Земское собрание и мировой суд

Актуальные публикации по вопросам юриспруденции.

NEW ТЕОРИЯ ПРАВА


ТЕОРИЯ ПРАВА: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ТЕОРИЯ ПРАВА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Земское собрание и мировой суд. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-06-18
Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 2009, C. 76-85

Большая роль земства в социально-экономическом и культурном развитии российской провинции хорошо известна. Меньше изучена такая публичная сторона его деятельности, как избрание и финансирование мировых судей.

 

Вопрос о связи земского самоуправления и мирового суда во второй половине XIX - начале XX в. рассматривался обычно с точки зрения общественно-хозяйственной либо государственной концепции местного самоуправления. Представители первой (А. В. Васильчиков и В. Н. Лешков), сторонники самобытности русского самоуправления, противопоставляли земство государству и включали мировой суд в систему местного самоуправления1. Западники, идеологи государственной концепции (А. Д. Градовский, В. П. Безобразов, Б. Н. Чичерин и др.) считали земство и мировой суд независимыми друг от друга органами государственной власти2. Но все они, славянофилы и западники, были сторонниками преобразований Александра II и рассматривали их в качестве предпосылок развития гражданственности в условиях существовавшей политической системы.

 

Проблема формирования корпуса мировых судей земскими собраниями вызывала повышенный общественный интерес дважды - в 1880-е годы и после революции 1905 - 1907 годов. В 1880-е годы это произошло в связи с изменением правительственного курса, подготовкой Положения о земских начальниках 1889 г. и нового Земского положения 1890 года. Против избрания мировых судей земскими собраниями и за слияние судебно-административной власти на местах выступали поборники кардинальных изменений в организации земского самоуправления во главе с консервативным "Русским вестником" М. Н. Каткова3; за сохранение сложившейся системы местной юстиции - умеренно-либеральный "Вестник Европы" и журналы, представлявшие позицию Московского и Петербургского юридических обществ (хотя они и предоставляли свои страницы представителям разных точек зрения)4.

 

После ликвидации выборного мирового суда в 1889 г. внимание общества было обращено на участковых земских начальников и волостные суды,

 

 

Горская Наталья Ивановна - кандидат исторических наук, доцент Смоленского филиала Московского университета МВД России.

 
стр. 76

 

действовавшие тогда институты местной юстиции. Обсуждение в первых трех Государственных думах проекта закона "О преобразовании местного суда", особенно в 1912 г., и 50-летний юбилей земской и судебной реформ (1914 г.) возродили интерес к земскому мировому суду. В работах И. В. Гессена, СП. Мокринского, Н. Н. Полянского, Н. М. Могилянского позитивная оценка выборной мировой юстиции 1860 - 1880 годов сочеталась с обоснованием необходимости ее возрождения на новом этапе развития страны5.

 

В современной литературе (статьи, посвященные земству и мировому суду, стали проявляться в 1990-е годы6) сохраняется постановка вопроса, характерная для XIX в.: считать ли в исторических условиях 1860 - 1880 годов избрание мировых судей "порочной традицией"7 или разумным способом организации местной юстиции?

 

Мировой суд рассматривал мелкие уголовные и гражданские дела в порядке упрощенного судопроизводства на основе не только закона, но и обычая. В царствование Александра II изменилось отношение к европейским институтам и традициям. Россия больше не отгораживалась от Европы, как это было при его предшественнике. Мировой суд создавался с учетом западноевропейского опыта. В период подготовки Судебных уставов было принято различать две модели судоустройства: английскую (классическую) и французскую (континентальную). Английская система судоустройства включала две ветви: мировые (графские) суды и государственные. Единоличный мировой судья, появившийся в средние века, до 1888 г. соединял судебно-полицейские (хранитель мира) и хозяйственные функции в сельской местности. В больших городах суд был организован иначе. Французские суды представляли собой стройную вертикаль, с мировым судьей в основании, завершавшуюся единым кассационным судом. Каждая из этих систем оказала влияние на организацию судебно-мировой юстиции в России. Единоличное разбирательство мелких уголовных дел в первой инстанции и коллегиальное - во второй роднило ее с мировым судом Англии. Отделение судебной власти от исполнительной, "введение единого для всей империи кассационного суда и ограничение права апелляции специальными судами (съездами мировых судей. - Н. Г.) - с Францией"8.

