ПО ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Актуальные публикации по вопросам юриспруденции.

NEW ТЕОРИЯ ПРАВА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ТЕОРИЯ ПРАВА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПО ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

8 за 24 часа
Публикатор: • Источник:


ПО ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА



на тему:

"Административно-территориальное устройство"











Выполнил: студент гр. Ю-991

Лякин В.Е.

Проверила:

Рыбакова Т.В.









Кемерово 2000




Содержание:



I. Введение ……………………………………………………….. 3 стр.
II. Формы административно-территориального устройства….... 5 стр.

§1. Унитарная форма………………………………………... 7 стр.

§2. Федеративная форма……………………………………. 10 стр.

§3. Смешанные и переходные формы……………………... 16 стр.

III. Форма государственного устройства Российской Федерации 23 стр.

IV. Заключение……………………………………………………... 25 стр.

V. Библиография…………………………………………………... 26 стр.

1. Список литературы…………………….…………………. 26 стр.

2. Список источников…………………….…………………. 26 стр.

I. Введение



В этой работе я ставлю перед собой целью рассмотреть одну из тем такой юридической дисциплины, как теории государства и права, – теорию административно-территориального устройства. Рассматриваемый вопрос, вероятно, не относится к наименее изученным, по которым написано недостаточно для полного и подробного изучения, но, к сожалению, действительность вновь и вновь возвращает нас к нему. Неурегулированность отношений с Чечнёй, сложное положение в Абхазии и Приднестровье – это боль и страдание живых людей, проблемы, требующие справедливого и разумного разрешения. Поэтому вопрос административно-территориального устройства является сейчас актуальным особенно в Российской Федерации.

Государство – понятие многогранное, характеризующееся рядом признаков, присущих только ему. Л.С. Мамут писал, что подход к государству как к локализованной в пространственно-временных рамках определенной "людской совокупности", политической коллективности предполагает рассмотрение вопросов административно-территориального устройства, гражданства, пределов суверенитета данной публичной власти, государственных границ, межгосударственных отношений и т.д.[1] Отсюда следует важность понимания способности территориального устройства на саморазвитие, на её трансформацию в те или иные формы, так как территория является главным, формальным признаком государства. Территория не застывшее, а динамично развивающееся закономерное явление.

Однако над общими факторами функционирования, развития территорий задумываются крайне мало не только лица, олицетворяющие практику государственной деятельности (президенты, министры, депутаты), но и учёные – государствоведы, экономисты, философы. Нельзя сказать, что территориальное устройство – объект слабого внимания со стороны правителей и учёных. Наоборот, чрезмерный акцент на данную
проблему делает её уязвимой. Другое дело, не все задумываются над закономерностями развития территорий, их историческими особенностями.

Несмотря на то, что в различных странах государственные формы имеют свои особенности, характерные признаки, которые по мере общественного развития наполняются новым содержанием, обогащаясь во взаимосвязи и взаимодействии, форма административно-территориального устройства государств, особенно современных, имеет общие признаки, что позволяет дать определение каждому элементу формы государства. И в данной работе хотелось бы подробно изложить формы территориального устройства, выдвигаемые российскими учёными, и провести их систематизацию. Особое внимание будет уделено проблеме административно-территориального устройства Российской Федерации.



II. Формы административно-территориального устройства



Рассматривая вопрос о форме государства, необходимо иметь в виду, что это, в первую очередь, вопрос о форме правления. Но не только. Это ещё и вопрос о национально-государственном и административно-территориальном устройстве государства, о связи центральных и местных органов власти и управления, распределении между ними полномочий.

Изучая этот второй блок формы государства, прежде всего следует обратить внимание на многозначность понятия "устройство государства" в теории государства и права. Говорится об устройстве государства как форме государства, об устройстве как форме правления, об устройстве как территориальной организации. И это не случайно. Действительно, во всех этих случаях речь идет именно об устройстве (строении, организации) государства, но только в разных аспектах: политическом, структурном, территориальном.

Об этом последнем – территориальном – устройстве и говорится в связи с национально-государственной и административно-территориальной организацией государства.

Необходимость определённым образом построить территориальную организацию государства вытекает из того обстоятельства, что любое государство расположено на ограниченной территории, там же проживают граждане (подданные) этого государства. Для выполнения своего социального назначения – организации экономической жизни, защиты граждан, создания страховых запасов и т. п. – государство ведёт разнообразную деятельность. Например, финансовую (взимает и распределяет налоги, сборы, пошлины и т. п.), экономическую (регулирует в той или иной степени распределительные, рыночные, производственные отношения), военную (осуществляет организацию военной службы) и т. д. Но вести всю эту деятельность из одного центра при значительной численности населения и больших размерах государства становится объективно невозможным.

После определённого порога численности граждан и размеров территории возникает необходимость разделить территорию на округа, штаты, земли, области, края, кантоны, районы, губернии, уезды и т. д., а также создать на этих территориальных образованиях местные (территориальные) органы власти. Возникает потребность распределить полномочия между центральными и местными органами власти и управления.

