорный характер и подавлялись царским правительством с невероятной жестокостью: уничтожались десятки аулов, население выселялось тысячами, а руководители восстаний предавались смерти.

 

В 70-х годах к внутренним причинам, толкавшим горцев на выступления против царизма, примешиваются внешние влияния.

 

В связи с подготовкой русско-турецкой войны правительство Турции развернуло активную пропаганду среди горцев Кавказа через своих эмиссаров. Турецкие агенты пытались использовать справедливую войну горцев против царских захватчиков в целях укрепления позиций султанской деспотии. При этом необходимо отметить, что за спиной Турции действовала Англия, которая во второй половине XIX века имела решающее влияние на Константинополь. Английская буржуазия видела в господстве русских на Кавказе угрозу своему владычеству в Индии и Передней Азии и потому мечтала захватить Кавказский перешеек и передать его Турции.

 

Несомненно, деятельность турецких эмиссаров и назревавший русско-турецкий конфликт активизировали настроения горцев. Однако если отдельные представители аульских верхов готовы были признать в лице Турции нового хозяина, то трудящиеся горские массы ни о каком подчинении Турции не думали, так как боролись за независимость. Война между Россией и Турцией явилась лишь поводом для угнетенных горцев к новому массовому восстанию против колониальных захватчиков в 1877 году, которое приняло столь грозные размеры, что поставило под серьезную угрозу господство царизма на Кавказе.

 

2

 

Восстание чеченских масс 1877 года началось в апреле и продолжалось до конца октября.

 

Война была об'явлена 12 апреля, а в ночь с 12 на 13 апреля около 60 человек разных селений 2-го участка Веденского округа собралось в лесных трущобах близ аула Саясан, где приняли присягу "разорвать всякие сношения с существующей властью" и "об'явить себя независимыми"1 .

 

В первые же дни к восставшим присоединились жители соседних аулов. К 21 апреля восстанием было охвачено 47 аулов Ичкерии с населением в 18 тысяч человек. Одновременно развивалось движение в районе Чеберлоя.

 

Во главе движения стал молодой (22 лет) чеченец Алибек-хаджи родом из Ичкерии, провозглашенный имамом2 .

 

Первый период восстания (апрель и начало мая) отличался бурным наступательным характером движения, вызвавшим растерянность русских властей.

 

Сигнал к восстанию был подан из Ичкерии на другой день после об'явления войны Турции.

 

Задачей восставших было об'единить силы Ичкерии с Чеберлоем, прервать сообщение с Ведено и затем распространить движение на Большую в Малую Чечню.

 

Обстановка для успешной борьбы восставших складывалась довольно благоприятно. Полки и батальоны местных войск не были достаточно укомплектованы даже для мирного времени. Власти ожидали прибытия первых партий запасных солдат лишь к 25 апреля. По данным официальных источников, царское командование располагало всего 3 тысячами солдат, помимо охранных и караульных частей.

 

Нависшую грозную опасность отчетливо сознавали местные представители царской власти, вплоть до высшего командования на Кавказе.

 

"Все колеблется кругом"3 , - панически сообщал в телеграмме от 18 апреля полковник П. Батьянов.

 

 

1 Центральное архивное управление Северо-Осетинской автономной ССР (ЦАУ СО АССР), фонд походного штаба войск Терской области 1877 - 1878 годов, д. N 18, лл. 2 - 3 и д. N 2, ч. 1-я, л. 1.

 

2 Имамат - духовная и светская власть, которая должна доставаться лучшему из членов мусульманской церкви, по всеобщему избранию.

 

3 ЦАУ СО АССР, д. N 3, ч. 1-я, л. 4.

 
стр. 62

 

"Положение выло самое критическое"1 , - писал впоследствии в своем приказе командующий войсками Терской области.

 

Высшее командование на Кавказе в тревоге требовало частых и подробных уведомлений о положении дел, приказывая, во что бы то ни стало "задушить первую искру пожара"2 .

 

Руководители восстания также, несомненно, понимали в общих чертах выгоды своего положения; но они не учли всех деталей обстановки, не выработали себе ясного плана действий, а главное, не сумели захватить в свои руки переправ и связей, чего так боялось царское командование.

 

20 апреля отряды Алибека спустились по Аксаю, присоединяя к себе на пути все аулы и направляясь к Герзель-аулу с целью поднять Кумыкскую плоскость. Но в ночь на 21 апреля восставшие изменили направление, двинулись к аулу Маюртуп, намереваясь оттуда спуститься в наиболее многолюдные пункты Большой Чечни, население которой готово было примкнуть к движению.

 

22 апреля под Маюртупом произошла встреча восставших с царскими отрядами: Умахан-Юртовским под начальством полковника Мылова и Эрсеноевским под начальством полковника Нурида. Только превосходство в вооружении спасло царские части от разгрома. По словам рапорта, повстанцы несколько раз бросались в атаку, но были отбиты огнем. Русские выпустили в этом сражении 69 пушечных снарядов и 44629 пуль. Однако полковник Нурид под напором восставших вынужден был отступить к аулу Курчалой, а затем - к Герменчуку.

