СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ДУБРОВНИК

Актуальные публикации по вопросам туризма. Путешествия. Отчеты о поездках. Страны мира. История экзотических стран мира.

NEW ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ


ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ДУБРОВНИК. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-03-14

Дубровник - город в Югославии, расположенный на побережье Адриатического моря и пользующийся популярностью у туристов из разных стран. Особое внимание всех, кто приезжает сюда, привлекает старая его часть - средневековый город, заключенный в кольцо могучих крепостных стен. Построенный из светлого камня, он сохранился почти в неприкосновенности: улицы идут параллельно или перпендикулярно его основной магистрали, образуя четкую планировку. Расположен город на небольшом скалистом полуострове и целиком виден с высоких прибрежных гор как яркое пятно на фоне морской синевы. Каменным сказанием, летописью прошлого называют теперь старый Дубровник. Суровая мощь крепости, неповторимый облик этого города вызывают глубокий интерес к прошлому далматинских городов, которым приходилось постоянно бороться за свою независимость.

Югославский исследователь пишет: "Полных три столетия наши и иностранные архитекторы, камнерезы, строители и ювелиры обтачивали этот драгоценный камень, пока его не отшлифовали до невиданного блеска"1 . В сооружениях Дубровника столетия связаны в единую цепь: величественный комплекс двойных крепостных стен возводился на протяжении многих веков, основные его звенья были построены в XV в., завершение его строительства относится к XVI в. На своем 2-километровом протяжении стены включают 14 башен, 3 крепости, 5 бастионов и 2 крепостных ворот, получивших название от городских предместий: западные ворота - Пиле и восточные - Плоче. С моря, с восточной и западной сторон, город охраняют 2 вросших в скалы могучих форта: Равелин и твердыня св. Лаврентия, или Лавренац, строительство которых в основном было завершено в течение XV в. В те времена порт был перекрыт укрепленными на бревнах железными цепями. Со стороны суши толщина стен достигает 4 - 5 м, а высота - 22 м. На самой удаленной точке сходящихся углом стен в XV в. была воздвигнута крепость Минчета - монументальное и красивое оборонительное сооружение круглой формы. Если подойти к воротам, ведущим в город со стороны Пиле, то и теперь можно увидеть тяжелые цепи, с помощью которых спускался и поднимался перекидной мост через ров.

Главная магистраль города длиной 291 м - Плаца, или Страдун, в равной мере может быть названа площадью и улицей. Она пересекает город с запада на восток, от одних крепостных ворот до других. От этой ровной площади под прямым углом расходятся по северному и южному склонам ступенчатые узкие улицы, сжатые высокими каменными домами. Два ряда стройных одинаковых домов окаймляют площадь в середине. Эти дома, построенные после землетрясения 1667 г., прекрасно вписались в более старые городские архитектурные ансамбли. Малый совет средневекового Дубровника следил за строительством каждого квартала,' каждого здания. В те времена по Плаце в город въезжали многочисленные гости Дубровника. По отполированным каменным плитам ее мостовой двигались торжественные процессии. В центре города, на той же Плаце, расположены самые замечательные архитектурные и культурно-исторические памятники Дубровника. При входе через западные ворота можно увидеть церковь св. Спаса, построенную в XVI в. Петром Андриичем в ренессансном стиле по образцу знаменитого шибеникского собора Юрия Далматинца, большой фонтан (или Онофриева чесма), подведенный к фонтану водопровод длиной 12 км (был сооружен в XV в. неаполитанцем Онофрием де ла Кава и снабжал горожан водой горных источников). На другом конце Плацы разместились Княжеский дворец, кафедральный собор св. Марии, здание таможни - Дивона, или дво-


1 Раос И. Дубровник. Загреб. 1974, с. 16.

стр. 103


рец Спонза, церковь св. Власия и перед ней колонна Орланда - высокая четырехгранная колонна, с одной стороны которой поставлена каменная статуя вооруженного рыцаря Орланда как стража города (символ независимости Дубровника) 2 .

Эти шедевры далматинского зодчества, воздвигнутые в XV-XVIII вв. и представляющие тем не менее единый архитектурный комплекс, воплотили в себе не только высокий уровень городской культуры, но и специфику общественной жизни, средневекового и ренессансного мировоззрения. Они своеобразный портрет жизнедеятельного далматинского города, немое свидетельство суровой истории югославянских народов. Сохранившиеся надписи на зданиях и крепостных сооружениях свидетельствуют о событиях минувших столетий. Над входом в Лавренац можно прочитать надпись на латинском языке "Свобода не может быть продана ни за какие сокровища".