Как, например, шла территориальная структуризация США? При освоении Запада в XVIII веке стали действовать следующие нормы. Когда на землях Запада население достигало определённых размеров ("5 тысяч свободного мужского населения дееспособного возраста"), соответствующая территория должна была созвать "генеральную ассамблею", чтобы помогать назначенному губернатору управлять делами. А когда население достигало численности "60 тысяч свободных лиц", Конгресс должен был принять территорию в качестве нового штата "на равных правах с прежними штатами во всех мыслимых отношениях". Количество штатов постепенно выросло до 50. Почти во всех случаях новый штат проходил через этап территориального управления.

Кроме того, население того или иного государства может быть многонациональным. Каждая народность, нация может иметь свои традиции и иные духовные потребности. Следовательно, приходится учитывать при устройстве государства и этот многонациональный аспект населения.

Наконец, субъективные и даже случайные факторы – заимствования, политико-правовые подражания, колониальное воздействие, политические интересы и многое другое – тоже влияют на территориальную организацию государства.

Как и форма правления, территориальное устройство также уходит своими корнями в глубокую древность. Уже древние восточные деспотии – империи – делились на провинции, города, сатрапии, завоёванные территории и т. д. Имели эти территориальные образования и свои органы власти и управления.

Так оно, собственно, и должно было быть при переходе человечества в IV – III тыс. до н.э. к государственной форме организации общества. Ведь именно возникновение первоначально городов-государств, а потом их различных форм привело к замене кровнородственных связей, которые были характерны для первобытного общества, территориальной организацией общества. Но эта территориальная организация объективно повлекла за собой членение государств на более мелкие образования, появление сложной структуры органов государства.

Разумеется, государство – это не сумма его территориальных образований, но без этой структуры государство функционировать не может. Теория государства и права выделяет несколько видов территориального (национально-государственного и административно-территориального) устройства государства.



§1. Унитарная форма



Унитарная форма государственного устройства имеет место во многих странах. Она характеризуется единой структурой государственного аппарата на всей территории страны. Парламент, глава государства, правительство распространяют свою юрисдикцию на территорию всей страны. Их компетенция (функциональная, предметная, территориальная) ни юридически, ни фактически не ограничивается полномочиями каких-либо местных органов.

Все административно-территориальные единицы имеют одинаковый юридический статус и равное положение по отношению к центральным органам. Они могут иметь в своей основе юридические акты, определяющие и закрепляющие их правовое положение (например, уставы). Административно-территориальные единицы не могут обладать какой-либо политической самостоятельностью. Однако в области хозяйственной, социально-культурной их полномочия могут быть достаточно широкими, позволяющими осуществлять управление территорией, учитывая при этом её особенности. Но в подавляющем большинстве современных унитарных государств основное территориальное деление является политико-административным. Наряду с ним в ряде стран имеются административно-территориальные единицы как общего типа, где действуют органы общей администрации, так и специального где действуют специализированные государственные органы (в частности, судебные округа).

Далее – единое гражданство. Население унитарного государства имеет единую государственную принадлежность. Никакие административно-территориальные образования собственного гражданства не имеют и не могут иметь.

Для унитарного государства характерной является единая система права. Её базу образует единая конституция – основной закон, нормы которого применяются на всей территории страны без каких-либо изъятий или ограничений. Местные органы власти обязаны применять и все другие нормативные акты, принимаемые центральными органами государственной власти. Их собственная нормоустанавливающая деятельность имеет сугубо подчинённый характер, распространяется на соответствующую локальную территорию.

В унитарном государстве действует единая судебная система, которая осуществляет правосудие на территории всей страны, руководствуясь общими для всех государственных образований нормами материального и процессуального права. Судебные органы, как, впрочем, и все другие правоохранительные органы, представляют собой звенья единой централизованной системы.

В унитарном государстве используется одноканальная система налогов. Как правило, налоги поступают в центр, а оттуда уже распределяются в разные регионы.

Таким образом, в унитарном государстве осуществляется централизация всего государственного аппарата и вводится прямой либо косвенный контроль над местными органами.

Присущая всем унитарным государствам централизация может проявляться в разных формах и в разной степени, В некоторых странах вообще отсутствуют местные органы и административно-территориальные единицы управляются назначаемыми представителями центральной власти. В других государствах местные органы создаются, но они поставлены под контроль (прямой или косвенный) центральной власти.

В зависимости от того, какой вид контроля она осуществляет за местными органами, различают централизованные и децентрализованные унитарные государства. В децентрализованных унитарных государствах существует конституционное распределение полномочий между центральной властью и территориальными единицами высшего уровня. Это сближает их с федеративными государствами. Различие же с централизованными государствами заключается в том, что они (централизованные) – это те государства, в которых нет местной автономии вообще, а функции власти на местах осуществляют только назначенные сверху администраторы. Это государства с выраженными авторитарными политическими режимами. В ряде стран Тропической Африки значительная роль в осуществлении власти на местах принадлежит родоплеменным вождям. Впрочем, сейчас редко можно встретить государства, где на местах отсутствуют выборные органы. Однако в странах с однопартийной системой, формальное наличие местных выборных органов власти есть не более чем ширма для всевластия на местах.

