ОТНОШЕНИЕ К ИММИГРАНТАМ В ЯПОНИИ

Актуальные публикации по вопросам туризма. Путешествия. Отчеты о поездках. Страны мира. История экзотических стран мира.

NEW ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ОТНОШЕНИЕ К ИММИГРАНТАМ В ЯПОНИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

28 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


КОМАЦУ Норихито - аспирант Института социально-политических исследований РАН.

В результате интенсивного роста экономики сегодня по экономической мощности Япония является второй страной в мире. Произошло долгожданное открытие японского общества для внешнего мира. Но у большинства японского населения открытость страны вызвала определенную тревогу из-за резкого увеличения численности иммигрантов из азиатских и средневосточных регионов. Государство и население Японии были явно не готовы к новым иммиграционным потокам, что подтверждается отсутствием четкой концепции иммиграционной политики правительства и консенсуса в обществе по принятию мигрантов.

В настоящей статье рассматривается отношение японцев к иностранцам, анализируются результаты социологических исследований по проблеме, проведенных как на всеяпонском уровне, так и на региональном.

Современная иммиграционная политика Японии в основном руководствуется двумя законами: "Законом о контроле над выездом из Японии и въездом в Японию граждан, в том числе и зарубежных, и признании беженцев" (далее - Закон о контроле над миграцией) и "Законом о регистрации иностранцев".

Первый закон контролирует внешнее миграционное движение всех граждан в Японии и предусматривает для иностранцев 28 статусов, определяющих виды их деятельности и сроки пребывания в стране. В соответствии со статусом иностранца ему выдается виза для въезда в страну. Указанные 28 статусов разделяются на три группы. Иностранным гражданам первой группы дается право на трудовую деятельность в Японии. Иностранцам второй группы в принципе не разрешается работать. А третья группа статусов предоставляется иностранцам не в соответствии с их видами деятельности или целями прибытия в страну, а по их личному происхождению, например, их родственным связям с японскими гражданами. У иностранцев данной группы нет ограничения в видах деятельности в стране, включая трудовую.

Закон о регистрации иностранцев был принят в 1952 г. Согласно этому закону, иностранные граждане, пребывающие в Японии более 90 дней, обязаны зарегистрироваться в муниципальной администрации территории, где они проживают. Это правило распространяется и на тех, кто нелегально проник в страну. При регистрации местная администрация выдает "Справку о регистрации иностранцев", которую лица в возрасте 16 лет и старше должны всегда носить с

стр. 133


собой и показывать при требовании со стороны представителей властей. В случае, если иностранец не носит с собой данную справку, он подвергается штрафу до 200 тыс. йен. А если он откажется предъявить справку полицейским, то может оказаться в тюремном заключении.

Для тех, кому 16 лет и старше и кто собирается проживать в Японии больше года, есть дополнительные обязанности: при регистрации они должны сдать свои фотографии и сделать отпечатки пальцев. За нарушение этого правила санкционируется тюремное заключение либо с принудительным трудом, либо без него, или штраф до 200 тыс. йен (1, с. 28).

Часто японская общественность с позиций защиты прав человека критикует подобные жесткие, дискриминационные отношения японских властей к иммигрантам. Указывается, например, на то, что японский гражданин не обязан носить с собой удостоверение личности (заметим, в Японии нет документа единого образца типа гражданского паспорта). Но самый острый спор ведется по поводу снятия отпечатков пальцев иностранцев, потому что это делается в принципе лишь тогда, когда заводится уголовное дело. Особенно возмущены правилом отпечатков пальцев корейцы, которые после Второй мировой войны остались в Японии, но потеряли японское гражданство в связи с подписанием страной Сан-Францисского договора. Они считают его ущемлением основных прав человека. Данный вопрос стал проблемой отношений между Японией и Южной Кореей. После длительного спора между японским правительством, с одной стороны, и корейцами, а также их сторонниками из правозащитных организаций - с другой, в 1992 г. указанное правило было отменено, но только для тех, кто имеет право постоянного жительства (1, с. 29). По новейшей информации, Министерство юстиции Японии намерено отменить это правило для всех без исключения иностранцев.

