О ЗАМЫСЛЕ КУТУЗОВА В БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

NEW ВОЕННОЕ ДЕЛО

Все свежие публикации

Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему О ЗАМЫСЛЕ КУТУЗОВА В БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-08-23
Источник: Историк-марксист, № 3, 1941, C. 108-114

Долгое время имя Кутузова как полководца Отечественной войны оставалось в тени, за ним не признавалось никакого военного таланта, многие современники и историки обвиняли Кутузова в ряде ошибок.

 

Вероятно, и сейчас Кутузов многим представляется таким, как изобразил его Л. Н. Толстой в романе "Война и мир": дряхлым стариком, с полузакрытыми глазами, кивком головы отвечающим на обращенные к нему вопросы. Таким же бездеятельным созерцателем, а не волевым полководцем обрисовал Кутузова в Бородинском сражении и Клаузевиц в своем труде "1812 год".

 

В фундаментальных работах Михайловского-Данилевского, Бутурлина, Богдановича о войне 1812 года очень детально описано Бородинское сражение, разобраны все его отдельные этапы, разобран замысел Наполеона; но мы напрасно будем искать там изложения оперативного замысла Кутузова: историки не сочли нужным уделить этому важнейшему моменту сколько-нибудь места. Историк Богданович прямо заявил: "Наш главнокомандующий не мог иметь непосредственного влияния на ход сражения, тем более что преклонность лет заставляла его постоянно оставаться на месте и ограничиваться распоряжениями, которые по отдалению его от пунктов решительной неприятельной атаки не всегда были своевременны. Это обстоятельство... оказало невыгодное влияние на ход сражения"1 .

 

Причины подобной несправедливости в отношении Кутузова кроются прежде всего в личной неприязни Александра I к Кутузову.

 

Вполне понятно, что историки Михайловский-Данилевский и Богданович, писавшие сбои труды по высочайшему повелению, не могли не отразить взглядов своих "повелителей". Подобной точке зрения способствовала и та система, которая утвердилась в русской армии с воцарением Павла I и прочно укрепилась на очень долгое время при Александре I. Из русской армии изгоняли все суворовское и суворовских генералов. Павел I энергично насаждал свои "гатчинские порядки", подражая во всем прусскому образцу. В русской армии появилось громадное количество офицеров, выходцев из других армий, главным образом из прусской. Александр I явился горячим

 

 

1 Богданович "История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам". Т. II, стр. 177. 1859.

 
стр. 108

 

воспреемником гатчинской школы, во главе которой стоял Аракчеев.

 

Кутузов, виднейший ученик Суворова, не мог не вызвать к себе враждебного отношения со стороны некоторых чинов своего штаба, которые оказались несостоятельными в войне против Наполеона и которых не признавала русская армия. Это относится в первую очередь к Беннигсену, выходцу из прусской армии, состоявшему начальником штаба при русской армии и мечтавшему занять пост главнокомандующего. "Во время кампании 1812 г. он развернул свою деятельность по преимуществу в главной квартире императора Александра, где интриговал против Барклая-де-Толли с целью занять его место"1 . Эти интриги продолжались и против Кутузова. Деятельным в них помощником Беннигсена оказался представитель английского правительства в штабе русской армии генерал Роберт Вильсон.

 

Эти господа, пользовавшиеся у Александра I большой доверенностью, и явились первыми судьями действий Кутузова. Их многочисленные воспоминания и записки послужили источником для некоторых историков. Их точка зрения являлась господствующей в русской военно-исторической науке, и голоса немногих современников из числа участников войны, правильно оценивших Кутузова, остались неуслышанными.

 

Материалы, фальсифицировавшие историю войны 1812 года (Бэрнгарди), послужили поводом Ф. Энгельсу, в небольшой статье "Бородино", написанной для Новой американской энциклопедии в 1858 г., неправильно указать: "План Наполеона был построен на ошибках Кутузова"2 .

