публикация №1515934322, версия для печати

АНГОЛА: БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ


Дата публикации: 14 января 2018
Автор: А. М. ХАЗАНОВ
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY (номер депонирования: BY-1515934322)
Рубрика: ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ


На протяжении веков португальская колония Ангола напоминала огромную камеру, в которой тюремщикам удавалось держать скованного цепями гиганта. Но вот в феврале 1961 г. обманчивую тишину, царившую в португальской "зоне молчания", потряс взрыв оглушительной силы. Он был началом конца пятивековой истории колониальной империи. Вооруженную борьбу ангольского народа против колонизаторов возглавило "Народное движение за освобождение Анголы" (МИЛА).

Эта организация была создана в декабре 1956 г. на основе объединения нескольких левых подпольных организаций (Партия совместной борьбы, Движение за независимость Анголы, Движение за национальную независимость Анголы). То была первая политическая организация в стране, носившая подлинно массовый характер и объединившая широкие слои рабочего класса, мелких служащих, торговцев, крестьян, интеллигенции на борьбу с колонизаторами. На своих плечах она вынесла главную тяжесть борьбы против португальского колониализма, являясь единственной в Анголе политической организацией, созданной не на племенной, а на общенациональной основе. МПЛА выражало интересы всего ангольского народа, включая в себя представителей всех социальных слоев и этнических групп населения, и пользовалось также поддержкой, прогрессивно настроенной части белого населения, отлично знающего, что МПЛА никогда не отождествляло колонизаторов с португальским народом, который почти полвека находился под фашистским игом.

В 1957 г. МПЛА выпустило манифест, тайно передаваемый из рук в руки. С ним познакомилась значительная часть населения Анголы. Манифест содержал призыв к ангольскому народу подняться на борьбу "за ликвидацию империализма и португальского колониализма для того, чтобы сделать Анголу независимым государством и учредить демократическое правительство, правительство коалиции всех сил, борющихся против португальского колониализма". В нем были определены основные требования МПЛА: право народа Анголы на самоуправление, всеобщая амнистия политзаключенных, введение демократических свобод, расширение для африканцев возможностей получить образование, немедленный вывод португальских войск из Анголы, ликвидация на ее территории военных баз1 .

Этот смелый клич ангольских революционеров был услышан их соотечественниками. В феврале 1960 г. МПЛА приняло программу движения и устав. Первая состояла из программы-минимум, определившей ближайшие цели организации, и программы-максимум, посвященной строительству независимой Анголы. В программе-минимум выдвигались такие требования, как ликвидация португальского колониального владычества, защита интересов трудящихся масс, союз со всеми прогрессивными силами мира. Программа-максимум предусматривала немедленную и полную независимость страны, равенство в ней всех этнических групп, установление республиканского строя, гарантию гражданских свобод, превращение Анголы в экономически независимое, промышленно развитое, процветающее государство, контроль со стороны последнего над внешней торговлей, проведение аграрной реформы по принципу "земля принадлежит тем, кто ее обрабатывает", отмену принудительного труда, равноправие мужчин и женщин, введение 8-часового рабочего дня, ликвидацию неграмотности, создание государственной системы здравоохранения и т. д.2 . Эта программа отразила общенациональные интересы ангольского народа, прежде всего трудящихся классов ангольского общества.


1 "Democratic nouvelle", 1960, Septembre, p. 35; см. также И. Н. Олейников. Ангола. М. 1960.

2 "MPLA. Programa". Edicao do MPLA. 1966.

стр. 115


Во главе МПЛА встали опытные руководители, беззаветно преданные народу. Председателем организации стал Агостиньо Нето. Родился он в 1922 г. в дер. Кашикани (район Иколу-и-Бенгу, округ Луанда). Его отец - бедный протестантский пастор из народности амбунду, мать - сельская учительница. Окончив лицей в Луанде, Нето некоторое время работал мелким клерком в департаменте здравоохранения. Решив посвятить себя медицине, он откладывал часть своих скудных заработков, чтобы продолжить образование, и в 1947 г. уехал в Португалию, где изучал медицину: три года в Коимбрском и около двух лет в Лиссабонском университетах. В то же время он начал писать стихи, в которых шла речь о тяжелых условиях жизни народа, изнывавшего под бременем чудовищного и парализовавшего всякое духовное и экономическое развитие колониального господства. В ранних стихах Нето политическая тема звучала еще приглушенно. Однако уже достаточно ощутимыми были волнующие душу поэта социальные проблемы, раздумья над которыми выплескивают раскаленные, как угли, дышащие гневом и болью стихотворные строчки.

В годы учения в Коимбре и Лиссабоне Нето активно включается в деятельность литературно-общественных кружков, созданных обучавшимися в Португалии молодыми африканскими интеллигентами. Он был одним из основателей журналов "Mensagem" и "Cultura", публиковавших стихи молодых ангольских поэтов, в которых звучали чувства боли, тоски и вместе с тем гордости за свою родину и которые призывали восстановить истинные ценности африканского общества. Вместе с А. Кабралом, В. Кабралом, М. ди Андради, М. душ Сантушем и другими будущими руководителями освободительного движения в португальских колониях, обучавшимися в ту пору в Португалии, Нето в 1949 г. принял участие в основании "Дома Африки" в Лиссабоне и был избран в его состав. В 1951 г. Нето собирал подписи под Стокгольмским воззванием в защиту мира, но, когда однажды он постучался в один из особняков в пригороде Лиссабона, то слишком поздно заметил, что хозяин обут в полицейские сапоги. Так Нето впервые угодил в страшную салазаровскую тюрьму Кашиас около Лиссабона, из которой ему удалось выйти только спустя три месяца.

Возобновив политическую деятельность, Нето вскоре избирается представителем молодежи португальских колоний при Движении португальской молодежи (МУД-жувенил). Члены МУД-жувенил вели широкую политико-пропагандистскую работу, распространяли листовки с текстами речей генерального секретаря Португальской компартии (ПКП) А. Куньяла и других руководителей антифашистского движения в Португалии. Деятельность в секциях МУД-жувенил явилась для Нето отличной школой политической и организационной работы. В феврале 1955 г. во время заседания студенческой комиссии Нето был вновь арестован тайной политической полицией (ПИДЕ). Салазаровское гестапо бросило его в тюрьму в г. Порту, где он находился 10 месяцев прежде, чем суд приговорил его к полуторагодичному заключению. Но к тому времени имя Нето становится уже всемирно известным. Началась международная кампания в защиту его жизни и свободы, в которой приняли участие многие видные писатели и деятели культуры. В 1957 г. было опубликовано коллективное письмо, подписанное Ж. П. Сартром, Ф. Мориаком, Л. Арагоном, С. де Бовуар и другими, в котором они потребовали освобождения Нето. В его защиту выступили также кубинский поэт Н. Гильен, мексиканский художник Д. Ривера и т. д. В результате этой широкой кампании удалось добиться досрочного освобождения Нето - случай в фашистской Португалии беспрецедентный.

Будучи в заключении, Нето не прерывал литературно-общественной деятельности. Из глубин салазаровского застенка проникали на волю его страстные, зовущие к борьбе стихи. По словам одного из биографов Нето, эти стихи "опрокинули стену молчания, воздвигнутую Португалией вокруг тех репрессий, которые она обрушила на демократов в метрополии, и жестоких преступлений, совершавшихся ею в колониях"3 . В 1958 г. Нето окончил университет, получив диплом доктора медицины, и тогда же женился на португалке. В том же году он стал одним из основателей подпольного Антиколониального движения (МАК), объединившего в своих рядах патриотов из всех португальских колоний. В конце 1959 г. Нето с семьей вернулся на родину, возглавил МПЛА, одновременно занимаясь врачебной практикой.


