публикация №1515588655, версия для печати

УЧАСТИЕ ПАРТИЗАН И ПОДПОЛЬЩИКОВ БЕЛОРУССИИ В СРЫВЕ ГИТЛЕРОВСКИХ ПЛАНОВ ХИМИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ


Дата публикации: 10 января 2018
Автор: В. К. КИСЕЛЕВ
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY (номер депонирования: BY-1515588655)
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО


Участие разведки партизан и подпольщиков Белоруссии наряду с другими органами советской разведки в разоблачении подготовки гитлеровского вермахта к химической войне - одна из малоизученных страниц героической борьбы советского народа под руководством Коммунистической партии в годы Великой Отечественной войны. Некоторые сведения, относящиеся к выявлению планов и мероприятий нацистов по применению химического оружия, содержатся в различных научных и мемуарных изданиях1 , однако они касаются этого вопроса лишь попутно2 . В данной статье предпринимается попытка более полно и последовательно рассмотреть эту тему, показать, как в годы Великой Отечественной войны удалось предотвратить широкое боевое использование фашистской Германией отравляющих веществ.

В целях осуществления своих планов завоевания мирового господства гитлеровцы стремились использовать все средства массового уничтожения людей. Это со всей очевидностью показал Нюрнбергский процесс над главными военными преступниками. В нацистской Германии усиленно велись работы над атомным, химическим и бактериологическим оружием. Если создание атомной бомбы и получение смертоносных бактерий и вирусов не вышли по ряду причин из стадии теоретических расчетов и экспериментов, то по-иному обстояло дело в от-


1 "Итога второй мировой войны". М. 1957; "История Великой Отечественной войны Советского Союза". Тт. 1 - 4. М. 1960 - 1962; Е. Семенов, Ф. Федоров. Разработка в США химического оружия в годы второй мировой войны. "Военно-исторический журнал", 1964, N 4; "Всемирная история". Т. X. М. 1965; Ф. Гальдер. Военный дневник. Т. 2. М. 1969; т. 3, кн. 1 - 2. М. 1971; "Нюрнбергский процесс". Т. 1. М. 1965; "Буг в огне". Изд. 2-е. Минск. 1970; Г. Н. Александров. Нюрнберг вчера и сегодня. М. 1971; Д. Ф. Наумов. Лесная война. Алма-Ата. 1972; А. С. Яковлев. Цель жизни Изд. 3-е. М. 1972; Ф. А. Калинин. Центр вызывает Минск. Минск. 1973; "Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны". Т. 2, кн. 1. Минск. 1973; А. Бабушкин. Разведка химических средств противника (по опыту 2-го Украинского фронта в 1944 - 1945 гг.). "Военно-исторический журнал", 1973, N 1; "История второй мировой войны". Тт. 1,3. М. 1973, 1974; Н. И. Пахомов, Н. И. Дорофеенко, Н. В. Дорофеенко. Витебское подполье. Изд. 2-е. Минск. 1974; В. Шрайер. Глаз, ввинченный в небо. М. 1974; А. С. Князьков. Партизанская разведка в период разгрома немецко-фашистских войск под Курском и на Днепре. "Ленинский комсомол в Великой Отечественной войне". М. 1975; "Гісторыя Беларускай ССР". Т. 4. Мінск. 1975; "История Белорусской ССР". Минск. 1977.

2 Эта тема и ранее затрагивалась автором. См.: В. К. Киселев. Разведка партизан в Белоруссии. "Вопросы истории", 1974, N 12; его же. Вклад белорусских партизан в срыв подготовки Германией химической войны. "Вопросы истории КПСС". Межведомственный сборник. Вып. VII. Минск. 1976; его же. Люди беспримерного мужества. "Коммунист Белоруссии", 1977, N 7; его же. Деятельность Компартии Белоруссии по руководству партизанской разведкой в период освобождения республики Красной Армией. Депонирована в ИНИОН АН СССР, 1977, N 1469.

стр. 19


ношении отравляющих веществ3 . Только за первые три года фашистской диктатуры (1933 - 1935 гг.) в Германии было построено 70 военно-химических заводов. Мощности ее химической промышленности по синтезу отравляющих веществ составили к 1943 г. 180 тыс. т в год (за четыре года первой мировой войны воюющими странами было изготовлено всего около 150 тыс. т отравляющих веществ). Были открыты новые сильнодействующие ядовитые вещества (в том числе обладающие нервно- паралитическими свойствами - "табун", "зарин", "зоман", "гелан", "циклон-Б"); их доля в производственных мощностях составила около 20 тыс. тонн. На вооружение химических войск гитлеровской армии в предвоенные годы поступили специально сконструированные химические минометы разных типов. В составе вермахта были созданы, по неполным данным, 6 полков, 3 дивизиона, 6 батальонов, 19 отдельных рот, предназначенных для боевого использования отравляющих веществ. Разрабатывались и проводились в жизнь мероприятия по подготовке промышленности к ведению химической войны, определялись объемы производства отравляющих веществ и защитных средств 4 .

Фашисты готовились к развязыванию химической войны в первую очередь против Советского Союза. Общий запас отравляющих веществ к концу 1940 г. составлял в Германии 10 тыс. т, а численность химических войск в начале 1941 г. была в 10 раз больше, чем в середине 1939 года. В директиве генерального штаба сухопутных сил Германии по сосредоточению войск от 31 января 1941 г. предусматривалась готовность частей вермахта к применению отравляющих веществ. 11 июня германский генеральный штаб разослал в войска секретную инструкцию НД 199 "Стрельба химическими снарядами и минами", содержавшую подробные указания по технике и тактике применения отравляющих веществ в значительных размерах. В состав первого стратегического эшелона гитлеровских войск при вторжении в СССР были включены специальные части для использования химического оружия 5 .

Уже в июле 1941 г. во время ожесточенных боев в районах Ельни - Ярцево и Пскова частями Красной Армии были разгромлены два химических минометных батальона врага, захвачены документы по использованию химического оружия, подробное описание отравляющих веществ с характеристикой условных обозначений на химических боеприпасах и т. д. Эти данные были сообщены в сводках Советского Информбюро 22 и 28 июля, а также опубликованы в "Правде" 23 июля 1941 года. В результате были раскрыты зловещие планы врага. Важным морально-политическим фактором, воспрепятствовавшим осуществлению Германией химической войны, стало заявление Советского Союза, что он воспользуется химическим оружием только в том случае, если гитлеровцы применят его первыми 6 .

