ЗАЧЕМ ПОЛЬШЕ НАТО?

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

NEW ВОЕННОЕ ДЕЛО


ВОЕННОЕ ДЕЛО: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЗАЧЕМ ПОЛЬШЕ НАТО?. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2014-05-14
Источник: http://library.by


Вопрос, содержащийся в заглавии, часто задается в Беларуси. Особенно это делают "обычные граждане", черпающие свои знания о мире из популярных и общедоступных средств массовой информации. Данный факт свидетельствует о том, что общественность одной из самых близких соседок Польши, с которой ее связывают различные родственные и дружеские отношения или просто интересы, не имеет в этой области достаточной информации. Они, например, не знают тех общих предпосылок, которые принимаются во внимание польскими политиками, решившимися на выбор определенного союзнического договора для обеспечения безопасности страны на пороге XXI столетия. Ответ на этот вопрос является тем более важным, что в Беларуси о Североатлантическом альянсе по-прежнему пишется и говорится как об "инструменте глобальной стратегии США", т. е. в том же значении, что и тридцать (или даже более) лет назад.

В достаточной степени этот ответ был дан на страницах журнала "Беларусь в мире" компетентным автором Мареком Новаковским.1 Однако мы постараемся привести немного больше аргументов, шире иллюстрирующих сущность данной проблемы, возможно повторяя некоторые из ранее приводившихся.

Начнем с самого важного. В результате распада концентрировавшегося вокруг Советского Союза блока государств, в состав которого входила и Польша, наша страна получила возможность суверенного формирования своей политики безопасности. Руководители всех политических сил, играющих важную роль на польской политической сцене, были единодушны в том, что нельзя допустить изоляции страны и смещения ее на второй план - в европейском и региональном аспекте. Это нашло свое отражение в правительственных постановлениях, направленных на то, чтобы политика безопасности опиралась на три основных столпа. Это развитие добрососедских отношений и сотрудничества в регионе Центральной Европы; участие в процессах сотрудничества, носящих общеевропейский характер; а также интеграция с западноевропейскими и евроатлантическими структурами безопасности, т. е. с НАТО, Западноевропейским Союзом и Европейским Союзом. Фундаментальным направлением, непосредственно связанным с реализацией жизненно важных интересов польского государства, было признано третье направление: членство в Североатлантическом союзе стало приоритетной целью в сформулированной в 1992 году стратегии национальной безопасности. Еще в начале 90-х годов мы приступили к углублению сотрудничества с отдельными государствами-членами Альянса. После начала реализации программы "Партнерство ради мира" Польша стала ее активным участником. Решения Мадридского саммита, а затем Вашингтонское заявление привели к тому, что уже сегодня говорится о конкретной дате принятия Польши в НАТО.

Новое направление польской политики национальной безопасности следовало из основных предпосылок:

-сегодня не существует никакой непосредственной военной угрозы Польше; однако, по- прежнему существуют очаги напряженности, которые могут перерасти в конфликты меньших или больших масштабов, интенсивности и радиуса действия, и которые могут иметь косвенные последствия для других государств;

-на территории бывшего СССР то и дело проявляется "тоска" по военно-политическому господствованию в глобальном или хотя бы региональном масштабе, а также в "зонах влияния";

-роль военного фактора, который вследствие цивилизационных и культурных перемен теряет свое значение, должна быть укреплена динамичным развитием экономики, а также эффективной охраной естественной среды, общественно-образовательным прогрессом и отсутствием социальных конфликтов;

-Польша, в связи со своим геостратегическим положением и будучи при этом государством средних размеров, не в состоянии в одиночку противостоять угрозам со стороны сильнейшего в военном плане соседа, - например, России, которая, впрочем, до сегодняшнего времени не определила своей конструктивной политики в регионе;

-в связи с отсутствием достаточных финансовых средств на быструю и радикальную модернизацию вооруженных сил, необходимым является поиск военно-политических союзов, так как совместная оборона требует значительно меньших затрат, чем индивидуальная.