В некоторых же унитарных государствах используется предоставление более льготного правового статуса одной или нескольким административно-территориальным единицам. Такое унитарное государство характеризуется наличием административной автономии для некоторых структурных территориальных подразделений. Указанная форма государственного устройства находит применение там, где требуется учет специфических интересов территориальных единиц (национальных, этнических, географических, исторических и др.). Права по самоуправлению у автономных образований несколько шире, чем у населения обычных административно-территориальных единиц. Однако самостоятельность автономий допускается только в пределах, установленных центральной властью. В унитарном государстве может функционировать и местное самоуправление, действовать муниципальные органы.

Число ступеней политико-административного деления зависит от численности населения и размеров территории страны, однако зависимость эта не жёсткая: иногда в менее крупных странах число ступеней больше, чем в более крупных. Скажем, если Великобритания имеет три уровня территориального деления, то Франция – четыре.

Унитаризм по сравнению с феодальным дроблением на уделы, княжества, иной партикуляризм – явление, безусловно, прогрессивное, способствует становлению единого рынка, развитию буржуазных экономических отношений. Однако с развитием капитализма, научно-технического прогресса, появлением глобальных экологических проблем и с другими факторами начинаются интеграционные процессы, которые приводят к созданию сложных государств и их образований: федераций, конфедераций, содружеств и т. д.

Яркими примерами унитарного устройства являются Франция, Швеция, Финляндия, Эстония, Турция, Италия, Алжир, Великобритания, Иран и т.д.



§2. Федеративная форма



Федеративная форма государственного устройства является ещё более многоликой, чем унитарная. Каждая федерация обладает уникальными, специфическими особенностями. И все же можно при этом выделить черты, характеризующие все федеративные государства.

Так, в отличие от унитарного государства федеративное в политико-административном отношении не представляет собой единого целого. Оно состоит из территорий субъектов федерации и является союзным государством. Государственные образования, входящие в состав федеративного государства, могут не являться государствами в собственном смысле слова, поскольку они не обладают полным суверенитетом, т. е. самостоятельностью и независимостью по всем вопросам внутренней и внешней политической жизни. Степень суверенности может быть разной. Однако выделяется круг вопросов, которые не могут быть решены без участия центральной власти. Но, во всяком случае, субъекты федерации наряду с хозяйственной и социально-культурной самостоятельностью приобретают и определённую политическую самостоятельность, и это их отличает от административно-территориальных образований унитарного государства.

В федерации существует два уровня государственного аппарата: федеральный, союзный и республиканский (уровень штата, кантона, земли и т. д.). На высшем уровне федеративный характер государства выражается в создании двухпалатного союзного парламента, одна из палат которого отражает интересы субъектов федерации (верхняя). При её формировании используется принцип равного представительства вне зависимости от численности населения. Другая палата формируется для выражения интересов всего населения государства, всех его регионов. В федерации может так­же существовать государственный аппарат и на местном уровне.

Одним из формальных признаков федерации является наличие двойного гражданства. Каждый гражданин считается гражданином федерации и гражданином соответствующего государственного образования. И это закрепляется конституциями государств. Это означает, что объём прав и свобод у каждого гражданина, независимо от того, на территории какого субъекта федерации он проживает, один и тот же.

В федеративном государстве функционирует правовая система, построенная на принципе централизации, единства. Но субъекты федерации могут создавать и свою правовую систему. Чаще всего, хотя и не всегда, им предоставляется право принятия собственной конституции. Однако всегда при этом устанавливается принцип субординации, иерархии законов, согласно которому конституции субъектов федерации должны полностью соответствовать союзной конституции и ей не противоречить, а республиканские законы не должны противоречить федеральным законам. Этот прин­цип должен соблюдаться и тогда, когда в отдельных государственных образованиях сохраняются конституции, принятые ими до вступления в федерацию. Они должны приводиться в соответствие с союзной конституцией. Это же правило касается и всех других нормативных актов, прежде всего законов. Принцип верховенства общефедерального закона над законами субъектов федерации является всеобщим и необходимым для всех видов федераций.

Таким образом, в пределах федерации действуют федеральные (общесоюзные, общереспубликанские, общеземельные и т. п.) законы, а также соответствующие им законы субъектов федерации. Действие последних, как правило, распространяется лишь на территорию соответствующего субъекта. Кроме того, федеральные законодательные органы могут принимать законы специально для определённых членов федерации и устанавливать им особый правовой статус.

