ПУТЬ ГВИНЕИ-БИСАУ К НЕЗАВИСИМОСТИ

Актуальные публикации по вопросам туризма. Путешествия. Отчеты о поездках. Страны мира. История экзотических стран мира.

NEW ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ


ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПУТЬ ГВИНЕИ-БИСАУ К НЕЗАВИСИМОСТИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-03-14

Республика Гвинея-Бисау - небольшое государство на западном побережье африканского континента. Она первой из португальских колоний в Африке добилась в 1973 г. независимости (еще до Апрельской революции 1974 г. в Португалии).

Население Гвинеи-Бисау, состоящее из различных народностей и племен (баланте, фульбе, манджак, мандинго и др.), испытывало на себе всю тяжесть колониального, расового и социального гнета. Португальские компании "Гувейя", "Ултрамарина", "Барбоза и кошта,", монополизировавшие внутреннюю и внешнюю торговлю, скупали по искусственно заниженным ценам у крестьян земляные орехи и плоды масличной пальмы и продавали их в Португалии. Анализируя положение в Португальской Гвинее, французские публицисты пришли к выводу: "Португальские местные власти преследуют одну цель - контролировать все виды деятельности африканцев, получать максимальную выгоду при минимальных затратах; их политика основана на одном принципе: не давать одной рукой то, чего нельзя отнять другой"1 . Широко практиковалась принудительная вербовка африканцев для работ по ремонту дорог, мостов и на городских предприятиях.

Подневольный труд местного населения был бесплатным. Только в 1957 г. ввели нищенское жалованье: в промышленности квалифицированный рабочий получал от 6 до 15 эскудо в день; иногда к этому добавляли до 1 кг риса. Прислуге европейцы платили в среднем от 200 до 300 эскудо в месяц, не считая питания 2 . В 1959 г. в колонии существовало лишь одно среднее учебное заведение, в котором обучалось 249 человек. Спустя 10 лет число учащихся в Гвинее-Бисау составляло 2063 человека; к 1961 г. лишь 14 жителей колонии сумели получить высшее образование (в Португалии)3 . Идея борьбы за национальную независимость и самостоятельное развитие, зародившаяся в умах Амилкара Кабрала и других гвинейских патриотов, быстро овладела массами. О том, как он сам пришел к осознанию необходимости борьбы, Кабрал рассказывал так: "Возьмите, к примеру, мою жизнь. Я являюсь выходцем из среды той самой мелкой буржуазии, которая начала борьбу. Я был агрономом и работал под началом европейца, о котором каждому было известно, что он один из самых глупых людей в Гвинее. Я мог с закрытыми глазами научить его тому, как надо работать, но он был господином. Это незначительный факт, но он многому учит. Данный пример имеет первостепенное значение при определении того, как зародилась первоначальная идея борьбы" 4 .

Кабрал годился в 1924 г. в Бафата. На формирование его мировоззрения оказал большое влияние отец Жувенал Кабрал - выходец с островов Зеленого Мыса, получивший образование в Португалии ив 1911 г. в поисках работы переехавший в Гвинею-Бисау. Сначала он работал чиновником, а с 1913 г. - учителем. Это был образованный человек, автор книги "Memorias e reflexoes". Он назвал своего сына в честь знаменитого карфагенца Амилкара Барка. По мнению матери, Амилкар "родился с политикой в голове. Он был сыном политики... Жувенал говорил ему о всех этих вещах". Амилкар учился в лицее на острове Сан-Висенти, в 1950 г. окончил Высший институт агрономии в Лисабоне. Будучи студентом, Кабрал в 1946 г. пишет поэму, в


1 За рубежом, 1963, N 12, с. 19.

2 Castro А. О sistema colonial portugues em Africa. Lisboa. 1978, pp. 352 - 354.

3 Africa. Literatura, arte e cultura. Lisboa, 1978, vol. 1, N 2, pp. 157 - 158.

4 Кабрал А. Революция в Гвинее (Избранные статьи и речи). М. 1973, с. 36 - 37.

стр. 93


которой смело бросает "клич мятежа": "Мой мятежный клич облетел дальние страны, пересек моря и океаны и заставил трепетать мое сердце" 5 . Являясь знатоком своего дела, Кабрал осуществил в 1953 г. первую сельскохозяйственную перепись в Гвинее-Бисау. - работу, которая получила высокую оценку на международных конференциях специалистов.

Еще учась в институте, во время летних каникул 1949 г., Кабрал и группа его товарищей начали вести революционную пропаганду среди жителей островов Зеленого Мыса. Они организовали в Прая в центральной начальной школе вечерние занятия для взрослых, где под видом уроков истории разъясняли причины тяжелой жизни островитян и призывали их готовиться к борьбе против колонизаторов. Кабрал и его товарищи добились тогда от губернатора колонии разрешения провести несколько бесед по истории архипелага по местному радиовещанию. Однако после первых же радиопередач, имевших явно антиколониальный характер, они были запрещены, причем население Прая во время уличных манифестаций требовало продолжить подготовленную африканскими студентами программу радиопередач 6 .

После возвращения с летних каникул в Лисабон Кабрал установил тесные контакты с будущими руководителями МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы) и ФРЕЛИМО (Фронт освобождения Мозамбика) - Агостиньо Пето, Марио де Андради и Марселину душ Сантушем. В 1951 г. Кабрал и его товарищи создали в Лисабоне Центр африканских исследований, который под видом культурно-просветительной деятельности проводил работу по политической подготовке и мобилизации кадров из числа африканских студентов в Лисабоне для будущей революционной борьбы в Африке. Вернувшись после окончания учебы в Гвинею-Бисау, Кабрал и его друзья сразу же развернули активную революционную работу. "Мало-помалу, - вспоминал Кабрал, - мы собирали людей в подполье и организовывали их, проводили собрания, обсуждали проблемы и готовились совершить в будущем величайшее дело. На протяжении всей нашей политической работы в то время мы добились многих успехов. Мобилизованные нами группы людей, исполнявшие роль политических комиссаров, вели работу в самых густонаселенных кварталах столицы Бисау... Наши товарищи начали работать в колониалистских профсоюзах, торговых учреждениях, в промышленности" 7 .