3 A. Neto. Sagrada esperanca. Lisboa. 1974, p. 16.

стр. 116


Условия для подпольной работы в Анголе в ту пору были невероятно трудными. Салазаровская полиция активизировала кровавый террор. 8 июня 1960 г. во врачебный кабинет Нето в Луанде явился лично директор ПИДЕ. Много лет спустя Нето вспоминал: "Он вошел в мой кабинет и спросил доктора Нето. "Это я"... Дело было вечером, и у меня было много клиентов. Когда меня вывели и посадили в полицейскую машину, они окружили ее, но не решались протестовать. Лишь моя жена вступила в спор с полицией... В тюрьме меня не били, но не давали мне спать в течение четырех дней и четырех ночей. Я пробыл там три месяца"4 . После ареста Нето жители его родной и соседних деревень направились к местным властям в Катете, требуя освобождения своего земляка. Однако эту мирную демонстрацию встретили пулями: 30 человек были убиты и около 200 ранены. На следующий день солдаты ворвались в Кашикани, устроили здесь кровавую бойню, а затем подожгли деревню. Боясь последствий, которые могло иметь присутствие Нето (хотя бы и заключенного) в Анголе, ПИДЕ перевела его сначала в тюрьму в Лиссабоне, а затем на Острова Зеленого Мыса, где он содержался под строгим надзором полиции. В это время Нето избирается почетным председателем МИЛА. Попытки обезглавить освободительную борьбу ангольского народа путем репрессий, арестов и убийств его лидеров не могли уже сдержать начавшейся антиколониальной бури.

Осенью 1961 г. Нето снова подвергся аресту и был помещен в лиссабонскую тюрьму Алжубе за то, что показывал некоторым друзьям журнальную фотографию, на которой улыбающиеся перед фотокамерой португальские каратели держали в руках кол с насаженной на него головой ангольца. Во всем мире снова началась кампания за освобождение Нето. Журнал "Presence africaine", издающийся во Франции, в специальном номере, посвященном Анголе, писал: "Этот перевод доктора Нето в Лиссабон и это его новое заключение... заставляют его семью и друзей опасаться самого худшего. В самом деле, всего можно ждать от полиции Португальского государства, ибо никакие принципы, угрызения совести или простая человечность никогда не мешали этим лакеям совершать преступления и убийства... Для того, чтобы не допустить увеличения числа тех, кого португальская диктатура принесла в жертву ради сохранения своей власти, необходимо мобилизовать общественное мнение в поддержку Агостиньо Нето и всех черных и белых, которые томятся в тюрьмах Португалии"5 . Для такого рода опасений имелись основания. Несмотря на то, что у Нето в тюрьме появились признаки быстро прогрессирующего туберкулеза, палачи отказали ему в какой-либо медицинской помощи.

К тому времени Нето уже приобрел мировую славу как крупнейший ангольский поэт. Его стихи были переведены на многие языки мира и вошли в антологию африканской поэзии. Стихотворения Нето (в том числе и советские издания: "Стихи поэтов Африки". М. 1958; "Взглядом сердца". М., 1961), как набат, звали ангольцев и всех честных людей мира на священную борьбу против португальского колониализма. Протесты международной общественности вынудили фашистские власти выпустить Нето в 1962 г. из тюрьмы, но он должен был жить в Португалии под надзором полиции. Однако с помощью друзей из МПЛА Нето вскоре осуществляет остроумно задуманный план побега и вместе с семьей перебирается в Леопольдвиль (Конго), где в то время находилась штаб-квартира МПЛА.

С тех пор он непрерывно руководит революционной деятельностью МПЛА. Под его руководством оно стало политическим авангардом освободительного движения в Анголе. Еще в январе 1960 г. делегаты МПЛА присутствовали на Второй всеафриканской конференции в Тунисе. В апреле того же года МПЛА направило своих представителей на Международную конференцию солидарности в Конакри и впервые получило международную известность в качестве ангольской патриотической организации. В июне МПЛА обратилось к правительству Португалии с призывом вывести свои войска и администрацию из колонии, предоставить ей независимость и мирным путем решить ангольскую проблему. Однако Салазар ответил на это обращение усилением репрессий. В опубликованном 12 июля 1960 г. коммюнике МПЛА обратило внимание мировой общественности на преступные меры португальских колонизаторов


4 "Novembro" (Luanda), vol. 1, N 2, 10.XII.1976, p. 8.

5 Цит. по: A. Neto. Op. cit. (Prefacio), p. 23.

стр. 117


в Анголе (массовые аресты, бандитские налеты на африканские кварталы Луанды и других городов, систематическое намеренное отравление продуктов, продаваемых африканцам, и т. д.)6 . В этих условиях в декабре 1960 г. руководство ШЛА объявило о своем решении начать вооруженную борьбу против португальского колониализма, признав ее единственно возможным путем получения независимости7 .

4 февраля 1961 г. в Луанде вспыхнуло восстание, положившее начало 13-летней вооруженной борьбе патриотов с колонизаторами, в огне которой и родилась затем независимая Ангола. Восставшие совершили вооруженное нападение на гражданскую и военную тюрьмы, полицейское управление и правительственную радиостанцию8 . Но эти атаки были отбиты. Повстанцы понесли потери: 94 человека были убиты и несколько сот ранены. 15 февраля произошла новая вспышка восстания, которая также была потоплена в крови. Тем не менее февральские события в Луанде явились сигналом для народного восстания в северных районах Анголы, вспыхнувшего в марте в округах Северная Кванза, Маланже, Кабинда.

Двумя "китами", которые поддерживали и охраняли португальскую колониальную империю, содрогавшуюся под мощными ударами освободительного движения, были НАТО на Западе и "дьявольский союз" белых расистских режимов в Африке. Именно огромная помощь империалистических и колониалистских сил помогла Салазару отбить первый натиск вооруженного восстания в Анголе. Неблагоприятным фактором для освободительного движения явился также раскол в национально- освободительном движении Анголы. Колонизаторы через свою агентуру всевозможными средствами пытались помешать объединению усилий двух ангольских политических организаций - МПЛА и Союза народов Анголы (УНА). Между этими организациями существовали разногласия. Если МПЛА выступало за независимость Анголы, установление национального единства страны и демократические реформы, то УПА не имел четкой политической программы. Его руководители во главе с Х. Роберто в апреле 1962 г. провозгласили себя Временным правительством Ангольской республики в изгнании (ГРАЕ) и обосновались в Леопольдвиле (Киншасе). Организация Роберто была сформирована по племенному и религиозному признакам и объединила в своих рядах главным образом протестантов народности баконго. В основу организации и деятельности УПА была положена идея племенного сепаратизма.

Еще в 1957 г. группа ангольских эмигрантов-баконго, требовавших восстановления средневекового королевства Конго, создала в Конго (нынешнем Заире) Союз населения Северной Анголы (УПНА). Эта организация настаивала на признании Португалией суверенитета королевства Конго и отделении его от Анголы. Она направляла петиции в ООН от имени "суверенного королевства Конго". В ноябре того же года лидеры УПНА решили отправить за границу своего представителя, который мог бы говорить от их имени в ООН и вести переговоры с африканскими лидерами. Выбор пал на Роберто, племянника лидера УПНА Мануэля Барруша Некака. Родился Роберто в 1923 г. в Сан- Сальвадоре и получил свое имя в честь крестившего его английского миссионера-баптиста. Два года спустя родственники перевезли его в Бельгийское Конго (Заир). Окончив английскую миссионерскую школу в Леопольдвиле, Роберто в 1939 - 1956 гг. работал мелким клерком. В 1958 г. в качестве представителя УПНА Роберто прибыл в Аккру (Гана), где присутствовал на Всеафриканской конференции, организованной К. Нкрумой и Дж. Пэдмором. Там после бесед с этими видными африканскими лидерами Роберто заявил об отказе от борьбы за восстановление королевства Конго и объявил себя руководителем всеангольского освободительного движения. Тогда же он переименовал Союз населения Северной Анголы в Союз народов Анголы. Однако эта организация на деле осталась связанной главным образом с протестантами-баконго.