 

Более поздние работы, появившиеся в русской военной истории, принадлежавшие крупным военным теоретикам (Леер, Драгомиров) и профессорам академии генерального штаба (Витмер, Колюбакин), и особенно работы Ниве и Геруа освещают истинную обстановку Бородинского сражения и роль Кутузова. Для нас теперь очевидны ошибки и заблуждения тех историков и современников, которые пытались не только умалить роль Кутузова, но и неправильно осветить личность русского полководца. В работах Колюбакина ("Бородинская операция" и "Бородинское сражение") я Геруа ("Бородино по новым данным") впервые сделаны очень серьезные попытки анализа плана Кутузова, что во многом и удалось авторам.

 

Наша, советская военно-историческая литература крайне ограниченно осветила Бородинское сражение, пересказав давно уже известные истины, которые были новы только потому, что успели забыться, а в сборнике "Изгнание Наполеона из Москвы" высказана мысль, отражающая устаревшую и опровергнутую точку зрения "ошибок" Кутузова:

 

"Русские войска оказались недостаточно подготовленными к этой исторической битве: укрепления не были сооружены до конца, а самое главное - они, как и части русской армии, были расположены на основе неправильно рассчитанного направления движения противника"3 .

 

Нельзя обойти молчанием и статью "Великий русский полководец М. И. Кутузов", напечатанную в газете "Московский комсомолец" N 144 от 20 июня 1940 года. Автор статьи директор Бородинского музея тов. С. И. Кожухов неудачно пытался "раскрыть" замысел Кутузова в Бородинском сражении, но вместо действительного раскрытия замысла Кутузова тов. Кожухов приукрасил историю и личность Кутузова, в чем он совершенно не нуждается.

 

Понимание особенностей стратегии и тактики начала XIX в., с исчерпывающей полнотой вскрытых Энгельсом, дает возможность понять и замыслы Кутузова в Бородинском сражении.

 

Особенностью стратегии начала XIX в., являлось стремление к обходу фланга противника с целью выйти на его сообщения, захватить их, отрезать противнику путь отступления. Этот маневр имел целью вынудить армию противника к сражению. "Обход флангов сделался теперь обычной стратегической операцией; более сильная армия целиком вклинивалась между слабейшей армией и ее коммуникациями, так что одно поражение могло уничтожить всю армию и решить судьбу кампании"4 . Тактической особенностью являлась атака флангов противника с целью ослабления его центра, чтобы в дальнейшем своим центром прорвать ослабленный и расстроенный центр противника. "Атака на флангах, либо на обоих одновременно либо последовательно, сначала на одном, а затем на другом, причем центр держится отодвинутым назад. Это был любимый способ боя Наполеона - заставить неприятеля ослабить свой центр с целью усилить крылья; сам он держал собственный центр отодвинутым, усиливая его огромными резервами кавалерия, и в конце концов устремлялся на ослабленный центр противника и оканчивал дело уничтожающим ударом"5 . Следовательно, маневрирование на пол" боя сводилось к атаке на фланг противника, чтобы в выгодный момент атакой центра прорвать боевой порядок противника и введением в, бой резервов закончить окончательный разгром армии "врага. "Излюбленным тактическим маневром был прорыв свежими войсками центра противника, как только положение дел обнаруживало, что он ввел в бой свои последние резервы. Резервы превратились в главное средство для решения боя"6 .

 

Ничто так не вскрывает замысла полководца, как боевой порядок армии: он как

 

 

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. ХІ. Ч. 2-я, стр. 577.

 

2 Ф. Энгельс. Избранные военные произведения. Т. I, стр. 397. Воениздат. 1937.

 

3 "Изгнание Наполеона из Москвы". Введение, стр. XI. Сборник. 1938.

 

4 Ф. Энгельс. Избранные военные произведения. Т. I, стр. 174.

 

5 Там же, стр. 369.

 

6 Там же, стр. 174 - 175.