 

Но российская мировая юстиция имела и существенные особенности. Земство и мировой суд (и мировые посредники до 1874 г.) в России поделили между собой местные хозяйственные и судебные дела, которые в Англии являлись обязанностью мировых судей. В отличие от Англии, мировая юстиция в России была отделена от администрации, а местное самоуправление не имело "власти правительственной". Мировые суды двух стран отличались также характером и объемом компетенции9. Почти везде в западных странах, за исключением короткого периода во Франции (1790 - 1801 гг.), ряда штатов США и Швейцарии, мировой суд назначался, в России же он делился на выборный в земских губерниях и назначаемый от короны - в остальных.

 

"Отцы" судебной реформы переняли только общие принципы судоустройства западных стран. Система же выборов мировых судей, их финансирование, цензы, компетенция - все это было продиктовано условиями российской действительности.

 

Формирование уездного суда путем выборов являлось традицией российской государственности: местное общество со времен Екатерины II принимало участие в отправлении правосудия, посылая дворян, горожан и даже крестьян заседателями в суды своего сословия и в совестный суд. Но в период подготовки судебной реформы способ формирования судебно-мирового института был неясен. Идея избрания мировых судей принадлежала одному из самых просвещенных царских администраторов той эпохи - главноуп-

 
стр. 77

 

равляющему II Отделения с. е. и. в. канцелярии Д. Н. Блудову, под руководством которого в 1857 г. началась подготовка судебной реформы. Он предложил использовать обычный для России способ назначения "по выбору" вообще всех судей: и мировых, и судей общих судебных мест. Новаторство Блудова состояло в том, что он предлагал создать не сословные суды, а, в соответствии с требованиями времени, всесословные: "Не стеснять действий избирателей, а предоставить им право назначать кандидатов на должности судебные дворян, чиновников или простых граждан"10.

 

Но выборное начало противоречило принципу несменяемости судей, принятому в западноевропейской системе судоустройства, на которую ориентировались российские реформаторы. Поэтому комиссия в Государственном совете во главе с В. П. Бутковым, которая с октября 1861 г. занималась разработкой судебной реформы, уже в 1862 г. пришла к выводу, что в России "выборная система может иметь... только частное приложение к назначению мировых судей и... присяжных заседателей". Исключение, сделанное для мировых судей, объяснялось местным характером мирового суда, незначительностью его подсудности, упрощенностью судопроизводства и недостатком лиц с юридическим образованием и опытом судебной деятельности. "Естественно, что таких лиц, - рассуждала комиссия, - не могут избрать из среды себя ни сельское, ни городское сословия и что даже дворянское сословие немного их найдет в числе местных жителей избирательного округа. Затруднения эти не устранятся и предоставлением избирателям права избирать себе представителей из всех сословий безразлично"11.

 

Решение об избрании мировых судей всеми сословиям на три года было законодательно закреплено 29 сентября 1862 г., когда царь подписал "Основные положения преобразования судебной части в России". Одновременно с этим мировой суд получал местный характер - мировой округ ограничивался территорией уезда12. "Основные положения" содержали общие, отправные нормы. На заключительном этапе подготовки реформы (1862 - 1864 гг.) специальная комиссия Государственной канцелярии под руководством Буткова выработала Судебные уставы ("Учреждение судебных установлений", "Устав уголовного судопроизводства", "Устав гражданского судопроизводства" и "Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями") - законы, закрепившие принципиально новую систему судоустройства и судопроизводства пореформенной России. При обсуждении устройства судебно-мирового института привлекли внимание вопросы, связанные с ролью земства, в том числе - о способе избрания мировых судей. Это была сложная проблема: создателям Судебных уставов приходилось считаться с ограниченностью отпускаемых казной средств, недостатком лиц с юридическим образованием, финансовыми и организационными возможностями земства. Рассматривались три возможных пути формирования судебно-мирового института: в земских собраниях, прямыми выборами населением и сословными выборами.

 

Избрание мировых судей земскими собраниями давало возможность преодолеть кадровые и финансовые трудности - привлечь в мировые судьи местных жителей и возложить их финансирование на земство. Но от этого страдал принцип несменяемости и независимости судей, а общественный характер самоуправления вступал в противоречие с его правом формирования государственной судебной власти.

