публикация №1518959060, версия для печати

ОТ НЕВОЛЬНИЧЬЕГО БЕРЕГА К НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ БЕНИН


Дата публикации: 18 февраля 2018
Автор: Д. П. УРСУ
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY (номер депонирования: BY-1518959060)
Рубрика: ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ


В Западной Африке, между Нигером, Нигерией, Того и Верхней Вольтой, лежит омываемая с юга водами Гвинейского залива Народная Республика Бенин (до 1975 г. - Республика Дагомея). Ее столица - г. Порто-Ново, правительственная резиденция - г. Котону. Население - свыше 3 млн. человек. Эта страна экваториального климата представляет собой невысокое плато с высокотравной саванной, переходящее в приморскую низменность с вечнозелеными тропическими лесами. Бенин - многонациональное государство аграрного профиля, населенное преимущественно народностями дагомейцев (бенинцев), йоруба, сомба, билапила, берба и фульбе (наиболее распространенные местные языки: фон, йоруба, аджа, берба; официальный язык - французский). Частично бенинцы - христиане и мусульмане, но в основном сохраняют языческие верования.

На этой территории люди жили еще в эпоху палеолита. А к XV в. н. э., когда сюда проникли первые западные колонизаторы - португальские работорговцы, здесь уже существовало классовое общество. Местные царьки тысячами продавали европейским захватчикам своих подданных в рабство, и за страной утвердилось печальное название - Невольничий Берег.

Перенесемся теперь на пять столетий вперед. 26 октября 1972 года. Середина яркого солнечного дня. Жители Котону спрятались от тропической жары в тени пальм. К президентскому дворцу подкатывает несколько автомашин с солдатами в пятнистой форме парашютистов. Не встретив сопротивления охраны, они арестовали президента Ж. Ахомадегбе и его предшественника Ю. Мага и вывезли их в военный лагерь неподалеку от столицы (третий член управлявшего страной президентского совета С. М. Апити проводил большую часть времени в Париже). Свержение "трехголового чудовища", как называли в народе триумвират, произошло так быстро, что даже уличные торговцы, сидевшие со своим нехитрым товаром на площади перед дворцом и обычно очень чуткие к переменам, ничего не успели заметить. В три часа пополудни по радио выступил офицер М. Еереку, который заявил, что армия была вынуждена взять власть в свои руки, ибо не могла более терпеть потери государственного авторитета, беспринципной борьбы за власть между триумвирами, чиновничьей коррупции и пренебрежения интересами народа. Так в Дагомее произошел очередной военный переворот.

К тому времени небольшая страна уже приобрела печальную известность своей политической нестабильностью, установив своеобразный рекорд: после обретения ею в 1960 г. независимости 10 раз сменялся президент, произошло пять военных переворотов и столько же раз утверждались новые конституции, каждая из которых была более "демократической", чем предыдущая. Естественно поэтому, что очередная смена режима не вызвала в населении особого энтузиазма, и никто не предвидел, что новое правительство окажется наиболее прочным из всех существовавших, даст стране твердый порядок и покончит с анархией; что спустя всего три года Дагомея как бы родится заново: сменит прежнее название, введет новые государственные флаг и гимн, изберет социалистическую ориентацию развития. Ныне Народная Республика Бенин прочно занимает место в ряду стран, осуществляющих прогрессивные социально-экономические преобразования. Она развивает отношения сотрудничества с СССР и другими странами социалистического содружества, на международной арене занимает позицию решительной борьбы с происками империализма, неоколониализма и расизма.

Исторические корни происшедших тогда перемен трудно понять без обращения к прошлому мужественного и трудолюбивого народа, создавшего еще в конце XVII в. одно из самых мощных в Западной Африке централизованных государств, которое позд-

стр. 102


нее оказало героическое сопротивление европейским колонизаторам. История Дагомейского королевства известна лучше, чем прошлое многих иных африканских государств. Это объясняется наличием многочисленных письменных источников - дневников путешествий, отчетов и писем европейских коммерсантов и работорговцев на португальском, французском и английском языках. Европейские мореплаватели описали быт дагомейцев и события, происходившие в стране. Восстановить прошлое помогает и устная традиция, которая является не только ценным источником, но и формой существования общественных представлений у бесписьменных народов. В Дагомее же существовала даже официальная устная история, хранители которой каждое утро, обходя дворец в Абомее, громко повторяли генеалогию королевской династии и славили "подвиги" очередного короля1 .

Англичанин Ф. Форбс, посетивший дворец короля Дагомеи в середине прошлого века, оставил яркое описание выступлений этих "королевских бардов" на большом празднике в присутствии короля Гезо. В первый день два певца рассказывали, сменяя друг друга, историю королевства - от легендарных основателей до последнего правителя, с романтическими подробностями воспевая военные события. Следующая песнь была в честь союзницы - английской королевы Виктории, "самой славной" среди белых повелителей, равно как Гезо представлялся в этих рассказах "самым знаменитым" среди черных. Затем перед родственницами короля были исполнены песни о подвигах отрядов амазонок и снова славился Гезо - единственный в мире, у которого такая верная и отважная женская армия. Спустя два дня опять исполнялись исторические и героические песни, после чего король вручил бардам подарки. Дотошный англичанин, имевший особую слабость к денежным подсчетам, указал, что хранители королевских устных архивов - 28 мужчин и 28 женщин - получили подарков на 26 тыс. долларов2 .