Как складывались судьбы Дубровника? Каким он был в эпоху своего расцвета? Ответы на эти вопросы таятся отчасти в солидных фондах письменных источников, как опубликованных, так и неопубликованных, хранящихся в архивах далматинских городов и прежде всего в богатейшем архиве самого Дубровника. С наибольшей полнотой в источниках отражена его история XIII- XVI вв. Немногие источники предшествующих веков позволяют проследить лишь основные вехи социально-экономического и политического развития раннего Дубровника. О возникновении города краткие, часто сбивчивые сведения содержатся в сочинении византийского императора X в. Константина Порфирородного "05 управлении империей" и в летописи анонимного зетского хрониста XII в. попа Дуклянина 3 . Об отдельных событиях истории раннего периода сообщается в летописях и хрониках XV-XVII вв.4 . Обширный материал по политическому строю и социально-экономическим отношениям Дубровника со второй половины XIII и по XV в. содержат иные источники, в первую очередь Статут 1272 г. - древний свод законов; последующие дополнения к нему составили Книгу всех реформации 5 . От XIV и последующих столетий сохранились протоколы заседаний трех основных государственных органов Дубровника - Большого и Малого советов и Сената, где содержатся данные о ремесле, его организации, торговле, земельной собственности различных слоев населения, роли патрициата в жизни города и др6 . Сведения о повседневной деятельности горожан можно найти в уставах Дубровницкой таможни и статутах ремесленных братств7 . Их свидетельства дополняются сообщениями документов по внешнеполитической истории Дубровника 8 .

Всестороннее рассмотрение различных проблем истории далматинских городов, в том числе Дубровника, началось после второй мировой войны. Историческая наука обогатилась рядом исследований по его социально-экономической и политической истории. Опираясь на опубликованные источники и новейшие исследования, можно ныне дать представление об основных этапах истории Дубровника, успехах его торговли, ремесла и мореходства в эпоху расцвета, внешнеполитических связях и дипломатических усилиях, направленных на сохранение независимости 9 , об идеологии раз-


2 Подробнее см. Комелова Г., У ханов а И. Сплит. Дубровник. М. 1976.

3 Constantine Porphyrogenitus. De administrando imperio. Budapest. 1949; Ljetopis popa Dukljanina. Beograd - Zagreb. 1928.

4 Подробнее см. Макушев В. В. Исследования об исторических памятниках и бытописателях Дубровника. СПб. 1867.

5 Liber statutorum Civitatis Ragusii compositus anno 1272. Zagrabiae. 1904; Liber omnium Reformationum Civitatis Ragusii. В кн.: Соловjев А., Петерковиh М. Дубровачки закони и уредбе. Београд. 1936.

6 Libri Reformationum. - Monumenta Ragusina. Tt. I-V. Zagrabiae. 1879 - 1897.

7 Liber statutorum ...Civitatis Ragusii. В кн.: Соловjев А., Петерковиh М. Op. cit.; Bratovstine i obrtne korporacije u Republici Dubrovackoj od XIII do konca XVIII vijeka. Sv. 1 - 2. Zagreb. 1899 - 1900.

8 Напр., Дубровачка акта и повслье. Кнь. I-V. Београд. 1934 - 1951; Историски споменици Дубровачког архива. Капцелариски и нотариски списи 1278 - 1301. Београд. 1932, и др. (подробнее об источниках см. Historija naroda Jugoslavije. T. I. Zagreb 1953, s. 661 sl.).

9 Тадиh J. Привреда Дубровника и српске землье у првоj половини XV в. - Зборник филозофског факултета. Кнь. Х-1. Београд. 1968; Lucic J. Proslost Dubrovacke astareje. Dubrovnik. 1970; Voje I. Kreditna trgovina u srednjovjekovnom Dubrovniku. Sarajevo. 1976; Ковачевиh - Kojuh Д. Градска насела средньовjековне Босанске државе. Сараjево. 1978; Подробнее об исследованиях см.: The Republic of Dubrovnik. In: The Historiography of Jugoslavia 1965 - 1975. Beograd. 1975, pp. 185 - 196.

стр. 104


личных слоев населения 10 . Сравнительно давно стал доступным науке интересный источник - сочинение Филиппа де Диверсиса, итальянского гуманиста, жившего в Дубровнике в 30-е годы XV в. Он был приглашен дубровницким Сенатом в качестве учителя и ректора светской школы для детей и юношества, а в конце пребывания там завершил сочинение о городе11 . Де Диверсис был знаком с прошлым Дубровника, великолепно знал современные ему обычаи и, разделяя многие общепринятые суждения его жителей, явился своеобразным выразителем общественного сознания горожан. Еще один важный источник об идеологии бюргерства - трактат дубровницкого купца Бенедикта Котрульевича "О торговле и совершенном торговце" 12 . Используя все это, постараемся заглянуть в прошлое города, увидеть его глазами самих средневековых горожан, попытаемся ощутить их мировосприятие.

О времени основания Дубровника нет точных данных. Константин Порфирородный, рассказывая о славянско-аварских вторжениях VI-VII вв. на Балканский полуостров, упоминает, что тогда были разрушены старые римские города Салона и Эпидавр. Часть их жителей, в основном эпидавряне, нашла убежище на неприступном скалистом островке с греческим названием Лау (скала), положив начало новому городу - Рагузе 13 . Современные югославские исследователи принимают это сообщение как обладающее реальным содержанием, но вносят в него уточнения: беженцы из римских городов не были первыми поселенцами островка, где, по данным археологических раскопок, с незапамятных времен жили люди; название же Рагузы происходит от иллирийского слова, означающего остров 14 . Согласно другим сообщениям, требинский бан Павлимир, возвращаясь в IX в. из Италии на родину, причалил со своими кораблями к берегам Гружского залива и заложил здесь город Дубровник 15 . Обе версии возникновения города, вытекающие из этих сообщений, скорее дополняют, чем противоречат друг другу. Они подтвердили два неопровержимых факта: романское происхождение поселенцев на острове, принесших с собой традиции римской городской жизни, и раннее проникновение славян на Адриатическое побережье и их размещение в непосредственной близости от романского поселения. Большинство специалистов считает, что на месте средневекового Дубровника сложились почти одновременно романское и славянское поселения, которые постепенно слились в город, долгое время сохранявший оба названия (Рагуза - в латинских источниках, Дубровник - в сербско-хорватских) 16 .