 

Бой под Маюртупом не только не решил дела в пользу царского командования, как хвастливо утверждал впоследствии начальник области в своем приказе по войскам от 5 декабря 1877 года, а послужил толчком к дальнейшему росту движения в Горной Чечне.

 

23 апреля к восставшим присоединились качкалыковские аулы. В то же время усилилось восстание в верховьях Аргуна.

 

26 апреля Нурид панически сообщал в Грозный: "По всем сведениям, мятежники в больших силах находятся в ауле Бечик-Юрт и сегодня должны занять Маюртуп и Элисхен-Юрт, Оттуда намерены присоединить жителей плоскости и, заняв Шали, перейти в Урус-Мартан. Нет уже никакого сомнения, что вся Чечня за мятежников и ждут только их появления, чтобы открыто, против нас действовать"3 .

 

Известие Нурида подтверждалось появлением в Грозном торговых людей из Автуров, Шали и даже Урус-Мартана, которые, испугавшись волнения населения, свезли свои товары и семейства под покровительство царских властей.

 

Для царской власти в Чечне наступал чрезвычайно критический момент. Аул Шали, к которому стремился Алибек, был самым большим из чеченских аулов по реке Бассу и считался как бы столицей Большой Чечни. Присоединение его к движению, несомненно, явилось, бы сигналом для поголовного вооруженного восстания горцев Большой Чечни и дало бы восставшим прочную стратегическую опору для дальнейшей борьбы на чеченской плоскости. Но Алибек-хаджи, вместо того чтобы немедленно двинуться на плоскость, направился 26 апреля к Умахан-Юрту, затем возвратился оттуда снова к Маюртупу и только 28 апреля подошел к Шали. Эта задержка была одним из крупнейших промахов, которые были допущены руководителями движения в описываемые критические дни.

 

Пользуясь свободными путями сообщения, русское командование успело привести из Владикавказа в Чечню Таманский пехотный полк и под его конвоем тысячу чинов запаса. Вместе с тем к Грозному стягивались все запасные части из окрестных станиц. Спешно приводились в порядок укрепления, усиливались гарнизоны, делались запасы снаряжения, и велась усиленная агитация через верных агентов царизма среди верхушки чеченского населения. Царское правительство знало, на кого делать ставку для достижения своих целей, и не ошиблось в своих расчетах. Так называемые влиятельные туземцы и "почетные лица": старшины, муллы, торговцы и крупные землевладельцы - в начале движения колебались. Хотя они посылали депутации к начальнику области и подавали адреса на имя русского "падишаха" с заверением в своих верноподданнических чувствах, они все же открыто идти против движения не решались, не будучи уверены в успехе царизма. К концу апреля русские власти, пользуясь тем, что восстание в горных районах затянулось, успели сосредоточить значительные воинские силы на плоскости и перерезать путь восставшим.

 

"Вновь прибывшие части, - писал в своем приказе N 254 генерал Свистунов, - вместе с собранными от 20-й дивизии и казачьих полков, быстро заняли линии рек Басса и Аргупа. Под влиянием их, шалинский аул, присоединение которого к мятежу послужило бы сигналом общего восстания

 

 

1 Томкеев "Материалы для описания Русско-турецкой войны 1877 - 1878 годов". Т. VI. Ч. 1-я. Приложение XVI, стр. 297.

 

2 ЦАУ СО АССР. Фонд походного штаба войск Терской области 1877 года, д. N 6, лл. 7, 8, 16.

 

3 Там же, д. N 2, ч. 1-я, л. 52 - 53.

 
стр. 63

 

всей Чечни, 28 апреля, сам встретил выстрелами вновь вышедшую из гор партию мятежников и нагнал ее на стоявшие вблизи части отряда. При содействии этих частей и ближайших аулов Большой Чечни, партия была окончательно разбита и рассеяна"1 .

 

Победой под Шали царское командование обязано было не перелому в настроении масс, а открытому переходу на сторону колониальных поработителей шалинского кулацкого и чиновного элемента, убедившегося в перевесе сил русских.

 

В решительные дни 27 и утром 28 апреля старшина аула Шали, тамошний житель Борщик Хасбулатов, собрал всех мулл, хаджей и других "почетных" лиц аула и убедил их, что для них выгоднее оставаться верными русскому правительству и выступить против восставших.

 

Поэтому партия Алибека-хаджи была встречена толпою вооруженных жителей, которые открыли залп по прибывшим. Озадаченные отряды повстанцев отступили и направились к аулу Автуры. По дороге они натолкнулись на части казаков, вооруженных ружьями новейшего образца, и после стычки повернули в горы.

 

Предательство верхушки имело громадные последствия. В телеграмме главнокомандующему начальник области писал после шалинского дела: "Чечня торжествует свое спасение"2 .

 

Борщику, как первому выразителю предательских замыслов чеченской верхушки, был пожалован чин прапорщика милиции и дарована пожизненная пенсия около 400 рублей в год; кроме того, распоряжением начальника области он был зачислен в милицию на офицерскую вакансию, что давало ему еще 600 рублей в год.

 

После шалинского дела Алибек отступил со своими силами за аул Гуни, а затем вынужден был удалиться в глубь Ичкерии, избрав местом своего пребывания урочище Самсыр, расположенное при истоках реки Ярык-су, почти на самой границе Ичкерии, Ауха и Салатавии. Движение начало несколько утихать.