Важная попытка распространить революционные идеи в народных массах была предпринята летом 1954 г., когда Кабрал создал Африканскую ассоциацию спорта и развлечений, имевшую тайную цель "развивать национализм и антиколониальную борьбу". В эту организацию впервые в истории Гвинеи- Бисау получили доступ не только "ассимилированные" студенты и молодые служащие, но и т. н. "туземцы", рабочие промышленных предприятий и докеры8 . Однако португальская тайная полиция (ПИДЕ) вскоре получила информацию о том, что беседы Кабрала с членами ассоциации имеют антиколониалистскую направленность. Кабрал был вызван к губернатору Диогу де Мелу. Состоялся такой диалог: Губернатор: "Итак, вы и есть вождь местного May-May?" Кабрал: "Насколько мне известно, здесь нет May-May. Это имеет место в Кении". Губернатор: "Ну, ладно. Послушайте, сеньор инженер. Идите в ногу с эпохой, будьте человеком своей эпохи, но не губите мою карьеру" 9 . Кабрал был выслан из Гвинеи-Бисау с правом возвращаться туда на один месяц в году. Он отправился в Лисабон. Там ему предложили должность эксперта в компании КАДА в Анголе, на что он дал согласие. В Анголе Кабрал через своих друзей Нето и де Андради устанавливает тесные связи с патриотами и в декабре 1956 г. становится одним из основателей Партии единой борьбы за Анголу (ПЛУА) - подпольной революционной организации, ставившей своей целью борьбу за независимость страны. По заданию


5 Africa, р. 159; De Andrade M. Amilcar Cabral. Essai de biographic polttique. P. 1980, pp. 11 - 20.

6 Cabral A. Evolugao e perspectivas da Luta. PAIGC. - Seminario de quadros, 19 - 24.XI.1969, p. 8.

7 Ibid.

8 Капский Э. В. Борьба Африканской партии независимости Гвинеи и островов Зеленого Мыса (ПАИГК.) за консолидацию патриотических сил. В кн.: Борьба за освобождение португальских колоний в Африке (1961 - 1973). М. 1975, с. 98 - 99.

9 De Andrade M Op. cit, p. 49.

стр. 94


руководства ПЛУА Кабрал писал революционные листовки и памфлеты, распространявшиеся в рабочих пригородах Луанды.

В то же время он поддерживал постоянную связь с родиной. Воспользовавшись разрешением португальских властей один месяц в году проводить на родине, Кабрал в начале сентября 1956 г. приехал туда. 19 сентября в доме, расположенном в центре Бисау, собрались Амилкар и Луис Кабрал, Фернанду Фортиш, Аристидес Перейра, Инасиу Семеду, Элизе Тюрпан. В течение нескольких месяцев они готовились к этому совещанию. Фортиш, который был тогда начальником почтамта Бисау, помог за спиной осведомителей ПИДЕ осуществлять бесцензурную переписку между Кабралом и Перейрой. Перейра, будучи начальником телеграфа, всегда был в курсе того, что замышляли и предпринимали колониальная администрация и ПИДЕ.

19 сентября на стадионе Сарменту Родригеш должен был состояться футбольный матч с командой из Лисабона, а затем демонстрация фильма. Толпы людей хлынули на стадион. Среди них были Кабрал и его друзья, но их путь лежал не на стадион, а в соседний дом. Побывавший в 1976 г. в Бисау немецкий журналист вспоминает: "Знаешь ли, - сказал мне Фортиш, указывая на этот дом, - только об этом совещании можно написать целую книгу. Мы действительно обсудили все возможности прежде, чем принять решение. Да, именно Амилкар предложил начать наконец организованную борьбу" 10 . На совещании была создана Африканская партия независимости и союза народов Гвинеи и островов Зеленого Мыса, которой дали сокращенное название ПАИ (Partido Africano da Independencia). Был принят устав партии, определивший ее главную задачу - достижение национальной независимости. Позже (сентябрь 1960 г.) партию стали называть ПАИГК; основное внимание обращалось теперь на "немедленное завоевание национальной независимости в Гвинее и на островах Зеленого Мыса; демократизацию и освобождение африканского населения этих стран, веками эксплуатировавшегося португальским колониализмом; достижение быстрого экономического прогресса и подлинного социального и культурного развития народов Гвинеи и островов Зеленого Мыса"11 .

Одним из факторов, способствовавших созданию в Гвинее-Бисау революционной партии, явилась специфика социальной структуры населения. Отсутствие четко выраженной классовой дифференциации обусловило временное единство всех слоев коренного населения по отношению к колониализму. Это позволило основать в Гвинее-Бисау именно партию, а не национальный фронт, который состоял бы из классово разнородных элементов 12 . С другой стороны, возможность создать в 1956 г. партию помогла гвинейским патриотам сразу же подвести под освободительное движение четкую идеологическую платформу. Сыграл свою роль и социальный фактор: до 1959 г. ПАИГК состояла в основном из рабочих и служащих городских районов.

В начале августа 1959 г. на верфи Пижигити в Бисау вспыхнула стачка докеров, требовавших повышения заработной платы. Полиция применила против бастующих оружие. Был убит 51 человек, многие ранены. После подавления стачки по приказу губернатора были расстреляны 24 участника забастовки. В официальном коммюнике, опубликованном месяцем позже, португальское правительство подтвердило отсутствие права на забастовку в метрополии и "заморских провинциях" 13 . Эти события заставили руководство ПАИ пересмотреть вопрос о тактике революционной борьбы. На подпольном совещании в Бисау 19 сентября 1959 г. было принято решение о переходе к вооруженной борьбе, расширении ее фронта и состава участников. На совещании условились, сохранив подпольную организацию партии в городе, уделить основное внимание работе среди крестьянства. Деревня должна была стать базой партизанского движения.

