ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ СРЕДНЕВЕКОВЫЕ "ОБОРОТНИ"

Детская литература. Сказки, басни, рассказы, сборники стихов.

NEW СКАЗКИ, ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА


СКАЗКИ, ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: новые материалы (2021)

Меню для авторов

СКАЗКИ, ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ СРЕДНЕВЕКОВЫЕ "ОБОРОТНИ". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-06-02

Вера в оборотней - людей, превращающихся на время в волков (реже - в медведей, кошек, птиц), связана с древними представлениями о способности души отделяться от тела и, обретя новую материальную оболочку, путешествовать вдали от него. Представления об оборотнях, живущих где-то рядом, волновали воображение людей на протяжении всего средневековья и не только питали богатейшую фольклорную традицию, но и становились предметом обсуждения в трудах знаменитых мыслителей прошлого - Августина Блаженного, Фомы Аквинского и других, предметом дискуссий у медиков и объектом пристального внимания инквизиторов.

По народным представлениям, в оборотней люди превращаются по разным причинам. Наиболее древним является представление, что оборотничество навязывается человеку помимо его воли. Исландская "Сага об Эгиде", возникшая в XIII в., сообщает о некоем человеке по имени Ульв, слывшем хорошим хозяином и отличавшемся большим умом, который, однако, "каждый раз, когда вечерело, начинал избегать людей, ... к вечеру он делался сонливым. Поговаривали, что он оборотень, и прозвали ею Квельдульвом ("Вечерним волком")" 1 . Волками или птицами любят оборачиваться также ведьмы и колдуны, чтобы в таком виде вредить добрым людям или чтобы быстро преодолевать большие расстояния. А их злое колдовство способно-де сделать оборотнем вообще любого человека. В "Саге о Волсунгах", восходящей к эпохе Великого переселения народов, упоминаются спящие люди, которые "были заколдованы, так что волчьи шкуры висели над ними: в каждый десятый день они выходили из шкур" 2 . Избавиться от таких чар, как считалось, можно, если заклясть эти шкуры и потом сжечь.

В архаической культуре оборотничество понималось как материальное одеяние (шкура, оперенный вороний или лебяжий наряд), которое можно было то надеть, то снять или даже одолжить кому-либо. Этот мотив стал популярным в позднесредневековой и романтической сказке. Достаточно натянуть на себя волчью шкуру или опоясаться ремнем из волчьей кожи, чтобы сказочный герой превратился в волка. Так поступили герой древнескандинавских сказаний Сигурд и его сын, полагая, что в обличье волка им будет сподручнее мстить врагам. Эта вера в волков-оборотней, распространенная по всей Европе, имела региональные различия. Германских вервольфов от славянских вовкудлаков отличало то, что первые были живыми людьми, а не покойниками. Считалось, что к вечеру они впадают в бессознательное состояние, и, пока тело их неподвижно, душа в образе волка рыщет по окрестностям.

С распространением в Европе христианства вера в оборотней разделила судьбу веры в ведьм. Вплоть до позднего средневековья эта вера осуждалась официальной церковью как злостное суеверие, поскольку, согласно теологической доктрине, человек создан по образу и подобию Божьему. Значит, никто кроме всемогущего Господа не властен придать


Арнаутова Юлия Евгеньевна - кандидат исторических наук, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

стр. 161


ему иную форму или обратить его в иное существо. "Покаянные книги", вопросами из которых руководствовались священники при исповедях, обязывали поститься на хлебе и воде всех, кто верит, будто некие существа, которых народ называет парками, способны по собственному желанию или по чьей-либо просьбе обратить новорожденного младенца в волка, именуемого оборотнем.

Тем не менее, уже со времен Августина Блаженного (IV-V вв.) теологи склонны были считать, что в нашумевших случаях нападения волков на людей не обошлось без вмешательства дьявольских сил. В XIII в. парижский архиепископ Вильгельм Овернский объяснял убежденность некоего человека в том, что он оборотень, способностью демонов внушать эту мысль во сне некоторым людям, насылая при этом соответствующие сновидения и одновременно побуждая настоящих волков нападать на людей. Фома Аквинский (тоже XIII в.) считал, что если такие случаи имели место в действительности, то в образе волка- людоеда воплощался сам Дьявол, не имеющий постоянного физического тела. Причастность же к оборотничеству обычных людей долгое время категорически отрицалась теологами.