Временные успехи вермахта в первые месяцы войны внушали военно-политическому руководству Германии надежду на то, что оно сможет обойтись без широкого применения на фронтах химического оружия7 . Гитлеровцы употребили отравляющие вещества в первые


3 М. Шаскольская. Жолио-Кюри. М. 1959, стр. 120; Г. Н. Александров. Указ. соч., стр. 104 - 109; Ф. Гальдер. Указ. соч. Т. 3, кн. 2, стр. 273.

4 "История второй мировой войны". Т. 1, стр. 140; т. 3, стр. 322, "Всемирная история". Т. X, стр. 92; Ф. Гальдер. Указ. соч. Т. 2, стр. 419; т. 3, кн. 2, стр. 208 - 252; "Нюрнбергский процесс". Т. 1, стр. 747 - 748, 767, 773 - 776; А. Бабушкин. Указ. соч., стр. 88.

5 "Сообщения Советского Информбюро". Т. 1. М. 1944, стр. 74; "История второй мировой войны". Т. 3, стр. 290, 339; "Нюрнбергский процесс". Т. 1, стр. 420.

6 "Сообщения Советского Информбюро". Т. 1, стр. 74 - 75, 90; БСЭ. Изд. 2-е. Т. 46, стр. 168. Указ. соч., стр. 85.

7 Ф. Гальдер. Указ. соч. Т. 3, кн. 1, стр. 183.

стр. 20


дни войны против защитников пограничных долговременных укреплений в районах Бреста (Белоруссия) и Сокаля (Украина) и летом 1942 г. против мужественно сражавшегося подземного гарнизона Аджимушкайских каменоломен (Керченский полуостров) 8 . Но чем дальше шла война, тем чаще нацистское командование обращало мысли к химическому оружию: если в июле-декабре 1941 г. вопрос о применении отравляющих веществ ставился им 3 раза, то с января по июль 1942 г. - уже 7 раз. Рассматривалась готовность специальных войск и вермахта в целом начать в подходящий момент химическую войну 9 . Генерал Гальдер писал 7 января 1942 г.: "Полковник Окснер (в то время он ведал в гитлеровском генштабе вопросами химической подготовки, позже стал генерал-инспектором химических войск вермахта. - В. К .) хочет мне навязать химическую войну против русских" 10 .

Правительство СССР не могло не учитывать этого обстоятельства. В марте-апреле 1942 г. был проведен обмен мнениями с главами правительств Великобритании и США о приготовлениях гитлеровцев к развязыванию химической войны ".

Существовал ряд объективных обстоятельств, принуждавших нацистов воздерживаться от развязывания химической войны. Это - и значительная химическая промышленность, созданная в Советском Союзе в годы первых пятилеток, и большие возможности соответствующих предприятий Англии и США, могущих стать надежной и широкой базой для отпора вермахту в случае начала химической войны. Фашистское военно- политическое руководство вынуждено было считаться с тем фактом, что и вермахт и вся Германия с ее относительно небольшой территорией и высокой плотностью населения в случае такой войны не смогли бы избежать ответных ударов антигитлеровской коалиции. Сдерживало гитлеровцев и то, что их военное положение было в целом неблагоприятным: стратегическая инициатива в результате Сталинградской и Курской битв перешла в 1943 г. к советским войскам, да к тому же промышленные центры Германии подвергались систематическим ожесточенным бомбардировкам англо-американской авиации.

И все же нацисты не оставляли расчетов на возможность "химического блицкрига". В этих условиях своевременная информация о планах и мероприятиях гитлеровских захватчиков по применению химического оружия имела важнейшее значение для принятия советским командованием контрмер и срыва подготавливаемой фашистами авантюры.

Значительная роль в борьбе против угрозы химической войны принадлежала партизанам и подпольщикам Белоруссии, их разведке, которая сумела наряду с другими органами советской разведки получить, обработать и передать за линию фронта сведения о приготовлениях фашистов. Эти данные были особенно важны в связи с тем, что именно на территории Белоруссии гитлеровцы сосредоточили основные запасы отравляющих веществ, большое количество специальных химических подразделений вермахта и широко развернули обучение своих войск методам химической войны на советско- германском фронте. Раскрывая планы фашистов по развязыванию химической войны, разведка партизан и подпольщиков Белоруссии действовала по трем направ-


8 "История Великой Отечественной войны Советского Союза". Т. 2, стр. 20; "Буг в огне", стр. 54 - 55, 62 - 63.

9 Ф. Галь дер. Указ. соч. Т. 3, кн. 1, стр. 183; кн. 2, стр. 13, 150, 162, 190, 208, 237, 244, 252, 273.

10 Там же, кн. 2, стр. 162.

11 "Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.". Изд. 2-е. М. 1976. Т. 1, стр. 52 - 56.

стр. 21


лениям: сообщала обо всех зафиксированных фактах переброски и складирования химического имущества вермахта; захватывала образцы отравляющих веществ и средств противохимической обороны; выясняла наличие специальных химических подразделений врага, их вооружение, организацию и возможные сроки их использования на фронте.