 
стр. 109

 

 
стр. 110

 

в зеркале показывает, как полководец решает поставленную перед собою задачу и какие частные задачи он ставит перед своими исполнителями.

 

Боевой порядок русской армии перед Бородинским сражением показан на плане Бородинского сражения, подписанном русским полководцем. Это основной документ, позволяющий разобрать замысел Кутузова. Из плана видно, что главная масса русских войск, вся 1-я армия под командованием Барклая-де-Толли, была расположена на правом крыле и в центре, прикрываясь почти недоступным для атаки противника крутым, более чем 20 метров высотою, правым берегом реки Колочи. Правый фланг оканчивался близ Москвы-реки, у деревни Маслово мощными земляными укреплениям", обращенными в сторону Москвы-реки. Общий резерв стоял позади армии Барклая. Из всех предварительных распоряжений Кутузова видно, что наибольшее значение он придавал своему правому флангу. В направлении главного удара наполеоновской армии, который особенно четко определился после боя на Шевардинском редуте, на пространстве от батареи Раевского до Утицкого леса исключительно (Багратноновы флеши), Кутузов располагает немногочисленную 2-ю армию под командованием прославленного генерала Багратиона, составлявшую левое крыло. Скрытно в районе старой смоленской дорога располагается 3-й корпус Тучкова и московское ополчение, вооруженное деревянными пиками и топорами (левый фланг).

 

4 сентября 1812 г. Кутузов донес Александру I: "Позиция, в которой я остановился при селе Бородине, в 12 верстах впереди Можайска, одна из наилучших, какую только на плоских местах найти можно. Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь я исправить посредством искусства. Желательно, чтобы неприятель атаковал нас в сей позиции, в таком случае имею я большую надежду к победе; но ежели он, найдя мою позицию крепкою, маневрировать будет по дорогам, ведущим к Москве, тогда должен буду итти и стать позади Можайска, где все они дороги сходятся"1 .

 

Из донесения видны те условия, при которых Кутузов будет сражаться: это будет в том случае, если противник не предпримет стратегического обхода флангов русской позиции. Кутузов стремился принудить Наполеона к фронтальному сражению. И русский полководец добился своей цели, навязав свою волю Наполеону.

 

Это донесение Кутузова и план Бородинского сражения дают возможность ответить на три основных вопроса: 1) почему Кутузов уделял исключительное внимание правому флангу и поставил там большую пасть своих сил; 2) почему Кутузов, понимая, что Наполеон будет наносить главный удар на рубежа от батареи Раевского до Утицкого леса исключительно (этот участок составлял тактический центр русской позиции), поставил там численно слабую армию Багратиона; 3) почему был поставлен 3-й корпус в районе старой смоленской дороги.

 

Кутузову было известно, что главные силы французской армии наступают по новой смоленской дороге (по которой отошла русская армия) и что севернее главных сил Наполеона двигается итальянский корпус под командованием Богарне. Во всех арьергардных боях, имевших, безусловно, и разведывательную цель, французы обходили правый фланг русских. Уже при подходе к бородинской позиции главные силы Наполеона были нацелены против правого фланга и центра русской армии. Кратчайшее направление на Москву от бородинской позиции шло не по ближайшему участку новой смоленской дороги, который вел на юговосток, а от правого фланга русской армии на восток: глубокий стратегический обход в этом направлении создавал угрозу отрезать русскую армию от Москвы.

 

Этот обход мог быть совершен Наполеоном во время самого боя или по окончании его путем параллельного преследования, кратчайшие пути для осуществления которого вели именно в этом направления. Поэтому становится понятным важное стратегическое значение правого фланга и то исключительное внимание, которое Кутузов уделил ему.

 

Какое основание утверждать, что Кутузов предполагал обход своего правого фланга? По данным, которые имелись в штабе Кутузова, численность французской армии перед Бородинским сражением определялась в 185 тыс. бойцов и более 1000 орудий2 . В действительности у Наполеона было 130 тыс. бойцов и 587 орудий. Следовательно, Кутузов, предполагая решающий перевес в силах у своего противника (у русских было 120 тыс. бойцов и 640 орудий), ожидал от Наполеона смелого маневра в обход правого фланга русских позиций.