 

Идея об избрании мировых судей уездными земскими собраниями появилась в комиссии Буткова и пользовалась поддержкой большинства ее членов13. Министр юстиции Д. Н. Замятнин разделял эту идею, но был сторонником несменяемости судей, что предполагало их назначение. Поэтому он настаивал на назначении мировых судей хотя бы в столицах, где правитель-

 
стр. 78

 

ство, по его сведениям, располагало кадрами и необходимыми финансовыми средствами. Соглашаясь в принципе на выборность мировых судей в сельской местности и в уездных и губернских городах, он выдвинул формулу "доизбрания", то есть предлагал не переизбирать мировых судей каждые три года, а доизбирать - для замещения "тех судей, которые не оправдали оказанного им доверия". Замятнин опасался, что "при загруженности земского собрания" частые выборы "превратятся в формальность" и положение "мировых судей будет шатким, ненадежным и затруднительным, так как за три года они не смогут ознакомиться вполне с местностью и населением своего участка" и не приобретут необходимый опыт. Списки для "доизбрания" он предлагал проводить через Сенат14. Тем самым обеспечивался государственный контроль над составом мировых судей и в то же время их независимость и продлевался срок пребывания в должности судьи. Ряд членов комиссии (Н. А. Буцковский, А. Д. Желтухин, М. И. Зарудный) шел дальше и выступал за то, чтобы мировые судьи, избранные "три раза кряду", делались несменяемыми "наравне с судьями, назначаемыми от правительства"15. Московский губернский прокурор А. Д. Ровинский, ранее предлагавший назначать мировых судей "порядком, указанным для членов окружных судов", согласился с формулой "доизбрания" по трехлетиям16. Но решающую роль сыграли два обстоятельства: Замятнин и его сторонники в комиссии были вынуждены отказаться от назначения и "доизбрания" мировых судей, поскольку царь одобрил "Основные положения", установившие, что мировых судей избирают "совокупно" все сословия, а также потому, что сами опасались недостатка подготовленных кадров для занятия судебных должностей.

 

Возражения против избрания судей земскими собраниями звучали и в комиссии и за ее пределами. Одни участники дискуссии, настроенные либерально, настаивали на демократических выборах, другие же - на выборах дворянских. Два члена подкомиссии, занимавшейся разработкой Судебных уставов (представитель Министерства юстиции барон Е. Е. Врангель и симбирский губернский прокурор Н. Г. Принтц) высказывались за широкое привлечение населения к избранию мировых судей, вообще за расширение избирательного начала в жизни страны. Они считали возможным "проводить выборы участковых судей на каждом участке" мирового округа (уезда)17. Тогда, утверждал Принтц, местный суд будут вершить "люди, подробно знакомые с местными условиями и обычаями, а местное население будет поставлено в возможность ясно выразить свою волю"18.

 

Комиссия не согласилась с их соображениями, но с мест в комиссию поступили отклики сторонников этого меньшинства. Прогрессивно настроенные мировые посредники Калужской губернии (десяти уездов, всех кроме Боровского) высказались как против "административных назначений", так и против "сословных выборов". Они считали, что "для такого земского дела, как мировой суд" следует организовать всесословные, бескуриальные выборы с равным числом избирателей от всех сословий; правда, двухстепенные: "состав избирательного собрания, - писали они, - в определенном числе может быть организован обыкновенным выборным по сословиям порядком"19. Этот отзыв последовал в 1863 г., после известного конфликта мировых посредников Калужской губернии и губернатора В. А. Арцимовича с местным дворянством. В результате оппозиции дворянства, недовольного действиями мировых посредников при проведении крестьянской реформы и поддержкой их со стороны губернатора, Арцимович лишился поста20. Наученные опытом проведения крестьянской реформы, мировые посредники понимали, что "административное назначение" поставит мировых судей в зависимость от местного дворянства.

 
стр. 79

 

Возражения против избрания мировых судей земскими собраниями содержались и в коллективном отзыве 21 сенатора. Доводы А. В. Кочубея, И. Ф. Апрелева, А. И. Левшина, М. Н. Любощинского и др. были близки соображениям Врангеля и Принтца и калужских посредников, но, в отличие от них, сенаторы предлагали избирать мировых судей не по участкам и не на специальных выборах, а поуездно - "земскими съездами". Другими словами, они хотели соединить всесословные выборы земских гласных с выборами мировых судей или проводить их отдельно, но порядком, определенным Положением о земских учреждениях 1864 г. для избрания гласных. Земские же собрания, по их мнению, не могли быть полномочны в избрании мировых судей "ни по существу, ни по численности". По существу - потому что "земские собрания суть общественные хозяева, а мировые судьи - охранители личных прав обывателей". По численности - ибо уездных гласных слишком мало. Можно ли "по произволу двенадцати человек" избирать "лиц, которым весь уезд должен быть подсуден, или объявлять кого-либо лишенным доверия и налагать таким образом от имени всего земства позор на всякого?" - задавались вопросом сенаторы21.

