ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕЙШЕГО ПРОШЛОГО ЮЖНОЙ АРАВИИ

Актуальные публикации по вопросам туризма. Путешествия. Отчеты о поездках. Страны мира. История экзотических стран мира.

NEW ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕЙШЕГО ПРОШЛОГО ЮЖНОЙ АРАВИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

74 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Южная Аравия, на территории которой ныне расположены Народная Демократическая Республика Йемен (НДРЙ) и Йеменская Арабская Республика (ЙАР), издавна привлекает к себе внимание историков. Здесь сложилась одна из ранних городских цивилизаций Востока со своеобразной материальной культурой, сравнительно развитой социально-экономической и политической структурой и письменностью. В первой половине I тыс. до н. э. на этой земле возникли государственные образования Саба, Катабан, Хадрамаут и Маин. Несмотря на нестабильность их политической истории, единая в своей основе культура этих государств развивалась преемственно и сохранила свои главные компоненты до первых веков нашей эры. Именно этот период, длившийся более чем тысячелетие, называют "золотым веком" истории Южной Аравии.

Интерес ученых к этой эпохе подкрепляется наличием первоклассных источников. Известно много тысяч надписей древнеюжноаравийской письменности. В трудах античных и римских авторов имеются сведения об истории и географии Аравии. Свидетельствами далекого прошлого являются руины городов, развалины храмов, погребальные памятники и остатки древних строительных сооружений. Археологи только еще приступили к вскрытию этого мощного пласта погребенной временем культуры. Пройдя процесс становления, археология Южной Аравии к началу 1980-х годов создала фундамент, необходимый для планомерных раскопок, целью которых стало углубленное и всестороннее исследование древней культуры в общем контексте всемирной истории. Определенную помощь в этом направлении оказывает созданная в 1983 г. и работающая в НДРЙ Советско-йеменская комплексная экспедиция (СОЙКЭ). Организована она Институтом востоковедения АН СССР при участии Института археологии АН СССР и других научных учреждений. Научное руководство экспедицией осуществляет акад. Б. Б. Пиотровский, начальником экспедиции является П. А. Грязневич. В составе экспедиции работают три отряда: археологический, историко-культурный и этнографический1 .

Отряд советских археологов в первый год работ в составе СОЙКЭ сделал основной упор на исследование памятников древнеюжноаравийской цивилизации. В 1983 г. под руководством Г. А. Кошеленко начались раскопки городища Рейбун в западной части провинции Хадрамаут (НДРЙ)2 . В результате постепенно стали вырисовываться контуры разрушенного храма, разведочный шурф обнажил слои пожаров и перестроек города, среди других находок - монета античного времени (отлично датирующий предмет), фрагменты стеклянного сосуда, золотые украшения и множество бус из редких камней, вероятно, остатки приношений в храм.

Параллельно с раскопками античного городища велись работы по выявлению и исследованию памятников первобытной эпохи. Необходимо было выработать методы разведок памятников, применимые к конкретным геолого- географическим условиям, установить их возраст, хронологическую последовательность культур каменного века,


1 О работах экспедиции см.: Грязневич П. А. Итоги работы Советско- йеменской экспедиции в 1983 - 1984 гг. - Вестник АН СССР, 1985, N 5.

2 Кошеленко Г. А., Амирханов Х. А., Кропоткин А. В. Археологические исследования в Хадрамауте (НДРЙ). В сб.: Археологические открытия 1983 года. М. 1985.

стр. 102


определить их технические и типологические характеристики, выделив всеобщие и специфически локальные признаки местной ископаемой материальной культуры, а также осветить проблемы соотношения последней с данными синхронных памятников соседних регионов. Все это могло дать основу для написания истории первобытного прошлого Южной Аравии. Поставленные задачи требовали напряженной работы, и уже в первые годы были получены результаты, выходящие далеко за рамки археологии Южной Аравии.

С точки зрения исследователя каменного века, важным в географическом положении Аравийского п-ва является его соседство с Восточной Африкой, к которой приковано в последние десятилетия особое внимание археологов, историков первобытной эпохи и палеоантропологов. Открытия кенийских, американских и французских археологов и антропологов в 1950 - 1970-е годы были здесь настолько значительными, что заставили отойти от традиционных схем становления человека и развития его культуры на начальных этапах антропогенеза3 . Осмысление новых данных не успевало за открытиями, сопровождавшимися дискуссиями. В эти годы особенно широко стали использоваться прикладные методы изучения археологических комплексов. Налаживались новые приемы естественнонаучных подходов к датированию памятников.

В ходе интерпретации фактов (иногда поспешных и впоследствии отвергнутых) начали вырисовываться хронологические рамки вновь выделенной древнейшей эпохи археологической периодизации истории человеческого общества - олдувая (олдована)4 и территориальное распространение памятников этой культуры. По археологическим находкам, нижняя дата олдувая может быть отнесена примерно к 2,5 млн. лет назад. Верхнюю границу этой эпохи, отделяющей ее от следующей - ашельской, одни исследователи проводят на рубеже 1 млн., другие - от 1,2 до 1,5 млн. лет назад. В территориальном отношении олдувайские памятники расположены почти исключительно на востоке и юге Африки5 . За последние годы дискутируется вопрос об олдувайском возрасте единичных памятников на Ближнем Востоке6 . Близкие по возрасту к 1 млн. лет и определяемые чаще всего как раннеашельсюие, стоянки первобытного человека открыты в южноевропейском Средиземноморье7 . Имеются указания на наличие таковых в Передней Азии8 и на территории нашей страны - на Южном Кавказе9 .

Наиболее ранние палеолитические памятники Восточной Африки (помимо Танзании и Кении) обнаружены на территории Эфиопии, в долинах рек Омо и Аваш. Афарская равнина Северной Эфиопии с протекающей по ней р. Аваш примыкает к Баб-эль-Мандебскому проливу, который отделяет Африку от Южной Аравии водной полосой шириною 30 километров. Именно в Афаре расположены самые древние в мире местонахождения каменного века, датируемые временем около 2,5 млн. лет10 . Здесь же открыты и наиболее ранние остатки гоминид, относимые к эпохе 3,6 - 3,8 млн. лет11 .


3 Обзор этой проблематики на середину 1970-х годов см.: Урысон М. И. Истоки рода человеческого в свете новейших данных. - Вопросы истории, 1976, N 1.

4 Борисковский П. И. Древнейшее прошлое человечества. Л. 1979; Иванова И. К. Человек в геологическом прошлом. М. 1982.