Передаваемые из поколения в поколение устные предания, как выявили современные исследователи, дают достоверную картину политических событий и хронологически подтверждаются данными европейских письменных источников. Наконец, ранняя история Дагомеи известна благодаря успешной научной работе местных специалистов. Активное обращение к национальному прошлому в целях обоснования лозунгов освободительного движения привело к раннему оформлению в Дагомее своей историографии. Уже в 1920 - 1930-е годы существовал круг любителей и профессионалов, изучавших прошлое. Среди них особенно известны К. Агбо, С. Агесси, А. Акинделе, П. Хазуме, М. П. Кенум, А. Серпос Тиджани, Т. Мулеро, Г. Кити. изучение прошлого сочеталось у них с публицистической и просветительской деятельностью.

Современная западная африканистика часто обращается к истории Дагомеи в поисках материала для подкрепления различных концепций экономического и политического развития так называемых архаичных обществ. В советской историографии прошлое Дагомеи пока не привлекало к себе особого внимания: о нем еще не написаны монографии или даже статьи, имеются лишь краткие упоминания в общих работах по истории Африки. Источниковой базой для данного очерка послужили доступные нам материалы французских архивов (Отдела заморских стран Национального архива в Париже и недавно образованного Архива заморских стран в Экс-ан-Провансе), свидетельства путешественников, пресса и официальные документы. Использованы также работы африканских историков.

Когда португальцы, продвигаясь вдоль западного берега Африки на юг, основывали опорные пункты в Гвинейском заливе, главным из них стала Мина (Золотой Берег)3 . На дагомейском берегу португальцы основали форт Сан-Жоржи, возле городка Аджуда (иначе Фида, ныне Уида). К концу XVII в. здесь появились укрепленные по-


1 D. Leiden, H. Murray. Histoire des voyages et decouvertes en Afrique. T. 3. P. 1821, p. 233; M. A. Glele. Le Danxome. Du pouvoir Aja a la nation Fon P. 1974, pp. 16 - 23.

2 F. E. Forbes. Dahomey and the Dahomans. Being the Journals of Two Missions to the King of Dahomey, and Residence at His Capital, in the Years 1849 and 1850. P. 1851, pp. 40 - 44.

3 R. J. Cunha Matos. Compendio historico das possessoes de Portugal em Africa. Rio de Janeiro. 1963, pp. 84 - 86; А. М. Хазанов. Экспансия Португалии в Африке и борьба африканских народов за независимость (XVI-XVIII века). М. 1976; P. R. de Almeida. Portugal e a escravatura em Africa. Cronologia. Lisboa. 1978.

стр. 103


селения голландцев, датчан и англичан4 . Долгое время торговля между европейскими купцами и африканцами носила меновой характер: за безделушки первые приобретали золото, слоновую кость и перец, хотя португальцы не брезговали и "живым товаром". А после введения плантационного хозяйства на Антильских островах, где выращивались приносившие огромные доходы сахарный тростник и табак и где требовалось много рабочих рук, началась интенсивная торговля черными рабами из Западной Африки. К концу XVII в. ежегодно десятки тысяч закованных в цепи африканцев везли через Атлантический океан в трюмах кораблей. Одним из наиболее крупных центров работорговли стала Уида (Видах), до присоединения к Дагомее являвшаяся столицей небольшого государства. В ней доныне сохранились развалины глинобитных бараков, в которых несчастные пленники ожидали своей участи. Только в 1687 г. англичане купили на Невольничьем Берегу около 15 тыс. рабов, голландцы, португальцы и французы - еще несколько тысяч; в целом же через одну лишь Уйду ежегодно вывозилось на колониальные плантации около 20 тыс. африканцев5 .

Голландец В. Босман, посетивший Уйду в 1698 г., оставил любопытное описание увиденного им в книге, посвященной "благородным и высокочтимым господам директорам Генеральной компании Вест-Индии в Амстердаме". Он восхищается пейзажами, разнообразием растительности, рассказывает, что этот район густо населен, земля тщательно обработана, а люди трудолюбивы и если берутся за дело, то не остановятся, пока не закончат его; все жители относятся к иноземцам самым благородным и уважительным образом и предпочитают давать подарки, нежели получать6 . И тут же сообщает, что за время, пока датский корабль в порту Попо приобрел 500 рабов, он в Уиде успел купить 2 тысячи.

Многим иным европейцам эта страна тоже казалась земным раем, но скорее не ад ли это, где идет жестокая охота на людей? Такой вопрос ставит французский писатель аббат А. Ф. Прево д'Экзилъ в работе, переведенной на русский язык и изданной в конце XVIII века. Обобщая различные описания Дагомеи, он сообщает: "Все наши странствователи единогласно свидетельствуют, что страна сия есть самая прекрасная в свете. Древеса там растут красивые и превысокие,.. зеленеющиеся поля, одно от другого отделяемые или рощами, или дорогами. Часто рассеянные по оным селения составляют наиприятнейшее зрелище... Море отверсто везде пред глазами; чем далее от него, тем больше населения. Словом, точное есть здесь изображение Елисейских полей, или рая язычников. По меньшей мере так зовут оную Европцы, не розмыслив однако же, что места, где вольность человеков есть проданный товар, можно паче уподоблять аду, нежели раю"7 .