Уже 24 июня 1942 г. в информационной сводке 208-го партизанского отряда, действовавшего в Могилевской области, начальник разведки коммунист П. В. Яхонтов сообщал в штаб Западного фронта о нахождении в Борисове специального химического подразделения гитлеровцев с соответствующим оборудованием на 80 автомашинах12 . С развертыванием Сталинградского сражения сигналы от белорусских партизан и подпольщиков по этому вопросу становились все более частыми и разнообразными. 16 сентября 1942 г. командир Минского областного партизанского соединения, секретарь подпольного обкома партии Герой Советского Союза В. И. Козлов сообщил в Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД ) добытые разведчиками сведения о перевозке на фронт по железной дороге Лунинец - Калинковичи - Гомель отравляющих веществ в баллонах и цистернах, а также полученные от офицера чеха- антифашиста данные о планах фашистов нанести удар по Москве и прилегающей к ней территории с применением отравляющих веществ 13 . Подпольщики Минска в своем отчете ЦК КП (б) Б сообщили о выявленных ими складах с отравляющими веществами и их расположении по состоянию на 23 октября 1942 года. Они передали также сведения о концентрации самолетов марки "Хейнкель-III", которые могли быть использованы гитлеровцами для осуществления ударов химическими авиабомбами. Это был крайне тревожный сигнал. Советские истребители ранее сбили такой бомбардировщик, в фюзеляже его находился газовый баллон для отравляющих веществ, а в кабинах висели специальные защитные маски для летчиков с надписью: "Газовые маски". Перед началом акции с отравляющими веществами экипаж должен был надеть противогазы. Несколько позже авиаконструктор Хейнкель смонтировал на своем самолете специальное оборудование для ведения газовой войны 14 .

Новые факты подготовки гитлеровцев к химической войне были выявлены разведчиками во второй половине 1942 г. в Могилевской и Витебской областях: в каждом немецком взводе были созданы специальные отделения, которые получали на вооружение средства ведения химической войны; химические отделения и взводы ежедневно, по плану, проводили многочасовые тренировки15 . В целях проверки и уточнения сведений о такого рода мероприятиях гитлеровцев разведка партизан и подпольщиков Белоруссии значительно усилила сбор информации. Разведчик из партизанской бригады "Железняк" (Минская область) сообщал, что воинские части, расположенные в Минске, ежедневно тренируются в противогазах; все немецкие железнодорожные служащие, которых разведчику приходилось наблюдать во время поездки по области, были снабжены противогазами. Кроме того, беседуя с военнослужащими, разведчик слышал высказывания о том, что гитлеровская армия активно готовится к применению отравляющих веществ. Эти сведения были подтверждены захваченным в плен партизанами Минского соединения фашистом, который показал, что с середины 1943 г. в войсках усилились занятия по изучению нового вида противогаза.


12 Партийный архив Института истории партии (ПА ИИП) при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 4, д. 89, л. 4.

13 Там же, ф. 4051, оп. 1, д. 41, л. 7.

14 Там же, ф. 4, оп. 33а, д. 185, лл. 340 - 341; А. С. Яковлев. Указ. соч., стр. 215.

15 Д. Ф. Наумов. Указ. соч., стр. 215, 149.

стр. 22


В разведывательной сводке Белорусского штаба партизанского движения (БШПД) от 13 февраля 1943 г. сообщалось, что партизаны подорвали один из шедших в сторону фронта эшелонов, в котором оказалось химическое оружие. В начале марта было отмечено, что гитлеровцы вывозят на автомашинах баллоны с отравляющими веществами из Борисова на восток, а 13 апреля руководство Борисовского межрайонного оперативного центра передало в БШПД полученную от разведки информацию о новой перевозке боевых отравляющих веществ 16 . Становилось очевидным, что Борисов, узел железных и шоссейных дорог, является одной из опорных баз химических частей вермахта на центральном участке советско-германского фронта. Но не все спецэшелоны и особые автомобильные колонны гитлеровцев шли к фронту. Часть из них где-то разгружалась. Эта работа выполнялась только оккупационными войсками и преимущественно в ночное время. Тем не менее расположение строго засекреченных и хорошо охраняемых складов с химическим оружием скоро перестало быть тайной для партизанских разведчиков.

Минские подпольщики сообщили, что на одном из складов в городе находится до 5 тыс. шашек, на этикетках которых значилось: "смертельно - яд". В феврале - апреле 1943 г. в города и населенные пункты Минской, Гомельской, Могилевской и частично Барановичской областей гитлеровцы завезли значительное количество отравляющих веществ и химических боеприпасов. Химическое оружие, замаскированное, как правило, соломой, доставлялось из Германии в специальных вагонах и на платформах. Особенно крупные склады создавались, как выяснила партизанская разведка, в Могилевской области. Еще в декабре 1942 г. на склад в поселок Тишовка гитлеровцы доставили до 20 т отравляющих веществ. Несколько позже большие склады были обнаружены разведчиками около шоссейной дороги между Могилевом и Бобруйском, а также на территории Пашковского военного городка. В Могилеве советские патриоты выявили склады с химическим оружием в подвалах зданий обкома партии, областного управления НКВД, на базах пожарной охраны и в районе фабрики искусственного волокна, где в специальных хранилищах находилось до 15 т отравляющих веществ. Это свидетельствовало об организации гитлеровцами сети рассредоточенных баз для хранения значительных запасов химического оружия 17 .

Все эти данные свидетельствовали о том, что сигналы, поступавшие от разведки партизан и подпольщиков Белоруссии во второй половине 1942 г., отражали не случайные факты: нацисты явно готовили смертельно опасную авантюру с применением оружия массового уничтожения. 4 мая 1943 г. начальник БШПД секретарь ЦК КП (б) Б П. З. Калинин направил в ЦК ВКП (б) докладную записку о подготовке противника к химической войне18 . ЦК ВКП (б), Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования внимательно относились к сигналам различных органов советской разведки, в том числе и партизанской. Поступавшая от партизан и подпольщиков информация давала возможность перепроверять и уточнять уже имеющиеся данные, выявлять размещение складов с отравляющими веществами и специальных химических частей вермахта, получать сведения об их вооружении. Народным мстителям было дано указание немедленно сообщать в Москву обо всех фактах приготовления фашистов к использованию химического оружия.


16 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 4, оп. 33а, д. 425, лл. 18, 30; ф. 3500, оп. 1, д. 14, лл, 32 - 33; оп. 2, д. 1298, л. 107; оп. 4, д. 134, л. 23.

17 Там же, ф. 3500, оп. 1, д. 14, лл. 32 - 33.

18 Там же, оп. 2, д. 927, лл. 221 - 223.