5 Кларк Дж. Д. Доисторическая Африка. М. 1979; Григорьев Г. П. Палеолит Африки. Л. 1977; Иванова И. К. Австралопитеки и прародина человека. В кн.: Проблемы геологии и истории четвертичного периода (антропогена). М. 1982.

6 Jaeger J. J. Le gisement d'Ubeidiya, importance et age. - Paleorient, P., 1983, vol. 9/1, pp. 89 - 90; см. также: Ibid., p. 105.

7 Hahn J. Siideuropa und Nordafrika. In: Neue Forschungen zur Altsteinzeit. Munchen. 1984, S. 33 u. a.

8 Thibault C. Decouverte de paleolithique archaique dans le nord-est de l'lran. In: Resumes de communications du IXe congres UISPP. Nice. 1976, p. 117.

9 Величко А. А. и др. Палеография стоянки Азых - древнейшего поселения первобытного человека на территории СССР. - Известия АН СССР, серия географическая, 1980, N 3.

10 Roche H., Tiercelin J. -J. Decouverte d'une industrie lithique ancienne in situ dans la formation d'Hadar, Afar, Ethiopie. - Comptes rendus ces seances de l'Academie des sciences, P., ser. D, N 284, pp. 1871 - 1874.

11 См. об этом: Джохансон Д., Иди М. Люси. Истоки рода человеческого. М. 1984.

стр. 103


Ввиду такой близости Аравийского п-ва к району, где происходило становление человека, некоторые исследователи априорно проводили путь первоначального расселения человека из его прародины в Азию через юг Аравии. Для указанных представлений имеются и другие косвенные основания. Установлено, что наиболее ранние палеолитические памятники связаны с теми районами Восточной Африки, по которым проходит рифтовая зона, или зона разлома верхней части земной коры. В районе равнины Афар этот разлом образует как бы центр с тремя расходящимися лучами. Один из них проходит на юг Африки через территорию самой Эфиопии, Кении и Танзании, другой пролегает по дну Аденского залива и направлен вдоль южного берега Аравии, а третий луч сначала идет по дну Красного моря, затем проходит на север рядом с западным побережьем Аравийского п-ва и продолжается на суше в виде современной долины р. Иордан. Одно из названий этого разлома - великий африкано- аравийский рифт. Геологический возраст процессов, обусловивших его возникновение, достаточно молодой.

Явления, сопутствующие рифтообразованию, создали своеобразный комплекс природно-географических характеристик, не имевший себе аналогов в других регионах и послуживший основой для развертывания антропогенеза на данной территории. Опирающееся на надежно датированные археологические памятники и палеоантропологические находки, это положение является одним из главных пунктов в объяснении преобладающей теперь теории моноцентризма происхождения человека и одновременно указанием на то, что территории, связанные с рифтовой зоной, имеют реальные шансы на обнаружение там наиболее древних свидетельств человеческой деятельности. Однако при проведении конкретных исследований прошлого той или иной территории мало руководствоваться этим положением. Необходимы реальные факты. А это предполагало выявление археологических памятников и их многостороннее исследование с привлечением специалистов естественнонаучных дисциплин для решения конкретных важных задач.

За три года работ экспедиции были обнаружены памятники и материалы, которые составляют солидную базу. Их археологическое изучение существенно дополняется прикладными исследованиями. В полевых работах 1985 г., например, участвовали геоморфолог и специалист по палеомагнетизму; петрографические исследования осуществлены в Геологическом институте АН СССР, спорово-пыльцевой анализ образцов - в лаборатории географического факультета МГУ, а материалы для получения датировки уран-ториевым методом переданы в лабораторию Института океанологии АН СССР. Кроме того, обобщены имеющие отношение к исследуемой проблематике материалы работавших на территории НДРЙ специалистов-геологов из советской нефтепоисковой экспедиции, геологической экспедиции ГДР и особенно гидрогеологического проекта, в осуществлении которого принимали участие специалисты научно-исследовательского института "Казгипроводхоз". Все эти данные были привлечены для того, чтобы составить насколько возможно полную картину древнейшего прошлого одной из наиболее интересных историко-культурных областей Южной Аравии - Вади12 Хадрамаут.

Вади Хадрамаут - наиболее крупная долина Южной Аравии. Она прорезает известняковое плато и пролегает большей частью почти параллельно береговой линии Аденского пролива на расстоянии около 200 км от моря. Долина ограничена вертикальными известняковыми бортами высотой до 300 м, имеет протяженность более 200 км и среднюю ширину около 1,5 километра. Постоянные водотоки в настоящее время здесь отсутствуют. По обе стороны от основной долины расходится густая сеть боковых долин и ущелий, имеющая на карте древовидный рисунок. Одним из самых значительных боковых ответвлений западной части Вади Хадрамаут является долина Дуан. Она, в свою очередь, тоже принимает большое количество впадающих в нее более мелких долин. Одна из них, называемая Вади Аль-Габр, сливается с Вади Дуан примерно в средней части последней. Как раз в этом районе с захватом участков обеих долин и их мелких ответвлений были сосредоточены поиски памятников каменного века.


12 "Вади" обозначает безводную долину с периодическими паводками в сезон дождей.

стр. 104


Изучение первобытной культуры Хадрамаута имеет свою историю, да и исследование палеолита Аравийского п-ва началось именно отсюда. Первые работы производились здесь английской исследовательницей Г. Кэтон-Томпсон в 1937 году13 . На побережье близ г. Мукаллы и во внутренних районах Хадрамаута ею были выявлены памятники каменного века на стоянках в рыхлых отложениях ложа долины. Участники руководимой Г. ван Биком американской экспедиции, работавшей в Хадрамауте в 1961 - 1962 гг.14 , подвергли осмотру преимущественно склоны долины и поверхность плато на участках своих маршрутов. В результате работ, длившихся три с половиной месяца, ими было зафиксировано 110 местонахождений каменного века с разрушенными культурными слоями.

С помощью материалов этих экспедиций удалось составить впечатление о палеолите и неолите Хадрамаута. Подавляющее большинство обнаруженных местонахождений определялось как "леваллуазские" и относилось к эпохе, выделяемой для Африки как средний каменный век и принимавшейся в качестве эквивалента среднего палеолита Европы. Отмечалось сходство некоторой части более поздних материалов с верхнепалеолитическими индустриями Европы и Ближнего Востока. Было достоверно установлено наличие в Хадрамауте неолитических памятников, близких в культурно- хронологическом отношении к комплексам из соседней пустыни Руб-эль-Хали в Саудовской Аравии. Находки единичных бифасов (ручных рубил) давали основания предположить о существовании здесь и ашельских памятников. На этот счет указывалось, что "заселенность Хадрамаута в ашеле была очень редкой, если она вообще имела место"15 . Таков был уровень изучения каменного века Хадрамаута к началу работы Советско-йеменской комплексной экспедиции в 1983 году. В том же году разведки палеолитических памятников на западной окраине Вади Хадрамаут у границ с пустыней Рамлат эс-Сабатейн производились и французской археологической экспедицией. Сотрудницей этой экспедиции М. -Л,. Инизан было открыто некоторое количество местонахождений с разрушенными культурными слоями с хронологическим диапазоном от предположительно ашеля до неолита.