 

Обеспечить за русской армией кратчайшее направление на Москву, быть готовым к отражению обхода правого фланга русской позиции - такова одна сторона замысла Кутузова, вследствие чего большая часть сил располагалась на правом фланге.

 

Подобное решение Кутузова многим генералам русской армии, а особенно начальнику штаба Беннигсену, было непонятно. Не понимали этого решения Кутузова и историки, считавшие его ошибочным: "Вместо того чтобы, ограничиваясь наблюдением Колочи и расположив войска между Горками и Утицами, поставить сильные резервы за левым крылом, мы растянули армию на две лишние версты вправо от Горок"3 . "Гораздо лучше было бы, если правое крыло заканчивалось у Колочи в районе Горок, а остальное пространство до

 

 

1 Неелов "Опыт описания Бородинского сражения", стр. 85 - 86. 1839.

 

2 Там же, стр. 101 - 110.

 

3 Богданович "История Отечественной войны 1812 г. по достоверным источникам". Т. II, стр. 142.

 
стр. 111

 

Москва-реки только наблюдалось бы или занималась демонстративно"1 .

 

"Я имел случай видеть поле Бородинской битвы, на котором имел время довольно долго пробыть для нужных мне наблюдений. Я уверился, что все пространство по течению Колочи, между деревней Старое и Бородиным, почти недоступно. Московское ополчение, которое не устояло бы, может быть, в положении менее выгодном, могло защищать сию часть, правого берега Колочи весьма легко"2 .

 

Историки недоумевают: почему Кутузов на рубеже, недоступном для атаки французских частей, располагает большинство своих сил в стороне от поля боя? Автор статьи "Великий русский полководец М. И. Кутузов"3 тов. Кожухов пытается так объяснить сложный стратегический прием Кутузова: "Было создано такое положение, при котором Наполеон не мог пойти на атаку правого фланга, занятого большей частью русской армии". Это свое объяснение тов. Кожухов пытается навязать и Кутузову.

 

Каждому офицеру русской армии бросалась в глаза неприступность отвесного, до 20 метров высотою, правого берега Колочи и невозможность атаки в этом направлений. Но Кутузов ожидал не атаки против своего правого фланга, а комбинированных действий со стороны противника: атаки с фронта с одновременным обходом своего правого фланга.

 

В направлении главного удара частей Наполеона от батареи Раевского до Багратионовых флешей (левое крыло) Кутузов поставил немногочисленную, но отборную армию Багратиона, состоявшую из 2 пехотных корпусов, 1 кавалерийского и кирасирской дивизии.

 

В непосредственной близости от участка, на котором стояла армия Багратиона и где, собственно, и должна была решаться участь сражения, стояли корпуса 1-й армии Барклая, они в нужную минуту могли обеспечить поддержку частям Багратиона.

 

Следовательно, армия Барклая (большая часть сил), по замыслу Кутузова, должна была выполнять роль главного резерва, готового отразить обход правого фланга и быть готовой поддержать центр и левое крыло армии во время боя. В этом вторая сторона замысла Кутузова.

 

В донесении Александру I от 4 сентября 1812 г. Кутузов подчеркнул: "Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь я исправить посредством искусства". Слабость этого участка позиции обусловливалась наличием старой смоленской дороги, проходившей в непосредственной близости к левому крылу армии Багратиона. По этой дороге Наполеон имел возможность охвата русской позиции. Это место нуждалось в усилении, которое, по замыслу Кутузова, заключалось не только в сооружении укреплений, но главным образом в соответствующей группировке войск; в этом заключалось основное искусство, как его понимал русский полководец. "При занятии позиции при Бородине князь Кутузов призвал капитана инженерного, находившегося при главной квартире, по фамилии, если не ошибаюсь, Фелькер, и приказал ему рассмотреть местоположение позади левого фланга с тем, что нельзя ли поставить там часть войска скрытно от неприятеля. "Когда неприятель, - сказал Кутузов капитану, - употребит в дело последние резервы свои на левый фланг Багратиона, то я пущу ему скрытое войско во фланг и тыл"4 .

