публикация №1577104029, версия для печати

ДЕТИ-ХАДЗА: УСПЕШНОСТЬ АДАПТАЦИИ В МНОГОЭТНИЧНЫХ КОЛЛЕКТИВАХ СВЕРСТНИКОВ


Дата публикации: 23 декабря 2019
Автор: М. Л. Бутовская, А. Мабула
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY (номер депонирования: BY-1577104029)
Рубрика: ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ
Источник: (c) Этнографическое обозрение, № 2, 2007, C. 20-38


Хадза Северной Танзании представляют собой редкий пример неспециализированных охотников-собирателей, продолжающих в наши дни вести традиционный образ жизни (Blurton Jones et al. 1992; Woodburn 1988). Представители этой этнической общности уже несколько веков контактируют с соседними группами, в первую очередь с иссансу. Примерно 5% хадза имеют отца или мать иссансу. В течение многих десятилетий соседями хадза являются также датог, масаи, ираку, ирамба, сукума. Взаимосвязи с соседями складывались по-разному и варьировали от отношений заинтересованного натурального обмена с иссансу до избегания и неприязни с датог (Marlowe 2002).

Попытки "посадить хадза на землю" неоднократно предпринимались правительством Танзании. В 1939 г. колониальные британские власти основали первое поселение для хадза, просуществовавшее год. В 1964 - 1965 гг. аналогичную попытку предприняло народное правительство Танзании, специально организовав школу и медицинскую клинику в Яеда Чини, и вновь по прошествии года почти все хадза ушли из поселка, вернувшись к охоте и собирательству. Наконец, в 1971 - 1975 гг. было сделано еще одно усилие для приобщения хадза к сельскому хозяйству на базе построенного поселка в Эндомаге (северо-восточная оконечность оз. Эйяси). В настоящее время подавляющее большинство хадза продолжает вести традиционный образ жизни, и практически никто из них не занимается земледелием. Они не рассматривают оседлое существование поблизости от благ цивилизации, включая торговые точки, амбулаторию или средства связи, как что-то особо привлекательное для себя и не стремятся перенимать образ жизни соседних этнических групп. Несмотря на активную пропаганду и даже силовое давление со стороны правительства, хадза не торопятся отправлять детей в школу.

Описания образа жизни, быта, материальной культуры, ритуальных практик, составленные Обетом, посетившим землю хадза в 1911 г., на удивление сходны с описаниями современных исследователей, работающих в районе оз. Эйяси в наши дни (Blurton Jones et al. 1992; Hawkes et al. 2001; Marlowe 2002; Obst 1912; Woodburn 1979, 1982, 1988).

При обсуждении вопросов о факторах, способствующих и препятствующих успешной и быстрой трансформации сообществ с менее развитым способом производства в сторону более продвинутых типов хозяйствования, нельзя обойти проблему собственно социального общения между представителями таких сообществ и соседями. Зачастую экономически более развитые соседи - земледельцы или скотоводы - склонны


Марина Львовна Бутовская - доктор исторических наук, профессор, заведующая сектором этологии человека Института этнологии и антропологии РАН. e-mail: m.butovskaya@rambler.ru

Аудакс Мабула - профессор исторического факультета Дар-эс-Саламского университета, Танзания.

Исследование проведено при финансовой поддержке Института этнологии и антропологии РАН (экспедиционный фонд 2005 г.), фонда РГНФ (грант N 04 - 01 - 00244а) и подготовлено к публикации при поддержке фонда РФФИ (грант N 04 - 06 - 80166а) и программы Президиума РАН "Адаптация народов и культур... 2006 г.". Мы благодарны правительству Танзании за разрешение работать в Северной Танзании (COSTECH, лицензия N 2005 - 376-СС-2005 - 126). Особая благодарность директору Русско-танзанийского культурного центра Р. К. Патееву за постоянную поддержку нашей работы, директору и ученикам начальной школы пос. Эндомага за помощь, терпение и сотрудничество.

стр. 20


видеть в охотниках-собирателях дикарей и даже дают им уничижительные прозвища, обзывая "животными" (Cronk 2000). Охотники-собиратели занимают подчиненное положение в местной иерархии и нередко выполняют наименее престижные работы, нанимаясь к соседям пастухами, сторожами или поденщиками. Существенную роль в степени выраженности такого социального неравенства между этническими группами с разным типом хозяйства играет материальный фактор: скотоводы и земледельцы являются владельцами движимого и недвижимого имущества, а также могут накапливать значительные денежные суммы, тогда как охотники-собиратели часто не осознают потребности в накоплении материальных благ, ресурсов или юридическом закреплении прав на землю, равно как и не понимают реальной ценности денег.

Важнейший момент общения в многоэтничной среде - проблема информированности окружающих о возможных кросскультурных различиях в проявлениях агрессии и способах поддержания социального равновесия. Кросскультурные сравнения уровня физической, вербальной и непрямой агрессии, проведенные различными исследователями с использованием методов самооценки и оценки сверстников и воспитателей, а также прямого этологического наблюдения (Бутовская, Козинцев 1998; Буркова, Бутовская, Тименчик 2006; Бутовская, Буркова, Тименчик 2006; Бутовская, Тименчик, Буркова 2006; LaFreniere et al. 2002; Björkqvist et al. 2001), свидетельствуют о наличии отчетливых половых и возрастных различий в практике агрессивного и постконфликтного поведения. При этом отмечено, что мужчины (мальчики) демонстрируют, как правило, более высокий уровень физической агрессии, а женщины - непрямой агрессии (Björkqvist et al. 1992). Женщины (девочки) также проявляют больше социальной компетентности и успешнее применяют стратегии примирения после агрессии (Бутовская 2006; LaFreniere et al. 2002). Указанные тенденции были получены преимущественно для представителей современных индустриальных обществ.

Каковы шансы хадза на социальную успешность в ситуации многоэтничных коллективов? Какова специфика адаптации детей-хадза к условиям постоянного пребы-

стр. 21


Карта района оз. Эйяси, место проживания хадза, ираку, датог

вания в школе-интернате? Наконец, каковы дальнейшие жизненные перспективы хадза, прошедших семилетнее обучение в начальной школе?

Цель данной статьи выявить специфические характеристики поведения детей и подростков хадза, обучающихся в школе-интернате пос. Эндомага, и оценить социальный статус детей-хадза по сравнению с представителями других этнических групп.

Хадза: история и современность

Хадза (хадзапи, тиндига, киндига, кангеджу, вахи) - одна из немногих сохранившихся до наших дней групп охотников-собирателей. Наряду с бушменами, пигмеями Африки они являются, как уже говорилось, неспециализированными охотниками-собирателями, для которых характерна "система немедленного возврата" (Артемова 2004:

стр. 22


10). Образ жизни хадза во многом продолжает оставаться сходным с тем, что был описан для бушменов кунг Намибии до 70-х годов XX в. (Lee 1984; Marlowe 2002). Хадза практикуют "автономию дефолта" - комплекс поведенческих стратегий, обеспечивших группе сохранение культурной обособленности на протяжении столетий, несмотря на контакты с более "продвинутыми" соседями - земледельцами и скотоводами (Woodburn 1988).