 

Высказываясь за более демократические, хотя и по-разному организованные выборы мировых судей населением, сенаторы и калужские посредники исходили из различных представлений о характере мирового суда. Если сенаторы рассматривали мировой суд как "охранителя гражданских и судебных прав", то есть судебную власть, то калужане - как дело "земское", общественное. Так уже в период подготовки судебной реформы обозначилось расхождение, которое дало себя знать позже. В решениях властных органов и в понимании юридического сообщества мировой суд, как правило, выступал институтом власти; земцы же были склонны подчеркивать его связь с земским самоуправлением, настаивая на его общественном характере.

 

При обсуждении судебной реформы, в которой были одинаково заинтересованы власть и общество, все классы и сословия, сторонники дворянских интересов были в явном меньшинстве. Трудно найти хотя бы один коллективный отзыв, направленный в комиссию Буткова, который бы отрицал либеральные принципы эпохи. За сословные выборы выступили лишь авторы личных отзывов. Отзывы сенаторов А. М. Безобразова, Э. А. Зубова, А. Ф. Веймарна отражали стремление части высшей царской бюрократии защитить монополию дворян на отправление правосудия и не допустить другие сословия к выборам мировых судей. Развернутые предложения по этому вопросу представил в 1864 г. Безобразов, отец известных консерваторов М. А. и Н. А. Безобразовых, предлагая создать два избирательных съезда: уездный для уездных дворян и городской - для землевладельцев и владельцев другой недвижимости, проживающих в городе. Организованные таким образом выборы, может показаться, имели бы всесословный характер, ведь собственниками недвижимого имущества, включая землю, являлись не только дворяне. Но Безобразов предлагал именно дворянские выборы: "Если же крестьяне, купцы и мещане, - писал он, - жалуются на дворян, то создаются суды под председательством уездного предводителя дворянства" с участием мирового судьи, городского головы и волостного старшины22.

 

Большинство комиссии Буткова и министр юстиции Замятнин высказались за избрание мировых судей уездными земскими собраниями. В то же время предложения Врангеля, Принтца и группы сенаторов означали, что в среде чиновников-реформаторов допускалась возможность прямого избрания мировых судей населением. Однако столь демократическая мера не могла найти поддержки ни среди большинства членов комиссии по созданию Судебных уставов, ни в Государственном совете. Господствовало мнение,

 
стр. 80

 

что это несовместимо с принципом независимости судей. Нецелесообразной и утопичной выглядела такая реформа и с политической точки зрения: на столь широкое внедрение выборов в повседневную практику не могли отважиться даже наиболее радикально настроенные представители бюрократии. Осенью 1863 г. Государственный совет решил, что "введение огромного числа собраний... было бы весьма вредным в хозяйственном отношении, отвлекая множество людей от обычных занятий". Государственный совет пришел к выводу, что земские собрания как представительные органы всесословных учреждений как нельзя лучше отвечали целям создания судебно-мирового института. В решении Государственного совета говорилось: "В виду земских учреждений, которые имеют собрания, соединяющие в себе представителей всех сословий и совершенно совпадающие с мировыми округами... гораздо удобнее и проще предоставить это готовым уездным собраниям"23.

 

Действительно, и земские выборы, и организация и подведомственность судебно-мирового института строились на принципе всесословности. Комиссия по подготовке земской реформы, рассуждая о выборах земских гласных, исходила из хозяйственного характера земских учреждений. "Заведование земскими делами уездов и губерний, - считала она, - должно быть вверено самому населению уезда и губернии на том же основании, как хозяйство частное предоставляется распоряжению частного лица, [а значит] хозяйство общественное - распоряжению самого общества". Выборы в земские собрания основывались на сочетании хозяйственных интересов частных собственников и сословных обществ. Но сословное деление здесь было подчинено хозяйственному интересу. "Сословное деление, - говорилось в "Соображениях об устройстве земско-хозяйственного управления", - не согласно с характером земских учреждений, имеющих в принципе не сословные, но общие хозяйственные интересы местности"24. Занимаясь хозяйственными делами местности и являясь юридическим лицом, земское самоуправление было заинтересовано в независимом от администрации местном суде. Он был необходим как для защиты имущественных прав самого земства, так и отдельных лиц и частных обществ, в интересах которых действовало земское самоуправление. Использование земских собраний для выборов мировых судей отражает взаимозависимость и последовательность буржуазных реформ 1860-х годов. Тем самым авторы судебной реформы передавали право влиять на состав мировых судей всем сословиям, заинтересованным в судебной защите имущественных интересов на местах.

