Рецензии. Н. А. ЕРОФЕЕВ. ТУМАННЫЙ АЛЬБИОН. АНГЛИЯ И АНГЛИЧАНЕ ГЛАЗАМИ РУССКИХ 1825 - 1853 гг.

Актуальные публикации по вопросам туризма. Путешествия. Отчеты о поездках. Страны мира. История экзотических стран мира.

NEW ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ


ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. Н. А. ЕРОФЕЕВ. ТУМАННЫЙ АЛЬБИОН. АНГЛИЯ И АНГЛИЧАНЕ ГЛАЗАМИ РУССКИХ 1825 - 1853 гг.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-07-18

Н. А. ЕРОФЕЕВ. Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских 1825 - 1853 гг. М. Наука. 1982. 320 с.

Книга старшего научного сотрудника Института всеобщей истории АН СССР доктора исторических наук Н. А. Ерофеева посвящена представлениям об Англии и англичанах в России во второй четверти прошлого века, точнее, с восстания декабристов до начала Крымской войны. Данный отрезок времени избран автором не случайно - это был период, когда "отношения между обеими странами претерпели значительную эволюцию и из довольно дружественных превратились во враждебные". В этой связи автор ставит перед собой вопросы: "Как сказалось это на пред-

стр. 140


ставлениях об Англии и англичанах? Как вообще отражаются в таких представлениях отношения между государствами?" (с. 5). Автор скрупулезно исследовал и проанализировал множество им же самим выявленных источников того времени. Среди них русские газеты и журналы, книги русских путешественников в Англии. Последние изучены с использованием метода контент-анализа.

Книга представляет собой интересный опыт в том сравнительно новом междисциплинарном научном направлении, которое возникает сейчас на стыке исторической науки с психологией, этнографией и социологией. Это направление, изучающее этнические представления и формирование образов народов и стран, социальную функцию таких представлений, их природу и происхождение, приобретает известность под названием "имагология" (от лат. "imago" - образ), или "имэджинология" (от английского "image"). H. А. Ерофеев дает развернутую характеристику предмету и методу имагологии.

Образы-представления, в том числе и этнические, составляют органическую часть духовной жизни общества, которая складывается из взглядов и идей, концепций, мировоззрений и чувств, господствующих в обществе в данное время, - из той совокупности, которую, пишет Н. А. Ерофеев, "за неимением другого термина обозначают словом "ментальность". Образы-представления занимают ключевое положение в ментальности: именно в образы отливаются важнейшие мысли и чувства, волнующие общество в данную эпоху, в них фиксируется картина мира, опосредованно отражаются общественные институты и устоявшиеся формы быта. Они оказываются как бы своеобразным сгустком общественной психологии своего времени" (с. 9). Восстановление образов- представлений какой-либо исторической эпохи помогает нам проникнуть в духовную жизнь тогдашнего общества, понять чувства и помыслы его людей, понять их шкалу ценностей, да и в целом структуру их мышления. Н. А. Ерофеев подчеркивает, что представления одних народов о других нередко влияют на отношения между нациями, этническими группами и даже государствами.

В контексте такого осмысления имагологии автор и построил свое исследование, исходя из того, что русский образ англичанина - "это частный случай этнических представлений" (с. 306). И хотя в книге рассматриваются представления русских о различных аспектах экономической, социальной и политической жизни Англии, быте этой страны, ее культуре, внешнем облике англичан, их поведении и характере, в центре внимания автора находятся Россия и русские. Разумеется, как признает автор, речь может идти лишь о представлениях некоторой части русского общества - аристократии и дворянства, буржуазии, высшего чиновничества, разночинной интеллигенции. "Наши источники не дают возможности судить с достаточной полнотой о взглядах подавляющего большинства русского народа той поры: придавленная крепостным гнетом, бесправная, лишенная доступа к культуре народная масса не могла высказать свои мысли и тем более зафиксировать их в письменной форме" (с. 5).

В книге тщательно изучены разные стороны российского отношения к английской действительности, вскрыты перемены в нем, сложное переплетение корней, питавших англофобию и англофильство. Рассматривая русские представления об Англии и англичанах, об экономической жизни этой страны, ее социальных и политических проблемах, автор показывает, как подлинные факты причудливо перемешивались с вымыслами.

Какою же представляли себе Англию? Автор показывает, что в России всегда интересовались этой страной, объем информации о ней был довольно значительным, были хорошо осведомлены о ее экономике, торговле и промышленности, о глубоких и резких социальных контрастах - богатстве имущей верхушки и нищете широких масс. В России очень внимательно следили за политической жизнью Англии и по-разному ее оценивали. При всем том в представлениях об Англии было немало неточностей и даже искажений. В России преувеличивали богатство Англии и недостаточно понимали решающую роль промышленности. Сложная политическая жизнь этой страны, характер и роль партий, методы управления страной были непонятны многим русским людям. Трудности, которыми сопровождалось развитие британской экономики, в России воспринимались как упадок, как признак близкой гибели.