Хадза проживают в районе оз. Эйяси на северо-западе Танзании. Долгое время считалось, что их язык (хадзане, хадзапи) родствен бушменскому и наряду с языком сандавов входит в группу койсанских языков (Fleming 1968; Ruhlen 1991). В последнее время, однако, подтверждаются предположения Дж. Вудберна (Woodburn 1977) о том, что хадзане - лингвистический изолят и лишь отдаленно родствен бушменскому (Sands 1995). В настоящее время численность хадза оценивается примерно в 1000 человек (Blurton Jones et al. 1992). Из них примерно 250 (западные хадза или вахи) обитают к западу от оз. Эйяси, ведут образ жизни охотников-собирателей и практически не изучены. Остальные 750 человек проживают к востоку и югу от озера. По последним данным, примерно 300 человек (часть восточных хадза) продолжают вести традиционный образ жизни охотников-собирателей и полностью обеспечивают себя едой за счет собирательства и охоты (Marlowe 1999). Остальные восточные и южные хадза сочетают традиционные способы экономики с различными видами деятельности, дающими им дополнительные доходы: сторожат кукурузные плантации соседей-земледельцев от набегов обезьян (мартышек и павианов), получая в уплату молотую кукурузу и одновременно используя в пищу мясо убитых обезьян; работают егерями и

стр. 23


гидами в национальных парках; некоторые группы хадза вовлечены в туристический бизнес и, к несчастью, оказываются неспособными правильно распорядиться живыми деньгами и злоупотребляют алкоголем. Традиционное жилище хадза представляет собой шалаш, каркас которого сделан из веток, прикрытых сверху травянистыми растениями. В дождливый сезон хадза чаще всего обитают под скальными навесами и в пещерах. Для хадза типична малая семья и патрилокальный, в основном моногамный брак (4% мужчин имеют нескольких жен). Хадза - эгалитарны, иерархические отношения между членами группы практически отсутствуют, а статус женщин весьма высок (Woodburn 1979). Как правило, локальные группы возглавляются наиболее успешным охотником, а при объединении локальных групп (в основном в период сухого сезона) избирается лидер.

Хадза (за исключением некоторых пожилых людей) свободно говорят на суахили, но освоили его сравнительно недавно. Еще в 60-е годы XX в. многие хадза говорили на иссансу (соседи-банту, проживающие к югу от хадза); переход к суахили отражает общетанзанийскую тенденцию к использованию суахили в качестве единого общегосударственного языка, обеспечивающего контакты между разными этническими группами в этой стране.

По данным археологии, хадза уже в течение нескольких столетий соседствуют с земледельцами и скотоводами: бантуязычными иссансу (на юге), нилотами-датог (на северо-востоке) и кушитами-ираку (на юго-востоке). По всей видимости, при контактах хадза оказывались в ситуации подчинения их скотоводами, земледельцами и агро-пасторалистами (Marlowe 2002).

Датог (татог, мангати, барабайг) - нилоты, говорящие на языке шари-нильской группы нило-сахарской языковой семьи (Калиновская 1998: 383). Датог придерживаются традиционных верований, но часть из них - мусульмане-сунниты или христиане. Основное занятие датог - скотоводство (держат крупный рогатый скот - зебу, овец, коз и ослов). В небольшом объеме они выращивают бобовые, тыкву и кукурузу, возделывая землю ручным способом. Датог славятся своим кузнечным ремеслом, выделкой кож и плетением. У них сохраняются патриархальная расширенная семья и полигамные патрилокальные браки. Отчетливо выражена система возрастных классов и разделение труда между полами. Наследование осуществляется по мужской линии. Приобретая жену, мужчина должен заплатить родителям невесты выкуп скотом. По своему культурно-хозяйственному типу датог близки к масаям (Калиновская 1995). Скотоводы датог, по-видимому, пришли в регион проживания хадза в начале XVIII в., когда масаи вытеснили их из кратера Нгоронгоро (Sutton 1990), однако непосредственные контакты датог с хадза произошли значительно позднее, в начале XX в., когда под натиском ираку датог были вытеснены также из районов современного проживания ираку. В 30 - 40-е годы XX в. датог стали активно осваивать земли хадза (Marlowe 2002). В настоящее время датог взаимодействуют с хадза чаще, чем какая-либо другая этническая группа, и контакты эти несут в себе много негативного для хадза: скот датог использует воду из скудных источников в сухой сезон и истощает пастбища, служащие традиционным источником питания диких животных, чем ставит под угрозу само существование традиционного образа жизни хадза. Между датог и хадза зафиксированы случаи убийств и насилия (первые обвиняют вторых в краже и убийстве их коров, а хадза утверждают, что мужчины-датог похищают их женщин).

Ираку (иракв, мбулу, мбуру) - относятся к группе южных кушитов (наряду с суле, горова, бурунги) и говорят на языке ираку (Кобищанов 1998: 276). Ираку - оседлые агропасторалисты. Женщины преимущественно заняты ручным земледелием, выращивая кукурузу, сорго, бобовые, а мужчины - выпасом скота (зебу, коровы, овцы, козы, ослы). Помимо этого ираку занимаются различными ремеслами: выделкой кож, плетением циновок и корзин, изготовлением изделий из меди (Калиновская 1998: 193). Характерна малая семья и патрилинейный счет родства. Одни ираку сохраняют тради-

стр. 24


ционные верования, другие исповедуют христианство и ислам. Ираку, по-видимому, мигрировали с территории Эфиопии в Северную Танзанию примерно 3000 лет назад, заселив нагорья к северу от оз. Эйяси (Sutton 1992). Экспансия масаев в эти районы в начале XIX в. привела к массовому вытеснению ираку на юго-восток, где они заняли нагорья Мбулу, непосредственно граничащих с землями хадза. В настоящее время ираку - наиболее многочисленная этническая группа в регионе, демографический прирост составляет примерно 3,5% в год и, по оценкам специалистов, насчитывает более 230 тыс. человек (Meidertsma, Kessler 1997). Ираку активно колонизируют традиционные земли хадза, распахивая саванну под кукурузные поля и сокращая охотничьи территории последних.

Место проведения исследований и характеристики выборки

Начальная школа-интернат в Эндомаге в районе Манголы была построена в 1971 г. В этом поселке правительство Танзании основало поселение для хадза. Силами государства здесь помимо школы были возведены 12 жилых домов, амбулатория. К поселку провели водопровод. Была организована специальная помощь хадза, в рамках которой правительство обеспечивало их пропитанием и посевным материалом, планируя приобщить хадза к земледелию. В поселковой администрации Эндомаги содержатся документы, сообщающие, что в 1973 г. здесь проживал 31 мужчина-хадза. К этому времени государственная поддержка хадза практически полностью прекратилась, а охота в окрестностях Эндомаги была запрещена. После засухи 1975 г. все хадза покинули поселок и вернулись к традиционному образу жизни.

Школа в Эндомаге продолжает функционировать в настоящее время как интернат для детей-хадза (123 человека на момент нашей работы осенью 2005 г.). Наряду с хадза в школе обучаются датог (33 человека) и ираку (составляющие основную массу школьников). Другие этнические группы (иссансу, сукума, чага, ирамба, масаи) представлены сравнительно небольшим процентом учащихся.

В нашей выборке оказались данные по 219 школьникам в возрасте от 7 до 20 лет. В выборку вошли все хадза, учащиеся в Эндомаге (123 человека: 61 мальчик и 62 девочки), все датог (35 человек: 21 мальчик и 14 девочек), а также ираку, иссансу, сукума, ирамба (всего 61 человек: 39 мальчиков и 22 девочки). Таким образом, в выборке были представлены охотники-собиратели (хадза), скотоводы (датог) и земледельцы (перечисленные выше этнические группы).

Исследования проводили с использованием анкет и антропометрических измерений. Каждый школьник, участвующий в нашем исследовании, заполнял анкету, где указывал свою этническую принадлежность и этническую принадлежность отца и матери, пол, возраст, класс, количество братьев и сестер, количество братьев и сестер, обучающихся в той же школе. Школьников просили оценить следующее поведение по пятибалльной шкале Лайкерта (от 0 - никогда не использую данное поведение, до 4 - использую постоянно, каждый день): физическая агрессия, вербальная агрессия, непрямая агрессия, конструктивное разрешение конфликта, вмешательство в конфликт и участие в его разрешении в качестве третьего лица, избегание, виктимизация (Бутовская, Тименчик, Буркова 2006). Наряду с самооценкой по степени выраженности данного качества каждого школьника просили вспомнить, сколько раз в течение предшествующей недели он (она) использовал(а) перечисленные выше формы поведения, и занести эти цифры в анкету. Кроме того, каждого школьника просили указать трех одноклассников одного с ним (ней) пола, занимающих в классе лидирующие позиции.