 

Местный характер мирового суда обеспечивался наличием имущественного ценза у мировых судей. Комиссия Буткова в 1863 г. в качестве ценза для избрания мировых судей предлагала использовать "чистый доход" от имущества в размере 500 руб. серебром, хотя ряд ее членов (Зарудный, Врангель, А. М. Плавский и др.) выступал за понижение этого ценза25. Спор о цензе получил другое направление в 1864 г., когда Замятнин предложил отказаться от чистого дохода как основания при определении имущественного ценза, а "воспользоваться цензом, уже введенным в законодательство" для избрания земских гласных: "возвышенным" земельным цензом в уездах и цензом по владению недвижимым имуществом в городах26. Эту идею разделял министр внутренних дел П. А. Валуев. Но, как сторонник укрепления дворянских позиций во всех институтах власти, он стремился сузить круг избирателей только представителями уездных землевладельцев (первой курией по выборам в земство)27. Мнение этих министров оказалось решающим. "Учреждение судебных установлений" (ст. 19), утвержденное 20 ноября 1864 г., в качестве ценза для мировых судей закрепило владение землей в уездах (в два раза выше, чем для земских гласных) и владение другим недвижимым имуще-

 
стр. 81

 

ством в городах (оцененным для взимания налога в 6 раз выше, чем для земских гласных). Местным жителем считался человек, имевший в уезде имущество, облагаемое земским сбором. Государственная власть создала своеобразный механизм использования местных ресурсов для организации местной мировой юстиции. Отказ от чистого дохода в качестве имущественного ценза официально объяснялся тем, что он ниже денежного исчисления земельного ценза, установленного для мировых посредников28. Но были и другие, более существенные причины. Имущественный ценз для мировых посредников не имел принципиального значения, так как речь шла о потомственных дворянах. Мировой суд трактовался как всесословный, не только по юрисдикции, но и по составу. Соблюдая всесословность, необходимо было установить порядок, обеспечивающий превосходство дворян в составе мировых судей. Принцип чистого дохода не мог служить таким средством, потому и было решено опереться на традиционный, феодальный по существу, земельный ценз и на оценку недвижимого имущества для взимания налогов.

 

Порядок избрания мировых судей уездными земскими собраниями был законодательно закреплен "Учреждением судебных установлений"29 и утвержденным 19 октября 1865 г. "Положением о введение в действие Судебных уставов 20 ноября 1864 г."30. Положение определяло правила первоначального избрания мировых судей. По предложению Замятнина, оно содержало только новые нормы, аналогичные правилам приведения в действие земских учреждений. В отношении последующих выборов, чтобы не повторять уже существующий закон, были сделаны соответствующие ссылки на "Учреждение судебных установлений"31.

 

Для проведения первой избирательной кампании создавались временные уездные и губернские присутствия. Уездное присутствие состояло из членов уездной земской управы, уездного предводителя дворянства, исправника или полицмейстера, городского головы, всех мировых посредников уезда и местного уездного судьи (ст. 12). Положение не указывало, кто должен быть председателем присутствия, но 25 ноября 1865 г. министр внутренних дел, по аналогии с уездными земскими собраниями, поручил уездным предводителям дворянства председательствовать в присутствии32. Уездное присутствие составляло списки кандидатов в мировые судьи и готовило предложения о разделении уезда на мировые участки. В последующие избирательные кампании составление списков переходило к уездному предводителю дворянства по соглашению с городским головой и местными мировыми судьями33. Предложения, выработанные в уезде, утверждало губернское присутствие (председатель губернатор, состав - члены губернской земской управы, губернский предводитель дворянства, члены особого о земских повинностях и губернского по крестьянским делам присутствий, городской голова, губернский прокурор, председатель и товарищи председателей палат уголовного и гражданского суда).

 

Состав этих уездных и губернских присутствий отличался от состава временных комиссий по организации земских учреждений участием членов земских управ, судебных деятелей, а также более широким представительством мировых посредников. Проведение первой кампании по выборам в мировые суды осталось в руках местного дворянства, но все же осуществлялось не чисто бюрократическими органами, а временными присутствиями, в которых была представлена пореформенная общественность в лице мировых посредников и земских гласных.