Однако по мере того, как к концу средневековья наметилась трансформация образа Сатаны и его приспешников, к которым официальная церковь начала относить не только бесов, но и некоторых людей (колдунов и ведьм, заключающих с Дьяволом договор с целью навредить праведным христианам), а в обществе росли страх перед нечистой силой и убежденность в ее способности к вмешательству в жизнь людей, - отношение церкви к оборотням резко меняется. Теперь уже никто не сомневался в их существовании. Более того, оборотничество понималось как разновидность ведовства. "Молот ведьм" - печально знаменитое руководство Я. Шпренгера и Г. Инститориса 1489 г. по организации колдовских процессов, послужившее не одному поколению инквизиторов, признавало способность ведьмы по ее усмотрению менять облик, которым наделил ее Дьявол в награду за верную службу. Но, чтобы избежать противоречия с теологическим учением о человеке как Божьем творении, авторы пояснили, что подобные изменения являются "непостоянными преобразованиями тела" и происходят лишь в тех его частях, где это не имеет существенных последствий для "живой человеческой субстанции"; следовательно, оборотень в принципе продолжает оставаться человеком и не становится зверем 3 .

В XVI в. те же мысли развивал писатель-гуманист Жан Боден, автор теории государственного права, провозглашавший идеи тираноборчества и веротерпимости, но одновременно являвшийся одним из идеологов охоты на ведьм. В своей "Демономании" он писал, что оборотни - это люди, поскольку при трансформации они сохраняют человеческий рассудок, и аргументировал свой вывод тем, что подобно тому, как человек умеет выращивать гибридные растения и выплавлять из железа сталь, Дьявол, имеющий огромную власть над миром природы, способен придавать одному телу внешность другого.

Как только народная вера в оборотней получила поддержку церкви, а подозреваемые попали в сферу действий инквизиторов, разнообразные рассказы об оборотнях и творимых ими злодеяниях становятся не только достоянием устной традиции, в первую очередь слухов, но и в большом количестве фиксируются письменными источниками. Находилось множество "свидетелей" и "пострадавших", которые с готовностью описывали волков невероятных размеров, с огромными клыками и человеческими ногтями или пальцами на лапах. А. Боге, один из теоретиков инквизиции, сам расследовавший 35 случаев ведовства и оборотничества, приводил в своей книге рассказ одного охотника, на которого в лесу напал огромный волк. В схватке охотник отрубил ему лапу и положил ее в свою сумку. Некоторое время спустя, остановившись на отдых в находившемся неподалеку замке, охотник решил похвастаться своим трофеем хозяину замка, но с ужасом обнаружил в сумке вместо волчьей лапы человеческую руку с дорогим кольцом на пальце. Хозяин узнал в нем кольцо своей жены, а вскоре и сама она была найдена на кухне перевязывающей обрубок руки. Как сообщал инквизитор, эта женщина во всем созналась и впоследствии была сожжена как ведьма 4 .

Как считалось, оборотни могли принимать облик также кошек. Некто, проезжая верхом на лошади по деревне близ замка Жу, увидел несколько кошек, сидевших на дереве. Развлечения ради он выстрелил в них из мушкета. Кошки бросились врассыпную, а на землю под деревом упала связка ключей, которую этот человек подобрал. В харчевне, где он решил пообедать, никто не мог найти ключей от погребов, но когда наш всадник показал хозяину найденные им ключи, тот немедленно их опознал. Тут домой возвратилась жена хозяина харчевни. Оказалось, что она ранена в бедро. Ей пришлось признаться, что ключи она потеряла, когда летала на шабаш со своими подругами-ведьмами. В этом рассказе ведьмы вели себя не столь агрессивно, как в случае, описанном "Молотом ведьм" и происшедшем возле Страсбурга, где на человека напали три огромные кошки, и ему пришлось отбиваться от них палкой.

стр. 162


Несколько дней спустя он был вызван в суд по жалобе трех женщин, которые утверждали, что он жестоко избил их. Подобным же образом некий крестьянин, осужденный за убийство своей жены, на дознании рассказал, что, когда он собрался ложиться спать, на него вдруг набросился огромный козел. Отбиваясь, крестьянин несколько раз ударил его лопатой и убил, и труп тут же превратился в его жену.

Примеры подобных рассказов легко умножить, но в целом все они довольно стереотипны. Это свидетельствует о существовании и в устной традиции, и в литературе периода ведовских процессов определенного канона, регламентировавшего, как надо изображать оборотня. Канон возник в результате сложного симбиоза древних народных верований и демонологических теорий ученых-богословов. Интересным примером народных представлений, интегрированных в официальную демонологию, является идея реперкуссии - перенесения на тело ран, полученных душой во время ее странствий в другой оболочке. В позднее средневековье данная идея уже не существовала в осознанном и четко выраженном виде (да и сама душа в соответствии с христианской традицией мыслилась как единая и бестелесная субстанция), но тем не менее постоянно продолжала обыгрываться в ведовском фольклоре, а инквизиторы усердно искали на руках и ногах подозреваемых шрамы от ран, полученных ими во время скитаний в волчьем обличье по лесным дебрям.