С момента своего возникновения Дубровник оказался под властью Византии. Вместе с другими городами побережья и островами - Сплитом, Трогиром, Котором, Рабом, Крком, Осором и Вргадом он вошел в состав одной из областей византийской административной системы - Далмации. Соседние государства не смогли подчинить себе далматинские города, и они до конца XII в. (с небольшими перерывами) входили в состав Византии, которая практически не ограничивала их внутренней автономии. Старое, романизированное население Далмации служило этнической опорой византий-


10 Голенищев-Кутузов И. О генезисе ранней буржуазной идеологии (Трактат дубровнпцкого купца-гуманиста). В кн.: Славянские литературы. М. 1973.

11 De Diversis F. Situs aedificiorum, politiae et laudabilium consuetudinum inclytae civitatis Ragusii ad ipsius Senatus descriptio. Это произведение известно и под более кратким названием "Описание Дубровника". Единственное полное издание данного источника, предпринятое 100 лет назад В. Брунелли, стало библиографической редкостью (Brunelli V. Programma dell' I. R. Ginna sio Superiore in Zara. XXIII-XXV, 1880 - 1882). Подробнее об издании В. Брунелли и сохранившихся рукописных списках этого сочинения см. Божиh) И. Две белешке о Филипу де Диверсису. - Зборник филозофског факултета. Кнь. XI-1, Београд. 1970; первый перевод "Описания Дубровника" Диверсиса на сербско- хорватский язык был сделан И. Божичем. (Pocinje opis polozaja, zgrada, drzavnog uredenja i pohvalnih obicaja slavnog grada Dubrovnika, koji njenom Senatu posvecuje izvrsni doktor nauka i govornik iz Luka Filip de Diversis de Quartigianis (далее - Диверсис Ф.). - Dubrovnik, 3. 1973).

12 Delia Mercatura e del Mercante Perfetto libri quattro di M. Benedetto Cotrugli (далее - Котрульевич Б.). Venezia. 1573.

13 Constantine Porphyrogenitus. Op. cit., pp. 122 - 130.

14 См., напр., Skok P. Les origines de Raguse. - Slavia, X, Prag, 1931; Lucic J. Povijest Dubrovnika u djelima Ivana Luciusa. - Zbornik historijskog instituta Jugo- slavenske Akademije, Zagreb, 1969, vol. 6, s. 116.

15 Ljetopis popa Dukljanina, ss. 318 - 320.

16 Stulli B. Dubrovnik. - Enciklopedija Jugoslavije. 3. Zagreb. 1958, s. 127.

стр. 105


скому господству и пополнялось за счет выходцев из Византии, что несколько замедляло процесс полной ассимиляции его славянами. Остатки романского этноса сохранялись там до XIV в.17 .

Жизнь Дубровника с VII до XI в. почти не оставила следов в исторических памятниках. Это не случайно, так как окончательное оформление его "городских" функций было вызвано новыми экономическими условиями, возникшими только к X-XI вв. Процесс превращения маленького рыбацкого поселка в город как поселение нового типа, где основным занятием жителей были ремесла, промыслы и торговля, особенно интересен как протекавший в районе устойчивых античных традиций 18 .

Какое же влияние на развитие Дубровника оказало античное наследие? Характерна следующая деталь: средневековый город утвердился не на развалинах римского муниципия Эпидавра, а неподалеку от него. Непосредственной территориальной преемственности между ними не было. Однако беженцы из Эпидавра сохраняли античные традиции в мореходстве, административном устройстве и градостроительстве. Дубровник рано определился как центр посреднической торговли, а также мореходства и ремесла. Скудость прилегающих к городу земель вынуждала жителей закупать продовольствие в соседних землях и стимулировала развитие торговли. Большую роль сыграло выгодное географическое положение Дубровника: на протяжении всего Адриатического побережья от Сплита до Котора он был единственным портом. Сухопутные коммуникации связывали его через горные перевалы Иваницу, Степей и Чемерно с внутренними балканскими землями.

В IX-X вв. Дубровник был еще маленьким городом с деревянными домами и укреплениями, с центром на самой высокой части скалы, где была построена церковь св. Стефана. Первоначальная сельская округа - Астарея, где дубровчане разводили виноградники, значительно уступала по величине сельским округам других далматинских городов. Известно, например, что за использование пригородных земель Сплит платил соседней феодализирующейся знати 200 номисм, Задар - 110, Трогир - 100, а Дубровник - всего 72 номисмы 19 . Но даже немногочисленные сообщения о раннем Дубровнике позволяют проследить в нем начало интенсивного развития. Так, в 860 - 867 гг. крепость Раусия выдержала 15-месячную осаду арабского флота, а в конце 860-х годов на дубровницких кораблях были переброшены в Италию военные отряды южных славян, которые должны были поддержать с суши византийский флот, выступивший против захваченного арабами г. Бари 20 . В 999 г. Дубровник стал резиденцией архиепископа, которому подчинялись Бар, Улцинь и Котор.