стр. 23


Усилилась работа штабов партизанского движения в этом направлении. В течение мая - декабря 1943 г. ЦШПД трижды ставил перед командованием партизанских сил конкретные задачи по выявлению мероприятий врага по подготовке химического нападения. 6 августа 1943 г. ЦШПД в целях уточнения намерений гитлеровцев по развертыванию химической войны поставил перед БШПД задачу: определить конкретные химические части врага, их вооружение, организацию химической службы в оккупационных войсках, расположение химскладов и пути подвоза к ним; захватить образцы противогазов, боеприпасов, защитных костюмов, инструкции и уставы всех родов войск по противохимической обороне и по технике применения отравляющих веществ. В 1943 - 1944 гг. БШПД не менее 10 раз давал разведке специальные задания по выявлению химических средств противника. В августе 1943 г. после получения указаний ЦШПД БШПД обязал командование 58 партизанских бригад и штабы всех областных партизанских соединений усилить работу по выявлению подготовки врага к химической войне. БШПД предусматривал и целенаправленную разведку приготовлений противника. Планом БШПД по развитию партизанского движения с мая по октябрь 1943 г. намечалось подготовить и послать в областные штабы партизанского движения 15 специалистов- химиков для ведения химической разведки 19 .

К выполнению поставленных задач были привлечены тысячи партизанских разведчиков, связных, подпольщиков, а им, в свою очередь, оказывали помощь сотни тысяч советских патриотов из местного населения. Практически на территории Белоруссии не было района, где оккупанты могли бы тайно хранить или перевозить химическое оружие. 21 мая 1943 г. партизаны Полесского областного соединения доложили в БШПД, что, по данным разведки, гитлеровцы в областном центре г. Мозыре, районных центрах Ельне и Овруче, на железнодорожной станции Словечно строят газоубежища, запасают продукты на восемь дней, проводят массовую проверку противогазов. 16 июня командир партизанской бригады, действовавшей в Витебской области, В. В. Мельников сообщил, что высшее гитлеровское командование приказало приготовить в гарнизонах газоубежища и Проводить тренировки солдат в противогазах. 18 июня руководство Могилевского областного партизанского соединения передало сообщение о том, что в Орше воинские части оккупантов проводят тактические занятия в противогазах и совершают в них марши на расстояние 15 - 20 километров20 .

Значительное место в сообщениях партизан занимали сведения о фактах и направлении перевозок отравляющих веществ, заметно увеличившихся в период подготовки гитлеровцами операции "Цитадель"- наступления в районе Орловско-Курской дуги. Партизаны Минской области установили, что через железнодорожную станцию Красное на восток регулярно проходят эшелоны с химическим оружием (например, 8 июня 1943 г. эшелон N 167345 с 38 газовыми баллонами). На железнодорожном узле Лида, Барановичской обл., разведкой был обнаружен эшелон с отравляющими веществами со специальным условным обозначением - буква "П" в белом четырехугольнике. 14 июня витебские партизаны зафиксировали передвижение из Борисова в Оршу по железной дороге и шоссе эшелонов и автоколонн с опознавательным знаком химической части - желтый лев. С 14 по 20 июня разведка партизан Гомельского областного соединения отметила движение по железной дороге Жлобин - Гомель в сто-


19 Там же, оп. 1, д. 1, лл. 36 - 37; оп. 3, д. 38, лл. 55 - 56, 72 - 129; оп. 23, д. 35, лл. 145 - 146.

20 Там же, оп. 23, д. 6, л. 166; д. 7, лл. 455, 522.

стр. 24


рону Центрального фронта девяти эшелонов с отравляющими веществами, в том числе двух составов, груженных химическими авиабомбами (условный знак - желтый и зеленый крест). Особенно возросли такие перевозки во время Курского сражения и последующего контрнаступления советских войск. 25 июля 1943 г. разведчики, действовавшие в Минской обл., сообщили, что для перевозки химических бомб фашисты используют санитарные эшелоны. 1 августа поступила информация о том, что около половины противогазов, находившихся на складах, вывезены гитлеровцами к линии фронта. 5 сентября В. И. Козлов информировал ЦШПД о прохождении через Минский железнодорожный узел поездов с грузом химического оружия по направлению к фронту. В том же месяце сотрудник разведывательного отдела штаба Минского областного партизанского соединения коммунист А. С. Осадчий докладывал секретарю подпольного обкома партии Р. Н. Мачульскому, что, по сообщениям разведчиков, на Оршу и Гомель проследовало из Германии 39 поездов с грузом отравляющих веществ; на склады, расположенные под Минском, завезен кожно-нарывной газ, а немецким солдатам и офицерам гарнизона города выданы противохимические пакеты21 . Эти данные подтверждали сведения, полученные из других источников: нацисты активно готовились начать химическую войну.

Располагая этой информацией, партизаны планировали и осуществляли акции, позволяющие добыть образцы отравляющих веществ или средств противохимической защиты. 6 и 10 июня 1943 г. диверсионные группы подорвали два эшелона на железнодорожных участках Красный Берег - Жлобин и Жлобин - Гомель. В результате этих операций были добыты невзорвавшийся баллон с газом, противоипритовая накидка, дегазационный порошок22 . Партизанские разведчики и подпольщики похищали со складов или захватывали в вооруженных столкновениях с оккупантами образцы противогазов. О том, какое это имело значение, свидетельствует указание БШПД командиру Барановичского областного партизанского соединения В. Е. Чернышеву (впоследствии - Герой Советского Союза) от 14 мая 1943 г.: "Ускорить приобретение нового немецкого противогаза, захватывать образцы отравляющих веществ"23 . По заданию командования 4-й Белорусской партизанской бригады подпольная группа, действовавшая в Невеле, Витебской обл., летом 1943 г. вынесла со склада и передала партизанам четыре новых секретных противогаза марки "43". Оперативные разведчики из партизанской бригады под командованием Н. Е. Фалалеева того же областного соединения в начале августа захватили немецкие противогазы двух выпусков и передали их в БШПД. В сентябре партизаны из бригады "Чекист" Могилевского соединения взяли в плен гитлеровца, у которого оказался новый вид противогаза. В октябре семь комсомольцев под командованием кандидата в члены ВКП (б) И. С. Емца из взвода войсковой разведки партизанской бригады "Беларусь" Минского соединения, внезапно атаковав группу фашистов в дер. Дудичи Руденского района, захватили четыре противогаза и три противоипритовых костюма 24 .