После заполнения анкеты проводились измерения длины второго и четвертого пальцев на правой и левой руке каждого школьника с помощью скользящего циркуля.

Длина пальца бралась от внутреннего края базального гребня в основании пальца до кончика пальца. Для того чтобы удостовериться в надежности измерений, каждый

стр. 25


палец измерялся дважды у 173 школьников. Повторные измерения в высшей степени совпадали между собой (правая рука, 2D: α = 0,99, 4D: α = 0,99; левая рука, 2D: α = 0,99, 4D: α = 1,00). Таким образом, наши измерения можно считать надежными. Пальцевой индекс представлял собой соотношение второго к четвертому пальцу и вычислялся для каждого школьника путем деления первого размера на второй. Процедура полностью соответствовала таковой, используемой другими исследователями, и была исходно разработана и апробирована Дж. Меннингом (Manning 2002).

Общие наблюдения за школьниками Эндомаги: социальный статус детей-хадза

В начальной школе Эндомаги обучаются дети, привезенные родителями или социальными работниками издалека и по этой причине круглогодично проживающие на территории школы, а также дети сельских жителей, чьи дома находятся в непосредственной близости (в радиусе до 4 - 5 км). В последнем случае дети ежедневно возвращаются домой из школы и проводят вечера, воскресные, праздничные дни и каникулы в кругу семьи. Специфика школы в Эндомаге - наличие в пределах одного класса детей, значительно различавшихся между собой по возрасту: так, во втором классе присутствовали дети в возрасте от 7 до 13 лет, а в старшем, седьмом, обучались ребята в возрасте от 14 до 20 лет. В этих условиях ответы школьников на вопрос о том, кто из одноклассников является лидером, следует трактовать с учетом возрастных различий между одноклассниками.

стр. 26


Наблюдения за школьниками в свободное от учебы время показали, что между учащимися в Эндомаге соблюдается традиционная система иерархии: мальчики 14 лет и старше полностью берут на себя контролирующие функции в отношении младших школьников. Они не только отдают распоряжения и командуют младшими детьми (организация раздачи пищи, помощь на кухне, уборка территории и прочие хозяйственные дела), но и следят за порядком. Мы не раз наблюдали, как старшие ребята вмешивались в ссоры младших и останавливали драки. Некоторые подростки-дежурные, вооружившись тонкими прутьями, стегали дерущихся младших для острастки, что воспринималось всеми окружающими как нечто должное.

В свободное от занятий время дети помогают по хозяйству (дежурят на кухне), убирают территорию, играют в различные игры. Они воссоздают из подручных средств подобие традиционных инструментов и выводят на них вполне приятные мелодии.

В ходе интервью со школьниками задавались вопросы о том, кто из одноклассников (одного пола с респондентом) занимает в классе самый высокий статус. В каждом случае просили назвать троих ребят. В результате суммарных подсчетов оказалось, что в категорию наиболее популярных и социально значимых среди учащихся Эндомаги попало много хадза (см. ниже). Это справедливо как для самых младших школьников (1 - 2 класс), так и для старшеклассников, причем для мальчиков и девочек в равной мере. Этнический фактор, по всей видимости, не является определяющим при формировании дружеских связей в группах мальчиков и девочек, о чем свидетельствуют приводимые ниже данные.

стр. 27


Дети, пользующиеся популярностью:

Класс

Мальчики

Девочки

1 - 2

ираку - датог; хадза

2 хадза; иссансу - ирамба; ираку

3 - 4

2 ираку

4 хадза

5

датог, 2 хадза, ираку

2 датог

6

2 хадза, ираку - иссансу

3 хадза



Антропологические характеристики (пальцевой индекс) и поведение

Достоверные половые различия для всей выборки получены были по следующим параметрам: пальцевому индексу на правой руке (мальчики: 0,948 ± 0,031, девочки: 0,976 ± 0,032, t = -6,52, p = 0,0001, df = 217) и левой (мальчики: 0,949 ± 0,036, девочки: 0,976 ± 0,034, t = -5,70, p = 0,0001, df = 216); избеганию (мальчики: 2,91 ± 1,34, девочки: 2,40 ± 1,26, t = 2,52, p = 0,01, df = 206); числу агрессивных нападений на сверстников за прошлую неделю (мальчики: 1,53 ± 2,35, девочки: 0,92 ± 1,13, t = 2,19, p = 0,03, df = 214); числу случаев защиты других от агрессии (мальчики: 2,84 ± 2,27, девочки: 1,90 ± 1,81, t = 2,06, p = 0,04, df = 214).

Для каждой из этнических групп выраженность половых различий по изучаемым параметрам была неодинакова (Табл. 1 - 3). У хадза пальцевой индекс у мальчиков был достоверно ниже такового у девочек на обеих руках. Кроме того, мальчики-хадза достоверно чаще использовали физическую и непрямую агрессию на прошлой неделе, а также чаще конструктивно разрешали возникшие конфликты и защищали других ре-

стр. 28


Таблица 1

Половые различия по ряду морфологических и поведенческих характеристик у хадза

Признак

Мальчики (n = 61)

Девочки (n = 62)

T

P

Ср.

Ст. ош.

М

Ср.

Ст. ош.

М

Число братьев, сестер

3,93

0,23

4,00

4,16

0,28

4,00

-0,63

не достоверно

Число братьев, сестер в школе

1,31

0,14

1,00

1,49

0,15

1,00

-0,91

не достоверно

2d/4d пр.

0,948

0,004

0,943

0,978

0,004

0,977

-5,41

<0,0001

2d/4d лев.

0,948

0,005

0,955

0,974

0,004

0,973

-4,16

<0,0001

Физ. аг. 1

2,11

0,14

2,00

1,98

0,13

2,00

0,67

не достоверно

Верб. аг. 1

1,93

0,14

2,00

1,68

0,12

1,00

1,35

не достоверно

Непр. аг. 1

2,02

0,16

2,00

1,85

0,11

2,00

0,86

не достоверно

Констр. раз. 1

2,92

0,17

3,00

2,48

0,16

2,00

1,94

не достоверно

Вмеш. 1

2,48

0,17

2,00

2,42

0,14

2,00

0,29

не достоверно

Избег. 1

3,04

0,20

3,00

2,44

0,17

2,00

2,31

<0,05

Виктим. 1

1,44

0,11

1,00

1,63

0,11

1,00

-1,17

не достоверно

Физ. аг. 2

1,64

0,37

1,00

0,74

0,11

1,00

2,36

<0,05

Непр. аг. 2

1,12

0,23

0,00

0,61

0,11

0,00

2,00

<0,05

Констр. раз. 2

2,53

0,27

2,00

1,76

0,20

1,50

2,27

<0,05

Вмеш. 2

3,03

0,28

3,00

1,92

0,28

1,00

2,78

<0,01

Виктим. 2

2,61

0,31

2,00

2,32

0,27

2,00

0,70

не достоверно



Условные обозначения: Ср. - среднее; Ст. ош. - стандартная ошибка средней, М - медиана; T - значение t-критерия Стьюдента для двух независимых выборок; P - уровень значимости; 2d/4d пр. - пальцевой индекс на правой руке; 2d/4d лев. - пальцевой индекс на левой руке; физ. аг. 1 - самооценка по физической агрессии; верб. аг. 1 - самооценка по вербальной агрессии; непр. аг. 1 - самооценка по непрямой агрессии; констр. раз. 1 - самооценка по конструктивному разрешению конфликтов; вмеш. 1 - самооценка по вмешательству в ссоры других в качестве третьего лица для урегулирования конфликта; избег. 1 - самооценка по избеганию в конфликтных ситуациях; виктим. 1 - самооценка по вероятности оказаться в роли жертвы агрессии; физ. аг. 2 - количество случаев физической агрессии, направленной на других за прошлую неделю; непр. аг. 2 - количество случаев непрямой агрессии, использованных индивидом на прошлой неделе; констр. раз. 2 - количество случаев конструктивного разрешения конфликтов данным индивидом на прошлой неделе; вмеш. 2 - количество случаев вмешательства в чужие конфликты для разрешения последних; виктим. 2 - количество случаев виктимизации индивида на прошлой неделе.