Субъект федерации обладает правом иметь собственную судебную систему. Конституция определяет порядок организации, процедуры и предмет деятельности судебных и других правоохранительных органов, устанавливая как бы образец для построения судебной системы в субъектах федерации. Высшая судебная инстанция федерации, как правило, не рассматривает жалобы на решения судов субъектов федерации или рассматривает, но в крайне ограниченных и специально установленных случаях.

В федерации используется двухканальная система налогов: федеральные и налоги субъекта федерации. Как правило, собранные налоги поступают в общефедеральную казну и затем уже часть их (посредством бюджета) передается для использования субъектам федерации. Иной порядок может существенно подрывать федеративную природу государства, угрожать его целостности. При этом, разумеется, собственные доходы государственных образований (республик) крайне ограничены и субъекты федерации нуждаются в получении субсидий и дотаций от союзного государства. Финансовая зависимость является одним из важных дополнений к тому конституционному механизму, с помощью которого центральная власть подчиняет и контролирует субъекты федерации.

Главным вопросом любой федерации является разграничение компетенции между союзом и субъектами федерации. От решения этого вопроса зависит юридическое положение государственных образований и характер тех отношений, которые складываются между федерацией и её членами.

Как правило, эти отношения в самом основном определяются конституцией федерации или федеративными договорами. Поэтому в федерации реализуется либо конституционный, либо договорно-конституционный принцип.

Практика федеративных государств показывает, что вопрос полномочий федеральных и местных органов решается на основе трех принципов:

принцип исключительной компетенции федерации, т. е. определения предметов ведения, по которым только она может принимать решения, издавать нормативные акты. Все остальные вопросы, не вошедшие в предмет ведения федерации, представляют собой предмет ведения (компетенции) субъектов федерации;

принцип совместной компетенции, т. е. установления одного и того же перечня предметов ведения как федерации, так и субъектов федерации. При совместной компетенции федеральные органы государственной власти по согласованию с органами власти субъектов федерации решают те вопросы, которые входят в предмет их ведения. Инициатива может исходить как от федеральных органов, так и от субъектов федерации. Процедура совместной компетенции может иметь разные формы, которые, как правило, устанавливаются в конституции и иных законах;

принцип трёх сфер полномочий предполагает установление федеральных полномочий, штатных, республиканских, земельных, кантональных и иных местных полномочий, а также полномочий, отнесенных к совместной компетенции субъекта федерации и самой федерации.

Следует обратить внимание, что в практике некоторых федеративных государств (например, России) появился и такой способ распределения компетенции между союзным государством и входящими в него субъектами федерации, как взаимное делегирование полномочий.

Это делегирование как бы снимает вопрос о жёсткой подчиненности субъекта федерации центру, свидетельствует о добровольности распределения компетенции. Формула о делегировании полномочий сопровождается появлением в практике федерализма понятия и статуса ассоциированного члена, т. е. субъекта федерации, отличающегося по своему статусу от других субъектов федерации прежде всего большой самостоятельностью, добровольной делегированностью полномочий, а не их централизованным распределением.

Вместе с тем иногда статус ассоциированного члена федерации используется и для юридического прикрытия намерения субъекта федерации выйти из состава федерации.

В связи с этим появились понятия об асимметричной федерации – разные политико-правовые отношения между федерацией в целом и её отдельными субъектами, "жёсткой" или "мягкой" федерации. Иными словами, современная практика федерализма, обогащённая разным опытом самоопределения народов после распада СССР, дала новые формы федеративной государственности.

Но для функционирования федерации в её новых формах должно быть осуществлено чёткое распределение полномочий между федерацией и её субъектами, установление и закрепление компетенции в договорных основах федерации. Иначе под угрозой оказывается целостность и единство государства.

Одним из сложных вопросов федерации является вопрос о праве наций на самоопределение и выходе из состава федерации. Разумеется, вступление в федерацию должно быть делом добровольным. Но может ли на основе этого принципа осуществляться выход из её состава? Анализ конституций существовавших федераций показывает, что выход из состава федерации нигде не закрепляется в конституции. Исключением был бывший СССР, в Конституции которого такое право было предоставлено. Однако это право было декларативным. Механизм его осуществления в Конституции не устанавливался, а Закон Союза ССР (1989 г.) о порядке выхода союзных республик из состава Союза ССР, по существу, свел это право на нет. Действительно, отношения между субъектами федерации являются очень тесными, имеет место кооперация хозяйственных связей, допускается перелив финансовых средств одного субъекта федерации другому путем предоставления ему субсидий, дотаций и т.п. Поэтому одностороннее волеизъявление субъекта федерации по вопросу о его выходе не может устроить всех других членов федерации, поскольку при этом возможно нарушение их интересов и причинение им ущерба. В этом процессе необходимо дополнить волеизъявление субъекта федерации, поставившего вопрос о выходе из нее, согласием или утверждением со стороны федерации в целом. Иными словами, принцип права наций на самоопределение не должен вести к нарушению целостности государства. На такой подход нацеливает и утверждение приоритета прав человека над правами наций, народов, переосмысление принципа права наций на самоопределение.