Традиционно японское государство отказывалось использовать неквалифицированную иностранную рабочую силу для развития своей экономики. Поэтому оно выдавало разрешение на работу только тем иностранцам, которые являются специалистами высокой квалификации или будут заниматься трудом, требующим особой специфики. Но с середины 80-х годов, когда японская экономика стала острее ощущать нехватку рабочей силы, особенно после начала так называемой "вспенивающейся конъюнктуры экономики", власти вынуждены были частично открыть пути в страну и для иностранцев, готовых заниматься теми видами труда, в которых не заинтересованы сами японцы. В связи с этим в 1989 г. в Закон о контроле над миграцией был внесен ряд изменений, в том числе и о предоставлении представителям второго и третьего поколения японских эмигрантов права на все виды трудовой деятельности в Японии, а также о наказании работодателей, нелегально нанимающих иностранцев.

Эти изменения оказали заметное влияние на иммиграционное движение в страну. Если в 1988 г. в Японию приехали 16789 человек из Бразилии, где существует большая японская диаспора, то в последующем году численность въехавших бразильцев на японскую территорию составила 29 241. В 1990 г., когда указанное изменение вступило в силу, эта численность выросла до 67 303, а в следующем году достигла 96 337 человек. Таким образом, только за три года количество приезжающих в Японию бразильцев увеличилось почти на 80 тыс. человек (2, с. 6).

И еще один документ, который изменил иммиграционную тенденцию и привел к увеличению количества нелегальных иммигрантов-рабочих в Японии, - это "Проект стотысячных иностранных студентов". Он был принят в 1983 г. с целью привлечь в страну зарубежных студентов, количество которых в 1982 г. здесь составляло всего 8 116 чел. - значительно меньше по сравнению с другими индустриально развитыми странами (в США -311 882, во Франции - 119 336, в ФРГ - 57 421, в Англии - 52 899 чел.) (1, с. 182-183). Согласно этому проекту, численность зарубежных студентов в Японии в 2000 г. должна составить 100 тысяч. Для стимулирования потоков в страну иностранных студентов было разрешено им зарабатывать деньги с тем, чтобы улучшить условия проживания в стране, которая по дороговизне жизни занимает ведущее место в мире. Сейчас иностранные студенты в Японии легально могут работать в пределах 20 часов в неделю без специального разрешения властей на работу, не предусмотренную законом для их статуса. Причем в 1984 г. упрощена процедура выдачи японской визы на учебу (1, с. 188- 189).

Естественно, по мере активизации иммиграционного процесса в Японии все больше стали обсуждать данное явление с разных точек зрения. А средства массовой информации, как обычно, давали сообщения с сенсационной тональностью о новых потоках иммигрантов, о попытках иностранцев нелегально проникнуть в страну, криминогенных особенностях тех или иных национальностей и т.д.

Несмотря на активность ученых-исследователей и публицистов в дискуссиях, реакцию большинства японского населения на резкое увеличение потоков иностранцев в Японию можно

стр. 134


назвать относительно спокойной. Это, на наш взгляд, можно объяснить тем, что все-таки доля иностранцев, проживающих в Японии, в общей численности населения составляет лишь 1,18 % (3. с.3).

В последнее время в Японии пытаются выяснить отношение населения к иммигрантам путем социологических опросов по разным методикам с целью определить влияние иммиграции на японское общество.

Так, в 1997 г. Институт телевещания и культуры на телекомпании NHK опубликовал результаты ряда социологических опросов в сборнике "Исследование сознания жителей префектур всей страны. 1996" (метод опросов - индивидуальное собеседование; характеристики респондентов: 900 чел. старше 16 лет из каждой префектуры, всего 42 300 чел. по стране; количество (доля) действительных респондентов - 29 620 чел. (70,0 %) по всей стране). В ходе опросов относительно иностранцев респондентам заданы 2 вопроса: "Считаете ли вы, что и иностранцы, проживающие в Японии, должны быть обеспечены теми правами, которые имеют японцы?" и "Есть ли у вас опыт работы либо учебы вместе с иностранцами?" (4, с. 371-384).