бят, по сравнению с девочками-хадза (Табл. 1). У датог достоверных различий по пальцевому индексу не получено, хотя различия в соотношении второго к четвертому пальцу на правой и левой руке у мальчиков и девочек соответствовали общепринятым: у мальчиков этот индекс был ниже, чем у девочек. Достоверные различия получены по самооценке физической, вербальной и непрямой агрессии: девочки-датог считали себя более агрессивными, чем мальчики (Табл. 2). В целом следует сказать, что выборка датог - небольшая и полученные результаты могут не отражать реальных характеристик этой этнической группы. Наконец, для третьей группы, представленной преимущественно ираку, но включающей также иссансу, ирамба, сукума и др., половые различия получены были только по пальцевому индексу для правой и левой рук, но не для поведенческих показателей (Табл. 3).

Связь между пальцевым индексом и агрессивным поведением

Для того чтобы ответить на вопрос о возможной связи между пальцевым индексом и агрессивным поведением, мы сравнили группы индивидов с низким и высоким пальцевым индексом по t-критерию Стьюдента для независимых выборок у мальчиков и у девочек по отдельности. Были получены достоверные различия по самооценке физической агрессии у мальчиков с очень низким пальцевым индексом (равно и <0,93) и с самым высоким индексом (равно и >0,98). Для мальчиков с самым низким пальцевым

стр. 29


Таблица 2

Половые различия по ряду морфологических и поведенческих характеристик у датог

Признак

Мальчики (n = 21)

Девочки (n = 14)

T

P

Ср.

Ст. ош.

М

Ср.

Ст. ош.

М

Число братьев, сестер

5,85

0,96

5,50

3,57

0,84

2,50

1,70

не достоверно

Число братьев, сестер в школе

2,05

0,33

2,00

1,42

0,50

1,00

1,11

не достоверно

2d/4d пр.

0,962

0,006

0,960

0,978

0,009

0,988

-1,03

не достоверно

2d/4d лев.

0,967

0,007

0,970

0,983

0,108

0,986

-1,30

не достоверно

Физ. аг. 1

1,75

0,19

2,00

2,93

0,30

3,00

-3,45

<0,01

Верб. аг. 1

1,30

0,15

1,00

1,86

0,25

2,00

-2,03

<0,05

Непр. аг. 1

1,35

0,13

1,00

2,00

0,28

2,00

-2,33

<0,05

Констр. раз. 1

2,53

0,30

3,00

2,50

0,31

2,00

0,06

не достоверно

Вмеш. 1

2,68

0,30

3,00

2,36

0,37

2,00

0,70

не достоверно

Избег. 1

2,75

0,33

2,00

2,00

0,26

2,00

1,79

не достоверно

Виктим. 1

1,50

0,24

1,00

1,50

0,25

1,00

0,00

не достоверно

Физ. аг. 2

1,00

0,25

1,00

1,00

0,39

0,50

0,73

не достоверно

Непр. аг. 2

1,05

0,30

0,50

1,43

0,71

0,50

-0,55

не достоверно

Констр. раз. 2

2,45

0,53

2,00

1,29

0,53

0,00

1,51

не достоверно

Вмеш. 2

2,55

0,55

2,00

1,79

0,60

1,00

0,93

не достоверно

Виктим. 2

2,40

0,77

2,00

2,64

0,83

2,00

-0,21

не достоверно



Условные обозначения: см. табл. 1.

Таблица 3

Половые различия по ряду морфологических и поведенческих характеристик у ираку и представителей остальных этнических групп

Признак

Мальчики (n = 39)

Девочки (n = 21)

T

P

Ср.

Ст. ош.

М

Ср.

Ст. ош.

М

Число братьев, сестер

5,18

0,42

5,00

5,36

0,51

5,00

-0,27

не достоверно

Число братьев, сестер в школе

1,87

0,22

2,00

1,42

0,50

1,00

0,36

не достоверно

2d/4d пр.

0,941

0,005

0,937

0,969

0,007

0,964

-3,16

<0,005

2d/4d лев.

0,941

0,005

0,943

0,980

0,008

0,985

-4,11

<0,0001

Физ. аг. 1

2,08

0,16

2,00

1,91

0,22

2,00

0,67

не достоверно

Верб. аг. 1

1,76

0,14

2,00

1,45

0,16

1,00

1,41

не достоверно

Непр. аг. 1

2,08

0,15

2,00

2,05

0,20

2,00

0,14

не достоверно

Констр. раз. 1

2,82

0,18

3,00

2,55

0,28

2,00

0,85

не достоверно

Вмеш. 1

2,84

0,19

3,00

2,45

0,26

2,00

1,20

не достоверно

Избег. 1

2,76

0,18

3,00

2,68

0,29

2,50

0,25

не достоверно

Виктим. 1

1,89

0,20

1,00

1,68

0,25

1,00

0,66

не достоверно

Физ. аг. 2

1,33

0,28

1,00

1,32

0,32

1,00

0,03

не достоверно

Непр. аг. 2

0,87

0,18

0,00

1,00

0,31

0,00

-0,38

не достоверно

Констр. раз. 2

2,15

0,28

2,00

2,91

0,47

2,00

-1,38

не достоверно

Вмеш. 2

2,56

0,36

2,00

3,09

0,47

2,50

-0,88

не достоверно

Виктим. 2

2,23

0,30

2,00

2,45

0,41

2,50

-0,44

не достоверно



Условные обозначения: см. табл. 1.

индексом средние значения самооценки по физической агрессии составили 1,76 ± 0,86, n = 37, а для мальчиков с самым высоким пальцевым индексом 2,27 ± 1,08, n = 22. Различия оказались достоверными (t = -2,02, df = 57, p <0,05). Достоверными были также различия по самооценке вербальной агрессии между группами мальчиков с низким пальцевым индексом (равно и <0,93): 1,76 ± 0,86, n = 37 и средним пальцевым индек-

стр. 30


сом (>0,93 и равно и <0,95): 2,22 ± 1,01, n = 27 (t = -2,27, df = 62, p <0,03). Для женской выборки получены различия между девочками с низким пальцевым индексом (равно и <0,95) и девочками с высоким (но не максимальным) индексом (равно и >0,98 и <1,00) по частоте примененной физической агрессии за прошедшую неделю: 1,38 ± 1,53, n = 21 и 0,5 ± 0,79, n = 18, соответственно (t = 2,31, df = 31, р <0,03). Девочки со средним пальцевым индексом (равно и >0,95 и <0,97) достоверно отличались от девочек с высоким пальцевым индексом по самооценке вербальной агрессии: 2,15 ± 1,03, n = 27 и 1,50 ± 0,81, n = 26, соответственно (t = 2,54, df = 51, p <0,02).

Частичная корреляция между пальцевым индексом на правой и левой руках и поведенческими показателями, указанными в анкете по всей выборке из Эндомаги с контролем по возрасту и этнической принадлежности, также вычислялась отдельно для мальчиков и девочек. Для мальчиков была выявлена достоверная положительная корреляция между пальцевым индексом и самооценкой по физической агрессии (правая рука: r = 0,23, p = 0,02, n = 105; левая рука: r = 0,24, p = 0,01, n = 105). Для девочек также установлена достоверная отрицательная корреляция между пальцевым индексом и частотой физической агрессии на прошлой неделе (правая рука: r = -0,24, p = = 0,02, n = 94). Для левой руки корреляция оказалась недостоверной.

