ЗАРОЖДЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ АЛЖИРА

Актуальные публикации по вопросам туризма. Путешествия. Отчеты о поездках. Страны мира. История экзотических стран мира.

NEW ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ


ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЗАРОЖДЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ АЛЖИРА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-12-08
Источник: Вопросы истории, № 1, Январь 2008, C. 148-153

Дипломатическая служба Алжира зародилась и начала формироваться в ходе борьбы за независимость, за обретение государственной самостоятельности. В первые годы дипломатическая деятельность Фронта национального освобождения (ФНО), руководившего с ноября 1954 г. вооруженной борьбой алжирского народа, была направлена, прежде всего, на противодействие попыткам Франции изолировать Алжир на мировой арене, на мобилизацию поддержки мировой общественности, на обеспечение постоянных контактов с дружественными государствами. Международные позиции ФНО в тот период серьезно укрепляются.

 

Работу в этом направлении вела Делегация внешних сношений (прообраз МИД), созданная Фронтом национального освобождения в 1954 г. на базе бывшей Делегации внешних сношений Движения за триумф демократических свобод (ДТДС), которая была направлена Центральным комитетом ДТДС в Египет в октябре 1954 г. для того, чтобы добиться соответствующей поддержки со стороны Гамаль Абдель Насера в предстоящей вооруженной борьбе за независимость. Местом пребывания делегации был избран Каир, который к тому времени был фактическим центром политической жизни на Ближнем Востоке и в Северной Африке. В состав Делегации внешних сношений (ДВС ФНО) входили в основном бывшие члены ДТДС, примкнувшие к ФНО (М. Хидер, Бен Белла, Аит Ахмед, Х. Лахель, М. Язид), к которым в апреле 1956 г. присоединились Ферхат Аббас, А. Франсис, А. Киуан и др. Координировал деятельность Делегации в начальный период М. Хидер.

 

Делегация внешних сношений ФНО проводила политико-пропагандистскую работу во многих странах не только Ближнего Востока, но и Европы, Азии, Африки и Латинской Америке, принимала участие в региональных и в международных конференциях. Представители Делегации во время поездок по различным странам принимались на самом высоком уровне, причем даже в странах прозападной ориентации. В начале 1956 г., в частности, когда группа представителей департамента внешних сношений ФНО во главе с Ферхатом Абассом посетила ряд стран Ближнего Востока, она была принята в Ливане президентом страны К. Шамуном и премьер министром Риалом Эссольхом, в Трансиордании (так тогда называлась Иордания) - королем Хусейном, в Ираке - премьер-министром Нури Саидом. Позднее, в сентябре - октябре того же года, группа ДВС ФНО в составе Ф. Аббаса и А. Киуана совершила поездку по странам Латинской Америки. Члены группы имели конкретный мандат, который давал им право представлять Фронт Национального Освобождения в ходе их контактов с властями и различными организациями посещаемых ими стран Латинской Америки. Мандат от имени ФНО подписывался М. Хидером1.

 

 

Богучарский Евгений Максимович - кандидат исторических наук, доцент МГИМО (У) МИД РФ.

 

стр. 148

 

 

Когда в 1957 г. Исполнительный и координационный комитет ФНО обосновался в Каире, Делегация внешних сношений утратила свое значение и была заменена в начале 1958 г. Департаментом иностранных дел. Именно в это время были также созданы департаменты прессы и информации, внутренних дел, снабжения и вооружения. Однако строгого разграничения функций не было, нередко тот или иной департамент брал на себя функции другого.

 

С момента формирования Временного правительства Алжирской республики (ВПАР) в сентябре 1958 г. название "департамент" было упразднено и заменено "министерством". ВПАР состояло из десяти министерств, одним из которых было министерство иностранных дел. Первым министром иностранных дел стал Л. Дабагин, который пользовался уважением как "исторический лидер" Партии алжирского народа (ППА) 1940-х годов.

 

Вопросы, которые обычно входят в компетенцию министерства иностранных дел, были переданы в ведение двух других министерств. Министерство по североафриканским делам занималось вопросами, касавшимися отношений с Тунисом и Марокко, а министерство информации курировало проблемы пропаганды и участия Алжира в работе международных совещаний, конференций и других форумов, включая Организацию Объединенных Наций.