Руководство партии одну из первоочередных задач видело в преодолении межплеменной розни. Был сформулирован основной девиз организации, который затем был записан на гербе партии: "Единство и борьба" 14 . В конце 1959 г. первые груп-


10 Norddeutsche Neueste Nachrichten, Rostock, 19.1.1976.

11 Игнатьев О. Амилкар Кабрал - сын Африки. М. 1975, с. 60.

12 Cabral A. L'arme de la theorie. P. 1975, p. 234.

13 Europe-France outremer, 1959, Septembre - Octobre, p. 42.

14 Капский Э. В. Ук. соч., с. 99.

стр. 95


пы подпольщиков (рабочие и интеллигенты) отправились на работу в деревню. Организации партии были созданы также среди эмигрантов в Гвинейской республике, Сенегале и Гамбии.

В 1960 г. патриоты выступили с требованием к португальскому правительству предоставить Гвинее-Бисау независимость. В петиции (декабрь 1960 г.) и послании (октябрь 1961 г.) португальскому народу, подписанных А. Кабралом, обращалось внимание на "стремление наших народов к национальной независимости, миру, прогрессу и мирному сотрудничеству со всеми народами, включая народ Португалии". В послании содержалось недвусмысленное предупреждение о возможных последствиях политики Салазара: "Очевидно, если португальское правительство вопреки интересам нашего народа будет настаивать на отказе пересмотреть свою позицию, ничто не сможет помешать нашей партии выполнить свою историческую миссию: развернуть борьбу за национальное освобождение, ответить насилием на насилие португальских колониалистских сил и полностью ликвидировать всеми средствами колониальное господство в "португальской" Гвинее и на островах Зеленого Мыса" 15 .

Правительство Салазара ответило кампанией массовых репрессий. Они окончательно убедили патриотов в невозможности добиться освобождения страны мирными средствами. В связи с там, что среди активистов ПАИГК появились оппортунистически настроенные элементы и даже предатели, в 1961 г. было принято решение о выезде руководителей партии (в целях их безопасности) за пределы Гвинеи-Бисау. В том же году Кабрал приехал в Конакри (Гвинейская республика), где начал большую организационную работу по воспитанию кадров для предстоящего вооруженного восстания. Эта работа включала в себя общеобразовательную и политическую подготовку и военное обучение будущих бойцов ПАИГК. В Конакри была открыта школа, в которой готовили активистов и политкомиссаров партии. В связи с острой нехваткой преподавательских кадров Кабрал вел в этой школе занятия по нескольким предметам: истории, географии, политэкономии, философии и др. Слушатели получали информацию по таким вопросам, как колониальная система, положение народов Гвинеи-Бисау и островов Зеленого Мыса, политические события в других странах мира, тактика проведения политработы среди населения и пр. Одновременно в школе обучали неграмотных и предоставляли стипендии для получения высшего, среднего и специального образования в социалистических странах 16 .

Через школу Кабрала прошло большинство тех, кто позже занял руководящее положение в ПАИГК, например, Освальдо - командующий северным и восточным фронтами, О. Шахт - до 1960 г. телеграфист, затем один из видных деятелей партии. А. Бана, учащийся школы Кабрала в Конакри, вспоминал: "Конечно, были трудности. Некоторые крестьяне говорили, что имеют неприятности по нашей вине, что, если бы мы успокоились, они могли бы жить мирно, платя свои налоги. Кабрал разъяснял, что не следует думать, что как только мы побеседуем с крестьянами о независимости, они тотчас поднимутся на борьбу. Крестьяне нам не доверяют. Поэтому для встречи с мандинго вы должны одеться как мандинго, а для встречи с баланте - как баланте. Вы должны замечать агентов португальцев, которые могут вас выдать" 17 .

Руководство ПАИГК добивалось международной поддержки национально- освободительного движения в Гвинее-Бисау. С этой целью оно установило контакты с социалистическими странами, коммунистическими партиями ряда капиталистических стран, африканскими странами, со многими прогрессивными организациями. ПАИГК направляла своих представителей на международные конференции, разоблачая португальский колониализм и добиваясь политической, моральной и материальной поддержки национально- освободительного движения в Гвинее-Бисау. ПАИГК развернула активную деятельность по созданию ячеек партии по всей стране, по привлечению на свою сторону крестьянства, по мобилизации трудящихся масс га вооруженную борьбу. Однако в связи с сохранением общинно-родовых институтов и низким уровнем


15 Vicenc Fisas Armengol. Amilcar Cabral y la independencia de Guinea- Bissau. Barcelona. 1974, pp. 25 - 26.

16 Из записей бесед автора с членами ПАИГК, бывшими учащимися этой школы.

17 Davidson В. The Liberation of Guine. Aspects of an African Revolution. Harmondsworth. 1969, p. 55.

стр. 96


грамотности широких масс крестьянства агитационная работа ПАИГК не всегда давала желаемый эффект. Многие племена, особенно фула и мандинго, племенная верхушка которых была тесно связана с колониальной администрацией, часто враждебно встречали агитаторов ПАИГК, а порой некоторых из них выдавали колониальным властям.