На первый вопрос дали положительный ответ 56,5 % всех опрошенных, а отрицательный - 17,7 %. В общем, чем моложе респонденты, тем больше поддерживают эту идею. Больше других за нее высказались 73,6 % японцев в возрасте с 16 до 25 лет, а также 75,6 % студентов и школьников. Считают равенство японцев и иностранцев перед законами необходимым 62,6 % респондентов - служащих гуманитарного и естественного профилей, 61,4 % - продавцов и работников сферы услуг; 60,1 % - рабочих и т.д. Наименьшую поддержку эта идея получила среди крестьян и рыбаков - 43,1 %.

Что касается результатов данного опроса по префектурам, здесь в достаточной мере наблюдается общеяпонская тенденция, хотя, естественно, есть региональные различия. Следует отметить, что перевес отрицательных ответов на рассматриваемый вопрос над положительными встречается очень редко по всем категориям респондентов всех регионов.

Проанализируем, к примеру, отношения жителей к иностранцам в тех 10 префектурах, где концентрированно проживают зарубежные граждане. В большинстве регионов доля тех, кто выступает за равноправие японцев и иностранцев, превышает среднеяпонский показатель, кроме Токио (51,0 %), Сайтама (49,5 %), Чиба (52,8 %) и Сидзуока (50,2 %). В наибольшей степени о защите прав иностранцев заботятся жители префектуры Хего - 63,6 %. В этом регионе чуть ли не 80 % молодого поколения в возрасте ниже 35 лет, в том числе более 81 % студентов и школьников, высказались за улучшение юридического положения иностранцев.

Если рассматривать национальность иностранцев, проживающих в этих префектурах, выясняется интересная тенденция. Там, где существенную долю занимают корейцы, к иностранцам относятся в высокой степени положительно. Доля корейцев в численности иностранцев и доля сторонников равноправия японцев и зарубежных граждан в регионах соответственно таковы: в Осаке - 79,3 % и 57,0 %, в Киото - 78,5 % и 60,7 %, в Хего - 68,5 % и 63,6 %, в Фукуоке -65,2 % и 59,2 %, в Айти - 40,3 % и 57,9 %. Иная ситуация в регионах, где к иностранцам относятся хуже среднестатистических японцев. В Токио, например, аналогичные показатели составляют соответственно 36,5 % и 51,0 %, в Чибе - 26,1 % и 52,8 %, Сайтаме - 24,1 % и 49,5 %, Сидзуоке -12,9 % и 50,2 %.

Относительно высокий уровень сознания жителей в первой группе регионов против национальной дискриминации можно объяснить, в частности, наличием достаточно большой диаспоры корейцев, подавляющая часть которых фактически является носителем японской культуры, а также результатами активной деятельности по преодолению стереотипов в представлениях о жизненном пространстве, проводимой после поражения японского империализма. Последний фактор очевиден в широкой поддержке, студентов и школьников идеи равноправия всех национальностей. В этом контексте можно понять положительное отношение к этой идее большинства жителей (61,6 %) префектуры Канагава, которая известна либерально-прогрессивной ориентацией и на уровне местных администраций, несмотря на относительно низкую долю корейцев среди иностранцев в регионе - 29,6 %.

С другой стороны, можно сказать, что там, где в большей степени принимают иностранцев не корейского происхождения, иначе говоря, так называемых "новых приезжих", отношения местных жителей к ним более прохладны. Некоторые предполагают, что японцы не привыкли к общению с иностранцами из разных регионов; в японском обществе до сих пор существуют дискриминационные взгляды на развивающиеся страны.

Однако если анализировать ответы респондентов на второй вопрос (о совместной работе или учебе), то, судя по всему, между частотой контактов местного населения с иностранцами и его отношениями к ним не видно прямых связей. Например, жители Токио, Чибы и Канагавы активно общаются с иностранцами почти в равной степени: соответственно 42,9 %, 43,1 % и

стр. 135


43,1 % респондентов из этих трех регионов имеют опыт работы или учебы совместно с иностранцами. Но только в Канагаве доля японцев, положительно относящихся к зарубежным гражданам, выше среднеяпонского показателя, причем разрыв между этим регионом и остальными двумя достаточно большой. А в Сидзуоке и Айти люди скромно вступают в контакты с иностранцами - 29,2 % и 32,6 %, соответственно, - но по активности поддержки населением идеи равноправия Сидзуока занимает 9-е место, в то время как Айти - 2-е.