 

3

 

С середины мая начался второй период движения, который продолжался до конца "ноля.

 

Этот период характеризуется новым соотношением борющихся сил и новыми методами борьбы.

 

К этому времени русское командование успело сосредоточить в Чечне крупные воинские силы. Всего в начале мая в Терской области было собрано: 28 пехотных батальонов и 6 команд с количеством 24409 человек, 16 казачьих сотен в составе 2261 человека, 11 сотен постоянной местной милиции и 104 орудия. Для действий против восставших командование выделило 84 роты и 8 1/2 казачьих сотен при 32 орудиях3 . Кроме того начальник Дагестанской области, генерал-ад'ютант Меликов, желая оказать содействие своими войсками в подавлении движения в соседних с Дагестаном округах, сформировал отряд из 2 батальонов Аншеронского и Самурского полков и 6 дружин и 3 сотен постоянной местной милиции под начальством полковника Накашидзе. Наконец, русское командование могло рассчитывать теперь на активную поддержку со стороны чеченской верхушки, проявившей уже в первый период восстания готовность стать на защиту интересов самодержавия.

 

Располагая такими силами, царское правительство решило перейти от обороны к наступлению. По совместному соглашению командующих войсками Дагестанской и Терской областей, намечено было начать наступление на Ичкерию с 3 сторон, причем впереди должны были двигаться отряды туземной милиции.

 

Подготовка к наступлению велась в течение 10 дней. Для организации отрядов из туземной милиции и "вразумления непокорных безумцев" вперед были направлены "почетные" люди Чечни во главе с генералом Арцу-Чермоевым. Отряды милиции формировались из князей, старшин и других представителей местной знати.

 

10 мая началось генеральное наступление на Ичкерию: из Грозного направилась колонна под начальством командующего войсками Терской области генерала Свистунова, из Хасав-Юрта двинулся отряд во главе с полковником Батьяновым и из Дагестана - части под управлением полковника Накашидзе.

 

Но в то время как царские войска готовились сжать железное кольцо вокруг восставших аулов Ичкерии, полковник Батьянов получил 14 мая известие, что восстали салатавские аулы: Алмак, Дыдым, Костала и Миатлы. Батьянов немедленно сообщил об этом начальнику области следующей запиской: "Салатавия (аулы Буртуной, Алмак, Дылым) в полном восстании; принимаю меры, но на мою помощь в Ичкерии не рассчитывайте"4 .

 

Царскому командованию пришлось изме-

 

 

1 Томкеев. Цит. соч. Т. VI. Ч. 1-я. Прилож. XVI, стр. 298.

 

2 ЦАУ СО АССР. Фонд походного штаба войск Терской области 1877 года, д. N 4, ч. 1-я, лл. 17, 20 - 29.

 

3 Томкеев. Цит. соч. Т. VI. Ч. 1-я. Прилож. III, стр. 18 - 21.

 

4 А. С. "Очерк восстания горцев Терской области в 1877 году". "Военный сборник" N 6 за 1896 род, стр. 210. СПБ.

 
стр. 64

 

нить план действий и бросить главные силы против Салатавии.

 

Подавление восстания в Салатавии заняло всю вторую половину мая, и было проведено с чрезвычайной жестокостью. Аулы Алмак, Дылым и Буртунай с их хуторами были уничтожены. Все жители были назначены к поголовному выселению в северные или средние губернии России. Особенно горячо настаивал на этом командующий Дагестанской областью князь Меликов. Выселению подлежало до 500 семейств, то есть до 3 тысяч человек. Для охраны такого количества выселяемых требовалась большая военная сила. После некоторых колебаний местное командование решило подвергнуть выселению 200 человек - наиболее видных участников восстания, которые и были направлены под конвоем в глубь России.

 

Царское командование с беспощадной последовательностью сжигало аулы, высылало население, уничтожало посевы.

 

Но, несмотря на жестокие репрессии царского командования, движение не затихало, а продолжало расти и крепнуть, принимая характер подлинно народного освободительного движения.

 

3 июня полковник Нурид писал командующему войсками, что население Чечни разбивалось на две партии: "одна - желающая спокойствия, другая - требующая восстания. Последняя партия в Шали настойчиво требует соединения с нею первой, упрекая за прошлую измену, оказанием помощи русским"1 .

 

6 июня полковник Лохвицкий сообщал из Шатоя:

 

"Бдительно следя за настроением населения, я пришел к тому убеждению, что восстание в недалеком будущем должно повториться, но в гораздо больших размерах, чем было в мае месяце"2 .