Взаимосвязь различных типов поведения

Частичная корреляция с контролем по возрасту и этнической принадлежности получена для выборки мальчиков (n = 105) также для самооценок по физической и вербальной агрессии (r = 0,44, p = 0,0001), физической и непрямой (r = 0,43, p = 0,0001), вербальной агрессии и частотой физической агрессии за прошлую неделю (r = 0,31, p = 0,001), вербальной агрессией и частотой непрямой агрессии за прошлую неделю (r = 0,24, p = 0,02), самооценкой по непрямой агрессии и частотой физической агрессии на прошлой неделе (r = 0,21, p = 0,04), самооценкой по конструктивному разрешению конфликта и вмешательством в агрессию в качестве третьего лица (r = 0,45, p = 0,0001), между частотой физической и непрямой агрессии за прошлую неделю (r = 0,21, p = 0,04), частотой непрямой агрессии и частотой защиты других от агрессии (r = 0,23, p = 0,02), частотой конструктивного разрешения конфликта и частотой защиты других от агрессии (r = 0,20, p = 0,04), частотой конструктивного разрешения конфликта и виктимизацией (r = 0,45, p = 0,0001), частотой защиты других от агрессии и виктимизацией (r = 0,33, p = 001).

Таким образом, мальчики с высокой самооценкой по физической агрессии оценивают себя высоко и по вербальной, и по непрямой агрессии, но эти оценки не коррелируют и с реальной частотой физической и непрямой агрессии или частотой конструктивного разрешения конфликта и защиты других от агрессии. Самооценка по вербальной агрессии, напротив, коррелирует с частотой физической и непрямой агрессии. Судя по корреляциям между частотой разных типов взаимодействий, мальчики, активно участвующие в социальной жизни, чаще других демонстрируют агрессию - физическую и непрямую. Те из них, кто успешно применяет непрямую агрессию, чаще защищают прочих от агрессии, но при этом и чаще подвергаются нападению со стороны других ребят.

Частичная корреляция с контролем по возрасту и этнической принадлежности получена для выборки девочек (n = 93) между самооценкой по физической и вербальной агрессии (r = 0,50, p = 0,000), физической и непрямой агрессии (r = 0,22, p = 0,04), самооценками по вербальной и непрямой агрессии (r = 0,27, p = 0,007), самооценками по конструктивному разрешению конфликта и вмешательству в качестве третьего лица (r = 0,34, p = 0,001); самооценка по вмешательству в качестве третьего лица коррелировала с частотой конструктивного разрешения конфликта за прошлую неделю (r = 0,20, p = 0,05); самооценка по виктимизации достоверно коррелировала с самооценкой по

стр. 31


вербальной агрессии (r = 0,36, p = 0,000) и конструктивному разрешению конфликтов (r = 0,25, p = 0,02) и с самооценкой по вмешательству в качестве третьего лица (r = 0,39, p = 0,000). Частота непрямой агрессии коррелировала с самооценкой по непрямой агрессии (r = 0,34, p = 0,001), а частота непрямой агрессии - с частотой защиты других от агрессии (r = 0,33, p = 0,001) и частотой виктимизации (r = 0,35, p = 0,0001). Кроме того, частота конструктивного разрешения конфликтов коррелировала достоверно с частотой защиты других от агрессии (r = 0,20, p = 0,05). Выявлена также корреляция между частотой защиты других от агрессии и виктимизацией (r = 0,41, p = 0,0001).

Таким образом, девочки с высокой самооценкой по физической агрессии оценивают себя также высоко и по вербальной, и по непрямой агрессии, однако эти оценки не коррелируют с частотой физической агрессии за прошлую неделю и показателями конструктивного разрешения конфликтов и вмешательства в агрессию для защиты жертвы. Вместе с тем самооценки по конструктивному разрешению конфликта и вмешательству в качестве третьего лица коррелировали друг с другом и с частотами этих показателей. Девочки, чаще практикующие непрямую агрессию, более других являлись жертвами агрессии, а те, кто чаще защищал других, сами также чаще становились жертвами агрессии.

Влияние демографических и этнических факторов на пальцевой индекс и поведение

Принимая во внимание специфику нашей выборки (дети разного возраста, пола и этнического происхождения), мы поставили перед собой задачу определить влияние каждого из этих факторов (независимые переменные) на изучаемые нами показатели поведения. В качестве еще одной переменной мы добавили число братьев/сестер и провели многофакторный дисперсионный анализ ANOVA Пол x Возраст x Количество братьев/сестер x Этническая принадлежность, соответственно по числу градаций каждого независимого фактора ANOVA 2 x 3 x 5 x 3. В результате данного анализа было показано, что на пальцевой индекс индивида на обеих руках влияет фактор пола (правая рука: F = 8,90, p = 0,008, R2 = 0,66; левая рука: F = 8,49, p = 0,009, R2 = 0,71), а на пальцевой индекс на левой руке еще и взаимодействие факторов пола и числа братьев/сестер (F = 2,81, p = 0,03, R2 = 0,45).

Самооценка по физической агрессии зависит от взаимовлияния факторов пола и этнического происхождения (F = 3,65, p = 0,03, R2 = 0,57) и взаимовлияния количества братьев/сестер и этнического происхождения (F = 1,73, p = 0,05, R2 = 0,57). Самооценка по вербальной агрессии испытывала взаимовлияния факторов пола и этнической принадлежности (F = 4,47, p = 0,02, R2 = 0,40), а также комбинации факторов пола, возраста и числа братьев/сестер (F = 2,73, p = 0,03, R2 = 0,40). На самооценку по непрямой агрессии влияют факторы пола (F = 3,42, p = 0,04, R2 = 0,54) и этнической принадлежности (F = 3,22, p = 0,05, R2 = 0,54). Самооценка по конструктивному разрешению конфликтов зависела от фактора этнической принадлежности (F = 3,18, p = 0,05, R2 = 0,36) и комбинации факторов этнической принадлежности и числа братьев/сестер (F = 2,00, p = 0,05, R2 = 0,36). На самооценку по вмешательству в качестве третьего влияет фактор этнической принадлежности (F = 3,00, p = 0,05, R2 = 0,56) и взаимодействие факторов пола и возраста (F = 3,00, p = 0,05, R2 = 0,56).

На самооценке по избеганию сказывается фактор пола (F = 4,82, p = 0,03, R2 = 0,56) и взаимодействия факторов возраста, количества детей в семье и этнической принадлежности (F = 2,05, p = 0,04, R2 = 0,56). Самооценка по виктимизации испытывает взаимовлияние факторов возраста и этнического происхождения (F = 2,73, p = 0,04, R2 = 0,57).

На частоту непрямой агрессии за прошедшую неделю оказали влияние фактор возраста (F = 5,71, p = 0,004, R2 = 0,65), взаимовлияние факторов возраста и числа бра-

стр. 32


тьев/сестер (F = 2,20, p = 0,009, R = 0,65), взаимовлияние фактора числа братьев/сестер и этнического происхождения (F = 2,71, p = 0,001, R2 = 0,65), комбинация факторов возраста, числа братьев/сестер и этнического происхождения (F = 2,54, p = 0,009, R2 = 0,65). На частоту конструктивного разрешения конфликтов за прошедшую неделю оказало взаимодействие факторов пола и этнического происхождения (F = 3,55, p = 0,04, R2 = 0,48). Частота виктимизации за прошедшую неделю зависела от фактора возраста (F = 5,19, p = 0,008, R2 = 0,61) и взаимовлияния факторов числа братьев/сестер и этнического происхождения (F = 2,80, p = 0,001, R2 = 0,61).