В сентябре 1959 г. Роберто посетил США и присутствовал на XIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Он путешествовал с гвинейским паспортом и одно время работал в миссии Гвинеи в ООН. К тому времени Роберто был уже законченным поли-


6 "Известия", 3.VIII.1960.

7 "MPLA. 18 anos de luta. 1956 - 1974". S. 1. S. d., p. 5.

8 "Unidade Angolana", 4.II.1962; R. Pelissier. Resistance et revoltes en Angola (1845 - 1961). Lille. 1976, p. 1237.

стр. 118


тическим авантюристом и интриганом, готовым продать за хорошую цену и родину, и совесть, и честь. Через Американский комитет но Африке, возглавлявшийся протестантским священником Дж. Хаузером, Роберто расширил свои контакты в США и получил финансовую и иную поддержку от американских протестантских групп и миссионерских обществ. На беспринципного авантюриста обращает внимание ЦРУ, которое с 1962 г. стало финансировать организацию Роберто. Вашингтон сделал на него ставку, не без оснований считая его "своим человеком в Анголе". Несколько позже США даже оказывали нажим на Португалию с целью заставить ее пойти на переговоры с Роберто о "мирном достижении самоуправления"9 .

Опираясь на помощь своих империалистических покровителей, главари УНА, сменившего в марте 1962 г. свое название на Фронт национального освобождения Анголы (ФНЛА), принесли национальные интересы в жертву своим честолюбивым амбициям и повели яростную борьбу против МПЛА. В период, когда в Конго (Заир) правительство возглавлял С. Адула, состоявший в дружеских отношениях с Роберто, последний, пользуясь этими связями, устроил кампанию саботажа и репрессий против МПЛА. Оружие, поступавшее из других африканских стран для бойцов МПЛА, задерживалось в Конго. Осенью 1963 г. правительство Адулы запретило орган МПЛА "Unidade Angolana". Многие руководящие деятели МПЛА были брошены в тюрьмы, некоторых подвергли жестоким пыткам. Кампания преследований МПЛА, организованная Роберто и конголезскими властями, достигла кульминации, когда в ноябре 196Е г. по решению правительства Адулы в Леопольдвиле была закрыта штаб-квартира МПЛА и запрещена его деятельность в Конго (Заире). Руководству партии пришлось перенести место пребывания своего штаба в Браззавиль. После прихода к власти Чомбе Роберто стал сотрудничать с ним и даже предоставил в его распоряжение свои отряды для подавления освободительного движения в Конго.

Положение МПЛА стало особенно затруднительным, когда ГРАЕ признали наряду с Конго (Заиром) еще 11 афро-азиатских государств. В августе 1963 г. совещание министров иностранных дел стран - членов Организации африканского единства (ОАЕ) в Дакаре рекомендовало всем африканским странам признать временное правительство Роберто. Однако с течением времени стали очевидными предательская роль Роберто в освободительном движении Анголы и его тесные связи с империалистическими кругами. По мере того, как все больше становились известными факты пособничества Роберто португальским колонизаторам, его прямая помощь операциям войск Чомбе против конголезских патриотов и его небескорыстные контакты с американцами, отношение прогрессивной мировой общественности к ФНЛА стало круто меняться. ОАЕ создала специальную комиссию для изучения положения в освободительном движении Анголы. В феврале 1968 г. Совет министров ОАЕ на сессии в Аддис-Абебе единогласно принял решение рекомендовать всем африканским странам пересмотреть вопрос о признании ГРАЕ. Международная конференция в поддержку народов португальских колоний и юга Африки, состоявшаяся в 1969 г. в Хартуме (Судан), обратилась ко всем правительствам мира с призывом признать подлинным законным представителем народа Анголы МПЛА. Да и в самой организации Роберто нарастало недовольство предательской политикой ее руководства, следствием чего явился уход из ФНЛА многих ответственных деятелей, а также восстание против Роберто его бывших сторонников на военной базе в Кинкузу в марте 1972 года.

В то время как группировка Роберто переживала серьезный кризис и ослаблялась внутренними распрями, авторитет и сила МПЛА непрерывно росли. В середине 60-х годов ангольские патриоты, руководимые МПЛА, активизировали вооруженную борьбу против колонизаторов. Вся территория страны была разбита на шесть военно-политических районов. В мае 1966 г. МПЛА открыло обширный Восточный фронт борьбы с колонизаторами на границе с Замбией. Бойцы МПЛА в этом районе постоянно нападали на португальские коммуникации, подрывали мосты. Тогда же был значительно усилен военными кадрами и оружием Северный фронт (первый военно- политический район - округа Луанда, Северная Кванза, Уиже и Зайри). "Движение, которое руководит борьбой за освобождение ангольского народа, выдвинуло лозунг:


9 "The African Communist", 1972, N 51, p. 118; R. Gibson. African Liberation Movements. L. 1972, p. 226.

стр. 119


"распространить вооруженную борьбу на всю национальную территорию, - заявил Нето, выступая на пресс-конференции в Браззавиле в январе 1967 года. - Мы гордимся тем, что в течение года, который только что закончился, борьба нашего народа отмечена крупными успехами, которые позволяют предсказать, что в ближайшем будущем всеобщее восстание населения приведет к окончательной победе над колонизаторами"10 .

В 1967 г. МПЛА активизировало военные действия на севере и востоке страны. В этом же году было впервые проведено расширенное совещание Руководящего комитета освобожденного района на Восточном фронте. МПЛА приходилось не только бороться с оружием в руках с португальскими колонизаторами, но и преодолевать сопротивление предателей ангольского народа, прежде всего сторонников Роберто. Весной 1967 г. большая группа, состоявшая в основном из членов МЦЛА, возвращалась в Анголу из Конго (Браззавиль), выполняя важную миссию по доставке материальной помощи бойцам первого военно- политического района. 2 марта, ослабленная голодом, болезнями и вооруженными стычками, эта группа была атакована войсками Роберто. Немногие оставшиеся в живых выполнили поручение МПЛА, а 20 патриотов попали в руки Роберто и были зверски убиты. Среди них оказались пять девушек, в том числе Д. Р. ди Алмейда, руководительница Организации ангольских женщин (ОМА) - секции МПЛА. 2 марта, день героической гибели руководительниц ОМА от рук изменников из ФНЛА, ежегодно отмечается ныне в независимой Анголе как День ангольской женщины11 .

В январе 1972 г. МПЛА организовало вооруженное восстание в юго-западном районе страны, в Кунене. Здесь патриоты действовали совместно с повстанческими отрядами из Намибии, где проживали тысячи ангольцев, завербованных СВАПЛА (Ассоциацией по вербовке туземной рабочей силы Юго-Западной Африки). События на юге Анголы вызвали столь сильное беспокойство колонизаторов, что туда прибыл генерал-губернатор колонии Р. Ваз. По его приказу в этот район были срочно переброшены тысячи солдат, полицейских, агентов секретной службы, специалистов по "психологической войне". Несмотря на эти меры, а также помощь южноафриканских расистов, португальские колонизаторы не смогли противостоять натиску патриотов, освободивших значительную территорию на юге страны. Руководство МПЛА в специальном обращении приветствовало смелые действия патриотов юга Анголы и Северной Намибии и призвало их к продолжению борьбы12 .

В боях против португальских карателей МПЛА применяло тактику, заимствованную, в частности, у Фронта национального освобождения Алжира. Оно использовало главным образом методы партизанской войны. Военные силы МПЛА были разбиты на мобильные партизанские отряды по 30 человек, из которых для отдельных операций формировались колонны численностью до 150 человек. Партизаны нападали на португальские гарнизоны, устраивали засады, разрушали мосты, перерезали коммуникации, а впоследствии стали совершать налеты на хорошо укрепленные опорные пункты, города, фермы и железнодорожные станции, захватывали их и оставляли там свои гарнизоны. Бойцы МПЛА получали значительную помощь от местного населения, которому разъясняли смысл происходившей борьбы. К 1974 г. в Анголе уже существовали обширнейшие районы, куда португальцы не решались проникать иначе, как большими военными формированиями.