Коммерсант из Ливерпуля Р. Норрис, первым из европейцев побывавший в королевской резиденции Абомее, оставил свое описание этого путешествия. В Дагомею он прибыл в начале 1772 г. для закупки рабов и слоновой кости. "Уида, - рассказывает он, - королевство, некогда процветавшее и независимое, ныне же является приморской провинцией Дагомейской империи и расположено к востоку от Золотого Берега, между реками Вольта и Бенин"; местность, через которую проезжает путешественник, плоская и цветущая, земля почти везде обработана, всюду видны плантации фруктовых деревьев, бананов, ямса и злаков, чаще всего рощи масличных пальм; Абомей - большой город, а дворец короля занимает почти столько же места, сколько Сент- Джеймсский парк в Лондоне. Больше всего поразила английского купца королевская гвардия: она состояла из 40 женщин, вооруженных мушкетами и саблями, и 20 евнухов с железными палицами в руках8 .

Устные и письменные источники позволяют утверждать, что Дагомейская держава


4 Archives Nationales. Section d'outremer (ANSOM), Aff. Polit., 2662, 21.

5 К. Polanyi. Dahomey and the Slave Trade. An Analysis of an Archaic Economy Seattle -L. 1966, pp. 17 - 18.

6 G. Bosman. Voyage de Guinee, contenant une description nouvelle et tres- exacte de cette Cote ou Ton trouve et ou Ton trafique Tor, les dentes d'Elephant et les Esclaves etc. Utrecht. 1705, pp. 351 - 360.

7 "История о странствованиях вообще по всем краям земного круга, сочинения господина Прево в 22-х частях". Ч. 3. М. 1782, с. 266.

8 R. Norris. Memoirs du regne de Bossa-Ahadee, roi de Dahome, Etat situe dans I'Interieur de la Guinee; et voyage de I'Auteur a Abome, qui en est la capitale. P. 1790, pp. 73, 77 - 78, 105 - 107.

стр. 104


возникла в борьбе с племенным сепаратизмом и раздробленностью в XVII веке. Период короткого расцвета Дагомеи относится к первой половине XVIII века. В 1724 - 1727 гг. король Агаджа покорил небольшие государства Арда (Аллада), Сави и Уйду. Абомей стал столицей сильного государства, о котором с уважением отзывались европейские торговцы черным деревом. Вскоре ему пришлось столкнуться с могущественным восточным соседом - империей Ойо, основанной йорубами, которой дагомейские короли вынуждены были затем долгие годы платить дань. Через европейцев Дагомея постепенно втягивается в интенсивную работорговлю, что привело к глубокой деформации социально- экономической структуры местного общества и наложило специфический отпечаток на ее политический строй. С 60-х годов XVIII в. начался экономический упадок, ослабли политические связи, развернулись непрерывные войны, воцарилась нестабильность9 .

Проблема работорговли в Африке является одной из наиболее дискуссионных проблем современной африканистики. Ряд буржуазных ученых (Ф. Куртин, Д. Д. Фейдж и др.) пытается преуменьшить ее отрицательные последствия, доказывая, что в африканских обществах она существовала искони. При этом войны с захватом рабов не только не нанесли африканцам урона, но, напротив, положительно влияли на развитие местной государственности: они "служили мобилизации труда для политических и экономических нужд государства", способствовали территориальной консолидации и этнической интеграции, а разрушили лишь те общества и этнические группы, которые не создали своих политических образований10 . Американский этнограф К. Поланьи, опираясь в значительной степени на материал, собранный одним из зачинателей африканистики в США, М. Херсковицемцем11 , доказывает тезис о существовании королевской монополии на торговлю рабами: "Активной силой, которая создает и организует экономику, было государство в лице короля. Продукты питания, деньги и рынок - все это создано государством". Далее он распространяет свое положение на все архаические доклассовые общества и утверждает, что торговля, рынок и деньги возникли там гораздо позже государства как организовавшей их силы 12 . Дагомейское королевство в XVIII-XIX вв. он считает "структурой редкого совершенства", которая вызывает у него восхищение тем, как "централизованная до крайности бюрократия стала совместимой со свободой и автономией местной жизни... В то время как внешняя торговля была монополией авторитарном монархии, в сельской местности сохранилась социальная организация, которая в значительной степени стояла вне государственной сферы"13 .

С критикой данной концепции "бесклассово-архаичного общества" в доколониальной Дагомее выступили ряд африканских (М. Глеле, О. Агесси) и некоторые западные историки. Так, Р. Лоу убедительно показал, что в Дагомее никогда не существовало королевской монополии на торговлю рабами с европейцами, имели место только попытки ее установления, но безуспешные14 . На вопрос о том, следует ли считать Дагомею XVIII- XIX вв. рабовладельческим государством, в котором именно рабский труд являлся основой общественного приизводства, известный ученый М. Глеле (между прочим, потомок дагомейских королей) отвечает отрицательно. Имело место патриархальное рабство. "Рабы" (скорее зависимые крестьяне) работали вместе со свободным крестьянством на плантациях масличных пальм, принадлежащих королю, многие были слугами в домах знати и богачей, а некоторые становились даже жрецами и за-


9 С. Ю. Абрамова. Африка: четыре столетия работорговли. М. 1978; I. A. Akinjogbin. Dahomey and Its Neighbours. Cambridge. 1967, p. 202; "La traite negriere du XVe au XIXe siecle". Documents de travail et compte rendu de la Reunion d'experts organisees par I'UNESCO a Port-au-Prince, Haiti. P. 1979.