 

После сессии Национального совета революции Алжира (НСРА) в Триполи (декабрь 1959 - январь 1960 г.) Министерство по североафриканским делам было упразднено, а вопросы, входившие в его компетенцию, перешли в ведение Министерства иностранных дел. Кроме того, было решено, что из ведения министерства информации будут изъяты вопросы, связанные с участием в деятельности международных организацией, которые перешли под прямой контроль министерства иностранных дел.

 

Со дня образования Временного правительства постоянным местом пребывания Министерства иностранных дел был город Каир. Немаловажное значение при решении этого вопроса играл, видимо, тот факт, что в столице Объединенной Арабской Республики были аккредитованы послы большинства стран мира. Министерство занимало первый этаж здания ВПАР в дипломатическом квартале в Гарден-сити.

 

Центральный аппарат Министерства иностранных дел имел следующую структуру: генеральный секретариат и отделы. Генеральный секретариат являлся основным исполнительным органом министерства. Он был создан в результате реорганизации различных министерств на сессии НСРА в Триполи (декабрь 1959 - январь 1960 г.). Генеральный секретарь, который был вторым после министра лицом в министерстве, имел в своем распоряжении немногочисленный секретариат. Кроме генерального секретариата, имелись четыре региональных отдела: арабских стран, Азии, Африки и европейско-американский.

 

В первые годы после создания в алжирском МИДе не было функциональных отделов. Вопросы экономики, культуры и другие, требующие специальных знаний, вошли в ведение компетентных министерств, а вопросы юридического характера рассматривались юридическим советником канцелярии премьер-министра. Все вопросы, касавшиеся деятельности Организации Объединенных Наций и участия в ней Алжира, были отнесены к компетенции европейско-американского отдела. Центральный аппарат министерства иностранных дел ВПАР, в отличие от его заграничной службы, был развит относительно слабо.

 

С 1954 по сентябрь 1958 г. Фронтом национального освобождения было открыто несколько бюро за границей. Их сотрудники не имели какого-либо общественного или официального статуса, ибо они представляли политическую организацию, а не алжирское правительство, которого еще не существовало. Тем не менее, некоторые из представителей ФНО пользовались дипломатическими привилегиями. Эти привилегии распространялись на алжирцев, работавших в бюро ФНО в арабских государствах (из соображений вежливости), а также на алжирского представителя в Нью-Йорке, который пользовался "заимствованным" дипломатическим статутом, т.к. официально был дипломатом посольства Йемена.

 

После сессии Национального совета революции в Триполи 6 февраля 1960 г. был издан декрет об организации заграничных миссий2.

 

Принимая во внимание, что ВПАР было временным правительством, декретом предусматривалось, что политическое представительство Алжира в странах, признавших ВПАР, будет обеспечиваться миссиями, в обязанности которых входило реше-

 

стр. 149

 

 

ние с местными компетентными органами всех вопросов, затрагивающих интересы Алжира и выходцев из Алжира. Учитывая, что в дипломатической службе ВПАР не существовало рангов послов, посланников или поверенного в делах, миссию возглавлял глава миссии, назначаемый ВПАР по предложению министра иностранных дел; на него у правительства страны, при котором он аккредитовывался, по всей форме запрашивался агреман.

 

В самом факте, что алжирцы пошли на использование термина "глава миссии" не было ничего особенного. В практике дипломатических отношений между государствами он был вполне применим, что нашло соответствующее отражение в Конвенции о дипломатических сношениях, подписанной в Вене в апреле 1961 года.

 

В состав миссии в случае необходимости включались военные и один или два политических советника, а также один или несколько атташе по экономическим, финансовым, социальным вопросам и культуре, прессе и гражданским делам.

 

Глава алжирской миссии в стране пребывания или там, где его принимали, практически имел прерогативы дипломатического представителя. На него распространялись дипломатический иммунитет и привилегии. На резиденции представителя вывешивался алжирский флаг, и она, как и любое посольство, находясь под покровительством местных властей, была неприкосновенна. Однако, учитывая, что в соответствии с международным правом полномочия дипломатического агента не зависят от того, занесен он или нет в список членов дипломатического корпуса, имя главы миссии ВПАР не всегда значилось в списках членов дипломатического корпуса той или иной страны его пребывания.