Пальцевой индекс и показатели физической агрессии у хадза

Принимая во внимание тот факт, что у хадза и других этнических групп на частоту физической агрессии может оказывать влияние комбинация разных факторов, мы провели многофакторный дисперсионный анализ ANOVA Пол x Возраст x Число братьев/сестер x пр.2D:4D, соответственно по числу градаций каждого независимого фактора ANOVA 2 x 3 x 5 x 6 для школьников-хадза. На частоту физической агрессии достоверное влияние оказывают пальцевой индекс на правой руке (F = 4,17, p = 0,005, R2 = 0,89), а также взаимовлияние факторов возраста и пальцевого индекса (F = 4,46, p = 0,002, R2 = 0,89). Многофакторный дисперсионный анализ показал также, что на самооценку по виктимизации у хадза достоверное влияние оказывает число братьев/сестер (F = 2,68, p = 0,05, R2 = 0,63), а также взаимовлияние факторов пол x пр.2D:4D (F = = 2,52, р = 0,05, R2 = 0,63) и возраст x пр.2D:4D (F = 2,34, p = 0,04, R2 = 0,63). Частота непрямой агрессии за прошедшую неделю испытывала достоверное взаимовлияние факторов пол x возраст x число братьев/сестер (F = 4,56, p = 0,04, R2 = 0,64) и факторов возраст x пр.2D:4D (F = 3,33, p = 0,004, R2 = 0,64). Многофакторный дисперсионный анализ, проведенный для выборки школьников-хадза, показал также, что частота конструктивного разрешения конфликтов зависела от фактора пола (F = 5,67, p = 0,03, R2 = 0,56), а частота виктимизации зависела от взаимовлияния факторов числа братьев/сестер x пр.2D:4D (F = 2,64, p = 0,01, R2 = 0,63).

Зависимость между самооценкой по физической агрессии и пальцевым индексом на правой руке у мальчиков-хадза, а также между частотой их физической агрессии за прошлую неделю и пальцевым индексом носила не линейный, а квадратический характер. В первом случае она оказалась достоверной, судя по результатам регрессионного анализа (R2 = 0,21, df = 49, F = 6,33, p = 0,004, b = 1,35), а во втором не достигала уровня значимости.

У девочек-хадза отмечалась квадратическая зависимость между пальцевым индексом и самооценкой по агрессии, а также между частотой физической агрессии за прошедшую неделю и пальцевым индексом, однако ни в одном из этих случаев она не достигала уровня значимости.

Пальцевой индекс и показатели физической агрессии у ираку

В силу того обстоятельства, что размеры выборки датог были небольшими, мы провели аналогичный хадза многофакторный дисперсионный анализ только для Ираку. Многофакторный дисперсионный анализ ANOVA Пол х Возраст х Число братьев/сестер x пр.2D:4D, соответственно по числу градаций каждого независимого фактора ANOVA 2 x 3 x 5 x 6, проведенный для выборки школьников-ираку, показал, что самооценка по физической агрессии испытывала достоверное взаимовлияние факторов пола и пальцевого индекса на правой руке (F = 5,6, p = 0,004, R2 = 0,81), тогда как частота физической агрессии за прошедшую неделю от указанных факторов и их комбинации не зависела. Самооценка по вербальной агрессии у ираку зависела от фактора пола (F = 6,40, p = 0,03, R2 = 0,78). На самооценку по непрямой агрессии у ираку достоверное влияние оказывал фактор пола (F = 6,92, p = 0,02, R2 = 0,90), количе-

стр. 33


ство братьев/сестер (F = 3,59, p = 0,04, R = 0,90) и взаимодействие факторов возраст x x пальцевой индекс (F = 3,31, p = 0,04, R2 = 0,90). На самооценку способности к конструктивному разрешению конфликта достоверное влияние у ираку оказывали взаимодействие факторов пол x число братьев/сестер (F = 3,98, p = 0,05, R2 = 0,84) и пол x пальцевой индекс (F = 9,76, p = 0,007, R2 = 0,84). Аналогичным образом на самооценку по вмешательству в агрессию в качестве третьего лица достоверное влияние оказывало взаимодействие факторов пол x число братьев/сестер (F = 3,79, р = 0,05, R2 = 0,82) и пол x пальцевой индекс (F = 5,68, p = 0,004, R2 = 0,82). На самооценку по виктимизации у ираку достоверное влияние оказывал фактор пола (F = 4,18, p = 0,04, R2 = 0,69), взаимодействие факторов пол x пальцевой индекс (F = 4,73, p = 0,05, R2 = 0,69).

Зависимость, по данным регрессивного анализа, между самооценкой по физической агрессии и пальцевым индексом на правой руке, а также между частотой физической агрессии за прошлую неделю и пальцевым индексом у мальчиков-ираку носила квадратический характер, но не достигала уровня значимости.

У девочек-ираку отмечалась квадратическая зависимость между пальцевым индексом и самооценкой по агрессии, а также между частотой физической агрессии за прошедшую неделю и пальцевым индексом, однако лишь в первом случае зависимость, вычисленная путем регрессионного анализа, оказалась достоверной (R2 = 0,42, F = = 6,95, p = 0,005, df = 19, b = -3,28).

Кросскультурные различия по пальцевому индексу и поведению

Мальчики-хадза не отличались от ираку по пальцевому индексу, однако достоверные различия по этому показателю получены для хадза и датог (хадза: 0,948 ± 0,03, n = 61; датог: 0,962 ± 0,03, n = 21; t = -2,06, p = 0,04, df = 80), а также для ираку и датог (датог: 0,962 ± 0,03, n = 21; ираку: 0,942 ± 0,033, n = 39; t = 2,42, p = 0,02, df = 58). Достоверных различий по поведенческим показателям между мальчиками-хадза и ираку не выявлено. Мальчики-хадза, по сравнению с датог, давали более высокие самооценки по вербальной агрессии (хадза: 1,93 ± 1,06, n = 54; датог: 1,30 ± 0,66, n = 20; t = 3,04, p = 0,004, df = 72) и по непрямой агрессии (хадза: 2,02 ± 1,13, n = 52; датог: 1,35 ± 0,59, n = 20; t = 2,52, p = 0,02, df = 70). Сходные поведенческие различия отмечены также между мальчиками-датог и ираку: последние отличались более высокой самооценкой по вербальной агрессии (датог: 1,30 ± 0,66, n = 20; ираку: 1,76 ± 0,85, n = 38; t = -2,30, p = 0,03, df = 56) и по непрямой агрессии (датог: 1,35 ± 0,59, n = 20; ираку: 2,08 ± 0,91, n = 38; t = -3,23, p = 0,002, df = 56).

По пальцевому индексу на обеих руках девочки-хадза, датог и ираку не различались, а вот поведенческие различия между девочками были обнаружены. Так, девочки-хадза отличались от сверстниц-ираку по частоте конструктивного разрешения конфликтов (хадза: 1,76 ± 1,60, n = 62; ираку: 2,91 ± 2,22, n = 22; t = -2,23, p = 0,04, df = 82), по частоте вмешательства в ссоры других с целью их приостановления (хадза: 1,92 ± 2,23, n = 62; ираку: 3,09 ± 2,20, n = 22; t = -2,13, p = 0,04, df = 82). Девочки-датог давали более высокие самооценки по физической агрессии, по сравнению с хадза (хадза: 1,98 ± 1,00, n = 62; датог: 2,93 ± 1,14, n = 14; t = -3,11, p = 0,003, df = 74). В свою очередь, между датог и ираку также наблюдались достоверные различия по поведению. Девочки-датог давали более высокие самооценки по физической агрессии (датог: 2,93 ± 1,14, n = 14; ираку: 1,91 ± 1,02, n = 22; t = 2,79, p = 0,009, df = 34), а девочки-ираку превосходили датог по частоте конструктивного разрешения конфликтов (датог: 1,29 ± 1,98, n = 14; ираку: 2,91 ± 2,22, n = 22; t = -2,23, p = 0,03, df = 34).