 

Ввиду всех этих известий военное командование решило возобновить попытку окружить и захватить главарей восстания с помощью местной милиции. С этой целью об'явлено было о формировании отрядов милиции из охотников Хасав-Юртовского, Веденского, Аргунского и Грозненского округов для поимки или уничтожения Алибека и его отрядов. Охотникам-милиционерам было назначено по 10 рублей в месяц и, кроме того, фураж на лошадь. "Милиция обязывается уничтожать не только засевших в лесу абреков, но и всех тех людей, которые пытались бы скрытно пробраться в лес из аулов". При этом было об'явлено, "что за каждого пойманного или убитого таким образом человека они будут получать по 25 рублей вознаграждения. За главных же абреков: Алибека-хаджи, Султан-Мурада и Даду-Залмаева - за первого несколько тысяч рублей, а за второго и третьего по несколько сот. В случае доставления этих главных абреков живыми вознаграждение будет еще увеличено"3 . Однако, как отмечалось в рапорте командующего от 5 июля 1877 года, охотников нашлось очень немного.

 

Извещенный о приготовлениях, Алибек прорвался через кордоны между аулами Гендырген и Зандакар и засел на лесистых высотах Кожельген-Дука.

 

24 июня полковник Батьянов бросился туда с крупными силами, но восставшие, убив и ранив несколько десятков нападавших, скрылись в лесах.

 

После этого генерал Свистунов должен был сознаться, что "поимка или уничтожение Алибека самими жителями" совершенно неисполнима, так как, пояснял он в рапорте от 5 июля за N 751, "надо признать... что все без исключения чеченское население, если не прямо сочувствует и желает успеха Алибеку, то, по крайней мере, видит в нем несчастного, которому приходится страдать за предпринятое им святое дело религии и которому поэтому, хотя втайне, помочь обязан каждый правоверный.

 

При таком положении дела нам приходится силою наших войск и администрации сдерживать только массу населения от явного участия в деле восстания... Настроение населения вообще становится весьма напряженным; сдерживать его все труднее"4 .

 

Последние слова начальника области отмечали начало нового периода в движении (июль и август), являвшегося кульминационным пунктом в героической борьбе горцев Чечни против царизма в 1877 году.

 

Внешним поводом к под'ему движения послужили неудачи русских на турецком фронте и усиленная агитация агентов султанской Турции среди кавказских горцев.

 

В начале июля в Чечне распространились слухи, что Сванетия находится в тайных сношениях с абхазцами и турками и что Турция намеревается двинуть на Северный Кавказ отряды горских переселенцев с целью поднять общее восстание горских народов против России, для чего готовится провиант на некоторых перевалах, в том числе на Азауском в Сванетии.

 

 

1 Томкеев. Цит. соч. Т. VI. Ч. 1-я. Прилож. I, стр. 13.

 

2 ЦАУ СО АССР, фонд походного штаба войск Терской области 1877 года, д. N 2, ч. 1-я, л. 238.

 

3 Томкеев. Цит. соч. Т. VI. Ч. 1-я. Прилож. X, стр. 66.

 

4 ЦАУ СО АССР, фонд походного штаба войск Терской области 1877 - 1878 годов, N 18, лл. 74 - 75.

 
стр. 65

 

 

Ума Дуев.

 

Музей народов СССР.

 

Вместе с тем среди горцев стали появляться султанские грамоты, доставляемые турецкими эмиссарами, в которых говорилось, что войска халифа, разбив гяуров, приближаются к Тифлису и скоро будут в горах Кавказа под начальством Кази-Магомы, сына Шамиля, и что все те, кто теперь поднимается против русских, будут навеки освобождены от всяких податей и утверждены в обладании землей; те же, кто будут служить неверным, навсегда потеряют свои права на землю и будут обращены в рабство. Основной отличительной особенностью борьбы на данном этапе явилось дальнейшее углубление классовой диференциации внутри движения: на сторону царизма перешла не только вся кулацко-чиновничья и торговая верхушка Чечни, но и местное мусульманское духовенство.

 

"Почетные люди Махкетов, - писал 4 июля начальник Веденского округа князь Авалов генералу Свистунову, - явились ко мне с уверениями в том, что сами жители покончат с взбунтовавшимися"1 .

 

Тот же Авалов 2 августа сообщал, что "против Алибека-хаджи составляется оппозиционная партия" и что старшина аула Гордали собрал партию в 100 чел. против Сулеймана.

 

"Да будет проклят тот, кто во вред своим ближним поднимает руку против сильного!" - провозглашали, опираясь на коран, духовные авторитеты края.

 

Не менее значительную поддержку оказали правительству и представители местного торгового сословия. "Богатые торговцы, принадлежавшие сами к чеченскому племени, - пишет одни из царских историков, скрывший свое имя под инициалами А. С. - как только приближалась смута и грозила направиться к их аулам, каждый раз спешили нагрузить свой товар на арбу и укрыть его за Терек или Сунжу, ближе к охране войск. Соображаясь с указаниями этого верного барометра, нередко рассчитывали мы сосредоточение отрядов и меры охраны вообще"2 .

 

Вполне понятно, что движение приобрело на этом этапе исключительно ожесточенный характер. Измена верхушечных групп привела к тому, что массы начали активно выступать не только против царизма, но и против господства "своих" эксплоататоров.

 

"Партия Алибека, - писал 7 июля полковник Авалов, - сожгла дом Хатунинского старшины и его родственников"3 . 16 июля полковник Лохвицкий сообщил из Аргунского округа, что Алибек арестовал всех старшин Чеберлоевского общества. В документальном материале о восстании приведено немало фактов избиений и убийств аульных старшин. С другой стороны, озверевшее царское командование, имея за собой крупные военные силы и активную поддержку всей местной знати и духовенства, перешло на путь самого беспощадного террора. Вот несколько выдержек из распоряжений командующего войсками генерала Свистунова, характеризующих методы "усмирения".