В ходе поисков нашей экспедиции в течение трех лет (1983 - 1985 гг.) выявлено 40 памятников каменного века, содержащих 64 разновременных комплекса и коллекции, Все они сосредоточены в районах Вади Аль-Габр, Вади Аль-Касар, Вади Дуан и ущелье Аль-Гуза, в окрестностях селений Мешхед, Хаджарейн. Хурейхар, Джидфира и Аль-Гуза (мудирия Дуан), а также у подножия горы Джебель-тала в провинции Лахдж. По характеру залегания материала памятники делятся на две группы: местонахождения с разрушенными культурными слоями и пещерные многослойные стоянки с археологическим материалом, залегающим в первоначальном состоянии. В количественном отношении подавляющее большинство приходится на первые. Пещерных многослойных памятников выявлено пока три. В отношении геоморфологических условий расположения памятников отмечается закономерность, согласно которой материалы определенных эпох связаны с определенными формами рельефа. Если говорить о местонахождениях с разрушенными культурными слоями, то ашельские залегают только на плато, среднепалеолитические - почти всегда на поверхности склонов долины, позднепалеолитические - преимущественно на плато и несколько реже на склонах. По своему функциональному назначению рассматриваемые памятники являются в основном долговременными стоянками. Но в числе их немало местонахождений, материалы которых характеризуют места первоначальной обработки каменных изделий, - мастерские и пункты кратковременных посещений древними охотниками.

Хронологические рамки южноаравийских находок широки: они охватывают все эпохи каменного века. Пять памятников, в том числе три многослойные пещерные стоянки, содержащих 18 комплексов, определяются как доашельские (древнее 1 млн.


13 Caton-Thompson G. Some Paleoliths from South Arabia. - Proceedings of the Prehistoric Society, 1953, vol. 19, N 2.

14 Wan Beek G. W., Coole C. H., Albert Jamme W. F. An Archaeological Reconnaissance in Hadramaut, South Arabia. A Preliminary Report. Washington. 1964.

15 Ibid., p. 530.

стр. 105


лет), 12 местонахождений характеризуют обобщенно две - раннюю и позднюю стадии ашеля (1 млн. - 100 тыс. лет), 10 относятся к среднему палеолиту (100 тыс. - 35 тыс. лет), 19 - к позднему палеолиту (35 тыс. - 10 тыс. лет) и 2 - к неолиту (8 - 6 тыс. лет). Изучены эти материалы с разной степенью полноты. Одни местонахождения подвергнуты максимальным обследованиям; вторые - лишь разведочно, но с достаточной представительностью собранных коллекций; третьи - только зафиксированы. Всестороннее изучение полученных коллекций еще предстоит, и сейчас нельзя дать их исчерпывающие характеристики и интерпретации. Но первоначальная обработка материала позволяет все же сделать некоторые предварительные выводы. Достаточной обоснованности их способствует, во-первых, многочисленность памятников; во-вторых, однородность коллекций преобладающего большинства местонахождений; в- третьих, широкий хронологический диапазон материалов; в-четвертых, наличие хорошо стратифицированных комплексов; в-пятых, то, что все рассматриваемые коллекции происходят главным образом из одного ограниченного района с одинаковыми геолого-геоморфологическими условиями.

Наиболее общие выводы, вытекающие из предварительного рассмотрения материалов, сводятся к следующему. Территория Хадрамаута была заселена древнейшими людьми на протяжении всего каменного века. В настоящее время из исследуемого района не выделены лишь мезолитические материалы, что объясняется, вероятно, невозможностью дифференциации позднего палеолита и мезолита Аравии. Наиболее ранние палеолитические памятники Южной Аравии относятся к доашельскому времени, и Аравийский п-ов является одним из районов, где выявляются наиболее ранние для Азиатского материка следы человеческой деятельности. Рассмотрение палеолитических памятников Хадрамаута приводит к заключению, что культура каменного века на этой территории обладает чертами, свойственными как Африке, так и Ближнему Востоку. Причем признаки отдельных хронологических этапов и общие тенденции каменного века Африки выступают здесь все заметнее по мере развития культуры от ранних эпох к поздним. В географическом отношении африканские параллели ограничиваются районами долины Нила и Северной Африки, т. е. территориями, памятники которых на протяжении почти всего каменного века достаточно четко отличаются от культур Центральной и Южной Африки.

Эти выводы основываются на больших и разнообразных материалах. Из них ашельские были получены путем сбора непосредственно с поверхности. Археологические остатки залегают на каменистой поверхности известнякового плато скоплениями в виде более или менее интенсивных пятен, выделяющихся черным цветом каменных орудий. Изделия на поверхностях имеют интенсивную черную патину, т. н. пустынный загар. Рыхлые отложения, в которых залегали первоначально орудия, полностью смыты с плато в долину. Климатические условия времени обитания ашельского населения на плато Хадрамаута были значительно более благоприятными, чем в настоящее время. Они, видимо, были близки к условиям по крайней мере сухой саванны. Если сейчас плато практически лишено растительности и животного мира, то в глубокой древности первобытный человек находил здесь необходимые ресурсы для своего охотничьего хозяйства.