 

Для осуществления этой части замысла Кутузова в районе старой смоленской дороги был скрытно расположен 3-й корпус Тучкова. Задача корпуса Тучкова заключалась в активном парировании охвата противником левого крыла армии Багратиона коротким ударом во фланг и тыл наступавшим французам. Это достигалось не только скрытным расположением корпуса, но и соответствующим его построением: этот корпус, по замыслу Кутузова, должен быть построен перпендикулярно 8-му корпусу, занимавшему флеши.

 

Благодаря такому построению корпус Тучкова простым фронтальным движением выходил во фланг французским частям, наступавшим на флеши. Следовательно, прикрытие старой смоленской дороги, внезапный удар по флангу противника в решительный момент боя, когда противник, истощившись, использует свои резервы, - в этом третья сторона замысла Кутузова.

 

Кутузов, понимая громаднейшую роль резерва, сам стремился сохранить резерв для решительного момента и заставить противника израсходовать СБОЙ резерв как можно раньше. "При сем случае, не излишним почитаю представить г. г. главнокомандующим, что резервы должны быть сберегаемы сколь можно долее; ибо тот генерал, который сохранит еще резерв, не побежден"5 .

 

Кутузов предвидел возможность преследования противника после отражения его атак и дал соответствующие указания в своей диспозиции: "...при счастливом отпоре неприятельских сил, дам собственные повеления на преследование его, для чего и, буду ожидать беспрестанных рапортов о действиях, находясь за 6-м корпусом"6 . Замысел Кутузова не мог осуществиться в полной мере, так как Беннигсен, не зная назначения корпуса Тучкова, приказал его вывести из скрытого места и расположил открыто у старой смоленской дороги", не доложив об этом Кутузову.

 

 

1 Клаузевиц "1812 год", стр. 98.

 

2 Окунев Н. "Разбор главнейших военных операций, битв и сражений в России в кампании 1812 года".

 

3 "Московский комсомолец" N 144 от 20 июня 1940 года.

 

4 Харкевич В. "1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников". Материалы военно-ученого архива главного штаба. Выл. 1- й. 1900 г., стр. 14 - 15.

 

5 Неелов "Опыт описания Бородинского сражения", стр. 114.

 

6 Там же.

 
стр. 112

 

Необходимо остановиться на ошибке, которую допускает тов. Кожухов, автор статьи "Великий русский полководец М. И. Кутузов"1 , подчеркивая, что "сражение при Бородине он (Кутузов. - Б. К.) сделал во многом похожим на Куликовскую битву". Вольно или невольно автор скатывается на точку зрения ученых, которые утверждают неизменность способов ведения войны и боя ("вечные и неизменные принципы"); утверждение тов. Кожухова антинаучно, ибо Бородинское сражение никак не могло походить и не походило на Куликовскую битву. "Способы ведения войны, формы войны, - говорит товарищ Сталин, - не всегда одинаковы. Они меняются в зависимости от условий развития, прежде всего, в зависимости от развития производства. При Чингис-хане война велась иначе, чем при Наполеоне III, в XX веке ведется иначе, чем в XIX веке"2 .

 

"Не в состоянии будучи находиться во время действия на всех пунктах, полагаюсь на известную опытность г. г. главнокомандующих армиями, и потому предоставляю им делать соображения действий на поражения неприятеля", - так писал Кутузов в своей диспозиции. Но это не значит, что, предоставляя широкую инициативу командующим армиями, он самоустранялся от руководства сражением. Кутузов внимательно следил за ходом сражения, и все главнейшие распоряжения в наиболее критические минуты боя исходили от него.