 

"Теперь остается одно, - говорится в письме к полковнику Авалову от 3 июля, - действовать силою оружия и не против скрывающейся партии, а против аульных обществ"4 . В письме от 9 июля тому же полковнику Авалову предлагается аулы Махкеты, Таузень и Хатуни, жители которых ушли в леса, "разорить в конец, т. е. отнять у народа все средства"5 .

 

В письме от 20 августа начальнику Аргунского округа предлагалось об'явить всем селениям, "что в случае не только принятия мятежников каким-либо аулом, но малейшего в нем беспорядка, или ослушания властям, вы будете присылать сюда в

 

 

1 Томкеев. Цит. соч. Т. VI. Ч. 1-я. Прилож. XI, стр. 90.

 

2 А. С. Цит. соч. "Военный сборник" N 7 за 1896 год, стр. 25 - 26.

 

3 Томкеев. Цит. соч. Т. VI. Ч. 1-я. Прилож. XI, стр. 94.

 

4 Там же, стр. 89.

 

5 Там же, стр. 96.

 
стр. 66

 

Грозный аманатов такого аула, а я их буду расстреливать"1 .

 

В распоряжениях генерал-майору Смекалову, главному усмирителю движения, неизменно повторялось требование: "ради бога, только не отходите назад, а подвигайтесь хотя понемногу вперед, беспощадно уничтожая перед собой все и всех... Силы (наши) все будут прибывать; только без сожаления косите все, бейте и вешайте беспощадно"2 .

 

Таков был характер борьбы на данном этапе. Перейдем к краткому обзору самых событий.

 

4

 

В начале июля восстали жители бассовских аулов. Затем со всех сторон стали поступать сведения о разраставшемся брожении, которое в связи с общим отступлением войск на кавказско-турецком фронте грозило охватить Ичкерию, Аух, Кумыкию, Большую и Малую Чечню, Ингушетию и Кабарду.

 

12 июля против бассовских аулов были двинуты крупные карательные отряды, но жители аулов с семействами и всем движимым имуществом скрылись в лесах. Карательная экспедиция уничтожила аулы, а посевы вытравила и вытоптала.

 

Алибек перешел в Чеберлой; восстание охватило весь Аргунский округ. Во главе повстанческих отрядов стал старшина аула Дзумсой Ума-хаджи Дуев. В 1861 и 1862 годах он участвовал в восстании на Аргуне под предводительством Умы Атабая, был сослан, но затем возвращен.

 

На подавление повстанческого движения были брошены значительные части не только местных войск, но и войск из соседней Дагестанской области под начальством князя Накашидзе. Усмирение Аргу не заняло вторую половину июля, и проведено было с обычной жестокостью. Князь Накашидзе доносил о своих действиях: "не ручаюсь, но мне кажется, что я навел такую панику на жителей, что они не попытаются повторить сделанные ими беспорядки"3 .

 

Другой предводитель карательных отрядов, полковник Лохвицкий, писал 17 июля: "наказание Чеберлоевскому обществу я думаю сделать следующее: 1-ое) Со всего участка, исключая Шароевского общества, теперь же взыскать штраф, полагая на двор по 5-ти рублей; 2-ое) всех главных виновников в приглашении к себе Алибека-Хаджи и в оказании ему помощи - арестовать; 3-е) арестовать семейства и имущества тех лиц, кои не явятся с повинною; 4-е) разорить до основания селения: Нижолой, Ригахой и Нуй-Хой и 5-е) весь участок обязать теперь же в самый короткий срок сделать широкую просеку от Босоевской горы к р. Шаро-Аргуну на пространстве слишком 6-ть верст"4 .

 

Аулы и посевы Чеберлоевского участка были сплошь уничтожены; такая же участь постигла многие из аулов Шатоевского и Евдокимовского участков. Жители разоренных аулов скрылись в лесах.

 

Однако, несмотря на всю жестокость карательных экспедиций, движение нарастало с неослабевающей силой. Основной удар готовился в Ичкерии. Подготовку вели здесь центороевский житель Сулейман и брат Алибека - Хаджи-Алимхан.

 

10 августа Алибек появился в Центорое и оттуда двинулся в Беной. С появлением Алибека в центре Ичкерии восстание быстро охватило весь Даргинский участок. В телеграмме от 14 августа командующий войсками генерал Свистунов сообщал полковнику Мылову: "Положений дел самое серьезное. Вся Ичкерия в полном восстании"5 . В телеграмме от 16 августа в ставку главнокомандующего он писал: "Ичкеринцы... восстали почти поголовно, обнаруживают давно небывалую дерзость и появились под самым укреплением Ведено"6 .

 

Восставшие стремились отрезать и держать в блокаде, Ведено, а с главными силами броситься на плоскость Чечни по рекам Гудермесу или Хулхулау.