"Развернуть длительную народную революционную войну, распространить ее на всю национальную территорию и вовлечь в нее города, в которых уже ведется интенсивная подпольная работа и которые должны быть взяты на последней фазе войны"13 , - так еще в 1968 г. определил Нето стратегию вооруженной борьбы МПЛА.


10 "Novembro", vol. 1, N 2, 10.XII.1976, p. 11; см. также: М. де Падуа. Война в Анголе. М. 1965; А. М. Xазанов. Политика Португалии в Африке и Азии. М. 1967; Ю. С. Оганисьян. Национальная революция в Анголе. М. 1968.

11 "Novembro", vol. 1, N 2, 10.XII.1976, p. 11. Д. Р. ди Алмейда была одной из зачинательниц патриотического женского движения. Она училась в Бразилии и США, после возвращения на родину активно включилась в национально-освободительную борьбу. В 1963 г. была одной из создательниц организации ангольских женщин в Киншасе, а позже стала секретарем медицинской секции ОМА.

12 "La victoire est certaine", 1972, Septembre - Octobre, N 2, p. 5.

13 "MPLA. 18 anos de luta. 1956 - 1974", p. 1

стр. 120


В годы вооруженной борьбы МПЛА имело двойную военно-политическую структуру, соответствовавшую двум главным целям организации: освобождению страны от ига колониализма и империализма и строительству нового ангольского общества (не дожидаясь получения от Португалии независимости). Высшим органом МПЛА была Национальная конференция, на которой были представлены делегаты от местных отделений организации. Но, учитывая условия вооруженной борьбы, которые могли помешать присутствию многих делегатов, а также огромные расстояния, которые надо было пройти пешком делегатам, и связанный с этим риск, созыв конференций считался делом трудным. Поэтому была введена такая практика: конференция передавала свои функции Национальному руководящему комитету из 40 членов. Исполнительная власть принадлежала избираемому этим комитетом из своей среды Военно-политическому координационному комитету (пять членов), во главе которого стоял Нето. Этот комитет и осуществлял практически руководство всей военно-политической деятельностью МПЛА. Отделения МПЛА в военно-политических районах возглавляли региональные руководящие комитеты. Они формировались из представителей "комитетов действия" зон, секторов и деревень, а также массовых организаций МПЛА и регионального военного командования.

Региональное военное командование не было, однако, чисто военным по своему составу. Оно включало в себя и политкомиссаров, сыгравших исключительно важную роль в освободительной войне ангольского народа и являвшихся представителями МПЛА в партизанских отрядах. Их задачи сводились к тому, чтобы проводить политическую линию МПЛА, а также политико- воспитательную работу среди партизан и местного населения, обеспечивать дружественные отношения между партизанами и крестьянами, помогать жителям освобожденных районов в строительстве нового общества. Партизанские штабы, центры революционного обучения, массовые организации (Организация ангольских женщин, Национальный союз трудящихся Анголы, медицинские службы и другие) дополняли действия друг друга.

Освободительная борьба исторически началась в первом военно-политическом районе Анголы. Поскольку колонизаторы придавали ему важнейшее стратегическое и экономическое значение (здесь находится столица Луанда, а также кофейные и хлопковые плантации), они сосредоточили тут подавляющую часть своих войск. Поэтому МПЛА не смогло добиться в этом регионе значительного военного успеха. Гораздо большего МПЛА удалось достичь во втором районе (Кабинда), где была освобождена часть территории, хотя нефтяные месторождения оставались вне зоны досягаемости партизан. В основу стратегии МПЛА была положена задача создания новых и расширения прежних освобожденных зон. К 1974 г. они имелись в трех из шести военно- политических районов с населением почти в 1 млн. человек и составляли треть территории Анголы. Они находились в Северной Кванзе, Кабинде, Мошико. Как указывалось в документах МПЛА, выражение "освобожденные зоны" не означало, что из этих районов были полностью изгнаны колонизаторы. То были зоны, где шли сражения между португальскими войсками и партизанами и где МПЛА принадлежала военно-стратегическая инициатива. Португальские гарнизоны были заперты в городах и казармах и осмеливались делать вылазки только под прикрытием самолетов и вертолетов.

В освобожденных зонах народ, сбросив под руководством МПЛА колониальный гнет, приступил к строительству нового общества. На этих территориях вводился принцип самоуправления. Органами народной власти стали создаваемые МПЛА Комитеты действия. Когда партизанский отряд освобождал деревню, "прежде всего устраивался митинг, на котором политкомиссар отряда разъяснял крестьянам смысл и цели борьбы, которую вело МПЛА, призывал организовать самоуправление, чтобы эффективно решать свои проблемы и помочь патриотам в их борьбе за освобождение. После этого из числа жителей деревни избирался Комитет действия в составе пяти членов (председатель, заместитель председателя, секретарь, казначей и советник). Первое время Комитеты действия возглавляли традиционные вожди-феодалы. Но постепенно благодаря пропагандистской работе политкомиссаров МПЛА крестьяне начали понимать, что традиционные вожди имеют чуждые народу классовые интересы, и в дальнейшем в члены комитетов стали выдвигать своих наиболее активных и сознательных

стр. 121


представителей. Комитеты действия избирались на неопределенный срок. В случае, если крестьяне были недовольны деятельностью комитета, они могли обратиться к политкомиссару МПЛА, который созывал крестьян на митинг, где обсуждалась работа комитета, и тогда жители деревни могли принять решение о проведении новых выборов14 .

Комитеты действия были формой народной власти крестьян в освобожденных зонах, ячейкой будущей народно-демократической власти. Они заменили колониальную власть до такой степени, что регистрировали даже акты гражданского состояния. Комитеты действия были ответственны за сельскохозяйственное производство, за организацию и работу "народных магазинов", за обеспечение крестьян необходимыми продовольственными и промышленными товарами, за медицинское обслуживание населения. В их обязанности входило налаживание снабжения партизан продуктами и медикаментами, а также необходимой им информацией об особенностях соответствующего района, о передвижениях и действиях войск противника15 .

Вначале крестьяне требовали от МПЛА постоянного присутствия в их деревнях партизанских отрядов для защиты от вторжений колониалистских войск. Но постепенно МПЛА, разъясняя крестьянам, что постоянное присутствие его бойцов в деревнях распылило бы вооруженные силы и свело на нет партизанскую войну, подготовило необходимые условия для организации в сельской местности отрядов народной милиции. Под руководством бойцов МПЛА эти отряды самообороны обучались приемам пользования оружием, рыть траншеи и окопы, маскировать деревни таким образом, чтобы они не были видны с самолетов. Овладев основами военной тактики, отряды народной милиции взяли на себя защиту деревень, особенно во время полевых работ. Были организованы ночное патрулирование и охрана деревень вооруженными часовыми, которые должны были предупреждать о внезапном нападении врага. Для обеспечения надежной самообороны жители деревень постоянно обращались к МПЛА с просьбой предоставить им как можно больше оружия16 .

Кроме чисто военных аспектов борьбы с колонизаторами, МПЛА придавало большое значение духовной деколонизации ангольского общества. В освобожденных зонах действовала сеть бесплатных медицинских учреждений, проводились массовые вакцинации населения против различных эпидемий. Особое внимание обращалось на создание школ и распространение грамотности. Были подготовлены школьные учебники на местных языках. Важным событием стало появление Ангольского института и двух школ в Долизи (Народная Республика Конго), около границы с Кабиндой. Среди населения освобожденных районов проводилась широкая политико- воспитательная работа. Нето подчеркивал, что МПЛА вносит свой вклад в "ликвидацию невежества, болезней и примитивных форм социальной организации"17 .