Это косвенно свидетельствует о сложных моментах контактов местного населения и иммигрантов: они могут оказывать и положительное, и негативное влияние на взаимоотношения. И, можно сказать, сами по себе они не могут разрешать ряд социальных проблем, вопреки некоторым гуманитарным представлениям. Здесь нужны усилия для нормальной адаптации иммигрантов и местных жителей к новым жизненным условиям, регулирование возникающих проблем, предотвращение возможных конфликтов как со стороны местных администраций, так и со стороны местных жителей и самих иностранцев. Нередко отмечается отсутствие у новых иммигрантов желания учить японский язык, пойти на контакты с японцами.

Теперь кратко рассмотрим результаты исследования взаимоотношений японцев и иммигрантов в совместной жизни. В 1997 г. Японский Институт Труда опубликовал научный доклад "О сознании местного населения и реальном положении в районах, в которых трудятся иностранные рабочие" (5). Институт провел социологические исследования путем индивидуального собеседования в городах, где концентрированность проживающих иностранцев выше среднеяпонского уровня.

Например, в городе Дайсэн префектуры Гумма общая численность населения в 1993 г. составляла около 40 тыс. чел., а число зарегистрированных иностранцев превысило 2,5 тыс., т.е. доля иностранцев в населении города около 6 %. Дайсэн как промышленный город серьезно страдал от нехватки рабочей силы, и после отмены ограничения трудовой деятельности для иностранцев японского происхождения предприниматели города стали охотно принимать их на работу с условием обеспечения материального благополучия. И городская администрация Дайсэна активно тому содействовала, предоставив иммигрантам административные услуги на равном уровне с местным населением. По ее инициативе были открыты курсы изучения японского языка, выделены переводчики для иммигрантов, стали проводиться занятия для своих сотрудников с целью овладения португальским языком.

Благодаря усилиям местной администрации и местных предприятий чувство недоразумения у жителей этого города быстро исчезло. Иностранцы считаются важными поставщиками кадров для развития местной промышленности. Здесь отмечается высокий уровень медицинского страхования иностранцев, и задолженность платежей страховых взносов является исключительным случаем. Что касается правонарушений иностранными гражданами, о которых часто сенсационно сообщается, то, судя по высказываниям местных жителей, в частности хозяев магазинов, такие слухи оказываются безосновательными. Относительно мелких краж особую тревогу здесь вызывают японские подростки. Почти единственным моментом, из-за которого возникает непонимание между местным населением и иностранцами, является несоблюдение иммигрантами правил выброса бытового мусора. Для сохранения экологической чистоты в Японии установлено достаточно много правил ликвидации мусора, которые сложно понять иностранцам из-за того, что у них на родине просто нет таких детальных правил.

Хотя существуют некоторые различия в подходах к принятию иностранцев городами-объектами данного исследования, в целом серьезных отрицательных отношений местных жителей к иммигрантам не обнаружилось. Причины благополучия в этих городах, видимо, в следующем. Во-первых, основным контингентом иммигрантов являются иностранцы японского происхождения, не отличающиеся по внешности от японцев. Во-вторых, иностранцы стараются быть законопослушными, заботясь о своих семьях и последующих за ними иммигрантах. В- третьих, иностранная рабочая сила нужна для развития местной экономики. В-четвертых, власти и предприятия прилагают усилия к регулированию проблем между местными жителями и иностранцами.

Итак, решение вопроса об иммигрантах в Японии прошло несколько стадий. Сначала чаще всего речь шла о том, открыть или закрыть для них страну. Потом стали говорить, что нужно признать сложившую ситуацию с иммигрантами и защищать их права. Следует учесть, что иммиграция в Японию росла на фоне серьезной нехватки рабочей силы в связи с чрезмерным экономическим бумом и угрозой сокращения трудовых ресурсов в будущем, которая основывалась на прогнозе, что ежегодный экономический рост здесь будет составлять 2 %.