 

Однако царское командование давно уже предвидело эту опасность и успело подготовиться. Большая Чечня зажата была сильными отрядами, расположенными в трех важнейших пунктах: Герзель-ауле, Шали и Грозном. Кроме того, начальнику Грозненского округа приказано было "разделить все селения Чечни на группы из двух, трех или четырех аулов каждая, обязав селения каждой группы подачею взаимной помощи и круговой ответственностью за пропуск мятежников на территорию группы"7 . Входы в Малую Чечню были также закрыты крупными заслонами войск.

 

Царское командование решило направить основной удар на Ичкерию и огнем и кровью задушить движение. Главным руководителем усмирения назначен был

 

 

1 Томкеев. Цит. соч. Т. VI. Ч. 1-я. Прилож. XII, стр. 140.

 

2 Там же. Прилож. XV, стр. 187 - 188.

 

3 Там же. Прилож. XIV, стр. 171.

 

4 ЦАУ СО АССР, фонд походного штаба войск Терской области 1877 года, д. N 2, Ч. 1-я, лл. 328 - 4329.

 

5 Там же, д. N 3, ч. 2-я, л. 3.

 

6 Там же, д. N 4, ч. 2-я, л. 3.

 

7 Там же, д. N 18, лл. 233 - 234.

 
стр. 67

 

помощник командующего войсками генерал-майор Смекалов.

 

Действия против восставших открылись 14 августа взятием аула Дышны Ведень, расположенного у стен самой крепости. По заявлению генерала Смекалова, горцы оказали упорное сопротивление. В ауле они пользовались каждой саклей, каждым прикрытием и геройски отстаивали позиции, несмотря на губительный артиллерийский огонь.

 

О характере предпринятой экспедиции свидетельствуют распоряжения генерала Свистунова. "Имейте в виду, - писал он 15 августа генералу Смекалову, - что цель наша должна заключаться в том, чтобы выбрать из всех аулов неблагонадежных людей и сослать их навсегда с семействами в Россию, взятие же аманатов должно составить только переходную к этому меру. Вообще очень много набирать их стеснительно. Беной же и Зандак надо поголовно выселить в Сибирь или, если эти подлецы не пожелают, выморить всех зимой, как тараканов, и уничтожить голодом. Зандаковских аманатов, которых прошу я выслать всех в отдаленные губернии, пришлите сюда, как только можно, им будет нужно назначить надежный конвой. При этом вести не со связанными, а буквально со скрученными позади спины руками, так чтобы ладонь левой приходилась и была привязана крепко к самому плечу правой и наоборот.

 

По дороге не развязывать, ни под каким предлогом и в случае малейшего сопротивления одного немедленно перебить всех. Прибавить должен: очень желал бы, чтобы именно это последнее и случилось"1 .

 

В письме от 20 августа он напомнил Смекалову: "Пока могу ввиде указания повторить вам только одно: требовать безусловной покорности и отнюдь никаких обещаний не давать, внушить им убеждение, что торговаться с нами они не могут и что, в случае малейшего непослушания, теперь уничтожим хлеба и аулы, а зимою выморим голодом в лесах".

 

Совершенно в том же духе давались указания полковнику Батьянову2 .

 

Аулы и хлеба были действительно уничтожены. Вся Ичкерия с семействами и имуществом переселилась в леса. "Вследствие этого, - писал генерал Смекалов начальнику области, - делаются затруднительными всякие требования, обращаемые непосредственно к жителям; говорить и приказывать не с кем и некому"3 .

 

"Неусмиренными" оставались только бассовские аулы, во главе которых стоял Ума Дуев. В конце августа сюда двинулись главные силы генерала Смекалова из крепости Ведено, поддержанные колоннами князя Эристова из аула Шали. Восставшие оказали упорное сопротивление русским войскам. С помощью артиллерийского огня Смекалову удалось захватить устроенные горцами завалы, но он не решился продолжать свои операции и, преследуемый отрядами восставших, отступил в Ведено.

 

Так закончился третий период борьбы.

 

К началу сентября положение в Чечне сложилось следующим образом.

 

Русское командование успело мобилизовать к этому времени казачьи полки третьего комплекта и все резервные батальоны.

 

На 1 сентября в распоряжении генерала Свистунова имелись 24 батальона и 8 команд пехоты, 28 казачьих и 21 милицейская сотня, 1 артиллерийская рота и 49 орудий, а всего - свыше 25 тысяч человек4 .

 

Открыто стояли теперь на стороне царизма и все зажиточные слои туземного населения: старшины, торговцы и духовенство. "Сожжение аулов до основания, - писал полковник Батьянов в одной телеграмме, - произвело одуряющее действие на зажиточных в этой местности чеченцев"5 .

 

Трудящиеся массы Нагорной Чечни не сдавались, но силы были явно неравные. Главные аулы - Ауха и Салатавии - превращены были в пепел, а жители выселены на плоскость, или в Россию. Население Ичкерии почти поголовно находилось в лесах. Небольшие отряды Алибека, Султан-Мурада и Сулеймана укрылись в самсырских лесах.

 

Население бассовских аулов также переселилось в леса, махкетинцы с Умою во главе засели в труднодоступном и укрепленном урочище Сульме-таузень; таузенцы и часть хатунинцев, руководимые Хорсаном и Тангаем, заняли верховья Бассовского ущелья; наконец, элистанджинцы и некоторые из ичкеринцев бежали в лесные трущобы Элистанджинского ущелья.