В иных условиях обнаружены три доашельских памятника. Они выявлены в толщах отложений, копившихся многими тысячелетиями внутри пещер и в одном случае под скальным навесом. Это новый и значительно более информативный тип памятников, который до начала работ Советско-йеменской экспедиции не был известен не только в Южной Аравии, но и на всем Аравийском п-ве. А с точки зрения возраста эти пещерные многослойные стоянки уникальны и для всей Юго-Западной Азии. В начале поисковых работ не предвиделось возможностей обнаружения там пещерных стоянок, ибо в пустынных районах они практически неизвестны. Ранее не были выявлены пещеры с культурными слоями древнекаменного века и в Хадрамауте. Открытие их явилось почти случайностью. Это случилось на второй год работ экспедиции. Как-то в выходной день группа сотрудников экспедиции отправилась в расположенное сравнительно недалеко от ее лагеря ущелье Аль- Гуза, привлеченная рассказами о необыкновенной красоте его природы. В ущелье действительно было много необычного. Тут имелся естественный источник

стр. 106


воды, крошечный пруд с плавающими в нем неизвестно откуда взявшимися рыбками и многое другое. Но главным сокровищем этого чудесного уголка оказались палеолитические памятники. Ущелье поражает археолога, как только вступаешь в него. Уже в самом начале привлекают к себе внимание пещеры с огромными порталами. Осмотр первых из них ничего не дал. Они имели скальное дно, лишенное рыхлых отложений, которые могли бы заключать в себе остатки человеческой деятельности. Было осмотрено несколько пещер, пока выше по ущелью не обнаружена часть обрушившейся и как бы усеченной поперек в своей глубинной части пещеры. Полость ее была почти доверху заполнена семиметровой толщины слоями суглинка и щебня, выглядевшими как вертикальный естественный разрез.

Сомнений не было. Это был памятник очень большой древности. При осмотре разреза были обнаружены несколько изделий архаичного облика. Участники экскурсии прошли уже далеко от ущелья Аль-Гуза. Среди них не было археологов, и они миновали пещеру, не обратив на нее внимания. И неудивительно. Не будучи специалистом, трудно представить себе, что некогда здесь была огромная пещера, от которой сохранилась лишь незначительная часть. Да и после обнаружения этого памятника не сразу удалось распознать другие пещерные стоянки ущелья, своды которых полностью обрушились. Два из таких памятников были выявлены только на третий год работ, после детального исследования ущелья.

Таковы общие условия расположения двух разных групп памятников. Каков характер самих археологических находок и что дает их изучение для восстановления древнейшей истории Юга Аравии, станет ясно из описания памятников и материалов.

При изучении стратифицированных и особенно многослойных ашельских памятников исследователи принимают трехчленную (ранний, средний, поздний) или четырехчленную (ранний, средний, развитой, финальный) систему деления ашеля. Для материалов, происходящих из местонахождений с разрушенными культурными слоями, осуществлять такое дробное членение затруднительно. Не являются исключением в этом смысле и коллекции ашельских памятников Южной Аравии. На данном этапе исследования представляется возможным деление их по технико-типологическим критериям на раннеашельские и позднеашельские. При этом предполагается, что материалы, определяемые как раннеашельские, могут относиться к той или иной стадии первой половины ашеля, а местонахождения, выделяемые как позднеашельские, таким же образом связаны с одним или различными этапами второй половины ашеля. Такой подход к хронологическому разграничению памятников отвечает как характеру источников, так и возможностям типологического метода датирования. С этой точки зрения один из исследованных памятников, Джоль Урум I, определяется как раннеашельский, а остальные 11 местонахождений, объединяемых как позднеашельские, относятся скорее к различным этапам второй половины ашеля.

Рассматриваемые ашельские местонахождения расположены двумя изолированными группами, которые удалены друг от друга примерно на 600 километров. Одна из этих групп связана с Вади Дуан, другая - с местностью Джебель-тала. Общей чертой этих двух ограниченных районов является необычайно плотная насыщенность их памятниками. Причем по отношению к первой группе это касается не только ашельских, но и памятников более поздних эпох палеолита. Имеются, однако, и существенные различия прежде всего в топографии памятников, рельефе и геологическом строении самих сопоставляемых районов, особенностей исходного сырья. Район Вади Дуан - это возвышающееся до 1200 м над уровнем моря плато, изрезанное глубокими долинами с многочисленными ответвлениями. Здесь ашельские памятники во всех известных случаях расположены на поверхности самого плато, в урочищах, связанных с перевалами, соединяющими плато с долинами. Предпринятые попытки поисков памятников в глубине плато района Вади Дуан оказались почти безрезультатными. Поэтому приуроченность местонахождений к кромкам плато в местах, где имеются перевальные пути в долину, можно считать не случайной. Из этого следует, что жизнеобеспечивающая территория коллективов ашельских обитателей Хадрамаута включала в себя как плато, так и долины. Но, судя по расположению памятников, основное значение при этом имели пространства плато.

стр. 107


Иные геоморфологические условия в районе расположения памятников Джебель-тала. Местонахождения этой группы можно определить как равнинные. Они лежат у подошвы горной гряды, на берегах сухих в настоящее время русел рек. С одной стороны, памятники защищены горами почти с вертикальным обрывом, а с другой - открывается пространство, являющееся частью протяженной приморской равнины. До берега Аденского залива отсюда около 5 км по прямой. Исследованные районы являются типичными для двух основных по территориальной распространенности геоморфологических зон Южной Аравии. Одна из них характеризует горно-предгорные районы, а вторая - широкие области изрезанных долинами плато. То, что эти районы, особенно Вади Дуан, подвергались более или менее сплошному обследованию, позволяет считать их показательными для представляемых ими геоморфологических областей в целом. Исходя из этого и учитывая насыщенность затронутых археологическими разведками территорий памятниками, можно сделать вывод о довольно интенсивном заселении человеком Южной Аравии в ашельскую эпоху. Сказанное нужно считать справедливым и для некоторых других районов Аравийского п-ва, например, западных и центральных областей Саудовской Аравии16 .

Одним из главных показателей, позволяющих судить о ведущих чертах производственной и бытовой деятельности первобытных людей, являются функциональные различия между оставшимися от этой деятельности памятниками. С данной точки зрения ашельские местонахождения рассматриваемой территории можно разделить на две группы: стоянки- мастерские и пункты кратковременного пребывания отдельных охотников или их групп. То, что материалы экспедиции получены зачастую разведочными сборами, делает это разделение затруднительным и в достаточной мере условным. Тем не менее его нельзя считать произвольным, поскольку все анализируемые памятники имеют единые условия сохранности. Обобщая эту картину, можно сказать, что из 12 местонахождений 9 относятся к типу стоянок-мастерских, 2 (Арна III и IV) - к пунктам кратковременного посещения, инвентарь одного памятника трудноопределим (Аль-Хатма I). То, что подавляющее большинство местонахождений демонстрирует собой тип стоянки-мастерской, не покажется удивительным, если учесть, что в Южной Аравии имеют почти повсеместное распространение разнообразные по составу и форме залегания выходы начального для изготовления каменных орудий сырья. Мелкозернистые известняки, кремень, окремнелый известняк, кварцит, базальт - далеко не полный, но достаточно характерный перечень пригодных для использования местных пород. Широкое распространение их на пространствах, которые для ашельских людей были наиболее подходящими для обитания, и приводило к тому, что стоянки людей не оказывались изолированными от выходов сырья.