После I крестового похода торговые и политические связи в бассейне Средиземного моря значительно оживились. На Восток, к левантийским берегам из Генуи, Пизы, Венеции, Барселоны и Марселя регулярно отправлялись флотилии купеческих кораблей с продовольствием и различными товарами для крестоносцев; с Востока европейские купцы привозили пряности, дорогие ткани, фрукты, жемчуг, слоновую кость, драгоценные камни. Необычайную активность в этой торговле проявили североитальянские города, особенно Венеция, ставшая тогда значительной политической силой на Востоке и в Адриатическом море. XI-XII вв. равным образом были временем экономического и политического укрепления Дубровника. Расширяются его политические и торговые связи с соседними землями и итальянскими городами. Поражает количество договоров, заключенных Дубровником с середины XII до начала XIII в. Это прежде всего торгово-политические соглашения с сербским великим жупаном Стефаном Неманей (1186 г.), боснийским баном Кулином (1189 г.), торговые договоры с Мольфеттой, Пизой, Фано, Анконой, Монополи, Бари, Термоли и пр. Договор с Пипой, врагом и конкурентом Венеции на путях к Леванту, был особенно важен для Дубровника и выдавал его стремление опереться на силы, противостоявшие Венеции.

В своих политических и торговых контактах Дубровник выступает как городская коммуна (communitas Ragusina) с чертами самоуправления. Во главе города стояли


17 Ibid., s. 137.

18 Lucic J. L'histoire de Dubrovnik. Pt. II. Zagreb. 1970, pp. 7 - 19.

19 (Constantine Porphyrogenitus. Op. cit., p. 124). Номисма (золотой солид) - монета, употреблявшаяся в Византии VIII-XII вв.

20 Ibid, p. 123.

стр. 106


князь, судья и викарий. Из народного собрания, объединявшего всех полноправных горожан, формируется более узкий городской совет. Самый богатый и влиятельный слой населения - патриции, или нобили, отделяется от простого народа - пополанов и начинает сосредоточивать городское управление в своих руках 21 .

Последующие судьбы всех далматинских городов во многом были определены той борьбой, которая велась между Венецией, Византией, Венгерско- Хорватским королевством и южноитальянскими норманнами за господство в Адриатике. Венеция, оттеснив своих противников, со времени IV- крестового похода и захвата рыцарями Константинополя (1204 г.) овладела всеми важнейшими портами и островами от Задара до Босфора. Дубровник также вынужден был в 1205 г. признать верховную власть Республики крылатого льва, продержавшуюся в Далмации до 1358 г. Венеция попыталась монополизировать адриатическую торговлю. Однако упорное сопротивление Дубровника и других городов не позволило ей полностью добиться поставленной цели. Тем не менее в период венецианского господства наибольшее значение для Дубровника приобрела сухопутная торговля с сербскими и боснийскими землями. В городе власть Венеции осуществлял наместник, который контролировал состав органов городского управления. Формировавшийся дубровницкий патрициат стремился любыми путями обеспечить себе политическое господство и ограничить полномочия венецианских ставленников. Все XIII столетие город боролся с венецианской властью. Серьезной победой дубровчан были кодификация права и утверждение Статута 1272 г., который не только ограничил права венецианского наместника, но и ознаменовал собой решающий этап в складывании коммунального самоуправления. Дубровник выступает уже как город-коммуна.

В 1332 г. происходит социальное "замыкание" дубровницкого патрициата, который путем переписи членов Большого совета (Великого веча) определил круг знатных родов и, запретив патрициям и патрицианкам вступать в браки с представителями других слоев городского населения, ограничил свой состав. Теперь в Большой совет, которому принадлежала законодательная власть, входили достигшие совершеннолетия и пожизненно оставались его членами все патриции. Из членов Большого совета комплектовались Малый совет и Сенат, обладавшие исполнительной властью. Из их среды избирался князь, возглавлявший управление городом22 . Так была оформлена аристократическая коммуна и закреплена социальная дифференциация населения Дубровника разделением на патрициат и неполноправное, не имевшее доступа к коммунальному управлению пополанство.

Следующий период истории города связан с падением венецианского господства в 1358 г. (князь теперь назывался ректором) и переходом Далмации под протекторат венгерского короля. Венгрия не вмешивалась во внутренние дела Дубровника и даже предоставила патрициату возможность проводить самостоятельную внешнюю политику. Приобретение городом фактической независимости совпало с началом экономического подъема, расширением границ подвластной ему территории и постепенным превращением его из небольшой коммуны в значительную по размерам городскую республику. Еще в 1333 г. после искусных дипломатических усилий Дубровник присоединил п-ов Пелешац со Стонским перешейком и закрепил за собой о-ва Ластово и Млет, в 1339 г. купил Сланское Приморье и в 20-е годы XV в. приобрел плодородные земли Конавле. В результате материковая часть его округи увеличилась более чем в 10 раз. Приобретенные земли, кроме островных, патрициат делит между собой, уступив лишь малую долю богатым пополанам. Жители подвластных районов были превращены в феодально зависимых крестьян, обязанных выплачивать ренту и нести отработочную повинность городским землевладельцам. Только население Ластова и Млета отстояло право на автономию и не позволило дубровчанам захватить их земли 23 .