 

Таким образом, восставшие могли противопоставить регулярной русской армии в 25 тысяч человек, поддерживаемой туземной верхушкой, лишь слабые, разрозненные отряды в сотни человек, лишенные вооружения и продовольственной базы.

 

 

1 ЦАУ СО АОСР, фонд походного штаба войск Терской области 1877 года, д. N 7, ч. 2-я, л. 19.

 

2 Там же, д. N 4, ч. 2-я, лл. 5 - 7.

 

3 Томкеев. Цит. соч. Т. VI. Ч. 1-я, стр. 200.

 

4 Там же. Прилож. IX, стр. 36 - 41.

 

5 ЦАУ СО АССР, фонд походного штаба войск Терской области 1877 - 1878 годов, д. N 18, л. 246 об.

 
стр. 68

 

Несмотря на поддержку горцев Дагестана, где назревавшее в течение лета восстание вспыхнуло теперь грозным пламенем, движение в Чечне не могло уже оправиться от нанесенных ему ударов.

 

Сентябрь и октябрь были последним периодом восстания, периодом жестокой расправы царизма с Горной Чечней, поднявшей знамя борьбы за национальную независимость.

 

Первый удар был направлен против бассовских аулов, откуда отряды Умы Дуева угрожали Аргунскому округу и Плоскостной Чечне. Крупные силы двинулись сюда с четырех сторон: 1) со стороны Ведено, 2) от аула Шали, 3) от Шато-Аргуна и 4) со стороны Чеберлоя.

 

Зажатые в кольцо, бассовцы геройски отстаивали каждую балку и каждую переправу. Борьба длилась в течение трех недель, с 3 до 25 сентября. Окруженные со всех сторон превосходными силами противника, лишенные продовольствия, бассовские аулы вынуждены были сдаться. Жителей этих аулов поголовно выселили на плоскость. В телеграммах главнокомандующему Дагестанской области генерал Свистунов сообщал, что результатом действий за последний месяц было поголовное выселение на плоскость аулов Махкеты, Хатуни и Таузень.

 

Ума Дуев скрылся в урочище Букказе. С 25 сентября по 15 октября была произведена такая же операция против самсырских лесов, где скрывались отряды Алибека, Султан-Мурада и Сулеймана. Прорубая просеки с помощью мобилизованных жителей ближайших аулов и уничтожая встречающиеся на пути хутора, запасы хлеба и сена, войска Смекалова пятью колоннами окружили последнее убежище восставших. Русским властям помогла измена в рядах восставших. 3 октября к Смекалову явился беноевец Бий-Султан, бывший весьма зажиточным человеком и состоявший последнее время в партии Алибека. Бий-Султан подробно описал местонахождение Алибека и обещал провести туда русских солдат кратчайшим путем: наградой ему должно было служить прощение прежних проступков и разрешение собрать в Дарго остатки имущества.

 

С помощью этого проводника русские неожиданно напали на хутор Самсыр и разгромили отряды Алибека, захватив все приготовленные на зиму продовольственные запасы. Алибек с остатками партии перешел в Андию.

 

Одновременно колонны полковника Лохвицкого окончательно вытеснили отряды Умы с Аргуна, вынудив их также перейти в Андию.

 

О методах, применявшихся здесь царским командованием, свидетельствуют распоряжения генерала Свистунова. 28 сентября он писал начальнику Аргунского округа: "Если только подтвердится, что Ума раз'езжал по селениям Шатоевского участка, или только скрывался несколько дней, или обнаружился бы какой-либо иной признак дурных умыслов Шатоевского участка, то все аулы этого участка... нимало не медля уничтожить, то есть все население выгнать поголовно за Терек, не давая им даже времени собрать свое имущество... Если же население не пошло бы и разбежалось бы по лесам, то уничтожить аулы, хлеба, скот, все имущество и жителей преследовать, не давая пощады никому и ничему, так чтобы обратить весь участок в пустыню"1 .

 

На другой день Свистунов снова напоминает о необходимости выгнать жителей Шатоя, всех поголовно, за Терек. "Если же они станут упорствовать, - заявляет он, - и нам придется всех их перебить" делать нечего и на это надо решиться"2 .

 

 

Счет денег, израсходованных на совершение казни над группой повстанцев в Чечне. Грозный. 1878 год.

 

Музей народов СССР.

 

 

1 ЦАУ СО АССР, фонд походного штаба войск Терской области 1877 года, д. N 7, ч. 2-я, л. 82.

 

2 Там же, л. 85.

 
стр. 69

 

 

Группа арестованных повстанцев в Чечне.

 

Музей народов СССР.

 

К середине октября восстание в Чечне было окончательно подавлено.

 

16 сентября генерал Свистунов сообщал телеграммой главнокомандующему, что область совершенно очищена от мятежников и военные действия прекратились.