Не углубляясь здесь в сложный вопрос о политических, религиозных и социальных причинах, которые вызвали к жизни феномен, именуемый охотою на ведьм, подчеркнем, что с тех пор, как в XV в. Европу захлестнула волна демономании и массовых судебных преследований по обвинению в ведовстве, ведовские процессы использовались и в политических целях, как это случилось с Жанной д'Арк. Объектами такой охоты стали тогда и "оборотни". Поводом для обвинения служило, как правило, появление в окрестностях волков (особенно волков-людоедов), которые обычно-то редко приближаются к человеческому жилью. Обвинения падали на лиц, либо подозреваемых в ведовстве, либо увиденных вблизи места происшествия, а также на обладавших необычными чертами лица или манерой поведения, навевавшими ассоциацию с волками. Под давлением населения местные власти часто устраивали облавы на волков. Иногда след зверя терялся; тогда хватали людей, оказавшихся в лесу по воле случая: бродяг, нищих, дровосеков либо пастухов, искавших отбившихся от стада животных. Они-то и составляли основной контингент обвиняемых, делами которых занимались светские суды.

Поскольку тех, кого хватали по подозрению в оборотничестве, одновременно подозревали в ведовстве, в расследовании принимала участие инквизиционная комиссия. Первым делом инквизиторы искали на теле подозреваемых особые признаки - тайные знаки Дьявола (родимые пятна, невосприимчивые к боли точки), определяли их неспособность плакать или смотреть прямо перед собой. Богохульные речи также свидетельствовали о связи с Нечистым. Затем начинались допрос и пытки, после которых обвиняемые обычно признавались в ведовстве, подробно рассказывая, при каких обстоятельствах они вступили в союз с Сатаной, как превращались в волков и какие преступления совершили в этом обличье.

Подобные признания в большом количестве сохранились в судебных протоколах. Они не выходят за рамки сложившейся в XV-XVI вв. традиции ведьминых "признаний", навязанных вопросами инквизиторов или пытками. Подробные описания творимых ведьмами и оборотнями бесчинств и гравюры, их иллюстрирующие, часто вывешивались на дверях церквей. Так, некий бургундец Пьер Бурго, осужденный в 1521 г., признался, что за 19 лет до того он поступил на службу к Дьяволу при следующих обстоятельствах. Он был пастухом и пас овец, когда однажды случилась сильная буря, и непогода разогнала его стадо. Долгие поиски не увенчались успехом. Тут отчаявшемуся пастуху встретились три всадника в черном, в которых он признал слуг Дьявола. Один из всадников стал утешать Бурго и предложил ему найти пропавших овец в обмен на то, что Бурго поступит на службу к его господину. Бурго согласился и поклялся служить Князю Тьмы, не ходить в церковь и избегать святой воды. Овцы были тотчас найдены, однако долгое время эта встреча никаких других последствий для Бурго не имела. Он начал было опять ходить к обедне, пока однажды к нему не подошел человек по имени Мишель Вердан и не сказал, что пора выполнять обещания. Вместе с Верданом Бурго отправился в соседний городок "на ассамблею", где увидел множество людей, безудержно веселившихся и танцевавших. В руках у них были зеленые свечи (зеленый - цвет Дьявола), которые горели голубым пламенем. То был ведовской шабаш. Вердан заставил Бурго раздеться догола и намазал его тело какой-то мазью, после чего Бурго с удивлением и ужасом увидел, как весь он обрастает шерстью, а руки и ноги превращаются в лапы. Так он стал волком. В этом образе он долго носился, как ветер. Когда действие мази кончилось, Бурго обнаружил, что лежит голый и обессилевший где-то в лесу, вдали от дома. Далее Бурго

стр. 163


признался, что после этого случая он с Верданом часто, обернувшись волками, рыскали по окрестностям и совоуплялись с настоящими волчицами, а проголодавшись, нападали на людей. Вкус человеческого мяса ему нравился, но одну девятилетнюю девочку Бурго загрыз просто потому, что однажды в церкви она не подала ему милостыни.

