А. Б. ДАВИДСОН. В. А. МАКРУШИН. ОБЛИК ДАЛЕКОЙ СТРАНЫ

Актуальные публикации по вопросам туризма. Путешествия. Отчеты о поездках. Страны мира. История экзотических стран мира.

NEW ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ


ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему А. Б. ДАВИДСОН. В. А. МАКРУШИН. ОБЛИК ДАЛЕКОЙ СТРАНЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2017-07-11

М. Изд-во "Наука". 1975- 423 стр. Тираж 15000. Цена 1 руб. 80 коп.

Рецензируемая книга рассказывает о том, как русские люди познакомились с Южной Африкой, как они узнавали об этой далекой стране: из различных географических книг, рассказов бывалых торговых людей, а позднее и сами стали совершать путешествия до мыса Доброй Надежды. Авторы - доктор исторических наук, заведующей сектором Института всеобщей истории АН СССР А. Б. Давидсон и ленинградский историк В. А. Макрушин по архивным документам и печатным материалам XVIII- XIX вв. воссоздали историю изучения Южной Африки и сумели наглядно показать, как складывался в сознании русских людей того времени облик далекой страны, как постепенно менялись их представления о ней и как в конце концов загадочный мир Южной Африки становился близким, понятным и доступным русскому обществу первой половины XIX века.

Книга охватывает большой промежуток времени - от 30-х годов XVII в. (время появления на Руси первых переводных космографии со сведениями о Южной Африке) до 60-х годов XIX в. - то есть до нового периода в истории, ознаменовавшегося борьбой за раздел мира и прежде всего Африки. С точки зрения периодизации хронологические рамки книги не вызывают возражений, хотя и не мешала бы отметить, что для познания Африки и изменения общественного мнения в России, его отношения к южноафриканской действительности определенное значение имеет рубеж XIX- XX веков и англо-бурская война, существенно повлиявшая в этом плане на русскую общественно-политическую мысль.

Большая часть фактов, изложенных в книге, уже известна науке, и в этом отношении авторы не являются первооткрывателями. Но они собрали и обобщили рассеянные по различным специальным изданиям сведения, суммировали показания различных источников, обследовали учебники, книги о путешествиях, карты и календари, частично привлекли для своих целей периодическую печать, повременные издания и создали самостоятельный научный труд, по-новому осветивший многие сложные вопросы формирования в русском обществе представлений о Черной Африке. Но главное достоинство книга даже не в том, что авторы проделали большую работу по отбору материала, привели его в систему и восстановили историю изучения Южной Африки, а в той удачно найденной форме непринужденного рассказа, живой, увлекательной беседы, словно приглашающей разделить с авторами интерес к излагаемому

стр. 172


материалу. Необычайность соединения доверительного собеседования с научностью и полнотой изложения и привлекает к себе читателя.

Популяризация науки - дело само по себе достойное уважения, и уже по одной этой причине книга заслуживает весьма высокой оценки. Однако у нее есть и еще одна сторона, на которую необходимо обратить внимание. Специализация историков привела к тому, что те из них, кто занимается отечественной историей, как правило, слабо знакомы с достижениями африканистики, индологии или скандинавистики. Авторы нашли в себе смелость вторгнуться в далекую от их научных интересов область. Они выполнили - в целом добротно и умело - ту работу, которую должны были сделать специалисты по русской истории и историографии, создав исследование, равно важное и интересное и для специалиста по истории русской общественно-политической мысли, и для ученого, изучающего историю открытия Черной Африки.

Вопросы формирования общественного сознания относятся к числу наименее изученных, и книга указывает один из путей исследования этой важной в научном и политическом отношении проблемы. Было бы интересно проследить, как зависело формирование в общественном сознании облика той или иной страны от политики правящих классов. Известно, что характеристика и народа и страны в целом (например, Франции или Германии) менялась в мировоззрении русского общества в зависимости от различных внешнеполитических событий (война 1812 г., первая мировая война и т. д.).