 

Главные силы под начальством генерала Смекалова и полковника Лохвицкого брошены были в Дагестан. Восстание в Дагестане успело к этому времени принять чрезвычайно широкие размеры. Однако генерал Свистунов не хотел посылать туда большие подкрепления, несмотря на просьбы и требования князя Меликова, опасаясь за спокойствие Плоскостной Чечни. Еще 25 сентября генерал Смекалов писал Свистунову: "Помогать соседу, тушить пожар следует, но отдавать ему все пожарные средства в то время, когда горит собственный дом едва ли удобно. Такого великодушия никто не вправе требовать"1 . Наконец, царское командование, уничтожившее значительную часть Горной Чечни, нашло возможным оказать помощь соседу. На территории Чечни военные действия сменились административными репрессиями.

 

В течение октября - декабря в Грозненском, Веденском, Аргунском и Хасав-Юртовском округах были арестованы многие из главных участников восстания и все родственники Алибека. 27 ноября добровольно явился к властям сам Алибек, не желая, чтобы за него страдали родные аулы. Ума с сыновьями был захвачен в Дагестане при взятии аулов Тилитль и Согратль. Султан-Мурад и Сулейман успели перебраться в Турцию.

 

4 - 6 марта 1878 года в городе Грозном состоялся военно-полевой суд над главными руководителями восстания. К суду привлечено было 17 человек. Суд приговорил 11 человек к смертной казни через повешение, в том числе Алибека-хаджи Алданова, Уму-хаджи Дуева, сына его Даду Умаева, Даду Залмаева и других. Остальные приговорены были к 20 годам каторжных работ. 9 марта 1878 года, в 6 часов утра, в городе Грозном смертный приговор был приведен в исполнение. Осужденных доставили к месту казни в следующем порядке: впереди везли на "позорной" колеснице старика Уму Дуева, за ним на двуколке Алибека-хаджи, остальные шли сзади с связанными руками и в кандалах.

 

Первым должен был войти на эшафот молодой Дада, сын Умы... Роль палачей исполняли два уголовных преступника, которым заплачено было по 5 рублей каждому. Все повешенные были зарыты в общей яме на месте казни2 .

 

Что касается населения восставших районов, то по отношению к ним царизм применил приемы победителей периода Кавказской войны. Целые аулы были выселены или внутрь России или на плоскость. Освободившиеся участки плодородной земли были переданы участникам

 

 

1 Томкеев. Цит. соч. Т. VI. Ч. 1-я. Прилож. XV, стр. 260.

 

2 Материалы Чечено-Ингушского исторического музея в Грозном.

 
стр. 70

 

подавления движения или казакам. Точно определить количество чеченцев, выселенных в Россию, не представляется возможным, так как официальные документы перечисляют то целые аулы, то семейства, то отдельных лиц. Во всяком случае, количество это определяется тысячами.

 

Первоначально местом жительства горцев, высылавшихся с Кавказа, назначались губернии Средней России, преимущественно Тульская, Рязанская, Калужская. Затем поток высылаемых был направлен в Вологодскую, Новгородскую, Псковскую губернии и в Западную Сибирь. Царское правительство отлично понимало, что высылка горцев в холодные, северные губернии равносильна смертному приговору. Министр внутренних дел писал 23 апреля 1878 года о последствиях подобной высылки: "Можно без особого преувеличения сказать, что она едва ли не равносильна поголовному истреблению"1 .

 

Действительно, смертность горцев в местах новых поселений была ужасающей. Так, в Новгородской губернии из числа прибывших сюда в начале 1878 года 1625 человек в первые же месяцы умерло 429 человек (118 мужчин и 311 женщин) и кроме того 74 человека оказались безнадежно больными2 .

 

Так расправлялся царизм с трудящимися горскими массами, поднимавшими знамя борьбы против колониального порабощения.

 

Свирепые правительственные репрессии не сломили революционного сопротивления горцев Чечни и Дагестана. Борьба против царского владычества продолжалась и приняла особенно грозный для царизма характер во время революции 1905 года и февральской буржуазно-демократической революции 1917 года.

 

В борьбе против царизма, против национального гнета, против помещиков и капиталистов закалялись и сплачивались горские трудящиеся массы, и вместе с тем завязывалась крепкая дружба между горскими народами и передовой частью великого русского народа. Под влиянием революционного движения народных масс России трудящиеся Чечни все более, проникались сознанием необходимости борьбы за свое национальное и социальное освобождение. Великая Октябрьская социалистическая революция нашла в трудящихся массах Чечни самых верных союзников и помощников.

 

"Свергнув власть помещиков и капиталистов, основных носителей национального гнета, и поставив у власти пролетариат, Октябрьская революция одним ударом разорвала цепи национального угнетения, перевернула старые отношения между народами, подорвала старую национальную вражду, расчистила почву для сотрудничества народов и завоевала русскому пролетариату доверие его инонациональных братьев не только в России, но и в Европе и Азии"3 .

 

 

1 Ленинградский центральный исторический архив (ЛОЦИА). Дело Кавк. комитета 1878 года N 85, л. 55.

 

2 Там же, л. 55.

 

3 И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 136.

 

 


Комментируем публикацию: ВОССТАНИЕ В ЧЕЧНЕ В 1877 ГОДУ


© А. И. ИВАНОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Исторический журнал, № 12, Декабрь 1940, C. 61-71

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ВОЕННОЕ ДЕЛО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.