Эгалитарность хадза и неэгалитарность датог и ираку

В школе Эндомаги обучаются представители отличных друг от друга в социокультурном и экономическом плане групп. Принципиальным моментом в этих различиях

стр. 34


является эгалитарность (хадза) в противовес неэгалитарности (датог и ираку) групповых отношений, связанная с экологическими и экономическими факторами (Бутовская, Файнберг1993; Boehm 1999; Wiessner 2005). Различия в самооценках по уровню вербальной и непрямой агрессии между мальчиками-хадза и датог могут быть следствием культурных различий по использованию этих форм поведения. Для эгалитарных хадза с их "механизмами уравнивания" (Boehm 1999) - типичным способом контроля членов группы, как и для бушменов, являются высмеивание, устыжение, остракизм (Woodburn 1982; Wiessner 2005). В силу отсутствия формализованного лидерства в обществах этого типа (Lee 1979; Silberbauer 1981) у мужчин-хадза (в нашем случае у мальчиков и юношей) проявления агрессивного поведения (прежде всего физической агрессии) скорее всего не служат индикаторами статуса индивида. Вербальная и непрямая агрессия может применяться в целях контроля отрицательных, с точки зрения хадза, поступков окружающих. Дети-хадза, попав в школу, сталкиваются с радикально иными, по сравнению с привычными с детства, правилами поведения и реагируют на них в соответствии с отработанными стратегиями. На агрессию дети-хадза могут отвечать ответной агрессией и впоследствии начинают избегать бывшего противника, вместо того чтобы мириться с последним. Кроме того, дети-хадза часто прибегают к вербальной или непрямой агрессии, чтобы усовестить сверстников, ведущих себя "неправильно", с их точки зрения. Однако при условии, что те, к кому применяются подобные меры контроля социального равенства нехадза, результат зачастую оказывается обратным: вместо того чтобы устыдиться, эти индивиды пускают в ход ответную агрессию.

Девочки из Эндомаги демонстрировали менее развитые способности к урегулированию социальной напряженности, по сравнению с мальчиками; они достоверно реже примирялись друг с другом после ссоры и реже мальчиков вмешивались в ссоры сверстниц, останавливая последних. По набору этих характеристик африканские девочки более напоминали мальчиков из русской или калмыцкой выборок, исследованных нами ранее (Бутовская, Козинцев 1998; Бутовская, Тименчик, Буркова 2006; Butovskaya 2001). В первую очередь это касается поведения девочек-хадза. Кроме того, вероятно, девочки-хадза, с точки зрения европейских стандартов (LaFreniere et al. 2002), - социально менее компетентны, чем мальчики.

Как следует из литературных источников, женщины-хадза периодически вступают в браки с мужчинами из других этнических групп, например, ираку, иссансу или датог, однако чаще всего такие браки оказываются непрочными и женщины возвращаются обратно в свою группу. Обычно в качестве причины непрочности таких браков приводят независимость и самостоятельность женщин-хадза. Наши данные, относящиеся к школьникам Эндомаги, позволяют выделить еще несколько причин, усложняющих сосуществование партнеров в подобных смешанных браках. Вероятно, женщины-хадза склонны реже проявлять инициативу в разрешении конфликтов, реже выступают посредниками в урегулировании ссор окружающих, что делает их социально менее компетентными в новом этническом окружении. При этом женщины-хадза, по-видимому, не в состоянии демонстрировать должное (по меркам данной конкретной культуры) уважение по отношению к мужчинам, что также порождает психологический дискомфорт и служит поводом для конфликтов.

Девочки из разных этнических групп различались по самооценке физической агрессии: у хадза и ираку она была достоверно ниже, чем у датог. Между девочками из разных этнических групп прослеживались также различия по частоте примирения и частоте вмешательства в конфликты в качестве третьего лица (девочки-ираку делали это достоверно чаще, чем хадза). Девочки-ираку чаще примирялись по сравнению с датог. Эти данные подтверждают предположение о том, что земледельцы или агропасторалисты выработали эффективные способы контроля внутригрупповой агрессивности в условиях неэгалитарных групп, и эти способы иные, чем механизмы, пре-

стр. 35


пятствующие социальному неравенству и стимулирующие реципрокность у охотников-собирателей. В первую очередь это относится к женщинам.

Каждая культура располагает отработанными санкциями против нарушителей порядка (Wiessner 2005), однако у хадза они совершенно иные, нежели у датог или ираку. Социализация на нейтрализацию конфликтов, возможно, начинается с самого раннего возраста и фиксируется в качестве отработанных поведенческих стереотипов уже в дошкольный период. Девочки, попавшие в школу-интернат Эндомаги, продолжают следовать привычным для их культуры поведенческим стереотипам даже в ситуации длительного, весьма интенсивного и постоянного взаимодействия со сверстницами из других этнических групп.

Наши данные указывают на наличие связи между пальцевым индексом и самооценкой по физической агрессии у мальчиков-африканцев из сельской местности, представителей традиционных культур (хадза, датог, ираку и др.) (обе руки), а также между пальцевым индексом и частотой физической агрессии за предшествующую неделю у девочек (только по правой руке). Средние значения пальцевого индекса у мальчиков-хадза и ираку были достоверно ниже, чем у датог, а у девочек между этническими группами различия по пальцевому индексу отсутствовали.

В отличие от А. Бейли и П. Харда (Bailey, Hurd 2005), получивших отрицательную корреляцию между физической агрессией и пальцевым индексом у мужчин, в нашем случае для мальчиков и юношей такая корреляция оказалась положительной (преимущественно за счет мальчиков-хадза). Причины такого рода отличий нуждаются в истолковании. Одна из возможных версий состоит в том, что в нашей выборке мальчики-хадза не пытались получить для себя более высокий статус в иерархии сверстников, а старшие мальчики использовали физическую агрессию на благое дело, вмешиваясь в ссоры товарищей и прекращая их (такого рода агрессию они совершенно резонно причисляли к разряду действий третьего лица по нашей терминологии).

Как уже отмечалось выше, пальцевой индекс у мальчиков-хадза был достоверно ниже, чем у датог. Принимая во внимание тот факт, что хадза составили половину мужской выборки, полученные результаты могут отражать характерные особенности именно этой этнической группы. В данном исследовании была выявлена также отрицательная корреляция между реальной физической агрессией и пальцевым индексом у девочек (преимущественно за счет девочек-нехадза). Меннинг и его соавторы (Manning et al. 2003) показали ранее, что более маскулинный пальцевой индекс ассоциируется с аллелями гена, отвечающего за рецепторы андрогенов, содержащими меньше CAG - пар оснований в микросателлитных повторах терминального домена, а возрастающее число таких повторов приводит к формированию рецепторов с низкой чувствительностью к андрогенам. Полученные нами данные позволяют допустить, что аналогичный механизм может быть значим также и для женщин.

Наши данные свидетельствуют о том, что на самооценку и частоту агрессии, примирения и виктимизации оказывает влияние целый комплекс факторов - прежде всего пол, возраст, пальцевой индекс (отражающий особенности индивидуального морфогенеза), а также этническая принадлежность и число братьев/сестер. Эти факторы действуют по отдельности и в различной комбинации друг с другом.

Выводы

1. Школьники-хадза достоверно отличались от своих сверстников датог и ираку. Эти различия были четче выражены у девочек и в первую очередь затрагивали постконфликтное поведение (конструктивное разрешение конфликта и вмешательство в конфликты других с целью прекращения агрессии).

2. Для исследованной выборки в целом выявлен достоверно выраженный половой диморфизм по пальцевому индексу на обеих руках.

стр. 36


3. Выявлена связь между пальцевым индексом и физической агрессией. Для мальчиков-хадза зафиксирована положительная корреляция между пальцевым индексом и самооценкой по физической агрессии. Негативная корреляция между пальцевым индексом и частотой физической агрессии отмечалась для девочек-нехадза.

4. Наиболее выраженные половые различия по агрессивному и постконфликтному поведению выявлены для хадза, у ираку они практически отсутствовали, а у датог имели место в меньшем объеме, чем у хадза.

5. Фактор возраста оказывал значительное влияние на социальное поведение школьников. Но оно чаще всего проявлялось как взаимовлияние комбинации факторов: возраста и этнической принадлежности, возраста и числа братьев/сестер, возраста и пальцевого индекса.

6. Индивидуальный статус мальчиков и девочек-хадза среди одноклассников мог быть исключительно высоким. В некоторых классах именно хадза получили самые высокие рейтинги среди одноклассников.