Гитлеровское командование усиленно подготавливало авиацию к нанесению ударов химическим оружием не только по советским войскам, но и по тыловым промышленным центрам СССР. Значитель-


21 Там же, оп. 2, д. 927, л. 222; оп. 23, д. 8, л. 349; ф. 4, оп. 33а, д. 661, лл. 101 - 105; А. К. Соловьев. В тылу врага. "Минская правда", 20.II.1976.

22 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 927, л. 223; Архив Института истории партии (А ИИП) пря ЦК КПБ, д. 88, л. 17.

23 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 23, д. 31, л. 348.

24 Там же, ф. 4, оп. 33а, д. 71, л. 226; оп. 1, д. 15, л. 177; ф. 3500, оп. 2, д. 22, лл. 33, 193; оп. 23, д. 37, л. 116.

стр. 25


ную часть перебрасываемых средств химической войны составляли авиабомбы, начиненные отравляющими веществами. Еще в мае 1943 г. партизанские разведчики выявили склад химических авиабомб на военном аэродроме близ Могилева. Летом отмечалось усиленное строительство, расширение и наполнение таких складов на аэродромах Гомеля, Могилева и др. Захваченный в плен летчик "Люфтваффе" показал на допросе, что в Минске расположен штаб авиационного соединения под кодовым названием "Москва", который ведет планомерную подготовку личного состава к химической войне. Пленный раскрыл структуру штаба и конкретные задачи соединения. Этот штаб имел в своем распоряжении четыре авиационных части, расположенных на аэродромах близ Смоленска, Орши, Барановичей, станции Изоча. Авиасоединение подчинялось непосредственно командующему ВВС фашистской Германии Герингу и должно было действовать в радиусе Невель - фронт - Гомель - Барановичи. Помимо этого соединения, существовали еще два - "Киев" (на Украине) и "Позен" (в Польше). Пленный заявил также, что в последнее время в гитлеровской армии началась систематическая проверка противогазов, защитной одежды и медицинских препаратов в виде таблеток, которые выдавались по три штуки на военнослужащего. Из приказов командования и обмена мнениями среди офицеров у него сложилось впечатление, что вермахт рассчитывает в скором времени начать химическую войну25 .

В июле - августе 1943 г. белорусские партизаны отметили переброску специальных химических подразделений вермахта из Германии к линии фронта, в восточные районы Белоруссии, где они расположились на вторых и третьих линиях обороны. Совместными усилиями оперативной и войсковой разведок была получена информация о том, что на оборонительных рубежах и сооружениях, а также в зонах укрепленных районов вдоль рек Днепр, Сож, Березина производятся подготовительные работы к началу химической войны: устанавливаются газовые баллоны, завозятся химические снаряды, мины, бомбы. Согласно инструкции, их предполагалось использовать комплексно. Проводились тренировки солдат и офицеров по противохимической защите. В середине августа им были выданы противогазы нового вида и специальный порошок для присыпки пораженных участков кожи26 .

Летом и осенью 1943 г. от разведки белорусских партизан поступили также сведения о непосредственной подготовке к ведению химической войны войсковых подразделений вермахта, расположенных вблизи линии фронта. 24 августа партизанский отряд N 48 Могилевского соединения доложил в разведотдел БШПД о функционировании школы по подготовке специалистов по химическому оружию в районном центре Чериково. В Витебске партизанские разведчики раскрыли наличие двухнедельных курсов по подготовке инструкторов по применению отравляющих веществ. В Минской области была замечена раздача в воинских частях, расположенных в семи гарнизонах Борисовского района, баллонов с отравляющими веществами. 8 сентября 1943 г. командование 4-й Белорусской партизанской бригады сообщило в БШПД сведения, добытые совместно ее разведчиками и подпольщиками из районного центра Невель, где гитлеровцы установили специальную газокамеру и проводили обязательные занятия со всеми военнослужащими с применением удушающих газов. В некоторых деревнях проводились заражение и дегазация отдельных участков местности и улиц, а также еженедельные тренировки военнослужащих в противогазах. В конце августа из Невеля в сторону дер. Опухлики были отправ-


25 Там же ф. 3500, оп. 1, д. 14, лл. 32 - 33; оп. 2, д. 927, лл. 221 - 222; д. 15, лл. 102 - 104.

26 Там же, оп. 1, д. 2, л. 207; оп. 2, д. 927, лл. 221, 223; оп. 23, д. 15, л, 489.

стр. 26


лены химические боеприпасы и специальное артиллерийское подразделение 27 .

В работе по разоблачению преступных планов развязывания химической войны партизанам помогали немецкие антифашисты. Еще в марте 1943 г. к партизанам Минского соединения добровольно перешел немецкий офицер. Он рассказал, что всю территорию Белоруссии гитлеровцы разделили на районы противохимической защиты, в Минске создано 16 защитных зон, в каждой из которых действовала специальная химическая команда из девяти человек во главе с офицером. Всеми приготовлениями по применению химического оружия в пределах Белоруссии ведал генерал-майор вермахта Шперлинг. В Минске и ряде других городов республики по его указанию были созданы курсы по подготовке руководителей противохимической обороны и лаборатории по определению действенности отравляющих веществ28 . Другой антифашист, военный врач, информировал 23 сентября 1943 г. партизанского разведчика из военно- оперативной группы о планах применения гитлеровцами химического оружия в случае прорыва советскими войсками их оборонительных сооружений по Днепру, 18 октября немецкий военнослужащий сообщил во 2-ю Минскую партизанскую бригаду: среди солдат и офицеров идут разговоры о том, что Германия первой применит химическое оружие. По его сведениям, новые противогазы были выданы всему личному составу армии в апреле 1943 года 29 . К партизанам добровольно перешел немецкий инженер военного строительства, захватив с собой засекреченную модель нового противогаза и планы хранилищ химического оружия, сооружаемых в Минской области30 .