10 C. C. Wrigley. Historicism in Africa. Slavery and State Formation. "African Affairs", 1971, vol. 70, N 279, pp. 113 - 124.

11 Эта двухтомная работа о Дагомее считается в буржуазной историографии классической: M. J. Herskoits. Dahomey. An Ancient West African Kingdom. Vol. 1 - 2. N. Y. 1938. Оценку взглядов Херсковица см. С. А. Токарев. История зарубежной этнографии. М. 1978, с. 288 - 290, 301.

12 К. Polanyi. Op. cit., p. 186.

13 Ibid., p. 9. Об этой концепции см. специальный номер журнала: "Annales. Economies - Societes - Civilisations", 1974, N 6.

14 R. Law. Royal Monopoly and Private Enterprise in the Atlantic Trade: the Case of Dahomey. "Journal of African History", 1977, vol. 18, N 4, pp. 555 - 576; R. Stein. Measuring the French Slave Trade, 1713 - 1792/93. Ibid., 1978, vol. 19, N 4.

стр. 105


нимали высокое положение. В то же время часть рабов предназначалась для ритуальных жертвоприношений и еще более значительная часть военнопленных продавалась европейским работорговцам. Правда, порою крупные партии рабов использовались при строительстве государственных сооружений, например, при возведении мостов через лагуны. Само название города Котону означает "Лагуна павших". Из приводимых Глеле данных о классовой структуре дагомейского общества15 вытекает вывод о том, что там существовал вариант феодального строя, деформированного работорговлей16 .

Интерес и крайнее удивление у европейцев, посещавших Дагомею, вызывало женское войско. Рассказы о бесстрашных дагомейских воительницах широко распространялись во многих странах, обрастая фантастическими подробностями. В старинном русском толковом словаре можно прочитать: "Есть в Мурских (мурин - негр, чернокожий) странах земля, наричена Амазанитская. В ней же царствуют едины девы чистые, наричемыя амазаникы, иже храбростью и умом всех одолевают"17 . Возникшее в глубине веков, это женское войско стало особенно многочисленным в середине XIX в., как раз в правление Гезо, который узурпировал власть. Боясь заговоров, он запретил любому мужчине заходить во внутренние покои абомейского дворца, в окружении же фанатически преданных ему женщин чувствовал себя в безопасности. Колоритное описание дагомейских амазонок дал Фобе. Он рассказывает, что регулярная армия состояла из 12 тыс. солдат, в том числе 5 тыс. женщин. Все они номинально считались женами короля, жили в безбрачии, и лишь в виде награды за боевые заслуги король выдавал некоторых из них замуж. На всех церемониях король появлялся в окружении многочисленного отряда амазонок в униформе и с длинными мушкетами датского производства. Среди них различались гренадеры, карабинеры, самые храбрые - охотницы на слонов, самые юные и привлекательные - лейб-гвардия, участвовавшая в парадах. Амазонки храбро воевали и принимали также участие в танцах на празднествах под звуки тамтамов. Цвет этого воинства почти полностью погиб при осаде йорубского города Абеокуты, после чего новый король Глеле провел всеобщую мобилизацию девушек18 .

Бесстрашие дагомейских амазонок проявилось во время войны за независимость против французских колонизаторов в 1892 году. Один из французов, находившийся три месяца в плену у дагомейцев, посвятил много страниц восхищенному описанию чернокожих воительниц: "Они очень хорошо сложены, грациозны, кокетливы, как парижанки"; "черная Венера" ни в чем не уступит своей белой сестре; "старые или молодые, красивые или безобразные, все они необыкновенно колоритны, дисциплинированны и корректны"19 . Во время войны сообщения о стойкости амазонок часто помещались во французских газетах. Раненые солдаты рассказывали парижскому корреспонденту: "Они все очень молоды и довольно симпатичны, легко одеты, но хорошо вооружены. Одну из них пришлось расстрелять, так как она отказалась сдаться в плен. В бою они возбуждаются, испуская бешеные крики". Показания офицера: "Они исключительной храбрости, хорошо управляемы и дисциплинированны"20 .


15 M. A. Glele. Op. cit., pp. 155 - 165.

16 J. Suret-Canale. Economies et societes d'Afrique Tropicale. "La Pensee", 1977, N 194; E. Terray. Asante au XIXe siecle. "Annales. Economies - Societes - Civilisations", 1977, N 2; R. Law. In Search oi a Marxist Perspectives in Precolonial Africa. "Journal of African History", 1978, vol. 19, N 3.

17 Цит. по: М. О. Косвен. Амазонки. История легенды. "Советская этнография", 1947, N 3, с. 6. В. Н. Татищев полагал, что "Амазоны народ был Славенской и весьма славной у всех древних, но иногда с приумножением баснословей возпоминаемый. Они перво жили в Африке", впоследствии через Сирию и Финикию вдоль берегов Черного моря перешли в Европу, а слово "амазонка" ("без соска") объяснял соединением греческого слова "амама" (безгрудая) и славянского "жена", получилась "безтитечма жена" ("Лексикон Российской исторической, географической, политической и гражданской. Сочиненный Васильем Никитичем Татищевым". Ч. 1. СПБ. 1793, с. 38 - 39). Напомним, что женские полки были также в 1817 - 1827 гг. в армии Чаки, правителя зулусов в Южной Африке (Э. А. Риттер. Чака Зулу. М. 1977, с. 401).