 

В страны, которые не признавали ВПАР, но принимали во внимание его существование, направлялись делегации. Некоторые из этих делегаций существовали и раньше, до создания ВПАР. После 19 сентября 1958 г. различие между ВПАР и ФНО во избежание всяких недоразумений было сохранено. Это, тем не менее, не мешало работе действующих или учреждению новых делегаций. Миссии ВПАР так же, как делегации ФНО, были подчинены министерству иностранных дел.

 

В странах, где находились делегации ФНО, члены этих делегаций обычно состояли в списках дипломатического состава посольств Марокко или Туниса. Исключением были Нью-Йорк и Женева, в этих городах члены делегаций ФНО входили в постоянное представительство Йемена при ООН.

 

В большинстве столиц и городов, где работали делегации, местные власти поддерживали с ними фактические отношения, не обращая внимания на фиктивность их дипломатического статуса, особенно по вопросам, касающимся положения выходцев из Алжира, проживавших в стране. Таким образом, местная власть постепенно оказалась вынужденной констатировать фактическое появление представительства.

 

Между тем существование делегаций ФНО и положение их сотрудников в отдельных странах, не желающих ухудшения отношений с Францией, оказывалось порой под угрозой. Так было с делегацией в Бонне. Западногерманские власти считали присутствие делегации нежелательным, ее глава не раз оказывался на грани высылки, а в апреле 1961 г. он и два его сотрудника были арестованы. В результате неоднократного вмешательства со стороны дипломатических представителей арабских стран три алжирских деятеля в мае 1961 г. были освобождены, но им было предложено покинуть территорию ФРГ.

 

Деятельность делегаций ФНО представляла не только своеобразный, но и новый феномен в истории и практике дипломатии, поскольку она ознаменовала появление института представительства, который впоследствии вошел в употребление как "секция интересов". Исходя из изложенного выше, вряд ли можно согласиться с мнением Т. В. Зоновой, которая утверждает, что "впервые секция интересов была учреждена в 1965 г. в результате разрыва дипотношений между Египтом и ФРГ"3. Именно тогда Италия согласилась открыть секцию интересов ФРГ в своем посольстве в Каире.

 

В период до завоевания независимости заграничная служба ВПАР - ФНО постоянно развивалась. На конец 1959 г. было создано 19 представительств. Два года спустя их количество достигло 26, что при сравнении с числом представительств большинства других арабских государств представляет значительную цифру.

 

По состоянию на конец декабря 1961 г. миссии ВПАР и делегации ФНО были размещены: в Нью-Йорке (1955 г., при ООН), Лондоне (1957 г.), Пекине (май 1961 г.),

 

стр. 150

 

 

Каире (1954 г., здесь было открыто первое бюро ФНО), Дамаске (1955 г.), Триполи (1955 г.), Эр-Рияде (1955 г.), Рабате (1956 г.), Тунисе (1956 г.), Аммане, Бейруте и Багдаде. Миссия ВПАР в Дамаске существовала в течение всего периода сирийско-египетского союза. Существование двух миссий в ОАР (одной в Каире, а другой в Дамаске) было оправдано условиями алжирской революции, хотя правительство ОАР намеревалось изменить существовавшее положение вещей. Так, в прессе сообщалось, что председатель исполнительного совета Северной провинции ОАР (Сирия) опубликовал 18 января 1961 г. коммюнике, в котором говорилось, что миссия ВПАР в Дамаске впредь будет рассматриваться как консульство и что глава этой миссии Гассири будет пользоваться всеми преимуществами и привилегиями, которыми пользуются консулы, назначенные в Сирийскую провинцию ОАР4. В итоге миссия ВПАР в Дамаске будет поставлена в подчинение алжирской миссии в Каире. Тем не менее, ВПАР всегда рассматривало свою миссию в Дамаске как независимое от Каира и непосредственно подчиняющееся министерству иностранных дел представительство. Более того, после разрыва сирийско-египетского союза и несмотря на то, что ВПАР еще (декабрь 1961 г.) не признало Сирийской Арабской Республики, алжирское представительство в Дамаске сохранило название миссии, тогда как к нему должно было бы применяться название "делегация".