Осенью 1943 г. активность гитлеровцев по подготовке химической войны несколько уменьшилась. Это было связано с крупными успехами Красной Армии. В течение октября - декабря белорусские партизаны всего три раза обнаруживали и докладывали об этих приготовлениях гитлеровцев. Партизаны, действовавшие в Речицком районе, Гомельской обл., в октябре передали сведения об усиленных тренировках оккупантов в противогазах и обучении пользованию ими изменнических военных формирований. Разведчики партизан Минского соединения в декабре узнали от пленного француза, служившего в вермахте, о завозе в район Борисова и Минска баллонов с отравляющими веществами, выдаче усовершенствованных противогазов, широком применении камер газоокуривания31 . Указанные факты свидетельствовали, что фашисты не оставили своих планов развязать химическую войну, лишь ограничив размах ее подготовки.

Партизанские разведчики и подпольщики должны были быть начеку, чтобы вовремя заметить новые приготовления врага к применению химического оружия. 28 октября 1943 г. заместитель начальника БШПД секретарь ЦК КП (б) Б И. П. Ганенко дал радиограмму секретарям подпольных обкомов партии о необходимости добыть сведения о специальных минометных частях, сформированных фашистами для ведения химической войны, их вооружении. Это указание было связано с тем, что разведчики партизан Белоруссии сообщили об отводе химических частей противника осенью 1943 г. непосредственно от линии фронта и их размещении в тыловых районах группы армий


27 А ИИП при ЦК КПБ, инв. N 011, л. 7; ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 60, лл. 161 - 162; оп. 23, д. 15, л. 589.

28 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 927, лл. 221 - 222; оп. 23, д. 15, лл. 102 - 104.

29 Там же, оп. 2, д. 100, л. 6; оп. 4, д. 87, л. 14.

30 Там же, оп. 23, д. 7, л. 7; д. 33, л. 3.

31 Там же, оп. 2, д. 30, л. 38; А ИИП при ЦК КПБ, д. 88, л. 37; инв. N 002, кадр. 12.

стр. 27


"Центр", где партизаны и подпольщики могли организовать наблюдение32 . Выполняя это распоряжение, могилевские партизаны обнаружь ли (сообщение от 28 ноября 1943 г.) прибытие в Пашково химминометного подразделения, а подпольщики Витебска установили, что в начале января 1944 г. в городе появилось два химических подразделения. В конце того же месяца партизаны Витебского соединения после боя с гитлеровцами захватили солдатскую книжку, принадлежавшую ефрейтору 51-го химминометного полка 4-й химминометной группы. В феврале разведчики Минского партизанского соединения отметили прибытие в дер. Антоново 113-й химической роты, снабженной отравляющими веществами. Разведкой белорусских партизан было подтверждено наличие в фашистской армии 6-го, 23-го, 56-го, 126-го, 160-го химических минометных полков 33 .

Важным участком деятельности разведки партизанских формирований и сотрудничавших с нею подпольщиков оставалось установление местонахождения складов химического оружия и противохимических средств. Информация о них позволяла советской авиации наносить по ним прицельные бомбовые удары, а сведения о прибытии и отправке грузов, о емкости складов давали командованию Красной Армии возможность держать под контролем приготовления врага. Только в 1943 г. были обнаружены и взяты под наблюдение 14 складов (по два возле железнодорожной станции Боровуха-I, в Мозыре и Могилеве, по одному в Витебске, Минске, Орше, Полоцке, Кобрине, Калинковичах, Шклове, Красном), где хранились баллоны с отравляющими веществами, авиабомбы с кожно-нарывным газом, противогазы, защитные комбинезоны и накидки. Гитлеровцы активно пополняли эти запасы, завозили новые тысячи тонн химического имущества. 14 июля 1943 г. была зафиксирована разгрузка трех эшелонов с отравляющими веществами и авиабомбами на станции Боровуха-I. В конце 1943.г. наблюдался подвоз химического оружия в Калинковичах, Шклове, Мозыре, была установлена его переброска со склада на склад по железным дорогам Минск-Бобруйск, Жлобин-Красный Берег, Жлобин-Гомель, Слоним-Озерцы34 .

Партизанская разведка внимательно следила также за вывозом химического оружия к линии фронта. 9 ноября 1943- г. оперативная разведка партизанской бригады имени Сталина Барановичского областного соединения установила факт погрузки и отправки отравляющих веществ со склада около железнодорожной станции Красное на восток, в ближние тылы фронтовых частей 35 .

В работе по выявлению подготовки фашистов к химической войне принимали участие народные мстители всех оккупированных гитлеровцами районов нашей страны. Велись непрерывные наблюдения за всеми перевозками химического имущества, разведывались группировки специальных подразделений вермахта, места дислокации их тыловых баз. По данным ЦШПД, на временно оккупированной территории СССР к январю 1944 г. партизанской разведкой было выявлено 22 склада, из них 3 в Ленинградской обл. и Прибалтике, 5 - на Украине и 14 - в Белоруссии 36 .

С начала 1944 г. на территории Белоруссии нацистами было создано восемь новых складов, в основном за счет перебазирования из районов, освобожденных Красной Армией. 6 января разведчики Минского партизанского соединения обнаружили склад баллонов с отрав-


32 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 100, л. 6; оп. 23, д. 40, л. 8.

33 Там же, оп. 2, д. 5, л. 2; оп. 3, д. 116, л. 316; оп. 4, д. 43, л. 142; А ИИП при ЦК КПБ, инв. N 011, л. 7.

34 А ИИП при ЦК КПБ, инв. N 011, лл. 6 - 7.

35 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 3500, оп. 2, д. 30, л. 38.

36 А ИИП при ЦК КПБ, инв. N 011, л. 11.

стр. 28


ляющими веществами в дер. Сетча, Руденского района. В феврале БШПД на основании сведений, полученных от пленных, сообщил командующему Белорусским фронтом Маршалу Советского Союза К. К. Рокоссовскому о наличии крупных баз с химическим веществом в Белостоке и Варшаве. Весной витебские партизаны обнаружили на юго- западном берегу озера близ Двинска склад химического оружия. В конце июня по информации партизан была составлена подробная карта 15 крупных химических складов гитлеровцев на еще оккупированной территории республики37 . В первые же дни наступления советских войск летом 1944 г. эти склады были уничтожены нашей авиацией. В ряде случаев партизанские разведчики и подпольщики совершали диверсии на этих складах. Весной 1944 г. подпольщики, связанные с партизанами, сожгли в Витебске военный склад, находившийся в здании школы N 18. В результате было уничтожено большое количество баллонов с отравляющим газом и 12 тыс. противогазовых масок38 .