18 F. E. Forbes. Op. cit., pp. 2 - 5, 42, 59 - 63; M. J. Herskоvits. Op. cit., vol. II, pp. 84 - 91; W. J. Argyle. The Fon of Dahomey. Oxford. 1966, pp. 87 - 89; B. I. Obichere. Women and Slavery in the Kingdom of Dahomey. "Revue francaise d'histoire d'outremer", 1978, N 1.

19 E. Chaudoin. Trois mois de captivite au Dahomey. P. 1899, pp. 50 - 53, 186, 309.

20 "Le Temps". 7.XII.1892.

стр. 106


Первыми из европейских колонизаторов на побережье Бенинского залива высадились португальцы. Долгое время их опорными пунктами оставались Уида, где еще в XIX в. имелся португальский гарнизон, и торговые фактории. Постепенно выросло влияние Франции. В 1863 г. она нарочно признала самостоятельность небольшого государства Порто-Ново, король которого был непримиримым врагом Дагомеи. Затем были захвачены Котону, Агуэ, Гран- Попо, и тем самым Дагомейское королевство отрезано от моря. Только через Уйду еще шла торговля, но уже не рабами, а пальмовым маслом21 . Берлинская конференция 1884 - 1885 гг. ускорила раздел Тропической Африки между империалистическими державами. На территорию у Бенинского залива претендовали французы, англичане, немцы. Военно-стратегические и экономические интересы тесно переплелись. Известен внушительный список руководителей различных колониальных обществ, комитетов, торговых фирм и банков, требовавших от французского правительства новых колониальных захватов в Африке22 .

Когда французские власти в Котону и Порто-Ново спровоцировали конфликт с Дагомеей, французский парламент весной 1892 г. ассигновал 3 млн. франков для военной экспедиции против Дагомеи. Парижские газеты помещали тенденциозно подобранные и прокомментированные материалы, чтобы создать впечатление, что агрессорами являются дагомейцы, критиковали правительство за "медлительность" и "равнодушие к нашим материальным интересам и нашему престижу"23 . К берегам Бенина подтягивались войска: отряды Иностранного легиона, батальоны сенегальских стрелков, морская пехота. Была установлена морская блокада побережья. Командующим экспедиционными войсками был назначен полковник А. Доддс (правнук англичанина и негритянки)24 . В августе французская армия начала боевые действия наступлением на Абомей. Ей противостояло войско во главе с королем Беханзином: у него было 4 тыс. воинов с устаревшими ружьями и шесть орудий. Часть вооружения была закуплена у немецких торговцев в германской колонии Того. Французская пресса помещала известия о том, что в войсках Беханзина находились многочисленные немецкие инструкторы, а некий Рихтер обучил дагомейцев пользоваться скорострельным оружием. Как факт приводился рассказ одного французского офицера о том, что в руках убитого неприятеля он увидел винтовку марки "шаспо", по номеру которой установил, что он сдал ее в Меце немцам в 1870 г., когда капитулировала армия Наполеона III25 .

Дагомейцы оказывали захватчикам отчаянное сопротивление и без боя не уступали ни клочка своей земли26 . В тылу оккупантов началась настоящая партизанская война. Когда в ноябре ожесточенные бои развернулись вблизи Абомея, обороной которого руководил сам Беханзин, дагомейцы предприняли героические усилия, чтобы задержать захватчиков: провели всеобщую мобилизацию и бросили против врага ударный отряд охотниц на слонов. Боевой дух защитников столицы поднимали ритуальными заклинаниями и танцами жрецы. Но в войске африканцев началась эпидемия оспы. К тому же оно потеряло в боях 4 тыс. убитыми и 8 тыс. ранеными 27 . 17 ноября французы захватили Абомей, дворец королей был разграблен28 . Золотой трон Беханзина был отдан союзнику французов правителю Порто-Ново Тоффе, который предоставил оккупантам 3 тыс. носильщиков. Королем Абомея поставили послушного захватчикам брата бывшего короля, оставив ему лишь небольшую территорию возле столицы. Беханзин, пять его жен, сын и дочь были отправлены в Марсель, затем в ссылку на о. Мартинику. Свою родину он больше не увидел29 .

Захваченная Францией территория некоторое время называлась Бенин. Затем "Да-


21 ANSOM, Dahomey, IV, 2.

22 C. M. Andrew, A. S. Kanya-Forstner. French Business and French Colonialists. "Historical Journal", 1976, vol. 19, N 4, pp. 981 - 1000.

23 "Le Temps", 22.IV.1892, etc.

24 ANSOM, Dahomey, V, 6.

25 "Le Temps", 16.X, 22.X, 3.XI, 11.XI.1892.

26 В. А. Субботин. Колонии Франции в 1870 - 1918 гг. М. 1973, с. 51 - 56.

27 ANSOM, Dahomey, V, 11 - 12.

28 Archives d'outremer, 42 Mi-1. В парижском Национальном музее африканского искусства и сегодня можно увидеть замечательной красоты резные колонны из этого дворца.

29 J. A. Djivo. Gbehanzin et Ago-Li-Agbo, le refus de la colonisation dans l'ancien royaume de Danxome: 1875 - 1900. Vol. 1 - 3. P. 1980.