 

В первоначальные списки для избрания мировых судей наряду с кандидатами, удовлетворяющими цензу, вносились все действующие мировые посредники уезда и кандидаты к ним, даже если они не достигали ценза, ус-

 
стр. 82

 

тановленного для мировых судей (ст. 15). Эта мера была вызвана стремлением центральной власти использовать дворян, зарекомендовавших себя в качестве мировых посредников на судебном поприще. На составление списка в уездах назначалось три месяца. После просмотра списков губернатором, они за два месяца до открытия земских собраний публиковались в "Губернских ведомостях"34. Первые выборы проходили в очередных или, если они завершили свои сессии, в чрезвычайных уездных земских собраниях. В двух случаях мировых судей избирало губернское собрание: если в уездном собрании присутствовало менее 12 гласных - такое собрание считалось неправомочным для избрания судей, либо если в уезде недоставало лиц, обладающих цензом или желающих баллотироваться в мировые судьи. В 1875 г. Сенат разрешил кандидатам баллотироваться в мировые судьи в уездном или губернском собрании (для своего уезда) по их желанию35. Земское собрание, прежде чем приступить к выборам, рассматривало замечания губернатора относительно кандидатов, возможные жалобы по составу списков, а также принимало "самоотводы" не желающих быть мировыми судьями. Определив количество и границы мировых участков, земское собрание назначало содержание канцелярии мирового съезда и приступало к избранию участковых и почетных мировых судей в "возможно большем числе". Избранными считались лица, получившие больше избирательных шаров, чем неизбирательных. После утверждения I департаментом Сената избранные судьи принимали присягу в здании уездной управы и проводили распорядительный съезд: распределяли между собой мировые участки, избирали председателя съезда мировых судей, устанавливали очередь "по взаимному между собой согласию" для занятия должности участкового судьи на случай освобождения участка36.

 

Столь подробная регламентация процедуры избрания не оставляла возможности для административного вмешательства. Избирательная кампания проводилась в обстановке гласности и оживляла общественную жизнь провинции. Губернаторский надзор в отношении избрания мировых судей в отличие от порядка надзора за действиями земских собраний и избранием гласных имел не последующий, а предварительный характер.

 

В случае протеста губернатора на кандидатуру судьи земское собрание могло с ним не согласиться; тогда перед утверждением судьи Сенат имел в своем распоряжении и мнение губернатора и мотивированное возражение земского собрания37. Если Сенат не утверждал судью, то до избрания нового судьи или назначения его Министерством юстиции дела участкового судьи "по очереди" переходили к другому судье. Контроль губернатора в отношении кандидатов в мировые судьи вызывал критику наиболее оппозиционно настроенных земств38. Но еще в 1867 г. Министерство юстиции известило председателей съездов мировых судей, что "не будет замещать от правительства... открывшиеся вакансии"39.

 

Судебно-мировые округа, как правило, совпадали с территорий деятельности уездных земских собраний, то есть уездов. Но "Положение о введении в действие Судебных уставов" (ст. 28) допускало соединение нескольких уездов в один мировой округ. В Вологодской губернии было создано 7 мировых округов на территории 10 уездов (Вологодский, Кадниковский, Грязовецкий, Вельско-Тотемский, Устюжско-Сольвычегодский, Никольский, Яренско-Устьсысольский), в Олонецкой - 4 округа в 7 уездах (Олонецко-Лодейнопольский, Петрозаводско-Повенецкий, Каргопольско-Пудожский и Вытегорский), в Казанской - 11 округов в 12 уездах (Казанско-Царевококшайский округ объединил территорию двух уездов). Такое устройство мировых округов было вызвано низкой плотностью населения.

 
стр. 83

 

Предложения земского собрания о мировых участках утверждал I департамент Сената. Первое время Сенат утверждал не только число, но и границы судебно-мировых участков. Но земские собрания настолько часто ходатайствовали об изменении границ участков, что с ноября 1873 г. изменение границ участков, при сохранении их числа, было предоставлено на усмотрение самих земцев (под контролем со стороны губернатора)40.

 

В 1889 г. мировые судьи (выборные и назначаемые) действовали в 64 губерниях, составлявших 83% территории Европейской России, им было подсудно 97% населения41. Судебно-мировые округа земских губерний распределялись между 47 окружными судами, границы которых не всегда совпадали с территориями губерний, и 7 судебными палатами: Московской, Петербургской, Казанской, Саратовской, Харьковской, Одесской, Киевской42.