В августе 1961 г. ПАИГК решила перейти к "прямому действию". С 15 по 30 января 1962 г. в Конакри была проведена конференция руководящих кадров ПАИГК, на которой были приняты устав и программа партии. Согласно уставу, "ПАИГК является политической организацией народов "португальской" Гвинеи и островов Зеленого Мыса". Устав определял членство, структуру, руководящие принципы партии. Членами ПАИГК могли стать жители Гвинеи и островов "в возрасте старше 15 лет, которые принимают устав, приносят клятву верности партии и регулярно платят членские взносы". Руководящим принципом партия считала демократический централизм, а главной своей целью - достижение независимости страны. Программа-минимум ПАИГК предусматривала завоевание политической независимости. Партия видела путь к достижению этой цели в объединении всего народа для борьбы против колониализма. Она выступала за союз с другими патриотическими силами португальских колоний, за сотрудничество с африканскими, азиатскими и латиноамериканскими народами, ведущими борьбу против колониализма и империализма". Программа-максимум ПАИГК представляла собой намеченный партией план создания независимого "государства единой нации на основе прочного союза и братского сотрудничества между гвинейцами и населением островов Зеленого Мыса". Она предусматривала существование в этом государстве четырех видов собственности: государственной, кооперативной, частной и личной. Природные богатства, основные средства производства, связь, социальное обеспечение, радио, а также иные средства распространения информации и культуры предполагалось объявить собственностью государства 18 .

С 1962 г. политические комиссары ПАИГК выступали на массовых митингах с призывом к крестьянам взяться за оружие. Тщательно подготовленная ПАИГК вооруженная борьба была начата в ночь на 1 июля 1962 г. в районе, населенном племенем баланте. Это явилось неожиданностью для португальцев, которые разместили свои войска вдоль границ с Гвинейской республикой и Сенегалом, ожидая оттуда вторжения партизан. Незадолго до этих событий Кабрал писал: "Мы развертываем вооруженную борьбу в центре нашей страны и принимаем стратегию, которую можно назвать центрифугой, то есть действующей от центра к периферии" 19 . Уже через полгода португальские власти признали, что повстанцы освободили 15% территории Гвинеи-Бисау.

Вооруженная борьба прошла несколько фаз: с конца 1962 до февраля 1964 г., с февраля 1954 до 1966 г., 1967 - 1970, 1970 - 1974 гг. Первая фаза борьбы была исключительно тяжелой и стоила ПАИГК огромных жертв и усилий. Португальские власти ответили на партизанские рейды патриотов жестокими репрессиями. Погибли и были брошены в тюрьмы многие члены ПАИГК. Однако партия не только устояла, но и окрепла в ходе первых сражений с колонизаторами. Кабрал писал о 1963 г.: "Этот год будут вспоминать в нашей истории как год, в который мы завоевали поддержку народа и развернули успешную вооруженную борьбу на юге и в центре... Теперь мы увидели бойцов, приходящих к нам из лесов и болотистых районов побережья, причем они приходят уже не с пустыми руками" 20 .

В 1963 г. отряды ПАИГК во главе с Освальдо открыли новый фронт, на севере. Вторая фаза началась тогда, когда 13 -17 февраля 1964 г. в лесу на юге страны, в Касака, был нелегально проведен I съезд партии. Съезд констатировал потерю духа инициативы и решительности, характерных для первой фазы, и подверг суровой критике недостатки в деятельности партии. Особенно опасными были признаны тенденция отдавать предпочтение военным действиям в ущерб политическим и злоупотребление властью. Последнее обстоятельство проявлялось в том, что многие ответ-


18 PAIGC. Programa minimo. S. d., S. a., p. 1, art. 3; Programa maximo, p. VI, art. 3.

19 Gramas O. Apuntes sobre la vida у el pensamento politico de Amilcar Cabral. La Habana. 1977, p. 8.

20 Цит. по: Davidson B. Op. cit., p. 97.

стр. 97


ственные работники ПАИГК пытались заменить местных вождей, переняв у них атрибуты власти, в том числе гриотизм (т. е. требование, чтобы их прославляли), слепое повиновение и раболепство рядовых бойцов и т. п. Съезд принял решение о реорганизации партии, вооруженных сил и гражданской администрации освобожденных районов. В целях централизации управления и руководства военными действиями съезд предложил разделить всю страну на районы и зоны.

Партия приняла новую структуру. Во главе ее стоял ЦК из 25 членов. Из своей среды ЦК избирал Политбюро - 15 членов и 5 кандидатов; Исполком - 7 членов; Генеральным секретарем ПАИГК был избран А. Кабрал. Средний возраст членов Исполкома в то время равнялся 31 году. Эта структура в дальнейшем претерпела некоторые изменения. На съезде было принято решение выйти за рамки чисто партизанской военной организации, создать регулярную армию и включить в нее лучших бойцов мелких партизанских отрядов. В них добровольно записались около 2 тыс. партизан, из этого числа были отобраны 900 лучших бойцов. Таким образом, в 1965 г. партизанские отряды ПАИГК были реорганизованы в ФАРП (Forgas Armadas Revolucionarias Populares) - регулярную армию, действовавшую на трех фронтах (Юг, Север и Восток).

В одной из бесед с английским публицистом Б. Дэвидсоном Кабрал рассказывал: "Прежде всего, как вы знаете, мы освободили южный и небольшую часть северно-центрального района страны. Потом в 1964 г. мы стали говорить нашим бойцам - партизанам на юге, что пришло время двигаться в восточную часть страны... Но оказалось, что наши бойцы держались иного мнения. "Мы освободили свою страну, - отвечали они нам. - Теперь пусть другие (на востоке) освобождают свою. Почему баланте должны идти помогать освобождать фула? Пусть фула сами делают свою работу". Мы не форсировали этот вопрос, ждали, пока португальцы в самом деле, как мы и предсказывали, не удвоили свои атаки на юге. Тогда мы снова привели свои аргументы. Это потребовало много времени, но зато мы смогли создать регулярную армию, не прикованную, подобно партизанам, к родным местам. Мы заявили бойцам: "Вы можете выбирать себе униформу, оружие, боеприпасы и т. д., но каждый пойдет туда, куда его пошлют"21 . Сохранилось назначение комиссаров во все боевые подразделения. Вскоре появилась народная милиция, предназначенная для охраны гражданского населения и поддержания общественного порядка в освобожденных районах 22 . Был создан Высший военный совет, назначены зональные и межзональные командующие.