стр. 107


гомея" возродилось как извне навязанное наименование всей колонии, хотя большая часть ее земель никогда не была под властью дагомейских королей. Вот почему прогрессивные силы, пришедшие к власти в 1972 г., отказались от названия, введенного по предложению французского министра колоний Т. Делькассе, и переименовали свою страну в Народную Республику Бенин (по народности бини, чье государство Бенин, существовавшее еще до XII в., позднее вошло в основном в состав Нигерии).

Вооруженное сопротивление населения колонии Дагомея длилось еще много лет. Борьбу с ним называли в Париже "замирением". Особенно долго сражалось с захватчиками племя бариба. Генерал-губернатор французских владений в Западной Африке в 1914 г. телеграфировал министру колоний, что посылает 600 сенегальских стрелков с белыми офицерами и артиллерию для подавления восстания на севере Дагомеи. В это же время на юге поднялось на борьбу племя холи (иначе - ахори), населявшее низменность у границы с Нигерией. Повстанцы не только выступали против притеснений со стороны колониальной администрации, но и требовали независимости. Восстание с трудом было подавлено, его вожди Мохило и Отуто-Би-Оджи высланы во Французскую Гвиану30 . Новое восстание вспыхнуло в 1915 - 1916 гг. в гористой местности Боргу. Опять последовало "замирение", население было обложено тяжелой контрибуцией31 .

Начало широкой национально-освободительной борьбы в Дагомее связано с деятельностью выдающегося патриота, первого здесь пропагандиста идей Великого Октября Луи Унканрэна (1887 - 1964 гг.). Он первым из дагомейцев окончил педагогическую школу в Сен-Луисе (Сенегал), затем учительствовал в Уиде, вскоре отличился в борьбе против злоупотреблений колониальной администрации и был вынужден скрыться в Нигерии. Вступив добровольно во французскую армию, Унканрэн был затем отправлен в Европу, но первая мировая война уже закончилась. Почти сразу рядовой 73-го батальона сенегальских стрелков был арестован за пропаганду "революционных идей" и отправлен под стражей в Дакар. Оттуда он бежал и с чужим паспортом приехал в Париж, где стал издавать газету, критикуя колониальный режим. Через несколько месяцев его схватили. Военный суд в Дакаре приговорил его к полугоду тюрьмы, затем перевел в Котону, где Унканрэна снова судили и приговорили дополнительно к трем годам заключения. Даже находясь в тюрьме, он не прекращал революционно-пропагандистской деятельности32 .

Однажды к дню 1 Мая на улицах Порто-Ново появилась листовка "Что такое Советы", в которой популярно разъяснялась сущность власти, установленной рабочими и крестьянами в далекой России: "Советы - это подлинная демократия, это народное правительство и конец обману и эксплуатации. Советы являются лучшей опорой независимости народов и прав трудящихся". Листовка призывала дагомейцев к борьбе: "Вот чему учит нас русская революция и большевизм! Народ, возьми судьбу в свои руки! Долой продажных политиков! Да здравствуют Советы!"33 . Когда в феврале 1923 г. жители Порто-Ново отказались от уплаты налогов, а в Котону забастовали портовики и строители, Унканрэн, несмотря на то, что находился в тюрьме, был обвинен в организации этого движения34 . В его защиту выступили Международная организация помощи революционерам35 , прогрессивные органы печати36 .

Десять лет (1923 - 1933 гг.) Унканрэн провел затем в Мавритании, где выступал за освобождение черных рабов (их жизнь изобразил А. де Сент-Экзюпери в романе "Планета людей"). Потом он сумел вернуться на родину. В годы второй мировой войны Унканрэн выступал как убежденный антифашист. Обвиненный в шпионаже в пользу Англии, он был схвачен в 1941 г. и военным судом в Дакаре приговорен к смерти. Его товарищи уже были расстреляны, и только случай спас ему жизнь. Но он остался


30 ANSOM, Aff. Polit., 575, 1.

31 Ibid., 2.

32 Ibid., 3056, 71; "La Depeche Africaine", 13.V.1930.

33 Л. Почивалов. Непокорный из Порто-Ново. "Правда", 2.I.1978.

34 Archives d'outre-mer, 14 Mi-1701; ANSOM, Aff. Polit., 574, 7.

35 ANSOM, Service de liaison avec les originaires des territoires franc,ais d'outre-mer (SLOTFOM), III, 95.

36 ANSOM, SLOTFOM, XIII, 1; III, 56; V, 36.

стр. 108


под надзором полиции. До последних своих дней Унканрэн оставался борцом, патриотом, просветителем народа. Когда он умер, родина устроила своему выдающемуся сыну национальные похороны37 . Еще при жизни он успел увидеть сбывшуюся мечту: 1 августа 1960 г. под гром артиллерийского салюта в Дагомее был спущен французский флаг и поднято желто-красное с широкой зеленой полосой у древка знамя независимой республики.