 

Кроме того, представительства были открыты: в Джакарте (1959 г.), Анкаре (1960 г.), Дели (1957 - 1958 гг.), Токио, Бонне (1957 г.), Риме, Мадриде, Стокгольме, Женеве-Лозанне (эти четыре делегации были созданы в 1957 - 1958 гг.), Белграде (март 1960 г.), Аккре (1960 г.), Конакри (1960 г.), Бамако (июнь 1961 г.).

 

В 1961 г. было создано "выездное" бюро в Латинской америке. До этого Латинская Америка входила в район действия нью-йоркской делегации во главе с Шандерли.

 

ВПАР поддерживало связи с Лигой арабских государств5, установленные 6 февраля 1960 г., когда ВПАР заявило Генеральному секретариату межарабской организации о намерении впредь участвовать в ее работе, а также о назначении своего постоянного представителя в лице Тевфик Эль-Медани, главы миссии ВПАР при Объединенной Арабской Республике.

 

Опыт создания и деятельности миссий ВПАР и делегаций ФНО имел большое значение в последующем при образовании дипломатических органов независимого Алжира, который имел возможность использовать опыт кадров, а также само существование этих представительств. Создание посольств и подбор дипломатов был менее затруднительным в будущем для алжирского правительства, чем это было для Судана, Марокко и многих других арабских государств сразу после получения ими независимости. Сотрудники миссий ВПАР и делегаций ФНО являлись прежде всего активными участниками революционного движения, которые в ходе событий были вынуждены принять на себя роль дипломатов. По достижении страной независимости большинство из них стало выполнять совершенно иную работу. И, тем не менее, деятельность этих представительств позволила, с одной стороны, установить полезные связи с правительствами и народами разных стран и, с другой стороны, содействовала воспитанию кадров, что, в свою очередь, облегчало быстрейшее установление постоянных отношений с иностранными государствами, независимо от их политического и социального строя.

 

В Триполийской хартии (июнь 1962 г.) было определено основное содержание и главные направления внешней политики государства, которыми и руководствовалось правительство Алжира вплоть до принятия соответствующих законодательных актов после достижения независимости страны.

 

10 сентября 1963 г. была одобрена Конституция Алжирской Народной Демократической Республики. В ней были подтверждены основные принципы внешней политики государства. 19 ноября 1976 г. на всеалжирском референдуме была принята новая Конституция, которая отразила в форме основного закона главные направления внутренней и внешней политики Алжира с учетом государственного опыта последних лет и положений Национальной хартии и четко определила формы государственного устройства и функции органов государственной власти страны, включая внешнеполитические органы6.

 

Принимая во внимание тот факт, что Алжир является президентской республикой, Конституция наделила главу государства широкими полномочиями в области внешней политики. Президент "разрабатывает общую политику страны как во внутреннем, так и во внешнем плане, направляет и исполняет эту политику", "назначает

 

стр. 151

 

 

и отзывает послов и чрезвычайных посланников Республики за границей. Он принимает верительные и отзывные грамоты иностранных дипломатических представителей, заключает и ратифицирует международные договоры".

 

Согласно ст. 124, "Президент Республики заключает перемирие и мир".

 

Конституция не наделяла алжирский парламент особыми полномочиями в области внешней политики. В гл. III раздела "О законодательной власти" Конституции записано, что "по требованию Президента Республики или Председателя Национального Народного Собрания последнее может открыть дебаты по вопросам внешней политики. В случае необходимости эти дебаты могут закончиться принятием Национальным Народным Собранием резолюции, которую Председатель Собрания передает Президенту Республики" (ст. 157).

 

Одновременно, в ст. 158 подчеркивалось, что "политические договоры, так же как и договоры, изменяющие законы, ратифицируются Президентом Республики после их непременного одобрения Национальным Народным Собранием". При этом в ст. 160 отмечалось, что, "если все или часть положений какого-либо договора противоречат Конституции, разрешение на ратификацию договора может быть дано лишь после пересмотра Конституции"7.