Съезд указал на необходимость уделить больше внимания работе партии с массами, организовав для этого разветвленный пропагандистский аппарат. В то же время было принято решение о расширении связи партии с массами путем демократизации местных органов администрации в освобожденных районах. В избрании местных комитетов ПАИГК стали участвовать все жители деревень, что позволило превратить эти органы в народные комитеты - главную опору партии в деревне. К 1967 г. народные комитеты были созданы практически во всех деревнях освобожденных районов, составлявших около половины сельской зоны Гвинеи. Народные комитеты стали ключевым элементом административной структуры освобожденных зон, обеспечившим превращение большинства крестьянства в прочную социальную базу ПАИГК. Верховный политический комиссар Севера Чико рассказывал: "В каждой деревне в освобожденной Гвинее мы позаботились о выборах партийного комитета. Мы называем его "комитет табанки" (табанка по-креольски - "деревня"). Он состоит из 3 мужчин и 2 женщин. Он выбирается на деревенском митинге" 23 .

Португальские колонизаторы попытались создать раскольнические организации и группы, чтобы привлечь на свою сторону часть африканского населения и тем самым торпедировать единый революционный фронт народа, возглавленный ПАИГК. В 1960 г. лица, тесно связанные с ПИДЕ, сколотили, главным образом из числа беженцев, раскольнические организации под названием Освободительное движение Гвинеи и островов Зеленого Мыса (МЛГК). Таких организаций было три: две в Сенегале


21 Ibid., pp. 79, 80 - 81, 103.

22 Vicenc Fisas Armengol. Op. cit., p. 28.

23 Цит. по: Davidson B. Op. cit., p. 81.

стр. 98


(в Дакаре и Зигиншоре) и одна в Гвинее (Конакри). ПАИГК вначале выступила за объединении с этими организациями и за создание единого антиколониального фронта. Ей удалось даже созвать в июле 1964 г. конференцию в Дакаре с целью объединения, на которой был провозглашен Единый фронт освобождения Гвинеи и островов Зеленого Мыса (ФУЛ). Но лидеры МЛГК решительно воспротивились объединению с ПАИГК и сорвали осуществление решений конференции.

Несколько позже появился т. н. Союз населения "португальской" Гвинеи (УПГП), который возглавили лица, связанные с лисабонскими властями. В 1963 г. возникла другая раскольническая организация - Фронт борьбы за национальную независимость Гвинеи (ФЛИНГ), в которую вошли УПГП, Фронт освобождения Гвинеи (ФЛГ) и иные мелкие группы. Штаб-квартира ФЛИНГ находилась в Дакаре. Летом 1963 г. португальским колонизаторам удалось создать раскольническую организацию "Союз беженцев из португальской Гвинеи" (УРПГ), во главе которой стоял Б. Пинто Булл - брат депутата Национального собрания Португалии и генерального секретаря (заместителя губернатора) Гвинеи-Бисау. В 1963 г. Пинто Булл вел переговоры в Лисабоне о проведении реформ в Гвинее-Бисау. Уже в то время не было секретом, что УРПГ пользуется поддержкой ПИДЕ и ЦРУ24 . Непопулярная с самого начала, эта организация скоро была окончательно дискредитирована и разоблачена как агентура колонизаторов. После развала УРПГ Пинто Булл присоединился к ФЛИНГ, став во главе одной из его групп, объявившей себя самостоятельной организацией и открыто сотрудничавшей с португальскими властями.

Изучив вопрос о роли различных организаций в освободительном движении Гвинеи-Бисау, Комитет освобождения Организации африканского единства (ОАЕ) на сессии в Дакарз в июле 1969 г. принял решение, что единственным представителем народа этой страны следует считать ПАИГК. Это решение поддержал в 1972 г. и Комитет по деколонизации ООН. В резолюции, принятой 13 апреля после доклада специальной миссии Комитета, выезжавшей в Гвинею- Бисау, говорится, что он признает ПАИГК "единственным и подлинным представителем народа этой территории и просит все государства и специализированные учреждения, а также другие организации в системе ООН принять это во внимание при рассмотрении вопросов, касающихся Гвинеи (Бисау) и островов Зеленого Мыса" 25 . Далее в резолюции отмечалось, что все государства и учреждения ООН должны предоставлять народу Гвинеи-Бисау через ПАИГК "моральную и материальную помощь, необходимую для продолжения его борьбы за восстановление его неотъемлемого права на самоопределение и независимость"26 .

Между тем национально-освободительная борьба в Гвинее-Бисау достигла значительных успехов. К концу 1973 г. регулярные воинские части ПАИГК держали под своим контролем три четверти территории страны. В освобожденных районах строилась новая жизнь. Под руководством ПАИГК постепенно внедрялось на различных уровнях - от села до округа - самоуправление на демократических началах. В местных партийных организациях были созданы специальные комитеты по социальным вопросам. Во всех освобожденных районах была полностью ликвидирована колониальная администрация, и народ сам выбирал местные органы власти. Особое внимание ПАИГК уделяла увеличению сельскохозяйственного производства, в первую очередь риса. Во всех освобожденных районах партия выдвинула в качестве первоочередной задача рост производства и производительности труда. Руководители созданной в освобожденной зоне профсоюзной организации - УНТГ - были ответственны перед партией за выполнение этой задачи.