Большинство обвиняемых в оборотничестве объясняло свои превращения в волков использованием колдовских мазей, в состав которых входили жир, вытопленный из сваренных живьем или выкраденных с кладбища младенцев, кровь летучей мыши, сажа, ароматические и ядовитые растения (сельдерей, беладонна, волчий борец). Тут усматривается аналогия с мазями, которые, как считалось, применяли ведьмы, когда на палке от метлы летали на шабаши. Налицо - литературный топос, то есть дань традиции, порожденной фантастическою смесью древних народных представлений о ведьме, варящей в котле зелья, и базирующихся на народной магии, с изощренными домыслами инквизиторов, начитавшихся трактатов по демонологии, алхимии и медицине.

Нельзя сказать, что таких мазей не делали тогда вовсе. Немецкий этнограф Пойкерт собрал воедино и исследовал соответствующие рецепты в средневековых рукописях 5 . Однако в судебных протоколах они как вещественные доказательства не фигурировали, хотя в домах подозреваемых проводились тщательные обыски. Мы читали лишь об одном случае, когда преследовавшие волка люди потеряли его из виду и в кустах обнаружили крестьянина с мешком, в котором были горшочки с неведомыми мазями.

Столь же шаблонной являлась в таких признаниях тема пожирания людей. Людоедство было типичным преступлением, в котором обвиняли оборотней. Особенно неравнодушны они были, по общему мнению, к мясу маленьких детей, но не пренебрегали и взрослыми, а также домашним скотом и даже дикими животными. Имеется сообщение от XVII в., что у конкретного человека был порошок цвета пепла, которым он натирал кисть левой руки, после чего мог убить любого зверя, стоило лишь дотронуться до него. Судебные протоколы изобилуют подробнейшими описаниями каннибальских пиршеств ведьм и вервольфов, откусывающих своим жертвам то руку, то ногу, ломающих хребты, перегрызающих горло и лакающих теплую кровь. Заметим, что в людоедстве ведьм обвиняли еще и в античном мире, и в дохристианском германо-кельтском мире. Обычно в любое нестабильное, смутное или голодное время истерические слухи об отравлениях, порче людей и непонятных кровавых убийствах циркулировали постоянно, подпитывая коллективные страхи и еще более накаляя атмосферу.

Обвиненных в оборотничестве приговаривали обычно к смертной казни через сожжение. В отличие от ведьм, которых, если они раскаются, позволялось сначала удушить, оборотней всегда сжигали живыми, устраивая показательную казнь при большом скоплении народа. Основанием для обвинительного приговора было признание самого обвиняемого и (или) показания двух независимых свидетелей, причем муж и жена считались за одного свидетеля, одна же женщина - за половину. Из судебных протоколов известны случаи, когда обвиняемые, не отрицая своих превращений в волков, не могли дать требуемого от них объяснения случившегося и не признавались в ведовстве. Такие "превращения поневоле", напоминающие нам превращения по воле злой судьбы в скандинавских сагах, допускались теологами и теоретиками инквизиции, которые приписывали их вмешательству Дьявола. А сам оборотень рассматривался в таких случаях чаще как жертва Нечистого, чем как его союзник. Известно, например, сообщение о волках-оборотнях из Ливонии, которые, подобно фриульским "добрым колдунам" - бенанданти 6 , были врагами ведьм и сражались с ними ради обеспечения урожая. Тут налицо представление, восходящее к древним шаманским культам, включая культ плодородия. Смертная казнь таким оборотням заменялась иногда изгнанием.

Распространенное мнение, что жертвами инквизиции стало множество невинных людей, неоспоримо. Под пытками можно вырвать любое признание, а пытки инквизиции, мотивируемые тем, что в обвиняемого вселилась нечистая сила, препятствующая ему добровольно признаться в своем колдовстве, и особенно ужесточившиеся в XVI в. после провозглашения в некоторых странах Европы колдовства "исключительным преступлением", стали понятием нарицательным. Однако из судебных протоколов явствует, что многие обвиняемые делали действительно добровольные признания. Вообще к обвиняемым в оборотничестве пытки применялись не всегда. Были люди, которые сами верили в то, что они волки. Один такой вервольф утверждал, что он весь оброс шерстью, но невидимой, потому что она растет на внутренней стороне кожи. Этот бедняга умер не на костре, а на хирургическом столе: его нещадно изрезали любопытные врачи и судьи, искавшие злополучную шерсть.