Рассмотрение вопроса о начальном сырье имеет большое значение и с точки зрения отражения его особенностей на технико-типологических характеристиках индустрии. При этом должны приниматься во внимание запасы сырья, характер залегания, форма и размеры использовавшихся обломков, а также его физические свойства. Больших различий по этим показателям между памятниками двух исследованных районов, как и между отдельными инвентарями внутри каждого из районов, нет. Сырье везде представлено в изобилии; как правило, оно рассеяно по поверхности и легкодоступно; форма и размеры - от щебня до глыб и крупных обломков (максимально крупные размеры имеют обычно обломки разновидностей окремнелого известняка). Что касается физических свойств пород, то они в рамках сравниваемых памятников не демонстрируют резкого контраста. В силу всего сказанного; в инвентарях рассматриваемых памятников решающих типологических отличий, связанных с особенностями исходного сырья, не отмечается. Из этого, конечно, не следует, что характер первичного материала не оказывал никакого воздействия на технологию изготовления орудий и некоторые стороны типологического облика индустрии. Это воздействие ощущается в характере раскалывания, формах ядрищ и степени их утилизации, в подборе естественных обломков, наиболее, подходящих для определенной категории и даже типа вещей. Такой подбор позволял экономно тратить усилия при обработке изделий.


16 Murad A. S. Prehistory in the Arabian Peninsula. - Paleorient, 1980, vol. 6.

стр. 108


Каковы же типологические характеристики ашеля Юга Аравии? Имеющиеся источники не могут пока осветить с достаточной полнотой многие частные стороны проблемы, а те обобщенные заключения, которые возможны для нынешнего уровня исследований, приложимы главным образом к развитому и позднему ашелю. Отнесение этих определений к ранним стадиям ашеля возможно в основном, если допустить наличие непрерывности в развитии местного ашеля. Основания для того, чтобы видеть культурно-хронологическую преемственность материальной культуры данной территории в рассматриваемую эпоху, имеются. О возможности этого говорит наличие в Аравии памятников среднего17 и раннего ашеля, а также доашельского времени.

Общими технико-типологическими признаками, характеризующими ашель Южной Аравии в целом, являются следующие: обилие разнообразных форм рубил, сочетание последних с незначительным количеством чопперов - галечных орудий с грубооббитым краем, получение заготовок в виде отщепов с массивного ядрища путем однонаправленного скалывания, наличие сколов пластинчатой формы, отсутствие кливеров (топоровидные рубящие орудия) и африканских их разновидностей - колунов. Более частные признаки основываются на морфологии категорий изделий, главным образом рубил. Показатели более низкого ранга позволяют проследить особенности раннего и позднего этапов ашельской эпохи. Основываясь на рассмотрении конкретных материалов, можно сказать, что ранние этапы ашеля Южной Аравии характеризуются одноплощадочными ядрищами с однонаправленным скалыванием, миндалевидными рубилами типа фикрон (с зауженным концом) и с частичной двусторонней обработкой, крупными и массивными отщеповыми заготовками. Рубила здесь крупные, двояковыпуклые в сечении, достаточно симметричные, всегда с утолщенным необработанным основанием. Возможно, набор категорий орудий раннего ашеля был шире, чем перечислен здесь.

Значительно разнообразнее становятся формы рубил на позднем этапе ашеля. Большинство орудий этой группы удлиненно-овальные и овальные. Достаточно часто встречаются рубила копьевидные, низкие треугольные, треугольно- удлиненные, низкие с выделенным концом. Имеются также редкие и единичные экземпляры подсердцевидных, односторонних и частичных бифасов. Чаще всего они изготавливаются на обломках, но немало и таких, для которых подбирались плоские плитчатые заготовки. В зависимости от этого рубила отличаются интенсивностью обработки. Коллекции памятников позднего ашеля Южной Аравии, кроме бифасов, включают в себя орудия на отщепах, например, скребла. По имеющимся материалам складывается впечатление, что для описываемых местонахождений типичны скребла поперечные с дугообразным или слегка выпуклым лезвием. Единичны скребла зубчатые (тоже поперечные), продольные и поперечные с черешком.

С рассмотренным выше вопросом о технико-типологических особенностях ашельских памятников связана проблема соотнесения культуры данной эпохи с синхронными индустриями смежных территорий. Описанные признаки достаточно однозначно говорят о неафриканском в целом облике южноаравийского ашеля. Отсутствие колунов и характер господствующих здесь приемов раскалывания сырья не свойственны для ашеля подавляющей части территории Африки18 . Исключение составляет территория оазиса Харга, расположенного в Ливийской пустыне к западу от нижнего течения Нила19 . В ашельских стоянках этого района также не встречаются колуны; техника раскалывания при этом основывается на одноплощадочных и двуплоща-дочных нуклеусах. По указанным особенностям культура обоих районов - долины Харга и Южной Аравии ближе к ашелю Ближнего Востока, нежели Африки. Южноаравийские памятники находят наиболее выраженное сходство с памятниками убейдийско-латамнскими, составляющими отдельный "индустриальный ствол"20 в ашеле Ближнего Востока. Такие показатели, как многочисленность бифасов, наличие разно-


17 Вахида Г. Ашель Саудовской Аравии. Раскопки, ведущиеся на двух стоянках в центральной провинции. В кн.: XI конгресс Международного союза по изучению четвертичного периода (ИНКВА). Тезисы докладов. Т. 1. М. 1982.

18 Григорьев Г. П. Ук. соч., с. 48.

19 Caton-Thompson G. The Kharga Oasis in Prehistory. Lnd. 1952.

20 Коробков И. И. Палеолит Ближнего Востока. Л. 1978.

стр. 109


видностей рубил "с рыльцем", т. е. с узким удлиненным концом, раннее возникновение зачатков леваллуазской техники, в основе которой лежит стремление к стандартизации сколов, хорошо выраженная пластинчатость заготовок и отсутствие кливеров, дают возможность установить более конкретно сходство преимущественно с индустриями ашеля прибрежных районов Палестины. Показательно, что южноаравийские ашельские комплексы находят сходство с тем культурным вариантом Ближнего Востока, истоки которого восходят к местным доашельским индустриям Убейдии.