В современных условиях социальная цена за реализацию принципа права наций на самоопределение в федеративном государстве становится столь большой (разрыв хозяйственных связей возникающие проблемы этнических меньшинств, конфликты, в том числе вооруженные, беженцы, нарушение прав человека, спад производства и т. п.), что сторонникам приоритета права нации над правами человека всегда необходимо задумываться, во что же могут обойтись народу, нации мифические идеалы и утопии сепаратизма, обособления, отделения, выхода из федерации, образования самостоятельного государства.

Федерации делятся на два вида: национально-государственные и административно-территориальные.

В основе национально-государственной федерации лежат национальные факторы, и поэтому она имеет место в многонациональном государстве. Для такой федерации характерными являются республики, входящие в федерацию, автономные формы государственности и т. д., могут иметь место и культурные автономии.

В основу административно-территориальной федерации, как правило, положены экономические, географические, транспортные и иные территориальные факторы. Большую роль играют исторические традиции, языковые, иные культурные факторы.

Форма государственного устройства государства зависит и от того, с какими государствами оно вступает в связи, на какой основе они складываются, а также от того, какого рода связи оно поддерживает с другими государствами. Ведь, вступая в отношения с субъектами международной жизни для решения каких-то вопросов, государство может зачастую поступиться и частью своего суверенитета, самостоятельности, даже независимости, ради достижения общих и великих целей.

К началу XXI в. в мире существуют около 20 федеративных государств. Это Австралия, Австрийская Республика, Аргентинская Республика, Федеративная Республика Бразилия, Федеративная Республика Германия, Республика Индия, Российская Федерация, США, Канада, Мексиканские Соединенные Штаты, Республика Венесуэла и др.

Названные формы территориального устройства наиболее типичны и прослеживаются практически у всех исследователей данной темы. Но считать, что перечень территориальных форм исчерпывается названными, было бы несерьёзно, если не сказать, что не научно.


§3. Смешанные и переходные формы



Все, кто изучал проблемы административно-территориального устройства, все учёные и просто интересующиеся юридической наукой выделяют вместе с вышеназванными основными формами – федеративной и унитарной – также и конфедеративную. Конфедеративная форма государственного устройства – это объединение государств, как правило, на договорной основе, для достижения определённых целей (экономических, военных, полити­ческих, социальных и др.), позволяющая создать наиболее благоприятные условия для деятельности этих государств. Эти цели могут носить как временный, так и постоянный характер. Так, страны Европейского экономического сообщества в своем общении преследуют прежде всего экономические цели, причём эти цели относятся к разряду постоянных: обеспечение наиболее благоприятных условий для движения товаров, перелива капитала, денежного обращения и т. д. Конфедерация в отличие от федерации – это, как правило, союз государств, но вместе с тем представляющий некое государственное образование, объединение.

Для достижения поставленных целей в конфедерации создаются необходимые органы управления. Финансовые средства, требуемые для ведения общих дел, объединяются добровольно. Размер их устанавливается по соглашению.

Порядок вступления в конфедерацию и выхода из нее определяется входящими в нее государствами и основан на принципе добровольности и согласии всех её членов. Выход из конфедерации носит более простой характер, нежели выход из федерации. Он может производиться и на основе одностороннего волеизъявления, имеющего, однако, правовую базу.

Субъекты конфедерации являются полностью самостоятельными государствами. Ограничение их суверенитета касается только тех сторон деятельности, которые стали предметом их добровольного объединения. Только интересующие всех субъектов конфедерации вопросы могут также стать предметом нормоустановительной деятельности конфедеративных органов.

Примерами конфедерации можно назвать, хотя и "формально", Европейскую конфедерацию, Швейцарскую конфедерацию (хотя многие считают ее федерацией), Мусульмано-хорватскую Федерацию с Республикой Сербской в Боснии. Ряд авторов считают и Содружество Независимых Государств прообразом конфедерации.

Сегодняшняя наука – теория государства и права – выдвигает ряд других форм территориального устройства, которые сформированы из анализа как исторического процесса, так и сегодняшних реалий. Например, содружество – это весьма редкое, ещё более аморфное, чем конфедерация, но, тем не менее, организационное объединение государств, характеризуемых наличием общих признаков, определённой степенью однородности. Объединяющие их признаки могут касаться:

во-первых, экономики (одинаковая форма собственности, интеграция хозяйственных связей, единая денежная единицам др.);

во-вторых, права (уголовного, гражданского, процессуальных норм, сходство имеет и правовой статус гражданина);

в-третьих, языка (иногда языковое единство имеет лингвистический характер, например, у славянских стран СНГ, иногда же единство обусловливается его привнесением в результате колониального господства, как, например, у стран Британского содружества наций);

в-четвёртых, культуры (иногда культурная общность имеет единое происхождение, иногда достигается путем взаимообогащения или даже привне­сения и ассимиляции иных, чужеродных элементов);

в-пятых, религии (но не всегда). Однако содружество – это не государство, а своеобразное объединение независимых государств. В основе со­дружества, как и при конфедерации, могут лежать межгосударственный договор, устав, декларация, иные юридические акты.