Работа, удачно начатая А. Б. Давидсоном и В. А, Макрушиным, должна быть, по нашему мнению, продолжена не только хронологически, но и в плане более углубленной разработки уже намеченных авторами проблем. Одна их них - это создание по возможности полного обзора тех сведений об Африке, которыми располагала русская книжная культура XVII века. Авторы начинают свою книгу с петровского времени; предшествовавшей эпохе они уделяют всего несколько страниц. Этого, конечно, мало. Можно было ознакомить читателей не только с космографией 1670 г., но и с другими историко-географическими книгами, бытовавшими в русской рукописной традиции XVII века. Такова космография Ботера ("Театрум света всего, на котором Европа, Азия, Африка и Америка, також де народов, краев, мест, нецыи нравы, богатства и иные признаки выставленные"), переведенная с польского издания 1659 г. на русский в Москве в 1681 году. Следовало бы шире охарактеризовать космографию Г. Меркатора, состоящую из 230 глав. Ее перевод широко бытовал на Руси в XVII- XVIII вв. (сохранилось около 10 списков). И эта космография содержала в себе описание Африки, взятое еще у Птолемея, Дионисия и Плиния. Примечательна также громадная и для своего времени весьма полная и обстоятельная география де-Линды ("Луки Делинды описание света и всех в нем государств. Напечатася в Амстердаме, в типографии Иакова Дезеттера, году 1668. Переведеся с латинского на российский диалект история всех государств, господ, владетельств..."), содержащая в себе географическое описание Европы, Азии, Африки и Америки. Наконец, в XVI в. на Руси бытовали описания отдельных африканских государств - Алжира ("Царства Алгерийского краткое описание, от различных авторов собранное"-Государственная Публичная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина (ГПБ), F. IV. 93, конца XVII в.) и Эфиопии ("Иова Людовика история Ефиопская или краткое описание царства Габессинского" - ГПБ, F. IV. 105, конца XVII - начала XVIII в., перевод знаменитого труда И. Лудольфа). Интересным было бы также для читателя и сообщение о том, что образ Африки не был чужд придворному быту XVII века. Известно, что в царском дворце в Коломенском было аллегорическое изображение различных стран света, в том числе и Африки. В 1671 г. Алексей Михайлович принимал в Коломенском польских послав, и те, удивляясь красоте дворца, особо отметили, что "щиты над хоромами его царского величества круглые, на которых Европа, Африка, Асия написаны"1 .

Книга дает основание поставить и попытаться разрешить еще одну важную для истории русской общественно-политической мысли проблему: как именно русские писатели, мыслители, публицисты использовали образы далекой страны для критики русской действительности XIX века. Образ негра- невольника на эзоповском языке русской поэзии и прозы нередко заменял собою русского крепостного крестьянина; статьи и стихи, романы и повести с обличени-


1 И. Е. Забелин. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетии. Ч. I. М. 1862, стр. 354.

стр. 173


ем рабства в Черной Африке выражали протест русских писателей и публицистов против крепостного права. Показательно в этом плане творчество А. В. Лоцманова, пытавшегося в начале 20-х годов XIX в. создать тайное общество антикрепостнического и антимонархического характера. В его неоконченной повести "Негр или возвращенная свобода" слово "негр" было символом крепостного, угнетенного человека. "Миллионы негров, принесенных на алтарь корысти европейцев, миллионы сих несчастных людей, погибших от угнетения и скупости европейцев, вопиют о мщении", - писал А. В. Лоцманов о судьбе негров2 . В такой книге, как рецензируемая, было бы интересно прочитать, как именно оценивалась и характеризовалась судьба угнетенного народа Африки в трудах русских общественно- политических деятелей, ибо А. В. Лоцманов - лишь один из первых "вольнодумцев", обратившихся к этой теме3 . Еще более показателен пример русских революционных демократов, а также писателей и публицистов второй половины XIX в., анализ творчества которых выходит за рамки книги.

Приложенный к книге перечень основных источников и литературы грешит, к сожалению, довольно большим количеством ошибок, неточностей и опечаток.

Большинство наших замечаний - это лишь пожелания того, как говаривали в старину, "любознательного читателя", на которого и рассчитана книга.


2 ЦГАОР СССР, ф. 109, оп. 1, д. 441, л. 34.

3 Об А. В. Лоцманове см. "Философская энциклопедия". Т. 3. М. 1964, стр. 236, а также Л. А. Коган. Народное миропонимание как составная часть истории общественной мысли. "Вопросы философии", 1963, N 2, стр. 89.


Новые статьи на library.by:
ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ:
Комментируем публикацию: А. Б. ДАВИДСОН. В. А. МАКРУШИН. ОБЛИК ДАЛЕКОЙ СТРАНЫ

© Л. Н. ПУШКАРЕВ ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.