Из этого сходства следует, что пути и тенденции развития культуры рассматриваемой эпохи в Южной Аравии и на Ближнем Востоке были одинаковыми или во всяком случае достаточно близкими. Различие же между ашелем Африки и Юго-Западной Азии указывает, по-видимому, на независимый генезис данной культуры во втором регионе, а следовательно, на существование на Ближнем Востоке и Аравийском п-ове пласта доашельских памятников. В свете новых исследований21 вывод в отношении Ближнего Востока обретает необходимую доказательность. Проводимые в настоящее время раскопки дают новые материалы для решения проблемы и для Южной Аравии. Первостепенную важность при этом имеют пещерные стоянки ущелья Аль-Гуза. Названное ущелье особенно интересно с гидрогеологической и карстоведческой точек зрения и уникально в археологическом отношении. Протяженность его около 4 км, глубина от поверхности плато до 130 - 150 м и ширина днища в створе изучаемых памятников - 15 - 20 метров. Ущелье отличается и тем, что здесь есть редкий для этих мест источник воды.

О том, что гидрогеологические условия были благоприятными и на ранних этапах истории формирования ущелья, свидетельствует, в частности, наличие более двух десятков карстовых образований в виде пещер, гротов, навесов, щелей на отрезке 800 метров. Об этом же свидетельствуют следы древнего травертинообразования, т. е. образования небольших массивов известнякового туфа, отмечаемые как припаи к бортам ущелья выше современной поверхности днища, а также формирование цементированных карбонатом кальция конгломератов, заполняющих ложе ущелья и имеющих прочность и монолитность, не уступающие подстилающим их известнякам. К тому же эти конгломераты залегают здесь в обнаженном состоянии, тогда как в устьевой части ущелья они резко уходят под более поздние отложения и на расстоянии около 10 км от изучаемых памятников обнаруживаются уже на глубине 50 м от современной поверхности.

Благодаря наличию устойчивого водоснабжения и некоторой замкнутости в нижней части ущелья Аль-Гуза сложился ландшафт, близкий к разновидности долинных оазисов. Поэтому здесь не случайно обнаруживаются многочисленные археологические памятники различных эпох: древнепалеолитические стоянки, местонахождения среднего и позднего палеолита, граффити времени южноаравийской цивилизации и следы, возможно, средневековой культуры. Наша археологическая экспедиция занималась комплексным изучением именно первобытной культуры данной территории в ее связях с конкретными природно-климатическими и палеогеографическими условиями.

Согласно геоморфологическим данным, к началу позднего плиоцена (около 2 млн. лет назад) условия территории Хадрамаута изменились, по-видимому, вследствие климатических причин. Углубление долин водными потоками прекратилось. В днищах долин постепенно стали накапливаться галечные наносы. В низовьях ущелья Аль-Гуза их мощность была не менее 4 м, в среднем течении Вади Дуан - не менее 45 - 70 м, по основной долине - не менее 80 метров. В долине галечники перемежались с глинами, что может свидетельствовать о существовании эпизодов ослабления водной деятельности и образования в такие промежутки времени небольших озерных водоемов на поверхности. Климат в те времена значительно отличался от современного большей влажностью. Склоны долин разрушались, днища расширялись и уровни их постоянно повышались за счет накопления галечников. Подземные воды вырабатывали системы карстовых пещер, гротов, навесов, особенно в толще известняков позднего палеоцена. Насыщенные карбонатом кальция карстовые воды, выходя на поверхность, цементировали галечные наносы и отлагали массы известкового туфа. Эта цементация во многом предохранила уже отложенные слои русло-


21 Jaeger J. J. Op. cit.

стр. 110


вых галечников от размыва и способствовала накоплению толщи известковистых конгломератов.

В разрезах донных отложений Хадрамаута конгломераты перекрываются пачкой (как минимум среднеплейстоценовых) гравийно-галечных слоев с супесчаным заполнителем. Мощность пачки достигает нескольких десятков метров. Затем следует толща лессовидных суглинков. Их мощность, например в Вади Дуан, достигает 15- 20 метров. Этот обобщенный разрез донных отложений Хадрамаута чрезвычайно важен, т. к. с ним увязывается стратиграфическая колонка исследуемых пещерных памятников ущелья Аль- Гуза. Данное, на редкость благоприятное обстоятельство позволяет использовать геологические основания для датировки археологических комплексов. Значительная часть пещер ущелья Аль-Гуза дошла до настоящего времени в частично или полностью разрушенном виде. От пещеры Аль-Гуза сохранилась только глубинная часть протяженностью около 3 - 4 метров.

В своем первоначальном состоянии пещера представляется в виде огромной горизонтальной карстовой полости, образовавшейся в относительно плотных известняках и состоящей из двух частей - гротовой (входной) и коридорной (глубинной). Привходовая часть имела очертания большого овального зала площадью примерно 25 на 20 м с широким, открытым в сторону ущелья порталом высотой приблизительно 18 метров. Глубинная часть представляла собой ориентированную параллельно ущелью и равномерно сужающуюся по мере удаления от входа глухую коридорную полость длиной около 25 м и шириной в средней части около 10 - 15 метров. Впоследствии свод пещеры почти полностью обрушился. Отложения внутрипещерного заполнения оказались открытыми и стали подвергаться размыву. На некоторых участках, однако, они сохранились на значительную высоту благодаря тому, что их перекрыли блоки разрушения пещеры. Эти отложения исследовались трехступенчатой траншеей. Глубина раскопа составила 14,5 метра. В полученном разрезе представлено 13 геологических слоев, из которых 12 содержат археологические остатки. Слои с археологическим материалом налегают друг на друга непосредственно без стерильных прослоек. Мощность культурных отложений составляет 12,8 метра.

По способу накопления и существенным геологическим характеристикам отложения пещеры Аль-Гуза можно разделить на две части. Нижняя - травертиново-галечный слой (1,5 м). Это первичные накопления галечников в днище ущелья. Водные потоки продолжительное время заносили гальку в гротовую часть пещеры. Параллельно там активно действовали карстовые воды, которые, выходя на поверхность, отлагали известковый туф. На открытых участках эти воды образовывали скопления цельной травертиновой массы, а в местах соприкосновения с галечником цементировали его и превращали в конгломерат. Вторая часть, или пачка, отложений состоит из слоев, образовавшихся непосредственно внутри пещеры. Эти слои имеют различия по насыщенности и фракциям обломочного материала, цвету и в меньшей степени составу заполнителя, по выраженности различных физических и химических преобразований, а также по мощности. Судя по предварительным спорово- пыльцевым определениям и некоторым геологическим наблюдениям, нижняя часть слоев накапливалась в более влажных условиях, чем в период образования верхней части разреза.