Цели, выдвигаемые при создании содружества, могут быть самыми различными. Они затрагивают важные интересы государств, что не позволяет их отнести к разряду второстепенных. Для достижения этих целей объединенным государствам приходится иногда ограничивать и свой суверенитет. Как правило, члены содружества – это полностью независимые, суверенные государства, субъекты международных отношений.

В содружестве могут создаваться и надгосударственные органы, но, скорее всего, не для управления, а для координации действий государств. Денежные средства, если это необходимо для целей содружества, объединяются добровольно и в тех размерах, которые субъекты содружества сочтут необходимыми и достаточными.

Правотворческая деятельность содружества осуществляется в форме нормативных актов, которые могут принимать главы государств (устав содружества, акты об общих вооруженных силах и т.п.).

Для теории государства и права изучение такой формы организационного объединения государств, как содружество, стало относительно новым и особенно актуальным делом после распада СССР и образования Содружества Независимых Государств некоторыми республиками, ранее входившими в его состав.

В этой связи следует отметить, что содружество как объединение государств может иметь переходный характер. Оно может развиться в конфедерацию и даже в федерацию. Попытки для этого предпринимаются: союз России, Белоруссии, Киргизии и Казахстана – как путь к конфедерации, и образование Союза России и Белоруссии – как путь к федерации. Но надо иметь в виду, что всё может развиваться и в обратную сторону, послужить этапом окончательной дезинтеграции специфического союза государств при нерешённости, противоречивости интересов, целей государств, образовавших его. В частности, трехуровневая интеграция внутри СНГ к хорошему привести не может. Получается, что одни страны – родные братья, другие – двоюродные, третьи – троюродные. Да и при создании Союза России и Белоруссии необходимо учитывать, что Россия уже федеративное государство.

Межгосударственные образования знают и такую форму, как сообщество государств. В основе сообщества, как правило, лежит межгосударственный договор. Сообщество является ещё одной своеобразной переходной формой к государственной организации общества. Оно в большинстве случаев усиливает интеграционные связи государств, входящих в сообщество, и эволюционирует в сторону конфедеративного объединения (например, Европейские сообщества).

В сообщество могут входить ассоциированные члены – государства, принимающие те или иные правила, действующие в сообществе. Порядок вступления в сообщество и выхода из него устанавливается членами сообщества.

В сообществе может быть свой бюджет (формируемый из отчислений членов-государств), надгосударственные органы.

Сообщество может иметь цель выровнять экономический и научно-технический потенциал государств, входящих в него, объединить усилия этих государств для достижения глобальных целей, упростить таможенные, визовые и иные барьеры (вплоть до их отмены) и т. д.

Согласиться с тем, что данная классификация исчерпывающая, значит согласиться с войнами, разгорающимися повсеместно в мире, в особенности на пространствах бывшего СССР. К сожалению, она не даёт шансов разрешить мирно кровавые конфликты, разгоревшиеся на постсоветском пространстве, находящиеся в тлеющем состоянии.

Примером могут служить отношения, складывающиеся между Грузией и Абхазией на современном этапе. Грузия одна из первых вышла из состава СССР, т.е. одна из первых проявила сепаратистские настроения, хотя далее обвинила в этом других. Желание построить унитарную Грузию привело к войнам в Южной Осетии и Абхазии. Абхазия предлагала Грузии создать федерацию с равной субъективностью. Но та не стала слушать и учинила кровавую бойню. После поражения в войне Грузия согласилась на федеративное устройство. Но это уже не устраивало Абхазию. И ясно, почему в каждом парке Абхазии находятся братские могилы. Это так просто не забывается. Абхазия согласна на конфедеративные отношения с Грузией, однако Грузия придерживается противоположной позиции.

В связи с этим ещё раз необходимо подчеркнуть, что не следует федеративные и межгосударственные объединения — конфедеративные, содружественные формы – понимать догматически. В реальной жизни эти формы могут иметь самый широкий спектр, давать, например, такие сочета­ния, как конфедеративно-федеративные, когда в одних областях между государствами осуществляются федеративные, а в других – конфедеративные связи. Или, например, давать сочетание унитарно-федеративных государственных образований (например, Россия: в её состав входят республики, и вместе с тем она имеет в других регионах чёткое административно-территориальное устройство). Как и в других, в данном случае теория государства и права выделяет и рассматривает самое типичное, основное, что характеризует те или иные реальные формы устройства государства. Теория государства учитывает, что и в этой сфере, как и в других политико-правовых областях, действует целая система разных факторов, тенденций, которые дают самые разнообразные и удивительные сочетания национально-государственных и административно-территориальных форм.