Вышеназванные предпосылки следовали из объективного отражения ситуации, господствующей в нашем регионе Центральной и Восточной Европы. Подобные оценки формулируются также и в Беларуси, однако, с совершенно противоположными выводами. Сущность такого отличия заключается в отношении, высказываемом в Польше к России, и в Беларуси - по отношению к Североатлантическому союзу. Убеждения, преобладающие в Беларуси, возможно, являются следствием определенной информационно-пропагандистской деятельности, которая интенсивно проводилась в прошлом и имеет свое продолжение и в настоящее время. Несомненно, эта деятельность и явилась в определенной степени причиной прежнего недоверия, а также боязни по отношению к НАТО. Что же касается восприятия польской общественностью, то оно не является следствием только "победы эмоций над разумом", или "развязанной антироссийской компании", как утверждает, например, Мечислав Чесновски в своей статье в одном из номеров журнала "Беларусь в мире".2 Они имеют свои существенные причины, сформированные как исторически (особенно, исходя из опыта последних десятилетий), так и вызванные беспокоящими сигналами, появляющимися в последние годы в высказываниях некоторых влиятельных российских политиков.

Решение о вступлении в НАТО, вытекающее из данных предпосылок, связано со стремлением играть и в дальнейшем активную и конструктивную роль в строительстве новой архитектуры европейской безопасности. Альянс в течение полувекового периода существования успешно выполнял свои функции и оказался единственной организацией, способной, например, к эффективному осуществлению миротворческих операций, проводимых под эгидой ООН, а также Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Подчеркнем, что в этих операциях - насколько это было возможно, - принимали участие также польские солдаты. Отметим также, что проведение этих операций послужило для некоторых аргументом, свидетельствующим об "агрессивном характере" Альянса. Достоверность подобного рода обвинений является сомнительной, так как их выдвигали, прежде всего, сторонники тех, кто стремился к аннексированию чужих территорий, вызывал волны национализма или религиозного фанатизма, ведущие к террористическим покушениям, осуществлял политику этнических чисток или, наконец, не разрешал национальным меньшинствам получать причитающиеся им свободы.

Существенным для поляков является и то, что членство в НАТО связывается с реальными гарантиями права голоса, а также защиты национальных интересов. В поисках обоснования данного тезиса обратимся к сравнению, например, с деятельностью бывшего Варшавского Договора. Тридцатилетняя годовщина интервенции в Чехословакию естественным образом вынуждает нас сослаться на пример крайних действий, связанных с применением вооруженных сил каждым из этих союзов. Сегодня известно, что решение о вводе войск Варшавского Договора в Чехословакию было принято руководством СССР и не было одобрено такими организациями как ООН (ее вообще об этом не спрашивали, кроме того, подавлялась любая критика со стороны международного общественного мнения) и без особенных консультаций с государствами-членами Варшавского Договора. Мотивировалось это решение "интересами социалистического сообщества", что на практике было только выражением идеологии, проповедуемой группой руководства блока; оно не имело своего обоснования в рамках и принципах международного права. Зато сегодня, когда НАТО рассматривает реакцию на деятельность властей одного из государств, которая противоречат таким принципам, проблема выносится на обсуждение международной общественности. Каждое из государств-членов Североатлантического союза может выразить свое мнение и акцентировать собственные национальные интересы. Это и является основной причиной того, что Польша, имея определенный опыт пребывания в рядах Варшавского Договора, обратила свое внимание в сторону союзнического договора, руководствующегося совершенно противоположными принципами.

Альянс является при этом вовлеченным в расширение зоны стабильности и безопасности. При этом реализуются те ценности, которые лежат в основе Североатлантического союза: построение демократического правового государства и гражданского общества, соблюдающего права человека, а также развитие свободной рыночной экономики. Польша, стремясь к реформированию государственного устройства, общества и экономики, отвечающего требованиям сегодняшних граждан и в интересах благосостояния будущих поколений, также руководствуется именно этими ценностями. Наш опыт нескольких последних лет свидетельствует о том, что только благодаря этому возможно систематическое развитие страны и улучшение условий жизни ее граждан.

Уже в начале 90-х годов перспектива членства в НАТО, а также в иных организациях государств Западной Европы явилась толчком к началу процесса глубоких реформ в Польше. Они проводились и продолжают проводится во многих областях: военной, политической, экономической, социальной, культурной и духовной. Благодаря этому Республика Польша становится государством, в котором реализуются ценности, лежащие в основе Североатлантического договора. Это дает основание для расширения сотрудничества Польши с государствами-членами НАТО, поскольку это сотрудничество дает ожидаемые результаты, а переживаемые обществом лишения и трудности оказываются ненапрасными.