Гитлеровцы готовились использовать отравляющие вещества не только на фронте, но и против партизан. 12 мая 1942 г. генерал Гальдер сделал запись в своем дневнике о докладе генерала Окснера по вопросу применения газов против партизан 39 . Это намерение подтверждалось как признаниями взятых в плен карателей, так и сведениями, полученными партизанскими разведчиками и подпольщиками. 13 июня 1942 г. партизанский отряд, действовавший в Витебской обл., сообщил о планах гитлеровцев использовать для борьбы с партизанами стойкие отравляющие вещества в Полоцком районе40 . Год спустя, 8 июня 1943 г., партизанский разведчик сообщил в бригаду В. И. Ливенцева, что фашистское командование дважды запрашивало разрешение Берлина на применение химического оружия против партизан. Гитлеровский полковник из специального штаба по борьбе с партизанами, находившегося в Могилеве, по сообщению этого разведчика, похвалялся, что если партизаны не бросят оружие, то мы "потравим их, как крыс"41 .

Оккупанты усилили свои приготовления к химической войне с партизанами в июне - июле 1943 г., в период подготовки и проведения Курской битвы. Партизанские бригады К. М. Бакуна. В. А. Короткевича (Полесское соединение), штаб Гомельского соединения, бригада Ф. Г. Маркова, впоследствии Героя Советского Союза (Вилейское соединение), штаб Пинского соединения неоднократно докладывали в БШПД о снабжении химическим оружием фашистских войск, направляемых для борьбы с народными мстителями в районах их действия. Командир Гомельского партизанского соединения И. П. Кожар 26 июня информировал БШПД о сосредоточении в Калинковичах, Овруче, Житковичах и вдоль железной дороги Калинковичи - Гомель до 35 тыс. войск противника с задачей окружения и уничтожения партизанских сил. При этом был отмечен подвоз химических средств нападения. Из нескольких источников партизанам стало известно о готовящемся массовом применении против них отравляющих веществ 42 .

Оккупанты рискнули пойти лишь на ограниченное применение отравляющих веществ с целью их испытания в районах базирования партизан. Полигонами они избрали Полоцкий район Витебской обл.


37 ПА ИИП при ЦК КГГБ, ф. 3500, оп. 2, д. 5, л. 2; оп. 3, д. 117, лл. 61, 71; оп 23, д. 47, л. 164.

38 Н. И. Пахомов, Н. И. Дорофеенко, Н. В. Дорофеенко. Указ. соч., стр. 223.

39 Ф. Гальдер. Указ. соч. Т. 3, кн. 2, стр. 244.

40 А ИИП при ЦК КПБ, д. 99, л. 16.

41 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 4, оп. 33а, д. 185, лл. 101 - 103.

42 Там же, ф. 3500, оп. 2, д. 927, л. 223; оп. 3, д. 21, л. 60; оп. 23, д. 8, л. 296; д. 9, л. 180.

стр. 29


и Бегомльский район Минской обл., где находились крупные партизанские зоны. Распыление отравляющих веществ производилось самолетами. 27 июля 1943 г. над расположением партизанской бригады А. Я. Марченко, дислоцировавшейся в Полоцком районе, с самолета "Фокке-Вульф" был рассыпан в большом количестве порошок, оказывавший сильное токсическое действие на людей. По сведениям партизан, он был желтоватого цвета, без запаха, хорошо впитывал воду. Они сумели собрать около 200 г порошка и передать его за линию фронта для исследования43 . 29 октября 1943 г. секретарь Бегомльского подпольного райкома партии С. С. Манкович и командир партизанской бригады "Железняк" И. Ф. Титков, впоследствии удостоенные звания Героя Советского Союза, сообщили в ЦК КП(б)Б, что 27 октября над четырьмя деревнями района гитлеровцы разбросали порошкообразное вещество, вероятно, иприт. Наблюдалось заболевание местного населения и массовое отравление скота. 11 января 1944 г. И. Ф. Титков доложил БШПД о новом случае применения оккупантами химического оружия, которое вызвало заболевание скота (ожоги полости рта, язвы языка) 44 . В разведывательной сводке БШПД от 22 декабря 1943 г. содержались сведения о подготовке фашистами в Борисовском районе карательной экспедиции с применением отправляющих веществ, полученные от подпольщиков, работавших в оккупационных органах в Борисове45 .

Разведка партизан Белоруссии вела также работу по выявлению химических лабораторий фашистов и добыванию образцов специального вооружения. 24 ноября 1943 г. секретарь Могилевского подпольного райкома партии И. П. Станкевич докладывал подпольному обкому партии, что перед партизанской разведкой поставлена задача установить местонахождение и захватить образец химического миномета. Через несколько дней был получен его чертеж. 12 декабря командование Пинского партизанского соединения отдало приказ командирам, комиссарам и начальникам разведки входивших в него бригад о мобилизации оперативной и войсковой разведок на получение подробной информации о находящейся на территории Пинской спичечной фабрики лаборатории по исследованию отравляющих веществ. Выполняя это указание, партизаны и подпольщики определили вид отравляющих веществ, выяснили, куда их отправляют, добыли образцы, изготовленные в лаборатории, отослали их в штаб соединения, а спичечную фабрику подожгли 46 .

Разоблачение преступных планов подготовки гитлеровским командованием химической войны, осознание нацистами неотвратимости ответного удара, где бы такая война ни началась, привели их к отказу от широкого применения отравляющих веществ против партизан и населения оккупированных районов Белоруссии.

В первой половине 1944 г. разведка партизан Белоруссии продолжала добывать все новую информацию о подготовке противником химической войны. Оперативно- разведывательный план оперативной группы БШПД при штабе 3-го Белорусского фронта на февраль- июнь 1944 г. нацеливал партизанские формирования на получение сведений о мероприятиях врага по подготовке к химической войне. Для этого в каждом отряде создавались специальные группы разведчиков 47 .