С первых дней существования молодое государство встретилось с огромными трудностями, порожденными 70-летним иностранным владычеством: низкий уровень производительных сил, массовая безграмотность, нищета и болезни. Сложность обстановки усугублялась тем, что пришедшие к власти лидеры буржуазных политических партий повели страну по пути капиталистического развития, проводя внутреннюю и внешнюю политику в угоду неоколониализму и международному империализму и распродавая богатства Дагомеи оптом и в розницу иностранным фирмам. Характерными чертами первого десятилетия самостоятельного развития страны были острейшая борьба за власть между беспринципными политиканами, калейдоскопическая смена военных режимов и трайбализм, возведенный в принцип государственного управления. Политическую авансцену занимали буржуазно-националистические партии, организованные по регионально-этническому признаку, каждая со своим честолюбивым лидером. Центр страны, населенный фонами и составляющий ее историческое ядро, представляла партия во главе с потомком королевской династии Ж. Ахомадегбе. Бывший учитель Ю. Мага выступал от севера с центром в г. Параку. Восточная часть, населенная йоруба и составлявшая когда- то королевство Порто-Ново, стала вотчиной С. М. Апити. Программы этих партий практически ничем друг от друга не отличались. Каждый политикан, опираясь на свою организацию, соплеменников и окруженный кликой карьеристов, мечтал побыстрее добраться до власти и запустить руку в казну. Взяточничество, коррупция, безответственность и некомпетентность правящей верхушки достигли неслыханных размеров. Избранные через четыре месяца после завоевания независимости президент Мага и вице-президент Апити никак не могли поделить между собой власть. Вечные ссоры между ними пагубно отражались на обстановке38 .

После свержения Маги его политический противник Ахомадегбе сообщил, что за три года прежнего режима государственный долг достиг 6,5 млрд. фр., а бывший президент присвоил около 3,39 млн. фр., построил себе виллу из казенных материалов, покупал за бесценок земельные участки; его друзья, бывшие министры Борна и Мама украли у государства по нескольку миллионов. Ахомадегбе открыто назвал их жуликами и бандитами39 . Но и этот "правдолюбец", как показали последующие события, тоже был далеко не безгрешным. Что касается внешней политики, то был взят курс на подчинение интересам империалистических держав, особенно Франции. Единственной антиколониальной акцией явилось изгнание из португальского форта Сан- Жоржи (как последнего колониального анклава на территории Дагомеи) его правителей, причем фашистский диктатор Португалии Салазар собирался защищать ее "исторические права" на эту заморскую территорию и на помощь своему офицеру послал туда еще одного. Это не напугало Дагомею, и 21 июля 1961 г. Сан-Жоржи был занят без единого выстрела. То был всего-навсего большой каменный дом, причем португальцы успели его поджечь, как и две автомашины в гараже40 .

В условиях ухудшавшегося экономического положения и всеобщего недовольства первое правительство независимой Дагомеи осенью 1963 г. было свергнуто армией во


37 А. Б. Летнев. Политическое пробуждение во Французской Западной Африке после первой мировой войны (1918 - 1923 гг.). "Тропическая Африка (проблемы истории)". М. 1973; J. Suret-Canale. Un pionnier meconnu du mcuvement democratique et national en Afrique (Louis Hunkanrin). "Etudes Dahomeennes", Porto-Novo, 1964, N 3; "Dictionnaire bio-bibliographique du Dahomey". T. 1. Porto-Novo. 1969, pp. 94 - 98.

38 M. A. Glele. Naissance d'un Etat Noir (1'evolution politique et constitutionnelle du Dahomey de la colonisation a nos jours). P. 1969; G. L. Hazoume. Ideologies tribalistes et nation en Afrique (le cas dahomeen). P. 1972; D. Ronen. Dahomey between Tradition and Modernity. Ithaca - L. 1975.

39 "Republique du Dahomey. Conferences publiques prononcee par S.E.M. Justin Ahornadegbe Tometin president du Conseil, chef du Gouvernement sur la gestion du gouvernement Maga, les perspectives d'avenir du Dahomey". Porto-Novo. 1964, pp. 12 - 13.

40 J. Lobman. Nad wodami Czarnej Rzeki. Dzieje krajow riad Nigrem. Wroclaw. 1973, s. 293 - 294.

стр. 109


главе с генералом К. Согло. Вскоре была разработана и одобрена на референдуме новая конституция, в январе следующего года Апити избрали президентом, Ахомадегбе стал вице-президентом и главой правительства. В ноябре 1965 г. Согло сверг и это правительство и передал власть другим гражданским деятелям, чтобы через месяц прогнать и их и установить открытый военный режим. Западные авторы, обращаясь к новейшей истории Дагомеи, выдвинули особую концепцию "преторианского государства", в котором, как в поздней Римской империи, с помощью военной силы возводились и низвергались беспринципные временщики41 . Дагомейская армия состояла всего из 1800 солдат и 1200 жандармов при 90 офицерах, но на нее тратились огромные средства, значительно большие, чем на образование и здравоохранение. Офицеры получали высокое жалованье, но и оно не удовлетворяло их стремления к роскоши. Многие из них владели крупной собственностью и участвовали в торговых операциях. Пример подавал главнокомандующий Согло, имевший обширные поместья и доходные дома в Котону, причем в них размещались даже посольство США и Американский культурный центр.

Организаторами военных переворотов постоянно были трое: единственный в стране генерал Согло, трижды свергавший гражданские правительства; в 1967 г. и в 1969 г. перевороты возглавлял майор Куандете; третьим "хроническим заговорщиком" прослыл майор Аллей, который участвовал также в колониальных войнах Франции в Индокитае и Алжире. Он возглавлял государство с декабря 1967 г. по июль 1968 г. и "прославился" своим девизом "Вино, женщины и песни". Ни один из военных не имел отчетливой социально- политической программы даже на словах. Реальными же управляющими на местах оставались одни и те же чиновники, в своем большинстве служившие еще французам. Яркое описание Дагомеи тех лет дал Ю. М. Нагибин, посетивший страну в декабре 1969 г., вскоре после очередного переворота, когда примчавшиеся из Парижа полковники низложили президента Э. Д. Зинсу. В путевых очерках он писал: "Малость и заштатность страны, по-прежнему целиком зависящей от Франции, ощущается в самом воздухе. А нынешняя политическая обстановка в Дагомее исчерпывающе характеризуется пушкинской ремаркой из "Бориса Годунова": народ безмолвствует"42 .