Несомненно, чтобы стать полноправным членом Североатлантического союза, Польша должна выполнить определенные условия. Оценивается, что в период с 1999 по 2003 год из 70 задач, требующих решения, полностью выполнено будет 50, а оставшиеся будут реализованы частично и в соответствии с возможностями. Это только некоторые шаги на пути к интеграции, которые необходимы для выравнивания с достижениями других государств за полувековой период. Ожидается, что таких задач появится еще больше. Однако существенным является то, что Польша при этом получает конкретную помощь. Выражается она в различных формах - не только финансовой, а организационной и учебной - и делает возможным как можно быстрое приспособление инфраструктуры оборонной системы, а также самих вооруженных сил к определенным стандартам. Эти стандарты касаются существующего порядка реализации задач командования, действий в масштабе от тактического до оперативного уровней, обеспечения войск в стационарных условиях и многие другие. Эти задачи выполняются на современном уровне, с учетом принципов экономии сил и средств, а также достижения высокой эффективности, в результате чего прилагаемые усилия и затраты не являются напрасными.

При этом учитывается и то, чтобы участие Польши в расширении НАТО стало также полезным для самого Альянса. В предпринимаемых начинаниях исходили из того, что присоединение Польши не может негативно повлиять на внутреннюю компактность союза, так как это противоречило бы предполагаемым стратегическим целям. Наша страна старается внести вклад из того наследия, которое было получено во время активного участия в общеевропейских процессах (при расширении возможностей по предотвращению и решению конфликтов, а также в процессе сотрудничества, особенно в рамках ОБСЕ) и при реализации ряда миротворческих миссий под эгидой ООН. Кроме этого, Польша принимает на себя особую ответственность за стабильность в Центральной и Восточной Европе. Мы стараемся, чтобы процесс расширения НАТО носил безконфронтационный характер, протекал в условиях интенсификации политического и военного сотрудничества, снижал угрозу миру. На практике это выражается, между прочим, в развитии как можно более широких соответствующих общепринятым ценностям отношений с соседями, в том числе, конечно, и с Беларусью.

Согласно общепринятым ценностям расширяется область гражданского контроля над армией, а процесс оборонного планирования и определения военного бюджета становится "прозрачным". В результате этого сопредельные государства могут воспринимать Польшу как страну со стабильным, предсказуемым поведением. Очевидно, это явится существенным фактором для соседних государств, учитываемым при организации их собственных систем национальной безопасности.

Попробуем теперь определить свое отношение к некоторым более конкретным вопросам, вызывающим сомнения.

Часто в белорусской прессе бросаются в глаза "подсказывающие" заголовки о том, что НАТО "рвется на Восток". Возможно, этот лозунг и хорош в смысле пропаганды, однако он абсолютно не соответствует истине. Процесс принятия новых государств в НАТО осуществляется постепенно и разумно, в длительной временной перспективе, с соблюдением демократических процедур. Открываясь новым центрально-европейским демократиям, Альянс укрепляет сотрудничество с теми государствами, которых нет в "первой волне" расширения, или теми, кто вообще на это не претендуют: создана программа "Партнерство ради мира", появились новые органы для ведения диалога и сотрудничества - Совет Евроатлантического партнерства. Через заключение договоров о стратегическом партнерстве принимается во внимание позиция государств, имеющих вес в регионе. Расширение НАТО является процессом, осуществляемым спокойно, без навязывания воли и желаний со стороны ведущих государств.