43 Там же, оп. 1, д. 15, лл. 147 - 148.

44 Там же, оп. 2, д. 10, лл. 1 - 2; оп. 23, д. 21, л. 9.

45 Там же, оп. 2, д. 22, л. 26.

46 Там же, д. 927, л. 138; ф. 4417, оп. 1, д. 1, л. 121.

47 Там же, ф. 3500, оп. 3, д. 134, лл 2 - 3.

стр. 30


Руководствуясь этими указаниями, партизаны усиливали разведку в данном направлении. Заместитель командира по разведке 1-й Минской партизанской бригады коммунист С. Гавер дал следующие задания разведаппарату отрядов: выявить места расположения складов с отравляющими веществами, добиваться приобретения образцов химического оружия, установить наличие и дислокацию химических частей вермахта, их нумерацию и опознавательные знаки. Для успешного выполнения поставленных задач разведывательные отделы отрядов должны были подбирать на эту работу "товарищей смелых, преданных, могущих без риска (конспиративными методами. - В. К .) выполнять поставленную перед ними задачу, выполнять волю партии и народа"48 . Добытая партизанскими разведчиками химическая граната 1 марта 1944 г. была направлена в штаб Минского областного соединения, а оттуда самолетом в оперативную группу БШПД при штабе 2-го Белорусского фронта 49 .

29 апреля 1944 г. штаб 61-й армии поставил перед оперативной группой БШПД весьма важную задачу уточнить данные о сосредоточении противником химического имущества в районе Пинска. 17 мая штаб 3-го Белорусского фронта дал партизанам Витебской обл. задание установить нумерацию, состав и вооружение химминометных полков, расположенных на Витебском, Богушевском и Оршанском направлениях. 2 июня штаб 1- го Белорусского фронта обратился в БШПД с просьбой включить в план разведки партизан задание выяснить, в какие районы были передислоцированы химические склады из Бреста и Дрогичина, имеются ли склады средств химнападения в Смолевичах, а также определить те районы, в которых сосредоточены химминометные части, вооруженные 6- ствольными минометами, отведенные перед этим с фронта50 . Разведка белорусских партизан и подпольщиков приложила все усилия для выполнения этих и многих других заданий штабов советских войск.

24 февраля 1944 г. пленный гитлеровский летчик со сбитого партизанами бригады "Гроза" бомбардировщика "Юнкерс-88" сообщил об усилении в воинских частях занятий по противохимической защите в предвидении начала гитлеровцами химической войны. Эта информация подтверждала полученное ранее правительством БССР сообщение о факте обстрела фашистским самолетом химическими боеприпасами автоколонны между Кричевом и Чериковом, в освобожденной Красной Армией части Могилевской области. 18 марта разведка партизан Могилевского соединения захватила сумку химразведчика, в которой находились насос для забора проб воздуха, ампула со слезоточивым газом и два пакета для химзащиты. 20 марта разведывательный отдел БШПД передал военно- химическому управлению 1-го Белорусского фронта ряд документов, касавшихся снаряжения химических частей вермахта: памятка для унтер-офицеров, заведующих хранением и выдачей как химического оружия, так и защитных средств; описание свойств и опознавательных знаков отравляющих веществ; таблицы по применению боеприпасов; характеристика и способ использования противогазового комбинезона "30"; тетрадь с чистыми бланками донесений о применении отравляющих веществ51 .

Усиленная разведка приготовлений врага к химической войне продолжалась вплоть до полного освобождения Белоруссии. 19 июня 1944 г. партизаны Брестского соединения сообщили в БШПД, что солдаты и офицеры гитлеровской армии ежедневно проходят специаль-


48 Там же, оп. 2, д. 62, л. 396.

45 Там же, оп. 23, д. 77, л. 478.

50 Там же, оп. 1., д. 1027а, л. 2; оп. 2, д. 22, л. 251; оп. 3, д. 41, л. 96.

51 Там же, оп. 2, д. 106, л. 3; д. 17, л. 33; д. 100, д. 20; д. 927, л. 225.

стр. 31


ную химическую подготовку: занятия проводятся в противоипритных костюмах, все военнослужащие обязаны иметь при себе противогазы с новыми фильтрами. Эти данные были получены из гарнизонов в райцентрах Лунинец, Микашевичи, Пружаны. 24 июня член Городищенского подпольного райкома партии П. П. Андреев доложил секретарю ЦК КП (б) Б И. П. Ганенко о захвате партизанами гитлеровского офицера с документами, содержащими запись формул отравляющих веществ и данные о снабжении ими вермахта 52 .

В ходе выполнения разведывательных заданий, в том числе и по выяснению подготовки противником химической войны, участвовали тысячи партизан и подпольщиков. Они пользовались поддержкой подавляющего большинства местного населения. Именно поэтому, действуя в труднейшей обстановке кровавого оккупационного режима, они могли с честью выполнять свою сложную и крайне необходимую Родине работу. Разведка партизан и подпольщиков Белоруссии сумела вовремя получить сведения о планах гитлеровцев по применению отравляющих веществ. В 1942 - 1944 гг. за линию фронта было передано более 60 сигналов о такого рода планах и намерениях врага.

В конечном счете фашисты вынуждены были отказаться от использования химического оружия. Их остановила позиция Советского Союза и других стран антигитлеровской коалиции, а также всех миролюбивых сил, осудивших намерение правителей фашистской Германии применить отравляющие вещества в войне против СССР. Реакционные буржуазные историки, в первую очередь западногерманские, до сих пор продолжают писать о том, что гитлеровцы якобы не планировали химической войны против СССР и практически к ней не готовились. Приведенный материал еще раз убедительно опровергает эти утверждения.


52 Там же, д. 5, лл. 149 - 150; оп. 23, д. 58, л. 45.

Опубликовано 10 января 2018 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1515588655 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ВОЕННОЕ ДЕЛО УЧАСТИЕ ПАРТИЗАН И ПОДПОЛЬЩИКОВ БЕЛОРУССИИ В СРЫВЕ ГИТЛЕРОВСКИХ ПЛАНОВ ХИМИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network