 

Повседневное руководство внешней политикой возлагалось на министра иностранных дел. В рассматриваемый период, в 1963 - 1979 гг., министром иностранных дел Алжира являлся Абдельазиз Бутефлика, известный политический деятель, активный участник национально-освободительной борьбы, член высших партийных и государственных органов Алжира.

 

Министерство иностранных дел Алжира являлось основным государственным органом практического осуществления внешней политики страны. Во главе его стоял министр и генеральный секретарь со своим заместителем, составлявшие центральное звено министерства. Оно руководило деятельностью четырех генеральных дирекций, отвечающих за главные направления внешнеполитической деятельности страны: Генеральная дирекция по политическим, экономическим, культурным и социальным делам (с двумя дирекциями: по политическим делам и по экономическим, культурным и социальным делам, а также отдел международных организаций); Генеральная дирекция по вопросам сотрудничества с Францией; Генеральная дирекция по юридическим и консульским делам; Генеральная дирекция общей администрации.

 

Министр и генеральный секретарь министерства непосредственно поддерживали контакты с посольствами и консульствами Алжира за границей и направляли деятельность генеральной инспекции по дипломатическим должностям.

 

В дирекцию по политическим делам входили территориальные отделы, занимавшиеся вопросами сотрудничества с отдельными странами по регионам: арабским миром, Африкой, Европой и Северной Америкой, Азией и Латинской Америкой, социалистическими государствами.

 

Дирекция по экономическим, культурным и социальным делам состояла из двух отделов: по делам экономики и финансов, по культурным и социальным делам.

 

В Генеральную дирекцию по сотрудничеству с Францией входили три службы: политическая, экономическая и финансовая, служба технического и культурного сотрудничества.

 

Генеральная дирекция по юридическим и консульским делам имела национальное бюро по делам беженцев и апатридов и три службы: служба конвенций, административных и социальных вопросов, а также служба международных союзов.

 

Генеральная дирекция общей администрации состояла из двух дирекций: дирекции персонала и дирекции бюджета и материального обеспечения.

 

Такова была в тот период структура Министерства иностранных дел.

 

В то время Алжирская республика поддерживала дипломатические отношения более, чем с 80 странами. АНДР отказывалась признать государство Израиль и не поддерживала с ним никаких контактов. Она не признавала также режим в Чили, установленный в стране после государственного переворота в сентябре 1973 года. В конце 1971 г. Алжир восстановил на уровне послов дипломатические отношения с ФРГ, которые были разорваны после признания Бонном Израиля в 1965 году. В октябре 1974 г. Алжир нормализовал дипломатические отношения с Иорданией, прерванные в 1971 г. в знак протеста против вооруженных столкновений иорданской армии с отрядами Палестинского движения сопротивления. В ноябре 1974 г. были восстановлены отношения с США, разорванные в 1967 г. в связи с поддерж-

 

стр. 152

 

 

кой, оказанной Вашингтоном Тель-Авиву во время израильской агрессии против арабских стран.

 

В Алжире были открыты посольства более чем 70 стран, информационный центр ООН, представительства специализированных учреждений ООН и международных организаций, а также более 20 представительств национально-освободительных движений Африки, Азии и Латинской Америки.

 

 

Примечания

1. KIOUANE A. Les debuts d'une diplomatic de guerre (1956 - 1962). Alger. 2000, p. 10.

2. FARAG M. Le Service Diplomatique des Etats Arabes. Geneve. 1960, p. 129.

3. ЗОНОВА Т. Современная модель дипломатии: истоки становления и перспективы развития. М. 2003, с. 197.

4. Bulletin de la presse arabe, Damas, n. 1279, 18 - 20 - 1 - 1961.

5. Le Monde, 7 et 8, 02,1961.

6. ЮДИН Ю. Вступительная статья в сборнике: АНДР. Конституция и законодательные акты. М. 1983, с. 14.

7. АНДР. Конституция и законодательные акты. М. 1983, с. 55.


Новые статьи на library.by:
ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ:
Комментируем публикацию: ЗАРОЖДЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ АЛЖИРА

© Е. М. БОГУЧАРСКИЙ () Источник: Вопросы истории, № 1, Январь 2008, C. 148-153

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.