Чтобы понять это, нужно знать, например, что в современной теории государственное устройство разделяется на унитарное (простое) и сложное. Простое государственное устройство, т.е. унитарное нами рассмотрено, и с формулировкой "простое" следует согласиться, потому что сложное государственное устройство предполагает существование государства, включающего в себя другие государственные образования. Рассмат­ривая отдельные территориальные устройства, теория государства ничего не конструирует, а лишь фиксирует в истории и современной действительности отдельные их виды (классы).

В результате выделились такие классы сложных государств, как протекторат и уния.

Протекторат (покровительственные отношения) над той или иной территорией предполагал изначально договорные отношения между сильным и слабым государствами, устанавливающие особые взаимные обязанности и права.

Протекторат относят к числу разновидностей государственного устройства лишь по традиции, ибо после заключения международного договора о покровительстве нового (третьего) государства не появляется, а, следовательно, не возникает вопроса и о его территориальной организации. Тем не менее, если допустить, что на государство, над которым осуществляется покровительство, нападает другое государство, то это означает объявление войны и государству, взявшем на себе покровительство.

Примерами протектората являются: протекторат Испании над Монако (с 1524 г.), а с 1643 г. протекторат Франции над Монако, протекторат России над Молдавией и Валахией после русско-турецкой войны 1828-1829 гг. и др.

Под унией понимается союз, соединение, объединение государств. Среди уний различаются конфедерации, федерации, объединение монархических государств в форме реальной и персональной (личной) унии, фузии, инкорпорации, империи. К униям также можно отнести и такие формы государственного устройства, как содружество и кондоминиум.

Рассмотрим данные формы.

Объединения монархических государств существуют в форме личной персональной или реальной уний. Общим у обеих форм является то, что они возникают вследствие совпадения монархов двух или нескольких государств в одном лице.

Личная уния имеет основанием случайное, непреднамеренное совпадение независимых друг от друга прав на корону в нескольких государствах для различных порядков наследования престола. Она продолжается до тех пор, пока эти различные правомочия персонифицированы в одном лице. Так, в прошлом веке прекратилась личная уния между Великобританией и Ганновером в 1837.

Реальная уния возникает в результате соглашения государств, в силу которого у них появляется общий монарх. Реальными были унии между Норвегией и Швецией (1815 г.), Австро-Венгрия.

Империя – насильственное объединение государств, осуществленное либо путем завоевания, либо путем создания иного вида давления (экономического, политического и т. п.). Вместе с тем история знает и добровольное, договорное вхождение некоторых государств в состав империи. Это происходит, как правило, тогда, когда народу этого государства грозит уничтожение со стороны другого государства, и в воссоединении с родственными государствами (по религии, языку) народ этого государства видит своё спасение. Но в основном империя держится на применении принуждения (военного, экономического, политического, идеологического), и как только этот опорный столп исчезает, она рушится.

Степень зависимости составных частей империи бывает различной. Некоторые государствоведы пришли к выводу, что у составных частей империи никогда не было единого государственно-правового статуса.

Круг империй достаточно широк. Они существовали во все исторические эпохи (Римское государство, Великобритания, Россия и др.).

Фузия (слияние государств) и инкорпорация (внешне оформляемое как слияние присоединение одного государства к другому) представляют большой интерес. Фузией было, например, воссоединение ФРГ и ГДР, инкорпорацией, как полагают многие, – присоединение Эстонии, Латвии и Литвы к СССР в 1940 г.

Кондоминиум – совместное впадение (от лат. con (cun) – вместе и dominium – впадение), совместное управление одной и той же территорией двумя или несколькими государствами. Так, в период 1899 – 1951 г.г. Великобритания и Египет осуществляли кондоминиум в отношении Судана.

Данная классификация форм государственного устройства ярко свидетельствует о многоаспектности и сложности данной проблемы, о том, что нет единых рецептов для разрешения проблем, возникающих между государствами. Но вместе с тем предложенная классификация – яркое доказательство существования выхода из любых тупиковых ситуации.

Словом, межгосударственные формы делятся на два вида: добровольные и насильственные. Если на начальном этапе развития человечества преобладали насильственные формы межгосударственного объединения, то с развитием цивилизации они уходят в прошлое. Их место занимают добровольные формы международного общежития, объединения. В перспективе интеграционные связи между государствами будут все более и более возрастать. И XXI век обещает быть веком без войн. Все цивилизованные государства в настоящее время должны прилагать и прилагают к этому немалые усилия.


III. Форма государственного устройства

Российской Федерации



Территориальная организация государственной власти в Российской Федерации – одна из острейших проблем государственного строительства. Она заключается в нахождении и поддержании оптимального соотношения между деятельностью федеральной власти по обеспечению территориальной целостности, единства государства и стремлением регионов к большей самостоятельности.