Между тем в офицерском корпусе зрели патриотические силы, росло недовольство хаосом в государственных делах, беспринципной борьбой авантюристов, их равнодушием к нуждам народа и проимпериалистическим курсом внешней политики. На молодых офицеров оказывали влияние передовые идеи и опыт соседних стран, шедших по некапиталистическому пути развития. В таких условиях и произошел переворот 26 октября 1972 года. Президент Кереку, выступая в январе 1978 г. на Международной конференции в Котону, отметил такие вехи процесса обновления страны с осени 1972 г.: 30 ноября 1972 г. обнародована программа национального строительства, взят курс на революционные преобразования антиимпериалистического и антифеодального характера; 30 ноября 1974 г. избран социалистический путь развития на основе идей марксизма-ленинизма; 30 ноября 1975 г. страна переименована в Народную Республику Бенин, создана Партия народной революции Бенина; 26 августа 1977 г. Национальный совет революции утвердил новую конституцию и трехлетний план экономического развития43 .

Начавшиеся преобразования, курс на строительство в перспективе социалистического общества и признание марксизма-ленинизма идеологией партии вызвали ярость местной реакции и международного империализма. Попытки свергнуть правительство Кереку силами оппозиции потерпели провал. Тогда было решено предпринять вооруженную интервенцию. 16 января 1977 г. банда наемников высадилась из транспорт-


41 A. Bebler. Military Rule in Africa: Dahomey, Ghana, Sierra-Leone and Mali. N. Y. 1975; M. Martin. L'armee et la societe en Afrique. Essai de synthese et d'investigation bibliographique. Bordeaux. 1975; S. Decalo. Coups and Army Rule in Africa Studies in Military Style. New Haven - L. 1976.

42 "Наш современник", 1971, N 5, с. 104.

43 "Ehuzu", 10.I.1978; см. также выступление члена Политбюро Партии народной революции Бенина, министра внутренних дел и безопасности М. Д. Азонхихо на торжествах в Москве по случаю 60-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции ("Правда", 7.XI.1977).

стр. 110


кого самолета в аэропорту Котону и атаковала президентский дворец, намереваясь свергнуть законное правительство и поставить у власти проимпериалистических марионеток (операция "Креветка"). Однако налетчики столкнулись с мужественным сопротивлением армии и вынуждены были с позором ретироваться. Акт международного бандитизма встретил осуждение всех прогрессивных сил мира и в Совете Безопасности ООН, пославшем на место происшествия специальную комиссию44 . Это пиратское нападение явилось серьезным испытанием политического строя НРБ и ее социалистической ориентации. Страна не только не изменила избранного курса, но еще более решительно стала проводить революционные преобразования45 . Усилилась организаторская и идеологическая работа Партии народной революции (ПНРБ), укрепились дружественные связи с СССР и другими странами социалистического содружества46 . В Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии отмечается, что она "и впредь будет последовательно проводить курс на развитие сотрудничества СССР с освободившимися странами"47 . В свою очередь, член Политбюро ЦК ПНРБ Р. В. Гезо, выступая на XXVI съезде КПСС, подтвердил "полную готовность Народной Республики Бенин укреплять и развивать сотрудничество" с СССР, "крепить совместную борьбу против политики международного империализма"48 .

Ныне в аэропорту Котону приезжего встречают огромные полотнища с лозунгом: "Наш путь - социализм, к нему нас ведет марксизм-ленинизм". Передачи последних известий по радио завершаются мелодией пролетарского гимна "Интернационал". На зданиях развеваются государственные и партийные флаги - зеленые с красной звездой и красные с золотой звездой. В Бенине национализирована собственность монополий, начата аграрная реформа, ограничена власть местных вождей, осуществлена территориально- административная реформа, введены всеобщее бесплатное образование и медицинское обслуживание, строятся первые государственные предприятия, повышены зарплата и пенсии трудящимся, стипендии - студентам49 . Страна, прошедшая исторический путь от Невольничьего Берега до народной республики, строит новую жизнь. Решимость бенинского народа является залогом успеха в достижении намеченной цели.


44 "United Nation. Security Council". Official Records, 32nd Year. Special Supplement, N 3; Report of the Security Council Special Mission to the People's Republic of Benin Established under Resolution 404(1977). N. Y. 1977.

45 Программные документы бенинской революции см.: "Рабочий класс и современный мир", 1977, N 6; M. Kerekou. Dans la voie de l'edification du socialisme. Cotonou. 1979.

46 П. И. Манчха. Актуальные проблемы современной Африки. М. 1979, с. 104 - 107; "Правда", 6.П.1980; "Ehuzu", 2.I.1980.

47 "Правда", 24. II.1981.

48 "Правда", 28.II.1981.

49 "Известия", 3.V.1980.

Опубликовано 18 февраля 2018 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1518959060 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ ОТ НЕВОЛЬНИЧЬЕГО БЕРЕГА К НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ БЕНИН

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network