Уже в годы вооруженной борьбы разрабатывались основы нового законодательства, по которому практически жило население освобожденных районов. В свод законов были включены положения традиционного права и положения, определяющие права и обязанности членов нового общества в свободной Анголе. Оценивая итоги 11-летней вооруженной борьбы, Нето заявил в июне 1972 г.: "Существует факт, который нельзя игнорировать. Он состоит в том, что МПЛА - это непобедимая сила, составляющая надежду всех ангольцев, а также политическую и военную основу для получения нашей независимости. В сознании мужчин и женщин и даже детей и стариков нашей страны существует уверенность, что мы добьемся независимости и завершим эту героическую фазу нашей истории. Та долгая борьба, которую мы ведем, несмотря на все трудности, не может кончиться ничем другим, кроме как полной победой нашего народа"18 .

Военные неудачи португальских войск в Анголе достигли таких масштабов, что вызвали огромную озабоченность и страх в Лиссабоне. Опираясь на широкую поддержку союзников по НАТО, Португалия постоянно заботилась о наращивании военных усилий, стремясь подавить освободительное движение. Только с 1967 по 1970 г.


14 Ibid., p. 13.

15 Ibid., p. 14.

16 Ibid.

17 Ibid., p. 6.

18 "Vitoria ou morte", Mai - Juin, 1972, p. 9.

стр. 122


ассигнования на сухопутные силы в Анголе увеличились с 533 млн. до 1301 млн. эскудо, то есть почти втрое19 . В ноябре 1967 г. Лиссабон ввел закон о призыве на военную службу коренных жителей "заморских провинций". Кроме того, португальцы приступили к созданию специальных отрядов военной милиции из африканцев и "корпуса гражданской обороны" из белых поселенцев. В то же время колонизаторы применяли и замаскированные методы борьбы против сил национального освобождения. Это далеко рассчитанное маневрирование колонизаторов выразилось, в частности, в том, что они пошли на признание права ангольского народа на национальную культуру, а также на расширение его участия в общественной жизни страны. Так, ангольцы были допущены к участию в Национальном собрании и Законодательном совете Анголы. Португальцы не препятствовали также увеличению сети школ и больниц в стране. Однако уступки, на которые вынуждена была согласиться Португалия под нажимом народной войны, ни в коей мере не изменили сущности колониального режима. В заявлении, опубликованном в мае 1971 г., МИЛА подчеркнуло: "Португальские колонизаторы были вынуждены сделать уступки политического характера ангольскому народу. Это демагогические уступки. Они никогда не могут распространиться на главные цели нашей борьбы"20 .

Большой вред освободительному движению в Анголе и других португальских колониях нанесли маоисты, под эгидой которых возникли раскольнические группы и организации. В марте 1966 г., на конференции в местечке Муангаи (округ Мошико) была создана пропекинская организация, названная Национальный союз за полную независимость Анголы (УНИТА); ее возглавил вышедший в июле 1964 г. из ГРАЕ Ж. Савимби. Эта организация, в которую входят главным образом представители народности овимбунду и которая имеет мелкобуржуазную социальную природу, с самого начала стала проводить левоэкстремистскую политику. В 1968 г. Савимби заявил: "УНИТА еще в 1966 г. преисполнился решимости идти по пути, указанному Председателем Мао Цзэ-дуном"21 . Главари УНИТА были частыми гостями в посольстве США в Лусаке (Замбия). Когда одного замбийского журналиста, автора статей об УНИТА, спросили, как можно установить контакт с его лидерами, он ответил, что легче всего это сделать через американское посольство. Деятельность УНИТА и других соглашательских организаций подрывала единство антиколониальных сил, раскалывала национально-освободительное движение в Анголе и играла на руку колонизаторам, использовавшим разобщенность этих сил в своих интересах. Как указывалось в заявлении МПЛА в 1971 г., главная цель УНИТА - "проведение систематической работы для саботажа борьбы нашего народа, попытки демобилизовать население вредными трайбалистскими и расистскими лозунгами"22 .

С самого возникновения МПЛА вело настойчивую борьбу за объединение всех патриотических сил и создание единого фронта освободительного движения. Особенно большое значение руководство МПЛА придавало задаче объединения с УПА. 8-я сессия Совета министров ОАЕ (июль 1971 г.) отказала ГРАЕ в признании и назначила комиссию по примирению обеих организаций, ФНЛА и МПЛА, в составе представителей Республики Заир, Конго (Браззавиль), Танзании и Замбии. При посредничестве этой комиссии 8 июня 1972 г. в Браззавиле состоялась встреча Нето и Роберто. Лидеры МПЛА и ФНЛА выразили тогда "стремление положительно ответить на призыв ОАЕ к единству"23 и 13 декабря 1972 г. в Киншасе подписали соглашение об объединении МПЛА и ФНЛА. Но по вине руководства ФНЛА это соглашение оказалось клочком бумаги. События последних лет существования колониального режима в Анголе наглядно показали, что трайбалистские организации ФНЛА и УНИТА все более превращались в инструменты политики империалистов и расистов, защищая интересы проимпериалистически настроенных слоев эксплуататорской верхушки ангольского общества, заинтересованных в установлении в стране неоколониалистского режима. В то же время МПЛА на деле доказало, что оно является выразителем чая-


19 "Angola in Arms", January, February, March, 1972, p. 11.

20 "Vitoria ou morte", Mai - Juin 1972, p. 6.

21 "Информационный бюллетень агентства Синьхуа" (Пекин), 22.III.1968.

22 "MPLA. Documentos. Representacao na Suecia" (Estocolmo), Agosto 1971, N 2.

23 "Vitoria ou morte", Mai - Juin 1972, pp. 6, 9.

стр. 123


ний широких народных масс, и утвердилось как самая революционная и влиятельная сила, главный политический фактор, определяющий будущее Анголы.

Свержение фашистского режима в Португалии 25 апреля 1974 г. открыло новые перспективы и для народа Анголы. 15 января 1975 г. в Алворе (Португалия) было подписано соглашение между португальским правительством, МПЛА, ФНЛА и УНИТА о создании переходного ангольского правительства. Оно было сформировано 31 января 1975 года. В него вошли по три представителя от МПЛА, ФНЛА и УНИТА, а также от Португалии. Временное переходное правительство занималось вопросами укрепления экономики, стабилизации политической жизни, подготовки выборов в Учредительное собрание. Однако деятельность правительства была парализована раскольническими действиями ФНЛА и УНИТА, отозвавших из него своих представителей. Агенты ФНЛА переправили в соседние с Анголой страны тысячи голов скота, стремясь вызвать массовый голод среди населения. Организуя вооруженные столкновения и провоцируя братоубийственную войну, реакция стремилась также расчленить Анголу, оторвать от нее богатый нефтью анклав Кабинда.

Получая значительную финансовую и военную помощь от иностранных монополий и от ЦРУ, ФНЛА еще в годы борьбы за независимость уничтожил тысячи патриотов - членов МПЛА и людей, сочувствовавших этой революционно-демократической организации. Воспользовавшись тем, что португальские власти разрешили свободу действий в стране всем организациям, ФНЛА летом 1975 г. перебросил из Заира в Анголу свои воинские части и начал наступление на Луанду. В результате ожесточенных боев между отрядами ФНЛА и МПЛА тысячи людей были убиты и ранены. Руководство ФНЛА действовало в соответствии с инструкциями из западных столиц и из Киншасы. Оно представляло собой кучку предателей ангольского народа, продавших родину за американские доллары, погрязших в предательстве, лжи, демагогии, коррупции и интригах. Об обстановке разложения среди лидеров ФНЛА дает некоторое представление рассказ М. Нето - бывшего министра от ФНЛА во Временном переходном правительстве, который позже порвал с Роберто: когда все представители ФНЛА бежали из Луанды, он остался единственным министром от ФНЛА. В связи с этим он получил резкое письмо от Роберто, обвинявшего его в предательстве. "Тогда, - пишет М. Нето, - я принял решение о полном отказе от какой-либо политической связи с ФНЛА. Почему? Потому что долгие годы до 1969 г., желая помочь беженцам, был жертвой полного непонимания. Близкие к Холдену лица несколько раз покушались на мою жизнь... В связи со всем этим и с тем, что случилось во всей Анголе и особенно в Луанде, которую я увидел испачканной кровью, преступлениями, демагогией, без всякого руководства,.. я сказал себе: в ФНЛА работать больше нельзя"24 .