Может быть, в условиях современной Европы надо было бы ожидать роспуска НАТО - так, как это произошло с Варшавским Договором? Такой вопрос часто появляется в белорусских средствах массовой информации, и, чаще всего в риторической форме. С точки зрения Польши, существование НАТО необходимо для обеспечения плавного, бесконфликтного перехода от расстановки сил в период после окончания "холодной войны" к новой архитектуре системы безопасности. Необходимо отметить, что остатки бывших двух противостоящих военных блоков, приспособленных к реакциям на угрозы, сохраняются, особенно в области "надстройки" - в системах идей и общественном мнении. Новая система, направленная на то, чтобы отвечать вызовам изменяющейся политической, военной, экономической и социальной ситуации, находится еще в стадии формирования. Поэтому необходимым является существование организации, принимающей на себя в переходный период стабилизирующую роль. Необходимость эта еще более настоятельна, поскольку возникающая новая архитектура системы безопасности будет значительно отличаться от предыдущей. Уже сегодня формулируются постулаты с тем, чтобы она функционировала в плане больше политическом, чем военном, и опиралась на реальное партнерское сотрудничество, а также на открытый равноправный диалог. Это, несомненно, отвечает польским национальным интересам.

Наконец, говорится о том, что расширение НАТО создаст новые "линии раздела". Польская сторона многократно подчеркивала, что у нее нет таких намерений. Наоборот, расширение НАТО при совместном участии в программах и инициативах НАТО открывает новые возможности для сотрудничества. Так происходит в такой важной области, какой являются двусторонние военные отношения. Напомним, что они сегодня осуществляются в основном в трех направлениях: создании формальных правовых основ сотрудничества в определенных областях функционирования вооруженных сил, обмене делегациями на различных уровнях, а также непосредственных контактах между военнослужащими. Обе стороны сегодня видят перспективы их расширения, возможно, что новой формой станут контакты экспертов, а также более широкое сотрудничество между предприятиями оборонной промышленности.

Я не думаю, что дискуссия по поводу создания или не создания линий раздела приведет к творческим выводам. Заметим, что такие линии в Европе не исчезли вместе с окончанием "холодной войны". По-прежнему существуют две группировки государств: принадлежащие к НАТО и сотрудничающие в рамках СНГ. В появившейся между ними так называемой "серой зоне" безопасности находятся остальные государства. Обратим же внимание на то, что уже отошло в прошлое такое бесспорное понятие такого объекта, который разграничивает территории государств или их группировок - "граница". В реалиях бывшего СССР это была так называемая "система", или достаточно редкая сеть точек строгого и тщательного пограничного контроля, соединенная участками запаханной полосы ничейной земли. Полоса эта, ограниченная многими рядами колючей проволоки, была начинена оборудованием, исключающим возможность проникновения до минимума. Сегодня государственные границы являются скорее элементом соединения всяческих возможностей для сотрудничества. Здесь приходит на мысль хорошее отношение к тому, что в информатике называют "интерфейсом". Такое соединение в принципе не имеет четко определенной реальной линии прохождения; оно является многоэлементным и многонаправленным и имеет сложную логику функционирования. Контакты через такое соединение требуют взаимного согласования определенных деталей, а их введение в действие должно осуществляться с каждой из сторон одновременно и скоординировано.

И, наверное, именно такому формированию стандартов межгосударственных взаимоотношений служит присутствие в Минске наблюдательно-консультационной группы СБСЕ. Ее деятельность была организована также при значительной активности Польши. Начало работы группы состоялось как раз в период, когда Польша выполняла обязанности председательства в ОБСЕ; на этой церемонии присутствовал польский министр иностранных дел Бронислав Геремек.

Пытаясь в итоге дать наиболее общий ответ на вопрос, содержащийся в заголовке статьи, необходимо констатировать, что стремление Польши к вступлению в НАТО ни в коем случае не направлено против кого-либо, особенно ближайших соседей. В Польше считают, что членство в Альянсе является нужным не только для поляков, поскольку членство в НАТО становится элементом более широкого видения нового европейского порядка. Мы ожидаем пользы от этого в виде роста безопасности, как своей, так и в региональном и континентальном масштабе.

1. См. статью Ежи Марека Новаковского в ?Беларусь в мире?, 1997, N 1, с. 21-23.

2.См. статью Мечислава Чесновского в ?Беларусь в мире?, 1996, N 3, с. 28-32.

Настоящая статья печатается в переводе с польского языка. Перевод выполнен г- жой Анной Тишук. - Прим. ред.

Новые статьи на library.by:
ВОЕННОЕ ДЕЛО:
Комментируем публикацию: ЗАЧЕМ ПОЛЬШЕ НАТО?

© Мацей Волошик - военный атташе Республики Польша в Беларуси () Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ВОЕННОЕ ДЕЛО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.