С середины 90-х годов, когда прояснилась серьезность нынешней экономической депрессии, все меньше внимания обращают на этот вопрос. Как известно, последний год экономика страны оказалась в еще более тяжелом положении. По прогнозу правительства, ее рост в этом

стр. 136


году составит всего 1,8 %. А уровень безработицы в стране превысил 5 %. Однако не отмечается ни массового увольнения иммигрантов, ни вытеснения ими отечественных работников. Потому что, во-первых, в стране количество работающих иностранцев маленькое. Во-вторых, предприниматели решают вопросы кадров в основном не по национальным, а по экономическим, техническим мотивам. То есть они основное внимание уделяют способностям, опыту, трудолюбию и их соотношениям с величиной зарплаты каждого работника. В-третьих, у японского молодого поколения наблюдается склонность подождать лучших времен и не соглашаться сразу на любую работу. Эта тенденция особенно характерна для женщин, которые, как и раньше, гибко реагируют на изменения на рынке труда, что считается одним из секретов традиционного низкого уровня безработицы в Японии. Таким образом, экономические последствия иммиграции, которые в других странах порой превращаются в национальные конфликты, в Японии пока остро не проявляются.

Тем не менее вопрос об иммигрантах здесь остается открытым. Поскольку в данный момент никто не может представить конкретной картины будущего экономики страны в целом, очень сложно разрабатывать концептуальную иммиграционную политику. В то же время независимо от конкретной экономической ситуации довольно быстро идут такие процессы, как старение населения и сокращение числа жителей трудоспособного возраста. Так, по официальным данным на 15 сентября 1998 г. жителей в возрасте 65 лет и старше в Японии насчитывалось 20 490 тыс. чел., или 16,2 % от общей численности населения. Прогнозируется, что численность этой группы, составив 21 870 тыс. чел. в 2000 г., достигнет 28 130 тыс. в 2010 г. [б]. Согласно прогнозу Всемирной организации здравоохранения, обнародованному в начале октября 1998 г., доля населения в возрасте 60 лет и старше в Японии в 2020 году составит 31 %, и страна займет первое место в мире по этому показателю (7).

Поэтому мы считаем, что Японии в данный момент прежде всего предстоит выяснить реальный потенциал своих трудовых ресурсов с учетом таких факторов, как возможность активной мобилизации рабочей силы женщин и пожилого населения, определить масштабы инвестирования в совершенствование технологий для повышения производительности труда, учесть демографические и экономические перспективы в странах-соседях, являющихся потенциальными экспортерами рабочей силы в Японию.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Танака X. Дзайнити-гайкокудзин: хо-но кабэ, кокоро-но кобэ (Танака X. Иностранцы в Японии: юридические и психологические барьеры). 7-й вып. Токио, 1997.

2. Шуцунюкоку-канри токэй-нэнпо 1998 (Ежегодник статистики по легальной внешней миграции. 1997 г.) // Департамент юридической системы и исследования Канцелярии министра юстиции Японии. Токио, 1988.

3. Дзайрю-гайкокудзин токэй 1998 (Ежегодник статистики по иностранцам, находящимся в Японии. 1997 г.) // Японская иммиграционная ассоциация. Токио, 1998.

4. Дзэнкоку-кэммин-исики теса 1996 (Исследование сознания жителей префектур всей страны. 1996) / Сборник данных // Институт телевещания и культуры при телекомпании NHK. Токио, 1997.

5. Гайкокудзинродоша-га шуге-суру тиики-ниокэру дзюмин-но исики-то дзиттай (О сознании местного населения и реальном положении в районах, в которых трудятся иностранные рабочие) / Научный доклад // Японский Институт Труда. Токио, 1997.

6. Нихон-кэйдзай симбун 1998/09/15 (газета Никкэй от 15 сентября 1998 г.).

7. Асахи симбун 1998/10/03 (газета Асахи, Internet-версия от 3 октября 1998 г.).

 


Опубликовано 22 августа 2018 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Н. КОМАЦУ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.