Центр тяжести дубровницкой экономики продолжал оставаться в посреднической торговле и ремесле. Мощным фактором, способствовавшим экономическому расцве-


21 Lucic J. L'histoire de Dubrovnik, pp. 63 - 73.

22 Stulli B. Op. cit., s. 133 - 134.

23 Roller D. Agrarno-proizvodni odnosi na podrucju Dubrovacke republike od XIII do XV st. Zagreb. 1955, s. 173 sl.

стр. 107


ту республики к середине XV в., накоплению торгового капитала в руках предприимчивых купцов и внешнему преображению города, явилось развитие соседних Сербии и Боснии. Дубровчане издавна вывозили оттуда сырье: скот, кожу, меха, шерсть, воск, сыр, мед. По старым дорогам караваны в 100 и более лошадей направлялись с сельскохозяйственной продукцией в Дубровник. Одна из них, известная как Дубровницкий тракт, шла через Требине к рекам Дрине и Лиму, через боснийские земли в Сербию и далее. В конце XIV в. интенсивность этой торговли резко возросла, когда в сербских, затем в боснийских землях началась разработка залежей железа и цветных металлов - свинца, серебра, золота, меди. В первой половине XV в. горнорудное дело стало ведущей отраслью экономики этих земель. Дубровчане - крупные торговцы, предприниматели, просто ремесленники устремились в центры горнорудного производства - Ново-Брдо, Сребреницу, Остружницу, Фойницу, Ерешево, Олово. Там оживились старые и сформировались новые дубровницкие колонии. С 20-х годов XV в. в них проживало по нескольку сот дубровчан одновременно 24 . Богачи становились вкладчиками капиталов в рудники, арендаторами или собственниками шахт, плавильных печей и мельниц, откупщиками пошлин в прирудниковых рынках. Они всячески стремились монополизировать вывоз цветных металлов, особенно серебра, из Сербии и Боснии. Практически у них не было серьезных конкурентов в этой торговле, приносившей колоссальные доходы, ибо северодалматинские города с 1420 г. снова оказались под властью Венеции, сама же "царица Адриатики" не создала устойчивых традиций в торговле с внутренними балканскими землями.

По новейшим подсчетам, производство серебра в Сербии и Боснии достигало тогда до 1/5 всего серебра, добывавшегося в Европе25 . К Дубровнику непрерывно тянулись караваны с серебром, золотом, свинцом. Из одной только Сребреницы в период ее расцвета ежегодно уходило туда не менее 10 караванов серебра. Иногда они достигали размера в 300 лошадей с поклажей. А в Сербию и Боснию дубровницкие купцы по-прежнему везли соль и ремесленные изделия. Главной статьей ввоза с первой половины XV в. стали ткани. В отдельные годы до 900 лошадей, груженных тюками тканей, отправлялось из Дубровника. Что касается балканских металлов, то они поступали на мировые рынки через Италию, главным образом Венецию, откуда шли в Испанию, Венгрию и Египет 26 . Дубровник стал важным средоточием тех путей европейской торговли, которые проходили через Центрально-Восточное Средиземноморье.

Частичное представление о прибылях дубровницких купцов дают свидетельства об их имуществе. В начале XV в. самыми известными торговцами свинцом и серебром были Марин Бунич, Жоре Бокшич, Дабижав Латиница. Бокшич оставил по завещанию 10 тыс. дукатов, Латиница - 9 тыс 27 . Несколько позже активную торговлю металлами вели Никола и Лукша Кабожичи. В 1427 - 1432 гг. они вывезли из Ново-Брда 3.5 т серебра на 100 тыс. дукатов. В Дубровнике в те годы имелось около 40 торговых домов, подобных дому Тхабожичей; чистая прибыль от торговли серебром могла достигать 30% годовых28 . Многие торговые компании превратились в торгово- предпринимательские. Упрочились связи с местными рынками и торжищами. Широко распространилось кредитование местных торговцев и владельцев шахт. Дубровник олицетворял собой экономический прогресс, подрывавший натуральную хозяйственную базу феодализма во внутренних землях Балканского полуострова.

Что же изменилось в самом Дубровнике? Прежде всего расширилось ремесленное производство: ювелирное дело, строительные ремесла, судостроение получили новый импульс для развития; в сукноделии возникли элементы раннекапиталистических отношений: появилась первая мануфактура, после чего дубровчане стали вывозить в Сербию и Боснию ткани своего производства. Население города с предместья-


24 Тадиh J. Ук. соч., с. 529.

25 Тирковиh С. Дубровачка конница и производньа сребра у Србиjи и Босни. - Историjски гласник. Београд, 1976, бр. 1 - 2, с. 94.

26 Тадиh J. Ук. соч., с. 530 - 535.

27 Там же, с. 526 - 528. Для сравнения: стоимость всего торгового флота Дубровника достигала тогда 27 тыс. дукатов (там же, с. 523).

28 Там же, с. 528.