После того, как ФНЛА и УНИТА начали вооруженную борьбу против МПЛА, им активно стали помогать иностранные интервенты - наемники из западных стран, войска Заира и ЮАР. Выступление ФНЛА и УНИТА против МПЛА и иностранная вооруженная интервенция в Анголе представляли собой часть широкого, далеко рассчитанного плана международной реакции, в составлении и реализации которого главная роль принадлежала США, западноевропейским странам и ЮАР. Основные черты этого плана были выработаны во время встречи тогдашнего президента Португалии А. ди Спинолы и президента Заира Мобуту на о. Сал (острова Зеленого Мыса) 15 сентября 1974 года. Во время этой встречи Спинола просил Мобуту стать покровителем Кабинды и северной части Анголы, населенной баконго, а главное - не допустить усиления МПЛА. Вскоре после этого делегация УНИТА во главе с Савимби посетила Преторию. Затем имели место переговоры между Савимби, Роберто и Д. Чипендой - лидером отколовшейся от МПЛА группы ренегатов. В ноябре 1974 г. руководители ФНЛА и УНИТА подписали соглашение о сотрудничестве и совместных военных действиях против МПЛА. В феврале 1975 г. Чипенда объединил свои 3 тыс. солдат, дислоцировавшихся около Лузу, с войсками ФНЛА.

Таким образом был сколочен единый фронт ангольской реакции для борьбы с МПЛА. Воспользовавшись братоубийственной войной, против ангольского народа объединились силы международной реакции - США, наемники западных держав, ЮАР и некоторых других африканских стран. В вооруженной интервенции против народа


24 "O Angolense" (Luanda), 29.VIII.1975.

стр. 124


Анголы принимали участие регулярные войска ЮАР. Группировка южноафриканских войск (около 1500 человек) вторглась 23 октября 1975 г. в Южную Анголу через Намибию. К ней вскоре присоединилась колонна из 2 тыс. южноафриканцев с бронетранспортерами. Первая группировка начала наступление в глубь Анголы 15 ноября, ее поддержала затем механизированная кавалерия (от 2 до 3 тыс. человек). Общая численность регулярных южноафриканских войск, участвовавших в интервенции в Анголе, составила от 4 тыс. до 6 тыс. солдат. Кроме того, южноафриканские самолеты С-130, действовавшие с баз в Намибии, сбрасывали оружие, боеприпасы, продовольствие и медикаменты наемникам и бандам ФНЛА - УНИТА25 .

Зловещую роль в ангольских событиях сыграло ЦРУ. Как заявил американский сенатор Г. Хэмфри, тайные операции, осуществлявшиеся США в Анголе, обошлись в 60 млн. долл., причем на 1976 г. администрация планировала ассигновать на подрывную деятельность в Анголе еще 150 млн. долларов26 . В октябре 1975 г. директор ЦРУ У. Колби подтвердил, что ЦРУ, пытаясь не допустить, чтобы Ангола попала в руки МПЛА, через посредство Заира активно вмешалось в ангольские события. В ходе работы сенатской комиссии, знакомившейся с деятельностью ЦРУ, стало известно, что только за несколько месяцев оно израсходовало около 21 млн. долл. для оказания помощи ФНЛА. Позже, во время суда над наемниками в Луанде, один из них, англичанин Дж. Баркер, показал, что в феврале 1976 г. в Заире он беседовал "с американцами, которые, как мне сказали, были агентами ЦРУ"; "американцы прилетели на маленьком самолете, чтобы проверить наши позиции, посмотреть, как мы действуем, и узнать, есть ли у нас проблемы". Баркер высказал уверенность, что это были агенты ЦРУ хотя бы потому, что ему и его коллегам вручили в Заире новенькие американские доллары с последовательной нумерацией и просили перемешать их, так как "они не хотели, чтобы это было слишком явно". Он утверждал также, что вербовщик наемников в Лондон, глава фирмы "Спешел эдвайзори сервис" Дж. Бэкс работает на ЦРУ27 . Бывший агент ЦРУ Ф. Эджи уверял, что ЦРУ ассигновало в 1975 г. на поддержку "антикоммунистических сил" в Анголе 32 млн. долл., из них часть средств - на вербовку наемников в Англии, причем последние получали деньги непосредственно от сотрудников американского посольства. "Но, несмотря на все эти деньги и усилия... (а мы слышали даже, что только в Англии было потрачено 500 тыс. долл.), удалось завербовать всего лишь две сотни наемников, и большинство из них постигла печальная участь", - писал Эджи; более 60 наемников были убиты, а остальные вернулись на родину, "озлобленные и разочарованные"28 . Из США в Анголу было переброшено несколько сот наемников, специально обученных для войны в джунглях. Среди них были и ветераны вьетнамской войны. По сообщению южноафриканской газеты "The Star", американским наемникам платили по 1100 долл. в месяц. Оружие для них и банд ФНЛА и УНИТА доставлялось с американских баз.

Однако преступным планам империалистов, расистов и раскольников не суждено было сбыться. Их сорвал народ Анголы, который, сплотившись вокруг МПЛА, с оружием в руках поднялся на борьбу за свободу. В этой борьбе он продемонстрировал образцы массового героизма и выдвинул подлинных героев. "Народ поднялся подобно разгневанному гиганту, вооружившись ножами, пиками и саблями, чтобы сражаться и победить. И он сражался и победил. Народ славит Гико и Володю, Нгангуйя и Деолинду, Дак Доя и Спенсера. Он славит своих великих сынов, великих даже в их смерти"29 . Одним из самых прославленных героев, отдавших жизнь в борьбе за свободу, был командант Энда.

Образцы высокого мужества продемонстрировали бойцы и командиры МПЛА в провинции Маланже. ФНЛА и УНИТА сосредоточили здесь значительные военные отряды, намного превосходившие силы МПЛА. Каждый день со всех концов провинции жители просили руководство МПЛА прислать партизан и оружие, но их негде было взять. Проводя большую работу по организации и "политизации" масс с помощью молодежи, объединенной в организацию ЖМПЛА и оставившей школы, лицеи


25 "The Observer" (London), 11.I.1976.

26 "New York Times", 18.XII.1975.

27 "Daily News" (Tanzania), 14.VI.1976.

28 "Zambia Daily Mail", 27.XI.1976.

29 "Jornal de Angola", 31.VIII.1976.