По решению органов народной власти был ликвидирован и лишен концессий ряд колониальных компаний. Налаживалась внутренняя торговля, создавались народные магазины для закупки продуктов сельского хозяйства и снабжения населения товарами первой необходимости. Были созданы больницы для раненых бойцов и местного населения. Принимались профилактические меры по предупреждению эпидемических


24 Gibson R. African Liberation Movements. Contemporary Struggles against White Minority Rules. Lnd. 1972. p. 263.

25 Relazioni internazionali, Milano, april 1972, p. 420.

26 Ibid.

стр. 99


болезней и осуществлялось обучение среднего медицинского персонала27 . В качестве одной из главных задач ПАИГК считала ликвидацию неграмотности. На освобожденной территории уже к 1965 г. учились свыше 13 тыс. школьников. Создавались интернаты с бесплатным содержанием и обучением детей.

Крупные военные и политические успехи национально-освободительного движения в Гвинее-Бисау испугали лисабонскую клику. В мае 1968 г. на пост главнокомандующего португальскими войсками в Гвинее был назначен генерал А. Спинола. В свое время он подвизался в качестве военного наблюдателя при Франко во время национально-революционной войны в Испании и в качестве военного эксперта гитлеровских войск на Восточном фронте, а после начала освободительной войны в Анголе добровольно отправился туда в составе колониальных войск и снискал себе репутацию жестокого офицера. Спинола вначале противился назначению в Гвинею-Бисау, считая, что война там уже проиграна. В разговоре с Салазаром он употребил метафору, ставшую крылатой в португальской армии: сравнил партизан с блохой, то и дело кусающей человека, пытающегося уснуть в стоге сена. "Блоха достигает своей цели, - говорил он, - не дать вам уснуть. Но вы не можете достичь вашей - найти блоху. Вообразите теперь, что это продолжается целую неделю; вы умрете от истощения" 28 . В конечном счете был достигнут компромисс, и Спинола отправился в Гвинею на полгода, после чего вернулся в Лисабон.

К тому времени на политической авансцене Португалии произошли значительные перемены. Разбитый параличом Салазар уступил место М. Каэтану. Встретившись с новым премьер-министром, Спинола высказал ему свои соображения о необходимости радикального изменения военной стратегии в Африке, настаивая на переходе от обычной войны к войне "за умы и сердца" африканцев. Спинола ратовал за политическое решение колониальной проблемы в такой форме и такими методами, чтобы помешать процессу деколонизации африканских владений Португалии. Получив благословение Каэтану на реализацию своих идей, Спинола вернулся в Гвинею-Бисау. Избрав своим девизом "За лучшую Гвинею", он приступил к осуществлению плана привлечения населения на сторону португальских властей, чтобы лишить национально-освободительное движение социальной базы.

По приказу Спинолы началось строительство школ, больниц, дорог, причем для строительных работ часто использовались португальские войска. Крестьянам начали оказывать помощь в выращивании риса. Генерал с моноклем, в коричневых перчатках и со стеком, несмотря на изнуряющую тропическую жару, то и дело выходил из своего вертолета то в одном, то в другом районе страны, часто выступал с речами, заботясь о том, чтобы они были напечатаны в газетах. Он удалил из армии всех разжиревших и обленившихся офицеров, а тех колониальных чиновников, которые осмеливались ему возражать, отправлял ближайшим рейсом самолета в Лисабон29 . Власти обещали предоставить самоуправление отдельным племенам. В августе 1970 г. по инициативе Спинолы в Бисау был созван съезд этнических групп, на который были приглашены вожди и старейшины племен и народностей. Выступая на открытии, Спинола заявил: "Первый съезд различных этносов Португальской Гвинеи проводится в рамках политики правительства, которое желает от самого народа узнать его законные устремления с тем, чтобы обеспечить совместное участие и правительства, и народа в строительстве общего идеала лучшей Гвинеи" 30 .

Такого рода лживыми и демагогическими заявлениями и жестами Спинола рассчитывал завоевать "умы и сердца" гвинейцев. "Если бы в Гвинее был проведен плебисцит, я бы наверняка одержал победу, - хвастливо утверждал он. - Нет такого африканского лидера, который бы сделал так же много для своего народа". Он потребовал даже для себя места в ОАЕ, чтобы "защищать интересы народа Гвинеи", и косился с идеей создания федерации португалоязычных стран - Бразилии, Португалии к ее заморских владений31 . Все эти меры, по мнению Спинолы, должны были


27 Акимов Р. Гвинея (Бисау) Полевая почта. М. 1973, с. 25 - 28.

28 Jenkins S. (ed.). Insight on Portugal. The Year of the Captains. Lnd. 1975, pp. 20 - 27.

29 Ibid.

30 De Spinola A. A hatalha da paz na Guine. Lisboa. 1970, p. 10.

31 Jenkins S. Op cit., p. 28.

стр. 100


убедить население колонии, что, поддерживая программу "за лучшую Гвинею", оно может добиться больших результатов, чем путем вооруженной борьбы. Вместе с тем Спинола содействовал организации вооруженных отрядов из наемников-африканцев, посылая их сражаться в районы с другим этническим составом населения. По его приказу на границе Гвинеи-Бисау и Гвинейской республики была создана линия укреплений с целью помешать снабжению народно-освободительной армии необходимыми материалами32 . По свидетельству Каэтану, президент Сенегала Л. Сенгор сообщил ему, что хочет быть посредником между португальским правительством и ПАИГК. В середине 1972 г. состоялась встреча Сенгора и Спинолы в пограничном сенегальском селении. Спинола вылетел затем в Лисабон, чтобы информировать об этом Каэтану. Он сообщил, что Сенгор предложил организовать встречу Спинолы и Кабрала для переговоров об условиях прекращения огня. "Я заметил генералу, - вспоминает Каэтану, - что сесть за стол переговоров с А. Кабралом, который был не обычным партизанским вождем, а человеком, представлявшим все антипортугальское движение и пользовавшимся поддержкой ООН, ОАЕ, всей мировой прессы, означало бы официально признать возглавляемую им партию как воюющую сторону и признать, что она владеет значительной территорией" 33 . Настаивая на продолжении войны, Каэтану заявил: "С точки зрения глобальной защиты заморских территорий лучше уйти из Гвинеи с честью после военного поражения, чем после соглашения, заключенного с террористами, открыв тем самым путь к другим переговорам". - "Неужели Ваше превосходительство предпочитает военное поражение в Гвинее?" - воскликнул возмущенный генерал. - "Армии существуют для войны и должны драться за победу, - ответил Каэтану, - но силен не тот, кто побеждает. Если португальская армия будет разбита в Гвинее после того, как сделает все возможное, это поражение не повлияет на юридические и политические возможности продолжать защищать остальные заморские территории" 34 .