стр. 108


ми достигло 6 тыс. человек, годовой доход республики поднимается до 50 тыс. дукатов 29 . В XV в. Дубровнику оказалось под силу построить красивейшие здания и возвести мощные городские укрепления. Усложнилась социально-политическая структура города. Правящим слоем по-прежнему оставался патрициат, не только владевший землей, но и участвовавший в производительной и торговой деятельности. Определилась его верхушка, которая сосредоточила в своих руках денежные богатства и политическую власть. Из пополанского слоя выделились богатые роды, в имущественном отношении ничуть не уступавшие высшим кругам патрициата, но не имевшие доступа к управлению. Низы города и сельских областей несли бремя постоянной эксплуатации. Это порождало в республике напряженную социальную атмосферу и обостряло классовые конфликты.

Источники повествуют об этой борьбе в XV в. С последних десятилетий XIV в. такие города Далмации, как Котор и Сплит, были охвачены борьбой пополанов с патрициями. Восстание пополанов в 1380 г. в Которе привело к их временной победе. В Сплите восстание 1398 г. закончилось изгнанием патрициев и созданием пополанского правительства, удерживавшего власть до 1402 г. В Дубровнике дело не дошло до открытого конфликта между пополанами и патрициями. Однако 1400 г. был отмечен политическим заговором30 . Взволнованные рассказы средневековых хронистов о нем интересны тем, что доносят до нашего времени наряду с описанием основных событий дух эпохи и мировосприятие горожан. Согласно этим сообщениям, дело обстояло следующим образом. Патриции Никша и Якша Заманьичи, Ловро и Симо Будачичи собрали вокруг себя группу молодежи, склонной учинять скандалы и угрожать порядочным людям. К ним присоединились скорняки и мясники во главе с Михочем Куджелиной. Но так как Заманьичам и Будачичам такого числа сторонников было недостаточно для достижения своих целей, они разослали вестников с просьбой о поддержке к соседним феодалам - требинскому (Владисаличу) и боснийскому (Маркочевичу) воеводам, князю Попово и призвали их явиться к Дубровнику с вооруженными отрядами; последним обещали открыть ворота. Но этот замысел был раскрыт, письмо с ответом воевод перехвачено и передано Малому совету31 .

Итак, в заговоре против правительства приняли участие не только патриции, но и ремесленники. Почему? Расстановка социальных сил не вполне ясна. О Куджелине, возглавлявшем ремесленников, ничего не известно. Однако не вызывает сомнения серьезность угрозы мятежа. Об этом свидетельствует и решительность, с которой расправились с заговорщиками, после чего учредили особый праздник - ежегодное торжественное шествие к собору в день 40 мучеников (9 марта), ибо "в тот день милостью господа, с помощью этих святых и молитвы св. Власия, город был спасен от позорного ярма рабства, которое было ему уготовано заговорщиками" 32 . Заманьичам и Будачичам отсекли головы; их тела, брошенные на землю перед Орландовой статуей, валялись 3 дня. Были казнены все пополаны, имевшие отношение к заговору, прежде всего Куджелина; "их тела в мешках с камнями были брошены в море" 33 .

Дубровницкий патрициат был достаточно опытным и могущественным, чтобы в последующие столетия удерживать власть в своих руках. Разбогатевшие патриции чувствовали себя уверенно. Они кичились своим древним происхождением, издевались над пополанами, насмехались над духовенством, порой буйствовали на улицах, и "все им прощалось потому, что они были нобилями" 34 . Однако республике приходилось постоянно следить за настроениями населения и пресекать попытки освобождения из-под власти патрициата. Неспокойно было и во владениях Дубровника. Когда в 1402 г. корабли враждебного Дубровнику Неаполя приблизились к о-ву Млет, его жители предприняли попытку отложиться: капеллан острова Новак распорядился спу-


29 Fio P. Dubrovcanin Benko Kotruljic. - Dubrovacki horizonti, Zagreb 1980 br. 20, s. 25.

30 Данные о нем: Annales Ragusini anonymi; Annales Ragusini Nicolai de Ragnina - Monumenta spectantia historiam Slavorum meridionalium (MSHSM). Vol. XIV. Zagrabiae. 1883; Chronica Ragusina Junii Restii. - Ibid. Vol. XXV. Zagrabiae. 1893

31 MSHSM. Vol. XIV, p. 53.

32 Диверсис Ф. Ук. соч., с. 50 - 51.

33 MSHSM. Vol. XIV, p. 245.

34 Цит. по: Макушев В. В. Ук. соч., с. 15.

стр. 109


стить флаг Дубровницкой республики. Он и его сторонники были быстро схвачены, доставлены в Дубровник и брошены в тюрьму. На других островах обстановка была не лучше: их жители во время назревавшего конфликта Дубровника с Неаполем разжигали огни в условленных местах, чтобы выдать неприятелю расположение дубровницкого флота 35 . Этот антагонизм сохранялся и позднее. В начале XVI в. вспыхнувшее на принадлежавшем Венеции о-ве Хвар восстание отозвалось и в дубровницких землях 36 .

Социальное положение дубровницкого патрициата XV в. прекрасно отразил де Диверсис. В этой республике, писал он, только патриции могут считаться настоящими гражданами. Остальные жители города и его областей - граждане лишь в широком смысле слова. Наблюдалось "большое различие в характерах, образе жизни, понимании чести и бесчестья и тому подобного между людьми благородного и низкого происхождения"37 . Патриции и крупные торговцы-пополаны имели большие богатства, остальное население пребывало в крайней бедности. О простом народе, особенно живущем вне городских стен, Диверсис такого мнения: земледельцы и моряки "должны быть сильны телом, но слабы умом и, будучи немощны духом, они не в состоянии ни замышлять козни против города, ни поднимать мятежи... Обычно они готовы по приказу правительства умереть и подвергнуться опасности для защиты родины, что при всем этом кажется достаточно удивительным" 38 . Нарушителям законов в республике выкалывали глаза, ставили раскаленным железом клейма на лицах.