Археологические остатки содержатся в нижней и в верхней пачках. Причем в нижней пачке находки залегают на глубину не более 20 - 25 см от ее поверхности. Исходя из этого можно заключить, что человек заселил пещеру на последнем этапе накопления первичных галечников. Затем пещера была обитаема непрерывно в течение накопления всей первой пачки. Археологического материала лишен лишь самый верхний, относительно поздний слой. Интенсивность обживания стоянки в разные этапы, вероятно, была различной. Наибольшая плотность культурных остатков отмечается в нижнем слое первой пачки, перекрывающем травертиново-галечные отложения. На 1 кв. м здесь приходится примерно по 40 - 50 изделий. Материалы вышележащих слоев также имеют признаки достаточно интенсивной и разнообразной деятельности людей. Важно, в частности, обнаружение на двух уровнях раскопа остатков кострищ. В одном случае пылеватая углистая масса, перемешанная с содержимым слоя, выявлена в виде овала размерами 38 на 30 см на глубине 3 м от современной поверхности отложений. Максимальная мощность пятна - 4 сантиметра.

стр. 111


Другое пятно такого же характера размерами 35 на 28 см вскрыто на глубине свыше 9 метров. Оно частично разрушено ходом грызуна. Соседние с золистыми пятнами участки культурных слоев и отдельные включения этой массы в виде щебня имеют характерные признаки прокаленности.

Коллекция археологических находок из пещеры Аль-Гуза включает в себя только каменные изделия. Костные остатки здесь не сохранились, вероятно, из- за активности химической среды. К настоящему времени количество предметов из всех слоев составляет 972. В коллекциях отдельных слоев выделяется до 30 наименований различных категорий, типов, групп и разновидностей изделий. Среди них: одноплощадочные нуклеусы, чопперы более чем 10 разновидностей, несколько вариантов скребел, орудия с выемками, скребки массивные, единичные клювовидные орудия и отбойники, большое количество отщепов, обломков с единичными сколами, осколки и обломки желваков использовавшегося сырья. Законченные обработкой орудия составляют в среднем 15% общего состава изделий каждого слоя. Этот показатель характерен для долговременных палеолитических стоянок с полным циклом производства каменных изделий. Чопперы относительно всех орудий вместе составляют в каждом слое не менее половины, относительно же всего инвентаря их количество в многочисленных коллекциях слоев Аль-Гуза не превышает 8 - 10%, а если говорить о всей толще культурных отложений, то в 10 слоях из 12 это значение колеблется в пределах от 8 до 17%.

Сравнительное рассмотрение индустрии разных слоев выявляет лишь некоторые вариации технологии и типологии в пределах одних и тех же изделий. Очевидным внешним признаком, отличающим материал самого нижнего слоя от верхних, является характер исходного сырья. В указанном слое сырье представлено в основном галькой, тогда как в вышележащих слоях для изготовления тех же орудий использовали желваки более или менее кристаллизованного известняка, встречающиеся обильно в бортах каньона и даже в стенках самой пещеры. Итак, люди, впервые заселившие эту стоянку, использовали материал, привычный для них ранее и имевшийся тут в изобилии буквально под ногами. А освоившись с местом обитания, они перешли на новый вид сырья, который отличался большей податливостью к обработке и позволял изготавливать традиционные орудия с наименьшей затратой сил. Кстати, эта избирательность к исходному сырью в последующие эпохи палеолитической культуры Хадрамаута усиливалась. Ашельские материалы базируются здесь только на кристаллических и окремнелых породах, в среднепалеолитическое время прибавляется кремень, а верхнепалеолитические индустрии состоят исключительно из кремневого сырья.

Арсенал технических средств и приемов изготовления орудий у обитателей Аль-Гузы был ограниченным. Тут, в частности, нельзя еще дифференцировать первичную и вторичную обработки. Техника простого скола была универсальным приемом оформления изделия, а наиболее тонкие операции производились оббивкой, которую можно рассматривать как систематическое скалывание, но только с меньшими размерами снятий. В индустриях пещеры уже содержатся одноплощадочные нуклеусы. Сильно сработанные экземпляры их отсутствуют. Почти все ядрища имеют признаки превращения их дополнительной обработкой в чопперы. Таким образом, налицо неустойчивость данной категории инвентаря. Об этом же свидетельствует и то, что при наличии достаточного количества отщепов законченные орудия на них занимают подчиненное место по отношению к орудиям, оформленным на целых желваках.

Несмотря на указанные выше черты архаизма, в производственной деятельности древнейших обитателей ущелья Аль-Гуза чувствуется целенаправленность, систематичность и в какой-то мере стандартизация. Был достигнут, в частности, уровень четкого разграничения рабочей и вспомогательной частей орудия и накоплен небольшой, но устойчивый набор приемов для дифференцированного оформления каждого из них. При изготовлении чопперов, например, применялись три приема: оббивка с помощью одной наковальни, оббивка с применением и наковальни и отбойника, а также непосредственно отбойником. Два последних приема использовались чаще. Обработка изделий в некоторых случаях не ограничивалась изготовлением лишь рабочей части, а требовала также улучшения вспомогательного участка. Оформление по-

стр. 112


следнего достигалось простым ударным усечением части желвака. Для приближения исходной формы первичной заготовки к задуманной нередко применялось краевое (или продольное) ударное сечение. Иногда, например, на скреблах излишне массивные участки удалялись крупным сколом и со стороны плоских поверхностей заготовки. Дополнительная подправка оббитых участков чопперов осуществлялась, когда это было необходимо, более мелкой и систематической оббивкой.

Археологические признаки комплексов всех 12 слоев пещеры Аль-Гуза укладываются в рамки существующих представлений об олдувайских индустриях. Это заключение опирается, в частности, на такой показатель, как полное отсутствие в рассматриваемых инвентарях рубил (каких бы то ни было форм) и отщепов. Изучение многих десятков памятников, в том числе и многослойных, показывает, что ашель Юго-Западной Азии и Африки всегда предполагает наличие указанных категорий орудий. Не является исключением в этом смысле и территория Аравийского п-ва. Здесь в настоящее время известно не менее 23 ашельских памятников, отделенных друг от друга многими сотнями и даже тысячами километров, но всегда характеризующихся наличием бифасов. Разумеется, в Аравии, как и на других соседних территориях, в ашельских инвентарях встречаются и чопперы. Но при этом они являются компонентом, сопровождающим рубила. Для слоев же пещеры Аль-Гуза такая картина совершенно нехарактерна. Если учесть к тому же, что аналогичный аль- гузинскому материал находится еще в двух многослойных стоянках этого же района - пещере Шархабиль и навесе Аль-Амира, то чрезвычайный архаизм указанных комплексов нельзя рассматривать как выражение каких-то функциональных или других особенностей данных памятников.