стр. 125


и работу, МПЛА создало народное ополчение. По словам одного из руководителей МПЛА, "враг все больше и больше разоблачал себя в глазах народных масс, которые понимали и принимали правильную линию МПЛА... Когда шли последние бои за изгнание ФНЛА, во многих местах провинции не ФАПЛА (армия МПЛА. - А. Х.), ушедшая вперед, а само население, вооруженное традиционным оружием, - ножами, стрелами и пиками, - добивало врагов". Тот же очевидец следующим образом описывал заключительный этап боев за г. Маланже: "У нас было войско в 150 человек, у ФНЛА - 700, у УНИТА - около 500. Но самым большим нашим войском был народ. Наша сила заключалась в единстве народа, сплотившегося вокруг политической линии МПЛА, в объединении масс вокруг своего авангарда. Мы мобилизовали население, закрыли все входы и выходы из города... Сражение началось. Оно было очень жестоким: 15 дней и 15 ночей (с 20.VII по 4.VIII 1975 г. - А. Х.)... Враги поняли, что не смогут выдержать наш нажим. Каждый день мы продвигались вперед, сжимая кольцо окружения. Через четыре дня боев унитовцы обратились в бегство, оставив на поле боя около 50 трупов... На рассвете 4 августа через "тугов" (португальцев. - А. Х.) они пригласили нас на переговоры... и сказали, что признают нашу победу и уйдут в Заир... Мы приняли капитуляцию, но как победители поставили свои условия. Они должны были уйти туда, откуда пришли, но разоруженные и эскортируемые до самой границы"30 .

В этой сложной обстановке в разгар боев против интервентов и раскольников 11 ноября 1975 г. ЦК МПЛА от имени ангольского народа торжественно провозгласил создание Народной Республики Ангола. Первым президентом республики стал Пето. Все присутствовавшие на церемонии минутой молчания почтили память героев, отдавших жизнь в борьбе за независимость родины31 . В оглашенной на этой церемонии Декларации независимости говорилось: "Поставив точку на колониализме и решительно отвергнув неоколониалистский путь, МПЛА в этот торжественный момент заявляет о своем твердом намерении радикально изменить существующие структуры и подчеркивает, что отныне целью экономической реконструкции будет удовлетворение нужд народа"32 . Реализации этого решения помогло то, что народы португальских колоний не были одиноки. На их стороне были Советский Союз и другие социалистические страны, независимые страны Африки и Азии, международное рабочее и коммунистическое движение, все прогрессивное человечество. Борьба народов Анголы, Мозамбика, Гвинеи- Бисау и других португальских колоний за суверенитет стала составной частью общемировой антиимпериалистической, антиколониальной борьбы и поэтому пользовалась поддержкой всех прогрессивных сил. Сразу же после провозглашения независимости Анголы Советский Союз, Республика Куба, другие социалистические страны не только признали Народную Республику Ангола, но и оказали ее правительству и народу необходимую помощь. Советский Союз предоставил ангольским патриотам оружие, а Республика Куба направила в Анголу своих добровольцев, сражавшихся с оружием в руках плечом к плечу с ангольскими патриотами. Уже в первом бою у Кифангондо, в котором приняли участие кубинские добровольцы, они показали образцы высокого мужества. Наемники и предатели из ФНЛА потерпели в этом бою тяжелое поражение33 .

Империалистическая пропаганда старалась изобразить интернационалистскую помощь социалистических стран как вмешательство в дела Анголы. Однако всему миру было ясно, что существует принципиальное различие между империалистической иностранной вооруженной интервенцией западных держав, имевшей целью насадить в стране режим ангольских квислингов, и помощью СССР, Кубы, других социалистических стран ангольскому народу, ставшему жертвой этой интервенции. Советский Союз никогда не отрицал, что оказывает помощь патриотическим силам Анголы во главе с МПЛА в борьбе против колониализма и иностранных интервентов. Поддержка МПЛА Советским Союзом, Кубой, другими социалистическими странами полностью соответствует принятым ООН и ОАЕ решениям о деколонизации. Эта поддержка


30 Ibid.

31 "Angola. 11 de Novembro de 1975. Documentos da independencia". Luanda 1975, p. 9.

32 Ibid., p. 13.

33 "Jornal de Angola", 26.III.1977.

стр. 126


предоставлялась по просьбе подлинно народного, общенационального движения, которое самостоятельно в своих решениях и имеет собственную политическую платформу.

С момента возникновения МПЛА СССР неизменно поддерживал эту патриотическую организацию, а в период вооруженной борьбы ангольских патриотов против португальского колониализма оказывал им всестороннюю помощь, постоянно выступал в защиту ангольских патриотов в ООН и других международных организациях. Когда после зверского подавления португальскими фашистами восстания в Луанде вопрос о положении в Анголе был включен в повестку дня Совета Безопасности в марте 1961 г., делегат СССР решительно осудил действия Португалии и заявил о полной поддержке Советским Союзом справедливой борьбы народа Анголы за независимость. 27 мая 1961 г. Правительство СССР выступило со специальным заявлением о положении в Анголе. В нем, в частности, говорилось: "Советское правительство считает, что долг всех государств и народов заставить Португалию положить конец разбойничьей колониальной войне в Анголе и выполнить требование Декларации ООН о предоставлении независимости колониальным странам и народам"34 . Оценивая значение победы ангольского народа для судеб национально-освободительного движения в Африке, Л. И. Брежнев в ожтябре 1976 г. отметил: "Победа Анголы стала вдохновляющим стимулом для сил прогресса на африканском континенте. Усилилась борьба народов против таких бастионов расизма и реакции, ставленников мирового империализма, как Южная Африка и Родезия. Антиимпериалистические силы в Африке почувствовали себя увереннее"35 . Победоносно завершив многолетнюю борьбу за национальную независимость, народы бывших португальских колоний (Анголы, Мозамбика, Гвинеи-Бисау и других) вступили в новый этап своей истории - этап борьбы за ликвидацию тяжелого наследия колониализма во всех сферах общественной жизни, за упрочение политической и достижение экономической независимости.

Народ Анголы, вышедший на дорогу самостоятельного развития, столкнулся с многочисленными проблемами, доставшимися ему в наследство от пятивекового колониального гнета. Эти трудности усугубляются непрекращающимися интригами и провокациями внешней и внутренней реакции, которая любыми средствами стремится помешать прогрессивным социально-экономическим, политическим и культурным преобразованиям. Самые сложные проблемы связаны с экономической отсталостью и односторонним характером, приданным колонизаторами экономике страны. Народное хозяйство Анголы, как и других португальских колоний, было ориентировано лишь на производство нескольких видов минерального сырья и сельскохозяйственных товаров, производимых на экспорт, а также на ввоз промышленных изделий. В условиях колониализма экономическое положение этих стран характеризовалось углубляющимся внедрением иностранного капитала во все поры хозяйственной жизни. Ангола и другие колонии были отданы фашистским правительством Португалии на откуп международному капиталу в обмен за экономическую, политическую и военную поддержку.

Экономические трудности Народной Республики Ангола вызваны и тем, что колонизаторы, уходя из страны, выводили из строя фабрики, разрушали станки и оборудование. Многие промышленные предприятия, особенно в районе Уамбо, были уничтожены. Наибольшие трудности молодой республики связаны с почти полным отсутствием национальных кадров. Основная часть португальцев - инженеров, врачей, учителей покинули страну накануне провозглашения независимости. В условиях колониализма ангольцы фактически не имели доступа к образованию. 90% населения Анголы было неграмотным. "Мы практически начинаем с нуля", - сказал по этому поводу министр образования и культуры НРА А. Мартинш. В стране не хватает учителей и врачей. К марту 1976 г. во всей Анголе работало всего около 70 врачей36 . Тяжкое наследие оставил колониализм и в области культуры. Одной из главных целей политики Португалии было стремление подвергнуть африканское население насильственной ассимиляции. В основе политики ассимиляции лежала концепция неполноценности и неисторичности африканцев и вытекающий отсюда взгляд на европейцев как на их естественных опекунов и наставников. Быть ассимилированным означало счи-


34 "Правда", 27.V. 1961.

35 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Т. 6. М. 1978. стр. 160 - 161.

36 "L'Humanite", 25.III.1976.

стр. 127


таться принадлежащим к "цивилизованному" населению. Однако колонизаторам не удалось уничтожить традиционную культуру народов Африки и привить им чуждую цивилизацию. Одной из главных причин этого было сопротивление африканских народов, стремившихся отстоять самобытный характер своей культуры. По словам А. Кабрала, "Португалии не удалось разрушить или хотя бы существенно ослабить культуру африканских народов" 37 .