 

Опасения по поводу частой сменяемости мировых судей и их зависимости от земских собраний не подтвердились. Порядок формирования мирового суда не сказался на продолжительности пребывания в должности судьи. Средняя продолжительность службы назначаемого мирового судьи к 1889 г. составляла свыше 9 лет 2 месяцев, а выборного - более 8 лет 10 месяцев43. Бывали случаи, когда судьи работали в своих участках по 15 - 20 лет. Один из участников дискуссии 1880-х годов, приводил пример Курской губернии: "В редком из уездов губернии не было в земстве партий, которые не сменяли бы друг друга; во многих партия царила 2 - 3 трехлетия, сменялась другою, и, однако, во всех уездах мы свободно укажем судей, занимавших эти должности по 4 и 5 трехлетий, даже 18 и 20 лет, избираемых всеми партиями"44.

 

Как показал без малого 25-летний опыт судебно-мировой юстиции, выборная система назначения мировых судей была наилучшей формой "соединения... несменяемости с возможностью постоянной проверки соответствия личного состава с носимым им званием", она препятствовала карьеризму и обеспечивала "необходимую продолжительность и соединенную с нею опытность"45. Выборный мировой судья имел двойственный статус: он, с одной стороны, обладал правами и обязанностями коронного судьи, а с другой - избирался земским собранием, содержался за счет земского бюджета, являлся земским гласным и олицетворял суд местный, земский.

 

Примечания

 

1. ВАСИЛЬЧИКОВ А. И. О самоуправлении. Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений. Тт. 1 - 2. СПб. 1872; ПЕШКОВ В. Н. Опыт теории земства и его учреждений по Положению 1864 года, 1 января. М. 1865.

 

2. ГРАДОВСКИЙ А. Д. История местного управления в России. СПб. 1868; ЕГО ЖЕ. Начала русского государственного права. Ч. 3. В кн.: ГРАДОВСКИЙ А. Д. Собр. соч. Т. 9. СПб. 1908; БЕЗОБРАЗОВ В. П. Государство и общество: управление, самоуправление и судебная власть. СПб. 1882; ЧИЧЕРИН Б. Н. Вопросы политики. М. 1904.

 

3. ФУКС В. Я. Выбор и назначение судей. - Русский вестник, 1884, т. 173; ЕГО ЖЕ. Мировой суд. - Там же, 1885, т. 179; ЕГО ЖЕ. Судебные доктрины на практике. - Там же, 1887, т. 187.

 

4. Вестник Европы. Внутреннее обозрение, 1886, N 2, 11; 1888, N 10, 11; 1889, N 9; АРСЕНЬЕВ К. К. Вопрос о слиянии властей на низшей ступени государственного управления. - Там же, 1886, N 12; КРАСОВСКИЙ В. М. О недостатках нынешнего устройства мировых судебных установлений. - Журнал гражданского и уголовного права, 1885, N 4, 5; АНЦИФЕРОВ К. Н. К вопросу о реформе нашего мирового суда. - Там же; ЕГО ЖЕ. Сб. ст. и заметок по уголовному праву и судопроизводству. СПб. 1898; ОБНИНСКИЙ П. Н. Мировой институт. - Юридический вестник, 1888, N 3, 5; ДАНЕВСКИЙ В. В защиту выборного мирового суда. - Там же, N 9; МАКСИМОВ Е. Содержание судебно-мировых учреждений в ряду земских расходов. - Там же, 1887, N 5.

 
стр. 84

 

5. ГЕССЕН И. В. Реформа местного суда. СПб. 1910; МОКРИНСКИЙ С. П. Выборный мировой суд. Пг. 1914. ПОЛЯНСКИЙ Н. Н. Мировой суд. В кн.: Судебная реформа 1864 - 1914 гг. Т. 2. М. 1915; МОГИЛЯНСКИЙ Н. М. Земство и местный суд. В кн.: Юбилейный земский сборник. М. 1914.

 

6. ЕФРЕМОВА Н. Н., НЕМЫТИНА И. В. Местное самоуправление и юстиция в России (1864 - 1917 гг.). - Государство и право, 1994, N 3; БУЙСКИХ О. В. Выборы мировых судей в Вятской губернии. В кн.: Вятскому земству 130 лет. Киров. 1997; и др.

 

7. ДОНСКАЯ С. В. Местное самоуправление и мировой суд в России во второй половине XIX - начале XX в. В кн.: Государство и право: теория и практика. Калининград. 1999, с. 47.