Позиция самого Диверсиса неоднозначна: с гордостью причисляя себя к нобилям, он в действительности оставался типичным итальянским горожанином. Ему были понятны необходимость развития ремесла и торговли, тяга к предпринимательству, жажда наживы. Вместе с тем Диверсис - уже человек Возрождения, для которого притягательны знания и образованность, утонченная культура и городской образ жизни 39 . Сделанные им зарисовки городской жизни знакомят также с отдельными ее сторонами. Подчеркивая набожность дубровчан и усердное исполнение ими религиозных обрядов, Диверсис специально останавливается на описании торжественных церемоний празднования пасхи, дня св. Власия - покровителя города, дня 40 мучеников. В торжествах участвовали князь, Малый совет, все патриции, знатные иностранцы, приезжие купцы и лекари. Процессии с зажженными свечами направлялись по главным улицам через Плацу к кафедральному собору св. Марии, где звучали религиозные гимны. Церемониями руководил архиепископ. Народ был непременным действующим лицом торжеств: огромные толпы обрамляли и заключали шествие, городская площадь не вмещала всех участников40 . Празднества занимали значительное место в жизни города и его сельской окрути, являя собой форму укрепления единства общественной жизни республики. В основу многих праздников были положены политические идеи: день св. Власия превращался в демонстрацию ее защитников - моряков и вооруженных сельских жителей. В праздник 40 мучеников проводилась идея необходимости внутреннего спокойствия.

Дубровник был важным культурным и научным центром Балкан. Увиденный глазами Диверсиса, он предстает "славянскими Афинами". Диверсис восхищается красотой его дворцов, облицовкой каменных церковных стен, аркадами монастырских дворов, богатством церковных одежд, своеобразием и роскошью женских украшений. Вот описание им плана перестройки княжеского дворца: "В 1435 г. пожар уничтожил большой и просторный княжеский дворец... Правительство постановило заново построить дворец, величественнее прежнего, и при этом не жалеть средств... Стены будут сложены из белого камня с высеченными рельефными украшениями. Высокие толстые колонны, привезенные с Корчулы, будут поддерживать массивные своды... На одной колонне при входе во дворец будет высечено изображение Соломонова


35 Крекиh Б. Прилози унутрашноj историjи Дубровника почетном XV века. - Историjски гласник, Београд, 1953, бр. 1 - 2, с. 67 - 70.

36 Фрейденберг М. М. Хварское восстание 1510 - 1514 годов. - Вопросы истории, 1979, N 12.

37 Диверсис Ф. Ук. соч., с. 68.

38 Там же, с. 30.

39 Bozic I. Osservazioni su Filippo de Diversi. - Italica belgradensia, Belgrade, I, 1975.

40 Диверсис Ф. Ук. соч., с. 26.

стр. 110


праведного суда. В углу главных ворот будет изображен князь, выслушивающий жалобы. При входе в зал Малого совета... будет поставлена статуя Правды, держащей в руках надпись "Мой высший закон - защищать право каждого" 41 . В школьном здании могли свободно разместиться 160 учащихся и библиотека. Ценен, с точки зрения истории производительных сил, рассказ де Диверсиса о сукнодельческой мануфактуре.

Высокий культурный уровень жизни в Дубровнике XV в. проявлялся не только в его внешнем облике, но и в неплохой постановке санитарной службы. Известно, что бичом средневековых городов были эпидемии. В Дубровнике специальные должностные лица следили за тем, чтобы чума не проникла в его стены. Они тщательно осматривали всех приходящих и не разрешали никому приближаться к тем, кто прибыл из охваченных эпидемией областей. Такие лица должны были отбывать карантин от 1 до 2 месяцев на безлюдных островках. Принимались и другие меры предосторожности, что давало свои результаты: в Дубровнике в отличие от многих иных городов Балкан и Италии чума вспыхивала редко42 . А если все-таки она схватывала город и долго свирепствовала, то отчаявшиеся люди покидали его. В таких случаях Большой совет избирал 10 патрициев, которые никуда не имели права уйти и должны были в течение всей эпидемии управлять республикой на месте. Кроме того, назначалась стража из пополанов для охраны городских ворот, крепостной стены и площади. В 1437 г. во время чумы, свидетелем которой был Диверсис, жители искали спасения вне городских стен; в опустевшем городе из оставшихся 10 патрициев 9 умерли. Погибли также многие из городской стражи, и город оказался заброшенным. В те трагические дни, когда забота о нем легла на плечи единственного живого из 10 патрициев, 83-летнего Марина Растича, правительство, заседавшее в Затоне, позаботилось об укреплении внешней охраны города; наряду с этим каждый день 3 патриция в лодке с вооруженными моряками подплывали к цепи, перекрывавшей вход в гавань, и наблюдали за безмолвным городом, которым управлял старец43 .