Завоевав и отстояв независимость, Народная Республика Ангола решительно встала на путь глубоких политических, социально-экономических и культурных преобразований. В стране полностью ликвидирован колониальный административный аппарат и создана новая структура государственной власти, находящейся на службе подавляющего большинства населения страны. Еще в то время, когда шли упорные бои с интервентами и раскольниками и враг не был изгнан с территории Анголы, руководство МПЛА и правительство НРА принимали экстренные меры по налаживанию нормальной политической и хозяйственной деятельности в освобожденных районах. С этой целью туда направлялись опытные партийные работники, а также специалисты в различных областях народного хозяйства38 . После изгнания интервентов и их пособников из страны в Анголе была создана новая структура власти в соответствии с Конституцией НРА. 3 апреля 1976 г. президент НРА Нето заявил: "Наша страна вступает в новую фазу своего развития. Перед республикой стоят важные проблемы, требующие самого срочного разрешения... Для строительства нового общества нужно четко представлять цели, к достижению которых должен стремиться ангольский народ. Народно- демократический строй, власть трудящихся рабочих и крестьян - вот будущее Анголы"39 .

Правительство НРА выдвинуло обширную программу прогрессивных социально-экономических преобразований. Она предусматривает аграрную реформу, создание кооперативов в сельском хозяйстве и государственного сектора в промышленности. Нето подчеркивал, что государственная собственность будет основной формой собственности в НРА. Правительство НРА и МПЛА последовательно проводят курс на социалистическое строительство, призванное завершить процесс национального и социального освобождения. "Наша цель - социализм, и мы не свернем с этого пути"40 , - заявил Нето, выступая на конференции Национального союза трудящихся Анголы. Пленум ЦК МПЛА, проходивший в конце октября 1976 г., в своих решениях записал: "Для НРА существует единственный путь развития - путь строительства социалистического общества на основе учения Маркса - Энгельса - Ленина". В принятой пленумом программе действий подчеркивается, что лишь социалистический путь национального строительства позволяет полностью ликвидировать эксплуатацию человека человеком. Пленум отметил исключительную важность создания партии рабочего класса и упрочения союза рабочих и крестьян. Для укрепления "авангардной партии рабочего класса" ЦК МПЛА решил созвать во второй половине 1977 г. съезд Народного движения за освобождение Анголы41 . Говоря о задаче создания авангардной партии рабочего класса, член Политбюро ЦК МПЛА Л. Лара сказал в ноябре 1976 г.: "Если говорить о партии, то мы еще не партия, а движение, а партия и движение сильно отличаются друг от друга... партия должна быть вождем рабочего класса, руководствующимся его идеологией... В настоящий момент мы еще движение, в котором состоят товарищи различного классового происхождения и в котором, естественно, участвуют революционные классы нации. Но движение - это еще не партия, и мы должны отчетливо это понимать, чтобы процесс создания партии не был извращен"42 .

В октябре 1976 г. в Советском Союзе побывала с официальным визитом партийно-государственная делегация Народной Республики Ангола во главе с президентом НРА А. Нето. Во время переговоров, проходивших в сердечной, дружественной обстановке, состоялся обмен мнениями по вопросам советско- ангольских отношений. Было отмечено, что дальнейшее их развитие отвечает интересам советского и ангольского


37 Цит. по: E. de Sousa Ferreira. Le colonialisme portugais en Afrique: la fin d'une ere. P. 1974, p. 120.

38 "Правда", 19.II.1976.

39 "Jornal de Angola", 4.IV.1976.

40 "Правда", 23.Х.1976.

41 "Правда", 2.XI.1976.

42 "Angola e Africa Austral na imprensa" (Luanda), 1976, N 40 - 41, pp. III - IV.

стр. 128


народов, служит делу мира и безопасности как в Африке, так и во всем мире. Обсуждались также интересующие обе стороны проблемы международной обстановки. 8 октября был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и НРА. Договор торжественно провозглашает, что "между обеими странами и их народами будет существовать нерушимая дружба и развиваться всестороннее сотрудничество в политической, экономической, торговой, научно-технической, культурной и других областях на основе уважения суверенитета, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела друг друга и равноправия"43 . Было подписано также Соглашение о сотрудничестве Коммунистической партии Советского Союза и Народного движения за освобождение Анголы. В совместном заявлении обе стороны выразили глубокое удовлетворение итогами переговоров и высказали мнение, что визит ангольской партийно-государственной делегации в Советский Союз явился большим вкладом в дело укрепления отношений дружбы и сотрудничества между КПСС и МПЛА, между СССР и ИРА.

Выступая на митинге советско-ангольской солидарности на Электромеханическом заводе имени Владимира Ильича в Москве, Нето заявил: "Победа ангольского народа - это победа всех прогрессивных сил мира. Мы хорошо знаем, что без помощи Советского Союза, Кубы и других социалистических стран наша победа над силами империализма была бы значительно осложнена... Наш общий долг - долг ангольцев и советских людей - крепить дружбу между нашими странами. Мы уверены, что эта дружба получит дальнейшее успешное развитие. Хочу воспользоваться возможностью, чтобы сердечно поблагодарить вас, весь рабочий класс Советского Союза, весь советский народ за помощь, братскую солидарность, которую вы оказали нам в нашей борьбе"44 . Визит ангольской делегации в Советский Союз заложил прочные основы для дальнейшего развития и укрепления дружбы между народами двух стран. "Заключение между СССР и Анголой Договора о дружбе и сотрудничестве, - заявил Л. И. Брежнев, - это новый шаг к укреплению великой дружбы мира социализма и молодых освободившихся государств - шаг немалый, шаг убедительный!"45 .

Событием исторического значения явился I съезд МПЛА, проходивший 4 - 10 декабря 1977 года. В нем приняли участие 250 делегатов, представлявших членов МПЛА всех 16 провинций страны. Почти половину делегатов составили активные участники вооруженной борьбы за независимость, бойцы и командиры Народных вооруженных сил освобождения Анголы (ФАПЛА), а также бывшие узники фашистских застенков. Съезд подвел итоги 19-летней борьбы МПЛА против колонизаторов и его двухлетней деятельности по руководству страной после провозглашения независимости. Делегаты съезда приняли решение о преобразовании МПЛА в партию, которая получила название МПЛА - Партия труда. Съезд единодушно одобрил программу и устав партии, избрал ее руководящие органы, принял резолюцию об основных направлениях социально-экономического развития Анголы на 1978 - 1980 годы, закрепил социалистическую ориентацию страны. "Молодая Народная Республика Ангола, руководимая МПЛА, принадлежит к тем африканским государствам, которые делают выбор в пользу социализма"46 , - говорил на съезде Нето. I съезд МПЛА - Партии труда, участие в его работе делегаций КПСС, других коммунистических, а также революционно-демократических партий явились яркой демонстрацией растущего международного авторитета НРА.

Опыт борьбы ангольского народа за независимость свидетельствует о том, что важным условием конечного успеха этой борьбы было наличие революционно- демократической организации, способной взять на себя историческую ответственность по руководству антиколониальным движением и стать революционным авангардом народа. Ангольская революция завершилась успехом благодаря международной солидарности прогрессивных сил, прежде всего интернационалистской поддержке Анголы Советским Союзом, Кубой и другими странами социалистического содружества.


43 "Визит в Советский Союз партийно-государственной делегации Народной Республики Ангола. 7 - 13 октября 1976 г.". Документы и материалы. М. 1976, стр. 29.

44 Там же, стр. 22.

45 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Т. 6., стр. 161.

46 "Правда", 6.XII.1977; "Relatorio do Comite Central ao I Congresso do MPLA". Luanda. 1977, p. 49.

Опубликовано 14 января 2018 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1515934322 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ АНГОЛА: БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network