Литература

Артемова 2004 - Артемова О. Ю. Охотники/собиратели и теория первобытности. М.: ИЭА РАН, 2004.

Буркова и др. 2006 - Буркова В. Н., Бутовская М. Л., Тименчик В. М. Кросс-культурные различия агрессивного поведения у русских и армянских школьников // Агрессия и мирное сосуществование: универсальные механизмы контроля социальной напряженности у человека / Под ред. М. Л. Бутовской. М.: Научный Мир, 2006.

Бутовская 2006 - Бутовская М. Л. Социальность как способ адаптации человека: универсальные механизмы контроля социальной напряженности и их эффективность в современном обществе // Агрессия и мирное сосуществование...

Бутовская и др. 2006а - Бутовская М. Л., Буркова В. Н., Тименчик В. М. Кросс-культурные различия в развитии моделей пост-конфликтного поведения у русских и армянских школьников // Агрессия и мирное сосуществование...

Бутовская и др. 2006б - Бутовская М. Л., Тименчик В. М., Буркова В. Н. Агрессия, примирение, популярность и отношение к школе в условиях современного мегаполиса // Агрессия и мирное сосуществование...

Бутовская, Козинцев 1998 - Бутовская М. Л., Козинцев А. Г. Агрессия и примирение у школьников младшего возраста (этологический анализ механизмов контроля социальной напряженности в человеческих коллективах) // Этнограф, обозрение. 1998. N 4. С. 122 - 139.

Бутовская, Файнберг 1993 - Бутовская М. Л., Файнберг ЛА. У истоков человеческого общества. М.: Наука, 1993.

Калиновская 1995 - Калиновская К. П. Очерки этнографии Восточной Африки. М.: ИЭА РАН, 1995.

Калиновская 1998а - Калиновская К. П. Ираку // Народы и религии мира / Под ред. В. А. Тушкова. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. С. 193.

Калиновская 19986 - Калиновская К. П. Нилоты // Народы и религии мира. С. 382 - 383.

Кобищанов 1998 - Кобищанов Ю. М. Кушиты // Народы и религии мира. С. 275 - 276.

Bailey, Hurd 2005 - Bailey A. A., Hurd P. L. Finger length ratio (2D:4D) correlates with physical aggression in men but not in women // Biological Psychology. 2005. Vol. 68. P. 215 - 222.

Björkqvist et al. 2001 - Björkqvist K., Osterman K., Oommen T. K., Lagerspetz K. M. Physical, verbal and indirect aggression among Hindu, Muslim and Sikh adolescents in India // Prevention and control of aggression and the impact of its victims / Ed. M. Martinez. Kluwer Academic / Plenum Publishers, 2001. P. 367 - 376.

Blurton Jones et al. 1992-Blurton Jones N. G., Smith L. C., O'Connel J. F., Hawkes K., Kamuzora C. L. Demography of the Hadza an increasing and high density population of savanna foragers // American Journal of Physical Anthropology. 1992. Vol. 89. P. 159 - 181.

Boehm 1999 - Boehm C. Hierarchy in the forest. Cambridge: Mass.: Harvard Univ. Press, 1999.

стр. 37


Butovskaya 2001 - Butovskaya M. Reconciliation after conflicts: ethological analysis of post-conflict interactions in Kalmyk children // Cross-cultural approaches to Research on Aggression and Reconciliation / Eds. J. M. Rimirez, D. S. Richardson. Huntington: Nova Science Publishers, Inc. 2001. P. 167 - 189.

Cronk 2000 - Cronk L. Female-based parental investment and growth performance among the Makogodo // Adaptation and human behavior / Eds. L. Cronk, N. Chagnon, W. Irons. N. Y.: Aldine de Gruyter, 2000. P. 203 - 222.

Fleming 1986 - Fleming H. C. Hadza and Sandawe genetic relations // Sprache und Geschichte in Afrika. 1986. Vol. 7. N2. P. 157 - 187.

Hawkes et al. 2001 - Hawkes K., O'Connell J., Blurton Jones N. G. Hunting and nuclear families: some lessons from the Hadza about men's work // Current Anthropology. 2001. Vol. 42. P. 681 - 709.

LaFreniere et al. 2002 - LaFreniere P. J., Masataka N., Butovskaya M., Chen Q., Dessen M. A., Atwanger K., Schreiner S., Montirosso A., Frigerio A. Cross-Cultural Analysis of Social Competence and Behavior Problems in Preschoolers // Early Education & Development. 2002. 13. P. 201 - 220.

Lee 1984 - Lee R. B. The Dobe! Kung. N. Y.: Holt Rinehart and Winston, 1984.

Manning 2002 - Manning J. T. Digit ratio: a pointer to fertility, behavior, and health. New Brunswick: Rutgers Univ. Press, 2002.

Manning et al. 2003 - Manning J. Т., BunclreclP. E., Newton D. J., Flanagan B. F. The second to fourth digit ration and variation in the androgen receptor gene // Evolution and Human Behavior. 2003, Vol. 24. P. 399 - 405.

Marlowe 1999 - Marlowe F. Male care and mating effort among Hadza foragers // Behavioral Ecology and Sociobiology. 1999. Vol. 46. P. 57 - 64.

Marlowe 2002 - Marlowe F. Why Hadza are still hunters-gatherers // Ethnicity, hunter-gatherers and the others: association or assimilation in Africa / Ed. S. Kent. Wash.: Smithsonian Institution Press, 2002. P. 247 - 275.

Meiclertsma, Kessler 1997 - Meidertsma J. D., Kessler J. J. Towards a better use of environmental resources: a planning document of Mbulu and Karatu district, Tanzania. 1997.

O'Connor et al. 2004 - O'Connor D. B., Archer J., Wu F. C. Effects of testosterone on mood, aggression and sexual behavior in young men: a double-blind, placebo-controlled, cross-over study // Jorn. Clin. Endocr. Metab. 2004. Vol. 86. P. 2837 - 2845.

Obst 1912 - Obst E. Von Mkalama ins Land der Wakindiga // Mitteilungen der Geographischen Gesell-schaftin Hamburg. 1912. Vol. 26. P. 1 - 45.

Ruhlen 1991 - Ruhlen M. A guide to the world's languages. Vol. 1: Classification. Stanford: Stanford Univ. Press, 1991.

Sands 1995 - Sands B. Evaluating claims of distant linguistic relationships: the case of Khoisan. Ph. D. dissertation. Los Angeles Univ. of California, 1995.

Sutton 1990 - Sutton J. E. A thousand years of East Africa. Nairobi: British Institute in East Africa, 1990.

Wiessner 2005 - Wiessner P. Norm enforcement among the Ju/'hoansi bushmen: a case of strong reciprocity? // Human Nature. 2005. Vol. 16. P. 115 - 145.

Woodburn 1977 - Woodburn J. The East African click languages: a phonetic comparison // Zur Sprachge-schichte und Ethnohistorie in Afrika/Ed. A. Tucher. В.: Reimer Verlag, 1977. P. 300 - 323.

Woodburn 1979 - Woodburn J. Minimal politics: the political organization of the Hadza of North Tanzania // Politics in leadership / Eds. W.A. Shack, P.S. Cohen. Oxford: Clarendon Press, 1979. P. 244 - 266.

Woodburn 1982 - Woodburn J. Egalitarian societies // Man. 1982, Vol. 17, P. 431^51.

Woodburn 1988 - Woodburn J. African hunter-gatherer social organization: is it best understood as a product of encapsulation? // Hunters and gatherers. Vol. 1: History, evolution and social change / Eds. T. Ingold, D. Riches, J. Woodburn. Oxford: St. Martin's Press, 1988. P. 43 - 64.

Опубликовано 23 декабря 2019 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1577104029 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ ДЕТИ-ХАДЗА: УСПЕШНОСТЬ АДАПТАЦИИ В МНОГОЭТНИЧНЫХ КОЛЛЕКТИВАХ СВЕРСТНИКОВ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network