 

8. КОВАЛЕВСКИЙ М. М. Очерки политических учреждений в России. СПб. Б.г., с. 188.

 

9. ГРАДОВСКИЙ А. Д. Начала русского государственного права. Ч. 3, с. 55 - 56.

 

10. Приложение к объяснительной записке к новому проекту положения об устройстве судебных мест. В кн.: Дело о преобразовании судебной части в России. Т. 4, с. 2.

 

11. Судебные уставы Александра II с изложением рассуждений, на коих они основаны. Ч. 3. СПб. 1866, с. XXIII, XXI.

 

12. Основные положения преобразования судебной части в России 29 сентября 1862 г. СПб. 1862, ст. 10, 13, 14.

 

13. Центральный исторический архив г. Москвы (ЦИАМ), ф. 1650 (А. Д. Ровинский), д. 60 (1 экз.), л. 1об., 4.

 

14. Замечания министра юстиции на проект Учреждения судебных мест. В кн.: Дело о преобразовании, т. 59, с. 2, 3, 6, 7.

 

15. ЦИАМ, ф. 1650, д. 60 (1 экз.), л. 1об.

 

16. Там же (5 экз.), л. 34об., 40.

 

17. Там же (1экз.), л. 4.

 

18. ПРИНТЦ Н. Г. О порядке выборов на должность мировых судей. В кн.: Дело о преобразовании, т. 26, с. 3 - 4.

 

19. Замечания об учреждении мировой судебной власти, составленные калужскими мировыми посредниками. Там же, с. 5, 6.

 

20. КОРЕЛИН А. П. Дворянство в пореформенной России 1861 - 1904 гг. М. 1979, с. 184 - 187.

 

21. Замечания 21 сенатора на проект Учреждения судебных мест. В кн.: Дело о преобразовании. Т. 59, с. 15 - 16.

 

22. Замечания сенаторов и обер-прокуроров на проект Учреждения судебных мест. Там же, с. 3 - 4.

 

23. Судебные уставы с изложением рассуждений, с. 48.

 

24. Материалы по земскому общественному устройству. Т. 1. СПб. 1885, с. 147, 150.

 

25. ЦИАМ, ф. 1650, д. 58, л. 17.

 

26. Замечания министра юстиции.

 

27. Замечания министра внутренних дел на проект судоустройства и судопроизводства гражданского и уголовного. В кн.: Дело о преобразовании. Т. 58, с. 3.

 

28. Судебные уставы с рассуждениями, с. 19.

 

29. ПСЗ-2. Т. 39, отд. 2, N 41475, ст. 19 - 40.

 

30. Там же. Т. 40, отд. 2, N 42587, гл. 3.

 

31. Замечания министра юстиции на соображения комиссии, Высочайше учрежденной для окончания работ по преобразованию судебной части в России. Б. м. Б. г., с. 31.

 

32. Сб. правительственных распоряжений по делам, до земских учреждений относящимся. Т. 1. СПб. 1868, с. 136.

 

33. ПСЗ-2. Т. 39, отд. 2, N 41475, ст. 26.

 

34. Там же, ст. 29.

 

35. Сборник правительственных распоряжений. Т. 9. СПб. 1888, с. 101.

 

36. ПСЗ-2. Т. 39, отд. 2, N 41475, ст. 24, 25, 26, 30, 31, 52.

 

37. Там же, ст. 37.

 

38. Черниговское и Самарское губернские земства (см. СКАЛОН В. Ю. Мнения земских собраний о современном положении России. Берлин. 1883, с. 20, 21).

 

39. Сб. циркуляров и инструкций Министерства юстиции с 1 января 1865 г. по 1 мая 1870 г. СПб. 1870, с. 69.

 

40. Сб. правительственных распоряжений. Т. 7. СПб. 1887, с. 148.

 

41. Правительственный вестник, 1889, N 186.

 

42. Выборный мировой суд. Сб. ст. и материалов. СПб. 1898, с. 97.

 

43. Там же, с. 97, 98.

 

44. ДАНЕВСКИЙ В. Ук. соч., с. 341.

 

45. Петроградский мировой суд за 50 лет. Т. 1. Пг. 1916, с. 341.


Новые статьи на library.by:
ТЕОРИЯ ПРАВА:
Комментируем публикацию: Земское собрание и мировой суд

© Н. И. Горская () Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 2009, C. 76-85

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ТЕОРИЯ ПРАВА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.