Другие объясняли свою способность к метаморфозам их союзом с нечистой силой, искренняя убежденность в чем была характерна и для многих самооговоривших себя ведьм. Когда одну старую женщину, сгорбленную и со скрюченными конечностями, спросили, как же

стр. 164


она могла бегать вместе со стаей других волков-оборотней и не отставать от них, она гордо ответила, что ее нес сам Дьявол. По видимости, то были люди с неустойчивой психикой или стремившиеся к самоутверждению подобным способом, чья воспаленная фантазия питалась массовыми представлениями о ведовстве и оборотничестве, к тому же с повышенной возбудимостью, приверженностью к внушению и самовнушению.

Пик процессов над оборотнями пришелся на последние десятилетия XVI и начало XVII в., и уже тогда предпринимались попытки рационального, натуралистического объяснения убежденности некоторых людей в их способности к трансформациям. Некоторые врачи приписывали ее заболеванию, именуемому волчьей болезнью. Она как род меланхолии была описана еще во II в. н. э. врачом Марцеллом Сидонским. Основными ее симптомами он считал состояние постоянной возбужденности, необычайную бледность кожных покровов, сухость слизистых оболочек и неспособность плакать слезами (в средние века эта особенность стала рассматриваться как особый признак ведьм). Такие больные любили ходить по ночам на кладбище, выть на Луну и вообще подражать в своем поведении волкам и собакам. Соответствующий врачебный диагноз мог послужить основанием для вынесения оправдательного приговора. Так, одного обвиняемого в оборотничестве с подобными симптомами отправили на лечение в Парижский госпиталь.

Некоторые полагали, что рассказы обвиняемых об их превращениях в волков или о полетах на шабаш, где они служили черную обедню, совокуплялись с Дьяволом в образе Черного человека, козла или огромного кота, основывались на галлюцинациях или ярких сновидениях, вызываемых алкалоидами некоторых растений, которые входят в состав ведовских мазей и дают наркотический эффект. В 1562 г. врач Делла Порта описал эксперимент, который он проделал в подтверждение этой теории. Женщине, которая утверждала, что она ведьма, предложили в присутствии авторитетной комиссии из врачей и судей натереться используемой ею мазью. Затем ее заперли в небольшой комнате и наблюдали за происходящим через щель. Спустя некоторое время она впала в бессознательное состояние и пребывала в нем в течение нескольких часов, а когда пришла в себя, то рассказала, как "летала на шабаш" и что она там "делала".

Подобные средневековые воззрения не были лишены оснований, и это подтверждается современными исследованиями 7 . Хотя рецепты ведовских мазей варьировались и включали в себя ряд экзотических компонентов, в них входили, как правило, петрушка, сельдерей, белена, паслен, борец, беладонна, чьи алкалоиды (гиосциамин, атропин, аконитин) вызывают нарушения всех психических функций, начиная с неверного восприятия реальных времени и пространства и кончая самоидентификацией. Мазями натирали чувствительные части тела: подмышечные впадины, внутреннюю сторону бедер, эрогенные зоны. Это обеспечивало галлюцинации определенного рода. Петрушка и сельдерей провоцируют видения сексуальных оргий, описаниями которых полны протоколы инквизиторских дознаний; борец дает ощущение падения вследствие нерегулярности сердечной деятельности, вызываемой аконитином. Галлюциногенное воздействие беладонны вызывает ощущение полета. Но надо помнить, однако, что сценарий этих галлюцинаций, сновидений и мистических откровений формировался всей культурой, духовным климатом средневековой эпохи.

Примечания

1 Исландские саги. М. 1956, с. 63.

2 Сага о Волсунгах. М. -Л. 1934, с. 114.

3 КАНТОРОВИЧ Я. А. Средневековые процессы о ведьмах. СПб. 1896; СПЕРАНСКИЙ Н. Ведьмы и ведовство. М. 1906; МИШЛЕ Ж. Ведьма. М. 1912.

4 BOGUET Н. Discours des sorciers. Lyon. 1606.

5 PEUCKERT W. E. Geheimkulte. Heidelberg. 1951.

6 GINZBURG C. I benandanti: stregoneria e culti agrari tre Cinquecento e Seicento. Torino. 1979.

7 LEUNER H. Ober die historische Rolle magischer Pflanzen und ihrer Wirkstoffe. In: Vorgeschichtliche Heiligtumer und Opferplatze in Mittel- und Nordeuropa. Gottingen. 1968, S. 279-297.


Новые статьи на library.by:
СКАЗКИ, ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
Комментируем публикацию: ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ СРЕДНЕВЕКОВЫЕ "ОБОРОТНИ"

© Ю. Е. Арнаутова ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СКАЗКИ, ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.