Речь может идти о хронологической обусловленности этого архаизма и о предшествовании стоянок ущелья Аль-Гуза ашелю данной территории. Такое заключение находит подтверждение и в геологической позиции отложений пещеры. Пачка первого разреза пещеры Аль-Гуза является частью толщи конгломератов, имеющих распространение по всему Хадрамауту и даже шире. Эти конгломераты устанавливаются геологами в хронологических рамках позднего плиоцена и раннего плейстоцена (древнее 730 тыс. лет).

Каков же абсолютный возраст памятников ущелья Аль-Гуза? Для решения этого вопроса плодотворным оказалось исследование мощных древних разрезов в районе, примыкающем к Хадрамауту. Примерно в 20 км от берега Аденского залива в Вади Аварид (район Баль-Хаф) сотрудниками экспедиции были изучены геологические отложения, имеющие значительно большую хронологическую протяженность, чем в долине Хадрамаут, и включающие в себя слои уже упоминавшихся выше конгломератов. Общая геохронологическая позиция этих конгломератов та же, что и хадрамаутских. Но здесь удалось выявить верхнюю хронологическую границу указанных отложений в абсолютном исчислении времени, чему способствовало перекрывание их мощной толщей базальтов, которые благоприятны для естественнонаучных методов датировки. В данном случае был использован метод палеомагнитной датировки. Он показал обратную относительно современной намагниченность базальтов, из чего следует, что базальты образовались не позднее 730 тыс. лет назад, а перекрываемые ими конгломераты - заведомо древнее. Таким образом, стал известен минимальный возраст конгломератов, с кровлей аналога которых связан самый нижний культурный слой пещеры Аль-Гуза.

Уточнение приведенной даты будет возможно после осуществляемого калий- аргонового датирования образцов базальта. Но и уже имеющиеся данные подчеркивают исключительность стоянок ущелья Аль-Гуза. В Юго-Западной Азии находятся лишь единичные памятники, которые гипотетически могут быть отнесены к такой древности22 , и только один датируется аналогичным временем бесспорно23 . Последний пред-


22 Van Liere W. J. Observation on the Quaternary of Syria. In: Berichten von de Riyksdienst voor het Oudhoodkunding Bodensonderzoek. Vol. 10 - 11. Kobenhavn. 1960 - 1961; Hours F., Sanlaville P. Decouverte des silex tallies dans une plage... - Comptes-Rendus des seances de l'Academie des Sciences de France, P, 1972, ser. D, t. 275; Hours F. The Lower Paleolithic of Lebanon and Syria. - Problems in Prehistory: North Afruca and the Levant. Dallas. 1975.

23 Bar-Yosef O. Near East. In: Neue Forchungen zur Altsteinzeit, S. 245, 267 - 268.

стр. 113


ставляет собой стоянку Убейдия на западном берегу р. Иордан, южнее Тивериадского озера. Более 60 геологических слоев памятника объединены в четыре пачки. Археологический материал самого нижнего из них характеризуется наличием чопперов, сфероидов в виде галек с круговой оббивкой и отщепов, в том числе оформленных в законченные орудия. В верхних пачках отложений состав инвентарей включает в себя небольшое количество рубил - изделий, характерных для ашельской эпохи. Минимальная верхняя хронологическая граница слоев Убейдии установлена палеомагнитным методом и определяется временем в 730 тыс. лет назад. Максимальная нижняя большинством исследователей доводится на основании изучения остатков фауны до 1,6 млн. лет24 . В качестве ориентировочных приняты усредненные даты в рамках 1 - 1,4 млн. лет назад25 .

В культурно-исторической интерпретации комплексов Убейдии не существует общепринятого мнения. Иногда статус части слоев этого памятника определяется как вариант олдувайской культуры. Однако значительно чаще памятник называют древнеашельским26 . Как бы то ни было, это достоверный и один из наиболее ранних для Ближнего Востока и Азиатского континента пунктов, с которым сопоставимы материалы исследуемых доашельских стоянок Южной Аравии. Причем если возможность сравнений по абсолютному возрасту ограничена ввиду недостатка геохронологических данных как из Убейдии, так и из памятников Южной Аравии, то соотнесение по чисто археологическим признакам позволяет говорить о большей архаичности материалов пещеры Аль-Гуза. Но из этого не всегда следует большая древность памятников. Поэтому до получения новых данных целесообразно оперировать в отношении культурных слоев Аль-Гузы хронологическими рамками, принятыми для Убейдии, имея в виду, что не исключен и более ранний возраст первых.

Необычность памятников ущелья Аль-Гуза заключается еще и в том, что они представляют собой стоянки пещерного типа. До настоящего времени в зоне распространения олдувайских и раннеашельских местонахождений такие объекты единичны. Особенность пещерных памятников состоит в том, что древние обитатели их, будучи ограниченными в рамках естественного убежища, оставляют после себя чаще всего более концентрированные и насыщенные информацией остатки своей деятельности, чем в случаях обживания открытых участков. В пещерах несравненно чаще обнаруживаются и остатки кострищ. Что касается кострищ пещеры Аль-Гуза, то они должны считаться одними из наиболее ранних. Напомним, что до настоящего времени таковыми являются следы огня на стоянке Чесованже в Кении (максимальный возраст - 1,4 млн. лет).

В наших знаниях о культуре древнепалеолитических памятников ущелья Аль- Гуза еще много пробелов. Не известны, в частности, отсюда остатки самого человека, изготовлявшего описанные орудия. В этом смысле древнейшие южноаравийские памятники, конечно, не могут быть сопоставлены с восточноафриканскими. Главные причины этого - меньшая изученность первых и различия в характере сохранности археологических памятников. В культуроведческом же плане памятники рассматриваемых территорий вполне сравнимы. И в этом отношении пещеры ущелья Аль-Гуза имеют особую ценность. В самом общем виде они свидетельствуют о выходе древнейшего человека в столь раннее время за пределы своей прародины и о первых его шагах на пути освоения нового материка - Азии.

Исследование памятников первобытного прошлого Южной Аравии будет продолжено.


24 Jaeger J. J. Op. cit., pp. 89 - 90.

25 Bar-Yosef O. Op. cit, p. 268.

26 Ibid.; Коробков И. И. Ук. соч., с. 25 - 32.

 


Опубликовано 09 ноября 2018 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Х. А. АМИРХАНОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, 1986, № 11.

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:
подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.