В конце 60 - начале 70-х годов в Гвинею-Бисау прибывали все новые и новые контингенты португальских войск, так что общая их численность достигла к началу 1971 г. 35 тыс. Чтобы создать в колонии социальный "буфер" из прослойки белых поселенцев и тем самым воспрепятствовать развертыванию борьбы африканцев за освобождение зт колониального ига, португальское правительство приступило к реализации плана переселения в Гвинею-Бисау и на острова Зеленого Мыса тысяч колонистов. Напуганные угрозой военного поражения в этом регионе, колонизаторы не останавливались перед самыми зверскими репрессиями. Как сообщило руководство ПАИГК, только в январе 1971 г. в результате варварских налетов португальской авиации на районы Кубиссек, Кабукаре и Болана бомбами и напалмом было уничтожено 28 деревень, а множество других частично разрушено. Во время этих налетов имелись убитые, раненые, большинство из них - старики, женщины и дети35 . Миссия ООН, посетившая Гвинею-Бисау, констатировала: "Миссия также была свидетелем зверств, совершаемых португальскими войсками. Деревни сожжены, а посевы и скот погублены в результате дорогостоящих воздушных налетов; постоянно совершаются разведывательные полеты; неразорвавшиеся бомбы большой мощности, сбрасываемые современными самолетами, лежат на полях"36 .

Португальская авиация бомбила и пограничные районы Сенегала и Гвинеи (Конакри) под предлогом, что там имелись базы ПАИГК. 22 ноября 1970 г. был совершен преступный акт вооруженной агрессии против Гвинейской республики. С территории Гвинеи-Бисау морской десант совершил нападение на Конакри. В территориальные воды республики вошли португальские военные корабли: десантные суда, а также подводная лодка. Вооруженное нападение было осуществлено силами европейских и африканских наемников, которые прошли специальную военно-диверсионную подготовку на португальских базах в Гвинее-Бисау. При этом Лисабон старался всячески скрыть свое участие в этой акции. Некоторые португальские солдаты и офицеры даже загримировались под африканцев. Но факты, выявленные позднее в ходе судебных процессов над наемниками в Гвинее, неопровержимо доказали, что Ли-


32 Игнатьев О. Ук. соч., с. 142.

33 Caetano M. Depoimento. Rio de Janeiro - Sao Paulo. 1974, pp. 189, 190 - 191.

34 Ibid., p. 191.

35 Акимов В. Ук. соч., с. 38.

36 Миссия в Гвинею (Бисау). Нью-Йорк. 1971, с. 5.

стр. 101


сабон был вдохновителем бандитского нападения на независимую африканскую страну. Провокация, организованная португальской военщиной, окончилась провалом. Правительство Гвинейской республики, оценивая происшедшее, совершенно резонно квалифицировало генерала Спинолу как "достойного ученика Гитлера" 37 .

"Какими бы фальшивыми заявлениями португальские колонизаторы ни прикрывали свои действия, - говорилось в заявлении Советского правительства от 24 ноября 1970 г., - речь идет об откровенной попытке расправиться с прогрессивным режимом в Гвинее, нанести удар по национально- освободительному движению в Африке. Налицо колониальный разбой, международный бандитизм, к которому прибегают и ныне империалисты в различных районах мира против народов, борющихся за свободу и социальный прогресс... Советское правительство решительно осуждает преступные действия интервентов и их покровителей - действия, которые являются вызовом африканским государствам, всем народам, борющимся за национальную независимость" 38 . 2 декабря 1970 г. Совещание Политического консультативного комитета государств - участников Варшавского Договора приняло заявление, в котором говорилось: "Империалистическая агрессия против Гвинеи еще раз показывает настоятельную необходимость скорейшей и полной ликвидации колониальных и расистских режимов. Народы Африки в борьбе за освобождение могут, как и прежде, рассчитывать на помощь со стороны социалистических государств" 39 . Колонизаторы стремились физически устранить видных лидеров национально-освободительного движения. В январе 1973 г. в Конакри было совершено злодейское убийство А. Кабрала40 . Патриоты Гвинеи-Бисау ответили на это новыми мощными ударами по врагу, Вооруженные силы ПАИГК провели в мае наступательные операции под кодовым названием "Амилкар Кабрал". В результате была разгромлена крупная группировка португальских войск на юге страны и взят важнейший в стратегическом отношении укрепленный пункт Гиледжи. В июне - июле Народная армия ПАИГК провела ряд успешных действий на севере, юге и востоке страны.

Широкий размах освободительной борьбы, успехи в строительстве новой жизни на освобожденной территории создали условия для проведения в Гвинее-Бисау свободных и демократических выборов в 1972 г. В сентябре 1973 г. в освобожденном районе Боэ состоялась первая сессия Национального народного собрания. В ней приняли участие 120 депутатов, представлявших 16 областей страны. Открывая сессию, Генеральный секретарь ПАИГК А. Перейра подвел итоги многолетней политической и вооруженной борьбы народа Гвинеи-Бисау. 24 сентября 1973 г. собрание провозгласило образование независимого государства - Республики Гвинеи-Бисау. Сессия приняла Конституцию республики, проект которой обсуждался ранее во всех населенных пунктах освобожденных районов. Первая статья конституции гласит: "Гвинея-Бисау - суверенная республика с демократическим, антиколониальным и антиимпериалистическим строем, которая борется за полное освобождение... Гвинеи-Бисау.., а также за социальный прогресс своего народа"41 . Конституция установила равенство всех граждан перед законом независимо от этнической принадлежности.