 

Узнав, что армии Багратиона угрожает опасность, Кутузов приказал перебросить с правого фланга на левый 2-й корпус Багговута. Убедившись, что главные силы Наполеона сгруппированы против центра и левого крыла и правому флангу не грозит опасность обхода, Кутузов принимает решение перебросить части армии Барклая к угрожаемым участкам поля боя. Таким образом часть сил правого крыла Кутузов использовал в качестве резерва и искусно маневрировал им. Видя, что армия Багратиона несмотря на героическое сопротивление находится в крайне тяжелом положении, под непрерывными ударами французских частей, Кутузов особенным чувством опытного полководца, которое вырабатывается многолетним боевым опытом, правильно уловил кризис боя. И в момент, когда французским маршалам казалось, что достаточно еще одного усилия и левое крыло русских будет опрокинуто, когда от Шевардинского редута пошла в бой дивизия молодой императорской гвардии, а итальянская гвардия устремилась на батарею Раевского, - Кутузов смелым решением восстановил положение и лишил победы Наполеона. Для отвлечения удара от армии Багратиона Кутузов приказал конному корпусу Уварова и казакам Платова атаковать левый фланг французской армии: "...перейти речку Колочу и атаковать неприятельский левый фланг с тем, чтобы хотя несколько оттянуть его силы, которые столь сильно стремились атаковать вторую нашу армию"3 .

 

Аналогично освещает свою задачу и казачий атаман генерал Платов.

 

Все эти мероприятия Кутузова не являлись переходом русской армии в наступление, как об этом повествует в своей статье тов. Кожухов.

 

Если просмотреть все доклады командиров корпусов, составленные после Бородинского сражения, ни в одном из них мы не увидим даже намека на то, что кто-либо из них получал приказ о переходе в наступление. Наоборот, везде четко сказано, что получено приказание следовать на поддержку:

 

"Августа 26-го числа, когда неприятель повел атаку на наш левый фланг, я, по приказанию вашего высокопревосходительства, пошел с пехотными полками 2-го корпуса, на подкрепление оного"4 .

 

А вот что доносил Кутузову Барклай о Бородинском сражении: "Князь Багратион требовал подкрепление и остальная часть резерва 1-й армии, т, е. гвардейская пехотная дивизия на то обращена была. Вслед за оною посланы были туда же весь 2-й пехотный корпус и три кирасирских полка 1-й кирасирской дивизии. К полудню все-укрепления левого фланга были взяты неприятелем, который всеми силами угрожал левому нашему флангу и тылу 7-го и 6-го корпусов. В сем положении решился я поставить 4-й корпус, который придвинут был с правого фланга, ближе к центру"5 .

 

Даже в тот момент, когда Наполеон, обеспокоенный нападением русской конницы на его левый фланг, прекратил свои атаки, ограничившись артиллерийской канонадой, русская армия не могла воспользоваться этой передышкой для перехода в наступление: она использовала ее для перегруппировки своих сил, продолжая готовиться к активной обороне. В результате боя французская армия овладела русскими укреплениями, не достигнув решительного результата; разгромить русскую армию она была не в состоянии. Своего последнего резерва - испытанной гвардии - Наполеон не решился бросить в бой.

 

У Энгельса находим объяснение, почему Наполеон не рискнул "ядром и хребтом своей армии": "Если атакующая сторона до сих пор имела успех, то теперь она может отважиться на то, чтобы бросить свои резервы на центр или фланг обороняющейся стороны; если же атака до сих пор была отражена и не может быть поддержана свежими силами, то обороняющаяся сторона может двинуть вперед свои резервы и мощный атакой превратить отражение противника в его разгром"6 .

 

 

1 См. "Московский комсомолец" N 144 от 20 июня 1940 года.

 

2 "Правда" N 56 за 14 марта 1923 года.

 

3 Богданович "История Отечественной войны 1812 г. по достоверным источникам". Т. II, стр. 560.

 

4 Там же, стр. 584.