Всякие перекосы здесь достаточно опасны. Безмерное усиление федеральной власти, неправомерность её действий в данной сфере – путь к централизму и унитаризму. Результатом же безграничной самостоятельности регионов могут стать сепаратизм, ослабление и разрушение государственности. Отсюда задача науки и практики – найти такую форму государственного устройства, при которой естественное стремление регионов к суверенности не будет создавать угрозу целостности России. Первые шаги на этом пути уже сделаны при подготовке и принятии Федеративного договора и Конституции РФ.

Российское государство – самобытная, уникальная федерация, построенная на договорно-конституционном правовом фундаменте. Это отражено в первой статье нашей Конституции, принятой в 1993 году. Механизмом регулирования и самостройки федеративных отношений выступают двусторонние договоры между органами федеральной власти и субъектами Федерации (например, с Республикой Татарстан) о разграничении предметов ведения и полномочий. Немало особенностей и проблем порождает противоречивость двух изначально заложенных в основу государственного устройства России принципов: национально-территориального (республики, автономная область, автономные округа) и административно-территориального (края, области, города федерального значения). Да и по количеству субъектов Российская Федерация занимает первое место в мире. Большое число таких субъектов может привести к неуправляемому качеству.

Необходимая децентрализация и растущая самостоятельность регионов уравновешивается заложенными в Конституции базовыми принципами, которые гарантируют:

· незыблемость территориальной целостности государства;

· равноправие членов Федерации между собой и по отношении к федеральным органам государственной власти;

· единство основ государственного строя (соблюдение каждым регионом таких основополагающих принципов, как народовластие, разделение властей, многопартийность, равные избирательные права граждан);

· свободу передвижения людей, распространения информации, перемещения товаров и денег по всей территории государства;

· верховенство федерального законодательства;

· недопустимость действий, направленных на одностороннее изменение статусов членов Федерации.

Конституция в ст. 71-73 разграничила предметы ведения и полномочия между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти её субъектов на 3 группы:

1) предметы ведения Федерации;

2) предметы ведения субъектов Федерации;

3) предметы совместного ведения Федерации и её субъектов.

Гармонизация федеральных отношений требует гибкой политики межнационального согласия. В этих целях разрабатывается концепция государственной политики России по предотвращению и урегулированию межнациональных конфликтов, в основу которого будет положен принцип приоритетности мирных политических средств разрешения возникающих противоречий.




IV. Заключение



Тема, которую я рассмотрел в своей курсовой работе – административно-территориальное устройство, – входит в более широкий и объёмный раздел теории государства и права – форма государства. Я счёл нужным выделить эту составную часть форму государства как наиболее существенную в наших условиях, в нашем государстве. Ведь национально-территориальный вопрос в России всегда был одним из главнейших, всегда порождавшим бесчисленные споры, нередко выливавшиеся в кровавые войны. И, изучая его как можно более подробно, можно предотвратить подобные разногласия в наши дни.

Однако одна лишь форма государственного устройства не может ответить на вопрос о том, как, с помощью каких способов, приёмов осу­ществляется взаимодействие государственной власти с населением, как проявляется в политической сфере действительное соотношение классовых сил, каков политический статус различных общественных организаций, какую роль выполняют фактически органы государства по управлению населением, проживающим на его территории. На эти вопросы отвечает третий блок формы государства – политический режим. Также многое для понимания реалий устройства современных государств, как, впрочем, и тех образований, что имели место на протяжении всей мировой истории, может дать первый блок формы государства – форма правления, который отвечает на вопрос о том, кто и как правит, осуществляет государственную власть в государственно организованном обществе, как устроены, организованы и действуют в нём государственно-властные структуры (органы государства).

Все эти три блока должны изучаться вместе и включаться в общий для них раздел – форму государства, чтобы лучше понять и подробнее изучить теорию государства и права. Однако целью моей работы было детальное рассмотрение только теории административно-территориального устройства, поэтому я не уделил внимания двум другим блокам формы государства.





V. Библиография



1. Список литературы:



1. "Теория государства и права". Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. — М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА · М, 1999.

2. "Теория государства и права: Часть 1. Теория государства". Под ред. А.Б. Венгерова. — М.: Юристъ, 1995.

3. Бельский К. С. "Административное право: учебник". Под ред. А.М. Козлова. — М.: Юристъ, 1999.

4. Петражицкий Л. И. "Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.1". — СПб., 1907.

5. Хропанюк В. Н. "Теория государства и права". — М.: Отечество, 1993.





2. Список источников:



1. "Формы государственного (территориального) устройства: исторический подход". — Основы государства и права, №1, 1998. Стр. 49-52.

2. Кокотов А.Н. "Об идеальной и реальной формах государственного устройства России". — Российский юридический журнал, №3, 1995. Стр. 49-57.

3. Конституция Российской Федерации.

4. Мамут Л.С. "Сверим ориентиры: наука о государстве и праве нуждается в радикальном обновлении". – М.: Пульс реформ, 1989.


Опубликовано 05 января 2010 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): NIkTO Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ТЕОРИЯ ПРАВА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.