Однако переговоры о признании Гвинеи-Бисау Португалией даже после Апрельской революции 1974 г. оказались сложными из-за саботажа Спинолы как временного президента и дипломатического аппарата, унаследованного в нетронутом виде от времен фашизма. В начале мая в Бисау прибыл представитель Совета национального спасения полковник К. Фабиан, который высказался за признание Португалией Республики Гвинея-Бисау. "Мои намерения серьезны и искренни, - сказал он. - Африканизация Гвинеи должна быть проведена ускоренными темпами до того, как будет достигнута полная, реальная и подлинная деколонизация" 42 . Спинола был шокирован этим заявлением. "Через три дня после того, как он послал Фабиана в Бисау, генерал


37 L'Agression portugaise centre la Republique de Guinee. Livre Blanc. S. 1. S. a., pp. 192 - 193.

38 Правда, 24.XI.1970.

39 Правда, 4.XII.1970.

40 Подробнее см. Игнатьев О. Три выстрела в районе Миньер. М. 1976.

41 Конституция Республики Гвинея-Бисау. В кн.: Борьба за освобождение португальских колоний в Африке (1961 -1973), с. 273.

42 Jenkins S. Op. cit., p. 126.

стр. 102


отозвал его как коммуниста"43 , - вспоминал один из членов Совета национального спасения.

17 мая министр иностранных дел Португалии М. Соареш тайно прилетел в Дакар и при посредничестве президента Сенегала Сенгора встретился с лидерами ПАИГК. Встреча была краткой и носила чисто протокольный характер. Переговоры были продолжены в Алжире, где президент Х. Бумедьен пытался повлиять на португальскую делегацию. Однако, следуя инструкциям Спинолы, она упорно отказывалась признать молодую республику. На переговоры с лидерами ПАИГК в Лондоне генерал послал вместе с Соарешем своего ближайшего военного советника подполковника А. Бруно. Свою точку зрения Спинола изложил с предельной откровенностью в интервью газете "Diario de noticias": "В современном мире самоопределение может быть лишь в атмосфере, где надежно функционируют демократические институты. Мы должны заключить, что таких институтов нет в заморских территориях, вследствие чего их жители не обладают эффективными средствами самовыражения и участия. Вот почему немедленная независимость на деле означает сегодня не что иное, как отрицание общепризнанных идей" 44 .

Но в Гвинее-Бисау португальские солдаты опередили дипломатов. Они прекратили военные действия и приняли условия ПАИГК. 1 июля 1974 г. в Бисау была созвана ассамблея. На нее собрались более 1 тыс. делегатов от солдат, сержантов и офицеров. Они единодушно постановили: "1. Отвергнуть всякое местное и одностороннее решение, которое не было бы принято центральным правительством Португалии. 2. Потребовать, чтобы, несмотря на препятствия, чинимые реакционными и неоколониалистскими силами, португальское правительство в соответствии с решениями ООН немедленно и недвусмысленно признало Республику Гвинея-Бисау и право народа островов Зеленого Мыса на самоопределение и независимость" 45 . Принятие ассамблеей этого решения обосновывалось убеждением, что тупик в переговорах с ПАИГК вызван систематическим отказом Спинолы и его окружения признать политическую реальность. Наконец 26 августа в Алжире была подписана совместная декларация Португалии и ПАИГК о признании независимости Республики Гвинеи-Бисау и островов Зеленого Мыса. 10 сентября 1974 г. церемония в Лисабоне официально положила конец португальскому колониальному присутствию в Гвинее-Бисау, продолжавшемуся почти 500 лет. Спинола вынужден был подписать документ, в котором Португалия передала всю власть ПАИГК и официально признала Республику Гвинея-Бисау.

14 ноября 1980 г. в Гвинее-Бисау произошел военный переворот. Власть перешла в руки Революционного совета во главе с Ж. Б. Виейрой. Инициаторами событий 14 ноября, подчеркнул он, были те же борцы за свободу родины, которые сражались вчера против португальского колониализма и фашизма 46 . Выступая на XXVI съезде КПСС, член Постоянной комиссии Национального совета ПАИГК В. Сауди Мариа сказал: "Благодаря интернациональной помощи Советского Союза и его Коммунистической партии наш народ повел решительное наступление на отсталость, унаследованную от португальского колониализма, действовавшего вкупе с международным империализмом". Он подчеркнул, что Гвинея-Бисау пользуется эффективной и разносторонней помощью СССР в проведении геологоразведочных работ, обеспечении населения товарами первой необходимости, а также предоставляемыми на льготных условиях долгосрочными кредитами. "Братские отношения, которые связывают Советское государство с развивающимися странами, с народами, завоевавшими свою независимость с оружием в руках, - заключил В. Сауди Мариа, - мы рассматриваем как историческую закономерность как объективную реальность нашего времени" 47 . После завоевания независимости Гвинея-Бисау под руководством ПАИГК, преодолевая трудности, развивается по революционно-демократическому пути.


43 Ibid.

44 Ibid., pp. 126 - 127.

45 Moreira M. Alves. Les soldats socialistes. P. 1978, p. 58.

46 Quarterly Economic Review of Angola, Guinea Bissau, Cape Verde, Sao Tome and Principe Ist Quarter 1981, Lnd, 1981, p. 21.

47 Правда, 3.III.1981.


Новые статьи на library.by:
ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ:
Комментируем публикацию: ПУТЬ ГВИНЕИ-БИСАУ К НЕЗАВИСИМОСТИ

© А. М. ХАЗАНОВ ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.