Если сочинение де Диверсиса отражает в основном позицию патрициата, то произведение Котрульевича касается среднего городского слоя - разбогатевшего пополанства. Патрициат ревниво оберегал свое право на политическую власть. Сотрудничество патрициев и богатых пополанов в торговой деятельности не снимало недовольства пополанов их неполноправным положением. Неудивительно, что документ, отразивший дальнейший рост общественного сознания горожан, возник именно в пополанской среде. Трактат Котрульевича дает представление о формировании идеологии бюргерства. Используя учение гуманистов о равенстве всех людей, автор четко отразил самосознание и интересы бюргерства - зарождавшейся буржуазии. Сам Котрульевич был дубровницким пополаном, потомственным торговцем и дипломатом, долгое время жившим при дворе короля Неаполя и Арагона Альфонса I, а затем сменившего его Фердинанда I. Он прекрасно разбирался в политических к торговых вопросах. Ему были известны нравы, обычаи и интересы Венеции, Флоренции, Каталонии, Валенсии, Константинополя. Он вел торговые дела в Неаполе и других арагонских владениях, одно время был посланником неаполитанского короля в Дубровнике и Боснии 44 .

Трактат "О торговле и совершенном торговце" - плод его раздумий. Для нас наиболее интересны главы, где автор рассуждает о значении торговли как важнейшей сферы деятельности и о роли купца в современном ему мире. Для Котрульевича торговля - одна из основных функций человеческого общества: чем более зрелым является оно, тем необходимее для него торговля. Он пишет, что искусство торговли создано самой природой и законами общества; оно зависит от умножения рода человеческого, его возрастающих потребностей 45 . Котрульевич возвеличивает купеческое сословие, противопоставляя его феодалам: благодаря купцам появляется изобилие денег, золота, серебра; от их деятельности зависит возникновение и процветание различных ремесел; благодаря купечеству растет богатство государств.


41 Там же, с. 23 - 24.

42 Там же, с. 25, 59, 42 - 43.

43 Там же, с. 64.

44 Голенищев-Кутузов И. Ук. соч., с. 74 - 76.

45 Котрульевич Б. Ук. соч., с. 4 - 6.

стр. 111


Выводы Котрульевича о выдающейся роли купца в обществе - это целая концепция, в пользу которой автор приводит многочисленные аргументы. Наиболее универсальный человек - торговец, ибо он связан с самыми различными людьми: "ремесленниками, дворянами, сеньорами, князьями и прелатами разных категорий, и все прибегают к услугам торговца, всегда в нем нуждаясь, и часто посещают его дом сильные мира сего, которым необходимы его услуги и помощь" 46 . Торговец должен знать о своем весе в обществе и сохранять чувство собственного достоинства. В одной из глав излагается свод правил, посредством применения которых торговец может достичь совершенства: он должен быть практиком-профессионалом, "разбираться в качестве товаров, знать географию и иметь обширную информацию о дальних странах, городах и портах, уметь пользоваться мореходными картами и управлять кораблем" 47 . Он обязан иметь хорошее образование, разбираться в литературе, риторике, философии, знать латинский язык, иметь изящные манеры, уметь вести светскую беседу. Знание латинского языка необходимо потому, что оно "открывает доступ к сеньорам и вельможам" и делает человека стоящим выше толпы.

Прославление торгового сословия у Котрульевича граничит с протестом против патрицианских правопорядков. "Смело борись с фортуной, - пишет он, обращаясь к торговцу, - не дай себя победить, ибо человек жалкий сам себя делает несчастным. Вспомни слова Вергилия: "Фортуна помогает смелым и отталкивает робких" 48 . Социальный смысл его трактата состоит в том, что деловое, предприимчивое городское бюргерство XV в. уже уверенно заявляло в нем о себе, а занятие торговлей безоговорочно представлялось делом возвышенным 49 .

В средние века Дубровник прошел длительный путь от маленького городка с полоской примыкавших к нему земель до крупного центра посреднической торговли и ремесла с обширной сельской округой и стал республикой. В XV в., в период своего расцвета, он имел сложную социально-политическую структуру и развитую экономику. В его ремесле возникли едва ли не самые ранние на славянских землях элементы капиталистических отношений. Торговля дубровницких купцов явилась фактором, разрушавшим замкнутость натурального хозяйства. Духовная атмосфера средневекового города была достаточно напряженной. Со второй половины XV в. Дубровник становится одним из очагов зарождения бюргерской идеологии, утверждавшей достоинства раннебуржуазного слоя населения. Последующая история Дубровника тесно связана с судьбами соседних югославянских земель, оказавшихся под властью Османской империи. Он избежал непосредственного вторжения турок, но попал в вассальную зависимость от султанов и выплачивал им подать вплоть до XIX в. В 1806 г. Дубровник был оккупирован французскими войсками. Наполеон упразднял республику и включил ее в состав Иллирийских провинций. С 1815 г. Дубровник находился под властью Габсбургов, а с 1918 г. входит в состав Югославии.


46 Там же, с. 65.

47 Там же, с. 82.

48 Там же, с. 31.

49 Голенищев-Кутузов И. Ук. соч., с. 95 - 97.

 


Новые статьи на library.by:
ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ:
Комментируем публикацию: СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ДУБРОВНИК

© Н. П. МАНАНЧИКОВА ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.