Эти представления были неизбежными: автор убедительно показывает, что русские наблюдатели смотрели на Англию сквозь призму русских условий. Образ страны и ее

стр. 141


народа часто оказывался не столько отражением действительности английской, сколько русской. Актуальные проблемы русской жизни того времени - экономические, политические и другие - оказывались не только стимулом интереса к Англии, но одновременно и помехой на пути понимания Англии. Так, при нехватке капиталов, которую постоянно испытывали русские предприниматели, удивляло состояние английских финансов, складывалось превратное понимание того, в чем, собственно, состоит богатство Англии. Малочисленность крупных предприятий в России заставляла по-своему понимать и оценивать происходившую в Англии промышленную революцию. Острые социальные проблемы, связанные с развитием английского капитализма - нищета и эксплуатация трудового люда, - поощряли у ряда русских наблюдателей стремление к идеализации российской действительности и подчас даже крепостного права. А острые политические конфликты и борьба партий давали повод реакционерам благословлять "тишину" николаевской России. Таким образом, характеристика и оценка явлений английской жизни становились как бы проекцией различных политических и социальных интересов, боровшихся в России.

Рассматривая развитие российских представлений об Англии и англичанах, Н. А. Ерофеев показывает, что известную роль играли при этом не только наблюдения самих русских, но и впечатления, заимствованные у иностранцев, в частности у французов. На конкретном материале автор подводит читателя к пониманию того, как вообще складываются представления о других странах и народах. Рисуя путь, который проходили русские представления об Англии и англичанах, автор вскрывает сложность складывания вообще всяких представлений такого рода, их зависимость от обстоятельств, в которых находится наблюдатель, от его взглядов и убеждений, от той атмосферы, в которой он воспитывался и рос, в которой вращался в своей стране.

Это свойство наблюдения - его зависимость от привычного - проявлялось и в представлениях об англичанах. Типичного британца рисовали как человека гордого, самоуверенного, холодного, поглощенного делами, главным образом коммерцией. Экономические успехи этой страны, которая на протяжении жизни немногих поколений выдвинулась на первое место в мире, порождали мнение о том, что народ Англии обладает каким-то особым деловым талантом. Так возникло представление о некоем британском "практицизме" - особой направленности английского ума и о пренебрежении англичан к духовной стороне жизни. Раз возникнув, такое представление порождало недооценку английской культуры - искусства, музыки, поэзии и пр.

Искусственная схема оказалась препятствием для правильного понимания некоторых явлений английской жизни. Начавшееся еще в 20-е годы XIX в. постепенное ухудшение англо-русских отношений на почве торговой конкуренции и столкновения интересов на Востоке способствовало росту антианглийских настроений и привело к возникновению отрицательного образа англичанина - как жадного и корыстного дельца. Автор останавливается на пороге Крымской войны, справедливо полагая, что здесь начинается новый этап в истории формирования образа Англии и англичан. Но тенденция, в русле которой пойдет это формирование, в книге намечена достаточно ясно.

Экскурс в общие вопросы психологии представлений, который содержится в первой, вводной главе книги, где говорится о последних достижениях науки по этому вопросу, прежде всего т. н. когнитивной психологии, т. е. психологии познания, получает в ходе изложения конкретное подтверждение. Рассматривая те же вопросы, которым посвящены многие работы по когнитивной психологии, автор привлекает исторические материалы. Это придает его выводам большую конкретность и убедительность.

Содержание книги намного шире темы, сформулированной в заголовке. В ней поставлены проблемы, далеко выходящие за рамки вопроса об отношении русских к англичанам за 28 лет прошлого века. Это несомненная заслуга автора. Конечно, книга выиграла бы, если бы он смог охватить в своем исследовании более длительный исторический период: это дало бы возможность лучше рассмотреть динамику изменения образа Великобритании в России и точнее судить о причинах этих перемен.

В марксистской науке уже появлялись имагологические исследования 1 . Но Н. А. Ерофеевым впервые рассмотрены теорети-


1 См., напр., Зак Л. А. Западная дипломатия и внешнеполитические стереотипы. М. 1976.

стр. 142


ческие и методологические проблемы всей этой области научных работ 2 . Имагологические исследования, изучение этнических образов, их формирование и эволюция открывают путь к познанию национальной психологии и, следовательно, к улучшению взаимного понимания между народами. "Ныне, - справедливо замечает автор, - когда, вероятно, нет более важной задачи, чем сохранение мира между народами, необходимое условие для этого - правильные, объективные, непредвзятые представления о других народах, избавление от предубеждений и предрассудков" (с. 3).

Книга Н. А. Ерофеева интересна для историков самой различной специализации. Она привлекает их внимание к новому направлению исследований.


2 Можно назвать прежние работы Н. А. Ерофеева в области имагологии: Английский колониализм и стереотип африканца в XIX в. - Вопросы истории, 1971, N 12; Африка в королевстве кривых зеркал (свидетельства английских путешественников). В кн.: Источниковедение африканской истории. М. 1977; Английский колониализм и стереотип ирландца в XIX в. - Новая и новейшая история, 1980, N 5; Английский колониализм и стереотип индийца в XIX в. - Народы Азии и Африки, 1982, N 6; Этнические представления как предмет исследования. - Расы и народы. Ежегодник. М. 1983.


Новые статьи на library.by:
ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ:
Комментируем публикацию: Рецензии. Н. А. ЕРОФЕЕВ. ТУМАННЫЙ АЛЬБИОН. АНГЛИЯ И АНГЛИЧАНЕ ГЛАЗАМИ РУССКИХ 1825 - 1853 гг.

© Л. Б. Давидсон ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.