 

5 Там же, стр. 553, 554.

 

6 Ф. Энгельс. Избранные военные произведения. Т. I, стр. 376.

 
стр. 113

 

В конце сражения, когда Наполеон смотрел на русскую армию с захваченной батареи Раевского и решал вопрос, бросить ли гвардию в бой, он видел, как русская армия на опушке леса готовилась к продолжению сражения. И в тот момент Наполеону не было ясно, истощила ли русская армия свои последние резервы или Кутузов держит их для решающего удара.

 

Но Кутузов не имел уже резервов, которые могли бы "превратить отражение противника в его разгром". Сражение было прекращено. Наполеон отошел на исходные позиции, Кутузов, сохраняя армию, отказался от нового сражения и повел ее к Москве.

 

Бородинское сражение нужно рассматривать в связи с предшествующими и дальнейшими событиями всей войны 1812 года. Оно явилось следствием ряда причин, которые сделали его необходимым, в результате сражения изменились обстановка и соотношение сил, коренным образом повлиявшие на исход войны.

 

Каковы были стратегические цели, которые ставил себе Наполеон под Бородиным? Эти цели были вполне определенные: разгромить русскую армию и вынудить Россию заключить мир на выгодных ему условиях. Этого Наполеон не добился.

 

Из диспозиции видно, что цель Кутузова заключалась в отражении неприятельских сил. Русский полководец достиг своей цели: он не допустил разгрома своей армии, заставил противника первым отказаться от продолжения сражения, искусным управлением расстроил расчеты и планы своего противника. Французский генерал Пеле, участник Бородинского сражения, пишет: "Кутузов... в продолжение дня обнаружил тот характер, который составляет одно из драгоценнейших качеств главнокомандующего. Его стойкость уравновесила и отчасти расстроила высокие соображения императора. Император мог бы погибнуть, если бы сделал хотя одну ошибку"1 .

 

За 12 часов кровопролитного сражения армии Наполеона удалось только вытеснить русских с их первоначальных позиций. В конце сражения русская армия была все еще грозной силой. В дальнейшем инициатива была уже в руках Кутузова, который предполагал перейти в наступление. Русская армия не бежала с поля боя: она ушла, предводительствуемая своим полководцем, для новой борьбы с целью полного разгрома противника.

 

В донесении Александру I после сражения Кутузов писал: "Когда дело идет не о славе выигранных только баталий, но вся цель будучи устремлена на истребление французской армии..., я взял намерение отступить 6 верст, что будет за Можайском и, собрав расстроенные баталией войска... увижу я, что могу предпринять против неприятеля"2 .

 

Кутузов прекрасно понимал, что победоносное сражение еще не решает участь войны, он был талантливым стратегом, а задача стратегии - выиграть войну. Кутузов лучше всех понимал, что выиграть войну можно было при условии сохранения и усиления своей армии, использования народной энергии, которая вылилась в мощную партизанскую борьбу. Конечную цель своих действий Кутузов видел в уничтожении армии противника. Для этого Кутузов не побоялся пожертвовать Москвой, сдавши ее без боя. "Самим уступлением Москвы приготовили мы гибель неприятелю", - сказал он на военном совете в Филях.

 

Итак, Бородинское сражение - это не искупительная жертва за сдачу Москвы (Леер), это не только моральная победа русского народа (Тарле), это-победа русской армии над лучшей армией Европы, Силы для этой борьбы, для величайших" жертв русская армия черпала в поддержке всего русского народа, который вел справедливую войну за свою национальную независимость.

 

 

1 "Бородинское сражение", стр. 91. Изд. Общества истории и древностей российских при Московском университете. 1872.

 

2 Ниве П. "Отечественная война". Т. II, стр.. 314. 1911.


Комментируем публикацию: О ЗАМЫСЛЕ КУТУЗОВА В БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ


© Б. Кац • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Историк-марксист, № 3, 1941, C. 108-114

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ВОЕННОЕ ДЕЛО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.